Тихон патриарх московский

Святитель ТИХОН, патриарх Московский (†1925)

Патриарх Ти́хон (в миру Василий Иванович Белавин) — епископ Православной Российской Церкви; с 21 ноября (4 декабря) 1917 года Патриарх Московский и всея России, первый после восстановления патриаршества в России. Канонизирован Русской Церковью в лике святителей Архиерейским собором Русской Православной Церкви 9 октября 1989 года.

Детство и юность

Василий Иванович Белавин (будущий Патриарх Московский и всея Руси) родился 19 января 1865 года в селе Клин Торопецкого уезда Псковской губернии, в благочестивой семье священника с патриархальным укладом. Дети помогали родителям по хозяйству, ходили за скотиной, все умели делать своими руками.

В 9 лет Василий поступает в Торопецкое Духовное училище, а в 1878 году, по окончании, покидает родительский дом, чтобы продолжить образование в Псковской семинарии. Василий был доброго нрава, скромный и приветливый, учеба давалась ему легко, и он с радостью помогал однокурсникам, которые прозвали его «архиереем». Закончив семинарию одним из лучших учеников, Василий успешно сдал экзамены в Петербургскую Духовную академию в 1884 году. И новое уважительное прозвище — «Патриарх», полученное им от академических друзей и оказавшееся провидческим, говорит об образе его жизни в то время. В 1888 году закончив академию 23-летним кандидатом богословия, он возвращается в Псков и 3 года преподает в родной семинарии.

Принятие монашества

В 26 лет, после серьезных раздумий, он делает первый свой шаг за Господом на крест, преклонив волю под три высоких монашеских обета — девства, нищеты и послушания.

14 декабря 1891 года он принимает постриг с именем Тихон, в честь святителя Тихона Задонского, на следующий день его рукополагают в иеродиакона, и вскоре — в иеромонаха.

Холмско-Варшавская епархия

В 1892 году о. Тихона переводят инспектором в Холмскую Духовную семинарию, где скоро он становится ректором в сане архимандрита. А 19 октября 1899 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры состоялась хиротония его во епископа Люблинского с назначением викарием Холмско-Варшавской епархии. Только год пробыл святитель Тихон на своей первой кафедре, но, когда пришел указ о его переводе, город наполнился плачем — плакали православные, плакали униаты и католики, которых тоже было много на Холмщине. Город собрался на вокзал провожать так мало у них послужившего, но так много ими возлюбленного архипастыря. Народ силой пытался удержать отъезжающего владыку, сняв поездную обслугу, а многие и просто легли на полотно железной дороги, не давая возможности увезти от них драгоценную жемчужину — православного архиерея. И только сердечное обращение самого владыки успокоило народ. И такие проводы окружали святителя всю его жизнь.

Служение в Америке

В 1898 г., 14 сентября, владыка Тихон был направлен для несения ответственного служения за океан, в далекую Американскую епархию в сане епископа Алеутского и Североамериканского.

Кафедральный собор во имя святителя и чудотворца Николая в Нью-Йорке

Находясь на этой должности, он воздвигнул новые храмы, и среди них ― кафедральный собор во имя святителя и чудотворца Николая в Нью-Йорке, куда и перенес из Сан-Франциско кафедру Американской епархии, организовал Миннеаполисскую духовную семинарию для будущих пастырей, приходские школы и приюты для детей. В течение 7 лет епископ Тихон мудро руководил паствой: преодолевая тысячи миль, посещал труднодоступные и отдаленные приходы, помогал обустраивать их духовную жизнь. Его паства в Америке возросла до 400 000 чел.: русские и сербы, греки и арабы, обращенные из униатства словаки и русины, коренные жители — креолы, индейцы, алеуты и эскимосы.

Филлип Москвитин. Прощание с Америкой святителя Тихона

19 мая 1905 года епископ Тихон был возведен в сан архиепископа. В Америке, как и в предыдущих местах службы, архиепископ Тихон снискал себе всеобщую любовь и преданность. Он очень много потрудился на ниве Божией. Паства и пастыри неизменно любили своего архипастыря и глубоко чтили. Американцы избрали архиепископа Тихона почетным гражданином Соединенных Штатов.

Ярославская епархия

В 1907 году он был назначен на Ярославскую кафедру, которую возглавлял на протяжении 7 лет. Одним из первых распо­ряжений по епархии архипастыря было категорическое запрещение духовенству при личных к нему обращениях класть вошедшие в обычай земные поклоны. В Ярославле святитель быстро приобрел любовь своей паствы, оце­нившей его светлую душу и теплую заботу о всех своих пасомых. Все полюбили доступного, разумного архипастыря, охотно откликавшегося на все приглашения служить в многочисленных храмах Ярославля, в его древних монастырях и при­ходских церквах обширной епархии. Часто посещал он церкви и без всякой пышности ходил пешком, что в ту пору было необычайным делом для русских архиереев. Святитель Тихон верхом на лошади, пешком или на лодке добирался в глухие села, посещал монастыри и уездные города, приводил церковную жизнь в состояние духовной сплоченности. В посещении церквей вникал во все подробности церковной обстановки, под­нимался иногда на колокольню, к удивлению батюшек, непривычных к такой простоте архиереев. Но это удавление скоро сменялось искренней любовью к архипастырю, разговаривавшему с подчиненными просто, без всякого следа начальственного тона. Даже замечания обыкновенно делались добродушно, иногда с шуткой, которая еще более заставляла виновного ста­раться устранить неисправность.

Литовская кафедра. Первая мировая война.

С 1914 года по 1917 год он управляет Виленской и Литовской кафедрой. В Первую мировую войну, когда немцы были уже под стенами Вильно, он вывозит в Москву мощи Виленских мучеников, другие святыни и, возвратившись в еще не занятые врагом земли, служит в переполненных храмах, обходит лазареты, благословляет и напутствует уходящие защищать Отечество войска.

Москва. Февральская революция

Для преосвященного владыки Тихона, верного своему архиерейскому долгу, интересы Церкви всегда были дороже всего. Он противился любым пося­га­тельствам государства на Церковь. Это, конечно, влияло на отношение к нему правительства. Именно поэтому он довольно редко вызывался в столицу для при­сутствия в Святейшем Синоде. Когда же произошла февральская революция и был сформирован новый Синод, архиепископа Тихона пригласили в число его членов. 21 июня 1917 года Московский епархиальный съезд духовенства и мирян избрал его, как ревностного и просвещенного архипастыря, широко известного даже за пределами своей страны, своим правящим архиереем.

Незадолго до своей кончины, в 1908 г. в Петербурге, святой Иоанн Кронштадтский в одной из бесед со святителем Тихоном сказал ему: «Теперь, Владыко, садитесь Вы на мое место, а я пойду отдохну». Спустя несколько лет пророчество старца сбылось, когда митрополит Московский Тихон жребием был избран Патриархом.

Поместный Собор 1917 года

15 августа 1917 года в Москве открылся Поместный Собор, и архиепископ Мос­ковский Тихон был удостоен сана митрополита, а затем был избран пред­седате­лем Собора.

Патриаршество

В России было смутное время, и на открывшемся 15 августа 1917 года Соборе Русской Православной Церкви был поднят вопрос о восстановлении патриаршества на Руси. Мнение народа на нем выразили крестьяне: «У нас больше нет Царя, нет отца, которого мы любили; Синод любить невозможно, а потому мы, крестьяне, хотим Патриарха».

На Соборе все тревожились о судьбе московских святынь, подвергавшихся обстрелу во время революционных событий. И вот, первым спешит в Кремль, как только доступ туда оказался возможным, митрополит Тихон во главе неболь­шой группы членов Собора. Как волновались чле­ны Собора из опасения за его судьбу: некоторые из спутников мит­рополита вернулись с полпути и рассказали о том, что они видели, но все свидетельствова­ли, что митрополит шел совершенно спокойно и побывал везде, где было нужно. Высота его духа была тогда для всех очевидна.

