Как хоронят монахов

Почему священников хоронят с закрытым лицом

Скачать эту статью

Традиция погребения христианина с закрытым лицом началась еще с захоронения Иисуса Христа, лицо которого было закрыто сударем. Сударь — платок для вытирания пота с лица.

Эта традиция как подражание дошла до наших дней с той разницей, что у священников лик покрывают воздухом в знак того, что он был совершитель Тайн Божиих, а у послушников, в знак добровольного ухода из мира, лицо покрывается особым укроем (Св. К. Никольский. Учебный устав богослужения. Том III, с.154.)

Эти традиции указаны в Большом требнике Петра Могилы в переизданном 1996 году.

Есть и другое объяснение вопросу о том, почему священников хоронят с закрытым лицом. Принято, что лицо священника в эти минуты обращено к Всевышнему, и поэтому оно скрыто от людей.

Погребение Иисуса Христа

Погребение происходит по прошествии трёх дней после смерти христианина. Чин погребения влияет на то, каким традициям стоит придерживаться при захоронении. На сегодня различаются четыре вида погребения:

  • монахов;
  • священников;
  • младенцев;
  • мирских людей.

У каждого чина имеются собственные особенности захоронения. При упокоении священников необходимо следовать определенному обряду, о котором я поведаю вам ниже.

Погребение священников

При подготовке, священников омывают и одевают

Омовение умерших архиереев и священников проводят три священнослужителя, отирая крестообразно, губкой пропитанной водой, после этого их отирают елеем.

Елей церковнославянское название любого растительного масла которым отирают усопших

Елеем из губки принято возливать на тело усопшего священника, после окутывания его полотном.

В первую очередь одев усопшего в его обыденное одеяние без рясы. Покойному вкладывается в руку кадило.

После укладывания тела священника на уготованный стол, лик покрывают воздухом, затем в правую руку кладут крест, и после, во время служения панихид, над покойным читают Евангелие до начала отпевания.

Одеяния для погребения должны быть новыми.

Обязательным требованием является то, что священные одеяния и сапоги, используемые для облачения церковнослужителей, не должны были использоваться ранее.

При погребении покров, который положили на лицо священнослужителя, не снимают. В руки священника, непосредственно перед погребением, вкладывается Евангелие, которое читали над ним, и опускается в землю вместе с усопшим.

Провожая покойного, читают молитвы, а храмы звонят в колокола

Во время переноса тела священника в церковь и к могиле, обычно перед гробом идут люди, несущие Священное писание, крест, хоругви и всё сопровождается заупокойным звоном, ведь шествие само по себе представляет крестный ход.

Каждый храм начинает бить в колокола, когда рядом с ним проходит шествие. Сам гроб принято останавливать перед храмом и проводить заупокойную литию.

Во время переноса мертвеца, помимо литии, звучат вступительные стихи канона «Помощник и покровитель». В самой церкви около гроба по четырём сторонам обязательно расставляют четыре подсвечника.

Принято, что тело усопшего священника несут именно священнослужители, если их будет достаточно.

Похороны священника отца Сергия

При погребении произносят заупокойную ектению и придают тело земле

Когда несут тело усопшего священника к месту упокоения, поётся «Помощник и покровитель», а как только поднесут к могиле, читают «Трисвятое», поют литии и произносят заупокойную ектению, позднее идёт завершение богослужения.

После этого придают тело земле, как и при погребении мирян.

Омовение покойного

Омовение умершего

Омывать стоит сразу после смерти, но только в светлое время суток

Омовение покойника происходит сразу же после смерти, пока его тело не остыло. Однако не стоит забывать, что усопшего омывать можно только в дневное время.

Омовение рассматривается как обряд очищения, а не приведение в порядок гигиены умершего.

Покойному необходимо предстать перед Господом в чистом и непорочном виде.

В наше время омовение предоставляют специальным людям, занимающимся этим, которые могут приехать на дом при необходимости.

