Молитва на освящение колива

Отвечает иерей Андрей Чиженко.

Мы вошли в Великий пост сквозь Адамово изгнание, ибо мы его дети, отпрыски от корня Адама и Евы. И имеем в себе страшное наследство: грех, словно болезнь, болезнь смертельную, поразившую каждую клеточку нашего существа – болезнь, врачующуюся только Христом. Потому, подражая своему, хоть и грешному, но все-таки святому прародителю, вышли из светлого рая во тьму изгнания, во мрак земного странничества. Ведь даже и одежды и покровы храмов наших переоблачаются в черные цвета, и облачения священнослужителей тоже.

Но, как ни странно, этот мрак оказался не адскою вечною тьмою. В нем есть нечто промыслительное о нас – некая спасительная Божественная благодать. Ведь Господь и этот мрак грехопадения человеческого, и мир, извращенный им, продолжает обнимать, как птица обнимает своих возлюбленных птенцов. Это не тяжелый мрак уныния и обреченности древнегреческого языческого фатума. В этом мраке дышит Бог – Живой и Сущий. Это мрак перед рассветом спасения. В данном нашем постовом конкретном случае – перед Воскресением Христовым. Но мы должны выйти на борьбу со своим ветхим человеком, со страстями да похотями. Войти в этот мрак борьбы! В этот мрак болезни и исцеления (о, такого болезненного!) от нее.

Мы должны войти в темноту Великого поста, но не Богооставленности, но Богоприсутствия, ибо это все промыслительно о нас. И в этой почти ветхозаветной темноте нам рассыпаны звездные карты спасения, чтобы мы не сбились с пути. Как святые судьи и пророки, данные народу Израильскому, словно некие богогласные звонкие трубы, возвещающие о грядущем Мессии, так и нам во мраке Великого поста дана картография спасения, звездная сияющая карта сквозь Святую Четыредесятницу, ведущая нас в верном направлении – к Светлой Пасхе.

Одна из звездочек на этом пути – воспоминание в пятницу первой седмицы Великого поста чуда явления епископу Антиохийскому Евдоксию в 362 году святого великомученика Феодора Тирона, умершего к этому времени довольно давно (около 305 года). Святой явился Архиерею для того, чтобы предупредить его и православных христиан Антиохии о нечестивом замысле императора Юлиана Отступника, который окропил растительную пищу на рынках города идоложертвенною кровью. Святой повелел христианам варить коливо (отварные зерна пшеницы часто с медом) и вкушать это блюдо. С тех пор в Церкви появился обычай по заамвонной молитве Литургии Преждеосвященных Даров в пятницу первой седмицы Святой Четыредесятницы читать канон великомученику Феодору Тирону и освящать коливо, раздавая его верующим для восстановления и укрепления сил, для духовной и телесной поддержки в посте. Это уникальная служба, на которой стоит присутствовать. Ведь она служится только один раз в году в вышеупомянутый день.

А в воскресенье мы празднуем Неделю Торжества Православия, в которую вспоминаем событие, произошедшее 19 февраля в 843 году, пришедшееся на первое воскресенье Великого поста. Тогда Святейший Патриарх Константинопольский Мефодий вместе с клиром и народом вышли из храма Святой Софии с крестами да иконами и шагали с торжественными песнопениями по улицам столицы Византийской империи. Это событие наряду с догматом об иконопочитании, установленном на VII Вселенском Соборе 787 года, поставило точку в столетней кровопролитной войне, унесшей тысячи жизней. Ересь, несмотря на кажущееся могущество ее сторонников, была побеждена. Православие восторжествовало. Ибо Бог поругаем не бывает.

И эти два события первой седмицы Великого поста – чудесное коливо святого великомученика Феодора Тирона и Торжество Православия – являются для нас, мне кажется, провозвестниками Воскресения Христова. Господь с нами! Всегда. Он бережет Своих верных. Он ведет нас сквозь пост за руку, как малых детей, ко спасению и печется о нас каждую секунду нашего бытия.

Главное, чтобы мы сами научились воспринимать нашу жизнь как Божье чудо, как постоянное попечение Творца о мире и лично о каждом из нас.

Иерей Андрей Чиженко

Сегодня мы начинаем новый цикл материалов — о церковных «профессиях». Может быть, и не профессиями стоило бы их назвать — прежде всего, это послушания, важные, нужные. Но занимаются ими настоящие профессионалы своего дела, вкладывающие в свой труд не только мастерство, но и душу, и молитву, и любовь к Богу. Зачастую эти люди неизвестны обычным прихожанам — видны только результаты их усилий. Так что, рассказывая о них и об их умениях, мы не только приоткрываем дверь в переносном, а иногда и в прямом смысле на кухню, но и воздаем этим труженикам дань уважения.

Рассыпчатое, ароматное, вкусное, так и тает во рту… За ним всегда выстраивается очередь. Порой думаешь: а вдруг не достанется, а возможность угоститься в следующий раз нескоро будет… Нет, речь идет вовсе не о каком-то дефицитном лакомстве — а о коливе, которое во многих храмах нашей епархии готовят на великие и двунадесятые праздники, в дни поминовения усопших и памяти особо чтимых святых.

Оказывается, коливо распространено не во всех регионах России, и многие, услышав это название, ошибочно представляют себе кутью, то есть вареный рис с медом и изюмом, которую обычно готовят для поминальных трапез. О секретах приготовления настоящего колива мы поговорили с диаконом Виктором Сигаревым, который уже больше пяти лет готовит его в Покровском храме Саратова.

Заступничество великомученика

Слово «коливо» буквально переводится с греческого как «вареная пшеница». Это название связано с древним обычаем делать поминальные подношения из зерна и фруктов — «kolibo», однако сейчас это блюдо готовят не только для поминовения усопших.

Традиция освящения колива появилась в Церкви полторы тысячи лет назад и связана с именем великомученика Феодора Тирона. Император Юлиан Отступник велел окропить идоложертвенной кровью все продукты на рынке, чтобы благочестивые христиане, не желающие нарушать пост, сами того не осознавая, вкушали оскверненные продукты. В эти дни константинопольскому архиепископу явился во сне святой Феодор, который предупредил архиерея о замысле императора и повелел христианам в дни строгого поста не посещать торговые ряды, а употреблять вареную пшеницу из домашних запасов — коливо. В память об этом событии в Церкви установлен чин освящения колива. Он совершается в православных храмах в пятницу первой седмицы Великого поста.

Традиция приготовления колива и в другие дни церковного года широко распространена в Греции, Болгарии и Сербии и понемногу начинает возрождаться и в нашей стране. В Саратове этим благословили заниматься диакона Виктора Сигарева, тогда еще просто прихожанина Покровского храма. Кандидатура была выбрана не случайно: за плечами отца Виктора учеба в кулинарном училище, а затем — освоение профессии художника-скульптора и работа декоратором.

— В церковь я пришел, когда стал читать Библию и понимать, что в жизни есть вещи гораздо важнее мирской суеты,— вспоминает отец Виктор.— Когда начал воцерковляться и увидел красоту православного богослужения, стал задумываться о том, как я лично могу послужить Богу. Поэтому, когда предложили помогать в храме — заниматься коливом, я обрадовался. Мне было интересно попробовать себя в чем-то новом. О принятии сана я тогда и мечтать не смел, считая себя недостойным человеком. Но не мы выбираем Бога, а Он нас, как апостолов из рыбаков и мытарей. Для меня моя хиротония является чудом из чудес!

Что такое коливо, наш собеседник не представлял, поэтому искал информацию в Интернете. Примерно год ушел на освоение технологии, изучение нюансов, и, наконец, стало получаться.

— Лично для меня самым важным было понять, как украшать готовое блюдо, ведь к изготовлению колива я скорее приступал как художник, а не как кулинар,— говорит отец Виктор.— Хотя, конечно, в этом процессе важно всё, потому что если красиво украшено, но невкусно, есть никто не будет. Увлекаясь творчеством, не стоит забывать о рамках традиции, чтобы не превратить коливо из блюда церковного в обычный десерт.

В книгу рецептов

Основу колива составляет пшеница, и выбирать ее необходимо тщательно, так как ее качество решающим образом сказывается на вкусе конечного продукта. Белая яровая пшеница лучше всего: после обработки она становится мягче, чем остальные сорта, и при этом зерно держит форму и не разваривается.

Мы попросили отца Виктора поделиться рецептом настоящего колива.

— Рецепт простой: два стакана пшеницы заливаем двенадцатью стаканами воды, слегка подсаливаем и ставим варить на 2–3 часа,— рассказывает он.— Вареное зерно откидываем на дуршлаг и промываем прохладной проточной водой. Равномерным тонким слоем раскладываем пшеницу на столе — на любую чистую ткань, даем подсохнуть 40–60 минут. После этого пересыпаем в емкость. Посуду лучше брать латунную, не стоит использовать пластиковые, эмалированные тазы и изделия с неблагочестивым рисунком. Добавляем к пшенице один стакан кокосовой стружки, 1/4 стакана черного изюма, 1/4 стакана светлого изюма, 1/2 стакана молотого постного печенья, цедру одного лимона, натертую на мелкой терке, стакан грецких орехов, треть которых мелко порезана, а две трети — молотые. Тщательно перемешиваем все ингредиенты, чтобы получилась однородная рассыпчатая масса, напоминающая правильно приготовленный плов. После этого разравниваем поверхность колива и посыпаем перемолотыми сухарями из пшеничного хлеба — это уберет все неровности и излишнюю влагу. Через мелкое сито припорошим все сахарной пудрой и снова — сухарями.

Чем будем рисовать?

Когда видишь на поверхности готового колива лик святого или затейливый орнамент, в голове не укладывается: как можно сотворить такую красоту? Карандашом и красками такое не каждый изобразит, а тут-то вообще… Чем, кстати, это всё делается?

Рисунок — действительно, самая сложная часть работы. Он должен соответствовать православным канонам и традициям. Разрешается дополнить изображение орнаментом, что дает возможность использовать больше цветов в оформлении.

— Сначала у меня была одна техника украшения — роспись красителями по глазури,— рассказывает отец Виктор.— Но это занимало очень много времени, 7–8 часов. Потом я узнал, что на Афоне для создания рисунка применяют крашеный сахар. Попробовал, но в работе это оказалось неудобным, потому что кристаллы крупные — мелкие детали из них не сделаешь. На Афоне коливо в больших блюдах, и детали, соответственно, больше. В качестве цветных ингредиентов я стал использовать молотые маковые зерна, какао-порошок, специи с неярко выраженным вкусом — сладкую паприку, например. Но настал момент, когда этих цветов перестало хватать, и нужна была какая-то альтернатива. Так я перешел к крашеным сухарям. С помощью пищевых красителей можно создать огромную цветовую палитру. Применяю и натуральные красители: например, черный цвет получаю из чернил каракатицы.

В мастерской отца Виктора много баночек с сухарями разных цветов — действительно, хоть картину рисуй. Съедобные «краски» он заготавливает заранее. Процесс несложный: берем буханку пшеничного хлеба, срезаем со всех сторон корку, чтобы она не добавляла дополнительный тон. Режем на мелкие кубики и сушим до полной готовности. Затем разводим в воде пищевой краситель нужного цвета и погружаем туда сухари. Покрасив сухари в разные цвета, снова их сушим и перекручиваем через мясорубку в мелкую крошку — каждый цвет отдельно. Просеиваем через мелкое сито и засыпаем в емкости. Пудру из сухарей не следует хранить очень долго, так как она может прогоркнуть.

— Приготовить и украсить коливо может любой человек, даже не имеющий художественных навыков,— объясняет отец Виктор.— Главное — уметь держать в руках карандаш и линейку и быть готовым к кропотливому труду. Когда я только начал заниматься коливом, то решил для себя никогда не повторяться в рисунках. Пока получается. Обычно образы сами приходят в голову — тогда сажусь и начинаю рисовать. Как правило, это крест с каким-либо орнаментом или лик святого. Некоторые люди настороженно относится к тому, что на коливе изображен святой. Но такова традиция. На том же Афоне в монастырях святых изображают на коливе очень часто, и это никого не смущает.

После того как образ придуман и перенесен на бумагу, изготавливается трафарет. Круг с вырезанным крестом накладывается на поверхность колива, и незакрытое пространство засыпается цветными сухарями. Подобным же образом наносятся на поверхность колива остальные детали.

— Цвета должны гармонично сочетаться между собой,— продолжает отец Виктор.— Я стараюсь делать акцент не на цвет, а на сюжет. Помимо крашеных сухарей коливо можно украсить любыми орехами, зернами граната или очищенными тыквенными семечками. Но, повторюсь, это не кондитерское изделие, поэтому цукаты, мармелад, шоколад добавлять не стоит — это уже перебор.

Где можно научиться?

Коливо обычно делается за день до его освящения. На ночь его нужно ставить в холодильник, иначе зерно может вступить в реакцию с сахарной пудрой и начнется процесс брожения.

На всю работу уходит около трех–четырех часов, но если рисунок сложный, то до восьми. Чтобы нарисовать образ святого, нужно последовательно наложить 10–15 цветов. Приготовлением колива отец Виктор всегда занимается один — включает Псалтирь, сам что-то напевает. Иногда работает в полной тишине, если рисунок сложный и трудоемкий. Для него это прежде всего послушание, часть жизни в Церкви.

Свои умения саратовский мастер передает и другим людям: проводит уроки, консультирует дистанционно. В Покровском храме даже сняли учебный фильм по изготовлению колива, где весь процесс показан пошагово.

— Приезжали к нам из разных епархий, и сейчас периодически пишут, звонят, просят подсказать что-то. Далеко не везде есть традиция готовить коливо на все праздники, да и не каждый храм может себе это позволить — ингредиенты недешевые, особенно орехи. А главное, нужен обученный человек. У нас в епархии это прижилось и продолжает развиваться: смотрю на работы своих учеников и вижу, что некоторые из них уже превзошли меня в мастерстве,— говорит он.

А можно ли приготовить коливо дома?

— Даже нужно! — улыбается отец Виктор.— В Греции, например, есть такая традиция: на поминовение своих родственников каждый православный грек готовит коливо, пишет на нем инициалы усопшего и приносит в храм на панихиду, а потом дома за семейной трапезой вкушает. Это как у нас на Пасху куличи приносят. А в Болгарии есть колеварни: если сам не умеешь или времени нет, то можно купить, освятить и принести домой. С первого раза самостоятельно приготовить вряд ли удастся, поэтому наберитесь терпения — и все получится.

Учебный материал по изготовлению колива можно найти на портале Саратовской епархии «Православие и современность» и сайте Покровского храма Саратова. На странице Покровского храма «ВКонтакте» можно ознакомиться с образцами работ.

Газета «Православная вера» № 21 (641)

Вкус Великого поста: коливо

Великим постом (и не только) в определенные дни в храме верующих угощают особыми блюдами. Каждое из них следует определенной традиции, имеет свою историю, символику и, конечно же, технологию приготовления. И наш рассказ будет об одном из самых распространенных кушаний, которое называется коливо.

Первый праздник

Возможность отведать колива представляется прихожанам православных храмов уже на первой седмице Великого поста. Утром в пятницу после прочтения заамвонной молитвы на Литургии Преждеосвященных Даров духовенство совершает молебен великомученику Федору Тирону, чья память празднуется на следующий день, и чин благословения колива.

Чем же так примечателен этот святой, что в его честь верующим раздают освященное, празднично украшенное, да к тому же и очень вкусное блюдо? Помимо праведной жизни и мученической смерти на счету святого Федора чудесное спасение христиан от злых козней язычников и, собственно, если не изобретение кулинарного шедевра, то его распространение по всему христианскому миру.

Святой Федор, живший в городе Амасии, в Понтийской области (Малая Азия), во время правления лютого ненавистника христиан правителя Максимилиана (286–305 годы) был воином и носил прозвище Тирон, что по латыни означает «новобранец». За отказ принести жертву идолам и отречься от Господа святой воин много претерпел: его заточили в темницу, морили голодом, страшно пытали и, наконец, убили, приговорив
к сожжению. Великомученик Федор настолько любил Бога, был крепок духом и бесстрашен, что у верующих не оставалось сомнений: на глазах у них казнили настоящего воина Христова. По преданию, его останки, не тронутые огнем, с честью похоронила в своем доме в городе Евхаит некая Евсевия, также исповедовавшая Единого Бога. Позже мощи перенесли в Константинополь, а главу — в Гаэту (Италия).

После гибели мученика прошло пятьдесят лет. Империя, которой служил святой Федор, потихоньку становилась христианской, но в высших политических кругах это устраивало не всех. Юлиан Отступник (361–363 годы), последний римский император-язычник, намеревался возродить в государстве языческие традиции, а заодно оскорбить христиан. Тем более что подвернулся удобный случай — начался Великий пост. Правитель приказал окропить идоложертвенной кровью все съестные припасы на рынках и сохранить деяние втайне, особенно от верующих. «Первые христиане постились очень строго, на первой неделе практически ничего не вкушали. В воскресный день их ожидала первая серьезная трапеза. Только представьте, каким бы ударом было для них вкусить в пост оскверненные продукты», — говорит Епископ Покровский и Николаевский Пахомий.

Тогда мученик Федор в ночном видении явился Константинопольскому архиепископу Евдоксию, чтобы предостеречь и укрепить людей. Святой велел постящимся ничего не покупать на торжище и вместо этого готовить коливо или кутью. Согласно преданию, архиепископ в недоумении переспрашивал святого, что же такое коливо и как его приготовить, ведь в Константинополе о таком блюде не слышали. В ответ мученик пояснил, что в городе, где он погребен, так называют вареную пшеницу с медом и фруктами.

С тех самых пор чудесное явление святого стало праздником для Православной Церкви, а коливо — его неотъемлемым элементом. Тем не менее до нас дошли молитвы на освящение кутьи, датируемые IX–X и XII веками, что дает право утверждать — традиция приносить коливо на память является сравнительно поздней. Историки же зафиксировали обычай подавать кушанье из крупы и фруктов в Древней Греции, то есть в дохристианскую эпоху. Еще одно указание, только уже на точную дату — IV столетие, есть в толковании Вальсамона на 4-е апостольское правило, где говорится, что коливо приносят к алтарю в честь Господских праздников (Рождественский и Крещенский сочельник), в память святых и в дни поминовения усопших (родительские субботы, Радоница).

Освящение и вкушение колива в память святых подвижников и всех вообще умерших есть отголосок древних трапез или вечерей любви, которые устраивали в древней христианской Церкви в дни кончины мучеников и простых людей. «Мы празднуем день смерти потому, что не умирают те, которые кажутся умершими», — писал в своих трудах греческий христианский философ Ориген Адамант.

О жизни вечной

Так что же такое коливо или кутья? Как поясняет настоятель Свято-Андреевского храма г. Маркса протоиерей Валерий Генсицкий, это традиционное ритуальное блюдо, главный элемент святой вечери или сочельника перед Рождеством Христовым и Крещением Господним. Также по традиции с кутьи начинается поминальный обед на третий день, девятый день, сороковой день, а также в годовщину смерти человека. Обычно кутью благословляет священник во время заупокойной службы (панихиды или литии). Если родственники желают, чтобы члены церковного причта и прихожане молитвенно помянули усопшего, то они могут оставить коливо на панихидном столе (кануне).

Традиция употреблять коливо пришла на Русь из Византии, вместе с православной верой. С греческого языка «коливо» или «кутья» дословно переводится как «вареная пшеница». Зерна пшеницы — основной ингредиент блюда, без которого коливо коливом быть не может. Однако в настоящее время наиболее распространен рецепт этого же блюда, только приготовленного из риса. Объясняется это историческим фактом и народной любовью. Не секрет, что хозяйки всегда стремятся к удобству и простоте, особенно если это касается кухни. Так вот «сарацинское пшено» или рис, привезенный в Россию Петром I, всем этим требованиям соответствовал. «Рис очень мягкий, легко и быстро варится. Неудивительно, что ему отдали предпочтение», — считает отец Валерий. В результате от богатого рецепта колива, с корицей, медом, фруктами, орехами, а главное — пшеницей, осталось в прямом смысле одно только название. К столу стали подавать вареный рис с изюмом.

Между тем в Православной Церкви нет ничего пустого, все наделено глубоким смыслом и имеет значение. Это касается и колива. Приготовленное из зерен пшеницы блюдо выражает веру живых в воскресение умерших для лучшей жизни. Зерна символизируют возрождение, обновление, смерть ради воскресения. Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода (Ин. 12, 24), — говорится в Священном Писании. Кроме того, именно пшеничное зерно — один из распространенных символов в проповедях и притчах Спасителя. Мед, сладкие фрукты означают, что после воскресения праведных ожидает блаженство будущей вечной жизни в Царствии Небесном.

А украшение колива — отдельная история, в которой переплетается и художественный вкус, и выражение религиозных чувств. Например, в Греции и на Святой Горе Афон оформление традиционного кушанья возвели в ранг искусства, равно как и приготовление. По праздникам, в пост или дни поминовения усопших миряне приносят в храм огромные подносы с украшенной кутьей. С помощью цукатов, орехов и зерен умельцы легко делают надписи, «рисуют» кресты и даже лики святых. В этом тоже есть смысл. «Мы должны приносить Богу самое лучшее, что у нас есть. И, прежде всего, это нужно не Ему, а нам, чтобы приобщиться к святыне, выразить свою причастность к Церкви, почувствовать единство с братьями и сестрами, послужить друг другу», — утверждает Владыка Пахомий.

* * *

В домашних условиях

Коливо можно и нужно готовить самостоятельно. Найти рецепты не составляет труда, но сложно выбрать из такого изобилия. Впрочем, каждый раз можно готовить по-разному, а можно воспользоваться рецептом, по которому готовят коливо в Свято-Троицком кафедральном соборе г. Покровска (Энгельса). С ним нас знакомит Любовь Петровна Коробкова:

«Для приготовления 30–35 порций колива нам понадобится 500 г пшеницы, 500 г пшеничной крупы, буханка белого хлеба, 300 г изюма, 300 г фундука, миндаля и грецких орехов, 6 столовых ложек кунжута, килограмм сахарной пудры и стандартная упаковка корицы.

Пшеничную крупу варим в пропорции 1/4 из расчета — одна часть крупы на 4 части воды. Доводим до кипения и держим на медленном огне 30 минут, затем снимаем с огня, даем крупе настояться в течение 30 минут. Затем крупу тщательно промываем, откидываем через дуршлаг, выкладываем на хлопчатобумажное полотенце и даем просохнуть.

Пшеницу варим приблизительно 2 часа, до полуоткрытого зерна, соблюдая пропорции, указанные для пшеничной крупы. Выкладываем на хлопчатобумажное полотенце, даем просохнуть.

Из буханки белого хлеба сушим сухари до золотистого цвета. Кунжут и орехи обжариваем на сковороде. Орехи и сухари прокручиваем через мясорубку.

Затем смешиваем крупу с сухарями, добавляем пшеницу, изюм, кунжут, сахарную пудру и корицу. Полученную массу выкладываем на блюдо и оформляем по своему вкусу цукатами, орехами или любыми другими кондитерскими украшениями.

Вкусное и настоящее коливо готово!»

Начало Великого поста, 2 марта, отличается особой строгостью — это время усердной молитвы. Верующие стараются ходить в церковь каждый день, чтобы в субботу или воскресенье исповедоваться и причаститься.

К обычным молитвам в будни добавляется Великопостная молитва преподобного Ефрема Сирина, которую читают в церкви на каждом богослужении.

– Господи, Владыка дней моих. Дyх бездействия, грусти, самолюбие не допускай ко мне. Дyх благоразумия и покорности, любви и терпения подари же мне, рабу (е) Твоему (ей) (имя). Господи Боже, накажи меня за грехи мои, но не наказывай за них ближнего моего. Аминь!
Покаяния за совершенные грехи – важная часть духовного очищения. Поэтому надо ежедневно в течение поста произносить молитву о прощении грехов.

– Обращаюсь я, раб (а) Божий(я) (имя), к Тебе, Господь, и от всего сердца прошу Тебя простить грехи мои. Смилуйся надо мной, Царь Небесный, избавь меня от душевных мучений и самоистязания. К Тебе же я обращусь, Сын Божий. Умер Ты за грехи наши и воскрес Ты, чтобы жить вечно. Надеюсь я на помощь Твою и прошу благословить меня. Навсегда Ты Спаситель мой. Аминь!

Каждое утро, особенно в пост, необходимо начинать с молитвы, создавая тем самым позитивный настрой и защищая себя от любых неприятностей. Помогает в этом короткая молитва:

– Господи Боже, будь милостив ко мне грешному. Очисти дyшу мою от грехов, избавь меня от злых помыслов. Защити меня от врагов и от их злодеяний. Верю я в щедрость и доброту Твою, которую даришь Ты нам. Слава Тебе, Боже. Аминь!

Завершать день также желательно молитвой.

– Господь Бог, создатель всего живого на земле и Царь Небесный, прости же меня за грехи, совершенные мною за день словом или делом. Даже во сне я, раб (а) Божий (я), не теряю веру в Тебя. Верю, что избавишь Ты меня от грехов да очистишь душу мою. Каждый день надеюсь я на защиту Твою. Услышь же молитву мою, ответь на просьбы мои. Аминь.

Перед сном можно обратиться с молитвой к своему Ангелу Хранителю.

– Ангел Хранитель, защитник дyши моей и тела моего. Если я согрешил в этот день, избавь меня от грехов. Не дай Господу Богу гневаться на меня. Помолись за меня, раба (у) Божьего (ю) (имя), перед Господом Богом, попроси его об отпущении грехов моих и защити меня от совершения зла. Аминь.

Перед сном можно произносить молитву к ангелу-хранителю:

«Ангеле Христов, хранителю мой святый и покровителю души и тела моего, все мне прости, если согрешил сегодня, и от всякого лукавства избавь меня, и не дай прогневить Бога своими грехами; но моли за меня грешного и недостойного раба, яко да достойно меня покажешь благости милости Всесвятыя Троицы и Матере Господа моего Иисуса Христа и всех святых. Аминь».
А также произносить: «В руки Твои, Господи Иисусе Христе, Боже мой, предаю дух мой: Ты же меня благослови, помилуй и живот вечный даруй. Аминь».

Утром читают легкие и краткие молитвы. Молитву «Отче наш» можно читать утром и вечером. Утром можно прочитать молитву мытаря: «Боже, милостив буди мне грешному» либо молитву к Троице:

«Пресвятая Троице, помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имене Твоего ради. Господи, помилуй. (Трижды) Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь».