Великий вход на литургии

Великий вход

По пропетии первой половины Херувимской, кончая словами: Всякое ныне житейское отложим попечение, совершается так называемый Великий вход, то есть торжественное перенесение уготованных Святых Даров с жертвенника на Престол, где они поставляются на раскрытый антиминс. Исторически Великий вход объясняется тем, что в древности «предложение», в котором уготовлялись Святые Дары при проскомидии, находилось вне алтаря, а потому, когда приближалось время пресуществления Св. Даров, они торжественно переносились в алтарь на престол. Символически Великий вход изображает шествие Господа Иисуса Христа на вольные страдания и крестную смерть.

Начинается Великий вход тем, что священник и диакон подходят к жертвеннику. Священник кадит Св. Дары, трижды молясь в себе: Боже, очисти мя, грешного. Диакон говорит ему: Возьми, владыко. Священник, взяв воздух со Св. Даров, возлагает его на левое плечо диакона, говоря: Возьмите руки ваша во святая и благословите Господа. Потом взяв св. дискос, возлагает его на главу диакона, со всяким вниманием и благоговением. При этом священник говорит диакону: священнодиаконство твое да помянет Господь Бог во царствии своем, всегда, ныне, и присно, и во веки веков, а диакон, принимая дискос и лобызая руку священника, говорит ему: Священство твое да помянет Господь Бог… Принимая дискос, диакон стоит справа от жертвенника на одном колене, держа в правой руке принятое им перед этим от иерея кадило, надетым за кольцо на мизинце правой руки так, чтобы оно спускалось у него позади плеча, после того, как иерей передаст ему дискос. Поднявшись с колен, диакон первый начинает шествие, выходя северными дверями на солею, а священник, взяв в руки св. чашу, следует за ним. Если служат два диакона, то на плечо одного из них возлагается воздух, и он идет впереди с кадилом, а старший по чину диакон несет на главе дискос. Если служат несколько священников соборне, то второй по чину священник несет крест, третий — копие, четвертый — лжицу и т. д. Впереди их идут свещеносцы. По окончании пения Херувимской, уже на ходу диакон начинает вслух поминовение великого входа, которое продолжает за ним священник, а, если служение соборное, то и другие священники, все поочередно, причем принято, что старший священник поминовение заканчивает. Диакон, закончив свое поминовение, через царские врата входит в алтарь и становится у правого переднего угла св. Престола на колено, продолжая держать дискос на голове и ожидая входа в алтарь священника, который снимает с головы его дискос и поставляет его на Престол. Священник, а если соборное служение, то и другие священники, произносят поминовение, стоя все рядом на солее, лицом к народу и крестообразно осеняя предметом, держимым в руках народ в заключение своего поминовения. Практика поминовения в разные времена не всегда была вполне однообразной. Поминались и ныне поминаются гражданские и духовные власти, а в заключение старший священник поминает: Всех вас православных христиан да помянет Господь Бог во царствии своем, всегда, ныне, и присно, и во веки веков. Неправильно делают некоторые современные священники, которые произвольно распространяют это поминовение на Великом входе, вставляя целый ряд разных поминовений, не указанных в Служебнике и не предписанных Высшей Церковной Властью. Всякая «отсебятина», тем более безграмотная, как это часто теперь бывает, в богослужении неуместна и неприлична. Войдя в алтарь, священник поставляет св. потир на раскрытый антиминс, с правой стороны, далее снимает дискос с главы диакона и поставляет его с левой стороны. Потом снимает с них покровцы, берет воздух с плеча диакона, и покадив его и облагоухав, покрывает им дискос и потир вместе. Поставление Св. Даров на престоле и покрытие их воздухом символизирует снятие со креста Господа и положение Его во гробе. Поэтому в это время священник читает про себя (полугласно) тропарь Великой субботы: Благообразный Иосиф с древа снем пречистое тело твое, плащаницею чистою обвив, и благоуханиими во гробе нове закрыв положи. А затем и другие тропари, поемые на пасхальных часах, которые тоже говорят о погребении Господа: Во гробе, плотски, во аде же с душею, яко Бог… и яко живоносец, яко рая краснейший… Окадив воздух и покрывая им Св. Дары, священник снова читает: Благообразный Иосиф… и затем трижды кадит на уготованные таким образом Св. Дары, произнося заключительные слова 50–го псалма: yблажи, Господи, благоволением твоим сиона… Под именем Сиона здесь разумеется Христова Церковь, под именем «стен Иерусалимских» — учители благоверия — епископы и пресвитеры, которые охраняют «град», то есть Церковь, от нападения врагов, под именем «жертвы правды, возношения всесожигаемых и тельцов» разумеется та Бескровная Жертва, которая имеет совершиться на предстоящем тайнодействии и прообразом Которой были жертвы ветхозаветные. После всего этого закрываются царские врата и задергивается завеса, что символизирует собой закрытие Гроба Господня большим камнем, наложение печати и приставление стражи ко Гробу. Вместе с этим это показывает, что прославленного состояния Богочеловека во время Его страданий и смерти люди не видели.

После каждения Св. Даров священнослужители взаимно просят друг у друга молитв о себе, чтобы быть достойными совершить великое таинство. Священник, отдав кадильницу и опустив фелонь (в древности фелонь спереди была длиннее и перед Великим входом подымалась и пристегивалась на пуговицы, тут она опускалась), преклонив главу, говорит диакону: «Помяни мя, брате и сослужителю». На это смиренное прошение диакон говорит иерею: «Да помянет Господь Бог священство твое во Царствии Своем». Потом диакон, преклонив и сам главу и держа орарь тремя перстами правой руки, говорит священнику: «Помолися о мне, Владыко святый». Священник говорит: «Дух Святый найдет на тя, и сила Вышняго осенит тя» (Лук. 1, 35) «Диакон ответствует: «Тойже Дух содействует нам вся дни живота нашего» (Рим. 8, 26) «Помяни мя, Владыко святый». Священник благословляет диакона рукой, произнося: «Да помянет тя Господь Бог во Царствии Своем, всегда, ныне, и присно, и во веки веков». Диакон отвечает: «Аминь» и, поцеловав руку священника, исходит из алтаря северными дверями для произнесения следующей по окончании пения Херувимской просительной ектении. (В Архиерейском Чиновнике, при служении архиерея, указывается другой порядок обращения архиерея к служащим и диакону и ответы диакона).

Если священник служит один без диакона, то он несет потир в правой руке, а дискос в левой и произносит сам все обычное поминовение полностью.

При архиерейском служении, архиерей перед началом Херувимской, по прочтении тайной молитвы, умывает в царских вратах руки, отойдя по прочтении Херувимской песни к жертвеннику, совершает сам для себя Проскомидию, поминая всех архиереев, всех сослужащих, которые поочередно подходят и целуют его в правое плечо, произнося: «Помяни мя, преосвященнейший владыко, такого?то». Архиерей не выходит сам на Великий вход, а принимает в царских вратах сначала дискос от диакона, а потом потир от старшего священника, причем сам произносит все поминовение, разделяя его на две половины: одно произнося с дискосом в руках, а другое — с потиром в руках. Духовенство тогда обычно никого отдельно не поминает, только иногда диакон в начале поминает служащего архиерея. При архиерейском служении царские врата и завеса (от начала литургии) не закрывается, а остается открытыми до самого причащения священнослужителей.

Надо помнить, что после Херувимской никакое вынутие частиц из подаваемых просфор уже недопустимо.

На покровец, снятый с дискоса и положенный на левой стороне престола, кладется обыкновенно напрестольный крест, а по бокам его копие и лжица, которые понадобятся священнику потом для раздробления Св. Даров и причащения верующих.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Изъяснение Божественной Литургии

Литургия Верных составляет третью часть Литургии и называется так потому, что при совершении ее разрешается присутствовать только верным, т. е. крещеным и не отлученным от Церкви или от Св. Причащения.

На ней символически изображаются Тайная вечеря Господа, Его страдания и смерть, воскресение из мертвых, вознесение на небо и второе пришествие на землю.

Главные действия этой части литургии состоят: 1) в перенесении Даров с жертвенника на престол; 2) в освящении Даров; 3) в приготовлении верующих к Причащению; 4) в самом Причащении; 5) в благодарении за Причащение и благословении на выход из храма.

Литургия верных начинается ектениею: «Елицы вернии, паки и паки миром Господу помолимся». Потом следует вторая малая ектения. Обе эти ектении заключаются возгласом: «Премудрость!», напоминающим о важности наступающего священнодействия.