По прихоти родственников можно отказаться от проведения подобных услуг у них дома, и специалисты могут отвезти тело покойного в морг.

Омовением может заняться любой взрослый человек, кроме беременных женщин

Чаще всего умерших, вне зависимости от пола, омывают обмывальщицы (старые девы или вдовы), которые не должны состоять в родстве с покойным.

Если отсутствует желание или возможность пригласить обмывальщиц, омовением может заняться любой взрослый человек.

Женщинам во время месячных или беременности ни при каких условиях нельзя омывать умершего, так как отступление от данного запрещения может привести к болезни ожидаемого ребёнка.

В случае смерти ребёнка, он попадает в рай, по христианскому учению, и по нему не стоит скорбеть.

Матери ни при каких условиях нельзя омывать тело своего покойного ребёнка.

Ведь она в любом случает будет оплакивать его, что неприемлемо, так как это будет считаться за неверие в бессмертие души.

Омывают умершего чистой водой, затем протирают полотенцем

Так как же омывают тело? Сначала с умершего снимают всю одежду, после чего тёплой водой омывают тело. Омовение начинают с лица крестообразными движениями трижды омывают тело, губкой или мягкой тряпкой.

Следом тело обмывают чистой водой и полотенцем вытирают насухо. Потом омывают голову, после чего покойного расчесывают.

Вещи, оставшиеся после омовения, умершего сжигают

При омовении читают Трисвятое и «Господи, помилуй». По традиции вещи, находившееся на человека в минуту смерти и все предметы, использовавшиеся при омовении, необходимо сжечь.

Пепел и золу, оставшиеся после сожжения вещей, закапывают. Омовение-богоугодное дело, и оно благоприятствует прощению грехов.

Традиции захоронения умерших

Крест ставят в ноги покойнику, чтобы он «видел» его

Почему крест ставят в ноги покойнику? Крест на могиле устанавливают в ногах покойника, следуя православной традиции. В это заложен определённый смысл: покойник может смотреть на крест и молиться.

Другими словами, крест ставят возле ног умершего, чтобы он видел знамение победы Господа над дьяволом при воскресение всех покойных.

Так как Христос явится с востока, покойных хоронят ногами к востоку

Почему хоронят ногами на восток?

Могилу с покойником, по православным традициям, устанавливают так, чтобы его голова находилась на западе, а лицо было обращено на восток, для того чтобы покойник видел восход Солнца, так как оно проходит путь от рождения до смерти, с востока на запад.

Расположение покойника относительно запада и востока показывает стремление следовать от тьмы к свету и отражает его немую молитву.

Перед наступлением конца света Иисус Христос явится с востока, где по Библии находится Рай.

И во время прихода Христа, ему нужно видеть лица покойных, а они должны узреть Его лик. Крест Христов устанавливают возле ног покойного.

По той же причине строят православные Храмы, чтобы верующие были обращены лицом на восток во время молитвы. Издавна приняли ставить на могилах православных кресты, а не памятники.

Иконы умершего кладут в гроб, но затем их можно взять домой

Что делать с иконами умершего человека? Икона является неотъемлемой частью традиции захоронения православного христианина и должна обязательно присутствовать в гробу.

В зависимости от пола умершего, если умер мужчина ему кладут лик Спасителя, а если женщина, то икону Матери Божия. Но этому не обязательным правилом.

В гроб можно положить икону святого, которого при жизни больше всего почитал умерший. Также практикуется применение икон святого, в чей день проводятся похороны.

Бывает так, что икона до момента закрытия крышки достается из гроба и у людей может встать вопрос: «Куда деть икону из гроба?» В этом нет ничего плохого.

Эту икону можно хранить у себя дома. И в дни поминовения её достают и перед ней зажигается свечка.

Поминальная свеча

B могилу на три года

Монастырям Афона сотни лет. В них жили и умирали многие тысячи монахов. Где же их могилы? Или, может быть, ныне живущие просто не считают нужным заботиться о сохранении памяти своих почивших братьев?..

