Исцеление от рака

4 февраля — Всемирный день борьбы с раковыми заболеваниями, а 15 февраля — Международный день детей, больных раком

В дополнение к мощным прорывам, произошедшим в последнее время в области медицины в лечении онкологических заболеваний, каждый день творятся чудеса Божьего исцеления. Эти чудеса происходят вмиг и являются результатом прикосновения Святого Духа к жизни человека. Исцеление от рака, даже в его самых запущенных формах, нельзя объяснить ничем иным, кроме как Божьим чудесным вмешательством. Многие врачи становились свидетелями подобного необычайного исцеления от рака. Перед вами пять случаев чудесных Божьих исцелений.

Молитва — лекарство против рака

Одна молодая женщина позвонила священнослужителю и попросила произвести молитву над умирающей от рака мамой.

«Когда мы с супругой зашли в комнату, где лежала больная женщина (ей было всего сорок пять лет), то нас как будто обдало запахом смерти. Галина Ивановна (так звали эту женщину) переживала тяжёлые физические страдания и находилась при смерти… Я спросил больную, верит ли она в Бога. Она ответила, что верит, верит так, как верит её дочь. И теперь, перед смертью, она хотела бы присоединиться к той церкви, в которую ходит её дочь. Я объяснил ей, что обычно у нас крестят людей полным погружением в воду. Но в виде исключения, по болезни, она может присоединиться к Церкви Божьей через исповедание веры. А потом я вдруг сказал: «А летом, когда потеплеет, я вас обязательно крещу в реке». Сказал и запнулся. Разве можно давать такие несбыточные обещания? А она только отвернулась в сторону и заплакала — до лета ей было не дотянуть. Но когда с моих губ сорвались эти слова, я понял, что они исходят не от меня, а от Бога. И я проникся уверенностью, что теперь эта женщина будет жить. В конце встречи я произнёс над нею молитву, прося Бога даровать ей исцеление. И мы ушли. Что было дальше — читайте здесь: Молитва — лекарство против рака.

Пенсионер победил рак, сменив свой рацион

Врачи говорили 78-летнему Аллану Тэйлору, что его рак — опухоль кишечника — не поддается лечению. В прошлом сентябре была проведена операция, в ходе которой хирурги удалили часть кишечника. Далее последовал трехмесячный курс химиотерапии. Но в апреле врачи установили: рак распространился в тонкий кишечник.

По словам онкологов, если бы они удалили одну опухоль, рак появился бы в другом месте. А к химиотерапии уже бессмысленно прибегать. Однако менее чем через четыре месяца после встречи с медиками организм Тэйлора полностью очистился от следов онкологического заболевания. Победить рак удалось, сменив диету. Подробности читайте здесь: Пенсионер победил рак, сменив свой рацион.

Вылечить рак помогли простые рецепты

У меня в ноябре 2011 года случилась операция, в результате которой было установлено, что у меня рак — карцинома. Так как моё состояние было очень плохим, следующая операция была назначена на февраль, чтобы было время для восстановления. Пролежав до января, я решила, чтобы не обременять мужа, поехать куда-нибудь, чтобы там за мной ухаживали. Я поехала в пансионат «Наш дом», который находится в с. Новые Обиходы Винницкой области. Что и как там лечат, я не знала. Я поехала полежать спокойно, чтобы восстановиться перед следующей операцией. Меня сопровождала родная сестра.

Услышав, что прописала врач, я была в шоке, однако именно эти рецепты меня и спасли». Подробности читайте в статье: Вылечить рак помогли простые рецепты.

Бог помог вылечить рак

Я и не думала, что такой кошмар может случиться со мной, но Бог давал силы всё пережить. Сначала болезнь протекала почти незаметно, и я не обращала внимания на недомогание. После очередного приступа врач поставила диагноз — киста, к тому же больших размеров. С этого времени начались мои мытарства по больницам.

По анализам врачи поняли, что у меня большая злокачественная опухоль, да ещё проблемы с сердцем. Наркоза могу не выдержать. Не стали рисковать.

Я приехала домой. …Я чувствовала постоянную слабость. Думала: «Что же делать дальше?» Молилась. Я знала, что многие умирают от этого заболевания. Продолжение читайте здесь: Бог помог вылечить рак.

«Слово Твоё — светильник ноге моей»

Мой муж, Евгений Павлов, окончил Заокскую Духовную Академию в 2001 году. В 2003 году врачи обнаружили опухоль позвоночника. С того времени началась особая жизнь — череда отчаяния, веры и молитв. Опухоль не поддавалась лечению: врачи многократно удаляли её, но она быстро вырастала снова, пока не разрушила позвоночник и не сдавила спинной мозг.

В 2012 году Евгения парализовало. Опухоль быстро росла, разрушая позвонки. Врачи в Москве сказали, что больше помочь ничем не могут. Ему было 36 лет, когда его, парализованного, выписали домой доживать, сколько осталось.

Историю исцеления читайте здесь: «Слово Твоё — светильник ноге моей».

Газета «Сокрытое Сокровище» февраль 2018 г.

Читайте невероятные истории о чуде, излечении и пути к самоисцелению от рака 4 стадии.

Рак 4 стадии — не приговор! Это известно уже давно. Многие обычные люди и даже звезды шоу-бизнеса победили эту болезнь и сейчас живут и радуются жизни. Ниже вы прочитаете 5 невероятных историй о чудесных исцелениях рака 4 стадии.

Возвращение к жизни, или рак 4 стадии — не приговор!

Рак 4 стадии — не приговор!

Жизнь Ирины ничем не отличалась от остальных людей. После работы она стремилась в просторную квартиру, где ее ожидал любящий муж и черная кошка. Однако 2 года назад женщина услышала от врачей неутешительный диагноз – рак яичников 4 стадии.

Браться за лечение было слишком поздно. Жизнь потеряла радужные краски.
Одним утром у Ирины открылось сильное кровотечение. Муж вызвал скорую, на которой ее увезли в больницу. Ее положили в специальную палату для умирающих. Когда женщина поинтересовалась у врача, почему ее сюда поместили, то он ответил: «Время потеряно. Болезнь находится на последней стадии, и избавиться от нее невозможно».

Крупные траты.

Чтобы выбраться в мир живых пришлось затратить огромное количество денег. Обращались в частные клиники. Ни один хороший врач не брался обследовать без оплаты. После приема у врача, Ирине назначили химиотерапию. После проведения процедуры женщине стало плохо, она с трудом говорила и шевелилась. Каждый день был как пытка.

Надежда на чудо.

Потеряв надежду в больнице, Ирина позвонила знахарке в Башкирию и направилась к ней на прием. Знахарка встретила женщину и начала проводить обряд и читать молитвы. После данных процедур стало намного легче. Вместе с мужем Ирина прожила там больше месяца, где отдыхала, хорошо питалась и восстанавливала свое психологическое состояние.

Возвращение домой и к жизни.

После лечения в Башкирии, в городе Ирине снова назначили несколько курсов химиотерапии и сделали операцию. Опухоль значительно уменьшилась и динамика была положительной. Силы были на исходе, и поэтому Ирина позвонила психологу. Специалист посоветовал позвонить в «Женское здоровье», программа для женщин, которые победили рак.