Вступление Святейшего Тихона на патриарший престол свершилось в самый разгар революции. Государство не просто отделилось от Церкви — оно восстало против Бога и Его Церкви.

Время было такое, когда все и всех охватила тревога за будущее, когда ожила и разрасталась злоба и смертельный голод заглянул в лицо трудовому люду, страх перед грабежом и насилием проник в дома и храмы. Предчувствие всеобщего надвигающегося хаоса и царства антихриста объяло Русь. И под гром орудий, под стрекот пулеметов поставляется Божией рукой на Патриарший престол Первосвятитель Тихон, чтобы взойти на свою Голгофу и стать святым Патриархом-мучеником. Он горел в огне духовной муки ежечасно и терзался вопросами: «Доколе можно уступать безбожной власти?» Где грань, когда благо Церкви он обязан поставить выше благополучия своего народа, выше человеческой жизни, притом не своей, но жизни верных ему православных чад. О своей жизни, о своем будущем он уже совсем не думал. Он сам был готов на гибель ежедневно. «Пусть имя мое погибнет в истории, только бы Церкви была польза», — говорил он, идя вослед за своим Божественным Учителем до конца.

Патриарх не уклонялся от прямых обличений, направленных против го­нений на Церковь, против террора и жестокости, против отдельных безумцев, которым он провозглашает даже анафему в надежде разбудить этим грозным словом их совесть. Каждое послание патриарха Тихона, можно сказать, дышит упованием на то, что и в среде богоборцев возможно еще покаяние — и к ним обращает он слова обличения и увещания. Описывая в послании от 19 января 1918 года гонения, воздвигнутые на истину Христову, и зверские избиения ни в чем неповинных людей без всякого суда, с попиранием всякого права и законности, патриарх говорил: «Все сие преисполняет сердце наше глубокою болезненною скорбью и вынуждает нас обратиться к таковым извергам рода человеческого с гроз­ным словом обличения. Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это — поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей, загробной, и страшному проклятию потомства в жизни настоящей, земной».

Для подъема в народе религиозного чувства, по его благословению устраивались грандиозные крестные ходы, в которых неизменно принимал участие Святейший. Безбоязненно служил он в храмах Москвы, Петрограда, Ярославля и других городов, укрепляя духовную паству. Когда под предлогом помощи голодающим была предпринята попытка разгрома Церкви, Патриарх Тихон, благословив жертвовать церковные ценности, выступил против посягательств на святыни и народное достояние.

Неизмеримо тяжел был его крест. Руководить Церковью ему пришлось среди всеобщей церковной разрухи, без вспомогательных органов управления, в обста­новке внутренних расколов и потрясений, вызванных всевозможными «живо­цер­ковниками», «обновленцами», «автокефалистами». «Тяжелое время пережи­вает наша Церковь», — писал в июле 1923 года Святейший.
Сам же Святейший Тихон был настолько скромен и чужд внешнего блеска, что очень многие при его избрании патриархом сомневались, справится ли он со своими великими задачами.

Но его безукоризненная жизнь была примером для всех. Нельзя без волнения читать призыв к покаянию патриарха, обращенный им к народу перед Успенским по­стом: «Еще продолжается на Руси эта страшная и томительная ночь, и не видно в ней радостного рассвета… Где же причина?.. Вопросите вашу православную со­весть… Грех — вот корень болезни… Грех растлил нашу землю… Грех, тяжкий, нераскаянный грех вызвал сатану из бездны… О, кто даст очам нашим источники слез!.. Где ты, некогда могучий и державный русский народ?.. Неужели ты не возродишься духовно?.. Неужели Господь навсегда закрыл для тебя источники жизни, погасил твои творческие силы, чтобы посечь тебя, как бесплодную смо­ковницу? О, да не будет сего! Плачьте же, дорогие братьи и ча­да, оставшиеся верными Церкви и Родине, плачьте о великих грехах вашего отечест­ва, пока оно не погибло да конца. Плачьте о самих себе и тех, кто по ожесто­чению сердца не имеет благодати слез».

Допросы и арест

Большевики в Успенском соборе Кремля. 1918 г.

На основании циркуляра Комиссариата Юстиции от 25 августа 1920 года власти на местах «проводили полную ликвидацию мощей». За полгода было вскрыто около 38 гробниц. Мощи подвергались поруганию. Патриарх
Тихон обращается к В.Ленину: «Вскрытие мощей нас обязывает стать на защиту поругаемой святыни и отчески вещать народ: должно повиноваться больше Богу, нежели человекам».

Дело на патриарха Тихона

Сначала его начинают вызывать на многочисленные допросы по делу об изъятии церковных ценностей в качестве главного свидетеля. Патриарха Тихона обвиняли в преступлениях, за которые предусматривалась высшая мера наказания. Вот описание очевидца допроса патриарха и поведения обвиняемых и слушате­лей: «Когда в дверях зала показалась величавая фигура в черном облачении, сопро­вождаемая двумя конвойными, все невольно встали… все головы низко склони­лись в глубоком почтительном поклоне. Святейший Патриарх спокойно-велича­во осенил крестом подсудимых и, повернувшись к судьям, прямой, вели­чествен­но-строгий, опершись на посох, стал ждать допроса».

Арест патриарха Тихона

В результате он был арестован и с 16 мая 1922 года по июнь 1923 года находился в заточении в Донском монастыре в одной из квартир маленького двухэтажного дома рядом с северными воротами. Теперь он находился под строжайшей охраной, ему запрещалось совершать богослужение. Только раз в сутки его выпускали на прогулку на огороженную площадку над воротами, напоминавшую большой балкон. Посещения не допускались. Патриаршая почта перехватывалась и изымалась.

В апреле 1923 г. на заседании Политбюро ЦК РКП(б) было принято секретное постановление, по которому Трибунал должен был вынести святителю Тихону смертный приговор.

В это время Патриарх Тихон обладал уже всемирным авторитетом. Весь мир следил с особенным беспокойством за ходом судебного процесса, мировая печать была полна возмущениями по поводу привлечения Патриарха Тихона к суду. И позиция власти изменилась: вместо вынесения смертного приговора Патриарх был «лишен сана» обновленцами, после чего власти начали усиленно добиваться от него покаяния. Не имея достоверной информации о положении Церкви, Патриарх должен был получить из газет представление о том, что Церковь гибнет…Патриарху Тихону было предложено освобождение из-под ареста при условии публичного «покаяния», и он решил пожертвовать своим авторитетом ради облегчения положения Церкви.

Журнал Красная деревня, 1923 год, публикация о патриархе Тихоне

16 июня 1923 г. Патриарх Тихон подписал известное «покаянное» заявление в Верховный Суд РСФСР, запомнившееся словами: «… я отныне советской власти не враг». Таким образом, расстрел Патриарха не состоялся, но в застенках Лубянки было получено «покаянное» заявление Патриарха Тихона.

Но любовь народная к Патриарху Тихону не только не поколебалась в связи с его «покаянным» заявлением, но стала еще больше. Власти не сломили святителя и были вынуждены выпустить его, однако стали следить за каждым его шагом.

Обновленцы

На долю патриарха Тихона выпало возглавление Русской Православной Церкви во время ее перехода к новой, самостоятельной жизни, в условиях но­вого госу­дарственного строя. Этот переход, сопровождавшийся открытым столкновением двух противоположных мировоззрений (религиозного и атеисти­ческого), был крайне тяжелым и болезненным.

В годы Гражданской войны в среде духовенства произошло расслоение: появились обновленческие группировки, призывавшие к революции в Церкви. Патриарх подчеркивал недопустимость богослужебных нововведений. Но в результате усиленной работы ГПУ был подготовлен обновленческий раскол. 12 мая 1922 г. к Патриарху Тихону, находившемуся под домашним арестом на Троицком подворье, явились три священника, лидеры так называемой «Инициативной группы прогрессивного духовенства». Они обвинили Патриарха в том, что его линия управления Церковью стала причиной вынесения смертных приговоров и потребовали от Святителя Тихона оставить патриарший престол.

