Десантники 6 роты

Стояли насмерть: как проходил бой у высоты 776

Февраль — март 2000 года в Чечне было временем самых кровопролитных боев второй кампании — боевиков только-только разбили в Грозном, но они все еще многочисленны и сильны. К уходящему по Аргунскому ущелью отряду арабских наемников Хаттаба «прилепились» банды других полевых командиров. Всего, как потом выяснилось, в районе Улус-Керта сосредоточилось около 1500 боевиков.

28 февраля шестая рота 104-го полка ВДВ получила приказ занять высоту Исты-Корд, чтобы перекрыть путь Сельментаузен. Десантникам предстояло совершить 15-километровый марш-бросок по скользким зимним горным и лесным тропам с полной боевой выкладкой. Нести на себе пришлось еще и тяжелое снаряжение для базового лагеря — палатки и печи-буржуйки, без которых зимой в горах просто не выжить.

В полдень 29 февраля, когда основные силы 6-й роты находились на высоте 776,0, разведгруппа под командованием старшего лейтенанта Алексея Воробьева у подножия Исты-Корд столкнулась с дозором наемников. На подмогу разведчикам выдвинулась группа майора Сергея Молодова, но боевики стали окружать десантников и тем пришлось с боем прорываться к высоте 776,0.

Фактически шестая рота вступила в бой на марше. Подробные описания трагического боя оставил первый заместитель командующего Объединенной группировкой федеральных сил на Северном Кавказе Геннадий Трошев. Он описал перехваченные радиопереговоры Хаттаба и Басаева:

— Если впереди собаки (так боевики называли представителей ВВ), можно договориться.

— Нет, это гоблины (т.е. десантники на жаргоне бандитов).

Тогда Басаев советует Черному арабу, руководившему прорывом:

— Слушай, может, давай обойдем? Они нас не пустят, только себя обнаружим…

— Нет, — отвечает Хаттаб, — мы их перережем.

В бою 29 февраля рота потеряла погибшими треть своего состава, но сдаваться десантники не собирались. Из-за тумана и векового букового леса вызвать на подмогу штурмовики и вертолеты не представилось возможным. Поддержать шестую роту мог только артиллерийский дивизион 104-го полка. С начала боя артиллеристы выпустили по боевикам 1280 снарядов. От интенсивного огня краска на стволах обгорела, а одно из десяти орудий вышло из строя. Остаток БК к окончанию боя составил 200 снарядов.

Командир самоходной артиллерийской батареи капитан Виктор Романов был на самой высоте и вместе с Марком Евтюхиным корректировал огонь. Офицер-корректировщик передавал данные даже, когда взрывом ему оторвало обе ноги.

«Когда мы уже побывали на высоте, то изумились: многолетние буки были подстрижены снарядами и минами, словно трава сенокосилкой. Наши 120-милиметровые «Ноны» работу сделали большую и ценную. Из 400 хаттабовцев, нашедших свою смерть в бою за эту высоту, большая часть погибла от осколков наших артснарядов», — вспоминает Трошев.

Рядовой Евгений Владыкин, видя мучения замерзающих от мороза раненых, решил сделать вылазку за спальными мешками, брошенными на склонах высоты. Его попытка оказалась роковой. Боевики избили его прикладами автоматов, после чего, окровавленного и потерявшего сознание, бросили на снегу, считая, что он мертв. Однако, очнувшись от ночного холода, раненный солдат сумел вернуть свой пулемет и пробиться с ним в расположение своего подразделения.

Идущая на помощь окруженным парашютно-десантная рота, совершив марш по горной местности, при переправе через горную реку Абазулгол попала в засаду и была вынуждена закрепиться на берегу. При поддержке полковой артиллерии они пытались форсировать реку, но усилия оказались напрасными. Их каждый раз останавливал шквальный огонь противника. Билась рота отчаянно, но прорваться к высоте 776,0 смогла только утром 2 марта.

Настоящее чудо совершил майор Александр Доставалов, который, обойдя кордоны боевиков, ночью 29 февраля пробился со взводом на помощь шестой роте. Однако сил было мало.

Около пяти часов утра 1 марта боевики пошли на штурм десантников. Оставшийся в живых солдат Алексей Комаров рассказывал, что с наемниками дрались даже врукопашную: рубились саперными лопатками, ножами и прикладами. У старшего лейтенанта Алексея Воробьева было несколько ранений, но из боя он не вышел. Именно он убил личного телохранителя Хаттаба — Идриса. До последнего патрона прикрывал отход своих подчиненных — старшего сержанта Супонинского и рядового Поршнева — лейтенант Дмитрий Кожемякин. Экспертиза позже установила, что пять десантников, не желая сдаваться в плен, подорвали себя ручными гранатами вместе с боевиками.