На курсах женщине предложили записаться на арт-терапию. Именно творчество помогает бороться с онкологией и с собственными эмоциями. С каждым днем депрессия исчезала, Ирина стала лучше себя чувствовать, а главное поборола страх. Все это стало возможным благодаря программе «Женское здоровье». Рак — это не приговор, и такие группы поддержки помогают с ним бороться.

Деревенская история о волшебном излечении рака 4 степени

Волшебное излечение от рака 4 стадии

Сегодня я хочу рассказать невероятную историю исцеления от рака 4 степени. На момент болезни мне было 20 лет. Все началось еще 9 лет назад, тогда я начинала себя чувствовать все хуже и хуже. За последние несколько месяцев я сбросила 10 кг, стала сильно раздражительной и все время срывалась на близких. В тот момент я начинала понимать, что-то не так и решила сходить к врачу.

Врач. Обморок. Диагноз.

Когда я пришла к врачу, он мне поставил обычную простуду и отправил на анализы. После сдачи анализов я упала в обморок. И это был уже второй звоночек, что что-то происходит и что-то не так, и это не просто простуда.

Через пару дней я пришла к доктору. Он был в шоке от моих анализов и от того, что я сказала, что упала в обморок. В кабинете резко повисла гробовая тишина. И через пару минут я слышу: » У вас рак». С этого момента я мало, что понимала все было, как будто во сне. Мне казалось, что это сон, и вот я проснусь, и все будет хорошо. Но нет, это был не сон, это была правда. И с этого момента начался мой длинный путь борьбы с этой болезнью.

Они сказали, что не смогут помочь.

На следующей неделе я была уже в Москве, в лучшей клинике по онкологии. Помню, что мне назначил доктор дополнительные анализы. И диагноз мой подтвердился — лейкемия 4 степени. Я не понимала откуда она у меня и, как я могла так запустить. Ведь признаков не было и они начались буквально полгода назад.

С каждой неделей мне становилось все хуже и хуже, но хочу сказать спасибо своему врачу он меня поддерживал как, мог. И вот прошел год, как я лежала в больнице. Мне делали облучение, и давали таблетки. Но в один прекрасный день приходят врачи и говорят. Мы вам не чем не можем помочь и отпускают меня домой.

Я еще не затронула тему близких мне людей. Помню, что за год, как я уехала лечиться, родители резко постарели и стали седыми. Я чувствовала себя обузой и опускались руки день за днем. Мне их было жалко, и я хочу сказать большое спасибо родителям. Они сделали много в моей борьбе.

Дорога к победе через деревню.

Продолжим историю, когда я приехала домой и огласила то, что сказали врачи, я просто не узнала родителей. Мама и папа так ревели, не плакали, а именно ревели большими слезами, которые ручьем текли по их щекам.

Спустя 4 дня родители решили переехать в деревню, чтобы последние дни своей жизни я провела в единении с природой. До этого мы всю жизнь прожили в городе с выхлопными газами и плохой экологией. Снова прошел месяц. Я была настолько счастлива, как никогда. Рядом родители, чистый воздух.

И вот на днях, приходит старая бабушка, которую я никогда не знала и стала жить с нами. Она постоянно разговаривала со мной, и что-то мне давала. И как не странно, мне становилось все лучше и лучше.

Самый счастливый день в жизни.

Нам позвонил врач и предложил сдать еще раз анализы, чтобы посмотреть, какая картина на данный момент. Мы приехали в город и сдали анализы. Не ожидая чего-то хорошего, мы продолжали ждать результаты. Когда они были готовы, я пошла на прием и врач был настолько счастлив, что я не понимала его. Но потом он огласил: «Вы здоровы!».

И опять я не помню, что был дальше, но точно помню, что это был самый счастливый день в жизни. Я решила поехать и поблагодарить бабушку, но увы ее уже не было. Вот так случилась со мной деревенская история о волшебном исцелении. Куда делась бабушка, которая меня лечила, я не знаю. Возможно, сейчас эта настоящая волшебница спешит на помощь к кому-то другому

Спорт или чудесное лекарство от рака 4 степени

Спорт помог от рака 4 стадии

Николай заболел, когда ему было всего 10 лет. Неожиданно навалившаяся слабость, отсутствие аппетита, снижение концентрации – участковый педиатр выписывал витамины, железо повышающие препараты, но ничего не помогало. Лишь когда ребенок потерял сознание в школе на уроках, было принято решение сделать полное обследование. Приговор врача был страшен: острый лейкоз.

Кошмар больного человека и его родственников.

Начались многочисленные лечебные процедуры. В силу возраста, Коле пришлось лежать в онкогематоцентре одному. Не было рядом мамы, которая всячески пыталась всегда поддержать сына. Это еще больше угнетало мальчика.

Курсы химиотерапии не приносили облегчения, содержание в палате было закрытым: не разрешалось посещение родными, нельзя было выходить из больничного корпуса. Тяжело пришлось не только маме с сыном, но и их близким и родным людям. Коля в силу возраста не осознавал трагедии, что случилась с ним.

Надежда на выздоровление.

Через полгода лечения мальчик был выписан из больницы с улучшением, маму предупредили, что стоит ожидать рецидива. Так и произошло. Очередные восемь месяцев в больнице, многочисленные обследования, лечение и занятия с детским психологом дали надежду на выздоровление.

Коля начал ходить в школу. После усиленных занятий с учителями по основным предметам, удалось освоить школьную программу и догнать ровесников в учебе.

Спорт и победа.

Самой большой неожиданностью для матери и Колиного врача, наблюдавшего ход выздоровления, было увлечение подростка тяжелой атлетикой. Начав с обычных тренировок, Николай в течение нескольких последующих лет занимал призовые места в соревнованиях своей возрастной группы.

Анализы Коля сдавал регулярно. Обследования, поездки к врачу — все это было, но уже не с целью лечения, а с целью проверки состояния здоровья. Подросток чувствовал себя хорошо, спорт придавал ему сил и уверенности в себе.

Сейчас это взрослый двадцатилетний парень, студент, работающий после учебы. Время, проведенное в больнице, Коля не любит вспоминать, но считает, что именно настойчивое увлечение спортом помогло поверить в свои силы и не сдаться.

«Ох, уж эта мама!» — или живи мамочка, мы вместе победим рак 4 степени!

Победа над раком 4 стадии

Мама моего друга, Татьяна Васильевна всегда была активным человеком. Даже слишком. Довольно часто Сережа сетовал, что она вмешивается туда, куда ей, мягко говоря, лезть не следует. Несмотря на взрослый возраст сына, постоянно присутствует рядом, дает, казалось бы, «ненужные» советы, интересуется всем, что происходит в его жизни. «Ох, уж эта мама!» — снова и снова причитал Серега.

Но такая уж у нее натура: даже в свои 70 лет она не сидела с другими бабушками у подъезда, а старалась быть значимой и важной для тщетно упирающегося сына и внуков.

Здоровье ухудшилось.

Каким же было наше удивление, когда Татьяна Васильевна внезапно стала более инфантильной, лояльной и даже апатичной. Как будто подменили человека. Началось все с банальных жалоб на тошноту. Но следует отметить, бабуля не доверяла врачам, поэтому на предложения пройти медосмотр, чтобы установить причину плохого самочувствия, отвечала категорическим отказом.

