Что значит не введи нас во искушение

Толкование молитвы «Отче наш»

Давайте рассмотрим структуру молитвы «Отче наш». Состоит она из обращения: «Отче наш, Иже еси на небесах!» Далее идут семь прошений. Завершается молитва кратким славословием «Яко Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь». Семь прошений тоже неоднородны.

Первые три – это даже и не прошения, а некая форма славословия, облеченная в форму прошения «Да святится имя Твое, да придет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли». Мы как бы выражаем наше желание, наше стремление, чтобы вот так было, чтобы было свято имя Господне, чтобы пришло Его Царство и была Его воля, как на Небе, так и на земле. А дальше уже идут те четыре прошения, которые относятся к нашим нуждам «Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим. И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого».

Четыре прошения, которые к нашим нуждам относятся, о чем? О чем мы Бога просим? Мы просим фактически о том, чтобы Господь помог нам устранить те препятствия в нашей жизни, которые мешают нам ,чтобы святилось имя Господне, наступило Царство Господне в нашем сердце и была воля Божья во всем. А дальше – славословие заключительное «Яко Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь». Но мы его произносим по-другому, оно видоизменено. На практике оно произносится так: «Яко Твое есть Царство и сила и слава Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь». Как раз это видоизмененное славословие тоже как бы говорит о том, что мы не заключены четко, жестко в рамки именно таких слов. Мы можем немного их видоизменять.

«Отче наш»

Если вся молитва обращена к Богу Отцу, то в славословии мы уже обращаемся ко всей Троице. Потому что и Сыну, и Святому Духу равно с Отцом подобает всякая слава, честь и поклонение.

Итак, призывание в молитве Господней: «Отче наш, иже еси на небесех». Поговорим сначала о начальной фразе призывания – «Отче наш».

Слово «Отче» – это звательный падеж слова «отец». Мы так обращаемся к Богу: «Отче», отец наш Бог. Творца Вселенной мы называем своим Отцом. Таким образом мы свидетельствуем о том, что как бы переведены из ранга рабского состояния в сыновье состояние.

В Евангелии есть такие слова: «А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его дал власть быть чадами Божиими» (Иоан. 1-12). Называя Бога Отцом, мы себя называем чадами Божиими. Это означает, что мы должны соответствовать своему званию. В Евангелии мы читаем такие слова Иисуса Христа:

Вот что это означает.

Если ты – чадо Божие, так ты должен быть чадом Божиим чтобы, на тебя глядя, было понятно, кто твой отец. Вот так легко, очень ненавязчиво Господь Иисус Христос одним только словом учит нас соответствовать тому великому идеалу, который только может быть во Вселенной – нашему Небесному Отцу.

«Отче наш». Обратите внимание на точность формулировки. Как Господь приучает нас дружелюбно относиться ко всем, любить всех, относиться абсолютно ко всем, как к братьям и сестрам. Он не говорит, обучая нас молитве: «Отче мой». Он говорит: «Отче наш». Все мы являемся братьями и сестрами и должны друг к другу соответствующим образом относиться.

«Иже еси на небесах»

Поговорим об окончании призывания молитвы Господней. «Иже еси на небесах». Здесь мы сразу сталкиваемся с маленьким нагромождением непонятных слов. Самое непонятное из них – «еси». Что это за слово? Для чего оно нужно и что означает?

Не понятно оно нам потому, что в русском языке аналогов ему нет. Точнее, есть, но они не используются или используются очень редко. Поэтому для нашего слуха это слово ни к чему не привязывается. А вот в иностранных языках аналоги существуют. Например, в английском языке. Если прямую английскую фразу перевести на русский, то звучит она так: «это есть стол», «это есть стул». Для чего в английском говорят «это есть»? Нам непонятно. И так очевидно, что это – стол, это – стул. Для чего ещё что-то нагромождать? В русском языке этого глагола нет, а в английском присутствует. В церковнославянском языке он тоже присутствует. Это форма глагола «быть», по-славянски – «быти». Спрягается данный глагол по лицам и по числам, причём (опять же, особенность церковнославянского языка) у него есть еще двойственное, число кроме единственного и множественного. Оно употребляется, когда речь идёт о двух людях, о двух предметах или о чём-то парном.

Итак, спрягается глагол «быти» в единственном числе – «аз есмь». Вспоминаем фразу из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»: «Азм есмь Царь». Во втором лице – «еси». В третьем – «есть». Примеры использования видим в Псалме 50: «Се бо, в беззакониях зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя Се бо, истину возлюбил еси; безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси» (Пс. 50:7-8).

Множественное число этого глагола в первом лице – «есмы». Во втором лице – «есте», в третьем – «суть». Пример в Евангелии: «Что суть словеса сия» (Лк., 24:17). То есть, что означают ,чем являются эти слова, каков их смысл (здесь речь идёт о многих словах). Двойственное число глагола «быти»: «есва», «еста» и «еста» (во втором и третьем лице форма та же). Но двойственное число в молитвах используется крайне редко. Ведь молимся я и Господь. Или я к святому какому-то обращаюсь. Здесь двойственное число негде употреблять.

Для полноты картины добавим и о том, что есть отрицательная форма глагола «быти» настоящего времени. Тогда присоединяется частица «не» и получается «несмь». В первом лице – «аз несмь Царь». Во втором – «неси», в третьем – «несть». Во множественном числе: «несмы», «несте», «несуть». В двойственном числе: «несва», «неста», «неста». Опять же, эта отрицательная форма используется реже. Двойственное число практически не используется.

Что означает фраза «Иже еси на небесах»? «Иже» – который Отче наш, который есть на небесах или сущий на небесах, который существует, находится на небесах. Когда мы в обращении к Нему говорим «Отче» и это уже для нас означает, что мы – Его дети и какими мы должны быть. Вот и эта фраза, «Иже еси на небесах» для нас говорится, а не для Него.

«Да святится имя Твое»

Первое прошение молитвы Господней: «Да святится имя Твое». Это и прошение, и благопожелание, и прославление Бога.

«Да будет свято имя Твое среди всех людей, среди всех народов, по всей Земле и по всей Вселенной». Это понятно. А что мы здесь просим? Что здесь в подтексте находится? О чем прошение? Дело в том, что в Евангелии есть такие слова, которые Иисус Христос говорил Своим ученикам:

То есть в словах «Да святится имя Твое» в подтексте читается: «Господи, дай нам мудрость, дай нам силу. Дай нам возможности жить так, чтобы, глядя на нас, имя Твое прославлялось среди всех людей».

«Да придет Царствие Твое»

Второе прошение молитвы Господней: «Да приидет Царствие Твое». Будем говорить о Царствии Божием. «Господня земля, и исполнение ея, вселенная и вси живущии на ней» (Пс., 23:1) То есть весь мир, природа, вся вселенная – это и есть Царствие Божие, царствие природы. Но мы не можем просить «Да придет Царствие Твое», имея это в виду, потому что оно уже есть. И мы – часть этого мира, часть этой природы.

