Диктат папы Григория 7

Диктат папы

Dictatus papae

Диктат Папы (лат. Dictatus papae) — документ, составленный, по всей видимости, в 1075 году и содержащий ряд идей, характерных для понтификата Григория VII. Прежде достоверность сборника решений об авторитете Папы ставилась под сомнение, в настоящее время считается, что автором сборника был Григорий VII.

27 основных положений «Диктата папы» излагают следующие мысли:

  1. Римская церковь была основана лишь самим Господом.
  2. Только римский папа вправе называться вселенским.
  3. Одному папе принадлежит право назначения и смещения епископов.
  4. Легат папы на соборе по своему положению стоит выше любого епископа, даже если он имеет более низкое звание; ему также принадлежит право перевода епископов.
  5. Папа может выносить решение о смещении и отсутствующих лиц.
  6. С отлученными папой от церкви лицами запрещено даже находиться в одном доме.
  7. Одному папе можно в соответствии с потребностями времени издавать новые законы, образовывать новые епископства, капитулы преобразовывать в аббатства и наоборот, делить богатые епископства и объединять бедные.
  8. Один папа может носить императорские регалии.
  9. Все князья должны целовать ногу только у папы.
  10. Только имя папы упоминают в церквах.
  11. Во всем мире лишь он удостоен имени папы.
  12. Папа вправе низлагать императоров.
  13. Папа вправе, если существует необходимость, переводить епископов с одной епископской кафедры на другую.
  14. По своему усмотрению папа может переместить клирика из одной церкви в другую.
  15. Тот, кого папа посвятил в сан, может быть главой любой церкви, на него не может быть возложено выполнение более низкой должности. Того, кого папа посвятил в сан, другой епископ не вправе рукоположить в более высокий сан.
  16. Без распоряжения папы нельзя созывать вселенский собор.
  17. Не опираясь на авторитет папы, никакой капитул и никакая книга не могут считаться каноническими.
  18. Никто не вправе изменить решения папы, пока он сам не внесет в него соответствующие изменения.
  19. Никто не имеет права судить папу.
  20. Никто не вправе осмелиться судить лицо, обратившееся с апелляцией к Апостольскому Престолу.
  21. Наиболее важные дела каждой церкви следует представлять на рассмотрение папы.
  22. Римская церковь ещё никогда не ошибалась, она, согласно свидетельству Писания, вечно будет непогрешимой.
  23. Римский папа, если он был избран в соответствии с канонами, с учётом заслуг Святого Петра, несомненно, станет святым, как это подтвердил епископ Павии Святой Эннодий, и с ним в этом были согласны многие святые отцы, это можно найти в декретах Святого Симмаха.
  24. По приказу и в соответствии с полномочиями папы обвинения могут быть выдвинуты и духовными лицами более низкого сана.
  25. Папа может смещать или возвращать на свою должность епископа без созыва собора.
  26. Нельзя считать католиком того, у кого нет единства с римской церковью.
  27. Папа может освободить подданных от присяги верности лицу, совершившему грех.

Историческое значение

«Диктат папы» на основании «Лжеисидоровых декреталий» не только провозглашает, что Папа обладает вселенской юрисдикцией и непогрешимостью, но и имеет право созыва собора, посвящения епископов и низложения их. При Григории VII следовавшие один за другим соборы приняли строгие постановления, направленные против симонии и против браков священников. Введение целибата, безбрачия священников, ставило перед собой цель прервать общность интересов, существовавшую между клиром и светским обществом. Безбрачие священников — это не так называемый приказ божественного изъявления, а церковный закон. Из Евангелий нам известны всего лишь советы о соблюдении девственности, но там не говорится о запрете духовным лицам вступать в брак. С первой церковной регламентацией мы встречаемся на Эльвирском соборе (около 300 г.): 33-й канон под угрозой исключения из духовного сословия запрещает епископам, священникам и диаконам жить вместе со своими женами. Здесь речь идет не о запрете брака, а о запрете семейной жизни. В период укрепления церковной иерархии, например на Никейском соборе, во вселенской церкви ещё не удалось принять решения о целибате. На Востоке это положение сохранилось без изменений, в латинской церкви папы Лев I и Григорий I придали решению Эльвирского собора законную силу, распространив его на всю церковь. Однако в эпоху переселения народов, а затем в период раннего Средневековья претворить в жизнь это решение не удалось, и браки духовенства стали обычным явлением. Григорий VII и движение за реформы восстановили принцип целибата, стремясь осуществить его и в практической деятельности феодальной церкви. Большинство соборов, проведенных в XI—XII веках, уже высказались за отмену браков для лиц духовного сословия. Второй Латеранский вселенский собор в 1139 году провозгласил, что носители высокого сана (епископ, священник) не могут вступать в брак. Об этом вновь было заявлено на Тридентском вселенском соборе, который объявил целибат догматом. Несмотря на то что на протяжении всей истории церкви целибат подвергался массированной критике, решение о целибате включено и в ныне действующий церковный кодекс законов.

Согласно церковной концепции, между священником, находящимся в состоянии безбрачия, и Богом не стоит семья, таким образом, он может полностью посвятить себя служению Богу, его не связывают интересы семьи. Наряду с этим принятию закона о безбрачии священнослужителей в средние века, безусловно, способствовали существовавшие церковно-организационные и экономически-властные интересы. Догмат обязательного безбрачия вызвал внутри церкви большое сопротивление, ибо в большинстве мест священники вступали в супружеские связи. В 1074 году на Парижском соборе решения папы были объявлены недействительными. Констанцский епископ Отто прямо призывал своих священников жениться. Григорий VII направил в европейские страны полномочных папских легатов для проведения в жизнь своего решения о целибате.

Император Генрих IV, оказавшийся в стесненных обстоятельствах из-за восстания саксонцев, некоторое время не решался действовать, так как нуждался в моральной поддержке папы. Его поведение изменилось, когда папа решил оспорить у императора право на инвеституру и ему удалось одолеть внутреннюю оппозицию. Столкновение между папой и императором было неизбежным, ведь, согласно сути концепции Григория VII, папство должно быть независимым от светской власти. Примат папы может быть осуществлен только в том случае, если при назначении епископов он осуществит свою волю (инвеституру) и тем самым воспрепятствует симонии. Таким образом, в результате введения целибата церковью решался не только вопрос сохранения церковного имущества, но и достижения независимости церкви от светской власти.

Согласно «Диктату папы» Бог возложил на папу сохранение божественного порядка на Земле. Поэтому папа вправе выносить суждение обо всем, но никто не может совершать суд над ним, его суждение неизменяемо и непогрешимо. Папа должен покарать того, кто вступает в конфликт с христианским миропорядком. Особо следует следить за правителями, за князьями. Если король не соответствует своему предназначению, то есть следует не за Богом и церковью, а руководствуется собственной славой, то он теряет право на власть. Папа, обладая всей полнотой власти наказывать и миловать, может низлагать светских правителей или вновь давать им власть. Именно на этот основополагающий постулат Григорий VII ссылался в борьбе с Генрихом, и в его руках такие методы борьбы, как проклятие, отлучение королей от церкви, освобождение их подданных от присяги, превратились в эффективное средство. Если прежде империя властвовала над папством (цезарепапизм), то в Христианской республике ведущая роль переходит к церкви, к папам (церковная государственность), чтобы в соответствии с Божьими законами обустроить империю (теократия).

«Диктат папы» был помещен в регистр писем Григория VII между двумя письмами от 3 и 4 марта 1075 г. Не получили поддержки предположения о том, что он являлся программой для собора великим постом 1075 г. или проектом условий для объединения с греческой церковью. «Диктат папы» никогда не был опубликован и не стал официальным документом. Как то было показано исследованиями Р. Шиффера, ни при Григории VII, ни в последующие десятилетия «Диктат» не стал известен за пределами римской курии.

Примечания

  1. W. Hartmann. Der Investiturstreit. Muenchen, 1996. S. 86-88.
  2. Ibid.
Для улучшения этой статьи желательно:

  • Найти и оформить в виде сносок ссылки на независимые авторитетные источники, подтверждающие написанное.

Пожалуйста, после исправления проблемы исключите её из списка параметров. После устранения всех недостатков этот шаблон может быть удалён любым участником.

Григорий VII и «Диктат папы»

Идея папской теократии в исторических условиях европейского Раннего и Высокого средневековья не была самоцелью или властолюбивой прихотью преемников апостола Петра, но настоятельным требованием времени.

После раскола 1054 г. папа выступал гарантом внутреннего догматического единства Церкви. Папский примат и право назначать высших сановников Церкви были необходимы для борьбы с частными интересами национальных государств, то есть для внешнего единства Церкви в условиях раздробленности Европы, где местные церкви были опорой королевской власти. Но Григорий VII (1073–1085) и его преемники добивались и политического верховенства, ибо папа, а не император, – глава христианского мира.

Идеолог реформы Гильдебранд наконец сам становится папой под именем Григория VII и вступает в борьбу за вполне политический идеал – «божественную справедливость», согласно которой в мире правит одно царство Христа, одно Божье право, одна Божья власть. Опираясь на идеи Августина, Николая I и Лжеисидоровы декреталии, он стремится реализовать идею Вселенской империи, управляемой папой, которая заняла место имперской идеи Карла Великого. Папа является повелителем мира. Но для этого Церковь должна обрести свободу и независимость. Однако требование «божественной справедливости» в конце концов привело к политизации и секуляризации папства, а самого папу – к плену, а также открыло путь пап в Авиньон и способствовало кризису Церкви в эпоху Возрождения.

Воплощением теократического идеала был «Диктат папы» Григория VII (1075 г.). Только папа вправе называться Вселенским, и только ему принадлежит право назначения и смещения епископов. Только он издает новые законы, основывает новые епископства. Папа вправе низлагать императоров; без его распоряжения нельзя созывать Вселенский собор или изменять его решения; никто не имеет права судить папу. О Римской церкви «Диктат» утверждает, что она еще никогда не ошибалась и вечно будет непогрешимой. Папа может освободить подданных от присяги лицу, совершившему грех. Папа имеет право носить императорские регалии, и все князья должны целовать ногу только папе.

Григорий VII последовательно реализует свою программу. В 1075 г. он заявил о ликвидации всякой «симонической» светской инвеституры. Тем самым король терял право распоряжаться огромными вассальными владениями епископов и имперских аббатов – главной опорой его экономической и военной мощи, а значит, терял влияние на местное духовенство – его опору в борьбе с могущественными феодалами. Столкновение папы и короля становилось неизбежным.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Вопрос 31. Папская революция.11-12 вв. Источники нового канонического права.

Папская революция- когда римские папы начинают претендовать на руководство всем христианским миром, римско-католическая церковь превращается в своеобразную надтерриториальную и общеевропейскую теократическую монархию.

В XI—XII вв. в период «папской революции» складывается «новое право» (jus novum). Именно в это время заканчивается процесс складывания канонического права в качестве самостоятельной правовой системы западноевропейского общества. Более четким становится его юридическое содержание. Утверждается само понятие «каноническое право» (jus canonicum). Главенствующим источником нового канонического права становятся папские конституции (буллы, бреве, энциклики, рескрипты и др.). С папы Григория VII начинается преподавание канонического права в университетах.

Решающую роль в переходе к новому каноническому праву сыграл составленный в 1140—1141 гг. декрет Грациана («Гармония несогласующихся канонов» — Concordia discordantium canonum), в котором были сведены воедино около 3800 канонических текстов. В последующем значительный вклад в преподавание и развитие канонического права внесли путем толкования и комментирования декрета Грациана профессора канонического права (канонисты).

В XII—XIII вв. папское правотворчество получило особенно широкий размах, в связи с чем возникла необходимость дальнейшей систематизации канонического права. По указанию папы Григория IX в 1234 году был составлен сборник декреталий, не вошедших в декрет Грациана и объединенных в пяти книгах (Liber extra). В 1298 году при папе Бонифации VIII в дополнение к этому сборнику на базе более поздних церковных постановлений была создана шестая книга (Liber sextus), а при папе Иоанне XXII в едином сборнике были сведены декреталий и другие акты последующих римских пап, начиная с Климентия (Constitutiones Clementinae).

Процесс систематизации канонического права в средние века имел своим конечным результатом составление в 1500 году обширного свода, который с 1580 года был признана качестве официального источника права римско-католической церкви. По аналогии с Кодификацией Юстиниана он получил название Свода канонического права (Corpus juris canonici). Средневековое каноническое право охватывало широкий круг вопросов и играло важную роль в правовой жизни западноевропейских стран. Оно регламентировало организацию церковной власти (право римского папы назначать на церковные должности, процедуру рассмотрения споров между священниками и т.п.), а также отношения церкви со светской властью, статус церковной собственности и режим владения и пользования церковными землями, источники доходов церкви и т.д.

В каноническом праве содержались нормы, относящиеся к уголовному праву, в частности предусматривался список епитимий, налагаемых за убийство, ложную клятву и некоторые другие преступления. В нем закреплялись нормы, относящиеся к договорному праву, к завещаниям, наследованию и особенно к брачно-семейным отношениям.

Вопрос 34. Источники права средневековой Франции.