«Они победили, банда — около полутора тысяч «штыков» — была остановлена, разгромлена и рассеяна по округе. Хаттабовцы так и не смогли прорваться к Сельментаузену и дальше — на Ведено. В результате бандиты вместо сытного ужина и обустроенного ночлега вынуждены были продолжать скитаться одичалыми шайками по лесам. В спину им постоянно дышали наши поисково-разведывательные группы, которые добивали обескровленного противника», — пишет Геннадий Трошев.

Через несколько дней под Сельментаузеном впервые в полном составе капитулировал крупный отряд террористов — свыше 70 человек. Десять боевиков из банды Хаттаба понесли заслуженное наказание и получили от 13 лет до пожизненного лишения свободы.

Стоявшие насмерть. История боя 6-й роты десантников Псковской дивизии

В 2000 году Российская армия только возвращалась из страшного забытья 1990-х. Подвиг псковских десантников, не отступивших перед многократно превосходящими силами противника, стал примером для новых поколений солдат и офицеров.

Вторая война

О том, что случилось 29 февраля 2000 года на высоте 776 близ селения Улус-Керт, есть много разных мнений. От офицеров, повидавших немало на своем веку, приходилось слышать крайне нелестные характеристики действий командования. Другие, наоборот, считают, что в сложившейся обстановке было сделано все возможное.

Первая чеченская война, в 1996 году завершившаяся Хасавюртовскими соглашениями, мира на Северный Кавказ не принесла. Чечня, где закон подменялся силой оружия, оставалась открытой раной на теле страны. Надежды на то, что в республике сепаратисты сформируют устойчивую власть, не оправдались.

7 августа 1999 года банды Басаева и Хаттаба вторглись из Чечни в Дагестан. Они намеревались взять под контроль еще одну республику, однако, вопреки своим ожиданиям, наткнулись на яростное сопротивление местных ополченцев. Затем к операции подключились федеральные силы.

На то, чтобы разгромить террористов и выдавить их обратно в Чечню, ушел месяц. За это время бандиты организовали серию крупных терактов в городах России, рассчитывая дестабилизировать обстановку и заставить федеральный центр прекратить операцию.

Надежды Басаева не оправдались. Более того, в Москве решили, что мир невозможен без полной ликвидации террористических баз в Чечне. 30 сентября 1999 года федеральные войска вошли на территорию мятежной республики, начав Вторую чеченскую кампанию.

Ловушка для бандитов

За полмесяца федеральным силам удалось занять треть территории Чечни к северу от реки Терек, а за ноябрь-декабрь — взять Гудермес, Ачхой-Мартан, Аргун, Урус-Мартан, Ханкалу, Шали.

6 февраля 2000 года был взят Грозный, а террористы вынуждены были отступить в горные районы.

22 февраля 2000 года федеральные силы начали операцию по взятию Шатоя, последнего крупного населенного пункта, находящегося под контролем боевиков.

Замысел операции предполагал не только взятие Шатоя, но и блокирование в горных районах основных группировок террористов, продолжающих сопротивление. Без подкреплений и снабжения они не могли долго продержаться. Для решения поставленной задачи подразделения ВДВ должны были занять ключевые высоты, господствующие над Аргунским ущельем на рубеже Улус-Керт — Сельментаузен.

Сергей Георгиевич Молодов. Фото: Commons.wikimedia.org

28 февраля 2000 года командир 104-го парашютно-десантного полка 76-й Псковской дивизии ВДВ полковник Мелентьев поставил задачу командиру 6-й роты 2-го батальона майору Сергею Молодову занять господствующую высоту Исты-Корд.

В том случае, если бы рота заняла указанный рубеж и окопалась, при поддержке авиации и артиллерии десантники могли бы отбить любое нападение террористов.

Другие подразделения десантников, ранее закрепившиеся на своих высотах, успешно отражали попытки прорыва боевиков.

Внезапная встреча

Однако командование, опираясь на данные разведки, имело ошибочное представление о намерениях террористов. Считалось, что бандиты, намеревавшиеся продолжить действия в формате диверсионных операций, будут прорываться из ущелья небольшими группами. В действительности Хаттаб искал слабые места в обороне федералов, намереваясь осуществить прорыв всеми имеющимися силами.

Майор Молодов принял 6-ю роту всего за несколько дней до получения приказа о занятии высоты и толком даже не успел познакомиться с личным составом. В этой ситуации вместе с ротой на боевое задание отправился командир 2-го батальона Марк Евтюхин.

Фото: Commons.wikimedia.org

Лесистая горная местность не позволяла осуществить высадку сил непосредственно на Исты-Корд. Достигнуть высоты предстояло пешим маршем. Все снаряжение, включая палатки и полевые печки, десантники несли с собой.

29 февраля 2000 года федеральным силам удалось взять Шатой. Положение боевиков стало отчаянным, и они готовились к прорыву.

Алексей Владимирович Воробьёв. Фото: Commons.wikimedia.org

Впереди основных сил 6-й роты шел разведдозор под командованием старшего лейтенанта Алексея Воробьева. Между 12:00 и 12:30 на пути к Исты-Корду дозор наткнулся на группу боевиков, состоявшую примерно из 20 человек.

Десантники вступили в бой, используя эффект внезапности, однако очень скоро стало ясно, что они разворошили осиное гнездо бандитов. К месту столкновения спешили даже не десятки, а сотни террористов.

«Нас 2500, с нами наш эмир Хаттаб»

Разведчики начали отход к высоте 776, рассматривавшейся как промежуточный рубеж на пути к Исты-Корду. Не было ни подготовленных позиций, ни времени на их оборудование. 6-я рота фактически с марша вынуждена была вступить в бой.

Силы подразделения были растянуты, 3-й взвод, не успевший добраться до высоты, был обстрелян боевиками на склоне и понес тяжелейшие потери.

Артиллерия 104-го полка, согласно координатам офицера-корректировщика, стала наносить удары по наступающим боевикам. И, хотя орудия работали практически на пределе дальности, тем не менее террористам удалось нанести существенный урон.

Начав перегруппировку сил, боевики вышли на связь с десантниками. Террористы, что называется, играли в открытую. Они знали, какие силы десантников им противостоят: чуть более 70 бойцов. «Нас 2500, с нами наш эмир Хаттаб», — прозвучало в радиоэфире. Десантникам предложили сложить оружие или, если такой вариант кажется русским слишком оскорбительным, просто пропустить террористов из ущелья.

Командир роты Сергей Молодов получил смертельное ранение, и командование принял комбат Евтюхин.

В семье погибшего сержанта Лебедева. Похороны воинов-десантников 104-го парашютно-десантного полка 76-й гвардейской Псковской дивизии, погибших в Аргунском ущелье с 29 февраля по 1 марта 2000 года. Фото: РИА Новости/ Владимир Вяткин

Выбор

Подполковник Марк Николаевич Евтюхин имел за плечами опыт войны в Афганистане и Первой чеченской и прекрасно понимал, что семь десятков десантников, опирающихся на складки местности, не удержат 2500 террористов. Соотношение 1 к 35 не оставляет никаких шансов.

В чеченских лагерях подготовки новоявленных «духов» учили: русские слабы и трусливы и не могут воевать без своих танков и самолетов. Их всегда можно напугать или купить, говорили инструкторы.

Нельзя сказать, что это было пропагандой в чистом виде: в Первую чеченскую не раз были случаи, когда федеральные подразделения уклонялись от боя, сдавали боевикам блокпосты. Как-то боец одного из отрядов ОМОНа, капитулировавшего перед террористами, раздраженно сказал: «А что, нам надо было героически погибнуть?»

Такие вопросы каждый решает сам. У комбата Евтюхина было немало причин, чтобы согласиться с условиями боевиков: командование загнало десантников в почти безнадежную ситуацию, надежд на скорый подход помощи почти не было… После подполковник мог бы найти массу весомых аргументов, которые были бы поддержаны обществом.

Но комбат сделал иной выбор. 6-я рота встала на пути банды Хаттаба.

Александр Васильевич Доставалов. Фото: Commons.wikimedia.org

Вызываем огонь на себя

Боевики предприняли первую атаку, но были отброшены. За ней последовала вторая, третья, четвертая… С обеих сторон росли потери, но численное преимущество, имевшееся у террористов, являлось слишком существенным фактором.

Бандиты подтянули минометы и начали обстрел высоты. После обработки позиций десантников они бросались в новые атаки. На отдельных участках дело дошло до рукопашных схваток, но и здесь никто из бойцов 6-й роты не проявил слабости.

Из всех подразделений, пытавшихся прорваться к 6-й роте, это удалось лишь 15 десантникам 4-й роты во главе с заместителем комбата майором Александром Доставаловым.

Виктор Викторович Романов. Фото: Commons.wikimedia.org

Прорыв группы Доставалова впоследствии станет поводом для упреков в адрес командования полка и федеральной группировки в целом: если это оказалось под силу группе из 15 человек, почему нельзя было это сделать большими силами?

Десантники 4-й роты прибыли на высоту 776 в ночь на 1 марта 2000 года. Их появление позволило продержаться еще два часа.

К пяти утра погибли почти все десантники, включая отчаянных ребят майора Доставалова. Не было уже в живых и самого отважного офицера.

Очередную атаку боевиков отбивать было практически некому. Комбат Евтюхин, к тому времени многократно раненный, и арткорректировщик капитан Виктор Романов вызвали огонь артиллерии на себя.

Похороны воинов-десантников 104-го парашютно-десантного полка 76-й гвардейской Псковской дивизии, погибших в тяжелом кровопролитном бою с чеченскими боевиками в Аргунском ущелье в ночь с 29 февраля по 1 марта 2000 года. Фото: РИА Новости/ Владимир Вяткин

Вечно живые

Из 90 десантников, принявших участие в бою за высоту 776, погибли 84, включая всех офицеров.