Обновленческий раскол развивался по плану, согласованному с ВЧК, и быстро втянул все неустойчивые элементы, которые были в Церкви. В короткое время по всей России всем архиереям и даже всем священникам поступили требования от местных властей, от ЧК, чтобы они подчинились ВЦУ. Сопротивление этим рекомендациям расценивалось как сотрудничество с контрреволюцией. Патриарх Тихон был объявлен контрреволюционером, белогвардейцем, и Церковь, которая осталась ему верна, была названа «тихоновщиной».

Обновленцы

Во всех газетах того времени ежедневно печатаются большие погромные статьи, которые обличают Патриарха Тихона в «контрреволюционной деятельности», а «тихоновцев» во всяких преступлениях.

В мае 1923 года обновленцы проводят «лжесобор» под названием «Второй Поместный Собор Русской Церкви», на котором лишают патриарха Тихона монашеского достоинства и Первосвятительского сана. Главари «Собора» Крас­ницкий и Введен­ский собрали для совещания епископов, и когда начались многочисленные возражения против предложенной резолюции о низложении патриарха, Красницкий совершенно открыто заявил: «Кто сейчас же не подпишет этой резолюции, не выйдет из этой комнаты никуда, кроме как прямо в тюрьму». Половина архиереев принимает обновленчество.

Глава обновленцев митрополит Александр Введенский

В пол­ной уверенности, что теперь патриарх и политически, и церковно умер для народа, власти объявили ему, что он свободен в области церковной жизни предпринимать, что сочтет нужным. Однако Советская власть, как безбожная, не учла одного и решитель­ного фактора в церковной жизни — того, что Дух Божий правит Церковью. Слу­чилось совсем не то, что ожидалось по чисто человеческим расчетам.

«Покаянное» заявление патриарха, напечатанное в советских газетах, не про­из­вело на верующий народ ни малейшего впечатления. «Собор» же 1923 года не имел для него никакого авторитета; плохо разбираясь в кано­ни­ческих тонкостях, простой народ, однако, интуитивно почувствовал всю фальшь его постановлений. Подавляющая масса православных людей открыто приняла освобожденного патриарха как своего единственного законного главу, и патри­арх предстал пред глазами властей в полном ореоле фактического духовного вождя верующих народных масс.

Выход на свободу Святейшего принес огромную пользу Церкви, восстановив и утвердив в ней законное церковное управление.

После освобождения из заточения патриарх проживал не в Троицком подворье, а в Донском монастыре, к нему со всех концов России приезжали разные лица и в его при­­ем­ной можно было увидеть епископов, священников и мирян: одни приезжали по делам церковным, другие — за получением патриаршего благословения и за утешением в горе. Доступ к нему был свободным, и келейник его лишь спрашивал посетителей о цели прихода. Патриарх помещался в трех комнатах, первая из коих в указанные часы служила приемной. Обстановка патриарших покоев поражала своей простотой, а беседа с ним, по словам ви­девших его, производила сильное впечат­ление. Святейший находил всегда несколько слов для каждого, даже приходяще­го только за благословением.

Покушения на убийство

Враги Православной Церкви ненавидели ее главу, Свя­тейшего Тихона. Он был истинным избранником Божиим и на нем оправдались слова Христа: «Поносят вам и ижденут, и рекут всяк зол глагол, на вы лжуще Мене ради» (Мф. 5:11).

Мало того — враги Церкви покушались на жизнь Святейшего Патриарха.
Первое покушение было 12 июня 1919 года, второе — 9 декабря 1923 года. При втором покушении несколько преступников ворвались в комнаты патриар­ха и убили первым вышедшего на шум его келейника Якова Полозова.

Яков Сергеевич Полозов, келейник Патриарха Тихона. Убит 9.12.1923г.

Несмотря на гонения, святитель Тихон продолжал принимать народ в Донском монастыре, где он уединенно жил, и люди шли нескончаемым потоком, приезжая часто издалека или пешком преодолевая тысячи верст.

Болезнь и кончина

Внешние и внутренние церковные потрясения, обновленческий раскол, непрестанные первосвятительские труды и заботы по устроению и уми­ротворению церковной жизни, бессонные ночи и тяжелые думы, более чем годичное заключение, злобная гнусная травля со стороны врагов, глухое непо­нимание и неумная критика со стороны подчас и православной среды подточило его когда-то крепкий организм. Начиная с 1924 года, Святейших Патриарх стал настолько сильно недомогать, что в день Рождества Христова написал свое завещание, в котором, указывает себе преемника по управлению Русской Цер­ковью. (В силу этого распоряжения Святейшего Тихона после его кончины патриаршие права и обязанности перешли к митрополиту Крутицкому Петру.)

Завещание патрирха Тихона

Усилившаяся болезнь — сердечная астма — вынудила Святейшего лечь в боль­ницу доктора Бакунина (Остоженка, дом 19). Однако, находясь там, пат­риарх Тихон регулярно выезжал по праздничным и воскресным дням для служения в храмах.

В воскресенье, 5 апреля, за два дня до своей кончины, Святейший Патриарх, несмотря на болезнь горла, выехал служить литургию в церковь Большого Воз­несения на Никитской. Это была его последняя служба, последняя литургия.

Кончина патриарха Тихона

Патриарх Тихон умер в день праздника Благовещения, во вторник, 25 марта/7 апреля 1925 года.

Примечательно, что в больнице, где нахо­дился перед кончиной патриарх Тихон, не было иконы. Он попросил принести икону, не указав, какую именно, его просьбу исполнили — из Зачатьевского монастыря принесли икону Благовещения Пресвятой Богородицы.

Перед похоронами Патриарх Тихон был перевезен в Донской монастырь. На похороны его съехались почти все епископы Русской Церкви, их было около шестидесяти. Прощание с Патриархом было открытое. Невиданные толпы людей шли прощаться с ним день и ночь. Останавливаться у гроба было нельзя, по подсчетам мимо гроба прошло около миллиона человек. Не только весь Донской монастырь, но и все окружающие улицы были полностью запружены людьми.

Перенесение мощей патриарха Тихона или Благовещение в Донском монастыре

Прославление

Прославление святителя Тихона, Патриарха Московского и всея Руси, произошло на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 9 октября 1989 года, в день преставления Апостола Иоанна Богослова, и многие видят в этом Промысл Божий. «Дети, любите друг друга! — говорит в последней проповеди Апостол Иоанн. — Это заповедь Господня, если соблюдете ее, то и довольно».

В унисон звучат последние слова Патриарха Тихона: «Чадца мои! Все православные русские люди! Все христиане! Только на камени врачевания зла добром созиждется нерушимая слава и величие нашей Святой Православной Церкви, и неуловимо даже для врагов будет Святое имя ее, чистота подвига ее чад и служителей. Следуйте за Христом! Не изменяйте Ему. Не поддавайтесь искушению, не губите в крови отмщения и свою душу. Не будьте побеждены злом. Побеждайте зло добром!»
Прошло 67 лет со дня кончины святителя Тихона, и Господь даровал России святые его мощи в укрепление ее на предлежащие трудные времена. Покоятся они в большом соборе Донского монастыря.

Рака с мощами патрирха Тихона в Донском монастыре

Источник: Храм Живоначальной Троицы на Воробьевых горах

Тропарь, глас 8-й:
В годину тяжкую Богом избранный в совершенной святости и любви Бога прославил еси, во смирении величие, в простоте и кротости силу Божию являя, положил душу за Церковь, за люди своя, исповедниче патриарше святе Тихоне, моли Христа Бога, Емуже сораспялся еси, и ныне спасти землю Русскую и паству Твою.

Кондак, глас 4-й:
Тихостию нрава украшен, кротость и милосердие кающимся являяй, во исповедании православныя веры и любве ко Господу тверд и непреклонен пребыл еси, святителю Христов Тихоне. Молися о нас, да не разлучимся от любве Божия, яже о Христе Иисусе, Господе нашем.

Молитва святителю Тихону, Патриарху Московскому и всея Руси:
О, пастырю наш добрый, святый великий патриарше Тихоне, яко град горний ты явился еси — добрая дела твоя и доныне светятся пред человеки. Вемы, яко ты, предстоя престолу Пресвятыя Троицы, велие имаши дерзновение в молитвах пред Господем. Воззри и ныне на нас, грешных и недостойных чад твоих, к тебе бо, яко имущему велие дерзновение пред Творцем всяческих, ныне припадаем и усердно молимся: умоли Господа, да подаст нам решимость стяжать благочестие отцев наших, его же ты стяжал еси от юности твоея. Ты в житии своем ревностный защититель и хранитель истинныя веры был еси, помози и нам незыблемо соблюсти веру православную. Тихая бо душа твоя зело преуспела в Божественном смиренномудрии, научи и нас разум наш питати не многомятежной мудростию человеческой, но смиренным познанием воли Божией. Ты пред лицом лютых врагов Христовых Ис­тинного Бога дерзновенно исповедал еси, молитвою своею укрепи нас, малодушных, да и мы всегда и всюду противостанем духу безбожия и льсти. Ей, угодниче Божий, не презри нас, молящихся тебе, ибо не токмо от бед и скорбей избавление просим, но силы и твердости, великодушия и любви просим, дабы переносить оные напасти, восстающия на ны. Испроси нам неослабное терпение даже до конца жития нашего, мир с Господом и грехов отпущение. Отче святый! Укроти в стране нашей ветры неверия и смуты, да водворит Господь на земле Российстей тишину и благочестие и любовь нелицемерную. Молитвами твоими да сохранит ю от междуусобныя брани, да укрепит Святую Церковь нашу Право­славную, да не оскудеет она истинными пастырями, добрыми делателями, право правящими слово евангельской Истины. Упаси и за­блуд­шие овцы стада Христова. Наипаче же моли Господа сил, да возродится Русская земля святым покаянием и единым сердцем и едиными усты прославит Дивнаго во святых Своих Бога, в Троице славимаго Отца, и Сына, и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

ТИХОН (БЕЛЛАВИН)

Свт. Тихон (Беллавин), патриарх Московский и всея России

Тихон (Беллавин) (1865 — 1925), патриарх Московский и всея России, святитель

Память 9 февраля в день обретения мощей, 25 марта в день преставления, 26 сентября в день прославления, 5 ноября в день избрания на патриарший престол, в Соборах Московских святителей; Московских, Ростово-Ярославских и Санкт-Петербургских святых; новомучеников и исповедников Церкви Русской

В миру Беллавин Василий Иванович, родился 19 января 1865 года на погосте Клин Торопецкого уезда в семье сельского священника. Наречен при крещении Василием в честь св. Василия Великого.

В 1869 г. его отец, священник Иоанн, был переведен в Преображенский храм г. Торопца.

С 1874 по 1878 год учился в Торопецком духовном училище. С детских лет отличался старательностью и кротостью. Товарищи по училищу, зная его незлобивый и молчаливый нрав, часто над ним смеялись и подшучивали, обращаясь к нему со словами: «Ваше Святейшество».

С 1878 по 1884 год учился в Псковской духовной семинарии. Окончил семинарию с отличием

11 июня 1888 года окончил Санкт-Петербургскую духовную академию одним из первых студентов со степенью кандидата-магистранта богословия (кандидатское сочинение на тему «Quesnel и его отношение к янсенизму»). Получил назначение в родную Псковскую духовную семинарию преподавателем основного, догматического и нравственного богословия и французкого языка.

14 декабря 1891 года был пострижен в монашество с именем Тихон в честь святителя Тихона Задонского. Постриг совершил епископ Псковский Гермоген (Добронравин).

15 декабря того же года епископом Гермогеном рукоположен в сан иеродиакона, а 22 декабря — в сан иеромонаха.

17 марта 1892 года переведен инспектором в Холмскую духовную семинарию.

24 июня того же года назначен ректором Казанской духовной семинарии с возведением в сан архимандрита, но 15 июля того же года назначен ректором Холмской духовной семинарии. Одновременно состоял председателем Епархиального Училищного Совета, председателем Православного братства и цензором изданий. Также руководил монастырским благочинием Холмско-Варшавской епархии.

19 октября 1897 года был хиротонисан во епископа Люблинского, викария Холмской епархии. Хиротонию в Троицком соборе Александро-Невской Лавры совершили: митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Палладий (Раев), архиепископ Казанский и Свияжский Арсений (Брянцев), архиепископ Финляндский и Выборгский Антоний (Вадковский), епископ Нарвский Иоанн (Кратиров).

14 сентября 1898 года был переведен на Алеутскую и Аляскинскую кафедру, с 7 февраля 1900 года именуется епископом Североамериканским и Аляскинским.

Время епископского служения святителя в Америке было ознаменовано расцветом в жизни местной Православной Церкви: была учреждена духовная семинария в Миннеаполисе (что устранило необходимость присылать священников из России), был основан Тихоновский монастырь возле Скрантона (штат Пенсильвания) со школой-приютом при нем. Епископская кафедра была перенесена из Сан-Франциско в Нью-Йорк. Православие при свт.Тихоне стало приобретать всеамериканский масштаб. Под его председательством в Майфильде был созван первый Православный Собор Северо-Американской Церкви, объединивший между собой переселенцев из России, Галиции, Венгрии, Буковины и других мест. В правление свт.Тихона Церковь в Америке пребывала в мире, согласии и любви, не зная никаких впоследствии начавшихся раздоров из-за юрисдикционной принадлежности: был единый архипастырь и единое стадо. За 8 лет управления епархией свт.Тихоном число приходов в ней увеличилось с 15 до 75, тысячи униатов обратились в Православие.

5 мая 1905 года возведен в сан архиепископа, кафедра именуется «Алеутской и Североамериканской».

25 января 1907 года был назначен на Ярославскую и Ростовскую кафедру, где он быстро приобрел любовь своей паствы и был избран почетным гражданином города Ярославля.

22 декабря 1913 году переведен на Виленскую и Литовскую кафедру.

После Февральской революции и формирования нового Синода владыка Тихон стал его членом.

21 июня 1917 года Московский епархиальный съезд духовенства и мирян избрал его правящим архиереем Московской епархии.

13 августа 1917 года возведен в сан митрополита.

С 15 августа 1917 года участвовал в работе Всероссийского Поместного Собора в Москве, был избран председателем Собора. Осенью 1917 года стал одним из трёх кандидатов в патриархи, вместе с владыками Антонием Харьковским и Арсением Новгородским. В то время народная молва оценила его как «самого доброго» из архиереев Русской Церкви — в отличии от «самого умного» Антония и «самого строгого» Арсения. Святитель во всем полагался на волю Божию: не стремясь к патриаршеству, он был готов принять на себя этот крестный подвиг, если Господь призовет его. Так и случилось: 5 ноября посредством жребия, вытянутого слепым старцем Алексием Зосимовским, он был избран патриархом Московским и всея России . 21 ноября того же года последовало его настолование в Успенском соборе Московского Кремля .

Святитель Тихон, Патриарх Всероссийский

Руководить Церковью ему пришлось среди всеобщей церковной разрухи, без вспомогательных органов управления, в обстановке внутренних расколов и потрясений, вызванных всевозможными «обновленцами» и «автокефалистами» (раскольниками). Ситуация осложнялась и внешними обстоятельствами: сменой политического строя и приходом к власти богоборческих сил, голодом, гражданской войной. Своим исключительно высоким нравственным и церковным авторитетом Патриарх смог собрать воедино распыленные и обескровленные церковные силы. Святейший проявил себя верным служителем и исповедником неповрежденных и неискаженных заветов истинной Православной Церкви. Он был живым олицетворением Православия, что бессознательно подчеркивали даже враги Церкви, называя ее членов «тихоновцами».