Чистота духовная

На Афоне любому паломнику, оказавшемуся на каком-либо монастырском кладбище, не могут не броситься в глаза два удивительных обстоятельства: первое – даже при крупном монастыре кладбище очень невелико, всего несколько деревянных крестиков, и второе – самое раннее из этих захоронений относится к периоду от силы двадцатилетней давности. Но как такое может быть?

Прежде всего, заметим, что почивших афонских монахов, как правило, хоронят на самом Афоне. Случается, впрочем, что какой-то святогорец в силу тех или иных обстоятельств живет вне Святой Горы – скажем, где-то на афонском подворье, – и если он умирает, то и хоронят его обычно по месту смерти. Например, в Москве на Даниловском кладбище находится почитаемая могила афонского монаха Аристоклия (Амвросиева) – многие годы он настоятельствовал на московском афонском подворье и по упокоении был похоронен в Москве же. Но монаха, умершего на самом Афоне, даже если он приехал когда-то на Святую Гору из другой страны, на родину хоронить не везут, а предают земле в том самом монастыре, где покойный подвизался и почил.

Смерть на Святой Горе считается неким признанием праведности покойного

Собственно, смерть непосредственно на Святой Горе уже считается неким признанием праведности покойного, чуть ли не обеспечивающим ему спасение души. Наш современник, афонский иеромонах Гавриил, так говорил об этом: «Какая это радость – умереть на Афоне! Здесь Сама Божия Матерь встречает после смерти монахов, потом проводит душу усопших через мытарства от Земли до Неба…».

На Афоне преданию почившего земле предшествует особый обряд. Почивших святогорцев не только не принято омывать, но тело покойного даже не переоблачается в чистое белье – монаха хоронят в том же исподнем, которое он мог носить долгое время. Разумеется, гигиена соблюдается в должной мере, но все же излишняя забота о телесной чистоте и вообще здоровье признается монашествующими не самым иноческим занятием, которое по своей природе близко, например, лакомству. Но это не особая афонская традиция, а общее правило для всех желающих ангельского жития. Так, в «Последовании исходном монахов» мы читаем: «Егда кто от монахов ко Господу отидет, понеже не подобает омываться телу его, ниже видетися отнюд нагу».

Поскольку Афон почитается уделом Богородицы, то и погребальные традиции здесь особые

Итак, не омывая и не переодевая, чтобы не видеть «отнюд нагу» умершего брата, его облачают в схиму, лицо покрывают куколем, а самое тело зашивается в рясу. На грудь возлагается иконка Пресвятой Богородицы. Обратим внимание, что в миру на грудь богородичная иконка возлагается лишь женщинам, мужчинам же – образ Спаса. Но поскольку Афон почитается уделом Богородицы, местом, на котором Она незримо, но неизменно пребывает и, по поверию, первая встречает души почивших святогорцев, то и погребальные традиции в этом смысле здесь сложились особые.

Хоронят на Афоне, как правило, в самый день смерти и без гроба – ничто не должно мешать телу поскорее «возвратиться в землю», превратиться в прах земной. Подобное отношение к погребению мы встречаем во многих религиях и культурах. В частности, авраамические религии придерживаются этого правила в соответствии с обетованием, данным Богом первому человеку: «В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься».

После исполнения уставного молитвенного правила тело новопреставленного на руках братии переносится к месту упокоения, опускается в могилу и засыпается землей. В ногах устанавливается обычно невысокий четырехконечный деревянный крестик, на котором простой краской делается самая лаконичная надпись: имя монаха и дата его смерти.