Общие потери группировки Хаттаба оцениваются в 400-500 убитых боевиков.

Даже интернет-ресурсы террористов, бессовестно искажая данные о собственных потерях, сквозь зубы признавали: десантники проявили мужество и стойкость.

Указом президента РФ 22 десантникам 6-й роты было присвоено звание Героя России (из них 21 — посмертно), 68 солдат и офицеров роты награждены орденами Мужества (63 из них — посмертно).

Сегодня памятники павшим героям-десантникам стоят в различных городах страны. 23 января 2008 года по инициативе Рамзана Кадырова Жигулёвская улица Грозного была переименована в улицу 84 Псковских Десантников.

Улица имени 84 Псковских Десантников в Грозном. Фото: Commons.wikimedia.org/ Станислав Гайдук

Часть боевиков Хаттаба, вырвавшихся из ущелья, была уничтожена в последующих боях, некоторых захватили живыми и осудили на длительные сроки.

Сам Хаттаб был ликвидирован в ходе операции российских спецслужб весной 2002 года.

Впереди у Российской армии был еще длинный путь из безвременья 1990-х, на котором будет еще много ошибок и трагических потерь.

Но тот бой на высоте 776 доказал главное: жив дух армии, живо ее сердце.

Офицеры федеральной группировки рассказывали, что после боя под Улус-Кертом из бандформирований начался отток личного состава. Те, кто еще не успел замарать свои руки кровью, предпочитали вернуться к мирной жизни. Ведь выиграть эту войну у них не было уже никаких шансов.

В феврале 2000 года около трех тысяч террористов под командой Хаттаба, Шамиля Басаева и Руслана Гелаева, которых выдавили из Грозного, роились в Аргунском ущелье. Их блокировали, их подавляли — артобстрелами и бомбежкой. «Духи» разделились. 800 человек во главе с Гелаевым прорывались на северо-запад. А более двух тысяч пошли на северо-восток, к селению Улус-керт.

Вот этой группировке, где было полно арабских наемников, 29 февраля на высоте 776 преградили путь десантники 6 роты 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-й дивизии ВДВ (первая стычка с десантной разведкой случилась утром).

90 десантников — против 2 тысяч боевиков. К концу дня рота потерла более трети личного состава.

Бой продолжался почти сутки. Туман, ущелья, лесистые горы — подмога с воздуха не пришла…

Утром 1 марта командир батареи, капитан Виктор Романов, корректировавший артподдержку, раненный в обе ноги и принявший командование после гибели комбата, подполковника Марка Евтюхина, вызвал на себя огонь дивизионной артиллерии. 6 роты уже не существовало. И боевики практически заняли высоту.

Арабские наемники и чеченские сепаратисты потеряли около полутысячи человек. Из 90 десантников в живых осталось шестеро. Раненные, контуженные, они пытались прорваться к своим — по приказу умиравших офицеров.

Гвардии старший сержант Александр Супонинский был представлен к золотой Звезде Героя. Единственный живой из 22 героев России погибшей 6 роты.

Алексей Комаров, Евгений Владыкин, Роман Христолюбов, Алексей Поршнев, Вадим Тимошенко вернулись в Удмуртию и Киров, Архангельск и Питер. Их наградили Орденами мужества.

В армии не остался никто.

Жизнь в минувшие 20 лет не баловала никого из них.

Те, кого мы разыскали, о сегодняшнем дне говорят скупо. О последнем дне кровавой зимы 2000-го не хотят говорить ничего.

Алексей Комаров, кадры сняты через несколько часов после боя. Фото: Канал «Россия 1»

ОКНА ВМЕСТО «КАЛАШНИКОВЫХ»

Гвардии рядовые Алексей Комаров и Роман Христолюбов пытались вынести с поля боя командира взвода разведки Алексея Воробьева. У лейтенант были перебиты ноги. Он приказал бойцам прорываться к своим. До последнего вздоха прикрывал автоматным огнем.

Комаров, отслужив, вернулся домой и снова взял в руки автомат Калашникова — собирал оружие на Ижмаше.

— Как встретила малая родина?

— Моя подруга-одноклассница с телефона не слезала — звонила в нашу часть. Но никто информацию долго не давал о том, что в Аргунском ущелье случилось. Она названивала-названивала. Наконец напала на хорошего офицера. Он пообещал, и, действительно, перезвонил и по секрету сообщил: ваш Леша Комаров живой. Мама моя чуть в обморок не упала. Это дня через три после боя случилось.

— Девушка вас дождалась?

— Так та самая одноклассница меня и встречала из армии. Но свадьбу не в 2000-м сыграли. Сын Савелий родился. Потом дочка Нонна. Я пошел работать на завод Ижмаш. Автоматы Калашникова собирать. Потом там тяжело стало по деньгам. Ушел монтажником окон. Возвращался на завод, опять уходил. Вот сейчас снова окна ставлю.

— Что рассказываете сыну?

— Сава в кадетском классе имени омоновца Вострикова, погибшего в Чечне за месяц до нас. Сын ходит в берете голубом. Забрал отцовский, парадный, в котором я на дембель пришел. Интересуется тем, как и что было в Чечне. За что папа Орден мужества получил. Но мне кажется, что шестой класс — рано ему такое рассказывать.

— Видели фильм «Прорыв» о подвиге ваше роты?

— Не видел. Мне кажется, невозможно об этом снять так, как всё было.

— Встречаетесь вшестером — последние из 6-й роты?

— Вшестером еще ни разу не встречались. Не получалось. Даже во Пскове, в дивизии. У каждого свои проблемы. Ну, не получалось. Я чаще с Женей Владыкиным общаюсь.

— Из боя вы Романом Христолюбовым вышли?

— Да. Но он в последнее время на контакт не выходит. Если честно, никто не хочет об этом вспоминать.

— 20 лет прошло, для вас полжизни — Аргунское ущелье стирается в памяти?

— Каждый год находится, кому напомнить. Приходят, звонят. Жизнь бежит быстро, время проходит, кажется, что стирается. Но так вот напомнят — и опять тяжело на душе. И нам, и родителям нашим.

— Вашу службу родине достойно оценила родная страна?

— Не знаю. Надо у родителей наших узнавать. Отношение людей к нам делится на две категории. Одни считают героями, а другие спрашивают «что вы там забыли»?

— Слышали в свой адрес «кто вас туда посылал»?

— Да, мне говорили, что «я тебя туда не посылал». На работе, в поселке…

— Бой тот снится?

— Еду на встречу в Москву с близкими тех, кто погиб и кто выжил — и снова начнет сниться. Ни один из нас этого не избежит. Да, возвращаются эти сны. Не только к нам, выжившим из шестой роты. Ко всем, кто там был.

— Третий тост за тех, кто ушел — у вас за шестую роту?

— Нет, за пацанов.

Евгений Владыкин. Фото: Телеканал «Звезда»

ДРУГОЙ ОГОНЬ

У гвардии рядового Евгения Владыкина под утро 1 марта закончились патроны. Он был ранен. Заметив людей в белых маскхалатах, пополз к ним. Думал, это наши. Оказалось — боевики. Получив прикладом по голове, отключился. Решили — этот готов, сняли бушлат и берцы. Но он остался жив. А когда вернулся в Удмуртию — стал бороться с огнем

— Дома долго искали работу?

— Устроился сразу в нашем райцентре Балезино. В пожарную часть МЧС. Там и работаю.

— Семейная жизнь сложилась?

— С семьей все хорошо.

— Пожарный — опасное дело.

— Было такое…

— Риск на пожаре не сравнить с тем, что было на высоте 776?

— То, что там было, ни с чем сравнить нельзя. Там была война. Здесь просто работа. Ну да, с огнем.

— Общаетесь с кем то из шестой роты?

— С ребятами из Архангельска, Альметьевска, Ижевска. С парнями из Кировска и Питера — нет . Созваниваемся — и не только 1 марта. В 2010-м году пересекались во Пскове. Когда было 10 лет гибели 6 роты.

— В Чечне открыли памятный знак о том бое…

— Нормально к этому отношусь. Но простить тех, кто нас убивал… Вы бы простили?

— Какое отношение к вам чеченцев?

— Были в Чечне — вроде нормальное отношение.

— Если время повернуть вспять, и перед боем вам сказали, что он — ваш последний…

— Не могу ответить на этот вопрос.

— Дома спрашивают, как там было?

— Домашние не спрашивают. Я и сам никому особо не рассказываю.

— Пытались все забыть?

— Хочется забыть. Не получается. И парней не забудешь. Кто там остался…

Александр Супонинский, кадры сняты через несколько часов после боя. Фото: Канал «Россия 1»

ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ

20 лет назад я приехал в Тверской госпиталь, куда доставили раненного гвардии старшего сержанта Александра Супонинского. Несмотря на строгий пропускной режим, добрался до его палаты, взял телефон матери в далекой Шешминке в Татарстане. Дозвонился и прежде, чем в поселке отключили свет, успел сообщить, что Саша жив — а родители о судьбе сына не знали ничего.

В феврале 2020-го я вновь набрал номер Супонинских. Отец Героя России, Анатолий Александрович, звонку не удивился. Сказал, что у сына все хорошо, растит двоих детей, обещал с ним связаться. Но бывший десантник, который успел послужить и в полиции, и в службе безопасности крупной нефтяной компании, через несколько дней передал, что не хочет ничего вспоминать. Но в Москву собирается — на горький юбилей.