Болезнь, естественно, прогрессировала. Мы тщетно пытались лечить ее подручными средствами. Исходя из симптомов, начали возникать подозрения на онкологию. Татьяна Васильевна стремительно теряла в весе, отказывалась от еды, но все же, наотрез не хотела ложиться в больницу.

Сдалась она только лишь тогда, когда почувствовала, что промедление смерти подобно. Наши догадки подтвердились: рак желудка 4 степени. Невозможно передать все те мучения, которые близкий нам человек чувствовал каждый день. Не приведи Господь, никому пережить такое!

«Пойду на операцию, и все тут!»

После капельниц и химиотерапии, мнения врачей разделились: одни утверждали, что в таком возрасте лечение ничего не даст, стоит смириться, ведь опухоль запущена. Другие советовали рискнуть: по сути, терять все равно нечего, а за жизнь стоит побороться, ведь дается она один лишь раз.

Исход дела решила привычная упертость бабушки: еще совсем недавно, она кричала: «Не пойду к врачам ни за что! Они только деньги могут брать!». Теперь же Татьяна Васильевна стояла на своем: «Пойду на операцию и все тут!»

Нам повезло – несмотря на позднюю стадию, лекарства сглаживали положение, и когда состояние опухоли немного улучшилось, Сережину маму прооперировали. После операции, сын постоянно был рядом и проговаривал: «Живи, мамочка, мы вместе победим рак!».

Прощайте родителей.

С тех прошло уже около года. Татьяна Васильевна не только жива, но и активно посещает увеселительные мероприятия вроде театра и кино – мало того, все также вмешивается во взрослую жизнь сына. Да только он перестал ругать ее за это. Уж лучше терпеть навязчивую и приставучую мать, чем распрощаться с ней навсегда.

Волшебное самоисцеление от рака 4 стадии

Волшебное самоисцеление от рака 4 стадии

Лилька — моя подруга с детства. Она всегда была немного странная. Я поняла это, когда мы уже выросли. Мы — ее ровесники, безбашенные молодые парни и девушки, а она, как старенькая бабушка, то воду замораживает в холодильнике, а потом размораживает и пьет ее, то травы какие-то собирает и заваривает вместо чая и кофе. В общем, она была не такая как мы, но все ее любили.

Однажды случилось самое страшное — Лиля заболела. Начала «стухать» на глазах, прогорать как фитиль свечи. За несколько недель совсем похудела до костей. Потом больница, обследование, и приговор — рак кожи 4 степени. Лечение не приносило результатов, Лильке становилось хуже.

Путешествие на пути к здоровью.

В нашей компании был один мальчишка — Лешка. Его родители — путешественники. Узнав про нашу подругу, они в один голос сказали, ей надо в Тибет. Там ее научат искусству волшебного самоисцеления. Люди, которые живут в тибетском нагорье, умеют творить настоящие чудеса. Я помню, что даже засмеялась тогда и естественно, не поверила. Но остальные друзья поддержали взрослых людей. Решили ехать, отправили меня и еще одну подругу.

Добирались мы долго, было сложно, да еще и с больным человеком. Когда приехали в город, нужно было еще долго добираться до места на машине, а потом идти пешком 2 километра. Идти было тяжело, шли мы целый день, и вот перед нами появилась какая-то невзрачная «коробочка» на склоне горы, похожая на дом. У Лильки уже не было сил идти, и она села прямо на земле возле дома.

Хозяин вышел и прямиком пошел к подруге, как будто знал, зачем и кто к нему приехал. Потом мы все зашли в дом. Лешкины родители знали тибетский язык и переводили Лиле все, что говорил старый монах. Она что-то выполняла, а чего-то боялась и сопротивлялась. Но мудрец говорил, что это скрытые силы организма не хотят выходить наружу и помогать. Он заваривал еще какие-то травы и поил Лильку в течение дня. Ей становилось с каждым днем лучше.

Возвращение домой.

Я стала замечать, что подруга начала выздоравливать. Мы уехали домой, а Лиля осталась. Спустя пару месяцев и она приехала. У подруги был прекрасный внешний вид, она поправилась и посвежела. На следующий день мы вместе с ней пошли на прием к доктору. Он удивился и начал кричать на подругу, что она куда-то пропала и не приходила на лечение. Лилька успокоила врача и сказала, что пила все лекарства, которые он ей прописал, а также ездила в Тибет для оздоровления.

Победа — это всегда приятно.

Когда подруга сдала анализы, и прошла диагностику, оказалось, что все в порядке и рака уже не было. Словами не передать нашу радость! Лилька прыгала от радости, кричала и смеялась. Потом она заявила, что снова уедет в Тибет, так как еще прошла не весь курс на пути к самоисцелению. Нам было жаль с ней снова расставаться. Теперь я плакала, но это были слезы радости и я верила, что обязательно скоро увижу вновь свою подругу.

Приехала она только через полгода. Сказала, что научилась невероятным вещам самоисцеления. Стала рассказывать такие непривычные для наших ушей истории о том, что организм — это единое целое, а современные врачи лечат отдельные органы. Но, как говорят тибетские мудрецы, так делать не стоит, ведь наш организм — это единая система. Теперь мы все с изумлением и восхищением слушали Лильку, и уже никто не считал ее странной. Все верили в чудо волшебного самоисцеления, ведь именно это и помогло нашей подруге выздороветь.

К нам на сайт постоянно приходят интересные и захватывающие случаи волшебного исцеления от рака. Ведь многие не верят, что от этого страшного недуга можно вылечиться, но как оказалось — это возможно. Мы расскажем самые интересные, невероятные случаи и примеры выздоровления.

ПРИМЕЧАНИЕ! Многие истории в интернете, рассказывают о чудесном исцелении шаманов, знахарей и лекарях. Нужно понимать, что о достоверности данных историй, можно только лишь догадываться. Ни в коем случае не отказывайтесь от традиционной медицины.

Лекарь

Здравствуйте! Сегодня хочется поведать вам, как я 30 лет назад смогла победить лейкемию. Победила не совсем я, а мне в этом помог мой отец, который постоянно был рядом. Мне тогда было 12 лет. Я была веселой и жизнерадостной девочкой, любила ходить в школу и гулять с друзьями.

Но как помню, мне в последние несколько месяцев становилось все хуже и хуже. Я становилась раздражительной, сильно похудела и постоянно уставала. В первый раз что-то неладное заметила мама. Она увидела, что я в обед постоянно сплю по 3-4 часа. Сначала родные подумали, что я сильно уставала в школе и на кружках, но через несколько недель я сильно похудела, и отец повел меня к врачу.

Доктор по началу предположил, что это обычная простуда. Температура и правда была немного повышенная. Он отправил меня сдавать какие-то анализы. Дальше толком не помню ничего, так как с врачом общался мой папа. Через несколько дней я упала в обморок. Это было очень странно, ведь я находилась дома и это не был солнечный удар.

Позже я это рассказала отцу, так как дома в тот момент никого не было. Он сразу же собрал меня, и мы пошли к врачу. Врач сидел и крутил головой из стороны в сторону, и смотрел на бумажку с результатами анализа. Его очки сползли на нос, и он был немного ошарашен.

Доктор ничего толкового не сказал и только ответил, что нужно провести дополнительные исследования. Целый месяц я практически через день ходила в больницу и что-то сдавала, делали рентген и много чего еще.

В пятницу, в июне месяца, как помню сейчас, мы как всегда с отцом направились в клинику за результатами. Врач позвал только моего папу в кабинет, а я осталась сидеть в холодном коридоре. Через пол часа отец вышел весь бледный и мы пошли домой. На любой мой вопрос он молчал и ничего не говорил, будто язык проглотил.

Мама как я помню плакала сильно и на тот момент я уже все понимала. Не про рак конечно же, а то что со мной что-то не так. Родители рассказали мне про лейкемию позже, когда мне стало еще хуже. На тот момент у отца были какие-то сбережения, и он повез меня в Москву, где на тот момент были лучшие онкологи.

Приехав в Москву доктора провели дополнительные исследования и диагноз подтвердился — рак крови. Помню, что в той больнице хорошо кормили, но после курса химиотерапии, есть мне больше очень долгое время не хотелось.

С каждой неделей мне становилось все хуже и хуже в этой клинике. Я просила отца отвезти меня домой. Он постоянно был со мной рядом и поддерживал. Пытался улыбаться, чтобы меня не расстраивать, но я видела, как на глазах у него наворачиваются слезы.

В конце осени врачи сообщили, что они ничего не могут сделать, а дальнейшее лечение бессмысленно и только ухудшает мое состояние. Отец собрался и отвез меня домой, где меня ждала бледная и грустная мама. Помню, как она сильно постарела к тому моменту, как я приехала. Будто прошло лет 20, хотя она была молодой и красивой женщиной.

К тому моменту я практически не ела и еле ходила. Похудела настолько сильно, что мне страшно было смотреть в зеркало. Один раз посмотрела и просто не узнала себя — кожа да кости, а лицо земляного цвета, с синими мешками под глазами.

Помню, как отец ночью разбудил меня и повез куда-то за город. Была зима, холодно. Помню, как мама одевала меня в сотню одежд, чтобы я не замерзла в пути. Ехали мы долго, и я уснула в машине. Папа разбудил меня. Мы стояли в какой-то деревне, не помню как мы туда добрались.

Я настолько замерзла, что не могла встать и отец понес меня на руках. Отчетлива помню запах сырости и кошачьей мочи. Меня занесли в деревянный дом и отец положил меня на скрипучую металлическую кровать. Ко мне подошла старая беззубая бабушка. Она была очень неприятной внешности и плохо говорила.

Но от нее веяло какой-то теплотой, и я сразу согрелась, хоть в доме и было очень холодно. Волшебница (я ее так теперь называю) заставила меня выпить, какую-то зеленую и очень горькую жижу. Меня сразу вырвало, но бабушка настояла, чтобы я приняла еще.

Я пробыла у нее наверно с неделю. И в самом конце недели мне стало лучше. Ежедневно она наговаривала на меня странными словами и водила над моим лицом какой-то засохшей веткой. Потом отец отвез меня домой. К тому моменту мне стало гораздо проще ходить, и я не падала в обморок лежа в кровати.

Через две недели как наказала бабушка, мы должны были пойти к врачам и сдать анализы. Как помню, мы считали минуты и секунды, до момента результатов. Время длилось бесконечно. В конце концов врач огласил результат. Как помню, доктор был ошарашен, как и в первый раз и он ничего не мог понять. Он ответил, что с анализами все в порядке и болезни нет.

Нас заставили сдать анализы еще раз, так как была подозрение, что результаты неверные из-за сбоя оборудования. Мы сдавали кровь и прошли все обследования несколько раз, но лейкемии больше не было. Родители были очень рады, как и я. Отец даже напился в тот вечер, хотя он вообще не пьет.

Исцеление от рака — это было настоящее чудо для нашей семьи. Мой отец и родители пытались тогда отдать все свои сбережения бабушке, но она их не взяла. Она приняла, только мешок картошки, который отец насильно отдал бабуле.

К сожалению, но бабушки той уже нет и деревня уже пустая. Совсем недавно ездила к тому деревянному дому, где произошло излечение от рака, а Бог и бабушка мне подарили вторую жизнь. После поездки я решила написать эту историю, которая возможно даст надежду многим, что чудеса случаются.

С божьей помощью

Я хочу поведать вам историю, как у меня полностью излечилась карцинома желудка на 4 стадии. Я работал на стройке, довольно тяжелая работа. И в один не очень хороший момент, упал в обморок. До этого меня постоянно мучили боли в животе. У моего отца, как рассказывала моя мать, были постоянные проблемы с желудком. Он страдал язвой и постоянно лечил ее.

Я все думал, что это обычная язва и постоянно откладывал поход к врачу. Хотя моя жена меня постоянно ругала за это и пыталась отправить туда. В свое оправдание хочу сказать, что у нас тогда было 3 деток и я постоянно работал.

После обморока меня отправили домой. На следующий день мне стало хуже. Меня тошнило и рвало. Я все равно не хотел идти в больницу. Ночью мне стало еще хуже, и жена вызвала скорую. Меня положили в клинику, где начали обследование.

В общем и в целом мне поставили диагноз — онкология желудка четвертой степени. Врач и жена меня ругали, что я не обратился к врачу во время. Опухоль была уже размером с лимон и вросла в ближайшие стенки органов. Самое чудесное было, то, что я еще мог стоять на ногах и чувствовал по словам врачей еще нормально. Так как на данной стадии я уже должен валяться овощем в кровати.

Удалять опухоль не стали, так как это было бессмысленно. Я прошел 2 курса химиотерапии и облучения. Волос на голове у меня и так не было, так что многого я не потерял. Правда сильно похудел. Жена постоянно шутила, что я теперь выгляжу моложе лет на 15.

На месяц мне стало легче. Но позже я опять почувствовал сильную боль в животе. Как сказал Петр Иванович — мой лечащий врач¸ раковые клетки уже метастазировали в ближайшие органы и что вылечить рак уже невозможно. Метастазы проникли так глубоко, что вырезать эту гадость было невозможно.

В самом конце — как я тогда думал. Меня отправили домой «умирать». Меня перевезли в нашу квартиру, и жена постоянно хлопотала вокруг меня с детьми. Мне было не страшно умирать, мне было страшно оставлять их тут одних без моей помощи, с грузом горя.

Я был не крещеным, да и особо в бога не верил, потому что времени на это не было. Но в тот момент я стал молиться. Я никаких молитв не знал и просто просил у бога помощи. Помню говорил эти слова:

«Благодарю тебя Боже, за деток своих, за жену любящую. Спасибо, за работу, за кров и дом. Прошу не оставляй их одних, пусть у них все будет хорошо»

Я просил не за себя, а за них. Мне было страшно, что после смерти я оставлю их совершенно сиротами. Моя жена была верующим человеком, хоть меня в моем безбожии никогда не попрекала. Она считала, что к Богу нужно прийти самому, без навязывания.

Она пригласила батюшку к нам домой. Он прочитал несколько молитв, походил вокруг меня и резко остановился. Он подошел ко мне и сказал, чтобы я сейчас же ехал в церковь вместе с ним. Это было очень сложно, так как на тот момент я уже не ходил.

Мои друзья перевезли меня до церкви и на руках занесли туда. Помню, как мне было стыдно, что меня как маленького ребенка несут здоровые мужики. Батюшка, который заведовал там, начал молиться обо мне и читать проповеди. Меня оставили в церкви на целый день. А под вечер привезли домой.

Через несколько дней я на себе почувствовал, как мой организм исцеляется. Мне становилось все лучше. Мне стало проще есть. Я уже смог спокойно вставать на ноги и самостоятельно ходить в туалет. Через две недели мы поехали к доктору, и он провел обследование. Онколог увидел, что опухоль стала меньше, а метастазов уже не было.

Врач сказал, что болезнь надо победить и отправил меня к хирургам вырезать эту гадость, раз и навсегда. С Божией помощью, мне вырезали опухоль и провели еще несколько курсов облучения и химии. В данный момент я полностью здоров. Через месяц после лечения, я сходил и покрестился в церкви. И теперь постоянно ее посещаю не с просьбами, а с искренней похвалой к Христу нашему спасителю. Вылечиться даже от такого страшного недуга можно, не легко, но вполне реально.

Просьба

Рак: истории о чуде

Фото: www.flickr.com/photos/jeronimooo/

Для кого-то рутиной становится такое, что непривыкших приводит в ужас. Священник Андрей Битюков многие годы приходит к людям, болеющим раком, часто ему приходится присутствовать при последних часах или минутах чьей-то земной жизни. Отец Андрей служит в храме святой мчц. Раисы Александрийской при 1-м Санкт-Петербургском государственном медицинском университете им. И. П.Павлова, но привыкать отказывается. Еженедельный молебен в этом храме перед иконой Божьей Матери «Всецарица» (день празднования в честь этой иконы — 31 августа), — это всегда прошение о конкретных людях, чьи лица, голоса и чья боль в памяти священника. Но говорить он предпочитает не об отчаянии, а о надежде, о встречах не со смертью, а с жизнью.

Заболел и что-то понял

— Отец Андрей, Вам постоянно приходится наблюдать, как люди, столкнувшись с болезнью, начинают усиленно молиться. Но скептики говорят: «да нет в ваших молитвах ничего особенного, простая психология». Вы знаете примеры, когда действие молитвы явно выходило за рамки психологии?

— В юности я работал в хосписе. И там встретил женщину, которую я считаю святой. Она приехала в больницу, будучи уже на последней стадии онкологического заболевания. В процессе нашей с ней беседы выяснилось, что у неё было около десяти абортов, причем большую часть из них она сделала себе сама. И, заболев, первое, что она спросила — не «за что мне это?», а «что я должна делать теперь?» Ей сказали: «Молитесь. Вот вечерние и утренние молитвы. Вот есть акафист для женщин, совершивших убийство ребенка во чреве». И как к ней ни придешь, она сидит на кровати — очки на самом кончике носа — и молится. Потом человек стал прямо-таки светиться, от нее в палате было хорошо. Люди не хотели оттуда переводиться, хотя там была самая большая и густонаселенная палата в хосписе. От этой женщины исходил покой. Я перевязывал ее, и даже прикасаться к ней было приятно, хотя перевязка была очень тяжелой.

Этот человек умер совершенно спокойным. Вот это опыт и результат молитвы, который был прямо передо мной.

— Вы работали на «Скорой помощи», уже много лет служите там, где находятся люди с тяжелыми, порой неизлечимыми заболеваниями. Можете ли сказать, что сами для себя до конца раскрыли вопрос о причине и справедливости людских страданий, что ничто здесь не вызывает Вашего сомнения, внутреннего протеста?

— Тема физических страданий мне достаточно понятна. Хорошо сформулировал святитель Иоанн Златоуст, сказав, что человек, который научился с терпением переносить свои болезни, недалек от святости. И когда видишь много лет подряд, как люди эти болезни переносят, уже понимаешь, что к чему. Сложнее понять страдания, которые производят в этом мире здоровые люди.

А что касается больных людей, то многим из них так или иначе смысл открывается.

Даже некоторые неверующие говорят: «Как хорошо, что я заболел — я что-то понял». А человек, который болеет, как бы постится — ему многое нельзя, он находится в изолированности от мирской суеты, в тишине. И ему приходят в голову мысли о том, как следует изменить свою жизнь, какие ошибки он совершал, что на самом деле ценно, а что нет.

— Но ведь иногда человек, заболевая, озлобляется.

— Да, для многих людей болезнь — это какой-то неправильно выбранный поворот, они начинают в этом винить или себя, или других, или Бога. С такими людьми надо разговаривать, предлагать им другое видение ситуации. И я не жду, что человек после разговора со мной сразу изменится. Люди после разговора с Богом — и то не менялись. Так что всегда говорю: «Можете со мной не соглашаться. Сейчас я уйду, Вы останетесь, у Вас возникнут вопросы, контраргументы — и очень хорошо. Мы с Вами еще раз встретимся, я Вас выслушаю, и будем дальше разбирать эту тему».

Слушать людей

— Бывает ли у людей в особо тяжелых ситуациях негативная реакция на Вас и на Ваши слова о Боге?

— На отделениях, где бываю, с людьми, которые меня не хотят видеть, я и не встречаюсь. Не потому, что не хочу, а потому, что они ко мне не обращаются. Надо сказать, что кроме детского отделения я посещаю и гематологические, и хирургические отделения для взрослых 1-го Санкт-Петербургского государственного медицинского университета. Как-то раз один пациент отбросил одеяло, показав, что у него ампутированы обе ноги, и сказав: «А где Бог-то твой, если я без ног остался?» Я его спросил: «Скажите, пожалуйста, какой у Вас стаж курения?» Человек ответил, что больше 50 лет. Именно курением была вызвана его болезнь. Говорю ему: «Так Бог-то тут в чем виноват? Ведь Минздрав предупреждал». Конечно, на этом наш разговор не закончился, я не оставил человека просто с мыслями, что он сам виноват, но попытался его утешить, показать, что жизнь-то продолжается, что можно как-то решить вопрос о реабилитации, воспользоваться протезами — если человек этого хочет.

— Какая история, случившаяся за годы служения в детской больнице, потрясла вас, запомнилась вам больше всего и почему?

— Я отпевал самого маленького пациента нашей клиники. А перед этим, когда ребенок еще болел, мы очень долго говорили с его мамой. У его родителей был близкородственный брак. Причем оба они понимали, что их союз — неправильный. Но любовь оказалась сильнее. В этом браке родилось трое детей, младший из которых появился уже с врожденным лейкозом. И когда я совершал его отпевание, мама как-то удивительно себя вела, спокойно, мудро, что ли… потом она мне сказала: «Батюшка, я воспринимаю эту потерю не как наказание. Но я знаю, что мы с мужем теперь будем делать. Мы не расстанемся, но детей у нас больше не будет — будем растить тех, что есть». И это все было сказано не с отчаяньем, а с жаждой жить дальше.

С детьми и их родителями у меня обычно складываются целые истории, ведь дети находятся в клинике подолгу, у нас возникает очень доверительное общение. И я вижу, когда Господь готовит родителей к тому, что ребенок уйдет. Это ведь не внезапная трагедия. Особенно если родители ходят в храм, причащаются, они внутренне оказываются более собранными, готовыми и к такому исходу болезни, они этот исход тоже принимают. А дети, если у них ничего не болит, страдают гораздо меньше, чем взрослые.

Фото: https://vk.com/a.bityukov

— Если родители и больной ребенок — люди нецерковные, то в чем Вы видите свою задачу: просто утешить их или воцерковить?

— Наверно, просто оказаться рядом, быть в этой ситуации, по возможности разделить с людьми их страдания, выслушать их. В отношениях с пациентами и их родственниками для меня самый главный учитель — митрополит Антоний Сурожский, который учит тишине, учит молчать. Не надо идти к постели больного с заготовленными фразами. Послушай людей, помолчи, войди в атмосферу их страданий — пусть они все выскажутся.

Известно, что если кто-то узнал о смерти близкого и плачет, кричит, то не надо его сразу бросаться утешать — надо дать этой разрушительной силе из него выйти. А когда человек проплачется, ему можно будет положить руку на плечо и разговаривать с ним.

Многие люди именно во время болезни переосмысливают свою жизнь, правильно расставляют в ней приоритеты. И если им хочется поговорить со священником, то вот я — тут как тут.

— Можете ли Вы сформулировать несколько главных правил для человека, который узнал, что болен и что от этой болезни, возможно, не будет исцеления?

— Надо ценить время, надо ценить людей и учиться созерцать. Если человек верующий, в своем опыте болезни он может приблизиться к опыту святых. Ведь многие из них были инвалидами. Вспомните Серафима Саровского, Амвросия Оптинского. Люди шли к ним, святым инвалидам, со своей болью, а у них были свои боли, и не только телесные — им приходилось терпеть от братии подозрения, клевету, доносы. И вот подвижник в такой непростой ситуации жил и при этом еще нес груз боли других людей, который не уменьшался, а только прибавлялся.

К этому уникальному опыту больной человек может приобщиться, если перестанет задавать себе вопрос «Почему именно я заболел?» и скажет Богу: «Да будет воля Твоя! Я хочу увидеть то, что Ты мне хочешь показать». А у родственников больного человека есть уникальная возможность наконец-то на деле показать, что они действительно его любят. Это непросто, зато это по-настоящему.

Важно не привыкать

— Вам как священнику обычное человеческое сочувствие, эмоциональная реакция помогает или мешает общаться с больными и их близкими?

— В общении с больными эмоции должны быть на втором плане. Это же самое я говорю и прихожанам, которые очень тяжело переживают общение с заболевшими родственниками, особенно с теми, кто страдает старческими недугами. Ведь больные люди порой ведут себя нехорошо, находят очень едкие слова. Но если ты общаешься с больным человеком на эмоциональном уровне, ты колоссально тратишься духовно, психологически. И своими эмоциями ты сам себя связываешь. Когда я работал на «Скорой помощи», нельзя было ахать и охать при виде той или иной страшной трагедии — тут нужно взять себя в руки и делать свое дело. Твои эмоции в данный момент никому не нужны — тебя позвали, чтобы ты помог. Вот после того, как ты помог и закрыл за собой дверь, можешь расслабляться и плакать — но не там, где твоя помощь нужна. Поэтому стараюсь эмоционально не вовлекаться, несмотря на то, что некоторые ситуации поражают — когда дети болеют, я, будучи сам отцом, не могу относиться к этому совсем без переживаний.

— Знакомо ли Вам так называемое выгорание? Если да, как Вы с ним справляетесь?

— Мне кажется, важно не привыкать к этим ситуациям. Ведь больные — люди очень интересные. Особенно если болезнь уже в необратимой фазе, жизнь человека становится настолько спрессованной, он освобождается от разной «шелухи». Я воспринимаю это как книгу, которую мне Господь дает прочитать, чтобы я понял смысл жизни. Не могу сказать, что это именно утомляет. Поэтому не могу сказать, что выгораю. Хотя раньше что-то подобное было — опять же, из-за эмоций, особенно с детьми, когда видишь, как они быстро взрослеют. Вот мальчишке семь лет, а он уже очень взрослый по уровню сознания, он выстрадал себе эту взрослость. И вот он уходит — а он тебе стал уже другом за время вашего знакомства, ведь вы с ним общались по-серьезному. Эти потери, конечно, переносить тяжелее.

— Отец Андрей, так или иначе, Вы в разговоре затрагиваете сферу иррационального. В начале беседы Вы назвали женщину, о которой рассказывали, святой. Не боитесь ли выражаться так однозначно: «святой» или «чудо»?

— А восприятие чуда вообще очень субъективно. Многие ведь остаются скептиками по отношению к чудесам, описанным в Евангелии. Кто-то сомневается в святости общепризнанных святых, а кто-то провозглашает святость людей очень сомнительных и с нравственной, и с церковной точки зрения. Я говорю о своем личном опыте — когда святость не спутаешь, когда ты вот этой бабушке руки хочешь целовать потому, что она распространяет такой мудрый покой.

Вот где смирение — ей умирать через день, а она спокойная и радостная.

Как еще назвать такого человека? У нее нет зла в сердце, у нее все хорошие.

И это не только бабушки. Помню совсем еще не старую женщину, которую я приходил причащать, у нее все время была улыбка на лице. Я ее спросил: «Почему Вы улыбаетесь?» Она ответила: «Потому что мне Господь столько явил в этой болезни! Я должна была умереть десять лет назад. А вместо этого вырастила дочь — когда я заболела, ей было восемь лет, мой муж нас бросил. Как врач, я представляла, сколько могу прожить. И молилась только о том, чтобы Господь дал мне возможность вырастить ребенка». Вот такие случаи меня убеждают, что Господь особенно близко к этим людям.

* * *

Об иконе «Всецарица»

День празднования — 31 августа

Чу­до­твор­ная ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри, име­ну­е­мая «Все­ца­ри­ца» (по-гре­че­ски – «Пан­та­насса») на­хо­дит­ся на Свя­той Го­ре Афон в Гре­ции. Эта ико­на, неболь­шая по раз­ме­рам, на­пи­са­на в XVII ве­ке и, по пре­да­нию, бы­ла бла­го­сло­ве­ни­ем из­вест­но­го на Афоне стар­ца Иоси­фа Ис­их­а­ста сво­им уче­ни­кам.

На иконе изо­бра­же­на Пре­чи­стая Де­ва в баг­ря­ном оде­я­нии, вос­се­да­ю­щая на цар­ском троне. На ру­ках Ее – Бо­гом­ла­де­нец со свит­ком в ле­вой ру­ке и бла­го­слов­ля­ю­щий дес­ни­цей. Пра­вой ру­кой Бо­го­ро­ди­ца ука­зы­ва­ет на Сво­е­го Цар­ствен­но­го Сы­на, как на Спа­си­те­ля всех людей. На зад­нем плане – два ан­ге­ла, осе­ня­ющие кры­ла­ми Пре­чи­стую Де­ву.

Со­глас­но древ­не­му мо­на­стыр­ско­му пре­да­нию, од­на­жды к иконе по­до­шел юно­ша и при­нял­ся что-то невнят­но бор­мо­тать. Внезапно лик Бо­го­ма­те­ри вос­си­ял див­ным све­том, ка­кая-то си­ла от­бро­си­ла мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, и он упал на­земь. Под­няв­шись, он в стра­хе под­бе­жал к стар­цам–ино­кам и при­знал­ся им, что вел нече­сти­вую жизнь, за­ни­мал­ся кол­дов­ством и при­шел в мо­на­стырь, чтобы про­ве­рить си­лу сво­ей ма­гии на ико­нах. Случившееся у ико­ны Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы чу­до на­все­гда от­вра­ти­ло юно­шу от кол­дов­ства, он встал на путь покаяния и изменил свою жизнь. Чу­до­твор­ный об­раз Бо­жи­ей Ма­те­ри «Все­ца­ри­ца» по­чи­та­ет­ся как на Афоне, так и да­ле­ко за его пре­де­ла­ми. Про­явив свою чу­до­твор­ную си­лу впер­вые про­тив вол­шеб­ных чар, «Все­ца­ри­ца» име­ет и бла­го­дать ис­це­ле­ния боль­ных ра­ком.

11 ав­гу­ста 1995 го­да спи­сок чу­до­твор­ной ико­ны «Все­ца­ри­ца» при­был в Рос­сию – в мос­ков­ский дет­ский он­ко­ло­ги­че­ский центр на Ка­шир­ке. На мо­леб­нах Бо­жи­ей Ма­те­ри «Все­ца­ри­це» мо­лят­ся боль­ные де­ти и их ро­ди­те­ли с на­деж­дой на небес­ную по­мощь За­ступ­ни­цы и Це­ли­тель­ни­цы.

В 1997 году один из списков иконы «Всецарица» был пожертвован в московский Новоспасский монастырь и почитается как чудотворный и мироточивый.

В связи с многочисленными сообщениями об исцелениях от раковых заболеваний, переданных вместе с медицинскими заключениями, в Московскую Патриархию из Екатеринбургской епархии в 2004 году, один из списков иконы «Всецарица» из Свято-Троицкого мужского монастыря в селе Тарасково был включен в число местночтимых икон епархии.

На днях я смотрела видео про то, как китайцы избавляются от рака чаем из…. экскрементов коров, коз, свиней… точнее, верят, что избавляются. В общем, чем только люди не пытаются исцелить рак и не только его.

Существуют ли на самом деле случаи исцеления от рака? Сегодня об этом и поговорим.

Проблема онкологических заболеваний встает все острее в нашем сегодняшнем мире. Мы через СМИ и сарафанное радио, а иногда на опыте своих близких знаем, что рак (онкология) — плодится в геометрической прогрессии, унося жизни богатых и бедных, старых и молодых.

И хотя нам говорят через СМИ и официальные доклады таких организаций как ВОЗ, ООН, министерство здравоохранения РФ, что рак пока еще не самая страшная беда в мире (но одна из них), ведь от него умирает в год около 7-8 млн человек, что составляет 12-13 % от числа умерших в мире за год (всего за год в мире гибнет 60-70 млн человек). С одной стороны много, а с другой — например, от инсульта, инфаркта гибнет людей более чем в два раза больше — 15 млн человек, чуть менее от инфекционных заболеваний (ВИЧ, СПИД, туберкулез, грипп и т.д.) — около 13 млн человек.

В 2015 году, например, от рака (карциномы) умерло более 8 млн человек во всем мире. «При этом, 70% всех умерших от рака проживают в странах с небольшим уровнем достатка на душу населения. По мнению экспертов, в ближайшем будущем статистика заболеваемости раком останется неутешительной. В частности, к 2030 году общее количество умерших от рака составит 13 миллионов».

Но парадокс в том, согласно статистике, есть заболевания гораздо более смертоносные, однако мы редко слышим о смертности от туберкулеза, гриппа, ВИЧ-инфекции, а вот от рака — слышим постоянно! И минус в том, что онкология с каждым годом расширяет свои «обороты», «паразитируя» на все новых жертвах, при этом если в статистике указывается, что чаще всего страдают люди из бедных стран — сегодня мы видим, что раку подвластны все, а не только финансово ограниченные люди.

Известные люди страдают такими формами рака, как рак мозга, рак молочной железы, рак легких (курящие особенно). Что уже говорить о простых смертных — они умирают постоянно. И от онкологических заболеваний, по информации официальной медицины, нет не то что вакцины, от рака нет даже путных обезболивающих… Но всем хочется верить в чудо, в несбыточное сверхъестественное, в исцеление, избавление, воскрешение.

Давайте начнем разговор об исцелении от рака и о реальных возможностях этого исцеления с вопроса, с вопроса вам.

Вы верите в исцеление от рака?

Думаю, большинство ответит размыто. Что не верят, но слышали об абстрактных случаях исцеления, поэтому, может, и случаются некие исключения. Либо, что возможно помочь на ранней стадии оперативным вмешательством — чем не исцеление?

Ну конечно, когда люди задают вопрос про исцеление от рака — многие имеют ввиду рак на поздней стадии, неизлечимый, и есть ли в этом случае спасение.

Всем ясно, что если опухоль на ранней стадии и операбельная — то возможно полное излечение, и операция в данном случае не является тем мистическим действом, которое люди вкладывают в понятие «исцеление».

Но мы слышали о тысячах (как минимум) случаях исцеления от рака именно когда уже врачи давали неблагоприятный прогноз. Во-первых, откуда мы это слышали. В основном из интернета, СМИ. То есть исцелившиеся люди — те, кого мы не знаем. Во-вторых, нам давали лично убедиться в том, что это именно рак, человек был болен, болен именно этот человек, была поздняя стадия, и что сегодня рака нет? Нет, мы все знаем только на слух, даже если на общественный доступ предоставляют медицинские документы — нет возможности их проверить, нет возможности сверить личность человека. Да и мало кто раскрывает столь личную информацию о себе.

Я наблюдала однажды в жизни, как люди легко верят в эти исцеления: в одной секте проповедник сказал, что его жена исцелилась от рака 4-й стадии, и все заголосили рядом «аминь», «аллилуйя!». Мои знакомые, которые на тот момент были в этой секте — поверили во все без единого сомнения, позже, когда ушли оттуда, конечно, сомневались. На мои вопросы «с чего вы взяли, что у женщины вообще был рак, и тем более последней стадии?» — они отвечали, что проповедники так сказали…

При этом женщина все время чувствовала себя нормально, что до исцеления, что после вела себя одинаково, в плане самочувствия. Как доказательство избавления от недуга показывала «братьям и сестрам» некую бумажку и рентген-снимок, при этом ни на самой бумажке, ни на снимке ничего не было понятно простым смертным.

Подобные же легенды я слышала и сама от других верующих и сектантов, исцеления ничем не подтверждались кроме пламенной речи исцеленных или проповедников или неясных бумажек, другие «слушатели» передавали по цепочке информацию об исцелении, и там уже накручивали много лишних подробностей к изначальным сведениям. И что у больного был рак последней стадии, когда у него например была просто доброкачественная опухоль неясной этиологии, которая рассосалась сама по себе.

Люди сильно хотят верить в чудо, отчаянно.. Без чуда жить скучно и безвыходно.

Видео исцелений с разных сайтов (коими полон интернет), где некий, как правило американский, пророк в миг снимает все болезни, восстанавливает ткани, возвращает ноги, руки, — тоже неясное доказательство, все аплодируют непонятно чему, и кричат о совершении исцеления даже когда с человеком внешне нет никаких изменений. На вопрос, почему нет изменений — отвечают, что Бог уже совершил все, и нельзя сомневаться даже если мы не видим, а наши сомнения просто обнуляют исцеление. Что исцеление свершилось, пусть и невидимое глазу, и проявится чуть позже, а если не проявляется, — то сами виноваты: своими сомнениями потеряли исцеление (принцип веры и магии верить не сомневаясь).

В общем, у тех кто верит в это доходит до того, что они фанатично верят в исцеление даже когда пульс остановился. Верят, верят и верят. И даже когда крышку гроба закрывают — они как сумасшедшие твердят об исцелении или лучшей участи для ушедших.

Я не отрицаю возможность исцеления от Бога, и не отрицаю существование Бога, но как правило все случаи исцеления, что встречала я и которые наблюдала в доступе через СМИ — абстрактные, не подтверждаемые ничем.

Рак начинается с одной единственной клетки, так, если среди здоровых клеток встречаются поврежденные — они запрограммированы на гибель, чтобы не перерождаться в иные негативные формы, а раковые клетки — начинают размножаться так же как и здоровые, иногда с большей скоростью, вызывая метастазирование опухоли и поражение тканей, систем организма. Почему происходит этот процесс, толчок перерождения поврежденной клетки в раковую, из которой начинает молниеносно развиваться опухоль — неясно, и точных причин не назвал никто.

Есть факторы риска, есть механизмы канцерогена, есть генетические, биологические факторы. Например, рак легких в подавляющем проценте случаев встречается у заядлых курильщиков. Рак печени бывает у алкоголиков. Но есть и парадоксы: рак мозга встречается и у людей ведущих здоровый образ жизни, оптимистов и позитивных людей.

А ведь механизм развития что рака мозга, что рака легких идентичен — все начинается с одной деформированной клетки, которая не самоустранилась, а продолжила делиться. Просто у курильщика болезнь ударила по самому доступному для поражения органу — легким, но почему у ведущих здоровый образ жизни — пострадал мозга и почему у них сработал механизм поражения клеток наравне с алкоголиками, курильщиками — загадка. Падение иммунитета бывает у всех, но бывают случаи заболеваемости на фоне здоровья и хорошего иммунитета.

И, конечно, если Христос, согласно Новому Завету, воскрешал людей — неужели, Богу сложно победить вот эти клетки? Конечно хочется сказать что все возможно, «по вере вашей да будет вам». Но пока мы живем в мире, где люди умирают, а не живут вечно, и умирают в том числе от рака и других болезней.

Например, Луиза Хей (кто не в курсе о ней — наберите в поисковике) утверждала, что для исцеления от рака нужно повторять аффирмации, причем согласно личностным особенностям, правильно приводить ассоциации (например представлять что раковые клетки вымываются из организма как песок), визуализации. И она же утверждала что сама так победила рак, однако врач ее обследовавший однажды дал интервью, в котором признался что никакого рака у Луизы не было, была доброкачественная опухоль, но пациентка самовнушением «вбивала» себе в голову, что больна. Но все же стоит отдать должно Хей — она прожила более 90 лет! Так что аффирмации действуют в любом случае.

Недавно по неофициальным каналам стала проходить информация, что рак — это грибок, и победить его возможно с помощью соды и противогрибковых средств. Можно промывать опухоль (не понимаю правда как это реализовать на практике) содовым раствором, делать капельницы с оным раствором, пить данный раствор, дозировки индивидуальны. И появилось множество видео, статей с отзывами о действенности данной методики.

В статьях информация, что члены ВОЗ и общества тайного заговора скрывают от нас, что рак давно исцелим, причем с помощью банальной соды, но тем кто ведет контроль численности населения и кому нужно биологическое оружие и полумертвое человечество — невыгодно давать нам сведения о продуктах исцеления. Потому нас травят химикатами, вредными лекарствами, облучают, режут и вбивают в голову, что рак непобедим.

Процент исцеления, точнее ремиссии на 4-й стадии рака менее 1-го процента… В случае рака мозга, легких как правило — ремиссия невозможна, это одни из самых скоротечных форм онкологических заболеваний.

Но если стадия 1, 2 (и крайне редко — 3-я) при удалении опухоли и метастаз, облучении возможна ремиссия, и в течении нескольких лет.

Есть случаи, когда врачам удалось обнаружить измененные клетки, опухоль на очень ранней стадии, они были удалены (лазером, кибер ножом и т.д.), и человек в дальнейшем жил благополучно, не вспоминая о диагнозе. Врачи на сегодняшний день говорят, что если рано обратиться к врачам и обнаружить опухоль — в большинстве случаев все излечимо, либо возможно продлить жизнь до нескольких лет или десятилетий.

Но ведь многие замечают недуг уже на поздних стадиях.

Есть отзывы в Инете о победе рака желудка 3-й стадии, но также есть предположения что просто неверно был поставлен диагноз.

«Среди наиболее известных фактов выздоровления онкобольных – это исцеление велогонщика Лэнса Армстронга. Ему в 1996 году был диагностирован рак яичек с множественными метастазами. Через два года врачи пришли к заключению, что велогонщик абсолютно здоров. После этого спортсмен вернулся в большой спорт и завоевал 7 титулов победителя «Тур де франс».

В 70-х годах профессор Московского университета онкологии приехал на консультацию в Казахстан. На приеме он обнаружил у одного из пациентов неоперабельную форму злокачественного новообразования гортани. Специалист назначил симптоматическое консервативное лечение, не уведомив парня о диагнозе. Через пять лет этот же молодой человек пришел к профессору с благодарностью, раковое заболевание полностью исчезло.

В науке описано излечение от рака женщины с множественным поражением внутренних органов. Во время первой операции онколог, вскрыв брюшную полость, не смог удалить опухоли. Через пять лет у этой пациентки, которая обратилась по поводу острого аппендицита, хирурги констатировали полное отсутствие злокачественного поражения».

Возможно выше описанные случаи и есть тот самый 1 %… Я недавно читала интервью московского профессора, где он говорил, что кто-то сгорает на глазах при ранней диагностике, удачно проведенной операции, хорошем иммунитете, непонятно почему — просто сгорает. А есть случаи когда оперировали вторую и третью стадию очень удачно и люди жили более 5 лет еще. И был случай когда женщина уже умирала, 4-я стадия рака кишечника, провели операцию — и она живет уже более 2-х лет.

Конечно, всем кто заболел этим страшным недугом хочется верить в исцеление, и возможно оно когда то будет доступно для нас в реальности, а не только в многообещающих «разводках» инета, интервью врачей, рассказах верующих… Но пока 99 % из моих знакомых, кому однажды поставили такой диагноз, а также родственников и знакомых моих знакомых — умерли, причем кто-то в течение года, а кто-то за пару месяцев сгорел… Не помогли ни облучение, ни лекарства, ни операции.