Во время этих ектений священник раскрывает антиминс – шёлковый плат с частицею св. мощей, на котором должны быть поставлены Дары по перенесении их с жертвенника на престол, и тайно молится, чтобы Господь сотворил его достойным приносить мольбы и жертвы Безкровныя, а верующим – даровал бы неосужденно причаститься Святых Таин.

После сего отверзаются царские врата и лик поет Херувимскую песнь, введенную в употребление при греческом императоре Юстиниане Младшем и патриархе Константинопольском Иоанне Схоластике, которому с вероятностью приписывается и самое составление этой священной песни.

«Иже Херувимы, тайно образующе и Животворящей Троице Трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейской отложим попечение; яко да Царя всех подымем, Ангельскими невидимо дориносима чинми, Аллилуиа». По-русски: «Мы, таинственно изображая Херувимов и воспевая Трисвятую песнь Животворящей Троице, отложим теперь всякое житейское попечение, чтобы нам принять Царя всех, невидимо сопровождаемого ангельскими силами. Аллилуия».

Собственно песнь Херувимов состоит из одного слова – «аллилуйя», т. е. «хвалите Бога». Все прочие слова в этой песне служат наставлением в том, с каким благоговением мы должны встретить и принять Святые Дары Царя Славы, Господа.

В середине Херувимской песни совершается великий вход, во время которого св. Дары переносятся с жертвенника на престол. Великий вход совершается следующим образом: перед пением слов «яко да Царя всех подымем» священник и диакон подходят к жертвеннику для благоговейного поднятия св. Даров; при этом диакон, принявши от священника сначала воздух (покров на святых дарах) на левое плечо и потом – дискос на главу, а священник, принявши в руки св. Потир (чашу), выходя через северные двери на амвон и остановившись перед народом, поминают православных патриархов, правящего Архиерея, страну Российскую и благоверных людей ее, страну в которой живем, правительство и воинство ее, приходских деятелей и всех православных христиан.

При словах священника: «И вас всех да помянет Господь Бог» нужно вполголоса сказать: «И священство твое да помянет Господь Бог во Царствии Своем всегда, ныне и присно и во веки веков».

Затем священник и диакон входят царскими вратами в алтарь. Священник ставит чашу и дискос на развернутый на престоле антиминс, снимает с них малые покровы и покрывает одним большим покровом-воздухом. Царские врата затворяют и завешивают завесой. На клиросе поют продолжение Херувимской песни: «Яко да Царя всех подымем». Во время великого входа молящиеся преклоняют головы, моля Господа Бога о том, чтобы Он помянул и их в Царстве Своем. Это делается в подражание благоразумному разбойнику, который, видя страдания Иисуса Христа и сознавая свои грехи перед Богом, с раскаянием сказал: «Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствие Твое.»

Великий вход символизирует шествие Иисуса Христа на вольные страдания во Иерусалим при громких восклицаниях «Осанна Сыну Давидову!» и в сопровождении множества народа, устилавшего пред Ним путь своими одеждами, финиковыми и пальмовыми ветвями, равно как и самые страдания, смерть и погребение Его. На это значение великого входа особенно ясно указывают слова священной песни, которая поется вместо Херувимской в Великую Субботу: «Царь царствующих и Господь господствующих приходит заклатися» (т. е. идет на заклание). Потому, при архиерейском служении, во время великого входа, и выносятся крест, копие и губка, в воспоминание того, как Христос был распят на кресте, напоен был губкою и прободен копием. В то же время священник и диакон символизируют собою Иосифа с Никодимом; воздух на плече диакона и покровы на чаше и дискосе напоминают плащаницу и пелены, которыми было обвито тело Иисуса Христа, кадило – ароматы, которыми оно было помазано, а закрытие царских врат завесою означает ночь, как время погребения Иисуса Христа, также и стражу, приставленную к Его гробу.

В великий Четверг на Литургии Василия Великого вместо Херувимской песни поётся следующая песнь: «Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими; не бо врагом Твоим таину повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедую Тя, помяни мя, Господи, во царствии Твоем».

В великую же Субботу вместо Херувимской песни поется: «Да молчит всякая плоть человеча, и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет. Царь бо царствующих и Господь господствующих приходит заклатися и датися в снедь верным. Предходят же сему лицы Ангельстии со всяким началом и властью, многоочистии херувимы и шестокрылые серафимы, лица закрывающе и вопиюще песнь: аллилуия».

После великого входа следует приготовление верующих к достойному присутствию при освящении приготовленных Даров. С этой целью сначала произносится ектения о предложенных Дарах и потом – просительная ектения о предстоящих в храме. Именно, чтобы Господь очистил грехи их, помог настоящий день и всю жизнь провести в мире и без греха, под покровом Ангела-хранителя, и сподобил их христианской кончины и доброго ответа на Страшном суде. После того священник молит Бога, чтобы Он принял молитву верующих «щедротами (ради заслуг) Единородного Сына Своего». После того диакон призывает всех верующих к соединению в братской любви: «Возлюбим друг друга да единомыслием исповемы», т. е. чтобы мы, будучи проникнуты одними мыслями о Боге, могли исповедовать Его или выразить свою веру в Него. Поющие дополняют, кого именно внушается нам исповедовать, именно: Отца и Сына и Святого Духа, Троицу единосущную и нераздельную.

В первые времена христианства в это время все молящиеся в храме выражали взаимную любовь целованием: мужчины – с мужчинами, а женщины – с женщинами. Впоследствии, по причине умножения христиан, этот обычай признан затруднительным и отменен. Ныне только священники при соборном служении в это время целуют друг друга в плечо и руку, в знак взаимной любви и согласия. При этом один из них говорит: «Христос посреде нас», и другой отвечает: «И есть и будет». Все прочие верующие должны в это время простить друг друга, если имеют гнев на кого, оставить всякую вражду и помнить, что Господь не примет от них и самой молитвы, если они стоят пред Ним с гневом на кого-нибудь или с высокомерием.

После этого диакон возглашает: «Двери, двери. Премудростию вонмем!» В это время завеса от царских врат отнимается и поется Символ веры. Это делается в знак того, что верующие должны произносить исповедание веры как бы пред лицом Самого Бога и что им только под условием истинной веры открыт доступ к престолу благодати.

Слова «Двери, двери!» в первые времена христианства относились к преддверникам, стоявшим при храме, чтобы они в это время затворяли двери, дабы не мог войти в храм кто-либо из оглашенных или кающихся, или даже неверных. В настоящее время эти слова относятся ко всем верующим и напоминают им, чтобы они, приготовляясь к великому таинству, затворили двери сердца своего (т. е. чувства, особенно зрения и слуха) так, чтобы ни одна греховная мысль не входила в это время в него и чтобы ум их был занят единственно исповеданием веры, которое вслед за этим произносится или поется.

Слова «Премудрость, вонмем!» возбуждают особенное внимание к содержанию Символа веры, а самый Символ веры поется в это время перед совершением таинства для того, чтобы христиане могли засвидетельствовать перед Богом и Церковью чистоту и единство своей веры, так как без истинной веры никто не может ни приступить к таинству, ни присутствовать при совершении его. В это время священник берет воздух, которым покрыты св. Дары, и, читая Символ веры , колеблет его над Дарами (поднимает и опускает). Это делается в память землетрясения, бывшего при воскресении Иисуса Христа, равно как и в знак наступающего сошествия Св. Духа на предложенные Дары, подобно тому, как и сошествию Св. Духа на Апостолов предшествовало бурное дыхание ветра.

С этой минуты верующие не должны выходить из храма до окончания Литургии, а равно и не позднее этого времени должны приходить в храм. Насколько предосудительно нарушать это требование, видно из 9-го апостольского правила: «Всех верных, входящих в церковь… и не пребывающих на молитве до конца, как бесчиние в церкви производящих, подобает отлучать от общения церковного».

После пения Символа веры верующие возбуждаются к достойному предстоянию в храме при совершении Таинства Причащения. Для этого диакон возглашает: «Станем добре, станем со страхом, вонмем, святое возношение в мире приносится» (т. е. будем стоять прилично, со страхом, будем внимать, чтобы принести в мире святое возношение, т. е. святую жертву). Поющие от лица всех верующих отвечают: «Милость мира, жертву хваления», т. е. мы приносим Богу жертву, в отношение к ближним – милость, как плод мира или согласия с ними, а в отношении к самому Богу – хвалу или прославление Его, особенно бескровною святою жертвою. Таким образом, слова «Милость мира, жертву хваления» показывают, что под «святым возношением» разумеется в отношении к ближним милость, а в отношении к Богу – молитва, особенно та бескровная жертва (Тело и Кровь Христовы), которая вслед затем приносится Богу и во время которой верующие должны обращаться к Нему с особенно чистою и усиленною молитвою.

Перед самым совершением Таинства Причащения священник приготовляет к нему верующих краткими возгласами. Именно, прежде всего, обращаясь к народу, он возглашает: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца, и причастие Святаго Духа буди со всеми вами». Этим апостольским приветствием священник испрашивает у Бога верующим особенного дара от каждого лица Пресвятой Троицы, именно: от Бога Отца испрашивается им «любовь», так как единственно по любви Он послал на землю Единородного Сына Своего; от Сына Божия – «благодать», или божественная сила, так как Его заслугами она исходатайствована для верующих в Него; от Духа Святаго – «причастие», или «общение», без которого ни для кого из верующих невозможно усвоение спасительных заслуг Христовых. Поющие на этот возглас отвечают: «И со духом твоим», т. е пусть будут дары эти и с твоею душою! Затем священник возглашает: «Горе имеем сердца», т. е. устремим сердца свои вверх, к Богу. Поющие от лица верующих отвечают: «Имамы ко Господу», т. е. мы имеем сердца, устремленные к Господу.

Далее священник возглашает: «Благодарим Господа!» На клиросе поют: «Достойно и праведно есть покланятися Отцу и Сыну и Святому Духу, Троице единосущней и нераздельней». В это время мы должны благодарить Господа за все благодеяния Его, особенно за то, что Он из ничтожества извел нас в бытие, и когда мы отпали от Него, Он снова наставил нас и ведёт в Свое Небесное Царство.

В это время священник, тайно читая молитву и воспоминая в ней о благодеяниях Божиих, вместе с тем представляет непрерывное славословие Ангелов, окружающих Престол Божий, и возглашает: «Победную песнь поюще, вопиюще, взывающе и глаголюще». В этих словах можно видеть указание и на те четыре вида животных, именно, орла, тельца, льва и человека, под образом которых Ангелы, окружающие Престол Божий, видимы были в Ветхом Завете пророком Иезекиилем (Иез. 1), а в Новом (Откр. 4:6–9) – апостолом Иоанном. Под поющим здесь разумеется орёл, под вопиющим – телец, под взывающим – лев, под глаголющим – человек. На клиросе поют самую песнь ангельскую: «Свят, свят, свят Господь Саваоф! Исполнь небо и земля славы Твоея!» И к этому присоединяют хвалебную песнь еврейских отроков, приветствовавших Иисуса Христа при торжественном входе Его во Иерусалим: «Осанна в вышних! Благословен грядый во имя Господне! Осанна в вышних!» «Осанна» – слово еврейское, значит «спасение». «Осанна в вышних» значит «спаси нас на небесах», или «даруй нам спасение в Царствии Небесном».

После пения победной песни совершается самое важное действие на Литургии верных, именно: освящение Даров – Евхаристия.

Воспоминая Тайную вечерю и установление на ней таинства св. Причащения, священник в это время произносит слова Самого Иисуса Христа: «Приимите, ядите: сие есть тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов», и потом: «Пийте от нея вси: сия есть кровь Моя Новаго Завета, яже за вы и за многия изливаемая во оставление грехов». В это время священник в тайной молитве кратко вспоминает о самой заповеди Спасителя совершать таинство Причащения, равно как и о Его крестных страданиях, смерти, воскресении и вознесении на небо. В это время и все верующие должны вспоминать Тайную вечерю Христову и мысленно проникнуться верой в пречистое Тело и честную Кровь Господа Иисуса Христа. На оба эти возгласа священника поющие отвечают: «Аминь», выражая через это внимание и веру предстоящих в храме.

Потом священник или диакон берет крестообразно правой рукой дискос, а левой – чашу и, поднимая их вверх, возглашает: «Твоя от Твоих, Тебе приносяще о всех и за вся!» («Твои дары, Господи, Тобою же нам данные, Тебе и приносим в благодарность и умилостивление за все во исполнение Твоей заповеди и по причине Твоих спасительных страданий за всех нас»). На эти причины указывается в молитве, тайно произносимой священником перед означенным возгласом: «Поминающе убо, спасительную Твою заповедь и вся яже о нас бывшая: крест, гроб, тридневное воскресение, на небеса восхождение, одесную седение, второе и славное паки пришествие». На клиросе протяжно поют: «Тебе (т. е. Тебя) поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи, и молимтися, Боже наш!»

Во время пения этой священной песни совершается призывание Св. Духа на предложенные Дары и самое освящение их. Именно: священник сначала три раза, с поднятием рук, молится о том, чтобы Господь ниспослал Святаго Духа на него самого как совершителя Таинства, на всех предстоящих во храме и на предложенные Дары; потом произносятся молитвенные слова к Богу Отцу: «И сотвори убо хлеб сей честное Тело Христа Твоего, а еже в чаши сей – честную Кровь Христа Твоего, преложив Духом Твоим Святым. Аминь – трижды». Три раза благословляет святые Дары. В это самое время, силой и действием Святого Духа, хлеб пресуществляется в истинное Тело Христово, а вино – в истинную кровь Христову. Тогда священник и диакон делают земной поклон, поклоняясь Самому Господу, присутствующему на святом престоле в Теле и Крови Своей. В это время и все верующие, находящиеся во храме, призываются Церковью к особенному молению: «Молимтися, Боже наш!»

Даже отсутствующим даётся знать об этой важной минуте освящения Даров особенным благовестием, которое называется благовест к «Достойно», чтобы и они в это время вознесли ум и сердце свое к Богу, осенив себя крестным знамением.

После освящения Даров они приносятся Богу в жертву с молитвой за всю Церковь Христову. Как Сам Иисус Христос окончил Тайную вечерю молитвой к Богу Отцу о всех верующих в Него, так и Церковь по освящении Даров совершает молитвенное воспоминание о всех своих членах – как живых, так и умерших. Эти молитвы имеют особое значение, потому что в то время самые Тело и Кровь Христовы приносятся Богу как истинная жертва за всю вселенную: во-первых, жертва благодарственная, за святых, уже прославленных Богом; во-вторых – умилостивительная, за умерших с верой, но еще не достигших полного блаженства; в-третьих – очистительная, за христиан живых.

Воспоминая в тайной молитве о святых, уже прославленных Богом (праотцах, пророках, апостолах, мучениках, исповедниках), священник от лица всех верующих приносит Богу благодарственную молитву за то, что Он удостоил их Своего Божественного прославления и соделал ходатаями за нас на небе.

Потом вслух священник возглашает: «Изрядно (преимущественно) возблагодарим Господа о Пресвятей, Пречистей, Преблагословенней, Славней Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии». Св. Церковь побуждает верующих особенно возблагодарить Господа о Пресвятой Матери Божией, потому что Она удостоилась от Бога особенного прославления, гораздо высшего, чем все другие святые, и Ее ходатайство перед Богом имеет большую силу, нежели молитвы прочих святых. На клиросе от лица всех молящихся поют хвалебную песнь в честь Божией Матери: «Достойно есть яко воистину, блажити Тя, Богородицу, присноблаженную и пренепорочную Матерь Бога нашего; честнейшую херувим и славнейшую без сравнения серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величаем» («Достойно по всей справедливости ублажать Тебя, Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную Матерь Бога нашего; посему мы величаем Тебя, честнейшую херувимов и славнейшую без сравнения серафимов, без изменения родившую Бога Слова, истинную Богородицу»).

Эта песнь приписывается Ангелу, явившемуся в виде инока подвижнику, который жил в пещере на Афонской горе, близ обители Пантократской, в конце Х века. На Литургии св. Василия Великого вместо этой песни поется: «О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь», а в праздники двунадесятые поются так называемые «задостойники», т. е. ирмосы 9-й песни праздничного канона с припевом в честь Божией Матери: «Величит, душе моя, честнейшую и славнейшую горних воинств, Деву Пречистую Богородицу».

Во время пения «Достойно есть» священник тайно молится как об умерших с верой во Христа, так и о живых христианах. Первым он испрашивает у Бога вечного упокоения, а последним – всех благ для жизни христианской. В древности в это время поминовение умерших совершалось вслух диаконом, читавшим помянники, а ныне совершается это тайно священником. Но молящиеся в храме во время пения «Достойно есть» сначала должны словами этой молитвы выразить величание Божией Матери, а потом поминать в своих молитвах всех близких своих, родных и знакомых, умерших с верой и покаянием. И как прежде при воспоминании о Церкви Небесной священник особенно и громогласно вспоминал о Божией Матери как о высшей всех святых, так и теперь при воспоминании о Церкви земной прежде всего молится о высших властях духовных и гражданских и вслух всех возглашает: «Во-первых, помяни, Господи, Святейшие Православные патриархи (местного архиерея), их же даруй святым Твоим Церквам в мире целых, честных, здравых, долгоденствующих, право правящих слово Твоея истины». Этот возглас означает следующее: «Во-первых помяни, Господи, духовных правителей и даруй им, чтобы они, для блага Твоих Церквей, были целы, почитаемы, здравы, долголетни и правильно управляли Церковью по Твоему истинному слову». При Архиерейском служении в это время, также вслух, поминаются страна, в которой живем, и правительство ее, а при обыкновенном священнослужении это поминовение произносится священником тайно. Поющие отвечают: «И всех и вся», т. е. помяни, Господи, и всех верующих – как мужчин, так и женщин. В это время верующие должны поминать в своих молитвах живых: близких, родных, знакомых и всех христиан.

В заключение всего жертвоприношения, Евхаристии, священник испрашивает у Бога всем «единодушия»: «И даждь нам единеми усты и единем сердцем славити и воспевати пречестное и великолепное имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков».

Для приготовления верующих к св. Причащению, сначала священник призывает на них милости великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа; потом диакон или священник произносит ектению о том, чтобы Господь, восприняв в пренебесный Свой жертвенник освященные Дары, ниспослал всем верующим Божественную благодать и дар Всесвятого Духа, и присоединяет к этому просительную ектению. Священник в это время тайно читает в алтаре молитву о том, чтобы Господь сподобил как его, так и всех готовящихся к святому Причащению, приступить к этому таинству неосужденно и с чистой совестью.

После этого священник возглашает: «И сподоби нас, Владыко, со дерзновением (с сыновней смелостью) неосужденно смети призывати Тебе, Небесного Бога Отца, и глаголати». Поющие дополняют, что именно глаголати: «Отче наш, иже еси на небесех».

На клиросе поют Молитву Господню, которая напоминает верующим, с какими мыслями и чувствами они должны приступать к великому таинству св. Причащения. Между тем диакон во время пения Молитвы Господней крестообразно опоясывается орарём для большего удобства при св. Причащении и для выражения благоговения к св. таинству.

После молитвы Господней священник, обращаясь к народу и благословляя его, произносит: «Мир всем!», – а поющие отвечают: «И духови твоему». Затем диакон приглашает всех преклонить главы, а священник тайно читает молитву о том, чтобы Господь ниспослал Свое благословение преклонившим главы. Когда диакон произносит: «Вонмем!» – священник, возвышая св. Агнец и делая им изображение креста, возглашает: «Святая святым!», т. е. святые Дары – Тело и Кровь Христовы – могут быть преподаны только святым и очистившим себя от грехов через покаяние. Возгласы «Вонмем» и «Святая святым» должны побуждать верующих к новому, строжайшему испытанию своей совести. Потому в это время прилично всем обратиться к Богу с молитвой мытаря: «Боже, очисти мя, грешного». Но так как никто из людей не может признать себя вполне чистым от греха, то на возглас священника поющие отвечают: «Един Свят, един Господь Иисус Христос во славу Бога Отца. Аминь».

После этого поется стих, называемый причастным. Причастные стихи большей частью заимствованы из псалмов; они избираются соответственно праздникам. Так, в Воскресные дни часто поётся стих: «Хвалите Господа с небес, хвалите Его в вышних»; в праздники Божией Матери: «Чашу спасения прииму и имя Господне призову»; в праздники св. Апостолов: «Во всю землю изыде вещание их и в концы вселенныя глаголы их»; в праздники святых: «В память вечную будет праведник, от слуха зла не убоится» и проч.

Во время причастного стиха священнослужители причащаются святых Таин. Причащение священнослужителей совершается следующим образом: сначала священник поклоняется до земли святым Тайнам, потом кланяется находящимся в церкви и испрашивает у них прощения. После того священник даёт диакону часть Тела Христова, а другую часть благоговейно берет в свои руки, и оба тихо читают молитву: «Верую, Господи, и исповедую» и проч. Потом священник причащается крови Христовой из св. потира и также причащает диакона. Так приобщались святых Таин Христовых все христиане до IV века, но в этом столетии св. Иоанн Златоуст ввел в употребление лжицу для приобщения мирян под обоими видами, так как некоторые из них стали допускать неблагоговейное обращение с частицами Тела Христова.

Во время приобщения священнослужителей воспоминаются Церковью Тайная Вечеря, приобщение Иисусом Христом Апостолов, Его страдание и смерть.

Об авторе

Для общего развития можно почитать, но это ненаучная книга ни разу и, кажется, там в наличие кое-какие ляпы. Но мне больше всего было интересно ее читать как взгляд католика на православное богослужение и его развитие во времени. Наводит на некоторые мысли. Например, о все о том же закостенении православной традиции в наросшем за века символизме. Ну, автор и сам там замечает, что литургическим возрождением наподобие западного у нас и не пахнет, все то же редкое причащение почти повсеместно, все то же хождение мирян в храм в качестве зрителей, а не участников богослужения — а если и участников, то только через созерцание мистерии, даже петь не дают, и алтаря не видно, и важнейшие молитвы тайные, слышны одним священникам. В общем, с т.з. католика это полная клерикализация церковной жизни и разделение верующих на «священный» клир и «недостойных видеть таинство» мирян. Забавно, что при этом всю дорогу православные упрекали католиков в разделении на «церковь учащую и учащуюся» итп. Впрочем, это, видимо, было до тех самых литургических реформ.

Уайбру Хью

   Церковь — для чего она? Какова присущая ей одной, отличающая ее от всех функция, каково дело, которое делает только она, а никто другой делать не может? При всей невозможности дать исчерпывающий ответ, скажем с уверенностью одно: церковь нужна для того, чтобы совершать евхаристию. Церковь — евхаристический организм, становящийся воистину самим собою только тогда, когда совершается божественная литургия. Именно это главное явление церковной жизни описывает в своей книге англиканский священник, в свое время — настоятель иерусалимского англиканского прихода. Шаг за шагом он прослеживает историческое развитие евхаристического богослужения на христианском Востоке и не только излагает этот процесс в простой манере и легким для чтения стилем, но ярко и наглядно воспроизводит живое ощущение богослужений, дает почувствовать, как они проходили в разные исторические периоды с апостольских времен до наших дней. Перед вами научное исследование, основанное на тщательном прочтении обширного материала; но результаты этого исследования представлены в виде, доступном и неспециалисту. Хью Уайбру не только воспроизводит слова и действия, составляющие собственно обряд, но рассматривает и архитектурное пространство, в котором служится литургия, и ее внутреннюю символику, и связанное с ней богословие.

В 1970 г. Р. Тафт защитил докторскую диссертацию по истории Великого входа. Усовершенствованная версия диссертационного труда была опубликована в Риме в 1975 г. в серии «Orientalia Christiana Analecta» и составила II том «Истории литургии свт Иоанна Златоуста». Обширное исследование Великого входа и других преданафоральных чинов стало классикой современной византийской литургиологии и выдержало уже 4 издания. Данный перевод выполнен со 2-го издания 1978 г.

:
Предисловие vii
Предисловие ко второму изданию x
Содержание xi
Список сокращений xii
Список опубликованных трудов, упоминаемых в сокращенной форме xiii
Введение xxiii
Замечание ко второму изданию xliii

Часть I «Вход тайн» 1
Глава i. Современный обряд и его исторические предшественники 1
глава ii. Херувимская песнь 64
глава iii. Молитва херувимской песни 131
глава iv. Каждение и умовение рук 163
глава v. Шествие с дарами 191
глава vi. Вторичные молитвословия в чине великого входа 234
глава vii. «Молитва предложения» на великом входе? 273

часть II Чины приближения к престолу 293
глава viii. Диалог после поставления даров 298
глава ix. Ектения после великого входа 324
глава χ. Молитва проскомидии 363
глава xi. Лобзание мира и символ веры 387
Заключение 440
Хронологический список рукописей 444
Указатель рукописей 455
Общий указатель 460
Дополнение к второму изданию 474