12 великих пятниц

Давнее почитание богини Макоши с приходом христианства превратилось в почитание Параскевы-пятницы. По крайней мере, так утверждает известный ученый Рыбаков и другие исследователи. Уходя от церковного канона, народ создавал свои версии историй о ее житии и взаимодействии с миром людей.

Больше всего ее образ и дела соотносились с помощью женщинам во всех делах, покровительством роженицами и детям. Ее священными местами были перекрестки и колодцы. Так же она покровительствовала торговле. Поэтому ярмарки проводились обычно по пятницам и на торжище до 17 века ставили ее деревянное изображение.

Женщины особо почитали ее день пятницу и не выполняли в этот день тяжелой работы. Было запрещено шить, прясть и стирать. Считали, кто пренебрегает этим запретом, тот иголками и веретеном колет Святую, а золой засыпает ей глаза.

Того, кто нарушал ее почитание отдыхом, Пятница могла очень жестоко наказать. Например, по некоторым быличкам, за нарушение запрета, святая могла исколоть иглой и веретеном до крови и даже выколоть глаза. По одной из народных страшилок, с такой нарушительницы однажды святая за нарушение запрета сняла кожу живьем.

Особенный запрет на шитье в пятницу был для беременных. Разгневанная Пятница могла зашить ребенку рот или глаза и родится дитя слепое или немое. Да и любовью супругам заниматься не стоило, потому что ребенок мог родиться калекой. Вот такая теневая сторона образа.

Но тем, кто почитал ее, она была помощницей и защитницей. Приводила завидного жениха, облегчала роды и давала деткам крепкое здоровье. До начала 20 века женщины почитали Параскеву и варили для нее в пятницу сладкую молочную кашу из разных круп с добавлением фруктов и ягод, рядом клали ложку и оставляли дар на столе на ночь.

А чтобы удачно выйти замуж и чтобы муж был не пьяница, девушки на выданье в пятницу постились, ставили Пятнице свечки в церкви приговаривая “П’ятінка, моя матінка, допоможи хоч ти, шоб мені замуж піти” и добавляли, чтобы муж был непьющий и детки здоровенькие. Потом заносили в церковь отрез льна на украшение иконы.

Кстати мужчины тут не отставали от женщин и просили себе жену работящую и не сварливую. А у белорусов этот заговор звучал так : “Пяцёнка, мая мацёнка, памажы хоч ты, каб мне замуж пайты”

Чтобы получить дары Пятницы самым распространенным был обет и выполнение «двенадесятниц» – поста в течении 12 пятниц года. Профессор Рыбаков в этом видит остатки культа пятниц языческой богини Макоши и ее почитание в течении лунных праздников языческого года.

Я не уверена, что это абсолютно верно, потому что первые известные сейчас тексты «Поучения» были на английском, французском и итальянском языке. Французский и сербский сборник датируются 14 веком, а самый первый русский список датируется 15 веком. Изначальные версии, по мнению некоторых ученых ( А. Ангушева-Тихонов), были на греческом и латинском языке.

Да и само название «Поучение иже во святых отца нашего Климента папы римского о двенадесятницах» говорит многое об авторе текста.

Хотя, Германии и Голландии, бытовало название “12 золотых пятниц”. И распространена “практика” была во многих европейских странах именно под этим названием. Здесь описание 12 пятниц добавляется в рукописи вместе с календарями, медицинскими и астрологическими текстами, декретами, послания и др.

В славянских землях, видимо, этот апокриф настолько лег на местные верования, что стал возможностью объединить старых языческих богов с новой религией и продолжить поклонятся Богине под новым обликом.

Хотя, в Константинополе и его околицах культ Параскевы-Пятницы почти не встречался. Так что если он и пришел в Киевскую Русь вместе с христианством, то явно не из Византии. Тем более что в 1589 году сам константинопольский патриарх окружною грамотою к литовско-руским епископам запрещал празднование дня пятницы наравне с воскресеньем.

Основные списки, известные сегодня, были собраны и опубликованы исследователями и учеными в 19-20 веке. Но среди верующих до сих пор ходит описание «двенадесятниц» в рукописном варианте, передающемся из рук в руки, как спасительная ниточка в сложных жизненных ситуациях.

Хотя, свое отношение к этому ритуалу, церковь обозначила еще несколько веков назад, внеся «Сказание» в списки отреченных и ложных книг.

Само «Поучение» до революции бытовало в двух видах: как рукописный текст и как духовный стих. Традиция духовного стиха и устного пересказа на сегодняшний день уже не существует. Но среди верующих до сих передают рукописные тетрадки с молитвами и правила выполнения 12 постов, чтобы избавиться от бед.

А ведь когда-то могли целыми деревнями выполнять обетные пятницы по поводу эпидемий, засухи, падения скота, появления червей и других напастей. Например, в 1590-1598 г.г. крестьяне в Тавернской волости учинили заповедь на три года, чтобы «в пятницу ни толчи, ни молоти, ни камение не жечи». А кто заповедь нарушит, на том доправить 8 алтын и 2 деньги.

В такие обетные пятницы предписывалось очень благочестивое поведение. Нельзя было злословить, ругаться, а также заниматься любовью и зачинать детей. Формула в одной из версий из Нижегородского архива звучит так: «А кто в сии святые дни будет блуд творить, муж с женой, блудник с блудницею, то родится у них дитя и будет глухой или немой, слепой или безногий, вор или разбойник, или душегубец. Всякому человеку следует постить и почитать сии всякие двенадцать пятниц. Аминь!»

Интересно, что часто «Поучение» идет рядом и сочетается с молитвами из апокрифа «Сон Богородицы», которые и сейчас используют многие целители для исцеления, снятия порчи, проклятий и другого магического негатива. Совпадение или еще одна ласточка от царства сновидений Макоши?

Когда же начинается отсчет этих заповедных пятниц? В одних версиях записанных текстов первая пятница начинается в марте. В других начинается с Вознесения. Я же видела современную версию имеющую хождение среди верующих, где начало обета приходится на неделю Великого Поста.

По списку пост и выполнение ритуалов и молитв в каждую из таких пятниц приносил очень конкретные дары и если до сих пор этот ритуал существует, то возможно в нем есть смысл?

Что же, а теперь описание каждой из пятниц, посвященных Параскеве и обозначаемых постом с молитвами и особо благочинным поведением.

Первая Пятница на первой неделе Великого Поста.

В этот день выполнение заповета оберегало членов семьи от тяжелых болезней, в том числе передаваемых по роду, от неожиданной трагической смерти, женщин рода от мертворожденных детей. Чтобы в роду было богатство в этот день обязательно надо подавать милостыню нищим. Нужно также помянуть предков, чтобы они помогали своим потомкам.

В 2019 году эта пятница выпадает на 15 марта.

Вторая Пятница перед Благовещеньем.

Пост и молитва в эту пятницу очищает род от пьяниц, блудящих и наркозависимых. Защищает дом от грабителей и воров. От самоубийства и греха уныния. Избавляет от нищеты и тюрьмы членов рода.Укрепляет брак. Имя того кто постится будет записано у Бога.

В этот день кормят птиц и бездомных уличных животных. В церкви ставят свечи и заказывают водосвятный молебен Архангелу Михаилу, Архангелу Гавриилу, Ангелу хранителю каждого члена семьи.

В 2019 году вторая пятница выпадает на 5 апреля.

Третья Пятница приходится на Страстную неделю Великого поста.

Избавляет от искушений и тяжелых грехов, от обмана в торговых делах, от разбойного нападения. Пост в этот день избавляет от очень тяжелых и смертельных заболеваний.

В 2019 году третья пятница 26 апреля.

Четвертая пятница перед Вознесение Господним.

Почитающих Святую в этот день, Пятница наделит трудолюбием. Женщины будут прекрасными рукодельницами, а мужчины умелыми добытчиками в семью. Так как эта пятница была близка к русалочьей неделе, то пост в нее оберегал от несчастных случав на воде, утопления.

В 2019 году четвертая обетная пятница выпадает на 31 мая.

Пятая пятница, перед Троицей приносит в род долгожительство с сохранением здравости ума и крепости тела у стариков. В роду не будет бесплодия. На духовном плане оберегает от вечной муки.

Возможное изображение Макоши в древнерусской архитектуре.

В 2019 году это 14 июня мая.

Шестая пятница перед днем рождества пророка Предтечи и крестителя Господня Иоанна (7 июля).
Пост и молитва Святой в этот день избавит от болезней и взрослых и детей семьи. Уберегает от великих печалей. Защищает от огня. Также надо помолиться о мертворожденных и нерожденных детях.

В некоторых списках шестой пятницей считается та, что перед Петровским постом. И тогда порядок сдвигается.

В 2019 году шестая пятницы выпадает на 5 июля.

Седьмая пятница перед днем Пророка Илии (2 августа).

Она приносит плодородие полям и огородам, препятствует расхищению урожая. Любые воры будут обходить ваш дом и поля стороной. Род будет процветать и дом будет полная чаша. Защищает от грома и молнии. Также хорошо помолиться Пророку Илие.

В 2019 году это будет 26 июля.

Восьмая пятница перед успением Пресвятой Богородицы (28 августа).

Пост в этот день дает достойного мужа или жену и покровительство Богородицы в любых делах. Приносит крепкий брак. Защищает от лихорадки.

В 2019 году этот день 23 августа.

Девятая пятница перед днем Космы и Дамиана (14 ноября).

Приносит нужных помощников и покровителей в жизнь. Дает успех, трудолюбие и защиту всех небесных покровителей. Тот, кто выдержал этот пост, никогда не умрет от голода.

В 2018 году этот день выпадает на 9 ноября.

В 2019 году этот день выпадает на 8 ноября.

Десятая пятница перед днем Архангела Михаила (21 ноября).

Дает защиту от колдовства и слов зависти не только тому, кто поститься, но и всей его семье. Сам Архангел Михаил становится на его защиту.

В 2019 году это 20 ноября.

Одиннадцатая пятница перед Рождеством Христовым.

Тому, кто поститься в эту пятницу будут прощены все грехи как в жизни так на страшном суде.

В 2019 году это 4 января

В 2020 году это 3 января.

Двенадцатая пятница перед Богоявлением.

Кто все посты удержал, будет дарован лицезреть Богородицу перед смертью. Тот, кто выдержит этот пост, отмолит семь грехов и страстей рода.

В 2019 году это будет 18 января.

В 2020 году это будет 17 января.

Кто решится на 12 пятниц то, по поверью, “после шестой из 12 пятниц Пятница явится во сне и откроет человеку половину его будущего; после двенадцатой пятницы она изложит ему все будущее”.

Что я еще могу сказать? В Украине многие исследователи 18-20 века отмечали, что люди говорили что они, или кто-то из соседей, или во времена родителей и прародителей видели Пятницу как долговязую, худую, обнаженную с растрепанными волосами женщину с закинутыми за плечи грудями, всю исколотую веретеном и иголками. И об этих встречах ходило много быличек. Кто это был дух местности или иллюзии воображения? Кто знает. В мире есть столько непознанного. А те, кто не видели, сами создавали ее образ. Как об этом упоминается в регламенте Петра Великого: «Слышится, что в Малой России в полку стародубском, в день уроченный праздничный водят женку простовласую под именем Пятницы, а водят в ходе церковном, и при церкви честь оной отдает народ с дары и упованием некие пользы».

Может быть действительно, это отголосок древнего поклонения Великой Богини. Ведь пятница в древнем мире была посвящена и Венере и Фрейе и в разных традициях соотносилась с женским началом и божеством. А 12 пятниц это остатки от языческого ритуала 12 полнолуний года земледельцев, для которых это был сакральный календарь позволяющий жить в ритме с природой. Ведь и в Европе бытовала легенда о 12 золотых пятницах.

Здесь каждый решает для себя сам. И это уже другая, личная история во что верить…

©Эжени МакКвин, 2016.

Литература:

1.Сказание о 12 пятницах:структура. Семантика и прагматика текства. С.Н.Амосова, н.с., ГРЦРФ, Москва

2. Культ св. Параскеви в Украінскій художній культурі пізнього середньовіччя. Я.С. Мороз, кандидат філософських наук, викладач Львівського національного університету імені Івана Франка

3. Поэтические воззрения славян на природу. Афанасьев А. Н.

4. Беларускі народны каляндар. Аўтар-укладальнік Алесь Лозка.

5. Поучение о пятницах. Текст, передаваемый из рук в руки верующими, из личного архива Эжени МакКвин.

6.Богини славянского мира. М.Л.Серяков.

7. S. V. Ivanov The legent of twelve golden Fridays in the western manuscripts.

Практика солнечного затмения 2 июля 2019. Онлайн.

Духовный стих “Двенадцать пятниц”

Самая древня икона Покрова в мире

Реальная история праздника Покрова

Магия и ритуалы британского Самхейна

Празднование пятницы “Мати божей купальницы”

Тотемная магия защиты славян.

Русалии. Праздник зеленых духов

Майское и Иваново дерево славянской традиции

Женские места силы Украины

Женские места силы Киева. Тайны Софиевского Собора

Красная нить – славянский оберег

Секс в средневековой Руси

Когда на самом деле отмечали новый год в Киевской Руси

Медитации 13 полнолуний года.

Дневники ведьмы. Удивительные истории о женщинах в магии

Четыре дня страданий

Written by Uthur

Предупреждение:

Этот рассказ содержит описание секса, жестокостей, насилия и пыток. Он не подходит для чтения или просмотра лицам, не достигшим 18 лет. Если перечисленные темы тяжелы для Вас — не читайте этот рассказ.

Все в этом рассказе вымысел. Любое сходство с реальными людьми живущими либо когда-либо жившими чистая случайность. Все права на это произведение принадлежат Uthur, написавшему этот рассказ в 1996 г. Рассказ предназначен для некоммерческого свободного распространения. Ни одна часть данной работы не может быть издана, изменена или распространена за деньги. Настоящий перевод выполнен с согласия автора.

Пролог:

Эта работа написана с целью рассказать о методах пыток, применявшихся в Средневековье. Выдуманный сюжет служит именно этой цели. Она основана на исторических исследованиях ряда авторов. Для тех, кто хочет провести подобное исследование, привожу основные работы:

· The Book of Execution (Книга казней), написанную Geoffrey Abbott

· Rack, Rope and Red Hot Pincers: A History of Torture and Its Instruments (Дыба, веревка и раскаленные щипцы: история пыток и их орудий), написанную Geoffrey Abbott

· The Inquisition-Hammer of Heresy (Инквизиция — молот ересей), написанную Edward Burman

· Inquisition-Torture Instruments from the Middle Ages (Инквизиция — орудия пыток Средних ввеков), написанную Robert Held

· Middle Ages Justice (Средневековое правосудие), написанную William Benniger

Четыре дня страданий

Восстание, которое попытались поднять герцог Генри Лонгворс и его жена леди Диана, потерпело поражение. Части заговорщиков удалось скрыться, но многие из них попали в руки королевских солдат, среди них были и вожаки мятежа. Чету зачинщиков привели в Большой зал королевского замка, где они предстали перед королем Вильгельмом, чтобы выслушать его приговор. В наказание за государственную измену знатным людям отрубали голову. Это была быстрая и наиболее милосердная смерть, особенно если подумать о других видах казней и пыток, бывших в обиходе в те жестокие времена.

Все знали о взаимной неприязни, царившей между королем Вильгельмом и могущественным герцогом Лонгворсом, но мало кто догадывался насколько сильно они ненавидели друг друга. Эта ненависть была загадкой для большинства вельмож, собравшихся в Большом зале. Герцог Генри и леди Диана вошли в зал гордо с поднятыми головами, с видом людей отлично знавших, что их ждет, знавших… во всяком случае так им это казалось…

Злобно усмехнувшись, король произнес: «Итак, Лонгворс, твои мерзостные деяния наконец-то пришли к концу. Много раз я прощал тебя, но сейчас ты зашел слишком далеко».

«Дыши глубже, подонок и заткнись. Твой визг действует мне на нервы», ответил герцог.

Чуть не задохнувшись от гнева, король взревел, «Молчать!» «Если бы ты знал, что тебя ждет, ты бы валялся у меня в ногах, лижа пятки и моля о пощаде». Король встал и громко произнес, обращаясь к притихшей толпе придворных: «Герцог Лонгворс и леди Диана, Вы подняли мятеж против законной власти, я лишаю Вас Ваших земель и званий. Все Ваше имущество переходит в казну. Вы больше не являетесь людьми благородного происхождения. Я отсылаю Вас к судьям, которые решат Вашу участь. Вы будете осуждены за государственную измену. Уведите их, я не желаю больше слушать их вой и мольбы». Собравшиеся и обреченные в полном молчании слушали это страшное решение. Теперь, когда они перестали быть знатными людьми, судьи могли вынести любой приговор, чтобы доставить удовольствие королю.

Покраснев от гнева, лорд Лонгворс бросился к трону, раскидывая стражников. Не несмотря на его силу, охрана быстро одолела его, ему заломили руки и один из охранников изо всех сил ударил его коленом прямо в пах. Леди Диана стояла, ошеломленная происшедшим. Она уже смирилась с тем, что ей отрубят голову, но представив себя горящей заживо на костре или еще хуже… брошенной в могилу, когда палачи пляшут по ее телу, чтобы растоптать груди… Сжавшись от ужаса, она вышла из Большого зала вслед за Генри, которого тащили под руки двое солдат. Единственное, что она услышала был злорадный хохот короля, прозвучавший за ее спиной.

«Джаспер», крикнул король, поудобнее устроившись на троне. Когда Джаспер почтительно склонился перед королем, толпа придворных уставилась на него со смешанным чувством ужаса и какого=то странного уважения. Упав на колени перед троном, он внимательно слушал своего повелителя.

«Джаспер, мне хорошо известны твои способности. Пусть твои люди и судья приготовят хорошее место с помостом. Заставь подлых предателей полностью искупить свои злодеяния. И, главное, не вздумай хоть как-то смягчить их участь».

На эти слова Джаспер ответил только: «Будет сделано, Ваше величество».

Спустившись на один этаж в зловещее тюремное подземелье, Генри и Диана предстали перед тремя, пышно разодетыми судьями, сидевшими за большим столом, ярко освещенным множеством свечей. Ни для кого не было секретом, что судьи были пешками в руках короля и были готовы на любую подлость, чтобы заслужить его благоволение. Они чутко улавливали малейшее желание правителя. Главный судья, сидевший посередине встал и начал: «Генри и Диана Лонгворс, Вы признаны виновными в ужасной измене».

«Что, разве нас уже судили?», возмутился Генри.

«Заткните им рты!», завопил судья.

Трое стражников подскочили к Генри, ударом по затылку поставили его на колени и втолкнули ему в рот кусок деревяшки, примерно пять сантиметров в диаметре. К концам этой затычки крепились две прочные веревки, которые завязали на затылке пленника, чтобы помешать ему выплюнуть этот очень эффективный и довольно болезненный кляп. Диана побледнела, когда двое солдат подошли к ней с кляпом и взмолилась о пощаде. Судья кивнул и приказал стражникам отойти от женщины.

«Генри и Диана Лонгворс», продолжил он, «Вы признаны виновными в государственной измене. Высокий суд постановил, что в следующую субботу Вас обоих приведут на помост, сооруженный для Вашей казни во Дворе Слез, и Вы будете приданы смерти без всякой надежды на помилование или заступничество Церкви. Генри Лонгворс, твои мужские ядра будут сдавливать раздавливателем до тех, пока они не будут размозжены, твой срамной член будет вырван клещами». Генри содрогнулся, но попытался подавить страх, слушая продолжение: «Затем ты будешь привязан к колесу и все твои кости будут перебиты. Твое тело останется на нем, пока кости не начнут падать на землю. Тогда они будут брошены псам».

Диана вскрикнула от ужаса, выслушав участь, уготованную мужу. Дрожа, она ожидала собственного приговора. «Диана Лонгворс», заговорил судья, «за сообщничество в заговоре твоего мужа, за помощь его дьявольской измене, ты будешь предана следующей казни: твое интимное место будет подвергнуто пытке грушей, которую полностью раскроют. Твои груди будут растерзаны разрывателем. После чего ты также будешь колесована и останешься на колесе, пока твои кости и посыплются на землю. Тогда их бросят собакам. Вы оба умрете в отчаянии и без покаяния». Услышав это, красавица побледнела, как полотно и упав на каменный пол, забилась в истерике, она истошно зарыдала, хорошо представляя, какая жуткая кончина ее ждет.

Судья еще не закончил, «Перед казнью, Вас подвергнут допросу, где Вас будут пытать столько, сколько Вы можете выдержать и даже больше, чтобы Вы назвали имена сбежавших сообщников, дабы и они не избежали кары правосудия. Джаспер! Уведи осужденных и выполняй приговор!»

Услышав это, стражники втолкнули Генри и Диану в темную, грязную камеру на втором подземном этаже темницы. Охапка прелой соломы и переполненная дерьмом вонючая параша составляли всю обстановку этой тесной коморки, примерно 3 на 2,5 метра. Единственная свеча, воткнутая на торчавшей из каменной стены крюк, с трудом освещала ее. Когда за узниками захлопнулась тяжелая дубовая, обитая железом дверь, Генри выдернул изо рта, душивший его кляп. Диана, словно в забытье, смотрела на своего мужа, стоявшего на грязном, тускло освещенном полу из грубо отесанных каменных плит и снова громко зарыдала.

Тем временем в подземелье Джаспер читал нотации своим подручным, определяя, что кому делать во время субботней казни. Он знал, как ждет этого события король и понимал, что придется приложить все усилия, чтобы выполнить этот приговор, даже его поразивший такой чудовищной жестокостью. Однако теперь он думал о том, что ждет его самого и его семью, если он хоть чуть-чуть не оправдает ожиданий короля. Окруженный помощниками, она развал указания на последующие дни.

Маленькая свечка быстро сгорела, оставив Диану и Генри в кромешной тьме. Генри пытался утешить жену, говоря ей, что их сторонники ворвутся в тюрьму и освободят их. Это, говорил он, случится скоро, очень скоро… Но бедный лорд Генри не знал, что дикие вопли и стоны, доносившиеся до них сквозь толстые каменные стены, были криками его друзей, с которых сдирали кожу либо живьем поджаривали на огне. В этой мгле, время, казалось, остановилось для двух обреченных. Диана начинала дрожать всем телом, как только слышала чьи-то шаги, приближавшиеся к камере, думая что это идут за ними.