24 ноября 1918 года был подвергнут домашнему аресту, а в его квартире был произведен обыск. 6 января 1919 года (под Рождество Христово) был освобожден из-под стражи.

Видя спасение от большевистского безбожия не в кровавой войне, а в духовной борьбе, патриарх рано вступил на тот путь попыток взаимоотношения с советской властью, каким прошёл до конца земной жизни. Уже 6 декабря 1918 года, когда прочность позиций советской власти вовсе не казалась безусловной, патриарх тем не менее написал в Совнарком о том, что против советской власти он никаких действий не предпринимал и предпринимать не собирается, и хотя многим мероприятиям правительства не сочувствует, «не наше дело судить земные власти» . Впоследстии, в разгар братоубийственной войны, 8 октября 1919 года патриарх обратился с посланием, в котором призывал священнослужителей Русской Православной Церкви отказаться от всяких политических выступлений.

В течение 1920 года подвергался неоднократным домашним арестам.

7 ноября 1920 года Священный Синод и Высший церковный совет издает за подписью патриарха Тихона известный Указ № 362 о временной автономии епархий на канонической территории РПЦ, связь которых с Патриархией прервана. Позже этим указом Русская Православная Церковь Заграницей обосновывала своё временное независимое существование. На него также ссылались т.н. «непоминающие» внутри СССР.

Летом 1921 года разразился голод в Поволжье. В августе Патриарх Тихон обратился с Посланием о помощи голодающим, направленным ко всем русским людям и народам Вселенной, и благословил добровольное пожертвование церковных ценностей, не имеющих богослужебного употребления. Но новой власти этого было мало. Уже в феврале 1922 года был издан декрет, согласно которому изъятию подлежали все драгоценные предметы. Согласно 73-му апостольскому правилу, это такие действия являлись святотатством, и Патриарх не мог одобрить такого изъятия, выразив свое негативное отношение к происходящему произволу в послании, тем более, что у многих возникли сомнения в том, что все ценности пойдут на борьбу с голодом. На местах насильственное изъятие вызвало повсеместное народное возмущение. По России прошло до двух тысяч процессов и расстреляно было более десяти тысяч верующих.

22 апреля 1922 года выходит известный указ № 348 (349) патриарха Тихона и соединенного присутствия Священного Синода и Высшего Церковного Совета. Этим Указом политические заявления Карловацкого Собора 1921 года заграничного русского духовенства и мирян признавались не имеющими церковно-канонического значения, упразднялось Всезаграничное Высшее Церковное Управление, некоторые духовные лица за границей предупреждались о церковной ответственности за «политические от имени Церкви выступления».

6 мая 1922 года патриарх был арестован по обвинению в «сопротивлении изъятию церковных ценностей» и заключен под домашний арест на Троицком подворье, затем переведен в московский Донской монастырь, а затем помещен во внутреннюю тюрьму ОГПУ на Лубянке.

27 июня 1923 года был освобожден из под стражи, а 21 марта 1924 года следственное дело Патриарха Тихона было прекращено.

9 декабря 1924 года в покоях святителя Тихона в Донском монастыре неизвестными был расстрелян Иаков Полозов, келейник патриарха. По наиболее распространенной версии, это была неудачная попытка покушения на патриарха, по другой версии — убийцы устранили верного патриарху человека, чтобы на его место поставить более сговорчивого, для оказания давления на святителя.

Последнее послание патриарха к Церкви, подписанное в день его кончины и при опубликовании в газетах неправомерно получившее название «Завещания», в частности гласило:

«…не допуская никаких компромиссов или уступок в области веры, в гражданском отношении мы должны быть искренними по отношению к Советской власти и рабо­те СССР на общее благо, сообразуя распорядок внешней церковной жизни и деятельности с новым государственным строем».

Скончался 7 апреля 1925 года в 11:45 в Москве, в лечебнице Бакуниных на Остоженке.

Св. патриарх Тихон заточённый в Донском монастыре. 7-е клеймо иконы Собора новомучеников и исповедников Российских из Храма Христа Спасителя.

Почитание

12 апреля 1925 года патриарх Тихон был торжественно погребен в Московском Донском монастыре. На погребении присутствовало 59 епископов, а количество людей пришедших перед этим проститься с первосвятителем-исповедником исчислялось многими сотнями тысяч.

Иконостас на могиле патриарха Тихона. Фото 7 апреля 1965 г., архив Церковно-археологического кабинета МДА

Русская Православная Церковь Заграницей на Архиерейском Соборе 14 ноября 1981 года прославила патриарха Тихона как исповедника в лике святых новомучеников Российских. 9 октября 1989 года на Архиерейском Соборе Московского Патриархата он был прославлен для общецерковного почитания. 22 февраля 1992 года мощи святителя были обретены в Малом соборе Донского монастыря. Особое почитание святого патриарха выразилось во многочисленных храмах посвященных ему, а также в быстро выросшей обильной иконописной традиции. На иконе Собора новомучеников и исповедников, написанной по случаю прославления в 2000 году, святой патриарх изображен у центра средника непосредственно слева (а не справа, потому что, согласно церковному учению об иконопочитании, отсчет идет не от зрителя, а от духовного центра иконы, в данном случае — от престола) от увенчанного Крестом центрального престола. Святейший патриарх также изображен на седьмом клейме иконы, которое подчёркивает две основные стороны его служения: исповедничество и духовное попечение о спасении вверенной ему паствы — святитель изображен заточённым в Донском монастыре, благословляющим собравшийся к нему под стены обители народ.

Молитвословия

Тропарь, глас 1

Апо́стольских преда́ний ревни́теля/ и Христо́вы Це́ркве па́стыря до́браго,/ ду́шу свою́ за о́вцы положи́вшаго,/ жре́бием Бо́жиим и́збранного/ Всеросси́йскаго Патриа́рха Ти́хона восхва́лим/ и к нему́ с ве́рою и упова́нием возопии́м:/ предста́тельством святи́тельским ко Го́споду/ Це́рковь Ру́сскую в тишине́ соблюди́,/ расточе́нная ча́да ея́ во еди́но ста́до собери́,/ отступи́вшия от пра́выя ве́ры к покая́нию обрати́,/ страну́ на́шу от междоусо́бныя бра́ни сохрани́/ и мир Бо́жий лю́дем испроси́.

Ин тропарь, глас 3

В годи́ну тя́жкую Бо́гом и́збранный/ в соверше́нной свя́тости и любви́ Бо́га просла́вил еси́,/ во смире́нии вели́чие, в простоте́ и кро́тости си́лу Бо́жию явля́я,/ положи́л ду́шу за Це́рковь, за лю́ди своя́,/ испове́дниче патриа́рше свя́те Ти́хоне,/ моли́ Христа́ Бо́га,/ Ему́же сораспя́лся еси́,/ и ны́не спасти́ зе́млю Ру́сскую и па́ству Твою́.

Кондак, глас 2

Ти́хостию нра́ва укра́шен,/ кро́тость и милосе́рдие ка́ющимся явля́яй,/ во испове́дании Правосла́вныя ве́ры и любве́ ко Го́споду/ тверд и непрекло́нен пребы́л еси́,/ святи́телю Христо́в Ти́хоне./ Моли́ся о нас, да не разлучи́мся от любве́ Бо́жия,/ я́же о Христе́ Иису́се, Го́споде на́шем.

Воспоминания

Из воспоминаний Ольги Ильиничны Подобедовой, которая в то время была членом сестричества в храме Сошествия Святаго Духа на Лазаревском кладбище:

«В храме на Лазаревском кладбище любил бывать Патриарх-исповедник Тихон. Он довольно часто служил там в 1920-х годах. Резиденция Святейшего помещалась недалеко, на Троицкой горке, где находилось подворье Троице-Сергиевой лавры. Святейший очень любил детей. Бывало, после службы выйдет на амвон (а летом — на паперть), уже разоблачившись, стоит на нижней ступеньке амвона, широко раскинув руки, и подзывает к себе деток. Когда их наберется довольно много, снимает панагию и благословляет ею каждого, и целовать дает, а потом подзывает посошника с большой корзинкой, в которой лежат или яблоки, или карамельки в бумажках, или благословленные хлебцы, — и раздает всем деткам скромные гостинцы, улыбаясь своей добрейшей улыбкой. Время было тяжелое, 1924 год, начало. Иного он гладит по голове, кому-то серьезно возлагает руку на голову и держит дольше, кому-то говорит веселую прибаутку. Все это делается в краткие мгновения, пока не подъехал извозчик… «

Награды

  • право ношения креста на клобуке (1916)

Литература

Использованные материалы

  • БД ПСТГУ «Новомученики и Исповедники Русской Православной Церкви XX века»
  • Жизнеописание на сайте Православие.Ru
  • Житие на сайте Храма Христа Спасителя
  • «Святейший Патриарх Алексий благословил установить новое празднование в честь святителя Тихона, Патриарха Всероссийского», 18.I.2008:
  • Полный Тропарион. Издательство «Троица», 2006, т. 1, с. 77.

Фамилию патриарха Тихона в подавляющем большинстве изданий, по примеру советской прессы 1920-х годов, искажают, опуская второе «л»: Белавин.

Титул святителя Тихона указан в соответствии с определением Поместного Собора.

«Молебен перед мощами святителя Тихона предварил открытие Архиерейского Собора Русской Православной Церкви», официальный сайт Русской Православной Церкви, 29 ноября 2017,

Российский государственный исторический архив, ф. 796, оп. 445, д. 246, л. 4-19, ф. 831, оп. 1, д. 293, л. 5.

Святитель Тихон, патриарх Московский

Василий Иванович Белавин (будущий Патриарх Московский и всея Руси) родился 19 января 1865 года в селе Клин Торопецкого уезда Псковской губернии, в благочестивой семье священника с патриархальным укладом. Дети помогали родителям по хозяйству, ходили за скотиной, все умели делать своими руками.

Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси

В девять лет Василий поступает в Торопецкое Духовное училище, а в 1878 году, по окончании, покидает родительский дом, чтобы продолжить образование в Псковской семинарии. Василий был доброго нрава, скромный и приветливый, учеба давалась ему легко, и он с радостью помогал однокурсникам, которые прозвали его «архиереем». Закончив семинарию одним из лучших учеников, Василий успешно сдал экзамены в Петербургскую Духовную академию в 1884 году. И новое уважительное прозвище — Патриарх, полученное им от академических друзей и оказавшееся провидческим, говорит об образе его жизни в то время. В 1888 году закончив академию 23-летним кандидатом богословия, он возвращается в Псков и три года преподает в родной семинарии. В 26 лет, после серьезных раздумий, он делает первый свой шаг за Господом на крест, преклонив волю под три высоких монашеских обета — девства, нищеты и послушания. 14 декабря 1891 года он принимает постриг с именем Тихон, в честь святителя Тихона Задонского, на следующий день его рукополагают в иеродиакона, и вскоре — в иеромонаха.

В 1892 году о. Тихона переводят инспектором в Холмскую Духовную семинарию, где скоро он становится ректором в сане архимандрита. А 19 октября 1899 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры состоялась хиротония его во епископа Люблинского с назначением викарием Холмско-Варшавской епархии. Только год пробыл святитель Тихон на своей первой кафедре, но, когда пришел указ о его переводе, город наполнился плачем — плакали православные, плакали униаты и католики, которых тоже было много на Холмщине. Город собрался на вокзал провожать так мало у них послужившего, но так много ими возлюбленного архипастыря. Народ силой пытался удержать отъезжающего владыку, сняв поездную обслугу, а многие и просто легли на полотно железной дороги, не давая возможности увезти от них драгоценную жемчужину — православного архиерея. И только сердечное обращение самого владыки успокоило народ. И такие проводы окружали святителя всю его жизнь. Плакала православная Америка, где и поныне его именуют Апостолом Православия, где он в течение семи лет мудро руководил паствой: преодолевая тысячи миль, посещал труднодоступные и отдаленные приходы, помогал обустраивать их духовную жизнь, возводил новые храмы, среди которых — величественный Свято-Никольский собор в Нью-Йорке. Его паства в Америке возросла до четырехсот тысяч: русские и сербы, греки и арабы, обращенные из униатства словаки и русины, коренные жители — креолы, индейцы, алеуты и эскимосы.

Святый патриарх Тихон в заточении в Донском монастыре

Возглавляя в течение семи лет древнюю Ярославскую кафедру, по возвращении из Америки, святитель Тихон верхом на лошади, пешком или на лодке добирался в глухие села, посещал монастыри и уездные города, приводил церковную жизнь в состояние духовной сплоченности. С 1914 года по 1917 год он управляет Виленской и Литовской кафедрой. В Первую мировую войну, когда немцы были уже под стенами Вильно, он вывозит в Москву мощи Виленских мучеников, другие святыни и, возвратившись в еще не занятые врагом земли, служит в переполненных храмах, обходит лазареты, благословляет и напутствует уходящие защищать Отечество войска.

Незадолго до своей кончины святой Иоанн Кронштадтский в одной из бесед со святителем Тихоном сказал ему: «Теперь, Владыко, садитесь Вы на мое место, а я пойду отдохну». Спустя несколько лет пророчество старца сбылось, когда митрополит Московский Тихон жребием был избран Патриархом. В России было смутное время, и на открывшемся 15 августа 1917 года Соборе Русской Православной Церкви был поднят вопрос о восстановлении патриаршества на Руси. Мнение народа на нем выразили крестьяне: «У нас больше нет Царя, нет отца, которого мы любили; Синод любить невозможно, а потому мы, крестьяне, хотим Патриарха».

Время было такое, когда все и всех охватила тревога за будущее, когда ожила и разрасталась злоба и смертельный голод заглянул в лицо трудовому люду, страх перед грабежом и насилием проник в дома и храмы. Предчувствие всеобщего надвигающегося хаоса и царства антихриста объяло Русь. И под гром орудий, под стрекот пулеметов поставляется Божией рукой на Патриарший престол Первосвятитель Тихон, чтобы взойти на свою Голгофу и стать святым Патриархом-мучеником. Он горел в огне духовной муки ежечасно и терзался вопросами: «Доколе можно уступать безбожной власти?» Где грань, когда благо Церкви он обязан поставить выше благополучия своего народа, выше человеческой жизни, притом не своей, но жизни верных ему православных чад. О своей жизни, о своем будущем он уже совсем не думал. Он сам был готов на гибель ежедневно. «Пусть имя мое погибнет в истории, только бы Церкви была польза», — говорил он, идя вослед за своим Божественным Учителем до конца.

Как слезно плачет новый Патриарх пред Господом за свой народ, Церковь Божию: «Господи, сыны Российские оставили Завет Твой, разрушили жертвенники Твои, стреляли по храмовым и Кремлевским святыням, избивали священников Твоих…» Он призывает русских людей очистить сердца покаянием и молитвой, воскресить «в годину Великого посещения Божия в нынешнем подвиге православного русского народа светлые незабвенные дела благочестивых предков». Для подъема в народе религиозного чувства, по его благословению устраивались грандиозные крестные ходы, в которых неизменно принимал участие Святейший. Безбоязненно служил он в храмах Москвы, Петрограда, Ярославля и других городов, укрепляя духовную паству. Когда под предлогом помощи голодающим была предпринята попытка разгрома Церкви, Патриарх Тихон, благословив жертвовать церковные ценности, выступил против посягательств на святыни и народное достояние. В результате он был арестован и с 16 мая 1922 года по июнь 1923 года находился в заточении. Власти не сломили святителя и были вынуждены выпустить его, однако стали следить за каждым его шагом. 12 июня 1919 года и 9 декабря 1923 года были предприняты попытки убийства, при втором покушении мученически погиб келейник Святейшего Яков Полозов. Несмотря на гонения, святитель Тихон продолжал принимать народ в Донском монастыре, где он уединенно жил, и люди шли нескончаемым потоком, приезжая часто издалека или пешком преодолевая тысячи верст. Последний мучительный год своей жизни он, преследуемый и больной, неизменно служил по воскресным и праздничным дням. 23 марта 1925 года он совершил последнюю Божественную литургию в церкви Большого Вознесения, а в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы почил о Господе с молитвой на устах.