В истории французского права нашли свое наиболее полное отражение типические черты средневекового права Западной Европы. В течение всей эпохи средневековья множественность и партикуляризм источников права, отражавшие разобщенность самого феодального общества, препятствовали образованию во Франции единой национальной правовой системы. Несмотря на политическое объединение страны, религиозно-духовную общность и утверждение абсолютизма, французское право вплоть до революции 1789 года представляло собой конгломерат многочисленных правовых систем, действие которых распространялось или на определенный круг лиц (духовенство, торговцы и т.д.), или на какую-либо конкретную, часто небольшую по размерам территорию. Как язвительно заметил Вольтер, во Франции, «меняя почтовых лошадей, меняют право». Важнейшим источником права, придававшим ему особую пестроту, был обычай. К Х в. во Франции практически перестали действовать Салическая правда и другие варварские обычаи, которые применялись по персональному принципу. На смену им в условиях феодальной раздробленности пришли территориальные правовые обычаи (кутюмы) отдельных регионов, сеньорий и даже общин. В рамках крупных феодальных владений (Нормандия, Анжу, Бретань и др.) они отличались большим разнообразием. Особенно велика была роль кутюмов в северной Франции, которую даже называли в связи с этим «страной обычного права». Обычаи складывались в устной форме (отсюда север Франции носил название «страны неписаного права»); они формировались на основе обыкновений, признававшихся из поколения в поколение на какой-либо определенной территории, местного или регионального масштаба. Сила и авторитет обычного права определялись тем, что оно отражало реальные потребности территориальных коллективов феодального общества, возникало, как правило, из компромисса и не зависело всецело от произвола государственной власти. Поэтому и соблюдение кутюмов в большинстве случаев было добровольным, хотя они и приобретали обязательную силу, подкрепляемую прежде всего судебной властью. Для признания обычаев в судах было необходимо, чтобы они были известны с «незапамятных времен», т.е. по крайней мере 40 лет. Начиная с XII в. отдельные кутюмы стали записываться, а к середине XIII в. в Нормандии был составлен сравнительно полный сборник обычного права — Большой кутюм Нормандии, который использовался в судебной практике. С этого времени появляется ряд частных записей местного обычного права, сделанных королевскими судьями и логистами. Одной из таких ранних записей стал «Совет другу» (1253 год), принадлежавший перу Пьера де Фонтена. Но наиболее известным и популярным в средневековой Франции,. стал сборник обычаев — Кутюмы Бовези (около 1283 года), автором которых был королевский бальи Филипп де Бомануар. Хотя этот сборник опирался прежде всего на запись кутюмов одного из судебных округов графства Клермонта (на северо-западе Франции), Филипп де Бомануар дал в своем сочинении более широкий обзор обычного права со ссылками на кутюмы других судебных округов и с добавлением ряда положений канонического и римского права. Сборник, состоявший из пролога и 70 глав, хотя и не давал системного и цельного изложения правового материала, описывал большое количество кутюмов по различным вопросам права (организация суда и процесс, правовой статус разных категорий лиц, юридический режим земельных владений и т.д.). Кутюмы Бовези подтверждали принцип непреложности правовых обычаев не только для местных жителей, но и для государственной власти: «Король должен сам соблюдать обычаи и заставлять других соблюдать эти обычаи».

За Кутюмами Бовези последовал ряд других подобных сборников: Кутюмы Тулузы (1296 год), Древний кутюм Бретани (1330 год). Особым авторитетом в судах пользовался сборник Большой кутю Франции, составленный в 1389 году.

Источники права. В истории французского права нашли свое наиболее полное отражение типические черты средневекового права Западной Европы. В течение всей эпохи средневековья множественность и партикуляризм источников права, отражавшие разобщенность самого феодального общества, препятствовали образованию во Франции единой национальной правовой системы. Несмотря на политическое объединение страны, религиозно-духовную общность и утверждение абсолютизма, французское право вплоть до революции 1789 года представляло собой конгломерат многочисленных правовых систем, действие которых распространялось или на определенный круг лиц (духовенство, торговцы и т.д.), или на какую-либо конкретную, часто небольшую по размерам территорию. Как язвительно заметил Вольтер, во Франции, «меняя почтовых лошадей, меняют право». Важнейшим источником права, придававшим ему особую пестроту, был обычай. К Х в. во Франции практически перестали действовать Салическая правда и другие варварские обычаи, которые применялись по персональному принципу. На смену им в условиях феодальной раздробленности пришли территориальные правовые обычаи (кутюмы) отдельных регионов, сеньорий и даже общин. В рамках крупных феодальных владений (Нормандия, Анжу, Бретань и др.) они отличались большим разнообразием. Особенно велика была роль кутюмов в северной Франции, которую даже называли в связи с этим «страной обычного права». Обычаи складывались в устной форме (отсюда север Франции носил название «страны неписаного права»); они формировались на основе обыкновений, признававшихся из поколения в поколение на какой-либо определенной территории, местного или регионального масштаба. Сила и авторитет обычного права определялись тем, что оно отражало реальные потребности территориальных коллективов феодального общества, возникало, как правило, из компромисса и не зависело всецело от произвола государственной власти. Поэтому и соблюдение кутюмов в большинстве случаев было добровольным, хотя они и приобретали обязательную силу, подкрепляемую прежде всего судебной властью. Для признания обычаев в судах было необходимо, чтобы они были известны с «незапамятных времен», т.е. по крайней мере 40 лет. Начиная с XII в. отдельные кутюмы стали записываться, а к середине XIII в. в Нормандии был составлен сравнительно полный сборник обычного права — Большой кутюм Нормандии, который использовался в судебной практике. С этого времени появляется ряд частных записей местного обычного права, сделанных королевскими судьями и логистами. Одной из таких ранних записей стал «Совет другу» (1253 год), принадлежавший перу Пьера де Фонтена. Но наиболее известным и популярным в средневековой Франции,. стал сборник обычаев — Кутюмы Бовези (около 1283 года), автором которых был королевский бальи Филипп де Бомануар. Хотя этот сборник опирался прежде всего на запись кутюмов одного из судебных округов графства Клермонта (на северо-западе Франции), Филипп де Бомануар дал в своем сочинении более широкий обзор обычного права со ссылками на кутюмы других судебных округов и с добавлением ряда положений канонического и римского права. Сборник, состоявший из пролога и 70 глав, хотя и не давал системного и цельного изложения правового материала, описывал большое количество кутюмов по различным вопросам права (организация суда и процесс, правовой статус разных категорий лиц, юридический режим земельных владений и т.д.). Кутюмы Бовези подтверждали принцип непреложности правовых обычаев не только для местных жителей, но и для государственной власти: «Король должен сам соблюдать обычаи и заставлять других соблюдать эти обычаи».

За Кутюмами Бовези последовал ряд других подобных сборников: Кутюмы Тулузы (1296 год), Древний кутюм Бретани (1330 год). Особым авторитетом в судах пользовался сборник Большой кутю Франции, составленный в 1389 году.

Обычное право — кутюмы . Особенно велика роль кутюмов была IX—XII вв. в Северной Франции , которая получила название «страна обычного права», страна «неписаного права».

Римское право. Особенно было сильно на юге Франции, «страна писаного права». В XIV—XV вв. преобладает по всей стране.

Каноническое право было распространено по всей стране.

Городское право.

Международное морское и торговое право Законодательство королей (появлялось по мере усиления власти).

О папской экономической революции

Индийский экономист Дипак Лал в своей книге «Непреднамеренные последствия» пишет об одной из причин возвышения европейской мирсистемы (над азиатской и прочими мирсистемами).
По его мнению, это — «папская экономическая революция», произошедшая в 1075 году при Григории VII. Именно от этой даты начинается особый, европейский руть развития.
Революция была направлена против господства над церковью императоров и феодалов, результатом её стало утверждение назависимого, корпоративного образования под управлением папы, экономическими агентами которого, в свою очередь, стали монастыри.
Революция эта разыгралась в системе семейных отношений. До XI-XII веков традиционная система поощряла практику:
а)браков с близкими кровными родственниками;
б)браков с близкими свойственниками — обычно с вдовами близкиих кровных родственников;
в)передачу детей путём усыновления;
г)сожительства (конкубината).
Папа Григорий VII запретил все 4 практики, а также фактически запретил разводы. Джек Гуди в своей книге «Развитие семьи и брака в Европе» (на него ссылается Дипак Лал) говорит, что эти 4 формы предотвращали изъятие собственности из семьи наследницами-женщинами и, следовательно, боролись с проблемами отсутствия сыновей. «Но запретите близкородственный брак, воспрепятствуйте усыновлению, осудите многожёнство, внебрачное сожительство, развод и повторный брак — и 40% семей останутся без прямого наследника мужского пола», — пишет Гуди.
Единственным кандидатом на получение наследства в этих 40% случаев становилась церковь. В результате к концу XII века в церкви в зависимости от региона сосредотачивается от 20 до 40% земельных угодий Европы (наивысший процент — около 45% — в Южной Франции). И главное — монастыри (как экономические агенты папы) конкурировали друг с другом за взятие в управление этих активов. Это был первый в истории пример реальной экономической конкуренции.
Тогда же было инциирование целибата (безбрачия) в церкви — как средство сохранения церковной собственности.
А также была придумана система сохранения церковных богатств от посягательства феодалов — через угрозу отлучения, а также через введения понитя «чистилище». Для компенсации своей слабости в этом мире церковь ввела контроль над загробным миром.
Последствия папской революции оказали непосредственное влияние на экономику. Как пишет Лал, по сравнению с индийской, китайской, русской и юго-восточноевропейской, эту систему отличали поздние браки (в среднем 27-29 лет), занятость неженатых и незамужних вне, а не в пределах домохозяйства и разделение домохозяйства на части в случае брака. Эти характеристики позволяли контролировать рождаемость, тем самым избегая т.н. «мальтузианского обнищания», которое в остальной Евразии следовало за неизменным размножением. Переменная рождаемость позволила Западу иметь некоторый экономический излишек (в пределах 2-7% в зависимости от региона), который не проедался ростом численности населения, а мог быть направлен на инвестиции.
Так траектория роста Запада разошлась с траекторией остальной части мира, заключает Дипак Лал.
Окончательное размежевание с евразийским путём развития произошло во второй половине XII века, когда в католической Европе появились договоры о пенсии по старости и общественное призрение для бедных. Западная система понемногу шла к тому, что она не полагалась на ответственность детей за своих родителей или наоборот, что отличает её от других евроазиатских систем.

Клюнийская реформа. Монашеские ордена

Колоссальным ав­торитетом пользовались монастыри. Жизнь монастыря определя­лась уставом. Несколько раз в день монахи совершали совместную молитву. Остальное время посвящали труду. Они работали на по­лях,пасли скот, возделывали огороды, занимались торговлей и ремеслом. Монахи переписывали книги, составляли хроники, от­крывали школы и больницы.

Однако по меру роста богатств многие монахизабывали о стро­гости и чистоте монашеской жизни. Во владениях монастырей оказались земли с крестьянами. Монахи все меньше трудились сами, и все больше жили за счет крестьян. Главы монастырей — аббаты окружали себя роскошью, стремились к наслаждениям.

Такое положение вызывало протест не только среди населе­ния, но и среди отдельных монахов. Некоторые из них основыва­ли новые монастыри, где возрождались строгие правила. С X — XI вв. центром борьбы за очищение монашества стал монастырь Клюниво Франции. Приверженцы Клюни появились в других мо­настырях, где восстанавливались старинные порядки. Клюнийская реформа затронула всю церковь. Папы запретили торговлю долж­ностями, отстраняли продажных и распутных священников и епис­копов. Служителям церкви запретили иметь семью, чтобы не было стимула копить богатства. Реформа значительно укрепила автори­тет церкви.

Однако со временем в церковной среде вновь распространя­ются пороки, связанные с ростом богатств. Недовольство существующим положением привелок возникновению в XIII в. ор­денов монахов-нищих. Эти монахи считали, что они должны жить не в монастырях, а странствовать по всему миру и пропо­ведовать учение Христа. Первым возник орден монарх францисканцев. Его основателем стал итальянец Франциск Ассизский. Он проповедовал любовь к людям и даже животным, отказ от имущества, добровольную нищету. Францисканцы своим при­мером показывали всем возможность безгрешной жизни. Дру­гим объединением монахов-нищих стал орден доминиканцев, возникший в Испании. Доминиканцы прославились защитой католичества.

КЛЮНИЙСКАЯ РЕФОРМА

Смотреть что такое «КЛЮНИЙСКАЯ РЕФОРМА» в других словарях:

  • Клюнийская реформа — Клюнийская реформа, Клюнийское движение движение за реформу монашеской жизни в Западной церкви в X XI веке, центром которого было Клюнийское аббатство. Возникло как протест против падения нравственности монашества и духовенства, против… … Википедия

  • КЛЮНИЙСКАЯ РЕФОРМА — преобразования в кон. 10 11 вв. в католической церкви, направленные на ее укрепление. Движение за реформу возглавило аббатство Клюни (Cluny) в Бургундии (Франция). Главные требования клюнийцев: суровый режим в монастырях, независимость их от… … Большой Энциклопедический словарь

  • Клюнийская реформа — реформы в конце X XI вв. в католической церкви. Центром движения за реформу церкви стало бенедиктинское аббатство Клюни в Бургундии (). Реформа включала реформирование монастырей (., не соблюдавшегося в монастырях, основанного на принципах… … Энциклопедический словарь «Всемирная история»

  • Клюнийская реформа — преобразования в конце X XI вв. в католической церкви, направленные на её укрепление. Движение за реформу возглавило аббатство Клюни (Cluny) в Бургундии (Франция). Главные требования клюнийцев: суровый режим в монастырях, независимость их от… … Энциклопедический словарь

  • Клюнийская реформа — совокупность преобразований, осуществленных в конце 10 11 вв. в католической церкви и направленных на ее укрепление. Центром движения за реформу церкви стало бенедиктинское аббатство Клюни (отсюда название движения) в Бургундии (Франция) … Большая советская энциклопедия

  • ГРИГОРИАНСКАЯ РЕФОРМА — внутрицерковное движение за институциональные преобразования в католич. Церкви во 2 й пол. XI 1 й четв. XII в. с целью освободить ее от власти светских правителей (ликвидация светской инвеституры и частной церкви права), усилить папскую власть… … Православная энциклопедия

  • Клюнийское движение — Клюнийская реформа, Клюнийское движение движение за реформу монашеской жизни в Западной церкви в X XI веке, центром которого было Клюнийское аббатство. Возникло как протест против падения нравственности монашества и духовенства, против… … Википедия

  • Западное монашество — В этой статье отсутствует вступление. Пожалуйста, допишите вводную секцию, кратко раскрывающую тему статьи. См. также: Монашество Содержание … Википедия

  • КИНОВИЯ — (греч. koinobios общежитие, от koinos общий и bios жизнь), общежительное монашество (см. МОНАШЕСТВО), одна из двух основных форм монашества, при которой монахи объединены в общину монастырь во главе с духовным наставником (настоятелем игуменом… … Энциклопедический словарь

  • Клюни (конгрегация) — У этого термина существуют и другие значения, см. Клюни (значения). Базилика Клюни III (реконструкция) Клюни, Клюнийская конгрегация монашеская … Википедия

Григорий VII о папской власти

(так называемый «Диктат пап»)

1. Римская церковь создана единым богом.

2. Только римский епископ по праву зовется вселенским.

3. Только он один может низлагать епископов и восстановлять их.

4. Легат его на соборах занимает первое место пред всеми епископами, даже будучи в низших ступенях священства, и может приговаривать их к низложению.

5. Папа может низлагать отсутствующих.

6. С отлученными им мы не должны, между прочим, находиться в одном и том же доме.

7. Ему одному надлежит, смотря по надобности, издавать новые уставы, учреждать новые епархии, каноникаты превращать в аббатства и, наоборот, богатую епархию делить, бедные соединять.

8. Он один вправе распоряжаться знаками императорского достоинства.

9. Одному папе все князья лобызают ноги.

10. Только его имя поминается в церквах.

11. Он один в мире именуется папой.

12. Он может низлагать императоров.

13. Он может по мере надобности перемещать епископов с кафедры на кафедру.

14. В любую церковь, куда угодно, он может ставить клириков.

15. Поставленный папой может быть во главе какой- либо церкви, но не может быть в положении подчиненном; равно не может принимать высшей степени от какого – либо епископа.

16. Ни один собор без его соизволения не может называться всеобщим.

17. Ни одно постановление, ни одна книга не могут быть признаны каноническими без его санкции.

18. Никто не смеет отменить его решения, а он сам отменяет, чьи угодно.

19. Никто ему не судья.

20. Никто не смеет привести в исполнение приговор над апеллирующим к папскому престолу.

21. Крупные дела любой церкви должны восходить до него.

22. Римский церковь никогда не заблуждалась и впредь, по свидетельству писания, не будет заблуждаться.

23. Римский епископ, канонически поставленный, заслугами св. Петра непреложно получает святость…

24. По его изволению и разрешению подвластные могут жаловаться.

25. Без собора он может низлагать и восстановлять епископов.

26. Не считается католиком тот, кто не согласен с римской церковью.

27. Подданных он может освобождать от присяги негодным владыкам.


Хрестоматия по истории средних веков

/ Под ред. С. Д. Сказкина и Н. П. Грацианского.

М., 1949. Т. I. С. 298 — 299.

Вормский конкордат (1122 г.)

А) Грамота императора

Во имя святой и нераздельной Троицы я, Генрих, божьей милостью император римский, священный, из любви к богу, святой римской церкви и владыке папе Каликсту II (1119–1124)] и ради спасения души моей уступаю господу богу и святым его апостолам Петру и Павлу и святой вселенской церкви всякую инвеституру кольцом и посохом и предоставляю во всех церквах, находящихся в пределах королевства моего и империи, свободно совершать каноническое избрание и посвящение.

Владение же и державные права св. Петра, кои от начала сей распри и до нынешнего дня, при отце моем или при мне, были отняты, возвращаю оной святой римской церкви, буде они у меня; буде же я их не имею…

Владения же всех иных церквей, князей и других людей, как клириков, так и мирян, отторгнутые в этой борьбе, я, с согласия и приговора князей, верну, буде они у меня; буде же я их не имею, неложно поспособствую вернуть их.

И заключаю честный мир с владыкою папой Каликстом, со святою римской церковью и со всеми, кто был или есть на их стороне. И если в чем-либо святая римская церковь потребует помощи, я неложно помогу и окажу должную справедливость, если на что-либо она мне пожалуется. Все сие совершенно с согласия и совета князей, коих имена ниже следуют . Я, Фридрих, архиепископ кельнский и архиканцлер, скрепляю.

Б) Грамота папы

Я, епископ Каликст, раб рабов Божиих, тебе, возлюбленному сыну моему, Генриху, божьей милостью императору римскому священному, предоставляю: избрание тевтонской земли епископов, а равно и аббатов, от местной власти зависящих, производить в присутствии твоем без симонии и какого-либо насилия, с тем, чтобы ты, буде возникнет разногласие, по совету и решению митрополита и епископов, поддержал бы правую сторону и помог ей.

Избранный же да получит от тебя державные права передачей скипетра и исполняет вытекающие отсюда по отношению к тебе обязанности. Посвященный же в других частях империи да получит от тебя в шестимесячный срок державные права через передачу скипетра и исполняет вытекающие отсюда по отношению к тебе обязанности. А если ты будешь мне жаловаться, на что–либо и просить помощи, я по долгу служения моего окажу тебе надлежащую помощь. Заключаю честный мир с тобою и со всеми, кто есть, и был на твоей стороне во время сей распри.

Хрестоматия по истории средних веков

/ Под ред. С. Д. Сказкина и Н. П. Грацианского.

М., 1949. Т. I. С. 301 — 303.

6. Папа Евгений III о папской власти

Вне всякого сомнения, и всем на свете христианством признано, что нашу святую и апостольскую римскую церковь основал лишь тот, и хотел утвердить на твердой и неподвижной скале веры, кто передал святому Петру власть, как над земной, так и над небесной империей. Ибо эта власть действует не в силу, какого-нибудь земного постановления, а в силу того, чьим словом созданы и небо и земля.

Хрестоматия по истории средних веков

/ Под ред. С. Д. Сказкина и Н. П. Грацианского.

М., 1949. Т. I. С. 303.

7. Иннокентий III о папской и императорской власти

Необходимо согласие между царством и священством… Это две удивительные и красивые колонны, стоящие у входа храма… Это два великих светила, которые Господь поставил на небосклоне: светило большее, которое управляет днем, и меньшее, которое управляет ночью; это два меча, о которых говорили апостолы… Через них распространяется вера, сокрушается ересь, насаждаются добродетели… изгоняется несправедливость, процветает мир, усмиряется насилие; с умиротворением христианского народа покоряется варварство язычников, с увеличением империи умножается свобода церкви, от невредимости тела выигрывает спасение душ и одинаково обеспечиваются права, как клира, так и народа…

Мы ожидали и до сих пор ждем, не обратитесь ли вы сами, руководясь здравым рассудком, к нашей помощи, для того, чтобы через нас… уладилась, при вашем содействии, такая великая распря. Но так как вы с этой стороны выказываете нерадение и медленность, то мы, которые, согласно слову пророка, поставлены Господом над народами и царствами, чтобы вырывать и разрушать, а также, созидать, и насаждать… увещеваем вас… и извещаем апостольским посланием, чтобы… радеющие о чести империи обратили свое полное внимание на устроение ее для того, чтобы не погибла ее свобода и не уничтожилось ее значение.

И так как всякое замедление заключает в себе серьезную опасность, то мы, заботясь о том, что считаем полезным, на того обратим апостольскую благосклонность, за кем признаем большее благорасположение и заслуги… А так как императорская корона римским первосвященником дается тому, кто предварительно был правильно избран в короли и законно венчан, то мы, согласно древнему и доброму обычаю, добровольно призовем его для принятия императорского венца и, исполнив все то, что требуется обычаем при короновании, торжественно, с божьей милостью увенчаем его.