Поздно вечером, дверь в каземат чуть приоткрылась и на пол брякнулась половина буханки грубо выпеченного, черствого, как камень хлеба. Рядом с ним поставили кувшин с водой. Воду набрали сточной канавы в подземелье, так что она была мутная и мерзко воняла. Пытаясь хоть как-то устроиться в этой тесной каморке, Генри нечаянно опрокинул парашу и все ее содержимое хлынуло на пол, пропитывая ту жалкую подстилку, которую им швырнули. Несчастные Герцог и Леди лежали в гнусной месиве испражнений.

Наконец Джаспер закончил все приготовления. Точно в полночь, охранники спустились к камере к Генри и Диане, держа в руках пылавшие факелы. Отомкнув тяжелую дверь, они нашли узников крепко обнявшими друг друга, лежавшими на перепачканном вонючей жижей полу. Трое дюжих солдат схватили Генри и выволокли его из камеры. Ослепленный ярким светом, он шел куда-то, подчинясь пинкам и толчкам. Следом за ним вытащили Диану и поволокли ее в противоположном направлении. Она попыталась закричать, но сильная рука хлопком мгновенно зажала ей рот, разбив губы.

Генри очутился в освещенном факелами помещении на первом подземном этаже, окруженный восьмью самыми крепкими солдатами. Там также стояли Джаспер и тюремный брадобрей. Генри был мужчина могучего сложения, ему было 30 лет, природа наградила его недюжинным здоровьем, закаленным множеством испытаний и сражений. Отважный до безумия, он стоял в бою пять, а то и семь человек. Но теперь он превратился в жалкое подобие на прежнего богатыря и стоял, согнувшись, перед своими мучителями. Джаспер посмотрел на своего пленника и тихо сказал, «Раздевайся!»

Так как Генри просто остолбенел, услышав подобное, один из охранников схватил «веревку со змеиными глазами» и быстро обмотал их вокруг головы осужденного. Это была толстая веревка, на которой были завязаны два крепких узла, в нескольких сантиметрах друг от друга, ее обматывали вокруг головы узника и, вставив палку, начинали закручивать, пока глаза не вылезали на лоб. Крутя палку, палач мог сдавливать голову настолько сильно, насколько хотел, причиняя жертве нестерпимую боль. Пара оборотов и Генри, взвыв от дикой боли, полностью подчинился воле Джаспера.

Они быстро раздели его и окатили несколькими ведрами воды. Совершенно голый, он стоял, с заломленными за спину руками, пока брадобрей вырывал ему волосы на голове и бороде щипцами. Когда те уже ничего не могли захватить, он начал сбривать оставшиеся бритвой, всего лишь окатив голову пленника водой, вместо того, чтобы намылить ее. Когда цирюльник принялся скоблить его лицо тупой бритвой, Генри попытался вырваться, но два новых оборота палки и он едва не потерял сознания, почти что ослепнув от боли. Разъяренный его упорством Джаспер схватил щипцы и вырвал клок бороды вместе с кожей с его щеки. Брызнула кровь, тогда палач приложил к ране раскаленный железный прут. Узник истошно заорал. Понимая, что все его попытки освободиться тщетны, Генри позволил своим мучителям делать, все что они захотят.

Теперь пленника заставили лечь на стол и широко развести в стороны ноги, чтобы сбрить волосы на лобке. Его яички были все еще отекшие и багрово-синюшные, после зверского пинка день назад. Его член выглядел очень большим, даже для его роста. Генри только морщился, когда брадобрей грубо сбривал волосы на его интимной области, обдирая кожу и дважды заметно резанув по мошонке. Теперь Генри превратился в абсолютно безволосого скрюченного гнома, стоявшего перед палачами. Его лицо было все в ранах, он стоял босиком на грязном полу, доведенный до полного внутреннего опустошения. Команды палачей стали для него беспрекословными.

Джаспер оглядел работу цирюльника и, когда тот спросил о вознаграждении, слегка усмехнулся и кивнул страже. Те хорошо знали о какой плате идет речь и мгновенно перевернули Генри, так что теперь он лежал живот на столе, со связанными перед собой руками и широко разведенными ногами. Когда Джаспер выходил из камеры, он услышал крики и проклятия пленника, которого брадобрей начал насиловать в задний проход, не озаботясь даже чуть смазать его перед развлечением.

Диану провели по узкому коридору и она очутилась в небольшой комнате, где ее встретила пожилая женщина. «Сюда, дитя мое», мягко сказала она и стражники втолкнули пленницу в комнату. «Оставьте нас», махнула она солдатам и те быстро вышли. Как только дверь за ними закрылась, Диана вздрогнула и обратилась к старушке, «Кто Вы?». Та ответила, «Я Госпожа Ипграйв, мать Джаспера». Диана, ежась от страха, выслушала ее и тихо спросила, «Что со мной будет?»

Госпожа Ипграйв заговорил: «Я приготовлю тебя к тому, что тебя ждет. Сейчас разденься, чтобы я могла начать». Диана замотала головой, вскрикнув: «Нет!», но пожилая дама прервала ее. «Что делать, что делать. Девочка, ничего из того, что ты можешь сказать или сделать тебе уже не поможет. Или я подготовлю тебя или мне придется позвать солдат, которые будут рады помочь. Ну, что ты выбираешь?» Диана повиновалась, она расстегнула свое платье, испачканное мочой и калом и обнаженная выпрямилась перед Госпожой Ипграйв.

Диана была восхитительной женщиной, совсем недавно ей исполнилось 22 года. У нее была великолепная нежная кожа, большие, чудесно вылепленные, упругие груди, на которые с восторгом уставился прильнувший к замочной скважине охранник. Мать Джаспера велела ей сесть на круглый стул. Она села и старуха начала стричь ее прекрасные вьющиеся белокурые волосы, отливавшие золотом в свете факелов. Узница зарыдала, громко всхлипывая, когда волна ее волос упала на каменный пол и ее бедра. Смазав ее голову маслом, Госпожа начала осторожно скрести ее острой бритвой. Дама работала очень аккуратно, ее умение было отточено бесчисленным множеством жертв, прошедших это до Дианы. Она тщательно выбрила ее кожу и теперь юная красавица стала похожей на лысую старуху.

Отложив на мгновение бритву, она наклонилась над пленницей, «Теперь ложись на стол и разведи в стороны ноги. Мне надо выбрить твое лоно». Диана покраснела до корней волос и зашептала, «Пощадите меня, не срамите…» Но старушка в очередной раз прервала ее: «Я должна это сделать. Либо масло и бритва, либо щипцы и пинцет. Что ты выбираешь?» Зная, что старая дама права, Диана легла на стол и раздвинула ноги.

Намазывая ее лобковые волосы маслом, Госпожа Ипграйв отметила, насколько тесно сжаты ее половые губы и поняла, что у Дианы до сих пор не было детей. Она также заметила, как женщина начала возбуждаться, когда ее пальцы втирали масло рядом с клитором. Взяв бритву, она сбрила волосы. Теперь ее лоно было совершенно обнаженным, старуха снова обмакнула пальцы в масло и принялась смазывать свежевыбритую кожу. Потом она ласково произнесла, «Девочка моя, я не в силах спасти тебя от назначенной участи, но я могу дать тебе последнее наслаждение». С этими словами она засунула палец во влагалище несчастной жертвы и начала ласкать ее и массировать клитор. Вскоре Диана выгнулась дугой, вскрикивая от сильнейшего оргазма. Стражники за дверью, затаив дыхание, слушали ее стоны.

Почти под утро палачи были готовы к новому истязанию, выбранному для Генри. Но Джаспер устал и хотел подождать до завтра, чтобы начать допрос. Однако он не хотел, чтобы Диана и Генри встретились до того, как начнутся пытки. Дьявольски осклабившись, он приказал посадить несчастного на «Деревянную лошадку», где ему предстояло провести ночь.

Солдаты втащили Генри в маленькую, душную комнатушку, спрятанную на два этажа под землей. В центре ее стоял » Деревянная лошадка». Это устройство было очень простым, но при его изготовлении не позабыли об украшениях. К одному концу вымазанной застывшей кровью балки была приделана деревянная конская голова. Балка находилась в полутора метрах от земли, так что ноги осужденного не доставали до пола и к ним можно было подвешивать дополнительные грузы. Верхняя грань этой треугольной балки была всего 2 сантиметра шириной, так что сидящий на этом остром ребре вскоре начинал испытывать жуткую боль и эта пытка была очень долгой.

Воины связали Генри руки за спиной и подняли его над заостренной балкой. Секунду помедлив они отпустили его, так что он упал, сев верхом на эту «лошадку». Рухнув на деревянное острие, Генри взвыл, так как его мошонка оказалась придавленной весом всего тела. Он выгнулся от боли, пронзившей его пах. Чтобы заставить его сидеть прямо и не позволить свалиться с этой адской лошади, к его ногам подвесили мешочки с песком. К каждой лодыжке прикрепили мешочек с 12 килограммами песка. Давление на промежность пленника стало невыносимым и из глаз его потекли слезы. Эта бесконечная боль заставила его скулить, корчась на спине «лошадки». Перед тем, как охранники покинули комнатушку, один из них пнул носком сапога по балке, на которой сидел истязуемый. Генри вновь завопил, когда вибрация бруса отозвалась взрывом боли в его яичках и позвоночнике.

Джаспер нашел стражников, сгрудившихся у двери камеры, где находилась Диана, отталкивая друг друга, они старались заглянуть в замочную скважину. Побагровев от злости, он заорал, сыпя проклятьями. Нескольким, самым быстрым удалось смыться, но двоим, стоявшим у самой двери, было попросту некуда деться. Палач схватил их за шиворот и приказал дать им по тридцать ударов ременной «кошкой». Упав на колени, провинившиеся умоляли о прощении, но рассерженный Джаспер приказал их увести и на утро выдрать. Довольные, что не попали под кнут, остальные солдаты схватили виновных и утащили их в казарму, оставив двоих у дверей камеры на страже.

Джаспер распахнул дверь и вошел к ожидавшей его молодой женщине. Она вскрикнула от стыда и попыталась прикрыть свою наготу руками, когда палач вошел в камеру и поздоровался с матерью. Даже с выбритой наголо головой, Диана оставалась восхитительной красавицей. Джаспер прикинул, какой пытке лучше подвергнуть ее завтра и вышел из камеры, крикнув двум солдатам бросить осужденную в «Маленькую Изу» на ночь. Перепуганная женщина вскрикнула от ужаса и попыталась уцепиться за Даму Ипграйв, но та с неожиданной силой оттолкнула несчастную и крикнула, что ничто не может спасти ее от этой участи.

Затем погладив дрожавшую всем телом пленницу по голове, она помогла ей накинуть на плечи рваную рубаху из грубого полотна. Солдаты схватили женщину за руки и выволокли ее в коридор, в конце которого стояла железная летка. Один из стражников, откинул запор железной дверцы и с трудом распахнул ее. «Маленькой Изой» называли клетку из железных прутьев, меньше чем метр двадцать высотой и чуть больше 45 сантиметров шириной. Диана начала упрашивать тюремщиков, но они молча заставили ее залезть внутрь. Ей пришлось сильно нагнуть голову, так что подбородок врезался в ее античную грудь, полностью согнутые в коленях ноги прижались к лицу, руки кое-как прижались к бокам. Когда солдаты захлопнули дверь, вдавливая Диану в клетку, в ее спину впились прутья решетки. Темнота и жутко сжавшееся тело вскоре заставили ее заплакать от ужаса и боли. Каждый мускул ее тела был готов разорваться от напряжения, воздух в этой тесной комнатушке был очень сперт и пленница начала задыхаться, по ее телу пробегали мучительные судороги. Короткие минуты проведенные там, казались несчастной бесконечными часами во время этой простой, но страшной пытки.

Замковые часы пробили два ночи и охрана вернулась проведать Генри. Она сидел, согнувшись вперед, почти лишившись чувств, слабо стеная. Нежная кожа между яичками и задним проходом была содрана и на деревянной балке появилась свежая кровь. Его яички распухли во время этой дикой пытки и увеличились почти вдвое. Мошонка стала темно багровой, было видно что его мужские части сильно сдавлены. Стражник подошел к нему и вновь сильно ударил ногой под основание треугольной балки. Генри вновь захрипел и выгнулся дугой от боли. Подняв голову, он принялся проклинать палачей и плюнул в них.

Охранники только расхохотались и узник понял всю бессмысленность своего сопротивления, так как они подвесили еще два мешка с песком к его ногам. Он начал умолять их, но те молча закрепили еще по 8 килограммов груза к каждой его ноге, так что он завопил с новой силой, когда острая грань еще глубже впилась в его интимные части. Солдаты вышли и направились в комнату, где страдала Диана.

Когда они приблизились к двери ее камеры, то еще в коридоре услышали ее стоны и всхлипывания. Когда до нее донеслись их шаги, она принялась молить, чтобы открыли дверцу и позволили ей выйти. Она обещала сделать все, что они захотят. Солдат распахнул дверцу и сжал ее великолепную грудь, спрашивая, как много она понимает под словами, «все, что угодно». Диана только всхлипнула и вновь сказала, что позволит им делать с ней все, что они пожелают.

Стражник помог ей выбраться из «Маленькой Изы» и прислонил к стене. Диана вскрикнула от острой боли, пронзившей все ее тело, когда кровь вновь свободно побежала по ее жилам. Подталкивая ее коленкой под зад, охранник вытащил ее в коридор и женщина поняла, куда он ведет ее. Он притащил несчастную в маленькую комнату, где сидели еще трое тюремщиков. Когда они вошли, солдат крикнул: «Ребята, посмотрите какую восхитительную красотку я привел. Мы чудесно позабавимся с нею! У нее сбриты все волосы, но дыра меж ног тесна и ждет вертела!» Услышав его слова, Диана вспыхнула, но рассудила, что любое насилие все же лучше, чем единственная минута, проведенная в «Маленькой Изе».

Остальные тюремщики быстро очистили стол и Диана легла спиной на него. Она попыталась прикрыться, но сильные мужчины схватили ее за руки и развели в стороны, открыв взглядам прекрасное тело. Ее глаза округлись от ужаса, когда первый надсмотрщик спустил штаны и показал ей свой вставший член. Пока он взбирался на стол, пленница попыталась расслабиться, но не успела. Он прижал головку члена ко входу в ее влагалище и одним толчком вошел в нее до конца, так что его мошонка прижалась к ее заду. Член обдирал сухие стенки ее интимного канала и она застонала. Бедра насилуемой приподнялись, стараясь избавиться от разрывавшего ее мужского стержня, из ее горла вырвался вопль боли и стыда. Она корчилась от боли при каждом толчке насильника, ее внутренности как бы раздирали наждаком, но вскоре в нее ударила горячая струя его семени и боль утихла.

Когда он встал, второй охранник занял его место. На этот раз залившая ее сперма хотя бы увлажнила ее, так что теперь она уже не чувствовала боли. Один за другим стражники получали удовольствие, кувыркаясь с беспомощной красавицей. Последний был особенно жесток, занимаясь любовью, он зверски скручивал и сдавливал ее груди и так сильно щипал узницу за соски, что казалось вот-вот и пойдет кровь. Насытившись, они бросили ее в угол комнаты и там, скрючившись, как ребенок в материнской утробе, она забылась на короткое время. Еще не было пяти утра, когда солнце появилось над лесом, окружавшим замок. В казарме началась бурная деятельность. Солдаты выстроились на тюремном дворе, куда к столбу для наказания кнутом уже приволокли двух провинившихся. Одного из них вытолкнули вперед, его руки стянули веревкой, подняли над головой и привязали к столбу, ноги притянули к его основанию толстым кожаным ремнем. Начальник стражи подошел к нему и одним рывком разорвал на спине приговоренного рубаху. Взяв в правую руку вымоченную в рассоле «кошку-девятихвостку», он что есть мочи размахнулся и первый удар обрушился на обнаженную спину несчастного. Страницы: 1 2 3 4

Страстная пятница

Страстная пятница — (Великий Пяток, Страстная пятница, лат. Dies Passionis Domini) – у православных христиан всего мира самый скорбный день в году — Страстная (Великая) пятница. Выпадает Страстная пятница на последнюю пятницу Великого поста и посвящается памяти о страданиях Иисуса Христа, которого распяли в этот день. Страстная пятница перед Пасхой получила свое название от выражения Страсти Христовы. Своей мучительной смертью на Голгофе Иисус Христос принес жертву, искупая ее все грехи человеческие.

Страстная Пятница подробно описана во всех четырех Евангелиях. Приблизительно до 4-го века богослужение и крестный ход в память о евангельских событиях, связанных с распятием Христа, проходили в ночь с четверга на пятницу. И сейчас в светлый праздник во всех храмах служится Утреня, которая именуется «Двенадцатью Евангелиями». Служба начинается около 8 вечера и продолжается всю ночь. Богослужение включает прочтение евангельского повествования, которое рассказывает о страданиях Иисуса Христа. В течение дня евангельское повествование об этих событиях прочитывается трижды. Чтобы подчеркнуть исключительность Страстной Пятницы, ни в одной из христианских конфессий в этот день не служат Литургии. Исключение составляют только те года, когда праздник совпадает с Благовещением.

Также во время богослужения, выносят Плащаницу — на которой погребенный Иисус Христос отображен в полный рост. Плащаницу выносят из алтаря ровно в три часа дня и устанавливают в центре храма на возвышении, украшенном цветами и умащенном благовониями. Вторая служба проходит вечером, во время которой верующие стоят со свечами в руках, а Плащаницу обносят вокруг храма.

После выноса Плащаницы верующие ограничивают себя в еде и употребляют только хлеб с водой.

Приметы, обычаи и обряды на Страстную пятницу. Один из обрядов этого дня связан с церковными свечами. После пятничной службы в дом приносили двенадцать горящий свечей, с которыми до этого стояли в церкви. Их нужно было установить в доме, дав им догореть до конца. По преданию, это принесет достаток в дом удачу, радость и финансовое благополучие на следующий год.

Скорбный характер пятницы и великопостные ограничения стали причиной многочисленных запретов, накладываемых на бытовое поведение и хозяйственную деятельность.

· В Страстную пятницу работать по дому категорически запрещается. Все приготовления к празднику Пасхи нужно закончить в Чистый четверг, чтобы на следующий день ничто не отвлекало человека от молитв и служб.

· В этот день нельзя работать и заниматься любыми хозяйственными делами. Нельзя стирать, шить и резать, так как это считается большим грехом.

· Страстная пятница это всегда плодотворный период для того, чтобы урожай был хорошим, поэтому в этот день раньше старались посеять немного укропа или гороха. А вот сажать ничего нельзя, так как растения погибнут, если будут посажены в этот день, а воткнутые в этот день в землю железные предметы несут беду.

· Нельзя стирать, так как в этот день на одежде во время просушивания могут возникнуть кровавые пятна.

· Не полагается в этот день ходить на развлекательные и увеселительные мероприятия. Говорят, что тот, кто в этот день веселится, весь следующий год проплачет.

Страстная Пятница: приметы, заговоры и суеверия. Можно ли печь пасхи в Страстную пятницу? Церковь рекомендует печь пасхи и заниматься приготовлением пасхального стола в Чистый четверг, но, несмотря на это во многих регионах в Страстную пятницу хозяйки пекут куличи, красят яйца и готовят пасхи. Перед тем как приняться за работу хозяйка должна прочитать молитву «Отче наш», а потом произнести «Господи, благослови» и начинать замешивать тесто. По обычаю, чтобы пасхальный кулич получился пышным и вкусным, никто не должен видеть тесто, а когда он будет выпекаться в духовке, нельзя громко разговаривать и хлопать дверью. Если в этот день испечь кулич, говорят, он никогда не испортится, не покроется плесенью и будет обладать целебной силой излечивать от болезней, убережет дом от стихийных бедствий.

В Страстную Пятницу проведение магических ритуалов, обрядов и, тем более, заговоров крайне не желательно. Это день великой скорби по распятому Христу.

Великий Пяток Страстной седмицы Великого поста

Воспоминание святых спасительных страстей Господа нашего Иисуса Христа

Отче! прости им, ибо не знают, что делают.

Лк. 23, 34

В Великий пяток совершились и воспоминаются Церковью святые, спасительные и страшные страдания и смерть Господа Иисуса Христа, ради нас волею Им претерпленные.

Великая Пятница. Распятие. Фреска церкви св.Николая в Прилепе, Македония. XII-XIII в.

Совершая в Великую пятницу «последование святых и спасительных страстей Господа нашего Иисуса Христа», Православная Церковь в этот великий день все времена священных событий спасения мира ознаменовала богослужением: время взятия Спасителя в саду Гефсиманском и осуждения Его архиереями и старейшинами на страдания и смерть (Мф. 27, 1) – богослужением утрени; время ведения Спасителя на суд к Пилату – Богослужением первого часа (Мф. 27, 2); время осуждения Господа на суде у Пилата – совершением третьего часа; время крестных страданий Христа – шестым часом; время смерти – девятым часом; а снятие тела Христова со креста вечернею.

В Великую Пятницу Литургии не бывает, потому что в этот день Сам Господь принес Себя в жертву, а совершаются Царские Часы. Вечерня совершается в третьем часу дня, в час смерти Иисуса Христа на Кресте, в воспоминание снятия с креста тела Христова и погребения Его. На вечерне священносужители поднимают Плащаницу (то есть изображение Христа, лежащего во гробе) с Престола, как бы с Голгофы, и выносят ее из алтаря на середину храма. Плащаница полагается на гробнице, особо приготовленный стол. Затем священнослужители и все молящиеся поклоняются перед Плащаницей и лобызают язвы изображенного на ней Господа – прободение ребра, руки и ноги Его. Плащаница находится на середине храма в продолжение трех (неполных) дней, напоминая этим трехдневное нахождениее Иисуса Христа во гробе.

На утреннем Богослужении в Великую Пятницу Церковь торжественно произносит благовестие о страданиях и смерти Богочеловека, разделенное на 12 чтений Евангельских, называемых страстными Евангелиями.Чтение 12 Евангелий в Великую Пятницу взяло начало свое от предания Апостольского. О чтении 12 страстных Евангелий в Великую Пятницу упоминает святитель Иоанн Златоуст. Он говорит: «Иудеи нападают с неистовством на Иисуса Христа, и сами по себе мучают Его, связывают, отводят, делаются виновниками обид, нанесенных воинами, пригвождают ко кресту, укоряют, насмехаются. Пилат здесь ничего не присоединял со своей стороны: они сами все делают. И сие у нас прочитывается, когда бываем все в собрании, дабы не сказали нам язычники: вы показываете народу только блистательное и славное, например знамения и чудеса, а позорное скрываете. Благодать Святого Духа так устроила, что все сие прочитывается у нас во всенародный праздник, – именно в Великий Четверг Пасхи (то есть в Пятницу Страстной Седмицы), когда мужчины и женщины предстоят в великом множестве, когда стекается целая вселенная, тогда-то проповедуется сие громким гласом; и при таком-то всенародном чтении и проповедании мы веруем, что Христос есть Бог». «Ныне все мы, – говорил святой Иоанн Дамаскин в Великий Пяток, – собрались послушать о кресте, наполняем Церковь, тесним друг друга, потеем и изнуряем себя».

Чтения страстных Евангелий предваряются и сопровождаются пением: «Слава долготерпению Твоему, Господи». Действительно, долготерпение Его было чрезвычайно, страдания страшны. По словам Церкви и святителя Иоанна Златоуста, во время страшных и спасительных страданий Господа каждый член святой плоти Его «претерпел бесчестие нас ради: глава от тернового венца и трости; лицо от ударов и заплеваний; ланиты от заушений; уста от поднесения уксуса, смешенного с желчию; уши от хулений злочестивых; плечи от биения; десница от трости, которую дали держать Ему вместо скипетра; руки и ноги от гвоздей; ребра от копия; все тело от обнажения, бичевания, одеяния хламидою, притворного поклонения и распятия на кресте».

Каждое чтение Евангелия возвещают благовестом и при каждом чтении предстоящие зажигают светильники: это знаменательно указывает на торжество и славу, сопровождавшие Сына Божия и во время крайнего Его уничижения среди поругания и страданий и свидетельствующие о Его высочайшей святости и Божестве. Господь, идя на добровольные страдания и смерть, Сам предрек: ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем. Если Бог прославился в Нем, то и Бог прославит Его в Себе, и вскоре прославит Его (Ин. 13, 31-32), то есть «вместе с крестом», говорит Иоанн Златоуст. Страдания Господа за грехи наши были, сколько тяжки, столько же и славны для Господа. Враги идут взять Его на страдания и смерть, – и падают пред Его Божественным всемогуществом и исцеляются от ран. Они злобствуют против Спасителя, но Его невинность и высочайшая святость торжествует над их ослепленною злобой. Те, которые или по страху, или корыстолюбию отреклись от Господа, грех свой против Него исповедуют или слезами раскаяния, или смертью отчаяния. Апостол Петр свое отречение от Христа омывает горькими слезами чистосердечного раскаяния. Иуда предатель, видя, что Господь осужден на смерть, предается отчаянию и возвращает 30 сребренников первосвященникам, говоря: согрешил, предав Кровь неповинную. Первосвященники, вместо утешения человеку, им послужившему, только увеличивают отчаяние его и являют свою слабость и нерешительность пред истиною, сказавши Иуде: «что нам до того? смотри сам». «Не слова ли это тех, сами свидетельствуют о своем злодействе и безумии, прикрывая себя безсмысленною личиною притворного неведения»? Отчаянный Иуда поверг сребренники в церкви и удавился. А сребренники, как цена крови, по совету первосвященников, не положили в казну церковную. «Понимаешь ли, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – как они осуждаются своею совестью? Сами видят, что купили убийство, и поэтому не положили в корван».

Богочеловек на кресте; один из распятых с Ним разбойников, обличая другого за богохульные слова, исповедует Иисуса Христа Господом, и Его невинность и Божество. Наконец, для славы Распятого следуют один за другим страшные знамения, возвещавшие о искупительных страданиях и смерти святых Святейшего и вразумлявшие распинателей (1 Кор. 2, 8). Во храме Иерусалимском завеса раздирается надвое, показывая, что со смертью крестной всемирной Жертвы настал конец древней скинии и открылся всем путь в самое святилище (Евр. 9, 8).

Протоиерей Г.С. Дебольский,
«Дни Богослужения Православной Церкви», т. 2

Песнопения из службы в пятницу Страстной седмицы Великого Поста

Днесь висит на древе, Иже на водах землю повесивый: венцем от терния облагается, Иже Ангелов Царь: в ложную багряницу облачается, одеваяй небо облаки: заушение прият, Иже во Иордане свободивый Адама: гвоздьми пригвоздися Жених Церковный: копием прободеся Сын Девы. Покланяемся Страстем Твоим, Христе: покланяемся Страстем Твоим, Христе: покланяемся Страстем Твоим, Христе, покажи нам и славное Твое Воскресение.

«Ныне висит на древе Тот, Кто повесил (утвердил) землю на водах; терновым венцом покрывается Ангелов Царь; в порфиру шутовскую одевается Одевающий небо облаками; заушения (пощечены) принимает Освободивший (от греха) Адама в Иордане; гвоздями прибивается Жених Церкви; копьем пронзается Сын Девы. Поклоняемся страданиям Твоим, Христе, поклоняемся страданиям Твоим, Христе, поклоняемся страданиям Твоим, Христе, покажи нам и всеславное Твое Воскресение».

Евангелие от Луки

Вели с Ним на смерть и двух злодеев. И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, другого по левую сторону. Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают. И делили одежды Его, бросая жребий. И стоял народ и смотрел. Насмехались же вместе с ними и начальники, говоря: других спасал; пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий. Также и воины ругались над Ним, подходя и поднося Ему уксус и говоря: если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого. И была над Ним надпись, написанная словами греческими, римскими и еврейскими: Сей есть Царь Иудейский. Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас. Другой же, напротив, унимал его и говорил: или Ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? и мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал. И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! И сказал Ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю.

Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого: и померкло солнце, и завеса в храме раздралась по средине. Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух. Сотник же, видев происходившее, прославил Бога и сказал: истинно человек этот был праведник. И весь народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь. Все же, знавшие Его, и женщины, следовавшие за Ним из Галилеи, стояли в дали и смотрели на это.

Лк. 23, 32-49

И весь народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь.
Лк. 23, 48

Великая Пятница. Распятие, VIII в, Синай Какое то было зрелище, которое приводило зрителей в совершенное недоумение? Какое было то зрелище, которое запечатлевало уста зрителей молчанием, и вместе потрясало души их? Приходили они на зрелище, чтоб удовлетворить любопытству; уходили со зрелища, ударяя в грудь и унося с собою страшное недоумение… Какое было это зрелище?

На это зрелище смотрели не одни человеки: смотрели на него с ужасом и глубочайшим благоговением все Ангелы Божии; предметы небесные уже не привлекали их внимания; взоры их устремились, приковались к зрелищу, открывшемуся на земле. Солнце увидело невиданное им, и, не стерпевши увиденного, скрыло лучи свои, как человек закрывает очи при невыносимом для него зрелище: оно оделось в глубокий мрак, выражая мраком печаль, столько глубокую, как горька смерть. Земля колебалась и потрясалась под событием, совершившемся на ней. Ветхозаветная Церковь растерзала свою великолепную завесу; так терзаются и не щадятся драгоценнейшие одежды при бедствии неотвратимом, решительном. И весь народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь… Какое это было зрелище?

Было зрелище, которое ныне мы созерцаем в воспоминании, в совершаемом церковном служении, в священном Изображении, предлежащем нашим взорам. Зрелищем был Сын Божий, сошедший с небес, вочеловечившийся для спасения человеков, обруганный, убитый человеками.

Какое чувство, как не чувство ужаса, должно всецело объять сердце при этом зрелище? Какое состояние, как не состояние совершенного недоумения, должно быть состоянием ума? Какое слово может быть произнесено при этом зрелище? Не замрет ли всякое человеческое слово во устах прежде исшествия из уст? И весь народ, сшедшийся на сие зрелище, видя происходившее, возвращался, бия себя в грудь.

Возвращались, бия себя в грудь, возвращались в недоумении и ужасе те, которые приходили посмотреть на Спасителя, висевшего на древе крестном, подобно плоду зрелому и червленеющемуся, приходили посмотреть с помыслом испытующим, из самомнения напыщенного и ложного. Вера молчала в них. Возгласило к ним померкшее солнце, возгласила к ним вострепетавшая земля, возгласили к ним камни, с треском расступаясь и подымаясь над могилами мертвецов, внезапно оживленных смертью Спасителя. Возвращались в ужасе тщетно-любопытствовавшие: в ужасе не от совершенного богоубийства, – в ужасе от грозного взора и гласа содрогнувшейся бесчувственной природы, выразившей свое познание Бога пред неузнавшим Его человечеством. Возвращались, бия себя в грудь в страхе за себя, за плоть и кровь свою, в угождение которым пролита кровь, истерзано тело Богочеловека.

В то время, как иудеи, почивавшие в Законе, хвалившиеся обширным и точным знанием Закона, недоумевали, взирая на событие, предреченное Законом и Пророками, взирая на самопроизвольную Жертву, которой они были бессознательными жрецами; в то время, как Иудеи недоумевали и возвращались, волнуемые опасением и мрачным предчувствием собственного бедствия, – стоял пред крестом и Жертвою язычник, сотник, стоял безотходно. Ему невозможно было уйти, потому что он начальствовал стражею, сторожившею Жертву: ему дана была эта счастливая невозможность, потому что таилась в сердце его вера, явная для Сердцеведца. Когда провозгласила природа свое исповедание Бога, – сотник дал ответ на таинственный голос природы, дал ответ на таинственную исповедь исповедью явною и всенародною. Воистину Он был Сын Божий, сказал он о казненном, висящем пред очами его страннике, узнав в казненном страннике Бога. Иудеи, гордившиеся знанием буквы Закона и своею обрядовою наружною праведностью, недоумевали пред распятым на древе Сыном Человеческим и Сыном Божиим. С одной стороны поражали их знамения – землетрясение, раздрание церковной завесы, глубокий мрак, наступивший в самый полдень; с другой – их ослепляли и ожесточали плотской разум и гордое самообольщение, представлявшие Мессию в блеске земной славы, пышным царем, завоевателем вселенной, в главе многочисленного войска, среди сонма роскошных царедворцев. В это время воин, язычник, исповедал казненного странника Богом: в это время исповедал Его Богом уголовный преступник. Сойди со креста! – насмешливо говорили Богочеловеку слепотствующие иудейские архиереи и книжники, не понимая какую всесвятую Жертву, какое всесвятое и всесильное Всесожжение они принесли Богу, – пусть сойдет со креста, чтобы мы видели, и уверуем: в это время грубый, невежественный разбойник признал Его Богом, восшедшим на крест по причине Божественной праведности Своей, а не по причине греха Своего. Телесными очами он видел обнаженного, близ себя распятого, подчиненного одной участи с собою, безпомощного нищего, осужденного и духовною и гражданскою властью, истерзанного, казненного, и еще терзаемого и казнимого всеми выражениями ненависти: очами смиренного сердца он увидел Бога. Сильные, славные, разумные, праведные мира осыпали Бога ругательствами и насмешками, – разбойник обратился к Нему с благонамеренною и успешною молитвою: помяни меня, Господи, когда приидешь во Царствие твое (Лк. 23, 42).

