Дочь Дмитрия Смирнова

Содержание

>Дмитрий Смирнов, биография, новости, фото

Биография Дмитрия Смирнова

Дмитрий Николаевич Смирнов (отец Димитрий) – видный миссионер, служитель РПЦ, настоятель шести столичных и двух подмосковных церквей, глава Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства, а также факультета православной культуры Военной академии РВСН. На фото: Дмитрий Николаевич Смирнов (отец Димитрий) Митрофорный протоиерей ведет активную деятельность в интернет-пространстве, на радио и ТВ, неся людям целительное слово Божие в своем блоге, в телепередачах «Беседы с батюшкой» на канале «Союз», «Диалог под часами» на канале «Спас», в прямом эфире станции «Радонеж» в рубрике «Благовещение». Протоиерей Дмитрий Смирнов имеет множество наград Священнослужитель имеет награды УПЦ, ФТС и РПЦ, включая орден святого благоверного князя Дмитрия Донского III степени.

Детство

Будущий яркий проповедник появился на свет 7 марта 1951 года в многодетной столичной семье. Его отец был физиком, сам писал музыку и приучал детей к серьезным классическим произведениям. Мама знала много молитв и часто останавливала шалости сына словами из Писания. Дед по отцовской линии – математик, офицер Белой армии.
Крестили Дмитрия в храме пророка Илии в Обыденском переулке. В начальных классах физико-математической школы №42, где он учился, его любимым романом был «Дон Кихот». Причем главный герой этого произведения не казался ему смешным. Напротив, мальчик им восхищался и очень сочувствовал. Когда читал книгу, он даже плакал. А старшеклассником, в 15 лет, он прочел Евангелие. Дмитрий Смирнов в молодости Получив в 1968 году аттестат о среднем образовании, юноша поступил на художественно-графический факультет Московского заочного пединститута, после окончания преподавал рисование и лепку в Доме пионеров. Именно в тот период Дмитрий стал задумываться о том, чтобы связать свою жизнь с церковью. Окончательное решение к нему пришло после посещения Спасо-Преображенской пустыни в Латвии, где его планы о служении одобрил старец Таврион.

Карьера в РПЦ

В период 1978-1980 гг. начинающий подвижник христианства учился на экстернате в духовной семинарии Сергиева Посада. Затем за полтора года он окончил Духовную академию. С 1980 по 1990 год он являлся вторым (после настоятеля отца Михаила) священником в Крестовоздвиженской церкви села Алтуфьево, которое называл «райским местом с удивительной природой».
В 1991-м он получил новое назначение – настоятелем разорённой в эпоху СССР церкви Святителя Митрофана Воронежского, где не было ни колокольни, ни купола. Постепенно Смирнову удалось ее восстановить и, по мере роста количества прихожан, стать старшим клириком еще в семи храмах. Причем он мечтал воссоздать не только строение, но и традиции храма Митрофана, – до революции на этой территории работал приют для 80 сирот. И впоследствии, без поддержки властей, отец Димитрий организовал при церквях пять детдомов, художественную и музыкальную школу. Дмитрий Смирнов учился на экстернате в духовной семинарии Сергиева Посада В период 2001- 2013 гг. он возглавлял подразделение Синода по взаимодействию с вооруженными силами РФ, затем был поставлен Синодом исполнять обязанности замруководителя Патриаршей комиссии, призванной решать вопросы из сферы семьи, защиты детства и материнства, а также был оставлен в составе Высшего церковного совета РПЦ. В 2009-м в качестве признания особых заслуг он получил право ношения специального богослужебного головного убора – митры. Отец Димитрий с патриархом Алексием Батюшка стал сопредседателем новой для Церкви структуры – Церковно-общественного совета по биоэтике, созданного в связи с внедрением таких прогрессивных технологий как трансплантация, искусственное оплодотворение, клонирование. Он также руководил «Фондом поддержки семьи и демографии во имя святых Петра и Февронии», одной из важнейших миссий которого было создание в стране ряда христианских учреждений «Жизнь-семья. Без абортов». Отец Димитрий на службе Важнейшие проповеди и лекции батюшки были выпущены книгами: «Время спасения» (1988-1989), «Граждане неба» (1990-1991), «Временный Немец» (2006), «Беседы о семье» (2016), Он стал также автором множества статей и членом редколлегии журнала «Православная беседа».

Взгляды

Проповедник, чьи комментарии и ответы на вопросы в церковных и светских масс-медиа часто становились предметом оживленного обсуждения, прославился волонтерско-миссионерской деятельностью, критикой либералов, выступлениями против абортов и пропаганды гомосексуализма, а также спорными высказываниями (например, выражение «глубокого удовлетворения» по поводу смерти ученого И.С. Кона) и неоднозначными призывами («витрины секс-шопов громить кирпичами»). Протоиерей Дмитрий Смирнов: «Кто женится на разведенной, тот прелюбодействует» С целью противодействия делам ювенальной юстиции и отстаивания основ традиционной семьи он стал основателем движения «Отдельный дивизион». Совместимость задач «новоявленных воинов Христовых» с понятиями христианского терпения и смирения некоторые представители общественности ставили под вопрос.

Семья Дмитрия Смирнова

Отец Димитрий женат. Вместе с супругой они вырастили дочь Марию. Она по образованию филолог, преподает в одном из детских домов при храме. Отец Димитрий любит общаться с детьми Брат протоиерея Иван – также известная личность, но в музыкальных кругах. Он – композитор и джаз-гитарист.

Дмитрий Смирнов сейчас

Высокопоставленный представитель иерархии РПЦ по-прежнему занимается ведением блога, работает на радио и телевидении, приглашая к разговору интересных собеседников, поднимая важные темы, стараясь донести до каждого позицию Церкви по жизненно важным вопросам, дать оценку всем значимым событиям. Отец Димитрий ведет свой блог в интернете Многие его беседы продолжают издаваться в книгах. В выпущенном Православном календаре на 2018 год под названием «Обратись к Богу» вместе с красочными рисунками икон и перечнем святцев предложены отрывки из проповедей известного священнослужителя. Дмитрий Смирнов в телепередаче «Беседы с батюшкой»

Любовь измеряется в литрах… крови

О настоящей любви и семье в современном российском обществе мы беседуем с председателем Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиереем Димитрием Смирновым, который посетил Саратов в рамках Дней памяти архиепископа Пимена (Хмелевского).

— Отец Димитрий, Ваш прадед, протоиерей Василий Смирнов, прославлен Церковью в лике святых как священномученик. Это оказало влияние на Вашу жизнь, Ваше воспитание, выбор жизненного пути?

— Конечно оказало, но тайным образом. В семье об этом не говорили, по крайней мере детям, — боялись; ведь кто-то из нас мог случайно что-то рассказать в школе или детском саду. Только учась в семинарии, я узнал, что в нашем роду были священники, стал разыскивать информацию, восстанавливать утраченные связи с родственниками. По Промыслу Божиему так случилось, что первый храм, в который я попал служить, был тот самый, где мои предки служили часть XVIII и весь XIX век. Я не знал об этом, а потом младшая дочь священномученика Василия, Нина Васильевна, мне рассказала.

— Мне кажется, когда человек узнает, что у него такие предки, это должно изменить его и миро-, и самоощущение…

— Понимаете, такие предки — у многих русских людей. Большевики уничтожали наш народ целыми сословиями. Был самый настоящий геноцид, поэтому практически нет такой семьи, которую бы это не затронуло. И случай в нашем роду не уникален, просто в отношении духовенства сохранилось много документов. В ближайшем окружении моих родственников — около 20 мучеников. В некоторых храмах, где я сейчас являюсь настоятелем (отец Димитрий в настоящий момент возглавляет восемь приходов. — И. С.), как выяснилось, тоже служили мои родственники, отдавшие жизнь за Христа.

В вере нас не воспитывали, хотя помню, как бабушка водила ко Причастию. В 15 лет я сам пошел в церковь и остался навсегда — почувствовал себя как дома. Батюшки на меня глядели так, будто я их племянник. И до сих пор я ощущаю себя в любом храме, куда бы ни зашел, точно так же. Наверное, это в генах осталось. Жена у меня тоже оказалась из священнического рода. Мы проследили: наши с ней предки вместе служили в Костромской духовной семинарии.

— А чем сейчас занимается Ваша матушка и дети?

— Матушка всю жизнь занималась искусствоведением. А когда мы на приходе открыли гимназию, то она стала преподавать историю. Сейчас она на пенсии и блаженствует: посещает концерты, выставки. У меня одна дочка и еще 50 сирот, которые тоже мне родные. Дочь преподает в МГУ немецкий язык, немецкую историю и литературу. Ежегодно ездит в один из немецких университетов, занимается исследовательскими трудами. А еще она главный воспитатель в одном из моих детских домов (отец Димитрий основал три детских дома — при храме во имя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве, при храме в Можайском районе и при Синодальном отделе по взаимодействию с Вооруженными силами. — И. С.), помогает мне с младшими детьми. Остальные мои дети — ребята из трех детских домов: два из них рассчитаны на 20 человек и один — на 10.

— Отец Димитрий, сегодня, на мой взгляд, мы близки к тому, что распад в разных его проявлениях станет нормой: дети остаются без родителей, разрушается институт семьи. И часто люди, говоря о проблеме разводов, вспоминают стародавние времена, когда в брак вступали по выбору родителей — взрослым-то виднее, что лучше для их чада. Но вот насколько те семьи были счастливыми, насколько получалось у супругов хранить верность друг другу, нам доподлинно неизвестно. Не кажется ли Вам, что эти рассуждения несколько поверхностны, построены на мифологизации и идеализации прошлого?

— Безусловно, в значительной степени все люди склонны и мифологизировать, и идеализировать прошлое. Но есть неумолимые вещи, например статистика. По статистике, сто лет назад разводы были только в высших слоях общества и только с разрешения императора — настолько редчайшая это была вещь. Сейчас два, три, четыре или даже пять браков — не предел.

— Да, но сто лет назад само общество совершенно по-другому относилось к расторжению брака, и еще неизвестно, сколько бы сегодня таких браков «по благословению» сохранилось. Да что далеко ходить: стоит только взглянуть на лучшие произведения русской классической литературы…

— Я только знаю, что у нас сейчас 40 миллионов женщин в стране несчастны, потому что у них нет семьи. И что половина наших детей — безотцовщина, тоже знаю. Знаю, что нашу безотцовщину некому воспитывать, поэтому парни не могут вырасти настоящими мужчинами. А соответственно, некому ни Родину защищать, ни в полиции служить, ни работать. Они могут только глотать разжеванное мамочкой. В церковь приходят женщины 70–80 лет со словами: «Мой ребенок то-то и то-то, что мне с ним делать?». Я отвечаю: «Первым делом — оторвать от груди». Ведь его даже женить нельзя, настолько он инфантилен. Это плоды современного воспитания.

— У меня есть опасения, что часть современной православной молодежи поддается «христианскому романтизму» и пытается реализовать в своей жизни идеал браков «по благословению». Но сегодня юноши и девушки уже совсем иные, они — дети нашего времени, как бы они ни были воцерковлены. Часто молодые люди приходят за таким благословением к неопытным священникам, и получается прямо противоположный результат. Верны ли мои опасения, и если да, то как предостеречь молодежь от ошибки?

— Тут дело даже не в опыте духовенства — просто нельзя в одну и ту же реку войти дважды. Мы живем в другую эпоху, у нас совсем другие реалии, совершенно другое воспитание. Задача по созданию семьи усложняется многократно. И конечно, для ее решения нужно исходить из условий современного общества. А если просто перенести то, что было сто лет назад, в наше время, мы потерпим полное фиаско. Чтобы предостеречь молодежь от таких ошибок, ее надо интеллектуально развивать. Это задача семьи, школы, духовенства. Святые отцы говорили, что нужно жить трезво. А романтизм — он против такого трезвения.

— Сегодня есть много людей, которые не хотят регистрировать свои отношения в ЗАГСе, но настоятельно требуют, чтобы их повенчали в Церкви. Почему так происходит? Не связано ли это с тем, что подспудно эти люди не воспринимают венчание как серьезный социальный акт, который налагает на них определенную ответственность?

— Да пусть они хоть «обтребуются», мы не будем их венчать. Именно потому, что эти люди неправильно понимают, что такое венчание и брак вообще. Если бы такая пара пришла ко мне, я бы спросил: «А зачем вам это надо?». Я ведь могу их и отпеть, а они этого даже не почувствуют. Будут стоять в красивых одеждах, глазами хлопать, ничего не понимая.

— Вы считаете, что те, кто не живет по законам церковной жизни, вообще не имеют права венчаться?

— Не имеют права венчаться, пока не станут членами Церкви. Потому что те, кто живет в так называемом гражданском браке, от Церкви отлучены, как же мы будем отлученных венчать? Это нонсенс. Пусть избавляются от своего греха, воцерковляются. Или придут два однополых и скажут: «Мы хотим венчаться», и что? Нам их венчать?

Вот Вы употребили выражение «институт семьи», но такого института нет. Брак есть Таинство и создание Божие, а не институт. Книжная палата, Совет министров, армия, прокуратура, Союз писателей, ВГТРК — это всё институты. Это специально внедряется, ведь любую институцию можно изменить. Но семья не может стать ничем другим. Она может быть счастливой, несчастной, будет устроена по-христиански, по-исламски, по-иудейски, по-язычески. Союзы могут быть и внерелигиозными, но тогда они временны. На чем они строятся? Она мне понравилась, и я хочу ею обладать. Потом я увидел еще лучше, еще краше, еще богаче, и все; сказал «Адьё!» — и ушел к другой. Как солдат в сказке Андерсена: высыпаю медь — насыпаю серебро.

— Вы считаете, если союз мужчины и женщины не наполнен религиозным, духовным содержанием, то он обречен на распад?

— Как правило. Исключения редки. Брак с точки зрения христианства — высшее развитие отношений между мужчиной и женщиной, потому что он строится по принципу домашней церкви. А сегодня у нас семьи не существует, все разрушено, весь понятийный аппарат. Молодые вступают в брак и не знают ни его задач, ни путей их реализации — у них нет цели. Поэтому все и разваливается. «Мы любим друг друга и хотим идти вместе по жизни» — а куда идти, если в конце смерть?!

На самом деле, люди любить не умеют, у них извращенное понятие о любви. А любовь измеряется в литрах. Вот есть женщина, за которую я готов отдать 3–4 литра крови. Это похвально. А если я готов отдать 5 литров крови (то есть всю), то это — любовь. Отдать в любой момент, если ей требуется, если она этого хочет. Все остальное — не любовь, а желание женщину иметь для себя, как болонку, как двухэтажный домик с мезонинчиком, мотоцикл «Харлей».

— Но ведь не все так живут. Может быть, люди еще не пришли в Церковь, может, они заблуждаются, но их мотивация не в материальном…

— Я слышал от одной женщины, что жена — это визитная карточка мужчины. То есть женщина приравнивается к кусочку бумажки. Люди заблуждаются: принимают за любовь — влюбленность, погоню за модой. «Все подруги вышли замуж, а я нет» — и девушка начинает себя накручивать, думает, что влюбилась. А любовь — это когда ты за человека согласен умереть. Как Христос умер за людей, так и муж должен быть готов умереть за жену.

— И много таких мужей?

— Конечно нет. Богатый всегда может обеднеть, вот и русский народ оскудел. Но все-таки мы встречаем поразительные примеры настоящей жертвенной любви.

— А что можно предложить современному обществу, в том числе нецерковной его части, чтобы остановить процесс разрушения семьи?

— Просвещение. То, что я пришел к вам разговаривать, — мой вклад в просвещение. Может, кто-то задумается о моих словах и услышит правду в них. Ведь то, что предлагает телевизор, делает людей несчастными. Задача христиан и Церкви — постоянно просвещать — от слова «свет», и этот свет — Христов.

Полная версия беседы.

Фото Юлии Ракиной

Газета «Православная вера» № 23 (499)

Беседовала Инна Стромилова

Любовь измеряется мерой прощения. В. Леви

Авторы Произведения Рецензии Поиск О портале Вход для авторов

Рада Авилова: литературный дневник

Любовь измеряется мерой прощения,
привязанность — болью прощания,
а ненависть — силой того отвращения,
с которым ты помнишь свои обещания.

И тою же мерой, с припадками ревности,
тебя обгрызают, как рыбы-пирании,
друзья и заботы, источники нервности,
и все-то ты знаешь заранее…

Кошмар возрастает в пропорции к сумме
развеявшихся иллюзий.
Ты это предвидел. Ты благоразумен,
ты взгляд своевременно сузил.
Но время взрывается. Новый обычай
родится как частное мнение.
Права человека по сущности — птичьи,
а суть естества — отклонение,
свобода — вот ужас. Проклятье всевышнее
Адаму, а Еве напутствие…
Не с той ли поры, как нагрузка излишняя,
она измеряется мерой отсутствия?

И в липких объятиях сладкой беспечности
напомнит назойливый насморк,
что ценность мгновенья равна Бесконечности,
деленной на жизнь и помноженной на смерть.

Итак — подытожили. Жизнь — возвращение
забытого займа, сиречь — завещание.
Любовь измеряется мерой прощения,
привязанность — болью прощания…

© Copyright: Рада Авилова, 2008.

Другие статьи в литературном дневнике:

  • 28.02.2008. Был я сыном Зевеса… Одиссея, Гомер
  • 24.02.2008. Любовь измеряется мерой прощения. В. Леви
  • 23.02.2008. против лени Н. Заболоцкий
  • 21.02.2008. Заговор. Егор Летов
  • 16.02.2008. Вы думаете, это бредит малярия? В. Маяковский
  • 15.02.2008. О Азия! тобой себя я мучу… В.Хлебников
  • 14.02.2008. Она несла в руках…М.Булгаков
  • 13.02.2008. Легкомыслие…М.Цветаева
  • 11.02.2008. Поэма конца 1924 М. Цветаева
  • 09.02.2008. Я вздрагиваю от холода! О.Мандельштам
  • 08.02.2008. О родине. И.Бунин
  • 06.02.2008. сон
  • 05.02.2008. письмо от анонима
  • 03.02.2008. Зеленые листья. М.Сингх пер.Н.Гумилев
  • 02.02.2008. Е.Евтушенко
  • 01.02.2008. Д.А.Пригов

Авторы Произведения Рецензии Поиск Кабинет Ваша страница О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.
Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Дочка Дмитрия Смирнова выходить замуж пока не собирается, вторая свадьба дочери Тимошенко

Протоиерей Дмитрий Смирнов – русский священнослужитель и представляет православие. Он занимается церковными делами и общественными. Активная деятельность Дмитрия Смирнова «в миру» выражается в следующем: он ведёт программу «Диалог под часами», «Благовещение». Отец Дмитрий Смирнов создал организацию, которая противодействует ювенальной юстиции и борется с абортами, считая их грехом.

Достойная дочь отца

Аналогичным мировоззрением и позицией в жизни наделена дочь Дмитрия Смирнова – Мария Смирнова. Кандидат филологических наук так же, как и отец, она активно занимается проповедованием соответственного образа жизни, её приглашают на беседы, конференции религиозной тематики. Умная, образованная женщина разбирается во всех тонкостях религии и человеческой психологии.

Мария Смирнова давно занимается изучением своего рода и андреевской земли, также в поле её интересов входят храмы, расположены на ней. Отношение к свадьбе и вообще, к мужчине и женщине, у отца Дмитрия Смирнова традиционное, в одном из многочисленных интервью Отец Дмитрий высказался об отношениях мужчины и женщины с такого ракурса, где мужчина должен добиваться женщину, и только тогда она будет готова умереть за него, его дело и его детей. Есть ли такой мужчина в жизни Марии Смирновой – неизвестно, но замуж она пока точно не собирается!

Экс-мужья, экс-премьеры… много общего!

Этот год Евгения встретила уже в статусе супруги, так как за неделю до Нового года состоялась свадьба дочери Тимошенко.

Артур Чечёткин, одесский бизнесмен, проживавший последние 15 лет в штатах, наверное, больше импонирует экс-премьеру, нежели рокер из Британии Шон Карр (по совместительству бывший муж Евгении Тимошенко).

Богатый принц и бедный принц

Вот, кажется, что общего между Шоном Карром и Артуром Чечеткиным? А то, что они оба мужья Евгении Тимошенко, правда, с небольшой разницей: один бывший муж, а второй нынешний. Относительно бедный Карр занимался унаследованным от отца обувным бизнесом, получив законную (уже вторую) супругу в 2005 году, мужчина пошёл ради Евгении Тимошенко на многие жертвы: он переехал на Украину, с нуля начал бизнес и даже изменил вероисповедание! Известность на Украине и за её пределами к Шону Карру пришла также после основания рок-группы «Death Valley Screamers».

Зять Юлии Тимошенко познал все «радости» развода, оставшись с машиной марки Форд, яйцом Фаберже и несколькими экземплярами офисной и музыкальной техники. Неприятное событие в семье экс-премьера Юлии Тимошенко, а именно развод Евгении Тимошенко с Шоном Карром, случилось после её заключения, возможно, это напрямую с ним связано.

Можно себе только представить, что пережила бедная Евгения, оставшись без мамы и мужа! Сам Шон Карр недолго отчаивался по поводу расставания и уже чрез год в третий раз женился, вернувшись в родную Англию. У Евгении Тимошенко дела также начинают налаживаться, так как девушка нашла интересного молодого человека, с которым ей комфортно и уютно. Артур Чечеткин достаточно обеспеченный, занимается недвижимостью в Бруклине, да и в родной Одессе.

Непосредственно праздник

Вход в столичный отель Marriott, где проходила свадьба Евгении Тимошенко и Артура Чечеткина, был перекрыт огромным ограждением белого цвета прямоугольной формы. В послеобеденнее время начали прибывать первые гости свадьбы на шикарных автомобилях в вечерних нарядах и с подарками. Музыкальным оформлением свадьбы Тимошенко и Чечеткина стал голос Тины Кароль и Ингрид, играл ансамбль «Киевские солисты».

Много новостей и нюансов сегодня можно легко узнать из социальных сетей, люди выкладывают туда информацию, даже не задумываясь, что она может кому-то очень пригодиться. Предположительно, стиль свадьбы Евгении и Артура был воспроизведён по новелле Скотта Фицджеральда «Великий Гэтсби».

Точных данных по этой информации не имеется, так как вход журналистам на свадьбу Евгении Тимошенко был воспрещён, но с помощью интернет-ресурса и фотографий гостей свадьбы можно нарисовать общую картину свадьбы Тимошенко-Чечеткина. Букет Евгении Тимошенко состоял из белых роз и орхидей, он удачно гармонировал с аналогичным оформлением отеля к свадьбе.

Наследница Зайцева

Внучка известного модельера Вячеслава Зайцева – Мария Зайцева настолько близка в отношениях с дедушкой, что он собирается передать ей весь свой бизнес. Именно одной из внучек, а не сыну Егору. Появление в 2011 году на подиуме первой коллекции Марии Зайцевой с названием «Гадкие лебеди» произвело фурор. И Егор Зайцев – её отец, и дедушка – Вячеслав Зайцев очень ею гордятся.

Сегодня Марии 20 лет, она не замужем, работает и дизайнером и моделью одновременно. В стиле одежды предпочитает классику, но в её подаче она перевоплощается до неузнаваемости. В интервью Мария Зайцева сознаётся, что ей трудно работать, но быть дизайнером для неё очень интересно.

В заявлениях Вячеслава Зайцева неоднократно звучало: он передаст свой дом моды и весь работающий бизнесовый процесс для любимой внучки.

Ярмольников на двое больше

Александра Ярмольник, дочь известного актёра, недавно вышла замуж. Девушка обогатила семейство не только зятем, вскоре родиться самый маленький и пополнит род Леонида Ярмольника.

Муж Александры Ярмольник – Андрей Мальцев занимается бизнесом. Женщина работает по очень редкой в нашей стране специальности – она художник по стеклу, имеет свою мастерскую, магазин, постоянно делает выставки и участвует в конкурсах, сотрудничает с итальянскими мастерами. Даже во время беременности Александре очень важна её работа. Для Леонида Ярмольника, в свою очередь, нужно готовиться к воспитанию внука, который родится, предположительно, в ноябре.

Напомним, что помимо основной работы Александра Ярмольник курирует проект помощи бездомным животным, она самостоятельно кормит собак и выгуливает. Сейчас Александре не получается всё успевать, но она настолько активна и подвижна, что для дедушки, наверное, придётся ох как поганять за таким же чудесным малышом!

>Дмитрий Смирнов

Биография

Протоиерей Дмитрий Смирнов — яркая и неоднозначная фигура Русской православной церкви. Этот человек являет собой пример истовой веры и желания нести слово Христово в общество. Следуя духу времени, отец Дмитрий выкладывает проповеди и лекции в собственном мультиблоге, а также постоянно участвует в съемке программ «Беседы с батюшкой» и «Диалог под часами».

Детство и юность

Биография Дмитрия Николаевича Смирнова началась в Москве. Родился будущий подвижник христианства 7 марта 1951 года. Стоит сказать, что прадед Дмитрия Николаевича также посвятил жизнь церкви, а дед был офицером Белой гвардии, которая, как известно, славилась крепкой верой в Бога.

Дмитрий Смирнов в молодости

Смирнов окончил школу с углубленным изучением математики и физики, затем поступил на заочное отделение Московского пединститута, на художественно-графическое отделение. Однако вскоре молодой человек решил пойти по стопам прадеда и отправился учиться в духовную семинарию, что в Сергиевом Посаде.

Интерес к постижению знаний о религии оказался таков, что Дмитрий Смирнов окончил семинарский курс экстерном, потратив на это два года. Не усомнившись в правильности выбранного образа жизни, Смирнов оканчивает и духовную академию, после чего получает сан священника в одном из столичных храмов.

Служение

С 1991 года Дмитрий Смирнов переведен в храм святителя Митрофана Воронежского. Там священника назначили отцом-настоятелем. В этом храме Смирнов служит и до сих пор. Прихожанам сразу понравился новый батюшка, служивший искренне и с душой. Вскоре Дмитрия Смирнова назначают настоятелем еще шести столичных храмов.Однако церковными службами интересы Дмитрия Смирнова не ограничились. Батюшка стал совмещать службы в храмах и работу в Синодальном отделе, став ответственным за взаимодействие церкви с вооруженными силами и правоохранителями.

Священник Дмитрий Смирнов

2009 год отмечен для Дмитрия Смирнова получением почетного права носить митру. Несколько лет спустя, в 2013-м, Смирнов оставляет работу в Синодальном отделе и назначается на новую должность. Теперь отец Дмитрий — первый заместитель руководителя Патриаршей комиссии. Работа этого подразделения направлена на помощь в сфере материнства и семьи.

Блог

Несмотря на наличие наград и внушительный срок жизни, посвященный церкви и вере, Дмитрий Смирнов успел прославиться и довольно нестандартными высказываниями и суждениями. Многие спорные цитаты священника моментально становятся предметом обсуждения в «Твиттере» и других социальных сетях, а также в блоге Смирнова. Лекции, проповеди и диалоги, опубликованные в микроблоге Дмитрия Смирнова, касаются его отношения к институту семьи, деторождения и отношений.

Блог Дмитрия Смирнова

Так, священник выступает за нерушимость семейного очага, рьяно настаивает на запрещении абортов. Также отец Дмитрий неоднократно высказывался за запрет гомосексуальных отношений и педофилии. Не оставило никого равнодушным и высказывание Дмитрия Смирнова о неверующих людях. По мнению протоиерея, жизнь тех, кто не придерживается православной веры, бессмысленна, поэтому им стоит покончить с собой.

Позже Смирнов будет настаивать на том, что журналисты неверно истолковали его слова. Стоит отметить, что официальный представитель пресс-службы Московского патриарха поспешил заявить, что подобное отношение к атеистам — только частное мнение Дмитрия Смирнова, которое ни в коем случае нельзя рассматривать как официальную позицию церкви.

Дмитрий Смирнов

В целом, священник неоднократно позволял себе и более жесткие и эмоциональные высказывания. Чего только стоит выраженное Смирновым «чувство глубокого удовлетворения» в ответ на известие о кончине известного ученого, социолога и психолога Игоря Семеновича Кона. Неоднозначно и высказывание Смирнова, призывающее верующих громить витрины магазинов секс-атрибутики.

Однако несмотря на столь эксцентричное поведение священнослужителя, представители православной церкви считают отца Дмитрия истинно верующим человеком и подвижником христианских ценностей. Да и сами верующие зачастую горячо поддерживают точку зрения своего духовного пастыря.

Интервью Дмитрия Смирнова

Множество комментариев вызвало и мнение Смирнова по поводу ювенальной юстиции. Священник полагает, что представителям ювенальных служб разрешено противостоять с оружием в руках. Дмитрий Николаевич признает, что это незаконно, однако считает, что для защиты собственной семьи подобное действие вполне оправдано.

Еще одним обсуждаемым в блоге и на других площадках высказыванием стало заявление Дмитрия Смирнова о том, что необходимо запретить доступ к интернет-ресурсам всем людям, которые не достигли возраста 21 года. Это обосновано тем, что Интернет, по мнению священника, способен развратить неокрепшие умы юношей и девушек и подтолкнуть молодых людей к неправедным поступкам.

Дмитрий Смирнов на выступлении

В 2015 году Дмитрий Смирнов озвучил мнение по поводу советской власти. По словам священника, «Гитлер отдыхает» по сравнению с тем, какие преступления совершили коммунисты по отношению к жителям страны. В частности, Дмитрий Николаевич уверен, что Ленин виновен в том, что сегодня аборты стали столь распространенным явлением.

Более того, пятью годами ранее, в 2010-м, Смирнов выразил поддержку неизвестным преступникам, которые попытались взорвать памятник Ленину в городе Пушкине. Подобная выходка священника даже стала поводом для обращения в прокуратуру, однако никакой реакции от официальной власти не последовало.

Дмитрий Смирнов на радио

В том же 2015 году Смирнов доказал, что может не только рассуждать и осуждать, но и силой отстаивать интересы церкви, как таковые ему видятся. 4 июля священник собрал группу верующих, которые в прямом смысле ворвались на концерт по случаю 20-летия радио «Серебряный дождь» и выключили аппаратуру, сорвав тем самым торжественный концерт. Столь решительные действия христиан, как выяснилось позже, стали ответной реакцией на музыку, якобы мешавшую совершать молитвы.

Подобное действие вызвало шквал осуждения как со стороны представителей церкви, так и из уст мирских журналистов. В частности, эта хулиганская акция сравнивалась с действиями скандально известной группы “Pussy Riot”. Кроме того, руководство радиостанции выразило сомнения, что музыка из закрытого помещения могла быть слышна в храме, расположенном на расстоянии километра, да еще и через лесной массив.

Личная жизнь

Личная жизнь Дмитрия Смирнова сложилась счастливо. Протоиерей женат. Дочь Дмитрия Николаевича, Мария Смирнова, пошла по стопам отца и посвятила жизнь христианству. Верующая девушка работает учителем в одном из детдомов. Интересно, что родной брат Дмитрия Смирнова, Иван, также яркая личность. Однако мужчина выбрал другой путь служения: служение искусству. Иван Смирнов — популярный джазмен, композитор и гитарист.

Дмитрий Смирнов сейчас

Помимо занятости на телевидении и написания блога, Дмитрий Смирнов выпускает книги. Сейчас имя и фото священника украшают семь печатных изданий с избранными проповедями и беседами, однако почитатели Дмитрия Николаевича с нетерпением ожидают новых трудов батюшки.

Дмитрий Смирнов в 2017 году

В 2017 году священник продолжает пополнять коллекцию проповедей и телепередач, в которых старается наставить неверующих на христианский путь, а верующим — помочь укрепиться в вере.

Проекты

  • «Беседы с батюшкой»
  • «Благовещение»
  • «Диалог под часами»
  • «Русский час»

Протоиерей Димитрий Смирнов: «До сих пор сочувствую Дон Кихоту»

Отец Димитрий Смирнов — один из самых известных священников в России. Глава Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, сопредседатель Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Московского Патриархата, проректор Православного Свято-Тихоновского университета рассказывает о себе, своем детстве, семье и интересах.

Протоиерей Димитрий Смирнов

О русских, монархии и священстве

— Отец Димитрий, что значит быть русским? Гены, язык, вера?

— Русский — это ментальность. Пусть наш татарин поедет пожить в Саудовскую Аравию. И там поймет, что он русский человек. Или евреи наши едут в Израиль, где их называют русскими. Потому что у них иная ментальность. Мне наша прихожанка, еврейка, вчера сказала, что ее дед был полный Георгиевский кавалер! Представляете? Это русский еврей – нормально!

— Но вот иногда говорят: Россия для русских…

— А якуты кто, не русские? Фонвизин – ливонец, что ли? Владимир Даль – еврей? Иосиф Бродский – еврейский поэт? Смешно. Апостол Павел говорил: «Я — римлянин». Он хотел быть римлянином, он знал языки, владел культурой. «Я — русский!» Что это значит? Что Достоевский – мне брат. Пушкин – брат. Суворов – брат. Они русские, и я русский. Это же здорово. А то, что у кого-то татарские гены, а у кого-то еврейские – хуже, что ли?

— Вы бывали в Европе. Почувствовали, что вера там оскудела? Что мы, россияне, беднее материально, зато богаче духовно?

— Нет, не почувствовал. Наоборот. Хуже нас нет сейчас на земле. Сто лет назад мы были самым лучшим народом. В прошлом веке дали столько мучеников за веру, сколько не дала Церковь за всю историю! А теперь, благодаря большевикам, стали самые плохие. У нас больше всего алкоголиков, наркоманов, абортов, самоубийств, тяжких и особо тяжких преступлений, людей, невинно сидящих в тюрьме, а уж воровства… То, что мы ещё живем, – чудо! Нас Господь милует за молитвы наших мучеников, дает время исправиться.

— Некоторые молятся о православной монархии: «Восстави нам, Боже, престол православных царей…» Имеют смысл такие молитвы?

— Для Бога не важно, о чем мы молимся, ему важно наше общение с Ним. Если это не идея фикс – на здоровье, молись о монархии. Мы же молимся об исцелении кого-то – словно Бог сам не знает, кого Ему исцелять, а кого нет. Монархия – один из видов правления. У нас сейчас что, не монархия? Какая разница? Называйтесь, как хотите, только о народе заботьтесь.

Фото из книги «Протоиерей Димитрий Смирнов Проповеди. Книга 2»

— Вы не раз говорили, что священники – такие же люди, как и все, могут грешить, ошибаться… А как же особая благодать? Не снижает ли это авторитет служителей церкви?

— Авторитет должен быть настоящим, а не мифологическим. Судить пастырей нужно по делам – это тот алгоритм, которому научил нас Господь. Благодать у священника есть. Я перекрещу воду, а Господь по моей молитве и по молитве всех водопроводную воду, пахнущую хлоркой, превращает в святую. Это делается руками священника. Но это не от моего достоинства, а оттого, что меня Церковь поставила на служение.

— Иногда говорят, что нужно обязательно слушаться батюшку, потому что он дает совет от Бога…

— Не всегда так происходит. Если священник говорит от Священного Писания – это одно, а если от ветра своей головы — другое.

— Но и не слушаться вроде нельзя, так?

— Голову нужно иметь. А в голове – знания.

О чтении и семейном воспитании

— Судя по программам на телевидении, вы можете со знанием дела говорить о современной литературе, серьезной музыке и квантовой физике. Откуда такая эрудиция?

— К серьезной музыке приучили с детства, мой отец музыку писал. Образование художественное. Через деда получил доступ в мир математики и физики. Читаю только в командировках и в отпуске. Недавно роман Михаила Шишкина прочел, «Письмовник», на две трети лег на сердце.

— Надо ли руководить чтением верующих: это душеполезно, а это нет?

— Никем не надо руководить. Дураков нету. Если пришел человек, спрашивает, и я вижу, что ему что-то интересно, обычно говорю: думай сам! Каждый человек — уникальный. Только по глупости можно кем-то начать руководить.

Фото из книги «Протоиерей Димитрий Смирнов Проповеди. Книга 2»

— Кто привел вас к вере?

— Никто. Я родился верующим. У меня не было «обращения». Крестили в младенчестве, в храме пророка Илии в Обыденском. Бабушка носила к причастию. Помню, в детском саду Бога умолял, своими словами. Конечно, тогда я Бога еще не знал. Это уже потом, в 15 лет взял у дедушки Евангелие, прочел и понял, что Бог – Христос – Такой, как я и думал.

— А откуда у дедушки оказалась такая книга?

— Он был знаменитый математик, ему прислали друзья из Америки.

— Как к вашей вере относились родители?

— Они тоже были верующими, хотя и расцерковленными. Потом уже все за мной потянулись: мать, отец, братья, их жены… Глава семьи – мама – знала наизусть многие молитвы. И нас, когда мы проказили, останавливала словами из Писания. Когда я стал регулярно ходить в храм, спросила: «Что, по стопам предков?» Она помнила, что прадед служил в церкви. А сейчас моя дочка восстановила весь наш род: по отцовской линии, начиная с 18-го века, одни священники. Прадед священномученик Василий Смирнов в 1938 году был расстрелян и погребен в общей могиле на полигоне Бутово.

— Вы как-то сказали, что в детстве сгорали со стыда из-за Хрущева. Это влияние семьи?

— Хрущев был воплощением хамства. Мама говорила: в нашем народе исчезло понятие благородства. И я это воспринимал. Когда кончилась советская власть, одна старица в Дивеево сказала: кончилось царство Хамово! На самом деле, как оказалось, не кончилось. Просто внешне изменилось.

— Какая у вас была в детстве любимая книга?

— «Дон Кихот». В третьем классе прочитал. И был восхищен. Самим Дон Кихотом, тем, что он пытался остановить разрушение духа рыцарства, героизма, борьбы со злом. Он мне вовсе не казался смешным. Я рыдал.

— Плакали?

— Да, плакал. Очень сочувствовал Дон Кихоту. И сейчас сочувствую.

О пути к священству и служении

— Почему Вы после школы не пошли в семинарию?

— Тогда не думал об этом. Колебался между физикой (быть как папа) и искусством (как мама). Поступил на оба факультета. Выбрал художественный. В 19 лет женился, родилась дочка. Работал в Доме пионеров, преподавал лепку, рисование. И вот тогда стал задумываться. Поехал к старцу Тавриону в Спасо-Преображенскую пустынь в Латвии, он сказал: тебе надо служить в Церкви. Спросил у жены, она поддержала. Но я знал, что после вуза в семинарию не берут.

— Как же вас приняли?

— В 1978 году там был первый набор людей с высшим образованием. И мне удалось. За два года, экстерном. А потом Духовная академия, тоже экстерном, за полтора. В 80-м году меня назначили вторым священником в Крестовоздвиженский храм села Алтуфьево. Он стал для меня родным с первого дня. Райское место: пруд, лес, в алтаре слышно, как птицы поют. Рядом святой источник преподобного Макария Желтоводского, откуда мы всегда брали воду. Мечтал служить там всю жизнь. Однажды даже мысленно выбрал там себе место для будущей могилы. Эдакий самовлюбленный романтизм… А в конце 80-х начал узнавать о своих предках, поехал к сестре моего покойного деда, и она открыла новость: оказывается, именно этот, Крестовоздвиженский храм – наш родовой, в нем до революции служили пять священников Смирновых и здесь же, около храма, они похоронены.

— Поразительное совпадение!

— Не совпадение. Есть присловье: кто верит в случай – не может верить в Бога. Всё по молитвам предков.

Фото из книги «Протоиерей Димитрий Смирнов Проповеди. Книга 2»

— Настоятель у вас был строгий?

— Отец Михаил создал для меня как начинающего тепличные условия. Все хозяйственные заботы были на нем. За десять лет мы повздорили два раза: в первый помирились через полчаса, во второй – на следующий день.

— В 90-м году вас назначили настоятелем в храм святителя Митрофана Воронежского – без колокольни и купола, рядом помойка. Контраст с «райской жизнью» в Алтуфьеве был разительным. Это не вызвало уныния?

— Нет, воспринял новое назначение удивительно легко. Думаю, попал в митрофаниевский храм по молитвам святого Макария Желтоводского, в честь которого позже был освящен престол Алтуфьевского храма. Между святыми существовала особая духовная связь: святитель Митрофан в 17-м веке стал настоятелем Унженского монастыря, основанного в 15-м веке святым Макарием, а незадолго до кончины принял схиму с именем Макарий. Тут промысел Божий. Позже стало известно, что до революции здесь, в церкви Митрофана Воронежского, служил настоятелем дядя моей бабушки.

— Вам удалось восстановить этот храм, а потом вы стали настоятелем еще семи храмов. Плюс работа в Патриархии, в совете по биомедицинской этике, телевидение, радио, блог в Интернете… Удается ли создавать внутри себя светлую тишину?

— Чтоб создать внутри себя тишину, нужно несколько секунд… У каждого свой темперамент. Мне всегда хотелось воссоздать всё, что было в Церкви. Здесь, при храме святого Митрофана, до революции действовал приют, в нем 80 детей. А у нас сейчас три детских дома, 50 детей. Правда, тогда приюту помогала сама княгиня Елизавета Федоровна. Она бывала здесь, где мы сейчас сидим, ходила… А нашим детским домам власть не помогает.

— Есть что-нибудь неприятное в вашем служении?

— Самое неприятное – взаимодействие с миром.

— С властями?

— Власти разные. Некоторые неплохо относятся. Но большинство к народным проблемам равнодушны. Надо бы так: «О, батюшка пришел! Чем помочь?» Я ж не дачу себе строю. А они вместо помощи присылают всякие комиссии. «Это у вас не так, тут не так, фасад покрасьте». Дайте денег – покрашу. Никак наши чиновники не могут понять, что они должны быть как священники – служить людям.

О страхе и смерти

— Вам приходилось рисковать жизнью?

— Три раза тонул. Один раз в юности Волгу переплывал, захлебнулся. Другой раз небольшую реку, свело обе ноги, не помню, как доплыл, был под водой и вся жизнь промелькнула, как в кино… А третий раз, тоже на Волге, появился большой корабль, и мне пришлось очень сильно плыть, чтобы он меня не зацепил… Не люблю просто купаться, мне нужна какая-то цель. Если в море, то надо до скалы доплыть, отдохнуть и назад. Если река, то до другого берега.

— А в поездках случались происшествия?

— На «Жигулях» однажды занесло, перевернулся через крышу. Приехала автоинспекция, смотрят на мою помятую, без стекол, машину и спрашивают: «Пострадавших «скорая» уже увезла?» А я стою, ни царапины, и рядом дочь, у нее мизинец поранен. На самолете один раз с трудом приземлились. Кружили, сжигали керосин, бегала стюардесса, а когда пошли на снижение, я увидел возле полосы пожарные машины…

— Как вели себя пассажиры?

— Рядом со мной сидели женщины, я шутил с ними, и они держались. Многие люди молились, мне это очень понравилось. Кто ладони сомкнул, кто крестился, кто шептал «Господи, помилуй». Очень приятно, когда все вокруг молятся.

— После этого не возник страх перед самолетами?

— Страх разбиться? Нет, конечно. Авиакатастрофа – это самое легкое, что можно придумать.

— Безболезненно, непостыдно, мирно?

— Примерно так.

В сокращении интервью было опубликовано в московской православной газете «Крестовский мост». Распространяется «Крестовский мост» по храмам и социальным учреждениям столицы бесплатно.

Протоиерей Дмитрий Смирнов: биография и интересные факты

Православный священник, о котором дальше пойдет речь, является защитником традиционных христианских ценностей и борцом с проявлениями гомосексуализма и педофилии. Он противостоит ювенальным технологиям по изъятию детей из семьи. Он считает, что детей, не достигших 21 года, нельзя допускать к интернету и компьютерным играм. Этот человек выступает против абортов и обвиняет Ленина в том, что тот принудил все медицинское сообщество принять этот грех как обычное явление.

Протоиерей Дмитрий Смирнов проповеди свои пускает в русло споров и полемики, от чего потом получаются разные трения с очень внимательными к его словам и действиям журналистами, такими как Владимир Соловьев, Николай Сванидзе, владелец канала «Дождь» — Валерий Панюшкин, Владимир Познер и другие. Священник считает, что настоящих атеистов немного в России, и по логике они должны покончить жизнь самоубийством, ведь смысла жизни у них, получается, нет. Но они не делают этого, значит, все-таки чего-то боятся.

Дед его служил в Белой армии, а прадед был священником. Он — коренной москвич, родившийся 7 марта 1951 года. После окончания физико-математической школы № 42 Смирнов поступил в педагогический институт и учился на художественном факультете. В августе 1978 года он поступил в Московскую духовную семинарию и за два года экстерном сдал весь курс обучения, а дальше его ждала Московская духовная академия, которую также экстерном он окончил за полтора года.

Первой церковью, куда его зачислили в штат священников, был Крестовоздвиженский храм в Алтуфьево города Москвы. Затем 1 января 1991 года его переводят в храм свт. Митрофана в Петровском парке, где протоиерей Дмитрий Смирнов и по сей день служит и параллельно является настоятелем еще восьми обителей Москвы и Московской области.

При этом храме действуют изобразительная и музыкальная школа, пять детских домов, среди них детский православный дом «Павлин», в котором 50 воспитанников. В одном из этих домов преподает и его родная дочь — филолог Мария Смирнова.

Занимаемые должности

Протоиерей Дмитрий Смирнов стал ведущим православного канала «Спас». С 2011 года он входит в состав Высшего Церковного Совета РПЦ. В том же году по решению Священного Синода его включили в Патриарший совет по вопросам, связанным с семейными ценностями и защитой материнства. На этом посту он сменил Патриарха.

Ко всему прочему он занимает должности: Председателя Синодального отделения по работе с Вооруженными силами, проректора Православного гуманитарного Свято-Тихоновского университета, декана отделения факультета православной культуры Академии ракетных войск им. Петра Великого и т. д. В 2012 году указом президента РФ протоиерей Дмитрий Смирнов был включен в состав комиссии по делам казначейства.

Дипломатия

Дипломатия — это великая вещь, но есть контингент людей, которые не всегда понимают этот язык, и тут иногда действительно просто не обойтись без такого живого и открытого человека, как батюшка Дмитрий. В самой доступной форме он указывает людям на их недостатки и опасные для души страсти, с которыми им просто необходимо бороться и вовремя обратить на них внимание.

В упрек ему ставят Патриарха Кирилла, который всегда очень корректен во всех вопросах, касаемых религии и политики, но на то он и Патриарх. Есть же в Думе Жириновский, который всю правду-матку режет, невзирая на лица! Однако есть президент, который считает, что Жириновский высказывает свое личное мнение, а не мнение правительства страны.

Так и батюшка, прежде всего, высказывает свое мнение, и оно может звучать с резким подтекстом в силу его яркой харизматичной натуры, однако в его словах есть правда. В частности его любят обвинять коммунисты за нелюбовь к Ленину, Сталину и вообще ко всему советскому времени. Протоиерей Дмитрий Смирнов практически приравнял Советский Союз к фашистскому Третьему рейху. Однако если внимательно изучить историю, действительно ужаснешься уже только количеству священномучеников РПЦ, которых после революции начали расстреливать и отправлять в ссылки, не говоря уже о других десятках миллионов замученных и убиенных без суда и следствия.

Духовная работа на телевидении и радио

Всегда очень живо и увлекательно проходят беседы с протоиереем Дмитрием Смирновым, которые идут на телеканале «Союз». Его интересно слушать в передаче «Диалог под часами», куда он приглашает известных гостей. Он также ведет программу «Благовещение» на радио «Радонеж». Немного ранее Дмитрий Смирнов был ведущим на программе «Русский час». Он — активный блогер в интернете, где очень четко выражает свои позиции.

LiveInternetLiveInternet

* * *
Любовь измеряется мерой прощения,
привязанность — болью прощания,
а ненависть — силой того отвращения,
с которым ты помнишь свои обещания.
И тою же мерой, с припадками ревности,
тебя обгрызают, как рыбы-пираньи,
друзья и заботы, источники нервности,
и все-то ты знаешь заранее…
Кошмар возрастает в пропорции к сумме
развеявшихся иллюзий.
Ты это предвидел. Ты благоразумен,
ты взгляд своевременно сузил.
Но время взрывается. Новый обычай
родится как частное мнение.
Права человека по сущности — птичьи,
а суть естества — отклонение,
свобода — вот ужас. Проклятье всевышнее
Адаму, а Еве напутствие…
Не с той ли поры, как нагрузка излишняя,
она измеряется мерой отсутствия?
И в липких объятиях сладкой беспечности
напомнит назойливый насморк,
что ценность мгновенья равна Бесконечности,
деленной на жизнь и помноженной на смерть.
Итак — подытожили. Жизнь — возвращение
забытого займа, сиречь — завещание.
Любовь измеряется мерой прощения,
привязанность — болью прощания…
* * *
Всеведенье, я знаю, ты во всех.
Ты переулок мой и дом соседний,
Ты первая слеза и первый смех,
И первая любовь, и взгляд последний.
Разбрызгано, как праздничный огонь,
По искорке на каждую ладонь,
Расколото сызмальства на куски.
По одному на единицу крика,
Ты плачешь и спешишь, как земляника
Засеивать пожарища тоски.
Всеведение. Да, твои осколки
Я нахожу впотьмах на книжной полке.
В кошмарах суеты, в ночном бреду
Своих больных, в заброшенном саду,
В оставленных кострищах, в женских стонах,
В зрачках звериных, в розах озаренных,
В видениях на мраморной стене…
Я отыщу тебя в последнем сне,
В ковчеге тьмы — там твой огонь хранится,
В страницах той книги…
* * *
Ты узнаешь меня на последней строке, мой таинственный Друг.
Все притрутся, приладятся как-то, зацепятся звуком за звук,
Только эта останется на сквозняке,
непристроенной…
* * *
Душа, не умирай. Душа, питайся болью.
Не погибай, насытиться спеша.
Надежда — злейший враг. Гони ее с любовью.
Безумием спасай себя, Душа.
Во взлете весь твой смысл, во взлете — и паренье
над суетой — ты крылья сотворишь
из кожи содранной,
и яд стихотворенья
заменит кровь,
и ты заговоришь.
* * *
Ну, полно… Полноте дурить! Кто Вам сказал, что утро мудро?
Его рассыпанная пудра развеяна по мостовой. И сон,
качая головой, опохмеляться начинает. Еще плывет страна ночная,
еще в глазах обрывки книг из прежних жизней. В этот миг
химеры длят совокупление, амур роняет амулет.
Спешил на светопреставление, украли проездной билет.
* * *
Мне дела нет, что миллионы раз
Картины небосвода повторялись.
Я ухожу за поволоку глаз,
Туда, где карты мира потерялись,
Я ухожу в Тебя, бездонный мир.
В незримые поля под тонкой кожей,
В иное вещество, в другой эфир,
Где все так страшно близко, так похоже,
Что не узнать — ни неба, ни себя —
И сны, как птицы покидают гнезда,
И тайно зреют, взрывами слепя,
Поющие невидимые звезды.
Я ухожу в Тебя — для бытия
В не бывших звуках, я освобождаюсь
Для снов. Твоих — где, может быть, и я,
Не узнанный, в последний раз рождаюсь…
* * *
Оглушенный собственным эхом,
не узнаешь, поди, сколько силы в груди,
то ли ревом ревешь, то ли смехом,
оглушенный собственным эхом,
не заметишь, поди, что трудов посреди
то ли мохом оброс, то ли мехом,
заглушенный собственным эхом,
заглушенный собственным эхом…
* * *
Твой ангел-хранитель ведет себя тихо,
неслышно парит над толпой.
Спеши, торопись утолить свою прихоть,
безумец, ребенок слепой.
Он видит все — как вертится земля,
как небо обручается с рекой,
и будущего минные поля,
и сны твои с потерянной строкой.
За сумраком сумрак, за звездами — звезды,
за жизнью, наверное, смерть,
а сбиться с дороги так просто, так просто,
как в зеркало посмотреть…
* * *
Вкус неба: птица и звезда.
Вкус бытия: звезда и птица
с одной из родственных планет…
Всяк облик поначалу снится,
потом творится. Много лет
душа уламывает тело
отдаться. Медленное дело.
В последний миг придет ответ….
Кто сам себе не удивится,
тому не стоило родиться.
Хоть и под стать велосипед,
Не мускулы вращают спицы,
а превращение примет
в действительность…
* * *
Вдохновение наступает со скоростью смерти.
Вот прямая твоя, протяженностью в жизнь,
сжалась в точку.
Скорость плотнит пространство.
Смерть, пружина пружин, разжимается, чтобы
состоялась судьба
и все твои кривизны исчезли.
И нет тебя,
есть Вдохновение.
* * *
Ночные мотыльки летят и льнут
к настольной лампе. Рай самосожженья.
Они себя расплавят и распнут
во славу неземного притяженья.
Скелеты крыльев, усиков кресты,
спаленных лапок исполох горячий,
пыльца седая — пепел красоты,
и жажда жить, и смерти глаз незрячий…
Смотри, смотри, как пляшет мошкара
в оскале раскаленного кумира.
Ты о гипнозе спрашивал вчера.-
Перед тобой ответ земного мира.
Закрыть окно? Законопатить дом?
Бессмысленно. Гуманность не поможет,
пока Творец не даст нам знать о том,
зачем Он создал мотыльков и мошек,
зачем летят живые существа
на сверхъестественный огонь, который
их губит, и какая голова
придумала конец для всех историй
любви… (Быть может, глядя в бездну бездн,
Создатель над Собой Самим смеется.
Какая милость тем, кому дается
искусство и душевная болезнь!..)
Летят, летят… В агонии счастливой
сгорают мотыльки — им умереть
не страшно, а с тобой все справедливо,
не жалуйся, душа должна болеть,
но как?
* * *
Я долго убивал твою любовь. Оставим рифмы фирменным эстетам — не «кровь»,
не «вновь» и даже не «свекровь»; не ядом, не кинжалом, не кастетом.
Нет, я повел себя как дилетант, хотя и знал, что смысла нет ни малости
вязать петлю как карнавальный бант, что лучше сразу придушить из жалости.
Какой резон ребенка закалять, когда он изначально болен смертью? Гуманней
было сразу расстрелять, но я тянул, я вдохновенно медлил и как-то по частям
спускал курок, в позорном малодушии надеясь, что скучный господин по кличке
Рок еще подбросит свежую идею. Но старый скряга под шумок заснул; любовь меж
тем росла как человечек, опустошала верности казну, и казнь сложилась из
сплошных осечек. Звенел курок, и уходила цель; и было неудобно догадаться,
что я веду с самим собой дуэль, что мой противник не желает драться.
Я волновался. Выстрел жил лет пять, закрыв глаза и шевеля губами…
Чему смеешься?…
— Рифмы нет опять,
и очередь большая за гробами.
* * *
…и когда придется начать с начала,
возвращайся опять сюда,
отдохни и снова
ищи свой путь,
он уведет тебя к дорогам другим,
и начало трудно будет припомнить,
снова заблудишься и опять
придется начать с начала, и снова
придешь сюда.
Места эти будут другими,
но ты их узнаешь.
* * *
Залив.
А может быть, река.
Не знаю.
Были облака.
Их больше нет.
Горит заря.
Но где-то там,
а здесь — не знаю,
от куда свет,
благодаря
какому чуду.
…Вспоминаю:
он светит сам,
но он обязан
и жемчугу своим экстазом,
и изумруду.
Здесь я был
тому назад всего лишь Вечность.
Я плыл,
я видел оконечность
полувоздушной суши — мыс,
себя теряющий, как мысль,
и эти скалы — их оскалы
прикрыл покладистый песок,
а где не вышло, как лекалы,
лишайник лег наискосок…
* * *
Доверчивость живая!.. Смерть и жалость
влекут меня к тебе и тайный звук…
Те девять нот, которыми рождалась
Вселенная на кладбище наук.
Ты родилась, когда предвечный Логос
распался, рухнул, сам себя поправ.
Ткань истины, как ветошь распоролась,
и сонмище изнанок,грязных правд
закорчилась в потугах самозванства.
Рассыпались начала и концы,
раскрылись пасти Время и Пространство,
две мнимость, уроды-близнецы.
Миг нулевой космического цикла:
смерть Знака и зачатье Вещества.
Но раньше ты, Доверчивость, возникла —
крик Истины о том, что не права.
Живая кровь в сосудах мирозданья,
ты и творишь Любовь с тех самых пор,
как застонало первое страданье
в ответ на первый смертный приговор…
* * *
Мы сами выбираем образ смерти.
Свою тропинку и обрыв следа —
проносим в запечатанном конверте,
а вскрытие покажет, как всегда.
Толкая нас на риск и самовольство
прохладный господин по кличке Рок
использует и веру, и геройство,
как искушенный карточный игрок.
Он ни при чем, он только исполнитель
твоих желаний и твоих побед,
твой ревностный помощник и ценитель,
твердящий наизусть твой детский бред.
И ты идешь за собственною тенью,
От самого себя бесследно скрыв,
что этот путь — и миг, и лик смертельный —
всего лишь выбор — выбор и обрыв…
* * *
Блажен покой, когда, закрыв окно в ненастный день,
мы остаемся дома… В ком нет металла, тем и суждено
пожаловаться на склад металлолома, тех гнут, и мнут,
и плавят, как хотят, пока не отольют искомой формы.
О, сколько нас, уступчивых котят, пошло на шапки за
доступность корма. А в ком металл — тех можно изломать,
но не согнуть. Пока в избытке глупость, легко все
положенья принимать и засыпать — но действует упругость.
…Я погибал. Мне выгодный позор знаком до тонкостей,
я им проникся еще с дошкольных лет, когда позер во мне
уже утюжился и стригся, успешно выступал во всех ролях,
какие по сценарию давались. Но зрела тошнота, и на полях
заметки кой-какие появлялись…
* * *
Во мраке просыпаясь звуки шлю тому,
Кого не знаю и люблю,
Кого люблю за то, что не познаю.
Ты слышишь?… Мы живем на сквозняке.
Рука во тьме спешит к другой руке,
И между ними нить горит сквозная.
Ты чувствуешь? Душа летит к душе.
Как близко ты, но мгла настороже
Закрытых окон нет, глаза закрыты.
Во мраке просыпаясь, звуки шлю тому,
Кого не знаю и люблю, и верю, и ищу,
Как знак забытый…
* * *
Не плачь, не просыпайся… Я слежу
За полночью, я знаю расписание.
Ты спи, а я тихонько расскажу
Тебе про нас с тобой…
Луна личинкой по небу ползет.
Когда она устанет и окуклится,
Песчинками зажжется небосвод,
И душный город темнотой обуглится…
Не вспыхнет ни фонарик, ни свеча,
Лишь тишины беззвучное рыдание.
И древние старухи, бормоча,
Пойдут во сне на первое свидание.
И выйдет на дорогу исполин.
И вздрогнет город, темнотой оседланный…
Он отряхнет кору песков и глин
И двинется вперед походкою дремотною.
И будет шаг бесшумен и тяжел,
И равномерно почвы колыхание,
И будет город каждым этажом
И каждой грудью знать его дыхание…
Не знает свет, не понимает радуга,
Как можно обходиться без лица
И для чего ночному стражу надобно
Ощупывать уснувшие сердца…
Но я узнал, мне было откровение,
Тот исполин в дозоре неспроста:
Он гасит сны, он стережет забвение,
Чтоб ты не угадал, что ночь пуста.
Когда-нибудь ты босиком побегаешь
По облакам, как наш бумажный змей,
Но ты еще не знаешь, ты не ведаешь,
Какая сила в слабости твоей.
* * *
Сколько свободы,
о, сколько в Тебе свободы!..
Как Ты делаешь все из свободы,
как меня делаешь?..
Океан —
пью и не выпью,
дышу и не надышусь…
Ненасытность растет,
пьянею,
жажду всего и вся…
Страж границ моих — страх
просыпается —
поздно! — он позади,
а я
свободен,
пройду все испытания…
* * *
…И этот дождь закончится, как жизнь…
И наших душ истоптанная местность
с провалами изломов и кривизн
вернется в первозданную безвестность.
Там, в темноте, Предвечная Река
к своим пределам тени предков гонит,
и мечутся, как звери, облака
под взмахами невидимых ладоней,
и дождь, слепой, неумолимый дождь,
питая переполненную сушу,
пророчеством становится, как дрожь
художника, рождающего душу.
…И наши голоса уносит ночь…
Крик памяти сливается с пространством,
с молчанием, со всем, что превозмочь
нельзя ни мятежом, ни постоянством…
Не отнимая руки ото лба,
забудешься в оцепененье смутном,
и сквозь ладони протечет судьба,
как этот дождь,
закончившийся утром.
* * *
В этой вечнозеленой жизни, сказал мне седой Садовник,
нельзя ничему научиться, кроме учебы,
не нужной ни для чего, кроме учебы,
а ты думаешь о плодах,
что ж, бери,
ты возьмешь только то, что возьмешь,
и оставишь то, что оставишь.
Ты живешь только так, как живешь,
и с собой не слукавишь.
В этой вечнозеленой смерти, сказал Садовник,
нет никакого смысла, кроме поиска смысла,
который нельзя найти,
это не кошелек с деньгами, они истратятся,
не очки, они не прибавят зрения, если ты слеп,
не учебник с вырванными страницами.
Смысл нигде не находится,
смысл рождается, дышит,
цветет
и уходит с тобою вместе —
иди,
ты возьмешь только то, что поймешь,
а поймешь только то, что исправишь.
Ты оставишь все, что возьмешь,
и возьмешь, что оставишь.
* * *
Я садился в Поезд Встречи. Стук колес баюкал утро.
Я уснул. Мне снились птицы. Птицеруки, птицезвуки
опускались мне на плечи. Я недвижен был как кукла.
Вдруг проснулся. Быть не может. Как же так, я точно помню.
Я садился в Поезд Встречи. Еду в Поезде Разлуки.
Мчится поезд, мчится поезд сквозь туннель в каменоломне.
* * *
…А потом ты опять один.
Умывается утро
на старом мосту,
вон там, где фонтан как будто
и будто бы вправду мост,
а за ним уступ
и как будто облако,
будто бы вправду облако,
это можно себе представить, хотя
это облако и на самом деле,
то самое, на котором мысли твои улетели,
в самом деле летят.
…А потом ты опять один.
Есть на свете пространство.
Из картинок твоей души
вырастает его убранство.
Есть на свете карандаши
и летучие мысли,
они прилетят обратно,
только свистни
и скорее пиши.
…А потом ты опять один.
Эти мысли, Бог с ними,
а веки твои стреножились, ты их расслабь,
это утро никто, представляешь ли,
никто, кроме тебя,
у тебя не отнимет.
Смотри, не прошляпь
этот мост, этот старый мост, он обещан,
и облако обещает явь,
и взахлеб волны плещутся, волны будто бы
рукоплещут,
и глаза одобряют рябь.
А потом ты опять один.
* * *
Вселенная горит. Агония огня
рождает сонмы солнц и бешенство небес.
Я думал: ну и что ж. Решают без меня.
Я тихий вскрик во мгле. Я пепел, я исчез.
Сородичи рычат и гадят на цветы,
кругом утробный гул и обезьяний смех.
Кому какая блажь, что сгинем я и ты?
На чем испечь пирог соединенья всех,
когда и у святых нет власти над собой?
Непостижима жизнь, неумолима смерть,
а искру над костром, что мы зовем судьбой,
нельзя ни уловить, ни даже рассмотреть…
Все так, ты говорил — и я ползу как тля,
не ведая куда, среди паучьих гнезд,
но чересчур глупа красавица Земля,
чтоб я поверить мог в незаселенность звезд.
Мы в мире не одни. Бессмысленно гадать,
чей глаз глядит сквозь мрак на наш ночной содом,
но если видит он — не может не страдать,
не может не любить, не мучиться стыдом…
Вселенная горит. В агонии огня
смеются сонмы солнц, и каждое кричит,
что не окончен мир, что мы ему родня,
и чей-то капилляр тобой кровоточит…
Врачующий мой друг! Не вспомнить, сколько раз
в отчаяньи, в тоске, в крысиной беготне
ты бельма удалял с моих потухших глаз
лишь бедствием своим и мыслью обо мне.
А я опять тупел и гас — и снова лгал
тебе — что я живу, себе — что смысла нет,
а ты, едва дыша,- ты звезды зажигал
над головой моей, ты возвращал мне свет
и умирал опять.. Огарки двух свечей
сливали свой огонь и превращали в звук.
И кто-то Третий — там, за далями ночей,
настраивал струну, не отнимая рук…
Мы в мире не одни. Вселенная плывет
сквозь мрак и пустоту — и, как ни назови,
нас кто-то угадал. Вселенная живет,
Вселенная летит со скоростью любви.
* * *
И каждый вечер так: в холодную постель
с продрогшею душой, в надежде не проснуться,
и снова легион непрошеных гостей
устраивает бал… Чтоб им в аду споткнуться!
Нет, лучше уж в петлю. Нет, лучше уж любой,
какой-нибудь кретин, мерзавец, алкоголик,
о лишь бы, лишь бы Тень он заслонил собой
и болью излечил — от той, последней боли…
О, как безжалостно поют колокола,
как медленно зовут к последнему исходу,
но будешь жить и жить, и выплачешь дотла
и страсть, и никому не нужную свободу…