Московские святители

Прославление святителя Тихона, Патриарха Московского и всея Руси, произошло на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 9 октября 1989 года, в день преставления Апостола Иоанна Богослова, и многие видят в этом Промысл Божий. «Дети, любите друг друга! — говорит в последней проповеди Апостол Иоанн. — Это заповедь Господня, если соблюдете ее, то и довольно».

В унисон звучат последние слова Патриарха Тихона: «Чадца мои! Все православные русские люди! Все христиане! Только на камени врачевания зла добром созиждется нерушимая слава и величие нашей Святой Православной Церкви, и неуловимо даже для врагов будет Святое имя ее, чистота подвига ее чад и служителей. Следуйте за Христом! Не изменяйте Ему. Не поддавайтесь искушению, не губите в крови отмщения и свою душу. Не будьте побеждены злом. Побеждайте зло добром!»

Прошло 67 лет со дня кончины святителя Тихона, и Господь даровал России святые его мощи в укрепление ее на предлежащие трудные времена. Покоятся они в большом соборе Донского монастыря.

Освящение храма святителя Тихона и святых Новомучеников и Исповедников Российских

Праздничные мероприятия, посвященные первому летописному упоминанию города на Ловати, начались в Северном микрорайоне с освящения нового храма святителя Тихона, Патриарха Всероссийского, Святых Новомучеников и Исповедников Российских. Здесь состоялась Божественная литургия, которую возглавил епископ Невельский и Великолукский Сергий в сослужении духовенства.
На церемонии освящения владыка сказал: «Разрешите сердечно поблагодарить всех Вас за участие в строительстве и Богослужении освящения храма святого Тихона Патриарха Всероссийского. Вашими молитвами и усилиями компенсируется то, что было разрушено в годы лихолетий.
Ничто так не объединяет людей, как совместная молитва и труд. Жители этого микрорайона будут говорить всем — живем рядом с храмом! В древнем Риме говорили: «Все дороги ведут к храму!» Все, что мы делаем в своей жизни, так это строим храм в своей душе добрыми делами. Ищите прежде Царства Небесного, а остальное все приложится. Каждый из нас получит от Бога свою награду, а здесь на земле, сейчас с чувством глубокой благодарности мы будем награждать тех, кто построил этот прекрасный Храм».
На церемонии освящения также присутствовали глава города Николай Козловский, губернатор Псковской области Андрей Турчак, заместители главы города Сергей Гусев и Виктор Волынцев.
Епископ Сергий поблагодарил руководство города и области за помощь в строительстве храма и вручил награды: Николаю Козловскому орден РПЦ святого княза Даниила Московского, Сергею Гусеву и Виктору Волынцеву — медали РПЦ и благодарности патриарха, архиерейские благодарности также были вручены руководителям строительных организаций.
Николай Николаевич поздравил жителей микрорайона со праздником и освящением храма, отметив, что строительство Свято-Тихоновского храма — это торжество исторической справедливости. Это событие войдет в историю Великих Лук и Великолукской епархии.
Губернатор Андрей Турчак поздравил великолучан с праздником, сказав, что освящение нового храма — это событие, которое трудно переоценить, пожелав, чтобы храм наполнился молитвой и благодатью.
Напомним, что строительство храма в этом микрорайоне производилось на пожертвования предпринимателей, организаций, простых жителей. В пасхальную ночь 2015 года еще в строящемся храме прошло первое Богослужение и Крестный ход.
В 11:00 традиционный Великолукский благовест возвестил открытие городских праздничных мероприятий. На площади у Вознесенского собора собрались священнослужители, представители администрации, почетные гости и жители города, которые под колокольные звоны и праздничные песнопения пожелали Великим Лукам многие лета процветания и благоденствия.
Здесь же состоялась торжественная церемония чествования великолучан, внесших особый вклад в развитие Великих Лук. После чего всех угостили кусочком юбилейного яблочного пирога от княгини Ольги.
Праздничные мероприятия продолжились в библиотечном квартале, где открылась книжная выставка-ярмарка, сопровождаемая выступлениями артистов городских творческих коллективов.

Арест

Весна 1922 года была тяжелейшим испытанием для патриарха — советская власть выискивала малейшие поводы оклеветать Святейшего и упразднить Русскую Церковь. Перлюстрировались его письма, в Троицкое подворье подсылались провокаторы, ГПУ, получив от правительства большие денежные суммы, отрабатывало тактику раскола среди духовенства.

«Вам, я думаю, известно, и Вы знаете и слышите, что творится в духовном мире у нас в Москве, — пишет митрополиту Ярославскому и Ростовскому Агафангелу духовная дочь патриарха Мария Пашкевич. — Боимся очень за Святейшего, чтобы его куда не увезли. Переменился он очень. Постарел, осунулся, потерял прежние шутливые обороты речи. Бедный, бедный…»

22 апреля/5 мая к 19 часам вечера, после многочасового допроса в Московском ревтрибунале, патриарх явился по повестке в ГПУ, к начальнику Секретного отдела Т. П. Самсонову-Бабаю. Кроме Самсонова, Святейшего поджидали еще два чекиста — зам. председателя ГПУ В. Р. Менжинский и начальник 6-го, «церковного», отделения Секретного отдела Е. А. Тучков. Ну и, конечно, не обошлась встреча без работника Наркомата юстиции П. А. Красикова, появлявшегося повсюду, где нуждались в грязной работе по борьбе с религией.

На этом допросе, как, впрочем, и на ряде последующих, от патриарха в особенности пытались добиться публичного осуждения духовенства, эмигрировавшего из Советской России, а теперь, когда большевики начали заигрывать с капиталистами на Генуэзской конференции, выступившего перед всем миром с обличениями коммунистического режима (именно 22 апреля/5 мая помечен указ патриарха Тихона о закрытии Высшего Церковного Управления за границей).

Полных стенограмм допросов не сохранилось — чекисты брали пример с Ленина, практиковавшего передачу распоряжений устно и секретно. Остались лишь краткие конспекты отрывков допросов, они не могут передать особенностей каверзной чекистской изворотливости при обработке Святейшего, но по ним можно догадаться о «больных местах», которые советские правители надеялись залечить с помощью патриарха, которого ненавидели, но и побаивались.

Первый отрывок:

Тов. Красиков. Обращаясь к гражданину Беллавину, говорит, что вам придется объявить свою позицию до конца, и, указав на Карловацкий Собор и контрреволюционную деятельность духовенства за границей, говорит, что вы должны ясно и определенно реагировать, а также вы должны сказать ясно и определенно о национализации церковного имущества.

Тов. Самсонов. Предлагает гр. Беллавину говорить яснее и определеннее по существу вопроса, относительно того, как намерен поступить Беллавин с к. — рев. духовенством за границей, в частности, Евлогием и Антонием, и какая мера наказания им будет определена.

Тов. Менжинский. Обращаясь к Беллавину, говорит, что Евлогия и Антония вы можете пригласить к себе в Москву, где потребуете личного объяснения.

Беллавин. Разве они приедут сюда?

Второй отрывок:

Красиков. Дать воззвание о том, что власть распорядилась национальн. и имущество вполне справедливо.

Беллавин. Я просил дать мне конкретные требования.

Красиков. Необходимо остановить кровопролитие.

Беллавин. Разве мы проливаем кровь?

Красиков. Необходимо отдать все, за исключением самого необходимого.

Беллавин. Все? Никогда.

Красиков говорит о канонах и об ужасах голода…

Беллавин. Почему вы запрещали создание церковных комитетов ПОМГОЛа?