Камень за камнем

Земля на Афоне в дефиците еще большем, чем дерево

Нужно заметить, что афонская могила, то есть самая почва, которой предается тело умершего, значительно отличается от того, что является обычным для русского человека. В нашей стране – преимущественно равнинной – практически неизвестны те связанные с погребением проблемы, с которыми сталкиваются жители Средиземноморья и других гористых местностей. В России обычная среда, куда помещается тело покойного, представляет собой чаще всего однородную мягкую рассыпчатую массу: в лучшем случае это земля (так называемый гумус) или песок, в худшем – глина. На Афоне ничего подобного нет. Там вообще отсутствует почва в нашем традиционном представлении о таковой. Афон – это сплошь камень. Иногда просто целостный массив, но чаще – ломаный, в виде булыжников и крупной щебенки. Земля на Афоне в дефиците еще большем, чем дерево. Поэтому и земледелие на полуострове практически отсутствует – для него нет объективных условий. Кстати, когда-то в давние времена в русский Пантелеимонов монастырь из России морем завозили чернозем, чтобы монахи все-таки могли развести какие-то огороды. Во время нашего путешествия нам случалось видеть при некоторых монастырях невеликие возделанные участки: от силы с дюжину гряд капусты и еще каких-то бахчевых культур. Самый большой огород мы встретили в Великой Лавре – пожалуй, соток 15-20 возделанных угодий. И, вне всякого сомнения, земля для этого огорода была также в свое время откуда-то завезена, ибо вокруг Лавры повсюду камень. А проселочные дороги, если только они не кремнистые, представляют собою какой-то, очевидно, не способный к возрождению жизни плотный красный грунт, напоминающий тертый кирпич.

И вот, умирает инок в каком-то монастыре. Для него нужно выкопать могилу. Братии предстоит срочно исполнить чрезвычайно трудоемкое послушание – подготовить новопреставленному место упокоения; не будем забывать, что покойного, по монашеским обычаям, нужно предать земле как можно скорее, желательно в самый день его смерти. Трудолюбивые монахи начинают рыть, звеня лопатами, эту неприступную афонскую твердь. Вершок за вершком. А вернее – вынимать камень за камнем, выковыривать глыбу за глыбой. На пуд камней приходится едва ли горсть песка. Наконец могила готова. Зашитое в рясу тело почившего брата аккуратно опускается на дно. Но чем засыпать могилу? Неужели снова навалить камней и глыб?! Разумеется, нет. Сколько-то земли для такой надобности монахи все-таки находят. Обратим внимание на дефицит, в частности, и могильной земли на Афоне – это обстоятельство скоро потребуется нам для объяснения других афонских погребальных особенностей.

Через три года останки… выкапываются и больше уже никогда не предаются земле!

Как бы то ни было, могила засыпана землей, устроен холмик – опять же по причине дефицита рассыпчатого грунта очень невысокий – и вкопан крест на полагающемся месте. Но далее происходит непостижимое для обывателя, незнакомого с афонскими и монашескими погребальными особенностями: всего через три года останки покойного… выкапываются и больше уже никогда не предаются земле!

Умершего и погребенного брата на Афоне принято усердно поминать в молитвах: в первые 40 дней вся братия ежедневно прочитывает одни четки, то есть монахи читают соответствующее правило столько раз, сколько бусинок на их четках. Также в память о новопреставленном в монастыре в этот период ежедневно приготавливается так называемое коливо – ритуальное поминальное блюдо, сваренное на основе какой-либо злаковой культуры: пшеницы, ржи, овса, риса – с добавлением меда, изюма, орехов, известное в России более под наименованием кутья. И в течение трех лет умерший поминается на каждой проскомидии. Если мы вспомним, что литургия в монастырях служится ежедневно, значит, каждый день в течение довольно долгого времени за покойного брата вынимается частица из просвирки. Имя умершего заносится в особую поминальную монастырскую книгу Куварас, в которой собраны имена всех покойных иноков обители с самого ее основания. Например, Куварас Великой Лавры неизменно ведется и читается в особые поминальные дни с Х века!

