Женщина в храме да молчит

Женщина в Церкви да молчит…

Об этом пишут и размышляют периодически, но все равно как-то вновь и вновь многие искушаются вопросом: а с какой стати, собственно? Мне кажется, что именно «по-женски» я поняла в последнее время причину на примере конкретных ситуаций.

Вот такая со мной частенько выходит история: стою, например, на кухне, посуду мою, обдумываю животрепещущую тему будущего текста. Восхожу из глубин анализа к высотам смелых обобщений, чувствую уже, что «легкость в мыслях необыкновенная у меня»… И тут раздается крик:

– Мама! Ванька горшок перевернул!!!

За всех женщин не отвечаю, конечно, но я в первую секунду – зверею. Такой «полет» прервали, понимаете ли! Если повезет, то секундой все и ограничится, если нет – будет десятиминутка плохого настроения.

А ведь мой текст для сайта – это еще не говорение в Церкви, то есть не глубокое рассуждение на важную общецерковную или богословскую тему с выводами нормативного характера. Богословская тема требует совсем другой степени включенности в процесс ее разработки. Тут надо не посуду мыть, а закрыться эдак на полгода за звуконепроницаемой дверью и перелопатить труды святых отцов по данному вопросу, постановления Соборов, работы современных богословов… В противном случае лучше действительно молчать, как женщине, так и мужчине. И пускай там горшки переворачивают, попугая голодом морят, без прогулки сидят и без чтения – у меня важная миссия, я Церкви открываю новые глубины Ее учения. Неплохо, не правда ли?

Видимо, у женщины выше градус эмоциональной вовлеченности в предмет обдумывания. Я заметила, что супруг, готовясь к выступлению на какой-нибудь конференции, преспокойно находит время покачать сына за ноги или жене комплимент сказать. Я же, когда всего лишь диплом писала, увлеклась так, что готова была всех на свете на Зеньковского променять. И вот ты сидишь и обдумываешь, влияет ли у Зеньковского софиология на педагогические идеи, а к тебе лезут с какой-то ерундой про Курочку Рябу: ух, думаешь, куда б сбежать от вас?!!

Потом остываешь и еще думаешь – а кому оно нужно, такое мое «богословие»? Вот запущу я детей из любви к «изысканиям», достану мужа творческой неряшливостью и нежеланием общаться, отвлекаясь от «умных» мыслей, устрою себе ад вокруг – везде, кроме собственной головы. И буду кому-то вещать о Боге и верном пути ко спасению? Но какой образ Бога я принесу Церкви из глубины сердца, которое неминуемо станет озлобленным и несчастным от хронического издевательства над женской природой?

Если женщина пытается реализоваться как женщина – у нее остается слишком мало времени на то, чтобы поучать Церковь. По крайней мере, до поры, пока дети не вырастут.

Если же женщина увлеклась и ищет самореализации в ущерб своим материнским чувствам, давя их на корню, то ей, действительно, рановато учить христиан, призванных к возможно полной реализации Божьих замыслов о человеке, к максимальной полноте бытия, а не зацикливанию на узких – даже и внешне благочестивых – целях.

Думаю, женщина вполне способна быть не слишком счастливым в личной жизни, но прекрасным специалистом практически в любой области знания. Кроме богословия. Богословие требует цельного, спокойного, благодарного Богу сердца.

Если же нет противоречия, если богословские размышления не мешают женщине исполнять роль женщины, тогда появляются удивительные исключения. Таким удивительным исключением казалась мне почившая Марина Андреевна Журинская. Я никогда не встречалась с ней лично, но в ее текстах помимо научной и богословской глубины мне всегда чудилась какая-то спокойная красота неискаженной женственности. В них не было той неприятной и непоборимой формы женского кокетства, которая заставляет думающую женщину демонстративно чуждаться «бабской» тематики и женских слабостей. В них была сила – и временами даже резкость – очень полно реализованной жизни. Повторюсь, я не знала ее лично и могу ошибаться. Но я бесконечно благодарна ей за то, что именно она – не молчала.

Однако же это исключение не отменяет общего «правила»: женщине, наверное, стоит говорить на глубокие богословские темы лишь тогда, когда это не мешает ей быть женщиной. Ну, и Церкви не мешает, конечно.

Фото Елены Ермиловой

Кеннет Хейгин. Должны ли женщины в церквах молчать?

Как смотреть на этот вопрос в свете нынешнего времени? Отрывок из книги Кеннета Хейгина. Опубликовано на веб-портале imbf.org

«Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви. Разве от вас вышло слово Божие? Или до вас одних достигло?» (1Кор.14:34-36).

Как мы упоминали ранее, в греческом оригинале есть только одно слово, означающее «мужчина» — и нет слова, означающего «муж», и только одно греческое слово, соответствующее понятию «женщина» — и нет слова «жена». Вы должны определить из контекста, говорится ли в тексте о женщинах в общем или в отдельности о женах. В стихе 34, например, не говорится обо всех женщинах. Этого не может быть, потому что в следующем стихе говорится: «Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих…» Не у всех женщин есть мужья. Незамужние женщины определенно не включаются в этот текст. Здесь греческое слово «gune» должно переводиться как «жены»: «Жены ваши в церквах да молчат…» А. С. Ворелл переводит эти стихи так: «Пусть жены молчат в собраниях: ибо не разрешено им говорить, но пусть они будут в подчинении, как и закон говорит. И если они желают научиться чему-нибудь, пусть спрашивают своих собственных мужей дома; ибо стыдно говорить жене в собрании».

Другой известный текст по этому вопросу очень похож на наш первый:

«Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева; и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление; впрочем спасется через чадородие, если пребудет в вере и Любви и в святости с целомудрием» (1Тим.2:11-15).

Если вы запомните следующие моменты в отношении наших текстов, это поможет вам понять их:

  1. Павел говорит не обо всех женщинах, а о женах;
  2. Он говорит о том, чтобы учиться чему-то и задавать вопросы (1Кор.14:35; 1Тим.2:11).

Переведите греческое слово «gune» как «жена», а не «женщина», и эти тексты будут иметь смысл для вас. В Послании к Тимофею Павел упоминает Адама и Еву — мужа и жену. Он имеет дело с отношениями «муж — жена». Понимаете ли, в действительности нет большой опасности в том, что женщины (в общем смысле этого слова) диктовали, господствовали или захватывали власть над мужчинами (в общем смысле этого слова). Но появились жены, которые подвергали своих мужей такому унижению. Вот Павел и говорит, что жена не должна диктовать своему мужу или захватывать власть над ним.

В те дни женщины были не очень образованны или вообще не имели образования. Павел советует женам, если они хотят научиться чему-то, спрашивать своих мужей дома, тем самым, подразумевая, что мужчины были лучше осведомлены, чем женщины. Увы, это не всегда верно сейчас. Многие женщины умерли бы в безнадежном неведении о принципах нашей святой веры, если бы они зависели от тех незрелых, полусырых, пагубных и ошибочных идей, которые их мужья могли бы им передать.

Закон толкования писания

Каждое место Писания должно быть истолковано в свете того, что другое место Писания говорит по этому поводу. Оно должно гармонировать со всеми остальными местами Писания.

В результате незнания этого закона толкования появились многие ошибки. Именно таким образом возникают искушения, как в данном вопросе, так и в других. Толкование, которое мы применяем к нашему тексту Писания, должно гармонировать со всем остальным Писанием. Вы можете взять стихи из контекста, пренебречь законом толкования и заставить их говорить все, что угодно, все, что вы хотите, чтобы они говорили.

Были некоторые чудесные люди с прекрасным Духом Любви, крещенные Святым Духом, которые были сильными свидетелями и благословением для других — до поры. Но потом они впали в заблуждение, потому что не интерпретировали места Писания в свете других мест Писания.

Один такой человек рассказывал мне, как Бог дал ему великое откровение. (Откровение — это хорошо, если оно в соответствии со Словом. Если нет — забудь его). Он думал, что получил великое откровение, о котором не знал никто другой. Но некоторые из нас уже довольно долгое время в Пятидесятничестве, и мы видели, некоторые определенные сложности время от времени, которые потом сами собой рассеивались. Так было и в случае с его откровением. Этому откровению давали различные красивые имена — Восстановление, Вечное Восстановление, Окончательное Всеобщее Примирение и т. д. В сущности это значило, что все будет восстановлено и каждый будет спасен. Одна такая группа учила, что даже злые духи, а, возможно, и диавол, будут спасены. И они подобрали несколько стихов из Писания, которые, как они думали, говорят об этом.

Другой человек, с таким же откровением, с большим восторгом рассказывал мне о том, что он «узнал из Библии». Я мог определить по его дыханию, что он пьет, а также он ругался и использовал Божье Имя всуе во время разговора. Но он был так счастлив и так радовался, рассказывая мне: «Наш проповедник сказал — и я узнал из Библии, что это правда — каждый будет спасен. И нет никакой разницы, что ты делаешь. Разве это не чудесно! Знаете, Библия говорит, что с Богом все возможно. И Библия говорит, что Бог не хочет, чтобы кто-нибудь погиб. Все ли возможно для Бога?» — Да, — ответил я. — Правда ли, что Бог Всемогущий? Всезнающий? Мудрый? — Да. — И Он может сделать все? — Да. — Ну, Он ясно сказал, что Он не желает, чтобы кто-нибудь погиб, так что никто не погибнет. Все будут спасены! Я так взволнован с тех пор, как это узнал!

Один служитель Полного Евангелия, у которого в течение многих лет было настоящее служение по спасению людей и крещению Святым Духом, впал в ту же самую ошибку. «Многие годы,— говорил он, — я думал, что мой дядя-алкоголик, который умер, проклиная Бога, пошел в ад. Но сейчас я узнал, что он отправился на небеса. Он спасен, потому что Бог не желает, чтобы кто-нибудь погиб, и Бог Всесилен. Я говорил с ним много лет назад о том, чтобы принять Христа, но он обругал меня и пошел своей дорогой. И он так никогда и не исповедал свою веру во Христа. Но я теперь знаю, что он отправился прямо в мир славы».

Вы видите, как хорошо они используют Писание? С Богом все возможно (Матф.19:26; Марк.10:27). Бог не желает, чтобы кто погиб (2Пет.3:9). Может ли Бог делать все? Является ли Он Всемогущим? Конечно! Но они упустили суть. У них эти места Писания не гармонируют с другими. Господь Иисус Христос говорил, что некоторые люди погибнут. Он сказал:

«…идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать, и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Марк.16:15,16).

Нет, это экстремистское учение о полном примирении является ошибочным, диавольским, вводящим в заблуждение и оно наносит ущерб Телу Христа. Здесь я хотел использовать его как иллюстрацию.

Возвращаясь к вопросу о женщинах, понимаете ли вы, что можно сделать то же самое и здесь? Когда один мужчина пытался подтвердить свое мнение стихом Писания, прицепившись к нему одному, я указал ему на другое место Писания. «Ну, — сказал он, — возможно, были некоторые исключения. Но Господня воля именно такая». — Нет!

Если толкование не гармонирует со всеми другими местами Писания, тогда это толкование неверно.

«И всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову, ибо это то же, как если бы она была обритая» (1Кор.11:5).

Павел говорит здесь о женщинах, молящихся и пророчествующих в церкви. Некоторые люди думают, что пророчествовать — значит проповедовать. И действительно, это одна из фаз проповеди. Если во время проповеди ты говоришь что-то под вдохновением Духа Божьего — тогда ты пророчествуешь. Итак, был ли Павел настолько нелогичен, тем более, когда писал под вдохновением Святого Духа, чтобы сказать женщинам, что они могут молиться и пророчествовать (или даже проповедовать) в 11 главе, а потом, дойдя до 14 главы, повелеть им молчать?

«…но это есть предреченное пророком Иоилем: И будет в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; и юноши ваши будут видеть видения, и старцы ваши сновидениями вразумляемы будут. И на рабов Моих и на рабынь Моих (служителей Любви) в те дни излию от Духа Моего, и будут пророчествовать» (Деян.2:16-18).

За сотни лет до дня Пятидесятницы пророк Иоиль пророчествовал об этом, говоря: «И будет после того, излию от Духа Моего на всякую плоть…» (Иоил.2:28). Петр сказал в день Пятидесятницы: «Это исполнение пророчества Иоиля». Мы сегодня все еще живем в этом периоде времени — периоде Святого Духа. Бог излил от Своего Духа на всякую плоть, что включает женщин так же, как и мужчин: «Будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши…» Дочери будут пророчествовать настолько же, насколько и сыновья.

Как молодой баптистский пастор, когда я впервые оказался среди людей Полноевангельских кругов, я общался с ними в первую очередь по вопросам Божественного исцеления. Я как бы закрыл уши для других учений, но я знал, что у них было откровение о Божественном исцелении, которого не имела ни одна из известных мне церквей. Я был исцелен силой Божьей и стоял в вере один. Поэтому, когда я нашел этих людей, общение с ними укрепило мою веру. Как пастор-баптист, я посещал каждое Полноевангельское служение, на которое я только мог попасть. Некоторые из моих коллег баптистов предупреждали меня относительно пятидесятников. В частности, один человек, выпускник семинарии, которого я знал всю свою жизнь, сказал мне однажды вечером во время многочасовой дискуссии по этому поводу: «Следует быть осторожным, Кеннет, относительно контактов с теми людьми Полного Евангелия. Я признаю, что они хорошие люди. И я признаю, что они живут более строгой и правильной жизнью, чем многие люди в нашей церкви. Но, — предостерегал он, — говорить языками — это от диавола». — Разве? — Да. — Но тогда, — сказал я, — мне кажется немного странным, что люди могут иметь что-то от диавола и это помогает им жить лучшей жизнью. Насколько я убедился, дела диавола делают людей хуже, а не лучше.

Я тогда не понимал говорение языками, как я понимаю сейчас, но вместо того, чтобы воспрепятствовать мне, он помог мне увидеть, что это должно быть хорошо. — Те пятидесятники, — продолжал он, — должно быть, неправы. — Почему? — спросил я. — У них даже есть женщины — проповедники! — Неужели? — Да, они позволяют женщинам учить, свидетельствовать и иметь влиятельное положение непосредственно в церковном служении. А это неправильно. — Разве? — Да, это неправильно, чтобы женщины проповедовали или лидировали каким-либо образом. Библия говорит: «Жены ваши в церкви да молчат». — Но наши жены не молчат. — Ну да, — сказал он, — мы позволяем им учить в здании Воскресной школы, но не в церкви. — Но это же смешно! — сказал я. — И это в точности так, как Иисус описал действия иудеев. Они говорили: «О, храм святой здесь, вокруг алтаря, но остальная часть его не святая. И там можно делать все, что хочешь. Там можно продавать овец и обманывать людей». Но Иисус взял кнут и выгнал меновщиков денег из храма. — Пристройка Воскресной школы, — продолжал я, — настолько же святая, как и святилище. И, кроме того, если уже затронута тема церкви, то там, где двое или трое соберутся, там уже церковное собрание. Это не здание. Здание — это просто место для собраний.

Церковь, по Новому Завету не ограничена никаким зданием. Павел, как и другие, несколько раз писал о церкви в доме такого-то и такого-то. У вас может быть церковь на свежем воздухе, на чердаке сарая, в небольшой миссии в городе, в палатке или в огромном соборе. Будучи баптистом, я знал, что этот учитель Библии считал, что «пророчествовать» — значит проповедовать. И, как я говорил, в этом есть доля истины. Однако не все пророчествование является проповедью, и не вся проповедь является пророчеством. Но я знал его точку зрения, когда Библия говорит «пророчествовать» — это значит «проповедовать». Поэтому я сказал: «Петр в день Пятидесятницы процитировал пророчество Иоиля о том, что в этот период времени дочери будут пророчествовать так же, как и сыновья. Пророчествовать ведь значит проповедовать, правда? Так разве им нельзя проповедовать?» — Э-э-э, э-э-э, я должен немного подумать об этом, — сказал он. — Пока мы говорим об этом, — продолжил я, — позволь мне сказать кое-что еще. Мы посылаем женщин в качестве миссионеров, и эти женщины-миссионеры учат и проповедуют за рубежом. Они учат других женщин и мужчин так же, как и детей. Один из недавних журналов нашей миссии писал о миссионерской станции, где не было ни одного мужчины. Ее возглавляет женщина. Она в действительности возглавляет то, что ты назвал бы поместной церковью, и мы поставили на это печать нашего признания.

Я думаю, это было бы неправильно указывать им: «Женщины, вы не можете говорить здесь. Вы не можете говорить в центральном собрании. Мы не посвятим вас в духовный сан. (С тех пор лишь некоторые женщины были рукоположены. Это было около 40 лет назад.) Вы должны молчать. Но мы признаем призыв Божий в вашей жизни, поэтому мы пошлем вас на миссионерские поля. Вы не можете учить или проповедовать мужчинам здесь, но вы можете там». И тогда мы посылаем их на передовую линию, где тяжелее всего. «Какая разница, — спросил я, — в том, чтобы проповедовать язычникам там или проповедовать язычникам здесь?»

«И, придя, взошли в горницу, где и пребывали, Петр и Иаков, Иоанн и Андрей, Филипп и Фома, Варфоломей и Матфей, Иаков Алфеев и Симон Зилот, и Иуда, брат Иакова. Все они единодушно пребывали в молитве и молении, с некоторыми женами (женщинами) и Мариею, Материю Иисуса, и с братьями Его» (Деян.1:13,14).

Сто двадцать человек — как мужчин, так и женщин — собирались вместе в горнице в Иерусалиме. Когда наступил день Пятидесятницы, Дух сошел на них и они все исполнились Духом Святым, и все начали говорить языками — вслух. Утро дня Пятидесятницы было тем славным утром, когда женщины не молчали! «Да, — кто-то может сказать, — но ведь это было в горнице». У них была церковь настолько же, насколько у вас может быть церковь в любом помещении. Не помещение создает церковь. Церковь созидается из людей, собравшихся вместе, чтобы помолиться и поклониться Богу, даже если это происходит в вашей гостиной. Должно быть, женщины присутствовали также и в доме Корнилия. Когда Петр описывал происшедшее, он рассказал о том, как Ангел от Бога явился Корнилию и сказал ему: «…пошли в Иоппию людей и призови Симона, называемого Петром; он скажет тебе слова, которыми спасешься ты и весь дом твой» (Деян.11:13,14). Дальше, весь дом Корнилия состоял не только из одних мужчин. Он состоял из его жены, сыновей, дочерей и т. д. И когда Петр пришел туда, у них была церковь. Возможно, это было в их доме, но все же, у них было церковное собрание. Там проповедовалось Слово:

«Когда Петр еще продолжал эту речь, Дух Святый сошел на всех, слушавших слово. И верующие из обрезанных, пришедшие с Петром, изумились, что дар Святого Духа излился и на язычников, ибо слышали их говорящих языками и величающих Бога» (Деян.10:44-46)

Заметьте, здесь не сказано, что они слышали мужчин говорящих, а женщин — хранящих молчание. Петр был послан, чтобы проповедовать всему семейству, и мы можем сделать вывод, что поскольку Святой Дух сошел на всех слышавших Слово, то женщины так же, как и мужчины, говорили вслух на иных языках и величали Бога.

Кеннет Е. Хейгин

Источник: «Женский вопрос»

>Вопрос:

Объясните, батюшка, что значат слова из послания 1-го к Коринфянам 14:34: «Жены ваши в церквах да молчат…». Это нужно понимать в прямом смысле слова?

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):

Это место из Послания святого апостола Павла почти всегда приводят неточно. Если мы прочтем текст и рассмотрим контекст этого стиха, то придем к выводу, что святой апостол не устанавливает здесь общее правило, а говорит о коринфских женщинах. Жены ваши в церквах да молчат; ибо не позволено им говорить (1Кор.14:34). Из предшествующих слов можно понять, что в собраниях коринфян были нестроения. Возможно, причина исходила от женщин. А то, что женщина может говорить в Церкви, подтверждают другие места в этом же Послании святого апостола Павла: ..И всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову.. (1 Кор. 11:5). Пророчествовать в апостольский век означало учить.

Сам святой апостол поясняет: а кто пророчествует, тот говорит людям в назидание, увещание и утешение (1Кор.14:3). У святого апостола Филиппа сказано в книге Деяний святых апостолов: …были четыре дочери девицы, пророчествующие (Деян.2:9). Где они могли пророчествовать? Разумеется, не дома, а в церковном собрании. Еще пример. Уже в I веке в Церкви были диаконисы. В Послании к Римлянам апостол Павел упоминает диаконису Фиву. Они наставляли путем бесед женщин, которые готовились к крещению, уча их, и помогали епископу при крещении. Значит, они не могли молчать в Церкви.

Жены ваши в церквах да молчат…

«34 Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит.
35 Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви. (1Кор.14:34-35)
Начнём издалека…
Человек в физическом теле создан для жизни НА ЗЕМЛЕ, — как первой ступени своего развития.
И чтобы прожить не бесплодно, он стремится завести семью, детей и «продолжить» себя.
Без своей «половинки» человек как-бы не состоялся, он неполноценен на земле…
Но найдя ее, всякий понимает: муж и жена должны быть едины в главном, чтобы обрести гармонию отношений и быть счастливыми друг с другом.
Образ мужа и жены на земле взят Богом для того, чтобы показать нам «брачный» союз души и духа в теле.
Они «одно» по сути своей духовной структуры, и помещены для жизни и развития в тело; но как в нормальной семье главенствует муж (как сильнейший в физическом теле), так и в союзе души и духа главенствовать должен дух (как частичка Бога) . Потому что после познания Бога дух человеческий — это частичка с неизменным и постоянным знаком «+», т.е. ДОБРА; а душа нейтральна. Она как поле, где могут расти вместе пшеница и плевелы… и потому склоняется то к плохому, то к хорошему.
Поэтому, чтобы иметь доброе, плодородное поле, должно много и прилежно на нем трудиться!..
Без главенства мужа-духа над женой-душой не состоится их союз в гармонии, но будет раздираем противоречиями… Что и видим повсеместно, — что у верующих, что у неверующих.
Но неверующие при этом иногда честнее, — они хотя бы не носят религионых масок.
А у верующих под этими религиозными масками часто прячутся разочарование и усталость, отчаяние и боль… Но маски уже приросли, увы.
Итак, зная, что под «женами вашими» подразумеваются несовершенные души человеческие, теперь знаем, почему они в церкви (в духовном общении) должны молчать, — не должно быть в духовном примесь душевного!
Должен главенствовать Дух, т.е. истина Божья; а если кто не понимает язык его и кому еще нечего сказать своим человеческим духом — Духу Божию, тот должен молчать и учиться у Духа… Но своего, душевного НЕ ГОВОРИТЬ, — ибо непозволительно это.
О, если бы соблюдалось это правило в духе, — какие прекрасные, духовные собрания верующих получили бы мы!
Тогда не нужно было бы трибунки для проповедующих себя… и «рукоположеных» вверху, а паствы внизу; не было бы больше разделения властвующих и подчиненных… а была бы одна семья детей Божиих, была бы радость откровений в духе, была бы БЕСЕДА, а не сухой регламент заученных, шаблонных фрах и действий…
Была бы ЖИЗНЬ!
Но для этого нужно, чтобы заговорили наконец МУЖЬЯ.
Пока что тараторят без умолку в основном, — ЖЕНЫ… Увы.