Не знаю, приедут ли на 20-ю годовщину гибели 6 роты Вадим Тимошенко из Питера, Андрей Поршнев из Архангельска и Роман Христолюбов из Кирова.

Но знаю, за что поднимут третий тост в этот день.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Арабские боевики во главе с Хаттабом и чеченские сепаратисты во главе с Басаевым общей численностью до 2500 человек, зажатые в Аргунского ущелья, пытались уйти в сторону Дагестана, были задержаны силами 6 и 4 рот 104 полка ВДВ, общим числом 90 человек. 120-мм орудия десанта за 16 часов выпустили более 1200 снарядов по противнику, поддержка с воздуха оказана не была из-за сложной горной обстановки, наземная — из-за разлива двух рек и плотного огня боевиков (командующий ВДВ Георгий Шпак). Погибли все 13 офицеров-десантников. 22 человека получили звание Героев России (21 посмертно). 68 человек — Ордена мужества (63 посмертно).

2 августа 2000 во Пскове президент Путин признал вину руководства страны за «грубые просчеты, которые приходится оплачивать жизнями русских солдат».

ЭТО НАДО ВИДЕТЬ

29 февраля в 20.00 на сцене ВТБ Арена покажут музыкальный спектакль «Воины духа» о подвиге 6 роты. В масштабной постановке со сложной техникой задействованы звезды российского театра и кино Дмитрий Дюжев, Никита Пресняков, Игорь Жижикин, Игорь Миркурбанов, Теона Дольникова, работают высококлассные каскадеры. Режиссер-постановщик Вячеслав Кулаев напомнил, что на его премьеру 16 лет назад в СК «Олимпийский» пришло 25 тысяч зрителей, приехали герои страшного боя, члены семей погибших бойцов. Ждут их и сейчас.

Подвиг 6-й роты псковских десантников в Чечне

29-02-2016, 04:16 • Опубл.: Apolitikus • Просм.: 33304 • Комм.: 29 • Статьи / История +295
Бойцы 6-й роты. Фото: sovsekretno.ru
В августе 1999 года несколько тысяч боевиков вторглись в Дагестан — началась Вторая чеченская война. К февралю 2000 года российская армия заняла равнинную территории Чечни и выбила отряды боевиков из города Грозный.
Основные силы боевиков стремились отойти в горную часть Чечни. Там в покрытых густыми лесами горах в районе Аргунского ущелья еще в 90-е годы боевики, используя сотни военнопленных и похищенных людей, превращенных в рабов, построили десятки укрепленных баз и высокогорную дорогу к границе Грузии, откуда в случае войны намеревались получать подкрепления иностранных наемников, оружие и боеприпасы.
В последние дни февраля 2000 года наша армия действовала, стремясь не допустить отхода противника на подготовленные базы в горах. Маршруты движения боевиков, разделившихся на несколько отрядов, были неизвестны — на перевалы и горные тропы были выдвинуты отдельные части российской армии, чтобы задержать отступающего врага.
28 февраля 6-я рота 2-го батальона 104-го полка 76-й гвардейской дивизии ВДВ получила приказ занять высоту на одном из возможных маршрутов отхода боевиков, недалеко от села Улус-Керт Шатойского района Чечни. Ротой командовал майор Сергей Молодов, но он совсем недавно прибыл в эту часть, поэтому вместе с ним и ротой в бросок по горам отправился их вышестоящий начальник — командир 2-го батальона подполковник Марк Евтюхин.
90 десантников ушли в горы. В 5 километрах от цели рота, остановившись на одной из безымянных высоток, имевшей на штабной карте лишь №776, выслала вперёд группу из 12 разведчиков. Вскоре разведка десантников столкнулась с превосходящим отрядом боевиков, завязалась перестрелка.
Так в 12 часов 30 минут 29 февраля 2000 года начался последний бой 6-й роты псковских десантников. Никто ещё не знал, что 90 десантников столкнулись с основными силами боевиков под командованием Хаттаба, иорданского ваххабита, «полевого командира» с большим опытом войны. Менее сотни русских воинов, в основном солдат срочной службы, оказались на пути превосходящих сил противника.
По полученным позднее данным нашей разведки, отряд Хаттаба насчитывал свыше 2000 хорошо подготовленных, опытных бойцов. По позднейшим утверждениям главарей боевиков, их там было около тысячи. В любом случае противник превосходил 6-ю роту минимум в 10 раз.
Бойцы шестой роты 104 полка Псковской ВДД
Горы в тот день были покрыты густым туманом. До конца 29 февраля ни командиры 6-й роты, ни штабы российской армии, командовавшие операцией в Чечне, еще не знали, что на высоте №776 горстка десантников противостоит основным силам боевиков. Дело в том, что в предыдущие недели боевики понесли большие потери от бомб и артиллерийского огня российской армии. Поэтому наше командование предполагало, что боевики будут прорываться на горные базы, разбившись на малые отряды, которым легче избежать прицельных ударов бомбардировщиков и дальнобойной артиллерии.
Однако противостоявший нашей армии в 2000 году в Чечне противник был серьёзный и опытный — он сумел не только прорваться из большого окружения, но и быстро преодолеть значительно расстояние, ударив там, где его не ждали. При этом противник пошёл на сознательный риск, не став рассеиваться малыми группами, а ударив компактно всей силой. Хотя это и обеспечило врагу подавляющее превосходство над ротой псковских десантников, но единая большая группа боевиков стала хорошей мишенью для огня нашей артиллерии.
Густой туман не позволил поддержать 6-ю роту вертолетами, но наша дальнобойная артиллерия весь день вела огонь по предполагаемым позициям боевиков, поддерживая десантников. Начавшийся в обед 29 февраля беспощадный бой затянулся до трех часов ночи 1 марта. К началу первого дня весны 2000 года в роте погибла уже треть бойцов, но противник понёс еще большие потери.
Один из выживших бойцов роты, сержант Александр Супонинский позднее так вспоминал тот день: «В какой-то момент они стеной на нас пошли. Одна волна пройдёт, мы их перестреляем, полчаса передышки — и ещё одна волна… Много их было. Просто шли на нас — глаза выпученные, орут: «Аллах акбар»… Потом уже, когда они отступили после рукопашной, они нам предлагали по рации деньги, чтоб мы их пропустили…»
Боевикам надо было во чтобы то ни стало взять высоту №776, чтобы уйти в спасительные горы у границы с Грузией. Они смогли занять её лишь к 5 часам утра 1 марта, после 16 часов почти непрерывного боя, применив привезённые на лошадях миномёты. Из 90 русских десантников в том бою погибли 84.
Днём 29 февраля командованию российской армии еще не было ясно, что 6-я рота оказалась под ударом главных сил противника, а ночью уже было поздно — наша армия, еще не оправилась после развала 90-х годов, не имела ни достаточно приборов ночного видения, ни иной техники и вертолётов для стремительного перемещения по воздуху ночью. Пешее перемещение во враждебных горах было чревато засадами, потерями и в любом случае той ночью уже не успевало на помощь.
Одним словом, причинами гибели героической роты десантников являются — во-первых, умелые действия опытного противника, минимум в 10, а то и в 20 раз превосходившего 6-ю роту по силам; во-вторых, последствия государственного кризиса России в 90-е годы, когда наша армия оказалась плохо оснащённой новейшей техникой, без которой российские войска просто не имели возможности в течении нескольких часов одной ночи перебросить достаточные силы через леса и горы Веденского района Чечни.
В том бою погибли все 13 офицеров, находившихся с 6-й ротой. Утром 1 марта подполковник Марк Евтюхин, неоднократно раненый, но продолжавший командовать боем, по рации вызвал огонь артиллерии «на себя»… Позднее 22 десантника 6-й роты были представлены к званию Героя России, из них 21 — посмертно. 68 солдат и офицеров награждены Орденами Мужества, 63 из них — посмертно.
Отряд Хаттаба в бою с героическими десантниками потерял свыше 400 человек. Его потрёпанные остатки сумели прорваться мимо высоты №776, однако это уже была агония крупных сил боевиков. С весны 2000 года они уже не имели возможности противостоять российским войскам в открытом бою, оставшись способными лишь на засады и террористические акты. Вконтакте Facebook Twitter Одноклассники Мой мир Постоянный адрес публикации на нашем сайте:
QR-код адреса страницы:

Как живут уцелевшие бойцы 6-й роты

На безымянной высоте

В начале февраля 2000 года боевиков вытеснили из Грозного. Крупная группировка: свыше трех тысяч человек во главе с Шамилем Басаевым, Русланом Гелаевым и Хаттабом, — была блокирована в Аргунском ущелье. День и ночь боевиков утюжила артиллерия, впервые были применены полуторатонные объемно-детонирующие бомбы, выжигающие все живое вокруг себя. На армейском языке стояние в Аргуне называлось «маленький Сталинград», бандиты там заскучали и предприняли попытку прорваться. Гелаев с отрядом в 800 человек выдвинулся на северо-запад к селу Комсомольское. Остальные боевики пошли на северо-восток к селению Улус-Керт. Там-то, на высоте 776, все и произошло.

Встреча была неожиданной для обеих сторон. Обнаружив перед собой десантников, полевые командиры по рации предложили пропустить их за хорошее вознаграждение. В ответ раздался такой виртуозный мат, что переговоры прекратились и начался бой, продолжавшийся без малого 20 часов. 90 десантников сдерживали непрерывные атаки 2500 боевиков.

— Они просто стеной шли на нас — глаза выпученные, орут: «Аллах акбар!» Одну волну перестреляем, полчаса передышки — и снова атака… Много их было, — рассказал гвардии сержант Андрей Поршнев.