Стояла при кресте и распятом на нем Господе Приснодева Богоматерь. Как мечем, пронзено было печалью Ее сердце: предсказание святого старца Симеона исполнялось. Но Она ведала, что Сын Ее, Сын Божий, благоизволил взойти на крест и принести Себя в примирительную жертву за отверженное человечество; Она ведала, что Господь, совершив искупление человеков смертью, воскреснет и совоскресит с Собою человечество; Она ведала это – и безмолвствовала. Безмолвствовала Она пред величием события: безмолвствовала от преизобилия скорби: безмолвствовала пред совершавшеюся волею Божиею, против определений которой нет голоса.

Стоял при кресте возлюбленный ученик Господа. Он смотрел на высоту креста, – в непостижимой любви добровольной Жертвы созерцал Любовь Божественную. Божественная Любовь есть источник Богословия. Она – дар Святого Духа, и Богословие – Дар Святого Духа. Она открыла Апостолам таинственное значение искупления. Ибо любовь Христова объемлет нас, благовествует ученик и посланник Христов, рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли (2 Кор. 5, 14). По бесконечной любви, которую Господь имеет к человечеству и которую способен иметь один Господь, на кресте пострадало в лице Господа и умерло в лице Господа все человечество. Если же человечество пострадало в Нем, то и оправдалось в Нем; если умерло в Нем, то и оживотворилось в Нем. Смерть Господа соделалась источником жизни.

Внезапно раздался с креста глас распятого Господа к Приснодеве: Жено! Се, Сын Твой; потом глас к возлюбленному ученику: Се, Матерь твоя. Уничтожая на древе крестном грех праотцев, совершенный ими при древе райском, рождая человечество в новую жизнь животворною смертью, Господь вступает в права Родоначальника человеческого, и объявляет Свою по человечеству Матерь материю ученика и всех учеников своих, христианского племени. Ветхий Адам заменяется Новым Адамом, падшая Ева – непорочною Мариею. Преступлением одного, сказал Апостол, подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих (Рим. 5, 15). При посредстве Господа нашего Иисуса Христа излиты на род человеческий благодеяния безчисленные и неизреченные: совершено не только искупление человеков, совершено усыновление их Богу.

Великая Пятница. Оплакивание Христа. Фреска монастыря Дионисиат, Афон. Сер. XVI в.

Озарившись созерцанием великого события, возвратимся, возлюбленные братья, в домы наши, и унесем с собою глубокие, спасительные думы, ударяя этими думами в сердца наши. Мы воспоминали, мы живо созерцали деяние Божественной Любви, деяние, превысшее слова, превысшее постижения. На эту любовь мученики отозвались потоками крови своей, которую они пролили, как воду; на эту Любовь отозвались преподобные умерщвлением плоти со страстьми и похотьми; на эту Любовь отозвались многие грешники потоками слез, сердечными воздыханиями, исповеданием своих согрешений, и почерпнули из нее исцеление душам; на эту Любовь отозвались многие угнетенные скорбями и болезнями, и эта любовь растворила скорби их Божественным утешением. Отзовемся и мы на любовь к нам Господа нашего сочувствием Его любви: жизнью по Его всесвятым заповедям. Этого знамения любви Он требует от нас, и только это знамение любви Он приимет от нас. Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; не любящий Меня не соблюдает слов Моих (Ин. 14, 23, 24). Если мы не отзовемся на любовь Господа к нам любовью к Нему: то кровь Богочеловека не пролита ли за нас напрасно? Не напрасно ли за нас истерзано Его всесвятое Тело? Не напрасно ли возложена на крестный жертвенник, и заклана Великая Жертва? Всесильно ходатайство Ее за нас во спасение: всесильна и жалоба Ее на тех, которые пренебрегут Ею. Глас крови праведного Авеля восшел от земли на небо, и предстал Богу с обвинением на пролившего эту кровь: глас великой Жертвы раздается среди самого неба, на самом престоле Божества, на котором возседает великая Жертва. Глас жалобы Ее есть вместе и Божие определение, изрекающее вечную казнь врагам и презрителям Сына Божия. Кая польза в крови Моей: внегда сходити Ми во истление? Вещает всесвятая Жертва, обвиняя христиан, искупленных ею, принявших цену Ее в себя, низвергших Ее вместе с собою в смрад греховный. Ужасное преступление это совершается всяким, кто взем уды Христовы, свои душу и тело, искупленные Христом и принадлежащие Христу, творит их уды блудницы разнообразным совокуплением со грехом. Разве не знаете, говорит Апостол, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог. Аминь.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Страстная седмица. Великая Пятница

Великая Пятница Страстной седмицы один из главных дней церковного календаря, посвященный воспоминанию дня искупительных Страданий и Крестной Смерти Господа Иисуса Христа.
Церковь вспоминает святые, спасительные для всех нас и страшные страдания Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, которые Он претерпел добровольно.
События Великой Пятницы, о дне страданий Спасителя присутствует у каждого из 4-х евангелистов (Мф.26.20-27.66; Мк.14.17-15.47;Лк.22.14-23.56;Ин.13.1-19.42), согласно которым все, что произошло в Великой Пятницы, не было случайностью, а являлось важнейшей частью домостроительства (Божественного плана) спасения.
Евангелия повествуют о событиях, происходивших начиная с ночи четверга и до вечера пятницы Страстей: после Тайной вечери и Прощальной беседы Спаситель с учениками отправились в Гефсиманию (сад у подножия Масличной (Елеонской) горы), где провели часть ночи (ученики в дремоте, а Христос — в молитвенном подвиге; см. Гефсиманское борение) до прихода Иуды Искариота с вооруженной толпой от первосвященников и старейшин израильских.
Господь Иисус был арестован, а его ученики разбежались. Иисус Христос был отведен к первосвященнику Анне, а затем предстал перед Каиафой (до рассвета) и судом Синедриона (утром), который приговорил Его к смерти. В это время ап. Петр, следовавший за Учителем и ожидавший исхода дела во дворе, трижды отрекся от Него.
После вынесения приговора Христа доставили к римскому прокуратору Понтию Пилату (он был полномочным представителем римской власти и помимо прочего ведал смертными казнями), который отослал Его к тетрарху Ироду Антипе, правившему в Галилее (ибо Иисус был из Галилеи; тем самым Понтий Пилат хотел переложить на Ирода ответственность за смерть Христа). После допроса, поругания и осмеяния у Ирода Господь Иисус снова был приведен к Пилату.
Несмотря на свое желание отпустить Христа и после нескольких неудачных попыток сделать это, Понтий Пилат под давлением иудейских первосвященников и толпы предал Его на Распятие. Узнав о приговоре, раскаявшийся в предательстве Иуда наложил на себя руки. После бичевания и поругания в претории Господь Иисус Христос был выведен за пределы Иерусалима и распят римскими солдатами, разделившими между собой Его ризы, на Голгофе (Лобном месте, где по преданию был похоронен череп Адама (Epiph.Adv.Haer. 26(46).5)).
Претерпев несколько часов крестных страданий, свидетелями которых было множество народа, Господь Иисус Христос умер на Кресте, «и завеса в храме разодралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись; и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли» (Мф 27.51-52).
Двое из Его тайных учеников Иосиф Аримафейский и Никодим сняли Тело Иисуса с Креста, обвили его плащаницей и похоронили «во гробе» — небольшой пещере неподалеку от Голгофы, закрыв его большим камнем; при погребении присутствовали женщины-последовательницы Христа (мироносицы).
На другой день по просьбе израильских старейшин (боявшихся, что ученики Иисуса украдут Его Тело и объявят о воскресении) Понтий Пилат приказал римским солдатам, опечатав пещеру, охранять ее, а на следующий день произошло событие Воскресения Христова, наряду с Боговоплощением и Распятием являющееся главным событием в истории человечества.
Вера в то, что Сын Божий воплотился, пострадал и воскрес, составляет основу и главное благовестие Христианства (Деян2.23;3.13-18;4.10;1 Кор1.18,23;2.2;15.3-4), поэтому Великой Пятницы, Великая суббота и Пасха (т. н. пасхальное триденствие) — центральные в церковном календаре.
Все богослужение Великого пятка посвящено благоговейному и трогательному воспоминанию спасительных страстей и крестной смерти Богочеловека.
Утреня Великой пятницы служится в четверг вечером. Главная особенность этой службы — чтение так называемых Двенадцати Евангелий, то есть двенадцати евангельских отрывков, повествующих о страданиях Христовых и помещенных между разными частями службы.
Первое и самое длинное из них — Евангелие от Иоанна, в котором Господь открывает Себя как «Путь и Истину и Жизнь», как драгоценный дар Божией Любви, соединяющий людей с Ним и друг с другом. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». И весь разговор Христа с апостолами прочерчивается радостью спасения и искупления среди мрака и скорби мира: «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир».
Заканчивается это евангельское чтение так называемой Первосвященнической молитвой, которая являет нам весь смысл прихода Спасителя:
«Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино: как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино»
Чтения Страстей Господних заканчиваются отрывком о запечатывании гроба из Евангелия от Матфея.
В Великую пятницу, когда умер на кресте Спаситель, Божественная Литургия не совершается, но на службе Часов, в пятницу утром, снова прочитываются Евангелия о Его Страстях.
Вечерня Великой пятницы («Вынос Плащаницы») посвящена погребению Спасителя и совершается обычно в середине дня.
Перед началом выноса Плащаницы в середине Церкви устанавливается возвышение — «гроб», украшенный цветами, а на престол помещается Плащаница — большой плат, на котором написан или вышит образ положенного во гроб Спасителя.
Песнопения Вечерни посвящены страданиям и смерти Христовым. После входа с Евангелием и пения «Свете тихий» читаются отрывки из Книг Исхода, Иова и 52-я глава Книги пророка Исайи. Апостол читается из первого Послания к Коринфянам и Евангелие опять составлено из четырех повествований о Христовых смерти и погребении.
Стихи прокимнов и «Аллилуйи» заимствованы из пророческих псалмов Разделиша ризы Моя себе, и о одежде Моей меташа жребий (Пс.21,18). Боже, Боже Мой, вонми Ми, вскую оставил Мя еси (Пс.21,1). Положиша Мя в рове преисподнем, в темных и сени смертней (Пс.87,6).
После добавочных песнопений, тоже о смерти Христовой, во время пения молитвы св. Симеона Богоприимца, священник надевает полное облачение (самое темное) и кадит Плащаницу, все еще находящуюся на престоле.
Затем после «Отче наш», во время пения тропаря, он поднимает Плащаницу над головой, обходит престол, выходит на середину церкви и помещает ее на гроб.
«Благообразный Иосиф, с древа снем Пречистое Тело Твое, плащаницею чистою обвив, и вонями (благовониями) во гробе нове покрыв положи» (Тропарь Великой субботы).
В некоторых церквях после Вечерни поется Повечерие или так называемый «Плач Пресвятыя Богородицы».
Тропарь, глас 8-й:
Егда славнии ученицы на умовении вечери просвещахуся, тогда Иуда злочестивый сребролюбием недуговав омрачашеся, и беззаконным судиям Тебе, Праведнаго Судию, предает. Виждь, имений рачителю, сих ради удавление употребивша! Бежи, несытыя души, Учителю таковая дерзнувшия; Иже о всех Благий, Господи, слава Тебе.
Кондак, глас 8-й:
Нас ради Распятого приидите вси воспоим, Того бо виде Мария и глаголаше: аще и распятие терпиши, Ты еси Сын и Бог Мой.
Сегодня протоиерей Андрей Ткачев говорит о Кресте и о семи словах, которые Христос произнес на Кресте:
«Христос много проповедовал, Он благовествовал, исцелял, воскрешал и совершил многие чудеса посредством слова, т.е. Он говорил. А на кресте почти замолк, едва произнеся несколько фраз. Фразы эти подсчитаны, собраны, скомпонованы, и они представляют собой Семь слов, которые Христос сказал на кресте.
На эту тему написано много музыки в XVII — XVIII веке, произнесено много проповедей. И нам с вами стоит поговорить, когда крест вынесется перед нами, о том, что Христос сказал на Кресте, уже не проповедуя. Что Он ходил, проповедовал, учил, исцелял, воскрешал и приобрел очень мало последователей, т.е. КПД было очень невелико, а на кресте вообще замолк.
А Он мог бы говорить! Например, Андрей Первозванный говорил на кресте, он висел несколько суток и говорил. А Христос не говорил на кресте много, Он говорил мало. Но всё, что Он сказал, не имеет отношения к нашему спасению и к нашей вере.
Первое вспомним: «Прости им, — молился Христос Отцу, — они не знают, что творят».
Творят, не просто делают, а творят, т.е. глагол «творить» сильнее глагола «делать». Делают люди обычно нечто обыденное, скажем «жарят яичницу», «чистят зубы», «заводят автомобиль», и т.д. А творят они нечто новое. «Творить» означает совершать нечто такое, чего раньше не происходило в жизни. Люди раньше грешили по-всякому, смешивали плоть между собой. Мужчины разжигались страстью на мужчин, женщины — на женщин.
Это сегодня у нас называется нормой. Люди воровали всю жизнь. Сколько мир стоит — люди воровали, обижали один другого, угнетали богатый бедного, знатный бесславного. Это всё означает делать грехи, не творить, а делать.
А вот творить — это означает совершить нечто такое, о чём никто никогда не подозревал. Когда люди распяли Христа — они не делали грех, они его творили. Они сотворили такое, чего никогда никто не творил. Христос имел терпение по отношению к Своим злодеям и убийцам, просил Отца простить им это, ибо они не знают, что творят. Хотя Христос Сам имеет полную судебную власть, Христос — судья.
Кто будет судить человечество? Христос. Не Отец, а Сын. У него полная власть над человечеством, судебная и законодательная. Потому что Он дает закон, Он же и судит. И исполнительная, потому что Он его исполняет. Он просит Отца простить Своих распинателей, чтобы очевидно показать нам отношение к грешникам, грешащим по неведению.
Это вовсе не значит, что мы, люди сегодняшнего дня, обязаны, например, террористов ИГИЛ, отрезающих головы христианам, считать нормальными людьми. Простить их, забыть обо всем и не наказывать их. Нет, это не значит.
Но это значит, что у Христа есть власть и сила молиться Отцу, просить Отца о прощении тех, кто согрешает по неведению, по непониманию. Те люди, которые грешат — у них есть своя правда. Когда побивали камнями Стефана, то все считали, что убивают безбожника. Однако убивали праведного человека. И Павел, который был тогда ещё Савл, одобрял убийство, и он вообще ничего не делал. Он сидел, сторожил одежды и говорил: правильно, нужно убивать нечестивцев.
Поэтому у грешника есть своя правда, т.е. он не знает, что творит. Вот это первое слово, которое Христос произнес с креста: «Прости им, Отец, не знают, что они творят».
Потом есть несколько диалогов, диалог с Матерью. Из – под креста убежали почти все. Христос, по сути, был на кресте одинок. А кто был там?
Мать была, но Мать не могла не быть, Мать всегда возле сына, Иоанн Богослов, Мария Магдалина и ещё несколько женщин — мироносиц. И вот некоторые диалоги, первый мы уже привели: «прости им, они не знают, что творят».
Второй: «Жено! се сын Твой. Се Матерь твоя». Речь идет об Иоанне Богослове. И с тех пор Иоанн Богослов забрал Её к себе, и Она у него была на содержании, Она жила у него. И Он её берег, хранил, защищал, возил с собой и всячески оказывал Ей сыновнее служение.
«Жено! се сын Твой» — эти слова косвенным образом нам важны для того, чтобы противостать богохульникам, считающим, что Матерь Божия имела после рождения Христа ещё детей. Есть некие нечестивцы, язык которых не постыдился заявить, что когда Дева Мария родила Иисуса, то после этого Она ещё жила по плоти, как простая жена, с Иосифом, и родила ещё каких-то детей.
Так вот слова эти: «Жено! се сын Твой» имеют отношение к этой теме, потому что если бы ещё были дети, кроме Христа — то, конечно, не было бы этих слов. Не нужно было бы Марии усыновлять Иоанна, если бы у Нее ещё были бы дети. Здесь произошло духовное усыновление самого любимого Христом ученика Своей любимой Матери.
И тот и та максимально соответствовали представлению Христа относительно святости, т.е. он святой, и Она Пресвятая. «Жено! се сын Твой. Се Матерь твоя!» — это второе слово Христа с креста.
На этом диалоги не закончились.
Следующий диалог был с разбойником, который был распят с правой стороны от Христа. Между ними был диалог, между разбойником справа и разбойником слева. И разбойник слева считал, что если ты Христос, то сними Себя и нас.
Как этот разбойник, думают и все остальные люди и сегодня. Если Бог есть, то почему у нас так много проблем, болезней, неприятностей? Ты Христос, так отчего мы страдаем, в чем дело?
А второй разбойник имел покаяние, и он сказал: «Или ты не боишься Бога? Мы с тобой достойно по делам получили, а у Него нет грехов, Он безгрешный». И потом обратился к Господу Иисусу Христу, распятому между ними обоими: «Помяни меня, Господи, во Царствии Твоем». На что Христос сказал ему: «Сегодня же будешь со мной в раю». Разбойник благоразумный, висевший с правой стороны от Господа, имя которого мы точно не знаем, с достоверностью, есть предания различные, но достоверных знаний у нас нет, в Писании не пишут.
Разбойник, который висел справа от Господа Иисуса Христа — это человек, который показал самую большую веру в мире. Слева от него висел такой же, как он, человек, избитый, измученный.
Хочу вам напомнить, что у Иисуса Христа, согласно Туринской Плащанице, был сломан нос, свернута скула, один глаз был полностью закрыт гематомой.
Вы когда-нибудь видели людей, которых били так сильно? Не пощёчины отвешивали звонкие и нестрашные, а вот так, по-мужицки, крепко, кулаком, например, в лоб, в глаз и в бровь, и в нос, и в зубы, так чтобы зубы крошились? Если вы когда-нибудь видели, как бьют люди людей, то всё это вспомните и поймете, что Христа били именно так.
Его избивали руками, ногами, локтями, коленями. Он был изувечен, т.е. на кресте, когда Христос висел, Он был изуродован. Он был человеком, на которого нельзя было смотреть без слез, кроме того — Он был распят. С него текла кровь, Он был обезкровлен.
И это означает, что у разбойника, висевшего на кресте справа от Иисуса Христа человеческих мыслей уже не было, здесь были мысли от Бога. Это было действие Духа Святого. Разбойник под действием Духа Святого вдруг сказал ему: «Господи» этому, униженному: «Вспомни про меня в Царстве твоём», а на Христе был ещё терновый венец. На разбойниках не было терновых венцов, а на Христе был. И он говорит Ему: «Царь мой, вспомни про меня в Царстве Твоем».
Ну, какое Царство может быть у человека в терновом венце, с поломанным носом, окровавленного, с выбитыми зубами и распятого на кресте?
Разбойник узнал во Христе Бога, назвал его Господом. Ничего такого большого он не просил, просил: Ты вспомни про меня во Царствии Твоём.
Понимаете, когда человек просит много — он получает мало, а когда просит мало — получает много. Разбойник попросил мало, а получил очень много. Христос сказал ему: «Сегодня же будешь со мной в раю». Напомним первое: «Прости им, не знают, что творят», второе: «Жено! се, сын Твой». «Се, Матерь твоя», третье: «Ныне будешь со Мною в раю».
Потом Христос ощутил жажду и сказал короткое слово «Жажду», т.е. пить хочу. В ответ на эту просьбу ему принесли целую губку, наполненную уксусом, т.е. римский солдат подошел к некоему сосуду, намочил губку уксусом, воткнул на копье и ткнул Христу в лицо: «На, пей». Значит в ответ на слово «жажду» Он получил уксус.
Потом он сказал самые страшные слова в истории мира. Есть много страшных слов в истории мира, но страшнее этих нет. Это слова, которые Он сказал по-арамейски, мы не знаем этого языка, его не преподают в школах, мы его не учим. Сейчас все учат английский, немецкий, а арамейский никто не учит. Так вот, Христос сказал по-арамейски:
«Или, Или! лама савахфани?» это означает: «Боже Мой, Боже Мой, зачем ты Меня оставил?». Эти слова взяты из 21 псалма, т.е. Христос от Себя ничего не говорил. Всё, что Он говорил, было из Старого завета, потому что весь Старый завет — боговдохновенный, и в нём скрыто Евангелие.
В 21 псалме царя Давида написано: «Боже Мой, Боже Мой, вонми ми», т.е. «услышь меня, зачем ты оставил меня, вскую оставил мя еси?». Христос процитировал слова этого псалма на кресте, потому что Он сын Давида и потому что Давид пророчествовал о Нём. В этом крике, в этих словах содержатся все крики человечества.
Человечество кричит и плачет с тех пор, как согрешило. Кричала Ева над трупом Авеля, кричали люди, погибающие в водах потопа, кричали те, кричали эти. Ещё мы будем кричать до скончания века. Всё крики наши собраны, сжаты в маленькую площадь, в маленький объём.
И вот вам эти крики: «Боже Мой, Боже Мой, зачем Ты меня оставил?». Это сказал человек, который не имел ни одного греха. Человек Иисус Христос, который Господь наш, но вместе с тем настоящий человек. У него наша печень, наше сердце, наши легкие, наши почки, наша кровь, наши жилы, наши кости, наши нервы.
И когда Его прибивали ко кресту, Ему было больно как всякому человеку, которого мучают, над которым издеваются. Когда Он на кресте кричал: «Или, Или! лама савахфани?». Он собрал все крики страдающих людей воедино и принес их Богу и Отцу. Это произнесено пятое слово. После этого Он сказал: «В руки Твои предаю дух Мой». И эти слова нужно запомнить нам, потому что нам с вами умирать, непонятно когда, но что умирать — это точно. И когда мы будем умирать, мы будем что-нибудь говорить. Нельзя ж молчать, когда ты умираешь, да вообще молчать не получается.
Попробуйте помолчать полдня, у вас ничего не получится. Люди молчать не умеют, люди болтуны и трепологи. Они треплются, если бы они говорили о чём-нибудь хорошем, они треплются о всякой чепухе. Они даже полчаса помолчать не могут, они болтают о всякой белиберде с утра до вечера, всю жизнь от рождения до смерти.
Поэтому когда мы будем умирать, мы будем тоже что-то говорить: «Какой ужас, мне страшно» или «Доктор, спасите меня». Когда умирал Пушкин, он говорил: «В горнее, в горнее», т.е. наверх, наверх, выше, выше. Когда умирал Суворов, он сказал перед смертью: «Всё суета, покой души — перед Престолом Всевышнего». Когда умирал Гете, он сказал: «Света, больше света» «Licht, Licht, mehr Licht». Когда умирал Вольтер, он сказал: «Я ухожу в ад, и мне очень страшно. Я хочу пожить хотя бы ещё полгода».
Люди говорят перед смертью самые разные слова, мы тоже будем говорить перед смертью или думать о чём-то перед смертью. Христос перед смертью сказал Отцу: «В руки Твои предаю дух Мой». Это было шестое слово, сказанное на кресте. Седьмое слово — это: «Свершилось», т.е. всё закончено, теперь — всё.
Прекрасный фильм Мела Гибсона «Страсти Христовы», по моему мнению. Прекрасный, потому что он совершил огромное миссионерское движение в мире, возвратил наше сознание ко Христу, к Его страданиям. Там есть такой нюанс, когда Христа бьют, и сильно бьют, безбожно, жестоко. Специально римляне зашивали в плетки пуговицы, били по глазам, по животу, по ягодицам, по ногам. Били страшно, от одного битья можно было умереть.
В фильме Богородица смотрит со стороны и говорит: «Сын мой, когда Ты решишь прекратить всё это?». По фильму Она понимает, что Он Господь. То, что Его избивают, мучают, унижают — Он может всё в секунду прекратить. Она не понимает, почему Он это всё терпит, зачем это нужно всё. И там есть такие великие слова: «Когда Ты захочешь и решишь всё прекратить?»
Христос терпел добровольно, Его не просто поймали, связали, избили, замучили, унизили, опозорили, распяли и похоронили. Ничего подобного, это не про Христа. Христос сильнее всех. Он в прах и мусор может превратить всех нас в одну секунду.
Но, тем не менее, Он взял на себя добровольное страдание, и когда оно закончилось — Он сказал: «Свершилось», т.е. всё закончилось. Семь слов, которые Жизнодавец произнес с креста «Прости им, они не знают, что творят», «Жено! се, сын Твой», а ученику «Се, Матерь твоя», разбойнику «Ныне будешь со мной в раю», «Жажду», «В руки твои, предаю дух мой», «Или, Или! лама савахфани», «Боже Мой, Боже Мой, зачем ты меня оставил?» и последнее «Свершилось».
Есть у Генделя музыка: «Семь слов Христа с креста». Есть у средневековых проповедников сто, пятьсот проповедей про семь слов Христа с креста. Есть у наших святых отцов слова проповеднические про семь слов Христа с креста.
Во многих храмах служится пассия — это Страстная служба. Это служба Великой пятницы, предваряющая Великую пятницу. Страстное Евангелие — это акафист Страстям Христовым, поклонение Христу. Мы будем обновлять в нашей душе всё написанное и сказанное. И будем пытаться понять, какой ценой мы спасены.
«Закон Божий» протоиерея Серафима Слободского достаточно подробно описывает, что было с Господом. Туринская плащаница, аутентичность которой мало кем подвергается сомнению, дает подробные анатомические сведения о том, что сделали с Христом на самом деле, насколько Его избили, истерзали, изувечили.
Например, терновый венец, который хранится в Соборе Парижской Богоматери. Коммунисты, революционеры, Конвент, эти первые архибезбожники, которые полмира зажгли пожаром, изрядно этот венец потоптали, помяли, поругали. Они сожгли кучу мощей.
Так вот, терновый венец, настоящий, который хранится в Соборе Нотр-Дам де Пари, показывает нам, какие шипы на этом венце, это колючки палестинского терновника. Этот венец надевать можно только при помощи палок, его даже в руки брать нельзя — настолько он колючий. Нужно взять палку с одной стороны, палку с другой стороны и натянуть человеку на голову этот венок из терний.
И эти шипы, крепкие, как гвозди, раздирают не только кожу, они до кости пробивают плоть на голове. Они впиваются даже в самые кости черепа. Если надеть только этот венок, этого бы хватало, это была настоящая пытка. Мы никогда об этом специально не думали и не акцентировали своё внимание на том, каким же образом издевались над Господом Иисусом Христом.
Представите себе, например, затащили человека в казарму, где рота пьяных солдат и бросили: делайте с ним что хотите. Ваша задача — избить до полусмерти, но только чтобы завтра был жив, его ещё распять нужно с утра.
Они Его бросили в казарму и в этой казарме истоптали как не знаю кого. Филарет Дроздов, наш святой, московский митрополит писал: чтобы из зерна был хлеб, что с зерном делают? Его стирают в пыль на жерновах. А чтобы из винограда было вино, с ним что делают? Его вытаптывают в кровь, топчут его, под прессом жмут или ногами топчут, чтобы он всё своё отдал. Святость она такая, те, которые святые — их в пыль стёрли, истоптали ногами так, что с них всё вытекло.
Вот, что бывает со святыми. С грешниками ничего не бывает, грешникам массаж делают, а святых в пыль перетирают. Вот в чём суть жизни. Так что всё это правда, и от этой правды некуда деться.
И удивляться нужно не тому, что мертвые воскресают, потому что Бог терпит человечество. Это абсолютная правда. Всё остальное можно оспаривать. Но для верующего человека, очевидно, что если бы Бог включил режим строгого взыскания, то нам бы очень не поздоровилось — и верующему, и неверующему, и неизвестно, кому больше. Там бы вообще всё поменялось местами, непонятно, что было бы.
Встретили Его, Он с рождения стал беженцем, а при конце жизни — жертвой. А прожил всего на всего 30 с небольшим лет. Был Христос молодой человек. Здоровый, красивый, умный, безгрешный, совершенный. Ветхий завет запрещал приносить Богу в жертву животное с пороком. Например, теленка с бельмом на глазу, или хромого. Или козленка плешивого, паршивого, с лишаем. Приносили в жертву только целых, здоровых, красивых, полноценных животных.
Это всё было указанием на Христа, Который был красивый, безпорочный и совершенный. У него не было ни горба, ни плеши, Он не мог быть горбатым, одноногим, одноглазым, беззубым. Он был красивый, умный, безгрешный, молодой человек, которого изуродовали люди и прибили к кресту, и радовались этому, и до сегодняшнего дня радуются.
Ведь сегодня есть много людей, которые радуются этому. Которые когда замечают крест — убивают, тот же ИГИЛ, например, в Ираке, в Сирии. Там головы отрезают не по конфессиональному признаку, там же не спрашивают: ты православный или католик? Говорят: крестик на шее есть? Есть. В Христа веришь? Верю. — На колени, и башку с плеч!
До сегодняшнего дня терпеть не могут не только самого Христа, но даже тех, кто Его любит. И Он терпит нас, для того, чтобы мы одни стали святыми, а другие покаялись, в Царство Божие вошли, а третьи — что-то ещё, и т.д.
Есть Промысел Божий о человечестве, это самое удивительное. Его терпение ни с чем несравнимо. Ни у кого из нас не хватило бы терпения, имея все могущество, не употребить власть над всем, что происходит. Если б я имел хотя бы каплю власти над миром, я бы многих наказал, уже многих бы на свете не было. Потому что я не имею терпения и этого Божьего предвидения, я не знаю будущего, я не понимаю, что там к чему. Любой из нас многое бы натворил лишнего, если дать ему власть над миром.
Слава Богу, что власть над миром не у нас, а у Господа, Который любит человечество. ВЕЛИК ГОСПОДЬ, СЛАВНО ИМЯ ЕГО!»
«Иисусе, Сыне Божий, помяни нас, егда приидеши во Царствии Твоем».
МОЛИТВА КО ГОСПОДУ ИИСУСУ РАСПЯТОМУ
На Кресте пригвожденный за ны, Иисусе Христе, Единородный Бога Отца Сыне, милости, любве и щедрот неизчерпаемая бездно!
Вем, яко грехов ради моих, от неизреченнаго человеколюбия, Кровь Твою пролияти на Кресте изволил еси, юже аз, окаянный и неблагодарный, доселе скверными моими делы попирах и нивочтоже вменях.
Тем убо из глубины беззакония и нечистоты моея умныма очима на Распятаго Тя на Кресте Искупителя моего воззрев, со смирением и верою во глубину язв, Твоего милосердия исполненных, себе повергаю, грехов прощения и сквернаго жития моего исправления прося.
Милостив буди мне, Владыко и Судие мой, не отрини мя от лица Твоего, но всесильною Твоею рукою Сам мя к Тебе обрати и на путь истиннаго покаяния настави, да отныне положу спасения моего начало. Божественными страданьми Твоими укроти моя плотския страсти;
излиянною Твоею Кровию очисти моя душевныя скверны; распятием Твоим распни мя миру с соблазнами его и похотьми;
Крестом Твоим огради мя от невидимых враг, ловящих душу мою.
Прободенными ногами Твоими от всякаго пути лукаваго возбрани ногам моим; прободенными руками Твоими руце мои от всякаго неугоднаго Тебе дела воздержи.
Пригвожденный плотию, пригвозди страху Твоему плоть мою, да уклонився от зла, творю благо пред Тобою.
Преклонивый главу Твою на Кресте, к земли смирения приклони вознесенную мою гордыню; венцем Твоим терновым огради моя ушеса, во еже не слышати неполезнаго;
желчь устами вкусивый, положи хранение нечистым устом моим; отверстое копием имеяй сердце, сердце чисто во мне созижди;
всеми Твоими язвами, всего мя сладце в любовь Твою уязви, да Тебе, Господа моего, возлюблю всею душею, всем сердцем, всею крепостию и всем помышлением.
Даждь ми Себе странна и неимуща, где главы подклонити; даждь ми Себе Всеблагаго, избавляющаго душу мою от смерти;
даждь мне Себе Всесладкаго, услаждающаго мя в скорбех и напастех Своею любовию, да Егоже первее ненавидех, прогневлях, от себе изгонях и ко Кресту пригвождах, сего ныне возлюблю, радуяся прииму и сладце Крест Его до конца жизни моей понесу.
Не даждь отселе, о всеблагий Искупителю мой, ни единой моей воле совершатися, понеже зла есть и непотребна, да не паки впаду в тяжкую работу царствовавшаго во мне греха;
но Твоя воля благая, спасти мя хотящая, да совершается во мне всегда, ейже мя вручая, Тебе, Распятаго Господа моего, умным очесем моего сердца представляю и молю из глубины души, да и в разлучении моем от бреннаго моего тела, Тебе Единаго на Кресте Твоем узрю, в руце мя защищения Своего приемлюща, и от воздушных духов злобы храняща, вселяюща же со грешники, покаянием Тебе благоугодившими. Аминь.
КРЕСТНЫЙ ХОД — СУД ПИЛАТА, СКОРБНЫЙ ПУТЬ НА ГОЛГОФУ, РАСПЯТИЕ в книге «Дикая розга» на http://www.proza.ru/2015/04/09/2281