Дело в том, что Царство Божие – это многогранное понятие, и природа – только одна из его сторон. Другая грань – это Царство Славы, которое наступит в будущем. Это жизнь будущего века. Это то, что произойдёт после кончины мира и Страшного суда, когда Господь скажет праведникам: «Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте царство, уготованное Вам от создания мира» (Мф., 25:34).

Царство Славы отчасти есть и сейчас. Мы провожаем души наших умерших и говорим: «Царство ему Небесное». То есть душа уже сейчас может наследовать Царство, в котором нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная. Наследовать жизнь! Там нет смерти и греха. Там только Царство любви, жизни, счастья. Вот что такое Царство Божие, Царство Славы. Но есть ещё одна грань понимания Царства Божьего: это Царство благодати. Христос на суде у Пилата сказал, что «Царство Моё не от мира сего» (Ин., 18:36). И в другом месте, отвечая на вопросы, Христос говорил, что «не придет Царствие Божие приметным образом» (Лк., 17:20), «Царствие Божие внутрь Вас есть» (Лк., 17:21).

Дело в том, что внутри каждого человека, где-то глубоко в сердце есть некая территория, которая не может регламентироваться никакими внешними рамками. Не может регламентироваться даже нравственностью и моралью. Это некая территория абсолютной свободы. Только сам человек решает, что или кто в этом месте будет царствовать. Он может туда пустить, что угодно: любой грех, любую страсть, порок, слабость, немощь. Он может туда поместить, что угодно. Может сотворить себе кумира из другого человека и возвести его на пьедестал. Свято место пусто не бывает. Мы можем на это место кого-то поставить. А можем открыть своё сердце Богу и сказать:

В другом месте Писания Христос говорит: «Я есмь лоза, а вы ветви» (Ин., 15:5). «Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе, так и Вы, если не будете во Мне» (Ин., 15:4). «Ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин., 15:5) На самом деле, без Бога мы ничего подлинного и доброго сделать не можем. Мы можем пытаться сделать, но это всегда будет нести на себе печать нашей собственной немощности, греховности. Так или иначе, это будет пропитано чем-то нехорошим. То, что внутри нас есть, живёт. И только Божественная благодать может очищать наши сердца.

Поэтому мы и просим в молитве «Отче наш»: «Да приидет Царствие Твое». Войди в моё сердце и царствуй. Не только в моё, потому что Отче наш – не Отче мой. Ведь мы молимся за всех.

«Да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли»

В молитве «Отче наш» мы, обращаясь к Богу Отцу, просим Его: «Да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли». То есть не моя воля, которая может быть греховна, но да будет Твоя воля, благая и всесовершенная. По сути дела, это и есть смирение. Решимость исполнить волю Божию, отринув, если понадобится, свою. Это и есть смирение, чему нас и учит Господь Иисус Христос не только словом, но и делом.

Когда Он в Гефсиманском саду молился до кровавого пота Своему Отцу: «Отче мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26:39). Почему мы говорим: «Да будет воля Твоя, яко на Небеси и на земли»? Здесь мы снова как бы возносимся к небожителям, на Небо. Мы просим Его, чтобы Он дал нам силы, мудрость. Дал нам решимость творить Его волю, чтобы Он согревал наши сердца Своей Любовью так же, как и ангелов. Чтобы мы и наш людской мир так же, как и ангельский мир, наполнился стремлением, желанием творить волю Его. Как же мы должны относиться к пожеланию: «Пусть сбудутся все Ваши мечты»? Наверное, так: «Пусть наша воля всегда будет согласна с волей Божией».

«Хлеб наш насущный даждь нам днесь»

На первый взгляд, здесь может быть непонятным только одно слово – «днесь». Оно означает «сегодня, сейчас, на сегодняшний день». А что такое «хлеб наш насущный»? На самом деле, это понятие очень многоплановое. Человек – это существо и материальное, и духовное. И когда мы просим «хлеб наш насущный», то имеем в виду и то, и другое.

Что такое «хлеб наш насущный» в материальном плане? Это то, что нам существенно необходимо для поддержания жизнедеятельности организма. Питание, вода, отдых, тепло, – всё самое необходимое для биологического существования. Означает ли это, что христианин не может больше ни на что претендовать? Только этот биологический минимум, и всё? Нет, не означает. Мы просим у Бога самый минимум нарочито, для того чтобы подчеркнуть, прежде всего, самим себе нашу веру в Бога и доверие Ему. Мы верим в то, что Он заботится о нас, что Он любит нас. Что Он готов нам дать всё, что мы захотим, хоть весь мир. Но будет ли нам это полезно? Вот в чём вопрос. Если Господь, Творец Вселенной, благоволил нам дать Своё Царство Небесное, то неужели Ему что-то земное, материальное жалко для нас? Нет, вовсе не жалко. Вопрос в том, насколько нам это полезно? Мы не знаем. Поэтому мы как бы в руки Божии вручаем. Он Сам знает, в чём мы имеем нужду и что нам можно дать ,что для нас полезно. Мы просим только самый необходимый минимум – «хлеб наш насущный».

А что же в духовном отношении? Человек нуждается по-настоящему в Боге. Мы живём нашим Господом Богом. По сути, «хлеб наш насущный» – это Сам Господь. Об этом Он и в Евангелии говорил: «Я хлеб живый, сшедшый с небес» (Ин. 6:51). Иудеи спросили Его о том, что отцы наши ели манну в пустыне. Хлеб небесный Господь посылал, но Иисус Христос сказал: «Отцы ваши ели манну и умерли: ядущий хлеб сей жить будет вовек» (Ин. 6:58). «Я есмь хлеб, сшедшый с небес» (Ин.6:41). То есть мы говорим о причастии.

Что мы имеем в виду, когда просим: «Дай нам Себя»? Мы имеем в виду: «Дай нам силы, мудрость, решимость. Дай нам веру жить так, чтобы не быть отринутым от Причастия, чтобы всегда можно сподобиться причаститься Святых Христовых Тайн».

Но причащаемся мы не каждый день. Кто-то, может, раз в месяц причащается, кто-то – чаще. Кто-то ещё реже, чем раз в месяц, но всё-таки не каждый день. А мы просим именно на сегодняшний день. Дело в том, что мы имеем Богообщение не только через Причастие. Мы ещё и через молитву общаемся с Богом. Вся наша жизнь, по большому счёту, может быть хождением пред Богом. Так в Библии об этом говорится.

Когда мы говорим: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь», то имеем в виду: «Дай нам возможность проводить каждодневное общение с Тобой и приобщение Тебя».

«И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим»

Наверное, одно из самых понятных и близких нам прошений молитвы Господней «и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». Близко нам и понятно это прошение ещё и потому, что Сам Господь Иисус Христос особо подчеркнул его. Когда Он озвучил апостолам текст молитвы «Отче наш», то особенно остановился на этом прошении. И добавил:

Господь отдельно останавливается на этом прошении, разъясняет его, как бы усиливает, обращая на него наше внимание. Может быть, Он хотел этим подчеркнуть, что такое качество, как злопамятность, Ему особо претит. А особо приятно Ему противоположное качество – широта души, способность прощать, способность понять человека. Почему же грехи наши названы долгами?

Кстати, в Евангелии от Матфея в тексте молитвы «Отче наш» сказано «долги». А в Евангелии от Луки – «грехи». Эти два слова, на самом деле, дополняют и поясняют друг друга. Почему грехи названы долгами? Потому что Господь ожидает от нас любви.

Текст молитвы «Отче наш» от Матвея

Текст молитвы «Отче наш» от Луки

Мы должны любить Бога всем сердцем, всей душой, всем помышлением в ответ на ту любовь, которую Он нам оказывает. Господь даёт нам Свою любовь, Свою милость, Свою заботу и ждёт от нас ответной любви. Если же мы не оказываем Ему такой любви, то становимся должниками. Мы должны любить и наших ближних.

Допустим, мы любим человека, о нём заботимся, оказываем ему любовь. И в ответ ожидаем, что он тоже к нам отнесётся соответствующим образом. Если он в ответ не оказывает нам такой же любви, то становится нашим должником. Он как бы грешит против нас. Мы ему – любовь, а он нам камень.

Как мы прощаем тем, которые согрешают против нас, не отдают нам долг любви, так и Ты нам прости. Вот о чём это прошение. Если кажется, что здесь есть некая справедливость, то это не совсем так. Справедливость есть, но Божественная. Всё-таки там проявляется огромное милосердие и Божии щедроты, потому что мы прощаем тем, кто нам должен. Но мы и сами должники пред Богом. Прощая им, мы надеемся получить от Бога прощение.

На самом деле, здесь проявляется великое человеколюбие Божие.

«И не введи нас во искушение»

Наверное, самое непонятное прошение молитвы Господней – «и не введи нас во искушение». Здесь нужно особо тщательно рассмотреть, что такое искушение. Искушение – это наше положение, когда мы оказываемся перед выбором. Когда жизнь, обстоятельства неким промыслом Божьим складываются так, что мы оказываемся в ситуации выбора. И в этой ситуации мы можем, собравшись, сосредоточившись, напрягши все свои силы, получив Божию помощь, возрасти в добродетели, преодолевая некий соблазн. Либо можем, проявив беспечность, халатность, самонадеянность, возрасти во грехе. Вот эта развилка, это состояние выбора и есть искушение.

Искушение бывает из трёх источников. Во-первых, мы бываем искушаемы от нашей собственной плоти, от нашего человеческого естества, которое, что поделать, греховно. И иногда оно нас склоняет к чему-то нехорошему, неправильному, низменному.

Во-вторых, мы искушаемы бываем от мира, который нас окружает. Этот «мир лежит во зле» (1ин., 5:19). В нем что-то кажется нам привлекательным, соблазняет нас. Или люди, окружающие нас, своим образом жизни как бы демонстрируют: «Ничего страшного, в моей жизни есть что-то такое для тебя привлекательное. А я это получаю, потому что живу вот так, греховно». То есть своим примером они вводят нас в искушение. Это второй источник искушения – от внешнего мира.

И третий – это искушение от лукавого. Когда бес нас склоняет, призывает к чему-то. Подобно тому, как он Еву искушал в раю, говоря ей о запретном плоде. Бог же никого никогда не искушает. Некоторые люди думают, что Господь посылает нам испытания. Вот Господь послал нам испытания и смотрит, выдержим мы их или не выдержим. Нет. Господь никогда так не делает. Во-первых, потому что Он не имеет нужды нас испытывать. Он и так нас видит насквозь, без всякого испытания. Он знает, на что мы способны, что мы можем, что не можем. Для Него это всё понятно и просто. Поэтому Ему нет необходимости нам посылать какие-то испытания и смотреть, как мы будем с этим справляться.

Итак, источники искушений: либо от себя, либо от внешнего мира, либо от лукавого. Искушения нам существенно необходимы в нашей духовной жизни. Если мы будем жить абсолютно без искушений, то ничему никогда не научимся.

Обратите внимание, что слово «искушение» и слово «искусство» – однокоренные слова. Если человек в каком-то деле упражняется, он вырабатывает искусство этого. И становится в данном деле искусным, искушённым человеком. Он все про него знает, понимает, лучше других с ним справляется. То есть, искушение нам необходимо, в принципе, для духовной жизни. Если его не будет, то мы останемся младенцами в вере и никак не сможем развить свои добродетели. Ещё раз обращаю Ваше внимание: искушение – это состояние выбора, когда ты можешь либо возрасти в добродетели, либо склониться ко греху и возрасти во грехе. Возрасти в добродетели без риска возрасти во грехе невозможно. Таким образом, искушение нам необходимо.

О чём же мы тогда молимся, когда говорим: «Господи, «не введи нас во искушение»? Неужели мы просим, чтобы Он сделал нашу жизнь абсолютно беспечной и безопасной? Чтобы никогда не возникало у нас возможности выбора? Нет, ни в коем случае. Во-первых, мы просим, чтобы Он избавил нас от таких искушений, которые бы превышали наши силы и наши возможности, когда мы точно не справились бы. Во-вторых, просим, чтобы Он во время искушения, во время этой ситуации не оставил нас предоставленными самим себе, один на один с этим искушением. Чтобы Он дал нам Свою Божественную помощь преодолеть и возрасти в добродетели. Искушения, которые возникают в нашей жизни, должны быть промыслительны. И мы должны быть призваны к этому подвигу. Так, чтобы это не было от нас самих, по нашей самонадеянности, по горделивости, по самомнению. Чтобы мы сами себе этих искушений не создали. Чтобы Он нас от этих искушений избавил. Потому что Господь Своим промыслом допускает нам оказаться только в такой ситуации искушений, в которой мы реально можем сделать хороший, правильный выбор, правильный шаг и возрасти в добродетели. Мы можем, конечно, сделать и другой выбор. Но у нас есть все шансы возрасти именно в добродетели. Если же мы самонадеянно делаем, выходим на тот подвиг, к которому не были призваны, то лишаемся помощи Божией и оказываемся один на один перед своим собственным искушением. С такой ситуацией, почти со стопроцентной вероятностью, мы не справимся.

«Но избави нас от лукавого»

Последнее прошение молитвы Господней: «Но избави нас от лукавого». Кто такой лукавый? Это сам дьявол, сатана. Но в молитве он назван не дьяволом и не сатаной, а именно лукавым. Потому что таково его свойство. Он – лжец и отец лжи. Когда он говорит ложь, то говорит своё. Даже если он захочет сказать правду, истину, в его устах эта правда тут же станет кривдой.

Именно поэтому Господь Иисус Христос, когда изгонял бесов из людей, запрещал им говорить, что они знают о том, кто Он. Мы в Евангелии об этом много раз читаем. Бесы пытаются сказать, что это и есть Cын Божий, Христос, Его слушайте. Христос им запрещает. Лукавый, бес, сатана, дьявол существует приблизительно столько же, сколько существует этот мир. Сколько существуют люди, столько он строит свои козни. Своим коварством своей хитростью он пытается сеять вражду между людьми, между людьми и Богом, начиная с Адама и Евы. Вся история человечества перед его глазами. Он не ест, не пьёт, не спит, не ходит в отпуск. Только тем и занимается, что искушает. Причём больше он уделяет внимание тем людям, которые стремятся идти к Богу. Пытаться бороться с ним, противостоять ему совершенно самонадеянно и абсолютно бесперспективно. Именно поэтому в молитве Господней мы смиренно, признавая свою немощь, просим Господа: «Но избави нас от лукавого».

Причём, не только от него самого но и от его дел. Ведь все люди, может быть, враждующие с нами, доставляющие нам какие-то неудобства, строящие против нас планы, хитрости, являются либо вольными, либо невольными орудиями этого самого лукавого.

«Яко Твое есть Царство, и сила, и слава во веки веков. Аминь»

Славословие молитвы Господней: «Яко Твое есть Царство, и сила, и слава во веки веков. Аминь». Славословие вновь напоминает нам то благоговение, которое мы должны испытывать, обращаясь к Богу, как в начале молитвы, когда мы только начинали ее и говорили: «Отче наш, иже еси на Небесах!» То есть наш ум возносился сразу же от земного к небесному. Так и здесь: мы говорим с Тем, Кому принадлежит Царство, и сила, и слава. То есть, мы говорим с Царём и Владыкой всей Вселенной. Кроме того, славословие пробуждает в нас надежду, потому что если мы обращаемся к своему Отцу, который является ещё Царём и Владыкой Вселенной, и Ему принадлежит Царство, и сила, и слава во веки, и ничто не сможет оспорить, изменить этого, то неужели наш Отец Небесный не даст нам то, о чём мы просили у Него только что?

В этом окончании молитвы, в славословии проявляется наша уверенность в том, что мы получим просимое. В самом тексте Евангелия молитва оканчивается так: «Яко Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь» (Матф., 6:13). Но на практике мы её немножко видоизменяем и говорим: «Яко Твое есть Царство, и сила, и слава Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков. Аминь».

Молитва Господня: краткий вариант

Молитва «Отче наш» входит в утреннее и молитвенное правила. Кроме того, священнослужители советуют читать ее перед едой и началом любого важного дела. Все потому, что она способна защитить человека от бесов, укрепить веру и очистить душу от греха. Если вдруг Вы оговорились во время молитвы, то не переживайте, просто скажите «Господи, помилуй» и продолжите чтение. Не относитесь к прочтению молитвы, как к рутинной работе, не стоит произносить ее чисто механически, иначе она не окажется действенной и может даже оскорбить Всевышнего. Все просьбы, адресованные Ему, должны быть искренними.Соберите свои мысли и чувства, сконцентрируйтесь и помолитесь с упованием на Создателя.

Слова молитвы должны знать наизусть не только взрослые, но и дети. Родители должны приучать детей к духовным ценностям с раннего возраста.

Но избави нас от лукавого

Помолитесь

На церковнославянском языке

Господи Иисусе Христе, отверзи ми уши сердечныя услышати слово Твое, и разумети и творити волю Твою, яко пришлец есмь на земли: не скрый от мене заповедей Твоих, но открый очи мои, да разумею чудеса от закона Твоего; скажи мне безвестнея и тайная премудрости Твоея. На Тя уповаю, Боже мой, да ми просветиши ум и смысл светом разума Твоего не токмо чести написанная, но и творити я, да не в грех себе святых жития и словесе прочитаю, но в обновление, и просвещение, и в святыню, и в спасение души, и в наследие жизни вечныя. Яко Ты еси просвещаяй лежащих во тьме и от Тебе есть всякое даяние благо и всяк дар совершен. Аминь.

На русском языке

Господи, Иисусе Христе, отверзи мне очи мои сердечные, чтобы я, услышав Слово Твое, уразумел оное и исполнил волю Твою, потому что странник я на земле. Не скрой от меня заповедей Твоих, но отверзи очи мои, чтобы я уразумела чудеса от закона Твоего. Скажи мне безвестное и тайное премудрости Твоей. На Тебя уповаю, Боже мой, и верую, что Ты просветишь ум мой и смысл светом познания Тебя, и что тогда я не только прочту написанное, но и исполню оное. Соделай, чтобы я не во грех себе Слово Твое прочел, но во обновление и в просвещение, и в святыню, и в спасение души, и в наследие жизни вечной. Ибо Ты, Господи, просвещение лежащих во тьме, и от Тебя есть всякое даяние благое и всякий дар совершенный. Аминь.

Еще минуту помолчите.

Прочитайте Молитву Господню

9 Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое;
10 да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе;
11 хлеб наш насущный дай нам на сей день;
12 и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;
13 и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь.
(Матф.6:9-13)

Медленно перечитайте последнее прошение: Но избави нас от лукавого и подумайте над этими словами в течение двух-трех минут. Можете просто медленно повторять их вслух или про себя, сосредотачиваясь на их смысле. Если у вас возникли мысли или вопросы, запишите их.

Ответьте на вопросы:

Какие вопросы или мысли у вас вызывает это прошение?
От чего именно мы просим нас избавить?
Почему Христос заповедал нам молиться об этом?
Почему мы молимся об этом в самом конце?
Прочитайте толкования

Святой Киприан Карфагенский
Святитель Иоанн Златоуст
Блаженный Феофилакт Болгарский
Святой Симеон Солунский
Священномученик митрополит Владимир (Богоявленский)

Святой Киприан Карфагенский

После всего к концу молитвы приходит заключение, кратко выражающее все наши моления и прошения. В конце говорим: «но избави нас от лукавого», разумея под тем всякие беды, которые в сем мире замышляет против нас враг и против которых у нас будет верная и крепкая защита, если избавит нас от них Бог, если по нашему прошению и молению Он дарует нам Свою помощь. Затем, после слов: «избави нас от лукавого», не о чем уже более и просить: мы просим покровительства Божия против лукавого, а получивши таковое покровительство, мы уже безопасны и защищены от всех козней диавола и мира. В самом деле, чего бояться со стороны мира тому, кому в этом мире защитник Бог?

Святитель Иоанн Златоуст

Лукавым же здесь называет Христос дьявола, повелевая нам вести против него непримиримую бран, и показывая, что он таков не по природе. Зло зависит не от природы, но от свободы. А что преимущественно дьявол называется лукавым, то это по чрезвычайному множеству зла, в нем находящегося, и потому, что он, не будучи ничем обижен от нас, ведет против нас непримиримую брань. Потому Спаситель и не сказал: «избави нас» от лукавых, но: от «лукавого», и тем самым научает нас никогда не гневаться на ближних за те оскорбления, какие мы иногда терпим от них, но всю вражду свою обращать против дьявола, как виновника всех зол.

Блаженный Феофилакт Болгарский

«Но избави нас от лукавого». Ибо он наводит невольные и вольные искушения. Посему, когда ты невольно терпишь искушение от человека, не человека сего считай виновным твоего искушения, но лукавого. Ибо он наущает человека яриться на тебя и неистовствовать.

Он же. Не сказал от лукавых людей избави: ибо не они делают нам зло, но лукавый возбуждает их на то и делает зло и нам и им. Посему не людей, а злых духов нам должно ненавидеть и проклинать.

Святой Симеон Солунский

«Но избави нас от лукавого». Ибо он Твой и наш враг, неукротимый, неусыпный, горящий злостью. Мы бессильны устоять против него, потому что он естества тончайшего, чем мы, лукав и сна не знает, изобретая и сплетая бесчисленные против нас козни. И если Ты, Творче и Владыко всяческих, и самого этого диавола с клевретами его, равно как и Ангелов и нас, если Ты не исхитишь нас, то кто силен избавиться от него? Нет у нас сил бороться с невещественным, и притом злючим, завистливым и всезлокозненным.

Священномученик митрополит Владимир (Богоявленский)

Из бесед на молитву Господню

Сегодня мы дошли до рассмотрения последнего прошения Молитвы Господней, того прошения, которое, без сомнения, по сердцу и таким людям, которые в других отношениях ничего не хотят знать о молитве. Но от лукавого все желали бы избавиться. Да, если следовать нашему естественному чувству и расположению, то все мы, братия, охотно переставили бы это седьмое прошение на первое место и сказали бы: «Избави нас, Отче, от лукавого», потом присовокупили бы: «Да святится имя Твое».
И однако дурно поступил бы тот, кто изменил бы порядок святой Молитвы Господней. Ибо Господь Иисус Христос не без основания поставил седьмое прошение в конце. Оно не может иметь никакого успеха, пока не сделано то, о чем мы просим в первых трех прошениях этой молитвы, то есть чтобы святилось имя Бога, нашего Отца Небесного, чтобы пришло Его царство и чтобы исполнялась Его воля и на земле так же, как и на небе. И какая нам была бы польза от того, если бы мы были избавлены от всего, что мы называем только «лукавым злым», а корень, жало всякого зла, грех оставался бы в нас, и мы оставались бы чадами мира сего, рабами диавола, без истинного познания Бога, нашего Отца, далекими от Его царства, противниками Его Божественной воли? Поэтому в этом седьмом прошении мы молимся об избавлении не от того только, что мы обыкновенно считаем злом и чувствуем как зло, а именно: не от страданий только телесных и жизненных невзгод, но и об избавлении от всякой нужды и бедствий души, от греха и отца его – диавола, от всего, что нарушает наш душевный мир, лишает радости духовной, отдаляет нас от нашего Отца Небесного и блаженного общения с Ним. Все это мы как бы в одной сумме соединяем в конце молитвы и молим нашего Отца Небесного, чтобы Он по милости Своей имел о нас попечение и избавил от всего этого.
Если в этом именно, а не в другом смысле употребляем мы седьмое прошение, то, в сущности, будет все равно, будем ли мы читать его: «Избави нас от лукавого» или «Избави нас от зла». По переводу с греческого это слово означает: избавь или сохрани нас от вредного, дурного. Из этого нельзя не усмотреть, что здесь дело идет о диаволе, что в итоге вся эта молитва направлена против нашего главного врага. Ибо он главным образом полагает нам преграду во всем, что мы просим у Бога в этой молитве, а именно: в прославлении имени Бога и в Его почитании, в пришествии Его царствия и исполнении Его воли. Поэтому, соединяя все вместе, мы говорим: «Милосердый Боже, помоги нам, чтобы нас не постигло никакое несчастье! Отдали от нас все вредное и злое, что восстает против нас в царстве сатаны: бедность, болезнь и смерть – словом, всякое бедствие и злоключение, всякую скорбь и страдание сердца, чего так много, так неисчислимо много на земле». Таким образом, на вопрос, о чем просим мы в этом седьмом прошении, можно дать такой ответ: мы просим здесь, чтобы Отец Небесный избавил нас от всякого зла телесного и душевного, а напоследок, когда пробьет наш последний час, послал бы нам блаженную кончину и с миром взял к Себе на небо из этой юдоли бесчисленных бед и скорбей наших.
Таков смысл этого седьмого прошения, с которым мы обращаемся к Небесному Отцу своему. По смыслу этих слов, чада Божий – очень счастливые люди уже здесь, на земле. Ибо они имеют Отца Небесного, Который так щедро обеспечивает их ежедневно всем, что нужно для их телесной и духовной жизни. Они имеют мир с Богом, утешение прощения их грехов и свободный, всегда открытый доступ к сердцу своего Отца Небесного. Они в борьбе, выпадающей на их долю, не беспомощны и не одиноки. Они знают, что Отец Небесный услышит их молитву, когда они воззовут к Нему: Не введи нас во искушение!
Слава и благодарение Богу! Отец слышит нас, когда мы Его призываем в день скорби, Он преклоняет Свое ухо к молитве чад Своих; Он приходит и избавляет нас от лукавого. Бог для нас – Бог во спасение; во власти Господа Вседержителя врата смерти (Пс. 67:21). В шести бедах спасет тебя, и в седьмой не коснется тебя зло (Иов. 5:19). И призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня (Пс. 49:15). Правда, Его избавление не всегда бывает по образу мыслей человека, не всегда по его предположениям и соображениям. Он не объявляет наперед ни о времени, в которое Он должен прийти, ни о пути, по которому Он должен идти. Часто Его дети должны долго томиться и вздыхать под бременем, которое Он на них налагает. И, однако, среди самого зла и бедствия, которому Он подверг тебя, ты можешь усматривать свое спасение. Он из горького напитка готовит тебе целительное лекарство. Мирный, успокоительный плод оправдания созревает в твоем сердце под Его наказанием. Ты научаешься познавать высшие планы и премудрые судьбы Божий. Ты научаешься ограничивать свою волю и пленять ее в волю Бога. У тебя притупляется вкус, пропадает охота к удовольствиям мира. Ты усматриваешь в себе необычайную силу своей крепости и чувствуешь потребность прославлять во всех своих немощах и скорбях Его милость, которая так близка к смиренным. А при таком несчастье насколько легче становится для тебя переносить эти страдания и взять на себя крест свой! Какой сладостный мир наполняет твое сердце во всех превратностях мира! Какой обильный поток благословения изливается на твой дом, на всю твою жизнь и страдания! Здесь воочию дает себя чувствовать рука Твоего Спасителя, Бога, Который слышит молитву чад Своих, которая умеет избавлять их от зла во всяком обстоянии зла. Поэтому когда наступило, друг, время твоих страданий, то не молись: «Отче, помоги мне в сей же час!» Нет, этот час для того и наступил для тебя, чтобы в течение его тебе пострадать. Учись у Твоего Учителя молиться так: «Отче, прославь имя Твое! (Ин. 12:28). Отец! Даруй мне, чтобы в этот час скорби, во всякой напасти мира, при всех постигающих меня бедствиях и несчастиях прославлялось на мне Твое Святое имя! Поступай со мной по Твоей Святой воле, но даруй, чтобы я опытно познал и убедился, что любящим Тебя все служит ко благу!»
И не в силах ли Отца Небесного сделать это для чад Своих, то есть настолько облегчить для них всякое бремя, как малое, так и великое, чтобы едва ощущали его рамена их. Посмотрите на святых подвижников древнего и нового времени, с какой легкой душой совершают они свои изумительные подвиги, с каким благодушием переносят они всякий позор и поношение, всякое гонение и узы, мучения и смертные пытки! Как в виду страшной, мучительной смерти утешают они плачущих родственников и близких сердцу! Как воодушевленно поют они в темницах и даже в пламени огня псалмы во славу Бога, Своего Спасителя, Который и среди мучений избавлял их от всякого мучения, так что их не могло касаться никакое страдание и не могла умертвить никакая смерть!
И наконец, что такое, возлюбленные братия, самое тяжкое бремя и самое продолжительное мучение земное в сравнении с блаженством небесным, с вечным освобождением от всякого зла? Как бы долго кто ни жил, но придет же наконец час, тот последний для каждого час, когда мы избавимся от всяких зол, обуревающих нас в этой юдоли земной. Только всякий ли из нас спасется тогда от всякого зла в собственном действительном смысле этого слова? Ибо какая будет тебе польза от того, если ты избавишься от земных зол, но не будешь свободен от величайшего из всех зол – мучения Суда, вечной смерти?
Счастлив тот христианин, который при своей кончине, будучи исполнен живой веры и надежды, может молиться так, как научил его Христос: Отче, в руце Твои предаю дух мой (Лк. 23:46). Что такое страдание земли, смерть этого тела? Еще немного времени – и приидет мой Спаситель! О, идите к вашим больным и страждущим и успокойте сердца их этим утешением! Идите и скажите им: еще немного, и вы не будете плакать, и вам не будет уже нужно никакого утешения! После горячей битвы наступит он, желанный день победы, и принесет нам свободу, о которой мы так тоскуем, избавление от всякого зла, о котором мы так горячо молимся: когда Господь возвращал плен Сиона, мы были как бы видящи во сне: тогда уста наши были полны веселья, и язык наш – пения (Пс. 125:1-2). Тогдаотрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло (Откр. 21:4). Тогда мы не будем просить, как теперь, в этой плачевной юдоли: избави нас от лукавого, но вечно будем славить и воспевать Бога, Который услышал нашу молитву и избавил нас от лукавого. Великое Господь сотворил над нами; мы и радовались (Пс. 125:3). О, так гряди же ты, день спасения, день свободы, по которой мы тоскуем, день нашего вечного избавления! Гряди Господь, наш Бог, наш Спаситель! Открой, покажи Себя и прекрати плен Твоего народа! Мы ждем Твоего спасения! Поспеши же и сжалься над людьми Твоего наследия! Воззри на бедствия и нужды людей Твоих и избави нас от лукавого! Аминь.

Ответьте на вопросы

Желательно отвечать на них письменно, в течение 10-15 минут. По итогам желающие могут поделиться тем, что они для себя вынесли из ответов на эти вопросы.

Как лукавый проявляет себя в вашей жизни?

Были ли в вашей жизни ситуации избавления от лукавого после молитвы? Опишите их

Итоговые круги

Что я вынес из ответа на личные вопросы?
Что важного для себя я вынес из сегодняшней встречи?

Домашнее задание

Выделите 6 важных для вас областей своей жизни.
Каждый день отвечайте себе письменно в течении 20 минут на вопросы касательно одной из этих областей

Вопросы

Как в этой области проявляется зло или лукавый, от которого я прошу Бога меня избавить?

Молитесь, имея это в виду.

Материал подготовила Татьяна Зайцева, редактор раздела Евангельских групп пишите: tanuwa77@predanie.ru

Предыдущий выпуск: И не введи нас во искушение
Следующий выпуск: Ибо Твое есть Царство и сила и слава

Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

  • Избави нас от лукавого

    «Избави нас от лукавого» — это криминальный триллер режиссера Скотта Дерриксона, снятый по одноименной книге Луис Колльер в классических голливудских традициях.
    Начало фильма напоминает традиционный детектив: по ночам на улицах Нью Йорка кто-то совершает преступления, от которых кровь стынет в жилах. Гибнут ни в чем не повинные люди. Сотрудники полиции сбились с ног, но ни на шаг не приблизились к разгадке. И тут становится понятно, что совершенные убийства настолько мистически необъяснимы, что не могут быть делом рук человека, даже самого изощренного маньяка. Тогда полицейский Ральф Арчи, будучи глубоко верующим католиком, обращается за помощью к священнику Мендозе. Тот знаком с экзорцизмом, поэтому он приоткрывает завесу в потусторонний мир. Оказывается, человечество в опасности. Тёмные силы открыли охоту на людские души. Медлить нельзя, нужно срочно истребить зло и избавить род людской от опасности. Что предпримет офицер полиции? Удастся ли ему и его помощникам одержать победу над дьяволом?

    «И не введи нас во искушение»

    Господь призывает нас просить Бога и Отца нашего не попустить того, чтобы мы ввергались во искушение. И пророк Исайя от лица Бога говорит: «Я образую свет и творю тьму, делаю мир и попускаю твориться бедствиям». Сходным образом говорит и пророк Амос: «Бывает ли в городе бедствие, которое не Господь попустил бы?».

    От этих слов многие из невежественных и неподготовленных впадают в разные размышления о Боге. Якобы Бог Сам бросает нас в искушения. Все сомнения по этому вопросу развеивает Апостол Иаков такими словами: «В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью; похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть».

    Искушения, приходящие к людям, бывают двух видов. Один вид искушений происходит от похоти и случается по воле нашей, но и по наущению демонов. Другой вид искушений происходит от печали, страданий и несчастий в жизни, и потому сии искушения кажутся нам более горькими и грустными. В этих искушениях не участвует воля наша, но пособничает лишь диавол.

    Эти два вида искушений испытали на себе евреи. Однако они выбрали по своей воле искушения, происходящие от похоти, и стремились к богатству, к славе, к свободе во зле и к идолопоклонничеству, и потому Бог попустил им испытать все обратное, то есть бедность, бесчестие, плен и так далее. И всеми этими бедами снова устрашал их Бог, дабы возвратились они к жизни в Боге через покаяние.

    Эти разные вины наказаний Божиих пророки называют «бедствием» и «злом». Как мы и говорили раньше, так происходит потому, что все, что вызывает у людей боль и горе, люди привыкли называть злом. Но это не соответствует истине. Просто именно так это воспринимают люди. Эти беды происходят не по «исходной» воле Божией, но по его «последующей» воле, для вразумления и на благо людей.

    Господь наш, соединяя первую причину искушений со второй, то есть, совмещая искушения, происходящие от похоти, с искушениями, происходящими от огорчений и страданий, им дает единое наименования, называя их «искушениями», ибо ими искушаются и испытываются намерения человека. Однако дабы лучше понять все это, должно знать, что все, происходящее с нами, бывает трех видов: доброе, злое и среднее. К хорошему относится благоразумие, милосердие, справедливость и все подобное им, то есть качества, которые никогда не могут обратиться в злые. К злым же относятся блуд, бесчеловечие, несправедливость и все сходное с ними, неспособное никогда обратиться в доброе. Средними же являются богатство и бедность, здоровье и болезнь, жизнь и смерть, слава и бесславие, удовольствия и боль, свобода и рабство и прочие, подобные им, в одних случаях называемые добрыми, а в других злыми, в соответствии с тем, как ими управляет намерение человека.

    Итак, люди делят эти средние качества на два вида, и одну из этих частей называют добром, ибо именно это они любят, например богатство, славу, удовольствия и прочие. Другие же из них они зовут злом, ибо к нему они питают отвращение, например бедность, боль, бесчестие и так далее. И потому, если не хотим мы, чтобы постигло нас то, что мы сами считаем злом, не будем творить настоящего зла, как и советует нам пророк: «Человече, не входи по своей воле ни в какое зло и ни в какой грех, и тогда Ангел, хранящий тебя, не попустит тебе испытать никакого зла».

    И пророк Исайя говорит: «Если захотите и послушаетесь, и будете соблюдать все заповеди Мои, то будете вкушать блага земли; если же отречетесь и будете упорствовать, то меч врагов ваших пожрет вас». И все тот же пророк говорит тем, кто не исполняет заповедей Его: «Идите в пламя огня вашего, в пламя, которое вы возжигаете грехами вашими».

    Конечно, диавол сначала старается бороться с нами сладострастными искушениями, ибо знает, как мы склонны к похоти. Если же он поймет, что воля наша в этом подчинена его воле, он отдаляет нас от благодати Бога, охраняющей нас. Тогда он просит у Бога разрешения возвести на нас и горькое искушение, то есть горе и бедствия, чтобы полностью нас уничтожить, по своей великой ненависти к нам заставляя нас от многих огорчений впасть в отчаяние. Если же в первом случае наша воля не последует за его волей, то есть не впадем мы в сладострастное искушение, он вновь возводит на нас второе искушение горем, дабы заставить нас теперь уже от горя впасть в сладострастное искушение.

    И потому взывает к нам Апостол Павел, говоря: «Трезвитесь, братия мои, бдите и бодрствуйте, потому что противник ваш, диавол, ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить». Попускает нас Бог впадать в искушения, либо по икономии Своей для того, чтобы испытать нас, как праведного Иова и других святых, по словам Господним Его ученикам: «Симон, Симон се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, то есть сотрясти вас искушениями». И позволяет Бог, чтобы мы впали в искушения по попущению Его, как он попускал и Давида впасть в грех, и Апостола Павла отречься от Него, дабы избавить нас от самодовольства. Однако есть и искушения, происходящие от богооставленности, то есть от утраты Божественной благодати, как было с Иудой и иудеями.

    И искушения, приходящие святым по икономии Божией, приходят на зависть диаволу, дабы явить всем праведность и совершенство святых, и дабы воссиять им еще ярче после победы их над противником их диаволом. Искушения, происходящие по попущению, посылаются, дабы стать препятствием на пути греха, произошедшего, происходящего, или еще должного произойти. Те же искушения, которые насылаются по богооставленности, имеют своей причиной грешную жизнь человека и плохие его намерения, и допускаются для его полного разрушения и уничтожения.

    И потому мы не только должны бежать от искушений, происходящих от похоти, как от яда лукавого змея, но и ежели придет к нам такое искушение против воли нашей, ни впадать в него никоим образом.

    И во всем, что касается искушений, в которых испытывается наше тело, не будем подвергать себя опасности по гордыне нашей и дерзости, но будем просить Бога оградить нас от них, если такова будет воля Его. И да доставим мы Ему радость, не впадая в сии искушения. Если же придут сии искушения, примем их с великой радостью и удовольствием, как великие дары. Лишь о том будем просить мы Его, дабы укрепил Он нас на победу до самого конца над искусителем нашим, ибо именно об этом говорит Он нам словами «и не введи нас во искушение». То есть мы просим не оставлять нас, дабы не попасть нам в жерло мысленного дракона, как говорит нам в другом месте Господь: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение». То есть, чтобы не быть побежденными искушением, ибо дух бодр, плоть же немощна.

    Никто же, однако, слыша о том, что нужно избегать искушений, пусть не оправдывается «извинением дел греховных», ссылаясь на свою слабость и на прочее подобное, когда приходят искушения. Ибо в трудный час, когда приходят искушения, тот, кто испугается их и не будет противостоять им, отречется тем самым от истины. Например: если случится человеку подвергнуться угрозам и насилию за веру свою, или с тем, чтобы отречься от истины, или чтобы попрать справедливость, или чтобы отречься от милосердия к ближним или от любой другой заповеди Христовой, если во всех этих случаях он отступится из страха за свою плоть и не сможет храбро противостоять этим искушениям, то пусть знает этот человек, что не будет он причастником Христу и зря зовется он христианином. Разве что раскается он потом в этом и будет лить горькие слезы. И надлежит ему раскаяться, ибо не подражал он истинным христианам, мученикам, столь сильно пострадавшим за веру свою. Не подражал святому Иоанну Златоусту, прошедшему через столькие муки за справедливость, преподобному Зосиме, терпевшему невзгоды за свое милосердие к братиям своим, и многим другим, которых мы не можем сейчас даже перечислить и которые претерпели многие муки и искушения, дабы исполнить закон и заповеди Христовы. Эти заповеди должны хранить и мы, дабы освободили они нас не только от искушений и грехов, но и от лукавого, по словам Господней молитвы.

    Поделитесь на страничке

    Следующая глава >

    окончание:

    начало. См. Часть 3.

    «И не введи нас во искушение»

    Господь призывает нас просить Бога и Отца нашего не попустить того, чтобы мы ввергались во искушение. И пророк Исайя от лица Бога говорит: «Я образую свет и творю тьму, делаю мир и попускаю твориться бедствиям». Сходным образом говорит и пророк Амос: «Бывает ли в городе бедствие, которое не Господь попустил бы?».

    От этих слов многие из невежественных и неподготовленных впадают в разные размышления о Боге. Якобы Бог Сам бросает нас в искушения. Все сомнения по этому вопросу развеивает Апостол Иаков такими словами: «В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью; похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть».

    Искушения, приходящие к людям, бывают двух видов. Один вид искушений происходит от похоти и случается по воле нашей, но и по наущению демонов. Другой вид искушений происходит от печали, страданий и несчастий в жизни, и потому сии искушения кажутся нам более горькими и грустными. В этих искушениях не участвует воля наша, но пособничает лишь диавол.

    Эти два вида искушений испытали на себе евреи. Однако они выбрали по своей воле искушения, происходящие от похоти, и стремились к богатству, к славе, к свободе во зле и к идолопоклонничеству, и потому Бог попустил им испытать все обратное, то есть бедность, бесчестие, плен и так далее. И всеми этими бедами снова устрашал их Бог, дабы возвратились они к жизни в Боге через покаяние.

    Эти разные вины наказаний Божиих пророки называют «бедствием» и «злом». Как мы и говорили раньше, так происходит потому, что все, что вызывает у людей боль и горе, люди привыкли называть злом. Но это не соответствует истине. Просто именно так это воспринимают люди. Эти беды происходят не по «исходной» воле Божией, но по его «последующей» воле, для вразумления и на благо людей.

    Господь наш, соединяя первую причину искушений со второй, то есть, совмещая искушения, происходящие от похоти, с искушениями, происходящими от огорчений и страданий, им дает единое наименования, называя их «искушениями», ибо ими искушаются и испытываются намерения человека. Однако дабы лучше понять все это, должно знать, что все, происходящее с нами, бывает трех видов: доброе, злое и среднее. К хорошему относится благоразумие, милосердие, справедливость и все подобное им, то есть качества, которые никогда не могут обратиться в злые. К злым же относятся блуд, бесчеловечие, несправедливость и все сходное с ними, неспособное никогда обратиться в доброе. Средними же являются богатство и бедность, здоровье и болезнь, жизнь и смерть, слава и бесславие, удовольствия и боль, свобода и рабство и прочие, подобные им, в одних случаях называемые добрыми, а в других злыми, в соответствии с тем, как ими управляет намерение человека.

    Итак, люди делят эти средние качества на два вида, и одну из этих частей называют добром, ибо именно это они любят, например богатство, славу, удовольствия и прочие. Другие же из них они зовут злом, ибо к нему они питают отвращение, например бедность, боль, бесчестие и так далее. И потому, если не хотим мы, чтобы постигло нас то, что мы сами считаем злом, не будем творить настоящего зла, как и советует нам пророк: «Человече, не входи по своей воле ни в какое зло и ни в какой грех, и тогда Ангел, хранящий тебя, не попустит тебе испытать никакого зла».

    И пророк Исайя говорит: «Если захотите и послушаетесь, и будете соблюдать все заповеди Мои, то будете вкушать блага земли; если же отречетесь и будете упорствовать, то меч врагов ваших пожрет вас». И все тот же пророк говорит тем, кто не исполняет заповедей Его: «Идите в пламя огня вашего, в пламя, которое вы возжигаете грехами вашими».

    Конечно, диавол сначала старается бороться с нами сладострастными искушениями, ибо знает, как мы склонны к похоти. Если же он поймет, что воля наша в этом подчинена его воле, он отдаляет нас от благодати Бога, охраняющей нас. Тогда он просит у Бога разрешения возвести на нас и горькое искушение, то есть горе и бедствия, чтобы полностью нас уничтожить, по своей великой ненависти к нам заставляя нас от многих огорчений впасть в отчаяние. Если же в первом случае наша воля не последует за его волей, то есть не впадем мы в сладострастное искушение, он вновь возводит на нас второе искушение горем, дабы заставить нас теперь уже от горя впасть в сладострастное искушение.

    И потому взывает к нам Апостол Павел, говоря: «Трезвитесь, братия мои, бдите и бодрствуйте, потому что противник ваш, диавол, ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить». Попускает нас Бог впадать в искушения, либо по икономии Своей для того, чтобы испытать нас, как праведного Иова и других святых, по словам Господним Его ученикам: «Симон, Симон се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, то есть сотрясти вас искушениями». И позволяет Бог, чтобы мы впали в искушения по попущению Его, как он попускал и Давида впасть в грех, и Апостола Павла отречься от Него, дабы избавить нас от самодовольства. Однако есть и искушения, происходящие от богооставленности, то есть от утраты Божественной благодати, как было с Иудой и иудеями.

    И искушения, приходящие святым по икономии Божией, приходят на зависть диаволу, дабы явить всем праведность и совершенство святых, и дабы воссиять им еще ярче после победы их над противником их диаволом. Искушения, происходящие по попущению, посылаются, дабы стать препятствием на пути греха, произошедшего, происходящего, или еще должного произойти. Те же искушения, которые насылаются по богооставленности, имеют своей причиной грешную жизнь человека и плохие его намерения, и допускаются для его полного разрушения и уничтожения.

    И потому мы не только должны бежать от искушений, происходящих от похоти, как от яда лукавого змея, но и ежели придет к нам такое искушение против воли нашей, ни впадать в него никоим образом.

    И во всем, что касается искушений, в которых испытывается наше тело, не будем подвергать себя опасности по гордыне нашей и дерзости, но будем просить Бога оградить нас от них, если такова будет воля Его. И да доставим мы Ему радость, не впадая в сии искушения. Если же придут сии искушения, примем их с великой радостью и удовольствием, как великие дары. Лишь о том будем просить мы Его, дабы укрепил Он нас на победу до самого конца над искусителем нашим, ибо именно об этом говорит Он нам словами «и не введи нас во искушение». То есть мы просим не оставлять нас, дабы не попасть нам в жерло мысленного дракона, как говорит нам в другом месте Господь: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение». То есть, чтобы не быть побежденными искушением, ибо дух бодр, плоть же немощна.

    Никто же, однако, слыша о том, что нужно избегать искушений, пусть не оправдывается «извинением дел греховных», ссылаясь на свою слабость и на прочее подобное, когда приходят искушения. Ибо в трудный час, когда приходят искушения, тот, кто испугается их и не будет противостоять им, отречется тем самым от истины. Например: если случится человеку подвергнуться угрозам и насилию за веру свою, или с тем, чтобы отречься от истины, или чтобы попрать справедливость, или чтобы отречься от милосердия к ближним или от любой другой заповеди Христовой, если во всех этих случаях он отступится из страха за свою плоть и не сможет храбро противостоять этим искушениям, то пусть знает этот человек, что не будет он причастником Христу и зря зовется он христианином. Разве что раскается он потом в этом и будет лить горькие слезы. И надлежит ему раскаяться, ибо не подражал он истинным христианам, мученикам, столь сильно пострадавшим за веру свою. Не подражал святому Иоанну Златоусту, прошедшему через столькие муки за справедливость, преподобному Зосиме, терпевшему невзгоды за свое милосердие к братиям своим, и многим другим, которых мы не можем сейчас даже перечислить и которые претерпели многие муки и искушения, дабы исполнить закон и заповеди Христовы. Эти заповеди должны хранить и мы, дабы освободили они нас не только от искушений и грехов, но и от лукавого, по словам Господней молитвы.

    «Но избави нас от лукавого»

    Лукавым, главным образом, братия, зовется сам диавол, ибо он есть начало всякого греха и творец всякого искушения. Именно от действий и наущений лукавого мы учимся просить Бога освободить нас и верим, что Он не допустит, чтобы мы искушались выше сил наших, по словам Апостола, что Бог «не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести». Необходимо, однако, и обязательно не забывать просить Его и молить Его об этом в смирении.

    «Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь»

    Господь наш, зная о том, что человеческая природа всегда впадает в сомнения по маловерию своему, утешает нас, говоря: поскольку есть у вас такой могущественный и преславный Отец и Царь, не стесняйтесь обращаться к Нему с просьбами время от времени. Только, докучая Ему, не забывайте делать это так, как докучала вдова своему господину и бессердечному судии, говоря Ему: «Господи, освободи нас от противника нашего, ибо твое есть непреходящее Царство, непобедимая сила и непостижимая слава. Ибо Ты есть Царь сильный, и повелеваешь, и наказываешь врагов наших, и Ты есть Бог преславный, и прославляешь и возвышаешь славящих Тебя, и Ты есть Отец любящий и человеколюбивый, и печешься и любишь тех, кто по Святому Крещению сподобились стать сынами Твоими, и возлюбили Тебя всем сердцем, и ныне, и присно, и во веки веков». Аминь.

    Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.