Пользуясь складками местности и туманом, басаевцы подбирались вплотную к позициям десантников. С обоих сторон велась стрельба в упор из автоматов, пулеметов, подствольных гранатометов. Боевики обстреливали позиции десантников из минометов, нашим помогала артиллерия. Командиру самоходной артиллерийской батареи гвардии капитану Виктору Романову взрывом мины оторвало обе ноги, но он до последней минуты жизни корректировал огонь своих орудий.

Несколько раз перестрелка переходила в рукопашную: в ход шли штык-ножи, саперные лопатки, приклады автоматов. К утру 1 марта большинство солдат и офицеров шестой роты были убиты или тяжело ранены, у десантников закончились боеприпасы. В 6.10 принявший командование после гибели ротного командира гвардии подполковник Марк Евтюхин вызвал огонь артиллерии на себя.

Шестеро целых

Гвардии рядовые Алексей Комаров и Роман Христолюбов попытались вынести с поля боя истекающего кровью командира разведвзвода Алексея Воробьева — у того была перебита артерия на ноге. Старший лейтенант приказал им прорываться к своим и прикрыл автоматным огнем. Перед смертью он уничтожил полевого командира амира Идриса.

Гвардии сержант Андрей Поршнев и гвардии старший сержант Александр Супонинский покинули позиции по приказу капитана Романова.

— Ранним утром я пересчитал свои оставшиеся боеприпасы — оказалось шесть патронов. Комбат стал по рации огонь артиллерии на себя вызывать, а я в какой-то момент не выдержал и решил покончить с собой: лучше смерть, чем плен, — рассказал Александр Супонинский. — Спасла артиллерия: снаряды придержали «духов», я пришел в себя, воспрянул и стал стрелять по бандитам. Вставляя в автомат последний рожок, Романов сказал: «Кто-то должен выжить и рассказать о нас правду. Уходите, пацаны, я вас прикрою».

Сержанты заковыляли вниз в овраг. Контуженный Поршнев шел в полный рост. У него кровоточили нос и уши, солдат качался, как пьяный. Боевики стреляли по ним из подствольников практически в упор, но не попали. Овраг был извилистый и двое десантников скоро скрылись из виду.

Гвардии рядовой Евгений Владыкин был ранен, у него кончились патроны. Он увидел людей в белых маскхалатах и пополз к ним. Но это оказались не товарищи, а боевики. Они попытались наскоро допросить его, но десантник молчал. Владыкина дважды ударили по голове прикладом пулемета и бросили. Позже собиравшие тела боевики сочли его мертвым (раненых они добивали), сняли бушлат и ботинки. Евгений взял одежду и обувь погибшего товарища и добрался до своих.

Гвардии рядовой Вадим Тимошенко тоже был ранен. Боевики искали его по кровавому следу, но солдат смог спрятаться под завалами деревьев.

После боя

Александр Супонинский стал Героем России, остальные выжившие бойцы награждены орденами Мужества.

Вадим Тимошенко живет в Санкт-Петербурге. Евгений Владыкин после демобилизации вернулся домой в Удмуртию. Работал электромонтером в компании связи, потом слесарем на чугунолитейном заводе. В 2006 году принят на службу в МЧС, работает пожарным в своем райцентре Балезино. В том же году Евгений женился, полгода назад у него родилась дочка Настя. Не так давно при помощи региональной Ассоциации участников локальных войн семья Владыкиных получила квартиру.

Весной 2008 года в столичном мемориальном комплексе «Поклонная гора» состоялся вечер Воинской славы в память о подвиге десантников шестой роты. На нем присутствовал Андрей Поршнев с сыном Игорем, которому папа ничего не рассказывает про войну. Сейчас у Поршнева родился второй сын Макар. Живут они в Архангельске. До последнего времени Андрей работал на железной дороге, но попал под сокращение — с ним не продлили контракт.

Долго не мог найти работу и Александр Супонинский: Герою положены льготы и в его родном Татарстане многие неодобрительно отнеслись к тому, что Герой убивал мусульман. Помогла передача «Забытый полк» — после того, как Супонинский рассказал там о своих проблемах, на работу его взяли: сначала в нефтяную компанию, потом в полицию. Александр живет и работает в Альметьевске, у него двое детей.

Кировчанин Роман Христолюбов — исполнительный директор фирмы, занимающейся строительством и отделкой помещений. Себя он относит к среднему классу: семья, квартира, машина. Сыну Егору девять лет, на его вопросы о происхождении боевых наград Роман обычно отшучивается. «Ну а если серьезно, то в том бою я сильно возмужал», — признался он.

Алексея Комарова его семилетний сын Павел про войну расспрашивает ежедневно. 23 февраля на утренник в детском саду Пашка выпросил у отца голубой берет — одногруппники обзавидовались. Живет Комаров в удмуртском селе Средний Постол, работает на Ижмаше — полирует автоматы Калашникова в люксовом исполнении.