Крестятся ли евреи

>Выкресты

Вы́кресты, выкрест, выкрестка (разг. устар.) — перешедшие в христианство из другой религии; чаще всего употребляется по отношению к крещёным евреям.

Значение термина

Большинство современных словарей дает слово «выкрест» с пометкой «устаревшее». Синонимы в словаре В. И. Даля: перекрест, перекрещенец, новокрещен, окрещённый еврей, мусульманин или язычник и глаголы выкрестить, выхрестить, выкстить, выкрещать и другие. Предшественниками выкрестов считаются марраны.

Выкресты с точки зрения иудаизма

Термин выкрест (в еврейской традиции ивр. ‏משומד‏‎, мешума́д, мн. мешумади́м; букв. «погубленные») несёт негативные коннотации, так как крещение человека из иудейской семьи часто сопровождалось разрывом с иудейской общиной. Часто в мотивах выкрестов усматривали карьерные мотивы. С точки зрения иудаизма выкрест не соблюдает кашрут и шаббат.

Кантонисты

Основная статья: Кантонисты

Евреи особенно часто стали переходить в христианство в XIX — нач. XX вв., когда религиозная принадлежность к иудаизму перестала жёстко определяться национальной принадлежностью, переход же в христианство снимал с еврея образовательные и другие ограничения, существовавшие в ряде государств (в Российской империи до 1917). Массовое крещение евреев практиковалось в эпоху Николая I, когда выкрестами стали до 30 тыс. евреев. По тысяче человек в год переходили из иудаизма в православие и в эпоху Николая II. Чаще всего выкрестами становились кантонисты (призванные на военную службу). Евреев из черты оседлости начали рекрутировать в русскую армию по царскому указу от 26 августа 1827 года. Кантонисты получали православные имена (согласно святцам), а также фамилию своих крестных родителей (в т.ч. такие как Ивановы, Петровы, Степановы). Однако некоторые выкресты-кантонисты возвращались в иудаизм после выхода в отставку.

Иногда выкрестов не принимали в жандармы, с конца XIX века не рукополагали в священники, не брали на службу на флот, с 1910 года не производили в офицеры в армии; в 1912 году запрет на производство в офицеры был распространен также на детей и внуков выкрестов. Однако известны выкресты-депутаты Государственной Думы Российской империи (Моисей Деревянко)

Выкресты по конфессиям

Проверить информацию. Необходимо проверить точность фактов и достоверность сведений, изложенных в этой статье.
На странице обсуждения должны быть пояснения.

В России евреи иногда принимали лютеранскую веру фиктивно, так как лютеране в России не контролировались церковными органами и в результате имели возможность в дальнейшем сочетаться браком с еврейками (см. критерии еврейства).

Для принятия крещения в сознательном возрасте евреи должны были изучить катехизис. После смерти выкрестов хоронили по христианским обрядам на христианских кладбищах

> См. также

  • Апостасия
  • Анусим
  • Ассимиляция евреев
  • Марраны

Примечания

  • Герасимова В. А. Между иудаизмом и православием в России в XVIII в. // Вопросы истории. — 2016. — № 9. — С. 158—169.
  • Герасимова В. А. «Бывшие» евреи. Переход иудеев в православие в Российской империи XVIII в. // Нации и этничность в гуманитарных науках. — СПб.: Алетейя, 2015. — С. 169—176.
  • Герасимова В. А. Переход евреек в православие на русско-польском пограничье в XVIII в. // Параллели. — 2015. — № 13—14. — С. 35—44.
  • Герасимова В. А. Владимир Каллиграф: крещеный еврей в церковной иерархии Российской империи // Россия XXI век. — 2013. — № 2. — С. 84—97.
  • Герасимова В. А. К истории иудео-христианских взаимоотношений в России в первой половине XVIII века // Россия XXI век. — 2012. — № 1. — С. 160—179.
  • Фельдман Д. З. К истории появления крещёных евреев в московском государстве XVII в. // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2005. — № 4 (22). — С. 21–27.

Ссылки

  • Крещение насильственное — статья из Электронной еврейской энциклопедии

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

LCCN: sh85006051

Стоит ли еврею креститься?

Стоит, конечно, стоит креститься! – это я скажу в самом начале, чтобы мои вечно спешащие и нетерпеливые читатели знали, чего ожидать, и если они ждут другого ответа, чтобы не мучились, попусту глазоньки не портили и времени драгоценного не тратили.

Евреи относятся к крещению, как старые девы – или, скажем, радикальные феминистки к брачной ночи. Много про это слышали, и про радости, и про ужасы. Но установка – ни за что! Все, только не это. Как в рассказе про курицу, которая убегала от петуха и попала под грузовик. Увидела это старая дева и сказала: «Она предпочла умереть!»

Так и евреи – любят рассказывать о мучениках, которые предпочитали умереть, только бы не принять крещение. А были и такие, которые своих детей убивали, чтобы те не принимали веры Христовой. И тут вы ощущаете сходство с радикальным феминизмом, потому что для тех интимная близость с мужчиной – это измена высшему назначению женщины в их глазах, ее полной автономии.

Есть у старых дев свои радости. Есть свои радости и у евреев. Есть имитация богослужения, но ликования нет. А если посмотреть внимательно, то есть постоянная тоска от незавершенности. Вот в чем первая разница. У христиан есть один тяжелый тоскливый день в году – страстная пятница. Это день, когда долгожданный Мессия умер, и неизвестно, воскреснет ли. На смену приходит страстная суббота, когда обещанием воскресения вспыхивает Благодатный Огонь – но воскресения еще нет. Таковы все пятницы и субботы у евреев. Мессии нет, и неизвестно, когда будет. Писем не шлет и не звонит. У христиан им на смену приходит восьмой день недели – воскресение. Христос воскрес и вернулся к нам. У евреев неделя начинается по-новой – будни, тоска, практические дела, чтобы к концу недели снова оказаться в состоянии ожидания и несбывшихся надежд.

И Мессии разные. У евреев национальный герой, который возвеличит царство Израиля и возобновит богослужение в Иерусалиме в храме. Снова начнут резать телят. У христиан храм уже восстановлен – это тело воскресшего Христа. Вместо бойни телят – у нас наше причастие. Поэтому нет печали, есть только радость.

Наш Христос – заботится не обо всем Израиле, но о каждом из нас. Он не герой, он Бог. Только Бог может спасти. А национальный герой – это из области государственного строительства. Возвеличение земных царств – вообще не задача для христиан qua христиан. Так что и тут нет пустых ожиданий.

Зачем он нужен, еврейский Мессия? Вообще не нужен – если вы не оголтелый еврейский националист. Ведь он ничего отдельному человеку не даст – разве что сто рабов-гоев, если вы – правоверный еврей. А Христос – спасает нас от греха, дает радость, приводит к Богу.

Иудаизм – вера коллективная, единица что – единица ноль. Христианская вера – в ней есть и коллектив, церковь, но есть и личность. Есть радость покаяния, исповедь, очищение – это радость одиночки.

А вот радость коллективная – это радость общения с народом. Не только с евреями, которые всюду в меньшинстве, а там, где в большинстве – от этого мало радости. Вы увидите, как меняется ваше отношение к людям. Общее причастие разрушает стену недоверия и враждебности. Вы сможете – в Израиле – свободно молиться и причащаться с палестинцами. Они вам больше не будут врагами, а возлюбленными братьями и сестрами. Вам не будет нужно отдельное еврейское государство, чтобы избежать общества не-евреев. И в России, и в любой другой христианской стране – не надо вам ехать на край света в поисках синагоги, не надо проходить через охрану и показывать сумочку или выворачивать карманы. Церковь рядом с домом найдется всегда. Да и верующие – посимпатичнее, попроще, социально ближе.

Это если вы не банкир, не олигарх. А банкиру и олигарху, наверное, проще оставаться евреем – христианская вера не одобряет лихвы. Выбор, конечно, есть и и у олигарха, но проще верблюду пройти, как мы знаем, через игольное ушко (есть такие узкие ворота в Иерусалиме), чем олигарху душу спасти. Но верблюд может пройти сквозь Ушко, и богатый человек тоже может спастись. Нет ни социального, ни биологического детерминизма.

Открыть для себя Христа – сказочный момент в жизни. Японцы это называют сатори, а мы – Богоявление. Когда вам явится Бог, или вы предстанете перед Ним, то испытаете ощущение такой силы, что все прочие померкнут.

Были времена, когда еврей, приходя к Христу, расставался со всеми своими близкими, друзьями, родными. И сейчас с многими приходится расстаться, но не со всеми. Так много евреев пришло к Христу в последние годы, что евреи к этому подпривыкли и волосы на себе не рвут, траур не надевают, в ужас не приходят. Гонения? Ну, не такие они страшные, чтоб стоило задумываться.

Надо только идти до конца, не тормозить. Тормоза придумал трус. Бывает, что евреи тормозят, стараются усидеть на двух стульях. Мы, мол, и христиане, и евреи, дважды избранные. Я с такими сталкивался. Думаю, что это и неверно по сути, и вредно для души – если это не просто тактика миссионера. Мы становимся бывшими евреями – такими же христианами, как и наши новообретенные братья и сестры по вере, не больше и не меньше.

Для живущих в России евреев приход к Христу позволит и совпасть по фазе с русским народом, который сейчас переживает огромный духовный подъем. Остающиеся при своей старой вере – или безверии – евреи продолжают бороться с Христом, и вредят не только другим, но и свою душу губят.

Если до революции крестившихся евреев подозревали в крещении ради выгоды, то сегодня в этом нет корысти – но есть польза для души. А потери невелики – несколько ненужных знакомых, и некоторые атавизмы. История показывает, что лучшие из евреев обычно приходят к Христу. Дети самых известных евреев – Теодора Герцля, Моисея Монтефиоре – крестились. Крещение открывает сердце и душу. Не случайно русские поэты еврейского происхождения, имена которых на слуху, Пастернак, Мандельштам, Бродский – все были крещены. Еврейская вера – а не еврейская кровь – мешает творческому порыву. Людей надо любить, а иудаизм учит, что любить надо только евреев.

Теодор Герцль, основатель политического сионизма, хотел крестить евреев, как в свое время Владимир крестил киевлян. Возможно, и до этого дело дойдет, но пока – купель это личный подвиг. И личная большая радость. Я помню ощущение воды и елея, запах мирры, выход из храма под звон колоколов, сияние иерусалимского солнца – за такое счастье все отдай, и не жалко. Для человека с живой душой крещение – чудо. А человеку с мертвой душой скажу – Христос воскресил мертвого Лазаря, уже тронутого тлением. Он может воскресить и твою мертвую душу.

Я христианин. Крещение — еврейский ритуал?

Я христианин и вам, возможно, это не понравится, но меня мучает один вопрос, который вы, возможно, сможете прояснить. Вопрос касается крещения. Например, в Иоанн. 1:25 фарисеи спросили Иоанна крестителя, почему он крестит, если он не пророк, и не Илия, и не Машиах. И это далеко не единственное место, которое меня смущает. Выходит, что крещение Иоанна не было чем-то новым, но было понятно тогдашним еврейским учителям Торы. Я начинаю думать что крещение – это вовсе не христианский ритуал, а еврейский. Не могли ли бы Вы объяснить мне это, и что оно означало в еврейской традиции, потому что ничего насчёт крещения я не нахожу в Ветхом Завете (кроме ритуальных омовений, конечно, но это сомнительно). С уважением, Анатолий. Спасибо.

Ответ:

Уважаемый Анатолий!

Как и множество других обрядов, которые христианство заимствовало из иудаизма (в искажённой форме), обряд крещения был заимствован также из иудаизма. Он взят из обряда принятия иудаизма: среди прочего, человек, принимающий иудаизм, должен окунуться в микву.

С уважением, Реувен Куклин

Вопрос.

Спасибо огромное за Ваш ответ. Не могли ли бы Вы объяснить больше, в чем заключался этот обряд окунания в Микву, откуда происходит (я ничего не вижу подобного в Танахе, кроме ритуальных очистительных омовений) и как эволюционировал в обряд посвящения в иудаизм, а также – как был изменен христианством. Я был бы также признателен за ссылки на дополнительную информацию по этому вопросу. Я очень хочу разобраться в том, во что я верю, потому что мне кажется, что «таинства» стали таинствами после отрыва христианства от иудейских корней, которые могут эти таинства объяснить. Я уже слышал о происхождении крещения от Миквы из одного христианского фильма, но почти ничего не могу найти ни о самом обряде, ни о его связи с крещением. Пожалуйста, помогите разобраться. Огромное спасибо.

Анатолий

Крещение евреев и «выкресты» в Российской империи в XIX — начале XX вв.

Крещение евреев

Александр Локшин

Первые попытки крещения евреев в Российской империи относятся к эпохе, последовавшей за Отечественной войной 1812 г. В 1817 г. было создано Общество израильских христиан, представлявших крестившимся евреям материальную помощь, различные льготы и преимущества. Однако попытки обращения в христианство евреев закончились полной неудачей. В то же время власти столкнулись с противоположной тенденцией: появление различных сект иудействующих – и прежде всего, субботников. Этот факт привел к ужесточению политики в еврейском вопросе: к концу первой четверти девятнадцатого столетия власти стремились «исправить» евреев, изменив их образ жизни и организовав массовое крещение.

Однако политика Николая I по отношению к евреям была в основном, как замечает Михаэль Станиславский, спонтанной и по большей части производной от более важных проблем, занимавших царя и высшую бюрократию. Евреи представлялись русскому самодержцу, по определению того же Станиславского, анархическим, трусливым и паразитическим народом, вечно проклинаемым за предательство, лучшим обращением с которым могли быть репрессии, преследования и, если возможно, крещение. Вместе с тем, в числе высшей бюрократии той эпохи были и реформаторы, выступавшие как активные преобразователи образа жизни российских евреев. К ним, в первую очередь, можно отнести министра просвещения графа С.С.Уварова. Прагматизм и рационализм в решении «еврейского вопроса» характеризует деятельность и министра финансов Е.Ф.Канкрина, министра государственных имуществ графа П.Д.Киселева и новороссийского генерал-губернатора графа М.С.Воронцова. Впрочем, влияние этих фигур на подходы к «еврейской политике» в различные периоды николаевского царствования были неодинаковым: нередко основное направление в этой политике определял сам царь.

Одним из наиболее важных законодательных актов в отношении евреев за весь период царствования Николая I (1825-1855) стал «Устав рекрутской повинности и военной службы евреев» (1827). По оценке того же Станиславского, по этому Уставу с 1827 по 1854 гг. на военную службу были призваны около 70 тысяч евреев, около 50 тыс. из которых составляли несовершеннолетние, т.н. «кантонисты». По его подсчетам, в николаевскую эпоху было крещено ок. 30 тыс.евреев, из которых лишь ок. 5 тыс. приняли православие добровольно. Рекрутский набор был связан не с военными обстоятельствами, а рассматривался как наиболее эффективный путь «просвещения» и «исправления» через крещение. В кантонисты набирались также дети польских дворян (после восстания 1831 г.) и дети деклассированных элементов. Формально рекрутский устав разрешал еврею и в армии исповедовать свою веру. Но на деле нередко было иначе. Малолетних для того и брали в рекруты, чтобы было легче их сломить. Мальчики-евреи оказывались в чуждой и враждебной им среде – специальных батальонах и частях для малолетних (школах кантонистов). Им тяжело доставалось за незнание русского языка, за их веру и обычаи. Им не разрешали говорить и молиться на родном языке, у них отнимали иудейские молитвенники, нередко им запрещалось переписываться с родителями.

Рекруты, призванные в армию с восемнадцати лет и старше, еще могли постоять за себя и свою веру. Детям же было значительно труднее. Их принуждали к переходу в православие, а упорствующих безжалостно истязали. До нашего времени дошло немало воспоминаний бывших кантонистов о тех жестоких и бесчеловечных временах, и мнение Й.Петровского-Штерна, пытавшегося подвергнуть переоценке трагическую историю детей-мучеников, вряд ли может быть принято. В одном из народных еврейских преданий рассказывается, как однажды на Волге, около Казани, собрались в один день окрестить несколько сот еврейских мальчиков-кантонистов. Местное начальство и духовенство в полном облачении расположилось на берегу реки. Стройными рядами стояли дети. Наконец, подъехал сам царь Николай I и приказ детям войти в воду. «Слушаем, Выше Императорское Величество!», – воскликнули они все вместе и дружно прыгнули в реку. Но ни один из них не вынырнул на поверхность. Все дети добровольно утопились. Вместо крещения, они заранее договорились покончить с жизнью, умереть ради своей веры. Они совершили «ал кидуш ха-Шем – освятили Имя Всевышнего», как это делали в древности и в средневековье, в эпоху гонений, их единоверцы из разных стран. Они приняли страдания и мученическую смерть во имя веры в Бога и верности предписаниям иудаизма.

При крещении обычно давали имена крестных отцов, а часто и их фамилии. В результате Есель Левиков становился Василием Федоровым, Мовша Пейсахович – Григорием Павловым, Израиль Петровицкий – Николаем Ивановым и т.д. Когда просматриваешь эти бесконечные перечни, как писал Саул Гинзбург, невольно приходит в голову мысль: сколько еврейской крови влито было в русский народ, и как много среди нынешних Ивановых. Петровых, Степановых имеется потомков еврейских детей, которые когда-то были насильственно крещены.

Малолетние рекруты набирались, прежде всего, из неимущих и невлиятельных слоев еврейской общины. Для выполнения рекрутского набора кагальные лидеры образовали институт «хапперов» («ловчиков») – специально подобранных людей, которые за деньги занимались похищением детей и сдачей их в армию. Рекрутская политика самодержавия привела к трагическому хаосу в еврейских общинах, резкой потере влияния и авторитета кагального руководства.

Евреи пытались оказывать сопротивление рекрутским наборам. Совершались самоубийства, было активно распространено членовредительство, побеги. Помимо традиционных способов поведения – постов и молитв – практиковались также взятки чиновникам.

В годы либеральных реформ Александра II политика по отношению к евреям изменилась. Власти переходят к поощрительным мерам, главной из которых стали отмена черты оседлости для «продуктивных», с точки зрения властей, слоев еврейства: в 1859 г. – для купцов 1-й гильдии, в 1861 г. – для евреев с высшим образованием, в 1865 г. – для некоторых категорий ремесленников. Таким образом, проводилась, как отмечает Бенджамин Натанс, политика «выборочной интеграции». Николаевские солдаты, доказавшие через суд насильственный характер своего крещения, получили возможность вернуться к иудаизму. Однако и при наличии возможности для отдельных евреев интеграции в российское общество, лишь крещение открывало в большинстве случаев путь для обретения полных прав: занятия евреями государственных должностей и позиций в высших учебных заведениях, продвижения по службе и т.д. Признавался лишь церковный брак, и от одной из сторон (еврея или еврейки) требовалось креститься: евреи могли свободно вступить в брак лишь с язычниками.

Еврейская община и семья обычно прекращали все отношения с выкрестами. Главный герой романа «Тевье-молочник» классика еврейской литературы Шолом-Алейхема вынужден порвать отношения с одной из своих дочерей Хавой, крестившейся, чтобы выйти замуж за христианина, писаря Федора:

«Встань…жена моя, разуйся и сядем на пол – траур справлять по заведу Божьему. Господь дал, господь и взял»…Пусть нам кажется, что никогда Хавы и не было…Наказал я в доме, чтобы имя Хавы никто не смел упоминать, – нет Хавы!».

Так, например, случилось с известным еврейским историком Ш. Дубновым, который полностью порвал отношения с дочерью Ольгой, вышедшей замуж за социал-демократа М.Иванова, и в связи с этим вынужденной совершить неизбежную в этих случаях формальность – креститься. Подобную же драму пережила несколько ранее семья известного мыслителя Ахад Гаама, дочь которого Рахель (Роза) вышла замуж за русского писателя, члена партии социалистов-революционеров М.Осоргина.

Моисей Кроль (1862-1942) – известный еврейский общественный деятель, народоволец, политический ссыльный и этнограф, в своих воспоминаниях воспроизводит симптоматичный диалог. От имени управляющего делами Комитета министров А.Н.Куломзина один из подшефных министра Н. Петерсон предложил Кролю работу в штате канцелярии – при условии, если Кроль крестится:

– Не иначе? – спросил я его иронически.
– Вы знаете, – продолжал Петерсон тоном сочувствия, – что в настоящее время принять еврея на государственную службу совершенно невозможно.
– Но стоит мне только креститься, как я стану совершенно другим человеком, не правда ли?
– Конечно, нет, – признался Петерсон, – что делать, когда власти требуют выполнения этой формальности. Разве вы так религиозны?
– Конечно, нет!
– Что же вас может удерживать от крещения? Для вас этот обряд не должен представлять никаких неудобств. Это вроде того, что вы меняете пиджак на фрак.
Его наивный цинизм и полнейшее непонимание всей низости предлагаемой мне сделки с совестью меня прямо обезоружили. Я рассмеялся и сказало ему: «Нет, Николай Петрович, Я очень люблю свой пиджак и не променяю его на самый лучший фрак в мире…Моя работа при канцелярии Комитета министров была закончена».

Семен Дубнов открыто выступил с резким осуждением той части еврейской молодежи, что приняла крещение. Подавляющее число из новообращенных составляли молодые люди, стремившиеся таким образом обойти процентную норму и беспрепятственно поступить в высшие учебные заведения и сделать карьеру. Нельзя не отметить, что многие выкресты были атеистами, и этот шаг, по существу, не имел для прагматичных молодых людей никакого морального значения. Некоторые из них переходили не в православие, а в протестантство – что в процедурном плане было значительно проще. Вместе с тем, переход сотен молодых евреев в другую веру, несомненно, свидетельствовал о кризисе традиционных иудейских ценностей в 1900-е годы. Летом 1913 г. С.Дубнов опубликовал в журнале «Новый восход» письмо, назвав его «Об уходящих» («Декларация о выкрестах»). Он призывал занять решительную позицию в отношении ренегатов: «Кто отрекся от своей нации, заслуживает того, чтобы нация от него отреклась». В первую же очередь он обращался к тем, кто еще колебался:

«Вы стоите на пороге измены. Остановитесь, одумайтесь! Вы приобретаете гражданские права и личные выгоды, но вы навсегда лишитесь великой исторической привилегии – принадлежать к нации духовных героев и мучеников».

Однако мало кому это обращение помешало исполнить задуманное. Не случайно еще ранее, в 1911 г., известный публицист и один из лидеров сионистского движения в России Владимир Жаботинский опубликовал статью на ту же тему, под характерным названием «Наше «бытовое явление»». Действительно с 1907 г., согласно отчетам обер-прокурора Синода, из иудаизма только в православие перешло: в 1908 г. – 862 чел.; в 1909 г. – 1128 чел.; в 1910 г. – 1299 чел.; в 1911 г. – 1651 чел.; в 1912 г. – 1362 чел.; в 1913 г. – 1198 чел.

Далеко не для всех этот акт был простой формальностью. Студент историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета Cоломон Лурье, в будущем известный историк античности, на крещение решился под сильным нажимом отца, воспитавшего сына атеистом, чуждым какой-либо религиозной веры. Крещение позволило Лурье остаться при университете в качестве «профессорского стипендиата». Тем не менее, его не оставляло чувство вины. В одном из писем студент Лурье откровенно заметил своему адресату: «Крещение, во всяком случае, – если не подлость, то гнуснейший из компромиссов».

Исследовавший это явление Анатолий Иванов, конечно же, преувеличивает, когда утверждает, что в этот период иудаизм, как фундамент еврейского сообщества, стремительно терял своих адептов среди еврейской интеллигентной молодежи. Однако он, несомненно, прав, когда отмечает, что для евреев-студентов в российских высших учебных заведениях иудаизм перестал быть главным фактором национальной консолидации. Впрочем, не следует упрощать процессы, которые происходили в еврейском обществе в период, последовавший после первой русской революции и вплоть до Первой мировой войны. Наряду с «уходом» происходило и «возращение» к своему народу. Еврейское сообщество, особенно в Восточной Европе, все более осознавало себя не только и не столько религиозной общиной, сколько народом. Что касается Западной Европы, об этом же заявил и Теодор Герцль, в своей книге «Еврейское государство» (1897): «Мы – народ, единый народ». Для Западной Европы подобное заявление носило характер революционного вызова.

В условиях усиления секуляристских тенденций в российском обществе (и в еврейском, в частности), возвращение шло подчас не только через традицию «баал тшувы» (возврата к иудаизму), но на светском поприще: через возникновение интереса к духовным ценностям своего народа, через сопереживание и сострадание к его тяжелым духовным и физическим страданиям. Один из лидеров Еврейской социал-демократической рабочей партии (Бунда), впоследствии известный как «легенда еврейского рабочего движения», Владимир Медем, родившийся в семье высокопоставленного военного врача, вспоминал о своем детстве и юности и о возвращении к своему народу. Эти воспоминания столь искренни и непосредственны, что мы взяли на себя смелость привести из них обширный фрагмент:

Хотя я был самым младшим, именно мне довелось стать первым христианином в нашей семье. Когда я родился (июль 1879 г.) мои родители решили:»Мы достаточно настрадались из-за нашего еврейства. Пусть нашему самому младшему не будут знакомы эти страдания». Я был крещен в православной церкви, … хотя сами родители еще достаточно долго оставались евреями….Но фактически мой отец стал христианином раньше, чем он принял сам обряд крещения. В нашем доме соблюдались все церковные праздники…

Когда мне было пять лет, я впервые оказался в церкви. Это оставило сильное впечатление: священные картины, мерцающий свет свечей, окутанные тайной обряды, вибрирующий бас протодьякона, поющий хор … Когда я подрос, мои религиозные чувства …начали рассеиваться. Когда я учился во втором классе гимназии, я начал развивать у себя критические взгляды. Последние годы моего пребывания в гимназии, круг моего общения незаметно становился все более еврейским…

В 1897 г. я был принят в Киевский университет… Я начал заниматься политэкономией …и узнал о Бунде. Кроме того, что я изучал Маркса, я решил изучить иврит. Но мой интерес к ивриту был скорее литературный, чем еврейский… Я хотел читать Библию в оригинале…Дома во время летних каникул, мне не составило труда найти себя учителя. Митче – мальчик, что жил в нашем дворе, – согласился обучать меня в обмен на уроки русского языка…. Он учил меня алфавиту и произношению… Но я подозревал, что Митче сам не слишком хорошо понимает, чему он меня учит…Я так никогда и не выучил иврит, но я получил нечто иное: я изучил алфавит –получив ключ к языку идиш…

Различными путям и по различным причинам я начал поворачиваться к еврейству. Здесь я должен упомянуть мою дружбу с Исааком Теуминым, человеком значительно старше меня …он участвовал в еврейском рабочем движении…Он…происходил из традиционной еврейской семьи, знал и любил еврейскую жизнь. Эта любовь передалась мне. Это было в Минске…На Йом-Кипур Теумин взял меня в синагогу. Я хорошо запомнил этот вечер. Я бродил по улицам…лавки были закрыты, улицы пусты и безлюдны…Необычная тишина была в городе. Ощущалось, что именно этот день отличался от всех других. Позже Теумин и я отправились в синагогу.

Я и прежде бывал в синагоге…Но впервые я оказался в старинной синагоге…я ощутил присутствие новой, до сих пор неведомой атмосферы во всей своей неповторимости и очаровании. Это все отличалось от того, что было в русской церкви. Там большая масса людей пребывала в тишине, спокойствии и печали, и только священник и хор говорили и пели от имени общины, говорили и пели в красивых, гармонических и сдержанных тонах. Но здесь я оказался посреди бурлящего, кипящего моря. Сотни и сотни молящихся были поглощены молитвой и каждый молил Бога во весь голос, со страстной настойчивостью. Сотни голосов восходили к небесам, каждый за себя, без какой-либо согласования, гармонии. И все они проистекали вместе в один потрясающий звук. Не приходится и говорить, насколько все это было странно для западного уха, но производило глубокое впечатление и обладало необычной красотой страстного массового чувства. Затем мы отправились в другой, еще меньший по размерам молельный дом.… И здесь так же я оказался в окружении сотен голосов. Но один голос – голос старого седого кантора – сам поднимался и рвался вверх над шумным ропотом масс. Это было не пение, не молитва, а именно плач, который вызывал обжигающие слезы исстрадавшегося сердца.

И здесь не было ничего от торжественности или размеренной гармонии христианской молитвы. Это была поистине восточная страстность исстрадавшейся души, голос из седой древности, которая плачет и молит Бога. И в этом проявлялась великая красота…

Несомненно, еврейская рабочая среда сильно повлияла на меня….постоянная связь с евреями и еврейской жизнью иудаизировала меня…Еще свежи мои воспоминания, когда я шел по еврейским улицам, нищим маленьким переулкам, с их крохотными домиками. Это была пятничная ночь…субботние свечи горели в каждом доме…я до сих пор помню то неповторимое очарование этой ночи…и я почувствовал в себе романтическую связь с еврейским прошлым; ту теплоту и ту сокровенную близость, которую ощущаешь только именно своему прошлому…И когда настал тот момент, когда в полной мере и бесповоротно я осознал себя евреем? Трудно сказать. Но я знаю, когда я был арестован в начале 1901 г., жандарм дал мне заполнить вопросник, я под пунктом национальность, записал «еврей».

Литература:

Гессен Ю. История еврейского народа в России. М., Иерусалим, 1993.

Гинзбург С. Мученики-дети (Из истории кантонистов – евреев) // Еврейская старина. Т.XII.1930. C. 59-79.

Иванов А. Еврейское студенчество в Российской империи начало XX века. Каким оно было? М., 2007

Натанс Б. За чертой. Евреи встречаются с позднеимперской Россией. Перевод и научная ред. А.Локшина. М., 2007.

Петровский-Штерн Й. Евреи в русской армии. 1827-1914. М, 2003.

Зачем евреи крестились и перенимали обычаи русских

На протяжении столетий евреи перенимали черты тех народов, на землях которых они жили. Проживая на территории России, еврейская нация очень много взяла от русской, вследствие чего возникло особое понятие «русский еврей».

Как евреи появились на Руси?

Согласно одной из популярных исторических гипотез, после распада Хазарского каганата проживавшие там евреи массово мигрировали на запад. Известно, что еще в X веке в Киеве существовала еврейская община.
После крещения Руси права евреев были сильно ограничены. Московские правители не позволяли им селиться на своих землях, если те не принимали христианство. Переход в православие часто становился единственным способом «легализации» для еврейского населения.

Религия

За процесс крещения евреи получали крупные пожалования из казны. Среди первых жителей московской Мещанской слободы, по переписям 1676 и 1684 годов, оказалось несколько евреев-выкрестов. Также выкресты проживали и в Новоиноземной слободе. Немало выкрестов встречалось среди медиков, переводчиков, иконописцев. Некоторые из них имели статус «детей боярских».
При Петре I крещеные евреи влились в круги высшей российской аристократии. Так, еврейское происхождение имели вице-канцлер П. Шафиров, резидент в Амстердаме и Вене А. Веселовский (оба — выходцы из Мещанской слободы), а также генерал-полицмейстер Санкт-Петербурга А. Дивьер.

Одежда и прически

Российские власти не были заинтересованы в существовании на территории страны еврейских общин и старались по возможности «слить» евреев с остальным населением. Так, во внутренние российские губернии евреям разрешалось приезжать лишь в русской одежде. В 1844 году административные органы еврейских общин – кагалы – были повсеместно упразднены, а их функции переданы городским управам и ратушам. А 1 мая 1850 года Николай I ввел полный запрет на ношение традиционной еврейской одежды. Ее разрешалось донашивать только старым евреям, и то они должны были платить за это особый налог. Кроме того, еврейским женщинам запретили брить головы, а мужчинам – носить пейсы. Талесы и кипы отныне можно было надевать только в синагогах.

Кухня и другие традиции

Еврейская кухня – это смесь кулинарных традиций разных стран. Живя на территории России, евреи, конечно, продолжали готовить и свои традиционные блюда, такие как цимес, форшмак, или фаршированная рыба, но постепенно перенимали и русские пищевые привычки — например, есть картошку.
В прошлое ушла и традиция не работать по субботам. Шаббат в России сегодня соблюдают лишь те, кто сохранил иудейскую веру.
Переняли евреи и русские похоронные традиции. Например, они хоронят покойников в гробах и устраивают поминки (по еврейской традиции это не принято), занавешивают в доме зеркала, отмечают девятый и сороковой день после смерти.

Образование и культура

Традиционное еврейское образование было религиозным. Однако в 1840-х Николай I создал государственную еврейскую образовательную систему, куда входили как начальные школы, так и училища, где готовили учителей и раввинов. Так возник слой светских еврейских интеллектуалов и просветителей.
Начиная с 1860-х, культурная изоляция еврейского населения России стала постепенно ослабевать. Все больше евреев перенимало русский язык и обычаи. Это привело к тому, что еврейская молодежь стала стремиться поступать в русские учебные заведения – гимназии и университеты — и таким образом сливаться с русской средой. Этому способствовала и отмена черты оседлости для некоторых категорий еврейского населения. Хотя в ряде учебных заведений существовала так называемая процентная норма для евреев, а в некоторые вузы (Электротехнический институт и Институт инженеров путей сообщения в Петербурге, Сельскохозяйственный институт в Москве, театральные училища в Москве и Петербурге) их вообще не принимали. При большевиках все ограничения были отменены (по крайней мере, формально), и евреи стали частью русской интеллигенции.
В ХХ столетии в России окончательно сложилась прослойка так называемых «русских евреев». Это были люди еврейского происхождения, воспитанные в русской культуре, чаще всего христианского вероисповедания, говорившие на русском языке и ничем, кроме национальности, не отличавшиеся от русских. Многие из них становились литераторами, художниками, композиторами, учеными. Так, в 1920-е получили известность русскоязычные поэты и писатели: О. Мандельштам, Б. Пастернак, Э. Багрицкий, И. Бабель, И. Ильф. А об Исааке Левитане говорили, что никто не смог описать русскую природу так, как этот художник еврейской национальности.

«Как?! Ты не веришь, что я чту Шаббат?! Да вот-те крест!»(размышления о евреях-выкрестах)

Заголовок статьи отражает мировоззренческую компоненту выкрестов в России. Это такая старая байка, традиционно гуляющая по вечерним кухням еврейских интеллигентов, тех, кто остался здесь, где еще можно почувствовать себя немного диссидентом, немного космополитом, немного сумасшедшим…Вроде и смешно, но в то же время, грустно.

Кто такие выкресты? Традиционно выкрестами называли евреев, перешедших в христианство (в России, главным образом, в православие) по каким-либо соображениям. Мотивированные к успеху, в поисках лучшей жизни, евреи принимали крещение, но…зачастую продолжали оставаться евреями. Трагизм заключался в том, что крещеный еврей должен был проявлять благоразумие, сдержанность, даже некоторое лавирование во взаимоотношениях со своими собратьями и новым окружением. Это положение можно охарактеризовать как «свой среди чужих, чужой среди своих». Ибо переходя в христианство, видя в этом шаге перспективу личностного роста, профессионального развития (до революции 1917 года евреев практически не принимали в высшие учебные заведения Российской империи или в некоторых университетах существовал некий «лимит» на принятие еврейских детей), еврей, как правило, терял связи с родными, являясь по определению Закона, «проклятым». Однако обобщать столь глубокие и сложные вопросы, затрагивающие ментальные границы этнического самосознания, все же не вполне уместно. Так как ситуации были многовариативны, и принятие христианства постепенно стало премлемым за чертой оседлости. Поэтому в таком случае, имели место быть многочисленные случаи перехода семей или отдельных ее членов в православие.

Другой моделью христианизации евреев стала чудовищная практика насильственного изъятия еврейских мальчиков от матерей с целью воспитать из них настоящих солдат. Детишек крестили, отлучали от семьи, воспитывали в казармах…Кстати, многим из них давали удобные фамилии, в частности, Вербовой (что означало буквально завербованный на службу). Здесь, в условиях жесткой военной дисциплины, и стал формироваться новый тип поведения еврея — «самоненавистника». Еврей-антисемит…Иной раз, люди, не знакомые с нюансами психологии еврейства, подумают, что здесь опечатка, что эти слова несовместимы между собой. Однако именно антисемитизм в еврейской среде чаще всего имеет природу садомазохизма.

Если рассмотреть переход из зоны комфорты (из привычной среды, традиции, культуры, языкового пространства) еврея-иудея в новое дискомфортное состояние, то становится понятно, что глубокая, вековая травмированность тонкой еврейской души трансформируется в совершенно новое состояние юдофобии. Например, выкрест будет постоянно испытывать сложные, противоречивые чувства к иудеям, в нем перемешается чувство гордости за свой народ, братства, любви, ненависти, страха, зависти. Имея еврейскую внешность, выкрест чаще всего будет отрицать свое этническое происхождение.

Но несмотря на это, выкресты -антисемиты (точнее, уже из потомки) составляют не самый большой процент от тех, кто пытается всеми силами сохранить утраченное этническое самосознание или кто покорился ассимиляционной стихии.

Выкресты-евреи и их потомки — социокультурный и этнопсихологический феномен. Ну, скажите, в какой среде, несмотря на крещение и паспортную «русскость», потомки выкрестов старательно переписывают из библиотечных книг названия иудейских праздников, рецепты еврейских блюд, хохмы? В таких «еврейских», но «выкрестских» с точки зрения Закона семьях, христианство не смогло вытеснить исконную ментальную природу этноса. Здесь есть свои нюансы и правила: «С русскими ты русский, с евреями ты еврей». Это правило буквально зацементировано в социокультурное пространство семьи. Такие семьи несколько абстрагированы от религии, то есть рожденные после 1950-х гг., как правило, не являются ни христианами, ни иудеями. Но тенденция сохранения этнического самосознания присутствует в увлечениях, копании архивных данных не ради перспективного отъезда, а просто так, для познания корней своих. Такое стремление к этнокультурной идентичности, познанию основ истории, безусловно, огромный духовно-нравственный потенциал для нашего специфического еврейства.

и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня

В Христианском символизме, крест, безусловно, занимает одно из важнейших мест.

Крест стал орудием казни Машиаха. На нем Он умер мученической смертью. Случайно ли Машиах оказался казнено именно на Кресте? Христианское предание говорит о том, что это было предопределено изначально. Некоторые писари даже утверждают, что дерево для креста посадил еще Лот. А другие говорят, что он сделан был из моста, по которому перешла Иордан царица Савская.

Мы же не станем углубляться в христианскую традицию по этому вопросу, а попробуем узнать был ли крест частью иудейской традиции, и сохранилось ли там понимание того, почему Машиаху надлежит умереть именно на кресте.

Начнем не с самого начала:

В 38-й главе книги Берешит, мы читаем историю об Иеуде и Тамар. Отчаявшись дождаться левиратного брака, Тамар, переодевшись в одежды блудницы, поджидает у дороги Иуду, сына Иакова. Так сложилось, что Иуда вошел к блуднице, оставил ей залог, а в последствии, не смог ее найти, чтобы расплатиться.

Прошло около трех месяцев, и сказали Иуде, говоря: Фамарь, невестка твоя, впала в блуд, и вот, она беременна от блуда. Иуда сказал: выведите ее, и пусть она будет сожжена.

Много разных предположений сделали комментаторы, чтобы ответить на вопрос: почему приговор Иуды столь резок. В Мидшраш Тальпиот аЯшан, неожиданно встречаем вот такое:

«На самом деле Иеуда не собирался сжигать Тамар. Он имел в виду выжечь у нее на лице клеймо, в виде буквы «Тав», дабы всем, кто ее встретит, было известно, что она блудница. И клеймо свидетельством тому, что она уже понесла наказание. Так делали с развратными женщинами в арабских странах. И это такое же клеймо, которым заклеймил Святой Благословенный Каина, чтобы встречный не убил его

Вот теперь, вернемся немного назад – к Каину.

Первый в истории убийца – братоубийца Каин — очень боялся наказания. И Всевышний, по милости своей пообещал ему:

И сказал ему Господь за то всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро. И сделал Господь Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его.

Как это часто случается, Тора использует здесь слово «от», которое имеет очень много разных значений и пониманий. Это и чудо, и признак и знамение и просто буква. А ведь и знамение может быть буквой, и буква может быть чудом! Этот отрывок очень сложно понять, а уж тем более перевести.

Предполагаемые возможные понимания этого стиха, можно условно разделить на пять частей:

  1. Всевышний сотворил для Каина знамение, укрепившее его веру.
  2. Дал ему в теле знак, который постоянно бы укреплял его веру
  3. Показал ему знамение, научающее его правильному поведению
  4. Дал ему в теле знак, заставляющий правильно поступать.
  5. Соделал самого Каина знамением.

Йосеф из Шошан, в одном из своих писем, сводит два последних пункта в один:

В самое сердце его разместил букву «тав», подобную кресту. Чтобы через эту букву не отклонялся от закона ни вправо, ни влево. Ибо эта буква – печать Всевышнего. Как говорят: «Печать Всевышнего Эмет (правда). Но в простых кушанах – договорах ставит эту печать одной буквой «Тав». И этот же знак чертит на челах праведников, что тоже есть сокращение от «мет» — «умер». И имея эту печать на себе, мог удостоиться высшего прямого направления свыше, от Него благословенного но и в этом не стоял

Небольшое отступление: пару слов об алфавите

Если читатель посещал ульпан, да и если в иешиву захаживал для серьезной учебы, он все равно удивится, что буква «ТАВ» как-то может ассоциироваться с крестом.

Ну вот она буква ТАВ:

Может быть кому-то она и напомнит виселицу с очень древней веревкой, но уж точно не крест!

И тут дело в том, что иудеи далеко не всегда пользовались алфавитом, которым они пользуются сегодня.

Когда библейские герои странствовали по библейской земле, в ходу у них был другой алфавит. Сегодня его называют «палеоеврейски алфавитом» или древним еврейским письмом. И буква «Тав» выглядела там вот как:

А это уже вполне себе крест. И на этом мы закончим отступление к алфавиту.

Промежуточные итоги

Мы смогли увидеть, что крест, совершенно не чужой для еврейской традиции символ. Он может быть печатью греха ни лице человека, но он же может быть и «компасом» в духовной жизни. Воодушившись этим, мы попробуем сделать еще несколько шагов чтобы глубже понять применение креста и его смысл.

Присмотримся к помазанию священников

Вот как Всевышний повелевает Моше помазать на священство Аарона:

И возьми одежды, и облеки Аарона в хитон и в верхнюю ризу, в ефод и в наперсник, и опояшь его по ефоду; и возложи ему на голову кидар и укрепи диадиму святыни на кидаре и возьми елей помазания, и возлей ему на голову, и помажь его (Шемот 29)

Нам, во всем этом рассказе, сейчас будет важно сосредоточиться на помазании – «и помажь» Раши – один из самых авторитетных комментаторов Талмуда и Торы, опираясь на Талмуд, объясняет этот стих так:

Напишет на челах греческую букву «Хи».

Поскольку современники Раши не знакомы с греческим алфавитом, в некоторых изданиях Талмуда это букву рисовали как χ или просто как X.

В обоих написаниях буква напоминает уже упомянутый выше палеоеврейский «тав». Но Раши явно не хотел влезать дискуссию о смене алфавитов. Но всего 400 лет спустя, у рабби Моше Басола мы находим интересное толкование.

Видел я в одной рукописи: священник помазанник, помазается буквой «тав», чтобы подобно Ицхаку нести свой крест на распятие.

Но не личный крест, а общий для всего священства. Крест на лбу это помазание, а левиты, в нужное время соберут для помазанника крест, на который он взойдет, как в скинию. Так священник, помазанный маслом, помажет крест собственную кровью. Это росток избавления нашего. Священник же «машиах» (помазанный), читай (мошех) влекущий, как сказано: Влеки меня, мы побежим за тобою. Увлекая одного , увлечет за собой весь народ, к служению в Стране Избавления нашего. И там мы узнаем чем помазан каждый из нас и каков для нас суд, И что за печать поставила на нас правда. Как об этом у пророка: пройди посреди города

Прошу прощения за столь длинную цитату. Рабби Моше говорит нам несколько важных вещей сразу:

— помазание Коэна буквой «тав», подразумевает помазание крестом
— это напоминает Ицхака, который взял и понес дрова для жертвенника – мидраш говорит об этом: как распинаемый, несущий балку для распятия
— священник умирает на этом кресте и влечет нас это делать.

-пролитие его крови – начало нашего избавления
— у нас может быть разный суд, по словам пророка.

Перед тем, как попытаться все понять, или окончательно запутаться, обратимся к Пророку:

И сказал ему Господь: пройди посреди города, посреди Иерусалима, и на челах людей скорбящих, воздыхающих о всех мерзостях, совершающихся среди него, сделай знак (начерти тав) . А тем сказал в слух мой: идите за ним по городу и поражайте; пусть не жалеет око ваше, и не щадите; старика, юношу и девицу, и младенца и жен бейте до смерти, но не троньте ни одного человека, на котором знак, и начните от святилища Моего. И начали они с тех старейшин, которые были перед домом. И сказал им: оскверните дом, и наполните дворы убитыми, и выйдите. И вышли, и стали убивать в городе. (Иез 9)

Еще одно оступление, для тех, кому все еще не понятно:

Печать Всевышнего – ЭМЕТ. Это записывается буками אמת

Давайте посмотрим на самый- самый первый стих Торы

ברשית ברא אלהים

Я специально выделил последние буквы в первых трех словах «Вначале сотворил Бог». Те же самые три буквы, что и в слове ЭМЕТ, но немного в другом порядке. Во второй главе все уже исправлено

дел Своих, которые делал.

ברא אלהים לעשות

Здесь буквы в слове ЭМЕТ уже идут в правильном порядке. Потому, что человек пришел в мир, а Бог заранее предусмотрел человеку продвигаться к исправлению мира. Это человеческая задача, делать мир – миром истины. Чтобы на наш совместный с ним труд Всевышний мог наложить печать «ЭМЕТ».

И исходя из всего этого

Буква тав, которая и символизирует крест и является им стала обозначать конец исправления, или конец одного из этапов исправления:

Каин получил печать, как приговоренный грешник

Тамар — чуть было не получила такую же печать.

Те в Иерусалиме, кто скорбел о городе –получили печать чернильную

Те кто не скорбел – печать кровью

Крест может являться местом где священник умирает во искупление народа.

Те, кто хочет идти за ним тоже должны взять крест.

ПОДВОДЯ ИТОГ

В иудейской символике, крест существовал как символ задолго до прихода Машиаха. Поэтому, призыв Учителя «взять крест и следовать за ним» — так же понятен ученикам. И, хотя многие образы невозможно разобрать до конца, во всяком случае в рамах этой статьи – становитс понятным, что крест и орудие обличения нас и начало спасения нашего.

Я понимаю, что что-то все-же осталось непонятно.

Не расстраивайтесь, так и должно быть. Иудейский символизм очень сложный и совсем ни сразу и не всех пускает внутрь. Но с ним можно подружиться.

Ну и чтобы не заканчивать на непонятном

Помните бородатый анекдот из бани: «Вы, Моше, либо крестик снимите, либо трусы оденьте»?

Уже давно не актуально! Хотите увидеть ортодксального раввина с крестом? А главного раввина Израиля с крестом? – да вот пожалуйста:

Это самый первый из главных раввинов Израиля рабби Яков Меир (благословенна его память). Он не христианин, но он носит награды в форме креста и никто не бросает камни).

Подумай, что ты носишь на груди! Могильный крест еврейский на цепи.

Подумай, что ты носишь на груди!
Могильный крест еврейский на цепи.
И каждый день из года в год
Мертвец на шее русского живёт.
Спроси себя – зачем мне этот крест нести?
Не знаешь? – У попа спроси.
Ответит не смущаясь ложью поп:
Есть библия, есть богоизбранный народ,
А ты есть божий раб, двуногий скот и гой,
И должен жертвовать для них всегда собой.
Обязан ты в поту работать, хлеб растить,
Иегову с Христом боготворить.
Еврей же, как сказал еврей Христос,
Твоим трудом до рая на земле возрос.
И жить еврей, согласно библии, имеет право,
В краю тебе родном
На землях тех,
Что у тебя забрал он.
Ты на земле родной
Свою семью хотел кормить, растить?
Забудь о том!
Но не забудь Христа как раб благодарить!
Вот почему ты должен крест носить
И бога христиан за те деянья чтить.
И славить должен ты его за то,
Что гой ты и двуногий скот его.
А если вдруг не нравится тебе,
Что не хозяин ты в своей земле,
Что кто-то вдруг убил детей твоих,
Что в нищете твои ребёнок и старик,
Ты вспомни крестик и его целуй,
За долю рабскую, за то, что ты – холуй.
Скажи покойнику распятому Христу —
Прости меня за то, что плохо я терплю
От всех твоих евреев нищету,
Что дал ты мне как гою твоему.
Прости, еврей Иисус, меня за то,
Что на минуту я забыл про то,
Что я еврейский раб и божий скот,
Что гоями зовут весь мой народ.
Так, осенив на теле мёртвый крест,
С улыбкой скажет поп, тебе – отец.
Поставит пастве он тебя в пример.
Вот скажет – божий раб, двуногий скот,
Он знает, для чего несёт,
Еврейский крест и мёртвого Христа,
Восславим же святые небеса!
Найдено на просторах интернета.