Место для следующего

Но проходит три года. Монахи разрывают могилу почившего собрата, осторожно откапывают его останки и внимательно смотрят, в каком они состоянии. Если мягкие ткани тела еще не вполне истлели, могила опять засыпается описанным выше способом. Спустя какое-то время ее снова разроют, чтобы проверить состояние останков. И так будет до тех пор, пока от покойного не останутся одни лишь кости. По афонской традиции, тело, «не принятое землей», свидетельствует, что покойный брат был человеком небезгрешным, почему Небо и не торопится принимать его душу в свои обители. Монастырь в этом случае начинает еще более усердно молиться за своего покойного насельника и в конце концов вымаливает прощение его грехов и очищение души.

Когда же братия находят в могиле вполне освободившиеся от истлевшей плоти кости (а это, при афонском климате и с учетом особенностей афонской почвы, происходит чаще всего как раз где-то через три года), они вынимают их и, тщательно промыв в воде с вином, переносят в особое хранилище, так называемую костницу. Это строение напоминает часовню и находится обычно где-то неподалеку, вне стен монастыря. А освободившаяся могила… готова принять следующего новопреставленного.

В местах упокоения происходит постоянная и невиданная в мире «ротация» покойных

Вот и разгадка, каким именно образом на Афоне решается проблема дефицита земли и почему на невеликих монастырских кладбищах древних монастырей Святой Горы так немного могил: их и не может быть много, потому что в местах упокоения там происходит постоянная и невиданная в мире «ротация» покойных: один отлежал сколько-то и уступает место другому, другой – следующему и т. д.

Костница – это, по существу, склеп. Но особенность этого склепа заключается в том, что покойные, а вернее, их останки, там не укрыты, а находятся на виду: черепа выстроены в ряд по полкам, а прочие кости аккуратно уложены прямо на полу вдоль стен, будто поленницы. На черепах обычно написаны имена монахов с датою смерти. Вот как описывает костницу Андреевского скита знаменитый русский писатель Борис Зайцев, побывавший на Афоне в начале ХХ века: «Гробница Андреевского скита – довольно большая комната нижнего этажа, светлая и пустынная. Шкаф, в нем пять человеческих черепов. На каждом указано имя, число, год. Это игумены. Затем на полках другие черепа (около семисот) рядовых монахов, тоже с пометами. И, наконец, самое, показалось мне, грозное: правильными штабелями, как погонные сажени валежника, сложены у стены, чуть не до потолка, мелкие кости (рук и ног). Сделано все это тщательно, с той глубокой серьезностью, какая присуща культу смерти. Вот, представилось, только особого старичка «смертиотекаря» недостает здесь, чтобы составлять каталоги, биографии, выдавать справки. А литература присутствует. На стене висит соответственное произведение: «Помни всякий брат, Что мы были, как вы, И вы будете, как мы».

Так святогорцы лежат веками. По сути, костница является их единой братской могилой. На Афоне считается, что по цвету черепа можно судить о том, насколько угоден Господу стал тот или иной покойный монах. По поверию, черепа праведников имеют красивый желтоватый оттенок – в них будто теплится живой свет, а иногда они еще и благоухают; у монахов, честно исполнивших свои обеты, черепа белого цвета; темный же цвет свидетельствует о непреодоленных мытарствах, которые проходит грешная душа покойного. Но такое на Афоне случается крайне редко.

Афонские костницы никогда не запираются. Любой насельник в любое время может войти туда и в уединении поразмышлять над бренностью бытия. Глядя в пустые глазницы братьев, которых он знал еще живыми или которые почили века назад, вряд ли кто из монахов не представит себе, что и его честная глава когда-нибудь встанет на полку в ряд с другими черепами, а кости его будут уложены сверху на горку костей прежде почивших. Есть о чем призадуматься монаху… Но монах нисколько не страшится навсегда оказаться в этой мрачной костнице. Потому что он, безусловно, знает, что бояться смерти не нужно – ее уже победил воскресший Христос!

Афонские костницы

Поделиться

Автор фото: Трэвис Дава

С чем, чаще всего, ассоциируется у нас человеческий череп? У кого-то — с определенной субкультурой, у кого-то – с пиратами. Так или иначе, мертвая голова человека представляется нам чем-то зловещим, устрашающим. Есть, впрочем, на нашей планете места, где черепов не только не страшатся, но считают их настоящим символом праведной жизни человека. Упомянутые места – греческие монастыри. В особенности, монастыри Святой горы Афон.

Если вы окажетесь на Афоне в каком-то из монастырей, насельники обители вам обязательно покажут так называемую «костницу» — или иначе склад множества костей, в первую очередь — черепов, монахов, живших когда-то в этом монастыре. Что за нравы? – спросите вы. Какое варварство – не воздавать останкам человека должного уважения и выставлять их напоказ!

Но это не так. Костница предназначена, прежде всего, для братии монастыря. Двери в нее никогда не закрываются, и каждый монах может попасть туда в любое время. Вопрос — для чего? Традиция собирать кости умершей братии в определенном месте рядом с монастырем соблюдается на Афоне веками и имеет вполне определенное объяснение.

Афонские монахи верят, что по состоянию останков человека можно судить о его загробной участи. Когда афонский монах умирает, его тело не обмывают и не переодевают. Это делается не из лени, а потому что на Афоне верят – каждый предстает перед Богом в том виде, в котором его призвал Господь. Покойного монаха лишь накрывают сверху его черной монашеской мантией, которую потом зашивают, делая как бы погребальный кокон. После этого тело кладут в неглубокую могилу. В афонских монастырях, даже самых древних, вы не увидите обширных монашеских кладбищ. Первая причина – крайне каменистая почва. Вторая – останки покойного находятся в могиле всего три года.

По истечении этого срока могила раскапывается братией. И если в ней лежат только кости, а плоть полностью истлела, то согласно афонскому поверью — душа покойного принята Богом. Если же имеется еще неистлевшая плоть, то тело вновь закапывается и молитвы братии об умершем монахе усиливаются. Останки потом осматриваются ежегодно – до тех пор, пока кости не очистятся от плоти. Вы скажете – рано или поздно это и так произойдет. Но мне, например, в Ватопедском монастыре показали руку давно умершего монаха, которая уже в течение веков пребывает в ужасающем, полуистлевшем состоянии. Монах, хозяин этой руки, совершил большой грех – ударил икону.

Если после разрытия могилы, обретаются чистые кости, без остатков плоти, их омывают в благовонном масле, а затем складывают в костнице. Черепа обычно помещают отдельно. На каждом из них рисуется крест, а также имя покойного. На входе в костницу часто помещают примерно такую надпись, адресованную ко входящему: «Мы были такие, как вы, а вы будете такими, как мы». Костница является местом, которое напоминает монахам о бренности нашего бытия, о том, что не надо прикипать душой к материальному, ведь все в нашем мире временно. Вечен лишь Бог, и только Он может дать человеческой душе настоящее счастье.

milutkin

Недавно я рассказывал о древнем городе Муроме и в том числе о Спассо-Преображенском монастыре этого города http://milutkin.livejournal.com/66844.html. Меня очень удивил факт нахождения на территории монастыря необычного строения — часовни-костницы. Это едва ли не единственная подобная часовня на территории современной России.

Костницы (оссуарии-лат.) существовали или существуют у зороастрийцев, иудеев, римских католиков и православных. Традиция хранения черепов или костей предков в специальных помещениях или даже жилых домах встречается и у других народов.
Католические оссуарии, как правило, представляют собой открытое хранение костей в склепах или часовнях. Обычно это способ экономии места на кладбищах. К наиболее известным относятся оссуарии при церкви Санта-Мария-делла-Кончеционе в Риме, Капелла костей (Capela dos Ossos) в португальском городе Эвора и Костехранилище в Седлеце, предместье чешского города Кутна Гора, в котором кости использованы в качестве материала для оформления часовни.

Костехранилище в Седлеце (Чехия).
Более «живописные» фото не привожу по этическим соображениям.
Однако самый знаменитый оссуарий в мире находится в катакомбах Парижа, в которых складированы останки более 6 миллионов человек.

Парижские катакомбы
Хранение костей в специальных помещениях — давняя традиция погребения на горе Афон. Вот как описывает посещение подобного места русский писатель Борис Зайцев, побывавший на Афоне в 20-е годы XX века: Гробница Андреевского скита — довольно большая комната нижнего этажа, светлая и пустынная. Шкаф, в нём пять человеческих черепов. На каждом указано имя, число, год. Это игумены. Затем, на полках другие черепа (около семисот) рядовых монахов, тоже с пометами. И, наконец, самое, показалось мне, грозное: правильными штабелями, как погонные сажени валежника, сложены у стены, чуть не до потолка, мелкие кости (рук и ног). Сделано все это тщательно, с той глубокой серьёзностью, какая присуща культу смерти. Вот, представилось, только особого старичка «смертиотекаря» не достает здесь, чтобы составлять каталоги, биографии, выдавать справки. А литература присутствует. На стене висит соответственное произведение: «Помни всякий брат, Что мы были, как вы, И вы будете, как мы».

Костница в Афонском монастыре
Впрочем, костницы существуют не только на Афоне, но и в египетских (например, монастыре Святой Екатерины на Синае) и палестинских (например, лавра Саввы Освященного) монастырях, а также и во многих других православных монастырях, в том числе и российских. Использование оссуариев в православном монашестве связано с тем, что исторически монастыри возникали в пустынных местах с песчаными или каменистыми почвами, что делало затруднительным устройство кладбищ. Для целей погребения устраивалось несколько могил (например в Синайском монастыре их семь), которые использовались неоднократно. Извлечённые через некоторое время кости помещались в костиницы, при этом скелеты, как правило, разделялись (известны и полные скелеты в православных костницах, например преподобного Стефана в Синайском монастыре — на фото). Из уважения к синайским архиепископопам их кости хранятся в монастыре в отдельных нишах. Монастырские костницы имеют как правило аскетические интерьеры, но встречаются и украшенные фресковой живописью. Например, в костнице болгарского Бачковского монастыря стены украшены изображениями святых в квадратных и круглых медальонах. Изображения выполнены в стиле одной из ветвей провинциального византийского искусства.
Часовня-костница в Муроме построена на месте монастырского кладбища, на котором около девятисот лет хоронили князей, представителей духовенства и городской знати.

После закрытия монастыря в 1918 году при строительстве воинской части из осквернённых могил кости сваливались к собору или остались под асфальтом плаца, устроенного на кладбище. Кроме того, на месте монастырского кладбища были построены две казармы.

В 1998-2005 годах при благоустройстве территории монастыря были обнаружены многочисленные останки из поруганных захоронений.

И поныне монахи собирают эти останки и хоронят их в часовне Костнице, устроенной по Афонскому образцу.
В настоящее время в часовне служатся панихиды о усопших. Здесь же можно поставить свечу об упокоении.
Tags: Муром

Понимание смерти на Афоне

На 101-м году в русском Пантелеймоновом монастыре скончался игумен Иеремия по фамилии Алехин. Ну, то, что немцу — радость, то русскому — смерть, и наоборот. И то, что монаху — ужас, мирскому — счастье. А то, что мирскому — счастье, вернее ужас, то монаху не страшно. К смерти совершенно другое отношение на Афоне. Отношение у афонитов к смерти, вообще монахов к смерти — это такая радостная страница в истории человечества. Они выкапывают своих мертвых на Афоне через несколько лет после смерти. По цвету костей и по их качеству, по хрупкости или, наоборот, мягкости, по неким параметрам, хорошо им известным, безошибочно известным, они определяют насколько свята и чиста та душа, которая жила в этом теле на этой костной основе. И помещают в специальные костинцы эти косточки, где они будут лежать до судного дня. А потом, как в 37-й главе Пророка Иезекииля, эти кости услышат от Господа: ”Кости сухие, слушайте слово Господне!” И они начнут со стуком, как стук колесницы, собираться, кость к кости, сустав к суставчику, и превращаться в живых людей, облекаться в плоть. Это будет страшный суд. Пока что они там лежат. Ежели человек какой-то рыхлый или белый, или червями изъеденный, или что-нибудь, или он не разлагается, кстати, у них таково там на Афоне, тогда его закапывают обратно и усиленно молятся о нем еще какое-то время. А потом опять выкапывают через несколько лет. Ну и там уже разные практики бывают с человеком, который очевидно не спасен, и очевидно его вымолить тяжело. Там есть очень жуткие истории. То есть отношение совершенно другое.

Игумен Иеремия

Они думают о смерти, они говорят о смерти. Они, собственно, говорят о ней не так, как говорим о ней мы. И мы, только издалека облизываясь, в духовном смысле слова, можем смотреть на этих людей, которые не боятся того, чего боятся все. Раз они не боятся того, что всеми командует, то они во всем остальном абсолютно свободны. Тогда бедность, болезнь, одиночество превращаются уже в нестрашных лилипутов. Хотя нас оно душит как великаны. С Афона началась история монашества на Руси. Антоний из Любеча пришел сначала в Византию, а потом удалился на Афон, где, достигши меры великих отцов, был послан на Русь с миссией. Его благословили: ”Иди, унеси свое сокровище. То, что с тобою, понеси себе на родину!” И там потом родилась Киево-Печерская Лавра. И там тоже были подвижники, совершенно не боявшиеся смерти. Были люди, например, как Марк Гробокопатель, который смертью командовал. Он хоронил монахов, и бывало так, что, например, он не успевал выкапывать могилу, а человек уже умирал. Он говорил: ”Слушай, поживи еще пару дней!” И человек жил пару дней до тех пор, пока он в скалистом каком-то или тяжелом грунте, или по старости лет, по слабости… доканчивал могилку. Говорит: ”Ну, ладно, теперь с миром можешь уходить». Человек умирал, его хоронили. То есть таких вещей у Марка было очень много. Настолько много, что однажды, когда умер один монах, а другой говорит: ”Это моя могила, я себе ее приготовил!” Марк сказал усопшему: ”Слушай, брат, на тебя обижается и на меня вместе с тобой. Встань, поменяемся местами?” Покойник поднялся, и смерть не могла не послушать этого голоса. То есть совершенно другие отношения с тем, что у нас является табуированной темой. Смерти вроде бы много по телевизору, но в быту про нее лучше не говорить. И умрет если человек, то его быстрее-быстрее куда-то, быстрее-быстрее в землю, быстрее-быстрее за стол, быстрее-быстрее по домам. Только чтобы не занимать свою душу этим довольно серьезным и отрезвляющим размышлением о том, чего никто не избежит.

Русский Пантелеймонов монастырь

Присутствие русских на Афоне вообще весь год является темой наших разговоров и в прессе, и в печати. И президент туда ездил, и делегация от Русской Церкви туда поехала участвовать в погребении игумена Иеремии, Царство ему Небесное, Господь да примет его душу. Но, повторяю, как у поэта сказано: ”Печаль моя светла!”… У них другое отношение к смерти. И там, где на вершине горы стоит крест и церковь, ветхая церковь Преображения, такая маленькая, бедненькая церковь Преображения, по нашим размерам и церковью назваться могущая с трудом. Вот там вообще радуются о том, от чего мы плачем, и плачут о том, о чем мы радуемся и к чему стремимся.

А нам, мирянам бедным, стоит хоть иногда думать об этом. Может быть, хоть так, вздыхая о себе и думая о тех, кто лучше, может быть, приобретем динарий для своей бессмертной души. Будьте Богом хранимы.