Красиков дает заграничную газету и говорит о выступлении Антония Храповицкого и о том, что дальше это нетерпимо.

Беллавин. Дайте протоколы этих собраний.

Красиков. Вы должны категорически отмежеваться от реакционного духовенства.

Красиков. Ваш отзыв о том, что вы осуждаете, — платонический. Он должен быть обоснован юридически.

Читает обращение Антония Храповицкого к Деникину.

Самсонов. Будете ли вы осуждать священников, которые выступают против правительства?

Беллавин. Принципиально мы никогда не сойдемся.

Самсонов. Будете ли реагировать на то, что ваши подчиненные идут против власти?

Беллавин. Я их осуждаю, о чем уже писал.

Самсонов. Это надо сделать публично.

Красиков читает послание Антония Храповицкого из «Нового времени».

Беллавин. Для суда нужно двенадцать епископов.

Самсонов, Красиков. Категорическое публичное осуждение по каноническим правилам духовенства, ведущего к.-р. и антисоветскую работу, и принятие административных мер по отношению их. Категор. разъясн. гражд. о полож. закон, декр. ВЦИКа, необходимости его исполнения и подчинения.

Беллавин. Протестую, мы сговаривались с уполномоченным правительства, а последнее за спиной у нас постановило изъять все.

Красиков. Антисоветская агитация. Принять меры к осуждению и прекращению этой агитации.

Беллавин. Я не вижу никакого повода к этому, я уже осуждал и повторять отказываюсь.

Самсонов. Ваше мероприятие по отношению к тем священникам, которые выступали против изъятия ценностей?

Беллавин. Мне неизвестны их фамилии. Я не имею сведений, требую конкретных случаев.

На следующий день после допросов в Московском ревтрибунале и ГПУ, в субботу третьей недели по Пасхе, 23 апреля/6 мая, в шесть часов пополудни, когда в церквах благовестили к всенощной, отряд красноармейцев появился на Троицком подворье и объявил Святейшему Тихону, что отныне он находится под домашним арестом.

24 апреля/7 мая, по случаю вынесения по «делу 54-х» одиннадцати смертных приговоров и привлечения патриарха к судебной ответственности, советские газеты неистовствовали:

«Патриарх и его штаб — организаторы и руководители обширного контрреволюционного заговора».

«Смиренный Тихон оказался довольно искусным конспиративным обер-организатором, дергавшим через сеть своей архиерейской агентуры придурковатых и хитрых, умных и глупых, но в равной степени жадных «обыкновенных» попиков».

«Всему бывает предел. Пусть скорее будет положен предел тихоновским делам».

26 апреля/9 мая патриарх Тихон обратился с прошением к председателю ВЦИК М. И. Калинину:

«Решением от 8 сего мая Революционного трибунала в Москве приговорено несколько, в том числе и духовных, лиц к высшей мере наказания (смертной казни) по «делу об изъятии церковных ценностей».

В силу определения Всероссийского Собора от 8 декабря 1917 г. § 2-й, имею долг печаловаться перед Вами о помиловании осужденных, тем более что инкриминируемого послания они не составляли, сопротивления при изъятии не проявляли и вообще контрреволюцией не занимались».

В этот же день патриарха Тихона вновь отконвоировали к чекисту Самсонову. Поздно ночью Святейший вернулся с Лубянки.

— Как там? — спросил измученный долгим ожиданием келейник.

— Уж очень строго допрашивали.

— А что же вам будет?

— Голову обещали срубить, — с обычным добродушием, хоть и печально ответил Святейший.

29 апреля/12 мая оклеветанный, отданный под суд и арестованный патриарх, желая спасти Церковь, вдобавок лживо проинформированный несколькими священниками, сотрудничавшими с ГПУ, решается на тяжкий шаг собственного устранения — лишь бы Церкви было хорошо. Он пишет Калинину:

«Ввиду крайней затруднительности в церковном управлении, возникшей от привлечения меня к гражданскому суду, почитаю полезным для блага Церкви поставить временно, до созыва Собора, во главе церковного управления или Ярославского митрополита Агафангела, или Петроградского митрополита Вениамина».

30 апреля/13 мая московский обыватель Никита Окунев отметил в своем дневнике:

«Пошел сегодня за всенощную на Патриаршее подворье. Прекрасная, «правильная» служба, как в небольшом монастыре незабвенного старого обихода. Служил простой иеромонах с одним иеродиаконом, но на правом клиросе звучное и умелое пение любителей церковного пения обоего пола, по-видимому, из духовного звания (поют, а вместе с тем молятся), на левом — знаменитейший чтец, молодой человек с редким по красоте голосом и изумительной дикцией. Когда ему приходилось петь, ему вторит подворский патриарший архидиакон Автоном, не ахти какой басище, но певец складный и умеющий. В общем, очень хорошо, но и очень грустно.

В алтаре всю всенощную стоял сам патриарх, как простой богомолец. Его можно было видеть, став за левым клиросом, в те моменты, когда открывались Царские врата. Он стоял направо, в сторонке от престола, в простой рясе и без парамана.

Так вот он и на суде предстал, «высокий и стройный». Грустно было смотреть на такое, может быть, и любезное его сердцу, но теперь, безусловно, вынужденное смирение главы Российской Церкви. А паства? «Боголюбивая» Москва, где же она? Отчего она не потянулась в эти дни именно сюда, в этот уютный и скромный храм, в этот русский Ватикан? Ведьвсе знают, все читают, что на патриарха спущена вся свора спецов по богохульству. Все смутно ждут крайнего утеснения Святейшего отца. Ясно, что ему подготавливают всякие поношения и лишения, вплоть до «высшей меры наказания». Так чего же не шли взглянуть на патриарха в такие черные и тяжелые для него дни? Разве мало в Москве стариков и вообще почтенных людей, обязательно посещающих воскресные службы? Ну и шли бы, или на трамвае ехали со своих Плющих, Хамовников, Серпуховок, Таганок, Бутырок или Грузин на Троицкое подворье. Шли хоть бы поочередно от каждого прихода по одному приличному пожилому человеку. Тем самым поспорили бы с неверующими, которые теперь очень кричат, да и не без основания, что кончено дело Церкви — распадается она, редеет, вырождается!

А какое бы утешение старику видеть, что не одни бабы иоаннистического типа пришли помолиться с ним (как это было сегодня за малым исключением), а сошлись еще человек триста старых богобоязненных москвичей. Он видел бы в этом сочувствие к себе со стороны верующих и явился бы на ожидаемый «суд неправедный» еще более «высоким и стройным» и, безусловно, праведным».

Последнюю литургию на Троицком подворье в своем любимом храме преподобного Сергия Радонежского арестованный патриарх Тихон совершил 1/14 мая…

«Это было воскресенье, — вспоминает В. М. Миронова. — Здесь, в маленьком храмике, в присутствии немногочисленных молящихся, патриарх в сослужении подворской братии совершил божественную литургию — просто, без особой помпы и, как всегда, молитвенно.

По окончании богослужения молившийся в алтаре, пребывающий на покое престарелый архиепископ Владимир (Соколовский), замечательный старец, в прошлом ревностный архипастырь-миссионер, объехавший в свое время чуть ли не весь свет, проповедуя Слово Божие (включая Америку и Австралию), приблизился к Святейшему, только что разоблачившемуся, чтобы приветствовать и одновременно — проститься…

Взглянув в глаза друг друга и поняв в этом взаимном взоре более того, что смогли бы выразить обильные слова и длинные речи, они облобызались, обнялись, и непрошеные слезы оросили их глаза, выражая взаимную любовь, уважение и сострадание. Присутствующие в алтаре сослужащие потупились и отвернулись в стороны… После сего, безмолвно и поспешно архиепископ Владимир (Соколовский) покинул святой алтарь и вышел с подворья, чтобы более никогда здесь уже не появляться».

6/19 мая патриарх Тихон был увезен чекистами в Донской монастырь, где в небольшом домике его легче было прятать от народа.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >