Пророчества Иоанна крестьянкина

Пророчества великих святых о последних временах

Выдающийся русский духовный писатель, почетный профессор Московской духовной академии Михаил Александрович Новоселов, прославленный в 2000 году Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в лике мучеников, в своих знаменитых «Письмах к друзьям» (1922-1927) привел ряд ценнейших пророчеств великих угодников Божиих, движимых Духом Святым.

Внимательный читатель увидит, что некоторые из этих пророчеств уже исполнились, другие реально исполняются на наших глазах, третьим еще предстоит осуществиться…

Преподобный Антоний Великий – славный отец монашества всех времен и народов, подвизавшийся в III-IV веке, невечерним светом озаряет путь ко спасению многим поколениям православных христиан.

Он открыл своим ученикам, как от умаления ревности расслабеет монашество и померкнет слава его. Некоторые ученики его, видя безчисленное множество иноков в пустыне, украшенных такими добродетелями и с таким жаром ревнующих о преуспеянии в святом житии отшельническом, спросили авву Антония: «Отче, долго ли пребудет этот жар ревности и эта любовь к уединению, нищете, смирению, воздержанию и всем прочим добродетелям, к которым ныне так усердно прилежит все это множество монахов?»

Человек Божий с воздыханием и слезами ответил им: «Придет время, возлюбленные дети мои, когда монахи оставят пустыни и потекут вместо них в богатые города, где вместо этих пустынных пещер и тесных келий воздвигнут гордые здания, могущие спорить с палатами царей; вместо нищеты возрастет любовь к собиранию богатств; смирение заменится гордостью; многие будут гордиться знанием, но голым, чуждым добрых дел, соответствующих знанию; любовь охладеет; вместо воздержания, умножится чревоугодие, и очень многие из них будут заботиться о роскошных яствах не меньше самих мирян, от которых монахи ничем другим отличаться не будут, как одеянием и наглавником; и, несмотря на то, что будут жить среди мира, будут называть себя уединенниками (монах – собственно, “уединенник”). Притом они будут величаться, говоря: я Павлов, я Аполлосов (1 Кор. 1, 12), как бы вся сила их монашества состояла в достоинстве их предшественников: они будут величаться отцами своими, как иудеи – отцом своим Авраамом. Но будут в то время и такие, которые окажутся гораздо лучше и совершеннее нас; ибо блаженнее тот, кто мог преступить и не преступил, и зло сотворить, и не сотворил (Сир.31, 11), нежели тот, кто влеком был к добру массою стремящихся к тому ревнителей. Почему Ной, Авраам и Лот, которые вели ревностную жизнь среди злых людей, справедливо так много прославляются в Писании»

***

Несколько веков спустя после преподобного Антония Великого раздается пророческий глагол о грядущих судьбах христианства блаженного Нифонта Цареградского. Некоторый брат вопросил его: «Как ныне святые умножились во всем мире, будет ли так же и при кончине века сего». Блаженный с печалью сказал ему: «Сын мой, до самого скончания века сего не оскудеют пророки у Господа Бога, равно как и служители сатаны. Впрочем, в последнее время те, которые поистине будут работать Богу, благополучно скроют себя от людей и не будут совершать среди них знамений и чудес, как в настоящее время, но пойдут путем делания, растворенного смирением, и в Царствии Небесном окажутся большими отцов, прославившихся знамениями; потому что тогда никто не будет делать пред глазами человеческими чудес, которые бы воспламеняли людей и побуждали их с усердием стремиться на подвиги. Занимающие престолы священства во всем мире будут вовсе неискусны и не будут знать художества добродетели. Таковы же будут и предстоятели монашествующих, ибо все будут низложены чревоугодием и тщеславием и будут служить для людей более соблазном, чем образцом, посему добродетель будет в пренебрежении еще более; сребролюбие же будет царствовать тогда, и горе монахам, богатеющим златом, ибо таковые будут поношением для Господа Бога и не узрят лица Бога Живаго… Посему, сын мой, как я уже сказал прежде, многие, будучи одержимы неведением, падут в пропасть, заблуждаясь в широте широкого и пространного пути».

Из отдаленных времен христианского Востока перенесемся мыслию к последним векам нашей эры и прислушаемся к духовным глаголам, звучавшим в эти века на Святой Руси.

Великий угодник Божий – святитель Тихон Задонский, смотря проницательно на направление, принимаемое современниками его, сказал: «Должно опасаться, чтобы христианство, будучи жизнь, таинство и дух, не удалилось неприметным образом из того человеческого общества, которое не умеет хранить этот безценный дар Божий».

Несколько десятилетий спустя, в начале следующего столетия другой великий святой Русской Церкви ясно и определенно, как откровение Божие, возвещает печальное будущее этой Церкви: «Господь открыл мне, – сказал однажды в глубокой скорби преподобный Серафим Саровский, – что будет время, когда архиереи Земли Русской и прочие духовные лица уклонятся от сохранения Православия во всей его чистоте, и за то гнев Божий поразит их. Три дня стоял я на молитве, просил Господа помиловать их и просил лучше лишить меня, убогого Серафима, Царствия Небесного, нежели наказать их. Но Господь не преклонился на просьбу убогого Серафима и сказал, что не помилует их, ибо будут учить “учениям и заповедям человеческим, сердца же их будут стоять далеко от Меня”».

А вскоре святитель Игнатий Брянчанинов описал современное и прозреваемое им в недалеком будущем состояние Церкви, христианства, монашества и монастырей. Как бы в подтверждение того, что печальное пророчество преподобного Серафима о духовном падении русского пастырства начинает сбываться, святитель-подвижник пишет своему брату: «Знакомство с преосв. И. показало и тебе, и мне положение Церкви. В высших пастырях ее осталось слабое, темное, сбивчивое, неправильное понимание христианства по букве, убивающей духовную жизнь в христианском обществе, уничтожающей христианство… И. откровеннее других – только. Искать ни в ком нечего!»

В письме к знакомому духовному лицу святитель Игнатий говорит: «Волки, облеченные в овечью кожу, являются и познаются от дел и плодов своих. Тяжело видеть, кому вверены или кому попались в руки овцы Христовы, кому предоставлено их руководство и спасение. Но это – попущение Божие. Сущие во Иудеи да бежат в горы».

«В религиозном отношении, – читаем мы в другом письме святителя Игнатия, – наше время – очень трудно: разнообразное отступничество от Православной веры приняло обширный размер и начало действовать с необыкновенною энергиею и свободою».

«Кому поддержать Церковь? Для этого нужны люди благодатные, а плотское мудрование способно только повреждать и разрушать, хотя оно в гордости и слепоте своей мечтает и провозглашает о созидании».

«Судя по духу времени и по брожению умов, должно полагать, что здание Церкви, которое колеблется уже давно, поколеблется страшно и быстро. Некому остановить и противостать. Предпринимаемые меры поддержки заимствуются из стихии мира, враждебного Церкви, и скорее ускорят падение ее, нежели остановят. Опять скажу: буди воля Божия! Что посеют, то и пожнут! Что посеяли, то и жнут! Последнее можно сказать о духовных журналах и о преподавании закона Божия…»

«Не от кого ожидать восстановления христианству! Сосуды Святого Духа иссякли окончательно повсюду, даже в монастырях, этих сокровищницах благочестия и благодати, а дело Духа Божия может быть поддерживаемо и восстановляемо только Его орудиями. Милосердое долготерпение Божие длит время и отсрочивает решительную развязку для небольшого остатка спасающихся, между тем гниющее и почти согнившее достигает полноты тления. Спасающиеся должны понимать это и пользоваться временем, данным для спасения, “яко время сокращено есть”, ибо для всякого из нас переход в вечность недалек».

«Время страшное! Решительно оскудели живые органы Божественной благодати; в облачении их явились волки: обманывают и губят овец. Это понять необходимо, но понимают немногие».

«Отступничество, – заключает еще одно письмо святитель, – предсказано со всею ясностью Священным Писанием и служит свидетельством того, сколько верно и истинно все, сказанное в Писании… К положению Церкви должно мирствовать, хотя вместе должно и понимать его. Это – попущение Свыше… Старец Исаия говорил мне: “Пойми время. Не жди благоустройства в общем церковном составе, а будь доволен тем, что предоставлено, в частности, спасаться людям, желающим спастись”… Милосердый Господь да покроет остаток верующих в Него! Но остаток этот скуден; делается скуднее и скуднее».

Преосвященного Игнатия сменяет авторитетный современник его, в один год отошедший с ним ко Господу, митрополит Московский Филарет. Извлекаю несколько цитат из его писем к его викарию, епископу Иннокентию: «Ах, Преосвященнейший! Как время наше походит на последнее! Соль обуевает. Камни святилища падают в грязь на улицу. С горем и страхом смотрю я в нынешнюю бытность мою в Синоде на изобилие людей, заслуживающих – лишения сана»; «Видно, грехи наши велицы пред Богом. Не от Дома ли Божия начинается Суд? Не пора ли от служащих в Доме сем начаться покаянию?»; «Что за время, Преосвященнейший? Не то ли, в которое ведомо стало диаволу, яко время мало имать? Ибо по людям искушаемым видно, что он имеет ярость великую»; «Вообще дни сии кажутся мне днями искушений, и я боюсь еще искушений впереди, потому что люди не хотят видеть окружающих их искушений, и ходят между ими, как будто в безопасности».

Перехожу к другому, младшему современнику святителя Игнатия и почти нам современному святителю Феофану Затворнику: «Господь много знамений показал в Капернауме, Вифсаиде и Хоразине; между тем число уверовавших не соответствовало силе знамений. Потому-то Он строго и обличил эти города и присудил, что в день Суда отраднее будет Тиру и Сидону, Содому и Гоморре, нежели городам тем. По этому образцу надо нам судить и о себе. Сколько знамений показал Господь над Россиею, избавляя ее от врагов сильнейших и покоряя ей народы! Сколько даровал ей постоянных сокровищниц, источающих непрестанные знамения, – в святых мощах и чудотворных иконах, рассеянных по всей России! И, однако ж, во дни наши россияне начинают уклоняться от веры: одна часть совсем и всесторонне падает в неверие, другая отпадает в протестантство, третья тайком сплетает свои верования, в которых думает совместить и спиритизм, и теологические бредни с Божественным Откровением. Зло растет: зловерие и неверие поднимают голову; вера и Православие слабеют. Ужели же мы не образумимся?.. Господи! спаси и помилуй Русь Православную от праведного Твоего и надлежащего прещения!»

«В школьное воспитание, – пишет в том же 1871 году святитель Феофан, – допущены нехристианские начала, которые портят юношество; в общество вошли нехристианские обычаи, которые развращают его, по выходе из школы. И не дивно, что если, по Слову Божию, и всегда мало избранных, то в наше время оказывается их еще меньше: таков уж дух века противохристианский! Что дальше будет? Если не изменят у нас образа воспитания и обычаев общества, то будет все больше и больше слабеть истинное христианство, а наконец и совсем кончится; останется только имя христианское, а духа христианского не будет. Всех преисполнит дух мира».

«Хотя имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это только видимость, внутри же отступление истинное… Само собою разумеется, что если он (антихрист) произведет широкое отступление от христианства, то заберет с христианством и храмы.»

А вот и дальнейшие плоды отступления от пути Христова, усматриваемые и предусматриваемые в будущем святителем Феофаном: «И будете ненавидими от всех имене Моего ради» (Лк. 21, 17). Кто вдохнет в себя, хоть мало, духа мира, тот становится холодным к христианству и его требованиям. Равнодушие это переходит в неприязнь, когда долго в нем остаются, не опамятовываясь, и особенно когда при этом захватят откуда-либо частицу превратных учений. Дух мира с его превратными учениями есть дух неприязненный Христу; он есть дух антихристов; расширение его есть расширение враждебных отношений к христианскому исповеданию и христианским порядкам жизни.

Кажется, вокруг нас деется что-то подобное. Пока ходит повсюду только глухое рыкание; но не дивно, что скоро начнется и прореченное Господом: “Возложат на вы руки… и ижденут… предани будете… и умертвят вас” (Лк. 21, 12-16). Дух антихристовский всегда один: что было вначале, то будет и теперь, в другой, может быть, форме, но в том же значении».

Заслуживают особого внимания мысли преподобного Амвросия Оптинского, высказанные им по поводу одного знаменательного сна… Я приведу только немногие отрывочные мысли старца, относящиеся к теме настоящего письма: «Обширная пещера, слабо освещенная одною лампадою, может означать настоящее положение нашей Церкви, в которой свет веры едва светится; а мрак неверия, дерзко-хульного вольнодумства и нового язычества всюду распространяется, всюду проникает. Истину эту подтверждают слышанные мною слова: “Мы переживаем страшное время” Слова “Мы доживаем седьмое лето” могут означать время последнее, близкое ко времени антихриста… Настоящему времени особенно приличны апостольские слова: “Дети, последняя година есть. И якоже слышасте, яко антихрист грядет, и ныне антихристи мнози быша: от сего разумеваем, яко последний час есть”» (1 Ин. 2, 18).

Продолжая высказывать свои мысли по поводу сновидения, преподобный Амвросий говорит: «Если и в России, ради презрения Заповедей Божиих и ради ослабления правил и постановлений Православной Церкви, и ради других причин, оскудевает благочестие, тогда уже неминуемо должно последовать конечное исполнение того, что сказано в Апокалипсисе святого Иоанна Богослова».

«Таково мнение о современном состоянии христианского мира одного из величайших столпов Православной Церкви, и, как нетрудно видеть, мнение, свидетельствующее о близости “исполнения времен”, угрожающего миру пришествием антихриста в не столь уже отдаленном времени», – писал святой мученик Михаил Александрович Новоселов в 1923 году.

Безусловно, кончина мира – это не одномоментный акт, а исторический процесс. Насколько человечество отдаляется от Бога, настолько приближается оно к извечному Его врагу и своей погибели. Люди становятся все более терпимы ко всему, что приуготовляет и подталкивает мир к окончательной катастрофе, к его концу. Подобно тому, как с возрастом ветшает и наполняется болезнями человеческое тело пред кончиной его, так созревает в своей греховности человечество.

Антихрист мгновенно не появится, а будет выдвинут на престол мировой власти массами людей, отступившими от Духа Христова – Духа Истины и Любви. Святитель Игнатий Брянчанинов отмечает: «Отступлением от Христа человечество приготовит себя к принятию антихриста. Примет его в духе своем. В самом настроении человеческого духа возникнет требование приглашения антихриста, сочувствие ему, как в состоянии сильного недуга возникает жажда к убийственному напитку… Антихрист будет логичным, справедливым, естественным последствием общего нравственного и духовного направления человеков».

И хотя самого антихриста мы не видим, но дух его, о котором пишет святой апостол и евангелист Иоанн Богослов (1 Ин. 4, 3), уже господствует в мире. Согласно глубочайшей мысли святителя Игнатия, в полном соответствии с учением святых отцов Православной Восточной Церкви, принятие этого пагубного духа влечет за собою отречение от Христа и поклонение антихристу, даже если сам «сын погибели» (2 Фес. 2, 3) не присутствует в мире!

И. Глазунов. “Христос и антихрист”

«Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей…» (1 Ин. 2. 15); «Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иак. 4, 4), – ясно говорит нам Слово Божие. К сожалению, в наши дни дружба с миром и любовь к нему стали обычным явлением в среде православных христиан, пытающихся служить сразу двум господам.

В этом мире Церковь Христова всегда должна быть странницей, проходящей мимо его мнимых красот и соблазнов. «Царство Мое не от мира сего» (Ин. 18, 36), – учит Сам Господь и Спаситель наш Иисус Христос. Благоденствие и комфорт лишают Церковь неземного огня. Тогда она не выполняет своего предназначения: перестает быть воинствующей, которая сражается с силами погибели. Если она перестает обличать ложь и зло, она перестает служить Истине. Так теряет она свой надмирный характер. Болезнь эта имеет очень древние корни. Внешний расцвет и мнимое благополучие земной Церкви всегда несли великую опасность утраты духа истинного христианства.

В наши дни, когда построение царства антихриста вступает в решающую фазу, необходимо проявлять особую осторожность в духовной жизни и внимательно отслеживать знамения времен. Действуя «со всяким неправедным обольщением» (2 Фес. 2, 10) предтечи и слуги «сына погибели» делают все для того, «чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф. 24, 24). Как это ни печально, но многих уже прельстили, а ведь Сам Господь наш Иисус Христос предупреждает нас: «Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас» (Мф. 24, 4) и «Бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет» (Мф. 24, 42).

Валерий Павлович Филимонов, русский писатель, академик Православного богословского отделения Петровской академии наук и искусств

Молитвенник о России: к 10-летию упокоения отца Иоанна (Крестьянкина)

Судьба архимандрита Иоанна (Крестьянкина) -это судьба России в XX веке со всеми ее трагедиями и искренней надеждой на духовное возрождение.

11 апреля 2000 года в Псково-Печерской обители, одном из самых величественных монастырей Русского Севера, не закрывавшимся даже в советские годы, ощущалось небольшое смятение. Даже седобородые старцы, для которых, казалось бы, в этом мире уже не может быть ничего нового, были искренне удивлены. В тот день самый умудренный и почитаемый среди них -архимандрит Иоанн (Крестьянкин) отмечал 90-летие. Для монаха — это не повод к обильному застолью, но возможность, воздохнув о своих грехах (даже у святых они есть), помолиться обо всех нас.

Но, как рассказывают очевидцы, был удивлен и сам отец Иоанн. Прежде претерпевавший от мирских властей в основном лишения и унижения, он получил поздравление от… нового Верховного правителя Земли Русской — буквально накануне избранного президентом России Владимира Путина. Поздравительные слова разительно отличались от сухих посланий, которые, подчас практически «под копирку», составляют референты власть предержащих:

«Ваша жизнь — пример подлинного подвижничества и истинного служения Русской Православной Церкви, стремления к укреплению веры и духа нашего народа. Вас знает и любит вся православная Русь. Ведь во многом благодаря таким Наставникам, как Вы, Россия возвращается сегодня к своим духовным и нравственным корням».

Казалось бы, еще вчера к Церкви светские руководители относились снисходительно, даже пренебрежительно. А «позавчера» делали все, чтобы к 1980 году «показать по телевизору последнего попа». Слава Богу, показать не получилось ни «последнего», ни «предпоследнего». Напротив, в годы «застоя» люди стали все меньше страшиться зайти в храм, а потому в той же Псково-Печерской обители порой можно было встретить и «партийных», оправдывавших свою тягу к вере интересом к древнерусскому искусству и тем, что «Православие — это народный обычай».

Примерно в эти годы, по совету крестной, в Псковские Печоры впервые приехал только становившийся на путь воцерковления выпускник сценарного факультета ВГИКа Георгий Шевкунов (ныне — настоятель московского Сретенского монастыря епископ Бронницкий Тихон). Вот как рассказывает об этом владыка в своей, уже ставшей легендарной, книге «Несвятые святые»:

«Я впервые увидел архимандрита Иоанна (Крестьянкина) в 1982 году, когда приехал в Псково–Печерский монастырь. Тогда, кажется, он не произвел на меня особого впечатления: такой очень добрый старичок, весьма крепкий (в ту пору ему было только семьдесят два года), вечно куда–то спешащий, даже суетливый, неизменно окруженный толпой паломников. Другие насельники монастыря выглядели гораздо строже, аскетичнее и даже солиднее <…>

Пока со временем до нас не стало доходить, что отец Иоанн на самом деле — один из очень немногих людей на земле, для которых раздвигаются границы пространства и времени, и Господь дает им видеть прошлое и будущее, как настоящее. Мы с удивлением и не без страха убедились на собственном опыте, что перед этим старичком, которого недоброжелатели насмешливо именовали «доктором Айболитом», человеческие души открыты со всеми их сокровенными тайнами, с самыми заветными стремлениями, с тщательно скрываемыми, потаенными делами и мыслями. В древности таких людей называли пророками. У нас в Православной Церкви их именуют старцами…»

При этом сам отец Иоанн, уже при жизни совершавший чудеса и исцеления (и особенно часто предвидевший будущее), никогда старцем себя не называл. «Какие старцы?! Мы в лучшем случае опытные старички», — смиренно отвечал он восторженным почитателям, которые редко прислушивались к словам батюшки и порой рассказывали о нем всевозможные небылицы. Байки, искажавшие подлинный облик этого подлинно святоотеческого пастыря, в годы богоборческих гонений перенесшего немало страданий (включая несколько лет тюрем и лагерей), но сохранившего все благодатные дары, данные ему при крещении в далеком 1910 году, а также таинствах диаконского и священнического рукоположения в победном 1945-м.

Около 40 лет провел архимандрит Иоанн в Псково-Печерской обители, которая за эти годы у многих стала ассоциироваться именно с ним. Сложно сказать, кто именно посоветовал в апреле 2000-го Владимиру Путину, новоизбранному главе государства Российского, поздравить старца с юбилеем. Но факт остается фактом: несколько месяцев спустя, в августе того же года, в ходе первого визита президента в Псковскую область, Путин заехал в Псково-Печерский монастырь, где 40 минут наедине беседовал с отцом Иоанном в его скромной келье.

Можно только гадать, на что тогда благословил старец правителя. Главное то, что сам отец Иоанн всю свою земную жизнь горячо молился о духовном возрождении нашей страны. А потому православные христиане нисколько не сомневаются: старец и сегодня, спустя 10 лет после своей блаженной кончины, продолжает молиться «о Богохранимой стране нашей, властех и воинстве ея».

Цитаты из проповедей архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

«…Чтобы нам с вами быть истинно православными христианами, надо иметь живое и постоянное общение с Православной Церковью в ее молитвах, учении, Таинствах, надо знать свою веру, изучать ее, проникаться и жить ее духом, руководствоваться ее правилами, заповедями и уставами. А главное — необходимо постоянно восстанавливать в себе глубоким покаянием образ истинно православного христианина по примеру святых Божиих людей, живших во все времена». (2/15 марта 1992 года)

«…Покаяться — это значит переменить грешные мысли и чувства, исправиться, стать другим. Хорошо осознать свои грехи, почувствовать тяжесть грехопадения. Но взамен оскверненной жизни, изглаживаемой Господом Иисусом Христом в покаянии, нужно начать создавать новую жизнь, жизнь по духу Христову. Необходимо возрастание, духовное восхождение «от силы в силу», как бы по ступеням лестницы». (23 марта/5 апреля 1992 года)

«Вот мы теперь живем суетно, у нас нет внимания, чтобы увидеть в своей жизни следы Промысла Божия, у нас нет разумения понять, что же хочет от нас Господь в данных нам обстоятельствах жизни. А все это потому, что мы забываем о единственной цели земного бытия, о том, что оно — только путь в вечность. Мы забываем и часто становимся дерзкими богоборцами, противниками Божиих определений о нас, не принимая непреложной истины, что единственно крестным подвигом жизни человека начертывается его путь во спасение — в блаженную вечность. Только узкие и тесные врата ведут в Царство Небесное». (25 января/7 февраля 1993 года)

«Быстротечная река времени стремительным потоком несется в вечность. И только Святая Церковь и праздники Божии на какое-то мгновение приостанавливают это движение, как бы отсчитывая время. И вся наша жизнь, от рождения до исхода из нее, отражается в этом годичном круге, напоминает и зовет: «Познай себя, всмотрись в себя, человече. Кто ты, как живешь, и что ждет тебя впереди? Ведь и ты вместе с этим потоком времени несешься к безвремению, к вечности». И так каждый день, каждый год». (28 февраля /13 марта 1994 года)

Высказывания архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

«Развитие греха и искажение жизни происходит постепенно: начинается с помрачения ума (чтобы ум был светел, надо ежедневно читать Святое Евангелие и видеть жизнь и оценивать в свете Евангельских истин), за сим следует расслабление воли, и покатился снежный ком греха, растет и растет, пока тебя не раздавит. За расслаблением воли следует искажение совести, когда все видим в искаженном свете, и получаем за все растление тела…»

«…Настало такое время, что только скорбями и спасается человек. Так каждой скорби надо в ножки поклониться и ручку облобызать…»

«И болезни — попущение Божие — споспешествуют благу человека. Они притормаживают наш безумный бег по жизни и заставляют призадуматься и искать помощи. Как правило, человеческая помощь бессильна, истощается очень быстро, и человек обращается к Богу…»

«…Путь спасения во все времена один, и начертан он для нас в Святом Евангелии. И нет препятствий для желающих спасаться во все времена, ибо желающих ведет по пути спасения Сам Спаситель. Нам же только искренно желать идти вослед Христа».

«Время, в которое привел нам жить Господь, наисмутнейшее, — смущение, смятение и неразбериха колеблют непоколебимое, но это еще не конец. Впереди еще более сложные времена. Бездумно ныне жить нельзя. И не забывайте, чадца Божии, бессильно зло, мы вечны, с нами Бог. У Бога нет забытых людей, и Промысл Божий зрит всех. Миром правит Бог, только Бог и никто другой».

Из завещания архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

«…Дорогие мои, чадца Божии! Верьте Богу, доверяйтесь Его всегда благой о нас воле. Приимите все в жизни, и радость, и безотрадность, и благоденствие, и злоденствие, как милость и истину путей Господних. И ничего не бойтесь в жизни кроме греха. Только он лишает нас Божия благоволения и отдает во власть вражьего произвола и тирании. Любите Бога! Любите любовь и друг друга до самоотвержения. Знает Господь, как спасать любящих его».

Из воспоминаний протоиерея Михаила Правдолюбова об архимандрите Иоанне (Крестьянкине):

«Где-то в середине 80-х годов началась первая смута о номерах. Тогда это были не ИНН, а новые пенсионные документы. Нужно было заполнять какие-то анкеты, в которые требовалось вписать определенный номер, в каждой анкете свой. Начали говорить о печати антихриста и о недопустимости заполнения таких анкет. Меня постоянно спрашивали, как к этому относиться. Я считал, что ничего особенного в этом нет, но хотелось узнать мнение отца Иоанна.

В одну из своих поездок в Печоры я подробно изложил отцу Иоанну все то, что смущает людей. Отец Иоанн мне лично отвечал так. Никаких номеров бояться не нужно. Цифры — всюду: на часах стоят цифры, на документах, на страницах книг, где их только нет! Так что же теперь их бояться? Бояться нужно не цифр, чисел и номеров, а нужно бояться греха, который мы совершаем, особенно соблазнов последнего времени. Если мы с легкостью поддаемся этим соблазнам, если с легкостью грешим, то дух антихристов действует в нас, незаметно для нас самих печать антихриста, которую так все боятся, может уже на нас стоять!

Когда же появилось смущение об ИНН, я спросил также и об этом. Отец Иоанн ответил мне, дескать все, что было сказано им о пенсионных документах, следует отнести и к ИНН: никаких номеров бояться не нужно!”

«В конце 80-х годов отец Иоанн говорил о нашем времени как о времени бескровного мученичества. «Вы — бескровные мученики, — говорил он. — А дальше будет еще труднее. Ваше время тяжелее нашего, и вам можно только посочувствовать. Но мужайтесь и не бойтесь! Сейчас везде смущение, смятение и неразбериха, а будет еще хуже: перестройка, перестрелка, перекличка. Наступит время тяжелого духовного голода, хотя на столе все будет»…”

Версия. Президент и пророчества о царском венце.

Тайна Путина, быть может, открылась старцу Иоанну Крестьянкину, к которому Путин приезжал в Псково-Печерский монастырь и провёл несколько часов беседы. Содержание беседы осталось неясным. Но по косвенным признакам можно догадаться, что Президент спрашивал старца о своем предназначении. О своей судьбе. Он спрашивал старца, почему именно ему, никому не известному разведчику госбезопасности, дана в управление такая страна?

Свершил государственный муж Владимир паломничество к пророку Иоанну ровно на рубеже веков и тысячелетий… То есть, говоря современным языком, в 2000 году Путин посетил Псково-Печерский монастырь и провел несколько часов, беседуя со старцем архимандритом Иоанном (Крестьянкиным) в его келии. (В этом же 2000 году, если помните, был основан и РОСТ.)

Подвижника Иоанна Россия почитала великим провидцем уже при жизни. Старец помнил еще царскую власть. И он благословил Путина во власть. И это было благословение, пишут, Феодоровской иконой Богородицы. Словами же «Гряди с Богом»!

Нынче правит бал скептицизм (хорошо это или плохо) и поэтому любой прежде прочего норовит спросить: так, всё понятно… ну, а на самом деле-то чего было? Да и кто есть кто вправду? И т.д.

По поводу последнего вопроса заслуживают внимания свидетельство архимандрита Тихона (Шевкунова) об Иоанне, и рассуждение Александра Проханова о Владимире. Они приведены ниже.

ПРОРОК

Сказанное об отце Иоанне в книге архимандрита Тихона «Несвятые святые» (2011) есть, именно, СВИДЕТЕЛЬСТВО. Потому что автор этой книги (очень откровенной, между прочим – не всякому церковному начальству понравится), монах Псково-Печерского монастыря, знал старца Иоанна лично начиная с 1982 года.

К этому старцу шли со всей России. Точнее, в те времена – со всего Советского Союза. И советской власти такое наглядное свидетельство серьезнейшей роли в народной жизни гонимого и «опекаемого» ее органами духовенства весьма не нравилось.

Почему к Иоанну шли? Потому что, цитирую книгу Тихона, «были убеждены, что в его лице Господь послал им истинного старца, знающего волю Божию… Это мы поняли далеко не сразу. Вначале казалось, что батюшка просто старый и очень мудрый человек. И за этой житейской мудростью к нему и съезжается народ со всех концов России. И лишь позже мы с изумлением открыли для себя, что все эти тысячи людей ждали от отца Иоанна вовсе не мудрого совета. Советчиков от человеческого опыта на свете немало. Но люди, появлявшиеся перед отцом Иоанном, как правило, в самые трагические, переломные моменты своей судьбы, хотели услышать от него не то, как им поступить мудро, а то, как им поступать единственно правильно. Собственно говоря, этим — познанием воли Божией — старец и отличается от всех остальных людей. Даже от прославленных мудрецов, интеллектуалов-богословов, даже от самых замечательных опытных священников»!

Такой вот, например, эпизод приводится Тихоном во свидетельство. Женщина, держа трехлетнего малыша на руках, проталкивается к Иоанну:

— Батюшка, благословите ребенка на операцию! Врачи велят срочно, в Москве.

Старец откликается тут же:

— Ни в коем случае! На операционном столе он умрет. Молись, лечи его, но операцию не делай ни в коем случае. Тогда выздоровеет.

И перекрестил младенца».

Вот такую взял старец на себя ответственность при сотне свидетелей. А если бы младенец умер без операции? Газеты Союза хором бы написали про мракобесие попа, стоившее жизни… но даже не в этом дело! Грех ведь какой тяжелый лег бы на душу старца, если бы…

Да только для Иоанна не было никаких «если». Он слышал Божию волю. Ее и передавал. И всё.

Еще один эпизод, приводимый книгою Тихона во свидетельство этой нечеловеческой уверенности пророка, который, по словам автора, «говорил как имеющий власть от Бога».

«Вместе с молодыми монастырскими иеромонахами мы, уже облачившись, ждали акафист в древнем пещерном алтаре Успенского собора. Вдруг к нам подошел отец Иоанн… Он показался мне каким-то необычным — сосредоточенно-строгим. Не говоря ни слова, батюшка взял меня за руку и подвел в центр алтаря, к престолу. Здесь он сделал три глубоких поклона… Потом, обратившись ко мне, он произнес:

— А теперь слушай волю Божию…

Никогда до этого я не слышал от отца Иоанна подобных слов.

— Ты вернешься в Москву и сразу же пойдешь к Патриарху всея Руси,— объявил мне отец Иоанн.— Проси Святейшего, чтобы он благословил создание подворья Псково-Печерского монастыря в Москве: ты будешь строить это подворье.

Я не знал, что и сказать!.. С одной стороны, было отчетливо ясно, что вот сейчас, в эту самую минуту, меняется моя жизнь. И в то же время умом я понимал, что сказанное батюшкой осуществить совершенно нереально.

— Батюшка, — проговорил я, — но это невозможно!.. Святейший совсем недавно объявил, что в Москве не будет открыто ни одного подворья епархиальных монастырей. И настрого запретил даже обращаться к нему с подобными просьбами!

Но Иоанн даже бровью не повел.

— Ничего не бойся! — сказал он. — Иди к Патриарху и передай то, что я тебе сказал. Святейший все сделает по твоему слову. А затем… тебе предложат на выбор несколько храмов. Первый не бери! Второй согласись посмотреть, но, если будет большой и знаменитый – тоже не бери. На третий же тогда соглашайся сразу.

Отец Иоанн никогда не бросался великими и страшными словами, такими как «я скажу тебе волю Божию». Ни раньше, ни потом я таких слов от него не слышал. Поэтому воспринял сказанное мне более чем серьезно и, превозмогая страх, решил исполнить все точно, как сказал старец.

В Москве я, с замиранием сердца, слово в слово передал Патриарху всея Руси, что наказал мне батюшка. К моему удивлению, Святейший тут же поручил Владыке Арсению (Епифанову) и протоиерею Владимиру Дивакову заняться подбором храма для подворья».

И дальше в книге Шевкунова рассказывается, что эти владыка и протоиерей подбирали и предлагали. От первого предложения – Покровский монастырь – Тихон сразу же отказался, памятуя реченное Иоанном. Как и от второго: Измайловский собор показался Тихону «слишком великолепным». Третье же – Сретенский монастырь – было немедленно принято иереем, послушным Слову, переданному ему через пророка Иоанна.

Но вот о чем в книге Тихона НЕ написано. Принять-то принял, а вот реально войти во Сретенский у него получилось лишь с помощью прихожан-казаков. Потому что в 1993 году настоятелем Сретенского собора был Георгий Кочетков, который не монашескую жизнь восстанавливал, а возглавлял братство «Сретение», представлявшее собой на деле модернистскую секту. И освобождать место братство не собиралось, обосновывая свое противление как раз прошлыми категорическими высказываниями Патриарха против подворий.

Благословенна проявленная Тихоном решительность в исполнении слова пророка! Не будь ее – до сих пор, может быть, была бы укрепляема сeкта модернистов стенами одного из древнейших монастырей. А что собой представляло «братство» сие на деле? Московская богословская комиссия 2000 года под руководством протоиерея Сергия (Правдолюбова) пришла к следующему выводу: «В своём учении священник Георгий Кочетков отступает от Православия. Оно не соответствует утверждённому Вселенскими Соборами Никео-Цареградскому Символу веры. Свящ. Георгий Кочетков отступает не только от Святого Православия, но и от учения большинства других христианских конфессий, в которых Христос признаётся Сыном Божиим, воплотившимся от Пречистой Девы Марии и ставшим Человеком, тогда как у свящ. Георгия Кочеткова человек Иисус из Назарета становится Сыном Божиим будто бы лишь по усыновлению. Непризнание Господа нашего Иисуса Христа Сыном Божиим Единосущным Отцу, непризнание Святого Духа Господом, Лицом Святой Троицы, Единосущной и Нераздельной, делает вероучение свящ. Георгия Кочеткова неправославным. Святоотеческое наследие в книгах свящ. Георгия Кочеткова либо остаётся невостребованным, либо подвергается критике. Вековые традиции Русской Православной Церкви, её дух чужд свящ. Георгию Кочеткову и его последователям. Наоборот, ему близок дух общинности протестантского типа».

То есть, короче и прямей говоря, священнику Кочеткову был близок дух «ерeси жидовствующих», как определили дух этот православные церковные соборы 1488, 1494 и 1504 годов. Сравните: «Ересь была занесена в 1471 году евреями и состояла в следующем. Отрицая догмат Пресвятой Троицы жидовствующие учили, что Иисус Христос есть не Бог, а простой человек, которого распяли они, евреи, и который будто б истлел во гробе» (ЖИТИЯ СВЯТЫХ, изложенные по руководству Четьих-Мней св. Дмитрия Ростовского 1908 года, переизданные в 1993 Введенской Оптиной Пустынью. С. 456). Подробней о борьбе с ересью жидовствующих можно почитать в книге «Исконный Триглав II». (Также см. статью Ветхий Завет как прокрустово ложе Нового Завета).

В Ростовском списке XVI века чиноположения Недели Православия вот как провозглашается на жидовствующих анафема: «Алексей протопоп и Денис поп с детьми, и диакон Иван Волк Курицын… и вси их единомысленники – новые жидове, отвергшиеся Православныя и непорочныя веры Христианския и учившихся от жидов, и тех скверную и треклятую жидовскую веру восприимших, и многи души Христиански прельстивших и сведших в погибельный той ров, да будут проклятии!» (Анафема. История и XX век. Составитель Петр Паламарчук. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 1998. С. 195).

Знаково, что в 1998 году Сретенский монастырь переиздал сей древний православный текст, анафематствующий учение, подобное тому, что исповедовали отступники, обосновавшиеся в стенах этого самого монастыря в 1993-м. В 2001 же году иерей Кочетков отрекся от своего учения, близкого по духу измышлениям того средневекового диакона Курицина, покаялся.

В чем состоит корень зла ересей средневекового Курицина, его современного воплощения Кочеткова, их античного предтечи Евиона и прочих? Этот корень определен в заключении московской богословской комиссии 2000 года, которое процитировано выше, а именно: «НЕПРИЗНАНИЕ Господа нашего Иисуса ХРИСТА Сыном Божиим ЕДИНОСУЩНЫМ ОТЦУ, непризнание Святого Духа Господом, Лицом Святой Троицы, Единосущной и Нераздельной, ДЕЛАЕТ ВЕРОУЧЕНИЕ свящ. Георгия Кочеткова НЕПРАВОСЛАВНЫМ».

Непризнание Христа единосущным Отцу делает вероучение неправославным. Поэтому святой равноапостольный Константин Великий на первом же православном христианском Вселенском соборе вписал это слово — ЕДИНОСУЩНЫЙ — в Символ веры поныне признаваемый первоосновой христианства всеми христианами мира. Этим увенчалась победа скифской богословской школы над еретической антиохийской, о чем я подробно говорю в книге «Богослов, который сказал о Боге лишь одно слово» (2009).

Едва ли, правда, какая-либо современная официальная церковь ответит вразумительно на следующий вопрос: А почему непризнание Христа единосущным Отцу делает вероучение неправославным?

Ответ хранит Русская Северная Традиция: Потому что такое непризнание порывает с корнями древлеправославия славяно-скифского. Порывает с учением Галилейских Скифов. То есть — с ВЕЧНОзаветным исповеданием Великого Триглава, исконного Единобожия истинного, имеющего своей сердцевиной Тайну Три-Единства Всевышнего. Непризнание Сына единосущным Отцу подменяет апостольское учение вариациями ВЕТХОзаветного плоского — а потому ПСЕВДО — монотеизма. Вот это прекрасно понимал славяно-скиф (ардий) равноапостольный Константин Великий, будучи потомственным посвященным в Русскую Северную Традицию…

Но возвратимся к теме. Сумел пророк Иоанн предсказать однажды и воскресение из мертвых. (Причем сей воскресший столь поразил рассказом о виденном по Ту Сторону, что был удостоен с принятием схимы имени Мелхиседек.)

Вот как рассказывает об этом случае книга Тихона: Однажды, выйдя из монастырской столярной мастерской, игумен Михаил «почувствовал себя столь плохо, что, как рассказывают очевидцы, там же упал и — умер. На взволнованные крики свидетелей несчастья прибежали несколько монахов, среди которых был и отец Иоанн (Крестьянкин). Отец Михаил не подавал никаких признаков жизни уже столь долго, что все собравшиеся в печали склонились над, как они были всецело уверены, новопреставленным. И вдруг отец Иоанн сказал:

— Нет, это не покойник. Он еще поживет!

И стал молиться. И по свершении той молитвы недвижимо лежавший открыл глаза… ожил»!

Это всего лишь несколько, подчеркнем, свидетельств из ряда приводимых книгою Шевкунова о старце, паломничество ради долгой уединенной беседы с которым совершил Путин.

ПРЕЗИДЕНТ

Если скептик вдруг дочитал до этого места, то тут он, пожалуй, скажет что-нибудь вроде: Владимир Путин это фигура… неоднозначная.

Что же, характеристики, даваемые разными людьми Президенту России, действительно весьма и весьма неоднозначны и даже, подчас, полярно противоположны между собой. Причем благословения и проклятия имеют в виду, как правило, ту или иную отдельную сторону деятельности этого политика.

Попыток же какого-то рассуждения, какого-то анализа в целом – совсем немного. Одну из таких предпринял месяц назад Александр Проханов, коего и цитируем ниже:

«В окружении врагов-соратников, под бдительным контролем оккупантов, насадивших невидимые «оккупационные комендатуры» в политике, экономике, культуре, информационной сфере борьба носит противоречивый характер, со взлётами и падениями, и её неровный график определяется невидимыми столкно- вениями Путина с ближайшим окружением, экономическими и политическими обстоятельствами, непомерным внешним давлением.

В этом сражении много тайного, конспирологического. Поэтому сам Путин по-прежнему является тайной. Он носит маску, защитный доспех, отбрасывает сразу несколько теней, иные из которых достоверней, чем он сам. Он плейбой. Он член закрытых мировых клубов. Он журавль и уссурийский тигр. Он сталинист. Он поклонник Столыпина. Он тайный русофил. Он тот, кто стоит в кипе. Он тот, кто летит в истребителе над разгромленным Грозным.

Тайна Путина, быть может, открылась старцу Иоанну Крестьянкину, к которому Путин приезжал в Псково-Печерский монастырь и провёл несколько часов беседы. Содержание беседы осталось неясным. Но по косвенным признакам можно догадаться, что Президент спрашивал старца о своем предназначении. О своей судьбе. Он спрашивал старца, почему именно ему, никому не известному разведчику госбезопасности, дана в управление такая страна? Что случилось в мире такого, если эта таинственная коронация на русскую власть состоялась?

Ибо он не сражался за эту власть. Он не принадлежал к политическим станам, группировкам, которые стремились ворваться в Кремль. Власть вложили ему в руки высшие силы. Ему хотелось понять, чего ждут от него эти силы, в чем его миссия. И, быть может, прозорливый старец указал ему эту миссию. Сбережение и воссоздание Великой России.

Путинское мессианство в том, чтобы разгромить метафизическую машину, уничтожающую русскую цивилизацию. Он воюет с Болотной площадью. Укрощает военный порыв, разгромивший Ирак и Ливию, громящий Сирию, приближающий к границам России мировую войну. Он возрождает русское оружие, ослабленное либералами, восстанавливает заводы и научные школы. Он обнародовал «евразийский проект» — эскиз будущей Евразийской империи.

«Великая Россия» — вот его тайна, его мечта, его крест. И, как знать, не окажется ли он распятым на этом кресте, и не окажется ли его мечта явлена ему сквозь кровавые слезы?

Вот почему ненавидят Путина. Выносят на либеральных митингах смертные приговоры. Совершают в сатанинских церквях заупокойные «чёрные мессы». Вот почему в русских монастырях служат о нем заздравные молебны, окружают защитным «поясом Богородицы».

Государство Российское — высшая святыня. Служение этой святыне — дело Божье. В этом деле — помогай тебе Бог, Владимир Путин!» (Александр Проханов, статья «Помогай тебе Бог, Владимир Путин!»)

ПРОРОЧЕСТВО

Понятно, что с таким видением, как у Проханова, согласны отнюдь не все. Мы тоже тут не со всем согласны. Едва ли, например, президент приходил к пророку за сведениями о СВОИХ судьбе и предназначении. Скорее – за пророчеством о судьбе и предназначении возглавляемой им ныне РОССИИ…

Конечно, потому как не было ничего заявлено участниками той келейной беседы о ее содержании – мы можем о нем лишь догадки строить. Чем попробуем и заняться…

Одно из важнейших пророчеств о судьбах и предназначении будущей России – это предсказание о восстановлении русской монархии. Русская Северная Традиция сохранила таковое пророчество. Как и предсказание насчет нынче длящегося затяжного междинастического переходного периода. Русская Северная Традиция сохранила их с очень и очень давних еще времен…

В последние же полтора века пророчества о восстановлении монархии хранимы и не только в лоне Русской Северной Традиции, слава Богу. Так точно и в лоне Церкви передают, надеются, исповедают предсказания старцев о нововоздвижении единовластия на земле русской! Даже официоз церковный не чуждается пока еще, вроде бы, такого исповедания, не открещивается.

Вот, например, пророчество владыки Феофана Полтавского, старца:

«Бог благоволил России дать то, чего ни одному народу на земле не давал… Народ обратится к покаянию, к вере. Произойдет то, чего никто не ожидает. Россия воскреснет из мертвых и весь мир удивится. Православие в ней возродится и восторжествует. Но будет уже не то, каким было прежде . Великие старцы говорили, что Россия возродится, сам народ восстановит Православную Монархию. Самим Богом будет поставлен сильный Царь на Престоле. Он совершит большие преобразования и у него будет сильная Православная вера. Он низринет неверных иерархов Церкви, он сам будет выдающейся личностью, с чистой, святой душой. У него будет сильная воля. Он придет из Династии Романовых по линии матери. Он будет Божиим избранником, послушным Ему во всем. Он преобразит Сибирь… Вскоре же затем будет то, о чем говорит Апостол Иоанн в Апокалипсисе».

Пророчество это приведено в книге «Духовник Царской Семьи. Святитель Феофан Полтавский (1874-1940)», выпущенной Братством Преподобного Германа Аляскинского (Платина, Калифорния) совместно с Российским отделением Валаамского Общества Америки по благословению Высокопреосвященнейшего Иоанна, Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского. Авторы Фома Бэттс и Вячеслав Марченко (М., 1994).

Об этом пророчестве Феофана говорил еще в 1991 году схимонах Антоний (Чернов), душеприказчик и келейник владыки Феофана: «Свидетельствовал владыка, что в последние времена в России будет монархия. Это вызовет во всем мире враждебную реакцию. Враги поползут на Россию яко прузи … Вот будет война, когда на Россию мир весь неразумный вооружится! Антихрист представит Россию как врага мира, ибо она объявит себя Православной, когда Православие в мире во всем, в безумном, уже исчезнет»!

Этому предсказанию вторят и пророчества блаженной Пелагеи Рязанской (1890-1966), которую называют русская Ванга: «Еще будет защитник Веры — Царь — умнейший человек… Готовится Самим Богом!» «Что капиталист, что коммунист, всяк о себе заботится… О народе только Царь заботится. Бог его изберет!» «Наше духовенство того не разумеют, как народ нуждается в молитве о даровании Царя — избранника Божиего! Они понимают, что нужен самодержавный покровитель истинной Веры». «Антихрист придет к власти и начнет гонение на Православие. И тогда Господь откроет своего Царя в России. Он будет царского роду и будет крепким защитником нашей Веры! Послужить этому Царю соберется множество народа со всей земли. Антихристовой власти он в России не допустит и сам даст отчет Богу за каждого своего верноподданного. Когда Господь даст нам этого умнейшего человека — жизнь будет хорошая!» «Антихрист объявится из Америки. И ему поклонится весь мир, кроме Царской Православной Церкви, которая сначала будет в России! А потом Господь подаст Своему малому стаду победу над антихристом и его царством»! (Альманах «Жизнь вечная» № 18 за 1996 г, статья Петра Глазунова «Угодница Божия Пелагея Рязанская»)

Если скептик совершил форменное насилие над собой и дочитал еще и аж до этого места – не избежать нам ехидничанья по поводу монархических убеждений. Начиная с недоброй памяти 1789 года (французская революция) и по сие время продолжается суматошный период всяческих нестроений. Он отразился на здравомыслии человечества, надо думать, не лучшим образом.

Сама идея монархического правления, например, нынче представляется среднестатистическому насельнику планеты Земля чем-то лишь из области музейных курьезов… делами давно минувших дней – преданьем старины глубокой… или же чем-то из фэнтезийных фильмов со спецэффектами да компьютерной графикой… А ведь на деле-то, полтора-два века на планете Земля – очень малый период по меркам историческим! А уж по метаисторическим – так и вовсе микронный.

Монархия же представляет собой столбовую дорогу тысячелетий. Точнее даже будет сказать – их десятков. Это как если бы вот ехал автомобиль цивилизации по трассе, ехал – да вдруг свалился в кювет. И вот сидящие в этом аварийном автомобиле думают: езда по трассе – древность музейная или фэнтезийные заморочки, а вот валяться в кювете перевернутыми колесами вверх – прогресс!

Так вот, пришло времечко как-то машинку-то цивилизации нашей земной из кювета вызволять. Да восстанавливать ее исконное и естественное положение покрышками к сцеплению с трассой. И ведь понимают уже нынче задачу эту такие люди, которые дают себе труд задуматься серьезно.

Фокин Сергей, например, философ и публицист: «Теперь уже совершенно ясно, что объединения людей здравого ума и совести будут происходить вокруг духовно развитых мирян-монархистов, вокруг священников-духовников, объединенных вокруг живых еще Старцев. Без монархической идеи законной власти и без религиозной основы противостоять сообществу сатанистов-сионистов-масонов, объединенных идеей мировой империи антихриста будет невозможно. Только с самых Высот выстроенная иерархия власти может противостоять власти тьмы, выстроенной так же в единую властную систему-пирамиду. Поэтому такое значение имеет в планах сатанистов разрушение Православной Церкви и Православной Веры. И если в их представлении официальная церковь уже разрушена, что недалеко от действительности благодаря вхождению многих епископов в масонские ложи, то Веру можем разрушить только мы сами. Как и связь с той истинной Церковью-Общиной, которую и «врата адовы разрушить не смогут». Связь мирян со священниками-духовниками, их связь со Святыми Старцами-Пророками, их связь с Иерархами Небесной Церкви составляет Единую Цепь Христианства или Церковь Христа и ее земную икону – Православное Царство во главе с Царем Православным» (Сергей Фокин, «Диверсия Три Шестерки», Проза.ру, 2012).

Итак, о чем же они беседовали, пророк и президент, попробуем это гадательно представить.

О том, что Великая Россия, КОТОРАЯ БУДЕТ ВЕРНА ЦАРЮ – она и составит «малое стадо», которому «Отец благоволил дать Царство» (Лк 12:32)? О грядущей третьей царской династии как оплоте против антихриста?

На чью главу будет возложена залежавшаяся без употребления по назначению корона царства Российского? Кто, взяв державу и скипетр, перепояшется страшным для врагов мечем царственным древних руссов?

Едва ли то будет лично Владимир Путин. Пророчества Русской Северной Традиции персонально на него никак в этом смысле не указывают. Но… Как это говорит Иоанн Богослов про Иоанна Крестителя? «Он не был свет, но , чтобы свидетельствовать о Свете» (Ин 1:8). Возможно, что история когда-нибудь скажет про Владимира Путина: он не был царь, но был послан, чтобы исправить пути для царя грядущего.

Согласно предсказанию РСТ, основоположником новой династии станет юный послушник. Он будет поначалу желать для себя подвижничества монашеского, почему и пойдет в послушники. Возможно, что и сейчас уже несет послушание при каком-то монастыре или старце. Однако Господь откроет ему через ведающего – принадлежащего к официальной церкви или нет – откроет, что его послушание будет угодно Богу иное многажды, нежели обыкновенное иноческое (ведь у основателя династии должны быть потомки). И крест, им несомый вослед Христу, крест этот его будет совсем особенный…

Отец Иоанн (Крестьянкин)

Добрый день, дорогие друзья. В сегодняшней воскресной беседе я бы хотел поделиться с вами воспоминаниями о праведнике нашего времени, о почившем старце всероссийском, о монахе, который подвизался в Псково-Печерском монастыре, о приснопамятном архимандрите Иоанне (Крестьянкине), который почил 5 марта 2006 года. Его называли «всероссийским духовником», его называли «Пасхальным батюшкой». Господь сподобил меня общаться с ним лично, бывать в Псково-Печерском монастыре и решать сложные духовные вопросы с ним в его келье и получать от него ответы в начале своего монашеского пути.

Сейчас вышли книги, рассказывающие о жизни отца Иоанна. Замечательная книга «Память сердца», написанная близким ему человеком, который всю жизнь был рядом с отцом Иоанном, рабой Божией Татьяной Смирновой. И другая книга, которая называется «Светлый старец. Отец Иоанн (Крестьянкин)». И вот под впечатлением этих книг, этих воспоминаний благодарных людей об отце Иоанне я бы хотел тоже поделиться с вами своими конкретными воспоминаниями и случаями для духовной пользы и назидания.

Я в 1989 году впервые встретился с отцом Иоанном. Приехал в Псково-Печерский монастырь и задавал ему конкретные вопросы о духовной жизни. Был такой вопрос: в какой мере мы должны сочетать в своей жизни духовную жизнь и послушание? Жизнь, послушание в монастыре или трудовую свою жизнь, как например миряне, – как им соотносить жизнь мирскую и жизнь духовную, какова должна быть их мера и взаимосвязь? И он рассказал образно, через притчу, какой должна быть наша жизнь.

Он сказал: «Вы знаете, однажды в России до революции был такой аттракцион: на ярмарку часто приезжал цирк, и в этом цирке были разные представления. И вот одно представление, один аттракцион назывался следующим образом: «Живой Петр I за 20 копеек». Была устроена палатка, в палатке была устроена огромная подзорная труба, заходил человек, и он начинал смотреть в эту подзорную трубу, чтобы увидеть живого Петра I. Обслуживающий персонал говорил: «Ну, настраивайте». Он настраивал. «Еще сильнее настраивайте». Он еще сильнее настраивал. И тогда, когда уже ничего не получалось, у него спрашивали: «Ну, что? Видишь?» – «Нет, ничего не вижу». И тогда ему говорили: «Ну, надо же! Чего захотел – живого Петра I увидеть за 20 копеек!». И вот на этом заканчивался аттракцион».

Может быть, конечно, этот вымышленный пример, но батюшка дальше растолковал и показал, что это означает. Он говорит: «Вот так и мы в нашей жизни – порой за 20 рублей или 20 копеек хотим увидеть живого Христа. Нет. Надо подвизаться, надо трудиться, надо жить напряженной духовной жизнью, потому что человек что посеет, то и пожнет: сеющий скудно – скудно и пожнет, сеющий щедро – щедро и пожнет».

И ответ отца Иоанна был созвучен с ответом, который есть в одном из наших Патериков. Когда один старец со своими учениками шел мимо засеянного поля, он увидел человека, который жнет на этом поле. Он подошел к нему и сказал: «Дай мне от твоей жатвы». И тогда этот крестьянин, обращаясь к старцу, говорит: «Авва, а ты что-нибудь сеял на этом поле, чтобы пожать?». – «Нет. Ничего не сеял». – «А если ты ничего не сеял, как же ты хочешь что-то с него пожать?». Старец отошел от него, и ученики отошли в смущении, пришли в свою обитель и задали вопрос своему учителю: «Скажи нам, а зачем ты спрашивал у него про жатву?». И тогда он сказал им: «Я это спросил ради вас. Чтобы вы увидели, что если вы в мирском ничего не посеяли, то вы ничего и не пожнете, а тем более и в жизни духовной». Если человек не будет подвизаться, не будет трудиться, не будет молиться, не будет любить храм, церковь, домашнее правило, келейную молитву, то вряд ли такой человек что-нибудь в своей жизни и пожнет.

Я ему однажды задал еще вопрос. Я был тогда в тот период времени экономом в Оптиной пустыни, и тогда только-только начинал восстанавливаться монастырь, а времена были – только что наступила оттепель, только-только начали говорить о вере после тысячелетия Крещения Руси, и нам даже не верилось, что вдруг можно всё восстанавливать, строить. Надолго ли это? Вот сейчас, когда мы это всё слышим, нам кажется это странным, а для нас… Мы пережили время атеистического безбожия.

Я ему задал такой вопрос: «Отец, а стоит ли вот сейчас всецело, с полной отдачей заниматься восстановлением порушенных святынь, монастыря? Не вернутся ли те времена опять? Может быть, заниматься только молитвой и так что-нибудь по мере сил делать, восстанавливая монастырь и храмы?». И тогда он сказал: «Вы знаете, мы должны восстанавливать храмы Божии, потому что их нам передали, в наши руки, и нас не поймут, если мы не будем их восстанавливать».

«И мы еще должны явить миру, – сказал он, – красоту православного духа через храмы, через фрески, через иконы, через святые мощи. Потому что порой людей внешних сначала поражает красота богослужения, красота храма, красота внутреннего его наполнения. Человек, может быть, еще не знает ни песнопений, ни Евангелия, ни церковнославянского языка, ни богослужебных текстов, но он уже душой чувствует, что это иное пространство, иное время, иная обстановка. Как о наших храмах говорят – это небо на земле».

В нашей святой обители, Оптиной пустыни, был послушником будущий митрополит Трифон (Туркестанов). И вот на его могильной плите, которая находится на Введенском кладбище у нас в Москве, есть такая надпись: «Дети, любите храм Божий. Храм Божий – небо на земле». Когда восстанавливалась Оптина пустынь, то, начиная с 1988 года, в нее начало приезжать очень много людей разного звания, сословия, разного положения и политического, и экономического. И мне часто приходилось встречать эти группы и делегации высокопоставленных чиновников, и я порой терялся: не знал, кто из них кто – кто такой мэр, кто такой председатель облисполкома, что такое верхняя палата, что такое нижняя палата, кто такой министр, а кто, так сказать, какой-то секретарь. Тогда было сложно в этом разобраться, потому что до этого у меня была семинария, была монастырская жизнь, и вдруг стало необходимо общаться со светскими людьми, которые рассказывали о каких-то политических событиях, о каких-то новостях, о которых у меня не имелось ни малейшего представления.

И я задал батюшке такой вопрос: «Отец Иоанн, вот мне по моему послушанию и по моему положению в монастыре – можно ли интересоваться какими-то новостями, благодаря средствам массовой информации, чтобы можно было общаться с этими людьми на их языке, и как-то понимая происходящую политическую и экономическую обстановку в стране?»

И тогда он мне ответил опять же образно, историей. Он говорит: «Вы знаете, батюшка, у нас в церкви был один знаменитый митрополит, который занимался общественной деятельностью и представлял нашу Православную Церковь за рубежом на разных конференциях, симпозиумах и прочих общественных встречах. И вот однажды он был на какой-то конференции, посвященной борьбе за справедливость, борьбе за мир во всем мире. Он представлял нашу Русскую Православную Церковь. Конференция прошла очень удачно, и после нее был дан званый обед. И вот после этого обеда, вернее, во время этого обеда им представили на трапезе 27 блюд – и вот до последнего блюда дошел только наш знаменитый митрополит.А почему? А потому, что когда подавались одни блюда, первые, вторые, третьи, то люди, еще не знавшие обстановки, налетели на первые блюда, которые подавались, а на последние, и даже на средние, у многих уже не хватило места в животе. А наш митрополит от каждого блюда вкушал понемножку и так дошел до последнего блюда».

И вот так отец Иоанн образно, через историю, через эту притчу показал, что не надо с такими подробностями, может быть, вникать в происходящую обстановку, но и священнослужителю, и человеку, который поставлен во главе или прихода, или обители, или церковной организации, конечно, надо разбираться в той обстановке, в которой мы живем.

Однажды я у него спросил и задал ему следующий вопрос: «Батюшка, Вы знаете, многие люди говорят, что сейчас сложное время, тяжелое положение, что у нас какая-то напряженная и тяжелая религиозная обстановка? И что, в общем-то, многие люди живут не Пасхальным духом, а некоторым духом уныния и пессимизма даже в религиозной жизни?». И тогда отец Иоанн сказал: «Вы знаете, я считаю, что у нас сейчас такая обстановка в церковной жизни (это был где-то 1990-91 год) – у нас сейчас открываются семинарии, академии, издается столько духовной литературы. У нас сейчас такая свобода в Церкви, которой не было никогда во все времена существования Русской Православной Церкви – ни до Священного Синода, ни при Священном Синоде, ни после него. Мы, можно сказать, купаемся в благодати».

Сказал ему про Москву: многие говорят, что Москва стала каким-то Вавилоном. И тогда он говорит: «Какой же это Вавилон, когда Москву называли «сорок сороков», и сейчас сколько в ней храмов, сколько открытых монастырей, сколько святынь, мощей и чудотворных икон – разве можно Москву с ее святынями называть «вторым Вавилоном»? Нет. По духу, это можно сказать второй Иерусалим».

Вот такой был духовный взгляд на нашу с вами духовную и религиозную жизнь. Он говорил: «Мы с вами сейчас купаемся в благодати. Потому что, если раньше человек должен был для диссертации написать какую-либо работу научную о церковной жизни, то сейчас, я думаю, что если он только перечислит наименования книг, которые сейчас издаются, хотя бы в общих чертах – ему уже только за это можно давать степень кандидата богословия». Если он перечислит только их наименования – книг, которых на тот момент было несколько тысяч.

Еще и такой вопрос я задал однажды отцу Иоанну: «Батюшка, скажите, как сочетать свое послушание: без конца с утра до вечера попечение о стройке, о восстановлении монастыря – суета сует в течение всего дня?». Я думаю, что такой же вопрос мог бы задать любой человек, с утра до ночи работающий, в заботах о прокормлении своей собственной семьи. И в общем-то, для молитвы, для духовной жизни выкраиваются какие-то минуты – или субботний и воскресный день.

И на это отец Иоанн ответил следующее: «Вы знаете, батюшка, наша жизнь должна быть похожа на торт «Наполеон» – тесто, крем, тесто, крем, а сверху пудра. Если наш торт будет состоять только из одного теста, то он будет невкусный. Если он будет состоять только из одного крема, то он будет слишком приторный. А если тесто будет слоями перемежаться с кремом – тесто-крем, тесто-крем, тесто-крем, а сверху пудра – тогда такой пирог будет сладкий. Тесто – это наши труды, это наши мирские попечения. Если вся наша жизнь будет состоять только из них, то такая жизнь будет несладкой. Если у нас будет только один крем, то есть только одна молитва с утра до ночи, что в нашей жизни фактически невозможно, то это тоже будет неправильно, да и не получится. А у нас всё должно быть гармонично и размеренно – наши труды должны переплетаться с молитвами. Причем не обязательно с продолжительными – можно с совсем краткими: «Господи, благослови. Господи, помоги. Господи, благодарю». «Отче наш». Молитва Иисусова. И так наши труды, перемежаясь и переплетаясь с молитвами – это и будет сладкий пирог для Христа».

Я спросил: «А что же такое пудра?». – «А пудра – это смирение. Потому что если труды и молитва будут без смирения, тогда, как говорили оптинские старцы, есть смирение – всё есть, а нет смирения – ничего нет».

И когда я говорил ему про сложные отношения среди людей, или среди собратий, или про тех духовных чад, которые тоже в семье испытывают какие-то проблемы из-за непонимания, или неуступчивости, или несговорчивости, он сказал: «Да, действительно, сейчас в наше время два слова стали как неподъемные и стопудовые гири». Я спросил у него: «Батюшка, а какие же это слова?». – «Это слова «простите» и «благословите», – он говорит. – Чего стоит, какая проблема и какой труд состоит в том, чтобы поднять трубку телефона и позвонить наместнику, и испросить благословения на то или другое дело – все поступают по своеволию, и все поступают самочинно».

А старец Амвросий Оптинский говорил: «Своя воля и учит, и мучит. Сначала помучит, потом чему-нибудь научит». И Авва Дорофей говорил, что словом «прости» упраздняются все козни дьявола. И поэтому нам бы почаще эти слова «простите» и «благословите» в своей повседневной жизни между братьями и сестрами, между родными и близкими в своей семье эти слова от души, с умом и с сознанием произносить. Если за этими словами будут следовать и дела, то многие проблемы могут быть в духовной жизни разрешены наилучшим, добрым и святым образом.

В разговоре с отцом Иоанном я однажды спросил у него относительно устава, потому что каждые службы и каждые требы в уставе и в требнике расписаны по полной программе, а когда они сочетаются все вместе… Вот какова мера этого соблюдения устава в нашей современной жизни и в наших обстоятельствах? И тогда он сказал: «Вы знаете, когда меня в 1945 году рукоположили в храме Рождества Христова, что в Измайлове, и я был молодым и начинающим священником, то на первой неделе получилось так, что отец настоятель заболел и должен был прийти только на воскресную всенощную. И я в субботу отслужил литургию, потом молебен, потом панихиду, потом покрестил, потом кого-то пособоровал. И так всё это совершил по полной программе, буква в букву, как было написано в требнике, и как был написано в уставе. И когда я зашел в алтарь, чтобы немножко передохнуть и присесть, вдруг увидел, что в алтарь зашел отец настоятель. И тогда он удивился, и глядя на меня, говорит: «Отец Иоанн, а ты уже здесь?» – «Да. Я уже здесь. Я еще и не уходил». И когда мы посмотрели на часы, то часы показывали без пятнадцати пять вечера, то есть, уже начиналось всенощное бдение. И вот так я с утра до вечера всё отслужил по полной программе, но потом у меня ко всенощной почти отваливались ноги. И вот так, – говорит он, – надо всё относительно устава соблюдать соразмерно и по обстоятельствам. Когда есть возможность, мы совершаем отдельные требы по полному уставу и по полной программе. Но когда всё это одно за одним, и когда один священник, конечно же, всё это надо делать по силам, и соразмерно же и с силами прихожан, и той духовной обстановкой, которая сложилась на приходе, потому что всё, как нам сказали святые отцы – всё красит мера».

Из истории Псково-Печерского монастыря известен такой случай, что в 2003 году в монастырь приехал Президент Владимир Владимирович Путин – и сорок минут беседовал один на один с отцом Иоанном в его келии. И я, когда был на похоронах отца Иоанна, в коридоре монастыря увидел фотографию Президента и отца Иоанна. И те насельники, кто был свидетелем этой встречи, рассказывают, что отец Иоанн после этой встречи был на подъеме, в очень радостном состоянии духа. То есть эта встреча наверняка подействовала на Президента, потому что отец Иоанн своей любовью, своей снисходительностью, своей глубокой мудростью, конечно, не мог не повлиять, не мог не поразить своей духовной глубиной этого человека. И мы знаем, и я был свидетелем, что в день кончины, вернее, в день отпевания отца Иоанна было зачитано и слово соболезнования от Президента, потому что он лично знал этого человека, этого знаменитого старца, этого, можно сказать, всероссийского духовника.

И когда мы после похорон, которые были 7 марта 2006 года, возвращались обратно в Москву, мы ехали с одним священником. Я спросил у него: «Батюшка, а у тебя есть какие-то личные воспоминания об отце Иоанне?». И он сказал: «Да. Редко была возможность ездить к отцу Иоанну, где-то приблизительно раз в год во время отпуска. И я у него спросил: «Батюшка, но ведь не всегда бывает возможность у вас конкретно спросить благословения в той или иной затруднительной ситуации. Вот когда нет такой возможности с Вами пообщаться и у Вас спросить – с кем Вы благословите советоваться в тяжелых жизненных духовных ситуациях?». И он сказал мне: «Знаете, батюшка, советуйтесь с тремя: с вашим умом, с вашей душой и с вашей совестью. И вот когда они все будут согласны, тогда так и поступите, как они Вам подскажут. Конечно, перед этим благословясь у Господа»».

Вот так и мы, дорогие браться и сестры, в своей жизни по возможности должны найти духовника, того священника, с которым бы мы решали свои духовные проблемы. И все святые отцы говорят – кто с молитвой и со смирением поищет, тот обязательно найдет. Была бы только искренняя вера, доверие и послушание своему приходскому священнику, который со временем может стать духовником, может стать духовным руководителем по жизни. Так же как и участковый врач помогает человеку выбираться и поправляться в своем болезненном физическом состоянии, вот такова роль и духовника в жизни – помогать человеку находить Христа, помогать человеку жить евангельскими заповедями.

И поэтому вам, дорогие братья и сестры, от всей души советую в своей жизни обязательно, и может быть в ближайшее время, если будет такая возможность, приобрести книги об отце Иоанне, особенно его письма, его жизнеописание.

И я думаю, что за его святые молитвы светлый образ отца Иоанна, его советы и наставления безусловно помогут нам разобраться в тяжелых моментах нашей с вами духовной жизни, помогут нам найти ответы на те многочисленные вопросы, которые встречаются на нашем с вами духовном жизненном пути. Потому что его жизнь, его духовный опыт был проверен многим трудом, многими святыми отцами, многотрудной монашеской и священнической молитвенной жизнью. И за молитвы отца Иоанна, благодаря его светлой памяти, его духовному опыту, надеемся, что и мы найдем правильный и верный путь к исполнению святых Христовых заповедей.

Аминь.

  Каталог

Пророчество о России недавно умершего старца Псково-Печерсокого монастыря арихимандрита Иоанна Крестьянкина

1.Письмо иеромонаха Иоанна
2.Пророчество архимандрита Иоанна (Крестьянкина)
3.Ответ Евграфа Дулумана иеромонаху Иоанну

1.Письмо иеромонаха Иоанна.

—— Original Message ——

From : Иоанн Ридигер*

To: duluman@………

Sent: Manday, July 03, 2006 1:56 PM

Subject: / Пророчество о России

*Имя и фамилия по понятным причинам изменены.

Уважаемый Евграф Каленьевич!

Получил и прочитал дважды посланное на мой адрес Ваше письмо. Да, действительно, надо все свои дела решать самому. Остается следовать церковному призыву: «Христос терпел и нам велел». Да и Вы ничего другого, по сути, мне не советуете.

А дела среди монастырськой бартии идут своим чередом. 5-го февраля, в воскресенье утром, на 96-м году жизни скончался Ваш бывший соученик по Московской Духовной Академии архимандрит Иоанн (Крестьянкин), знаменитый старец, насельник Псково-Печерского монастыря . Церковное начальство готовится к провозглашению Вашего соученика святым. Вы его помните? Что Вы можете сказать о нем. Я читал сборник его переписки с верующими. А Вы читали? Среди поклонников страца Иоанна из уст в уста передается его пророчество о будущем России и русского народа. Вот часть из его пророчества:

2.Пророчество архимандрита Иоанна (Крестьянкина).

— В Новом завете место ветхозаветного еврейского народа занял народ русский. После свершения всех библейских пророчеств над евреями, библейские пророчества начали исполняться над русскими. Обновляя пророчества Даниила о тысяча двести девяносто и тысячу триста тридцать пять дней и ночей (Даниила, 12:11-12), которые уже исполнились, святой Иоанн Богослов в своем Откровении пишет:

» И дам двум свидетелям Моим, и они будут пророчествовать тысячу двести шестьдесят дней и ночей, будучи облечены во вретище. Это суть две маслины и два светильника, стоящие пред Богом земли. И если кто захочет их обидеть, то огонь выйдет из уст их и пожрет врагов их; если кто захочет их обидеть, тому надлежит быть убиту. Они имеют власть затворить небо, чтобы не шел дождь на землю во дни пророчествования их, и имеют власть над водами, превращать их в кровь, и поражать землю всякою язвою, когда только захотят. И когда кончат они свидетельство свое, зверь, выходящий из бездны, сразится с ними, и победит их, и убьет их, и трупы их оставит на улице великого города, который духовно называется Содом и Египет, где и Господь наш распят. И из народов и колен, и языков и племен будут смотреть на трупы их три дня с половиною, и не позволят положить трупы их во гробы. И живущие на земле будут радоваться сему и веселиться, и пошлют дары друг другу, потому что два пророка сии мучили живущих на земле. Но после трех дней с половиною вошел в них дух жизни от Бога, и они оба стали на ноги свои; и великий страх напал на тех, которые смотрели на них. И услышали они с неба громкий голос, говоривший им: взойдите сюда. И они взошли на небо на облаке; и смотрели на них враги их» (Апокалипсис, 11:3-12).

— Два свидетеля – это два народа, свидетельствующие неискаженную истину о Боге, то есть – это два народа: ветхозветные евреи и новозаветные русские. А тысячу двести шестьдесят дней и ночей – это тысячу двести лет, а дней и ночей – эти жизнь попеременно то в радостях, то в печалях, в полосочку: полоска белая – полоска черная. Вот богообранному народу русскому в Новом Завете отведено 1260 лет. Это ясно, как божий день.

Но библейские пророчества не были бы тайной, если бы они ясно указывали дату отсчета времени. Эту дату знает только Бог Отец. Вот почему Иисус Христос говорил: » О дне же том и о часе никто не знает, ни ангелы небесные, но только отец мой один» (Матфея. 24:36; Марка, 13:32).

Вот почему ученые до сих пор не могут установить, когда появился русский народ. Эта неоткрытая до сих пор тайна служить убедительным доказательством того, что в пророчестве о втором свидетеле идет речь о народе новозаветном, — русском.

Но нас Бог не оставил в полном неведении, иначе – пророчество было бы ни к чему. Так вот. Евреи были потомками наиболее благочестивого сына Ноя – Сима. Они были семитами. Русские происходят от наболее совершенного в новозаветное время народа – от арийцев.

Общеизвестно, что прапрародиной арийцев было северное Причерноморье, что признавали даже мнящие себя единственными в мире арийцами – немецкие фашисты. К началу нашей эры большинство арийцев освободили Причерноморье для своей элиты. Эту элита арийцы называли славнейшими, отсюда и происходит слово «славяне».

В ряде наиболее авторитеных исследованиях, в том числе и в мировых энциклопедиях, справедливо и единогласно утверждается, что первые исторические сведения о славянах относятся к тому времени, когда Иисус Христос объявил евреям, что их » дом остается пуст» (Матфея, 23:38; Луки, 13:35), то есть, завет Бога с евреями прекратился. Именно к первой половине I -го столетия христианской эры появление славян отмечают авторитетнейшие римские и греческие историки: Плиний старший (23-79 годы хр. эры) и Тацит (58-117), географ Клавдий Птоломей (90 – 160). В трудах деятелей средневековья (Кассиодора, Иордана, Прокопия Кессарийского за жителями Причерноморья закрепляется греко-римское название: скалабены ( Skalabenoi ), склавены ( Sclaveni ). В 7 столетии арабский писатель Абу Малик аль-Ахталь называет жителей между Доном и Днестром скалибами (скалиба).

Размножившись, славяне, оставив Причерноморье своей коренной элите, пошли вместе с соседствующими с ними на западе антами завоевывать земли на Балканах и по рекам Вислы и Одры. Осевшие на Балканах создали группу южных славян, а на северозападе – славян западных. Анти растворились в славянстве южном и северозападном. Вот почему с конца 7 столетия в письменных источниках оставшихся на землях причерноморья славяне получили название вместо «анты» – «Русь», «русские». Это очередное доказательатво того, что русские – новозаветный богоизбранный народ. Так и ветхозаветный богоизбаранный народ, будучи семитами, остали евреями, а потом богоизбранным Израилем, израильтянами.

Во второй половине 8-го столетия, где-то в 750-780 годах русские во исполнение пророчества Апостола Андрея о том, что свет чистого христианства воссиет на холмах Днепра — на месте будущего Киева — из Причерноморья божьим промыслом переселились на север и назвали свои земли Русь. В этом тоже просматривается божье соизволение и исполнение библейского пророчества. Ведь и Авраам был вызван из замли халдейской для поселения будущих израильтян в земле обетованной (Бытие, глава 12).

От нас скрыто точное время переселение наших русских предков из Халдеии (Причерноморья) в среднее Приднепровье (Землю обетованную). Если это так, то, по словам Нового Завета, исполнение пророчества о Руси — «близко».

Возникновение государства Северной Руси историки относят к 862 году и приурочивают к так называемому «призванию варяг». На честь этого событияв Новогороде установлен памятник. В 882 году новгородский князь Олег захватил Киев и сделал его столицей всех русских земель.

Руси, согласно новрозаветных пророчеств отведено 1260 дней и ночей – 1260 лет унижения и возвышения. Если начинать с 862 года, то до 2000 года прошло (2000 – 862) 1118 лет, то богоизбранной Руси и боголюбивым русским осталось время (1260 – 1118) 142 года.

Но начала богоизбранности русских скрыто от нас завесой неизвестного. Не исключено, что наше завет с русскими Бог заключил лет на 80 -100 — 120 лет раньше. Не исключено, что против двух свидетелей уже вышел Зверь из моря:

» и поклонились зверю, говоря: кто подобен зверю сему? и кто может сразиться с ним? И даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно, и дана ему власть действовать сорок два месяца. И отверз он уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его, и жилище Его, и живущих на небе. И дано было ему вести войну со святыми и победить их; и дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем. И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира. Кто имеет ухо, да слышит» (Откровение, 13:7-9).

Если «Зверь из моря» — это США, то за ним по писанию прийдет «Зверь из суши»… Для новозаветного народа наступят дни «великой скорби» (Откровения, 7:14), «скорби и соблазна» (Матфея,13:21; 24:21; Марка, 4:17). Святой новозаветный народ потеряет свою самостоятельность, свою землю и станет жить в рассеянии.

Посылая ветхозаветный богоизбранный народ в рассеяние, Бог обещал вернуть их в землю обетованную и обратить в веру христианскую. Первое уже произошло, а второе происходит на наших глазах в виде движения «Евреи за Христа».

Но восстановление Руси и возвращение на землю обетованную русских а рассеянии не предвидится. Богоизбранность еврейского народа закончилась Первым пришествием Христа, а богоизбарнность русского народа закончится Вторым пришествием Христа и концом земного мира.

Свеча исторического сущестования Руси и русского народа догорела. Она, как и положено свече, перед угасанием ярко вспыхнула и потухла. Сейчас из фитиля (стержня) этой свечи потянулся шлейф чадного дыма, который протянется над её историческими просторами и расстает в небытии.
Ей гряди Господи!
Да будет нам по слову твоему!»
Вот и всё.
С уважением – все тот же иеромонах И.

3.Ответ Евграфа Дулумана иеромонаху Иоанну.

Уважаемый отче Иоанне!

Отца Иоанна Крестьянкина помню очень хорошо. Он учился и одновременно служил на приходе. На занятиях бывал редко: один-два раза в неделю. На семинарах не выступал, экзамены сдавал или не сдавал – не знаю. На экзаменах я его не видел. Я с ним близко не знаком, даже не интересовался: женат он, монах или целибат.


Отец Иоанн Крестьянкин — «студент» Московской духовной академии. 1948 год

Отец Иоанн держался со всеми любезно, заискывающе. Я когда-нибудь напишу о нем подробнее. А сейчас скажу вкратце.

Отец Иоанн Крестьянкин со стороны смотрелся не студентом духовной академии, а обыкновенным приходским священников захудалого деревенского прихода, вседа и везде хотил в измятой рясе. Нечистоплотный: на губах всегда висят капельки слюны, на близком расстоянии от него несет протухшим нижним бельем или месяцами не снимаемой верхней одеждой, старческими испарениями и прочими исходящими из него ароматами. Демонстрировал собой набожного святого подвижника. У него была неприятная навязивая привычка. Как только увидит знакомого соученика, студента семинарии или акдемии, сразу демонстративно бежал к нему уже со сложенной для благословения рукою. Крестил большим знамением от головы до подбрюшшя, хватал за шею и целовал Всенда в губы, всегда в губы! А на губах у него холодныя слюна. Я при этом всегла ёжился: его слизь холодом обдавала мои губы, по телу пробегала дрожь… Противно, противнюще. Я после этого сразу же — сначала отвернувшись от него, а потом демонстративно у него на виду — вытирал платочком (который при встерече отца Иоанна я уже держал в руках) место поцелуя. Избавитсья от его блгословения и поцелуя не было никакой возможности.

Он «проучился» у нас и со мной только на втором курсе. И больше я его не видел. В церковных некрологах и благочестивых воспиминаниях верующих он нем писалось и до сих пор пишется много вранья. Пишут, что он учился вместе с бывшим митрополитом Ленинградским Антонием Мельниковым, который учился на курс впереди меня. В некрологе священника Тивецкого Константина — моем ближайшем друге по семинарии и академии — пишется, что он учился вмесет с Крестьянкиным. Опять вранье. Тивецкий после первого курса женился и поехал в Ростов-на-Донгу священствовать, а в академию вернулся только через пять лет. Так что он никак не могу чится с Крестьянкиным. Пишут, что Крестьянкин закончил Духовную академию вместе с указанными выше студентами. Но это опять враньё. Крестьянкин после второго курса — экзамены за который он не сдал — бросил духовную Академию и я его его не видел в Академии ни на третьем, ни на четвертом курсе. Поэто можено считать, му он закончил свое образование вольнослушателем второго курса духовной академии. Во время учебы со мной в академии я не замечал его в разговорах на богословкую или приличную интеллигентскую тему. Больше всего он молчал и косил по сторонами глазам в поисках очередной жертвы для благословения.

После моего разрыва с религией я как-то, уже по интернету, встретил сообщения о нем. Знаю о нем также лично от известного советсткого философа Батищева, которому отец Иоанн был духовным отцом. Что вел подвижнический образ жизни – это для Крестьянкина естественно; что стал старцем, — этого от него можно было ожидать. Но то, что он читал светские исследования о возникновения Руси и русских. – это для меня удивительно. Мне и сейчас трудно представить себе отца Иоанна за штудированием исторических исследованиях о России. Возможно, на него подействовал Батищев – высокообразованный и начитанный человек. Отец Иоанна, для меня, был не от мира сего. А мудрость мира сего ему была и не по нутру, и не по зубам.

Здесь — высший взлёт на земле, а на небе — во святые!

Конечно, в пророчествах Крестьянкинао о будущем России много из публикаций исследователей о России. Но он их подгоняет под свои личные религиозные ведения. А может быть, что его «духовные дети» что-то там дописывали, перевирали. Интересно было бы прочитать его личные рукописи об этом…

Я опубликую все это. Послушаем, что скажут посетители моего сайта. Вот тогда и расскажу подробнее о Крестьянкине, о пророчествах, о судьбах России.

Я не тяну Вас в атеистическую бучу, – боевую, кипучую, — но мне интересно получать от Вас письма. Если будете возражать против публикаций нашей переписки – «повинуюсь и ничесоже вопреки глаголю».

С уважением – Евграф Дулуман.