Эго и эгоизм

Содержание

Эгоизм и нравственность

По сути, нравственность и эгоизм несовместимы, так как нравственность — это форма общественного сознания — нормы, регулирующей отношения между членами общества. Если же для человека важна прежде всего собственная персона, о какой нравственности можно говорить? Например, не грех украсть, ведь главное — твое личное благосостояние. А если алчность требует, то не грех и убить другого человека. Главное, не попасться. Именно поэтому в капиталистических обществах так развита преступность. У немцев есть шутливая «11-я заповедь», которая формулируется так: Du sollst dich nicht erwischen lassen — Ты не должен позволить себя поймать (на месте преступления). То есть можно нарушать все Десять заповедей, но лишь до тех пор, пока это остается тайной. Вот так теперь шутят над Библией. Но дело, конечно, не в шутках, все гораздо серьезней.

Банальная истина: «для американцев национальный вид спорта — заполнить декларации таким образом, чтобы государству досталось как можно меньше. В этом году недоимка составила 350 млрд долларов, сообщает Си-Би-Эс». А если отвлечься от слов «национальный вид спорта», «недоимка», о чем идет речь? Речь идет о том, что воровство есть общенациональная черта американцев, причем не осуждаемая, а мифологизированная как некая забава. Пример из недавней истории. Согласно расследованию, проведенному в США, из гуманитарной помощи жертвам ураганов «Катрина» и «Рита» 2005 года было расхищено около полутора миллиардов долларов. И это при том, что многие из лишившихся крова в прошлом году по-прежнему живут в вагончиках-автоприцепах т. е. люди наживаются на чужом горе, страдании.

Считалось, что много воруют при социализме, но как у нас воровали? Это похоже на детский лепет: бутылку спирта из лаборатории, банку гвоздей со стройки. Как воруют в капиталистическом обществе, мы теперь увидели сами — воруют миллиардами. Поэтому вполне закономерно: с приходом новой социальной системы на нашу многострадальную землю количество преступлений в странах СНГ увеличилось в 6–8 раз.

Даже при всеобъемлющей коррупции в России не надо думать, что в России воруют больше остальных. Общий коррупционный бюджет в мире — от 840 млрд евро (более 1 триллиона долларов).

Французский социолог П. Прудон считал, что «собственность — это кража». Маркс раскрывал суть этого тезиса с помощью понятия «прибавочная стоимость». Наемный работник, трудясь, создает определенную стомость. Но всю ее не получает, т. к. часть стоимости присваивает себе капиталист, которая и составляет основу его прибыли. Эта присвоенная часть и называется прибавочной стоимостью. Исчезла ли прибавочная стоимость на современном этапе развития капитализма? Прибавочная стоимость никуда не испарилась, хоть о ее существовании стараются не вспоминать. Конечно, это не обязательно предполагает нищенское состояние рабочих. Нынешний уровень производительности предоставляет им возможность жить безбедно, не так, как в XIX веке, но и капиталист сегодня живет не так, как сто лет назад, а позволяет себе унитазы из золота. Возросло общее благосостояние общества, но это не значит, что прибавочная стоимость испарилась, наоборот, по расчетам некоторых экономистов, норма прибавочной стоимости не только не уменьшилась по сравнению с прошлым веком, а, напротив, возросла. Руководители же крупных американских корпораций в 1980 году получали в 42 раза больше, чем средний служащий, а в 2000 году — в 531 раз (!).

Часто говорят, что капиталистическая мораль пронизана воровством. При капитализме сразу расцветает шансон, уголовный жаргон, героизация преступников в фильмах, книгах.

Даже в телерекламе значительное место отдается воровству, обману: познакомился и украл у своего знакомого чипсы («Лейс»), летчик покидает самолет, угощая обреченного на смерть пассажира предметом для жевания (ириски «Меллер»), ограбил банк и заодно с деньгами украл сотовый телефон (LG), купил хлопья и никому не даешь, за бутылку пива отнимаешь украшения у своей женщины («Сибирская корона») и т. д. и т. п. Все, конечно, подается в шуточной форме, но от этого не меняется суть. Мы даже не замечаем, как в наше сознание приникает мораль обмана и воровства. Давно известно, в рекламных роликах рекламируется не сам товар, а сопутствующий ему имидж. Джинн, позволивший убить Синдбада с товарищами, ради глотка оранжевой жижи («Миринда»), космические спасатели, пренебрегающие своим долгом ради нее же. Вы пьете эту разрекламированную жидкость? Нет, вы наслаждаетесь вкусом измены, которая повлекла за собой человеческие жертвы.

Один из самых известных западных экономистов, лауреат Нобелевской премии по экономике, апологет либеральной доктрины Хайек утверждает, что для расцвета либерализма человек должен лишиться некоторых природных качеств, таких как сострадание и чувство солидарности. К этому можно добавить, что для расцвета либерализма человек на самом деле должен лишиться еще очень и очень многого — всего того, что и давало ему право называться человеком.

Однако не только солидарность вредна. Западные ученые выяснили, что государства и нации тоже вредны.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Моралисты выступают, как правило, против эгоизма и за альтруизм. Насколько это правильно и правильно ли вообще? Всё зависит от того, что мы понимаем под эгоизмом и альтруизмом. Мне представляется, в этом вопросе много путаницы. Под эгоизмом нередко понимается большая забота о себе и большая любовь к себе по сравнению с заботой и любовью к другим людям. А под альтруизмом просто заботу (“думание”) о других людях. В том и другом случае имеется смещение акцентов, которое искажает нравственную оценку эгоизма и альтруизма. 

Эгоизм

Возьмем эгоизм. Нельзя понимать его как большую заботу и любовь к себе по сравнению с заботой и любовью к другим. Иначе мы объявим эгоистами всех без исключения людей. Ведь абсолютно естественна преимущественная забота и любовь к себе по сравнению с заботой и любовью к другим. Давайте подсчитаем, сколько времени мы тратим на себя и сколько на других. И выясним, что практически во всех случаях тратим время больше на себя, чем на других. Это и сон, и питание, и туалет, и уход за телом, и одевание-раздевание, и устройство своего жилья, и учение, и отдых, и хобби. Давайте не будем кривить душой и честно признаем: мы думаем больше о себе, чем о других; любим больше себя, чем других; заботимся больше о себе, чем о других. И хватит упрекать в эгоизме себя и других только за то, что ты или кто-то другой позаботился о себе, потратил время на себя.

В подтверждение сказанного приведу проникновенные слова известного психолога В. Л. Леви о любви к себе и отличии ее от себялюбия-самодовольства:

«Возлюби себя как ближнего своего. Поэт призывал к этому иронически, философ — всерьез, но любовь к себе — это действительно первая обязанность человека. Никто, конечно, не любит самодовольных, а многие прекрасные люди страдают от недовольства собой. Но человек, себя совсем не любящий — страшен. Только тот, кто уверенно, без ломаний любит себя, способен любить других — посмотрите на самых обаятельных, добрых и открытых людей и вы убедитесь, что это так: они любят себя так спокойно, что им не приходится поддерживать эту любовь никаким самоутверждением, им не надо слишком уж скрывать недостатки и бояться насмешек и осуждения. Эта любовь естественна, а потому незаметна, в ней нет ничего вымученного. Такие люди, всегда любимцы, и показывают, что любовь к себе ничего не имеет общего с самодовольством и совсем не то, что называют себялюбием, эгоцентризмом.

Ближе всего это к тому, как вы относитесь к себе совсем ребенком: это мудрое и бесстрашное достоинство живого существа, инстинктивное ощущение своей ценности без всякого посягательства на ценность других. Вы тогда еще неосознанно любили в себе весь мир и неповторимую самобытность уникума, которым в действительности являетесь. Этот узор генов, эта библиотека памяти, это живое, чувствующее, странное, знакомое, изменяющееся — такого, именно такого существа никогда раньше не было и больше не будет — и это вы. Каждое ваше свойство и качество может быть и можно найти по отдельности у кого-то, или что-то близкое, но сочетание их — только одно среди мыслимой жизни.» («Искусство быть собой»)

Не менее замечательные слова сказала Луиза Хей: «Итак, что вы хотите услышать от меня? Знаю, что бесконечно повторяю эти слова, но не боюсь надоесть: «Любовь к самому себе — самое важное, что вы можете сделать, ибо если вы любите себя, вы не причините зла ни себе, ни другому». Это — рецепт мира во всем мире. Если я не могу причинить зла ни себе, ни другим, как может начаться война? Чем больше людей придут к этой мысли, тем лучше станет жить на нашей планете.» (Полная энциклопедия здоровья Луизы Хей. М., 2001. С. 72.)

Эгоизм — это когда человек заботится о себе в ущерб, во вред другим, за счет других, когда в конфликтной ситуации «или-или» (столкновения личных интересов и интересов других: или то или другое, третьего не дано) человек делает выбор в свою пользу и во вред другим.

Эгоизм — это когда человек рассматривает себя как цель, а других — только как средство. Об этом писал В. С. Соловьев:

«Ложь и зло эгоизма состоят вовсе не в том, что этот человек слишком высоко себя ценит, придает себе безусловное значение и бесконечное достоинство: в этом он прав, потому что всякий человеческий субъект как самостоятельный центр живых сил, как потенция (возможность) бесконечного совершенства, как существо, могущее в сознании и в жизни своей вместить абсолютную истину, — всякий человек в этом качестве имеет безотносительное значение и достоинство, есть нечто безусловно незаменимое и слишком высоко оценить себя не может (…) Непризнание за собою этого безусловного значения равносильно отречению от человеческого достоинства; это есть основное заблуждение и начало всякого неверия: он так малодушен, что даже в самого себя верить не в силах, — как может он поверить во что-нибудь другое? Основная ложь и зло эгоизма не в этом абсолютном самосознании и самооценке субъекта, а в том, что, приписывая себе по справедливости безусловное значение, он несправедливо отказывает другим в этом значении; признавая себя центром жизни, каков он и есть в самом деле, он других относит к окружности своего бытия, оставляет за ними только внешнюю и относительную ценность.» («Смысл любви» 2, III — Соловьев В.С. Сочинения в 2-х т.т., т.2, М., 1990. С. 505-506).

К сожалению, весьма распространенным является другое понимание эгоизма — как большей заботы о себе, чем о других. Аристотель, например, писал:

«Помимо всего прочего трудно выразить словами, сколько наслаждения в сознании того, что нечто принадлежит тебе, ведь свойственное каждому чувство любви к самому себе не случайно, но внедрено в нас самой природой. Правда, эгоизм справедливо порицается, но он заключается не в любви к самому себе, а в большей, чем должно, степени этой любви; то же приложимо и к корыстолюбию; тому и другому чувству подвержены, так сказать, все люди.» («Политика» (1263 а-b))

Смотрите, как он сказал: эгоизм «заключается не в любви к самому себе, а в большей, чем должно, степени этой любви». Это слишком широкая и неопределенная формулировка, позволяющая трактовать эгоизм как всякую любовь к себе. В самом деле, что такое выражение «в большей любви к себе, чем должно»? Каждый может трактовать ее как хочет. Ведь под должным некоторые могут понимать и жизнь для других, самоотречение. Аристотель не дает здесь критерия для определения должного. Напротив, указание на эгоизм как на «большую любовь к себе» кажется понятным и убедительным.

Справедливости ради следует сказать, что если повнимательнее читать Аристотеля, то можно найти у него высказывания, которые можно трактовать как ограничение негативной оценки «большей любви к себе». В той же «Политике» немного раньше он выставляет как аргумент против общей собственности тезис о том, что «люди заботятся всего более о том, что принадлежит лично им; менее заботятся о том, что является общим, или заботятся в той мере, в какой это касается каждого» (1261 а33).

На поверку негативная оценка «большей любви к себе» (как эгоизма) означает, по закону противопоставления, моральный запрет на любовь к себе вообще, поскольку не определен должный размер любви к себе и любое, в том числе обманчивое, ощущение якобы большей любви к себе могут истолковать как эгоизм, т. е. как нечто дурное.

(Пуаро в известном телесериале по произведениям Агаты Кристи говорит: «Большинство из нас эгоисты, но не все в этом признаются». — Так нередко характеризуют поведение свое и других.

Вера Сотникова, актриса, в утренней программе ТВЦ (19.07.05) заявила: «Эгоизм — это хорошо; надо быть эгоистом, надо любить себя». Появился журнал, который самим своим названием («Эгоист») пытается реабилитировать-оправдать это отрицательное нравственное явление.

В этой характеристике среди многих разных смыслов можно отыскать и этот: констатация факта, что люди больше любят и больше заботятся о себе, чем о других. Поскольку «эгоизм» в обычном словоупотреблении означает отрицательную моральную характеристику — возникает напряжение-самооговор или оговор других, фактически парадоксальное отношение к себе и другим: мы любим и заботимся о себе больше, чем о других и это плохо. Здесь налицо логическое противоречие: мы делаем что-то и это хорошо для нас; и в то же время это нехорошо для нас в моральном смысле.)

По большому счету, моральный запрет на большую любовь к себе противоестественен. Он означает, что человек не может совершенствовать это чувство к себе, развивать его, культивировать, усиливать и т. д. и т. п. Ему остается только постоянно сдерживать себя в этом чувстве или лицемерить. Любовь, любая любовь — это такая «вещь», которая внутри себя имеет пружину расширения, усиления, развития, совершенствования и постоянное сдерживание ее может привести к самоуничтожению или к взрыву поведения, к непредсказуемым хаотическим действиям.

Неразумие философов в вопросе о так называемом разумном эгоизме

Философы вносят порой путаницу и смятение в человеческие умы. Вот, например, они придумали теорию разумного эгоизма.

Л. Фейербах пишет: «Я употребляю к ужасу лицемерных теологов и фантастов-философов слово “эгоизм” для обозначения основы и сущности религии. Некритические критики, цепляющиеся за слова, высокомудро высосали поэтому из моей философии, что ее результатом является эгоизм, и что именно поэтому я и не проник в сущность религии. Но если я слово “эгоизм”, — заметьте, — употребляю в значении философского или универсального принципа, то понимаю я под ним не эгоизм в обыкновенном смысле этого слова (выделено мной — Л.Б.), как это может усмотреть всякий, хоть немного способный к критике, из тех сочетаний, из той связи, из того противоположения, в которых я употребляю слово “эгоизм”; употребляю же я его в противоположение к теологии или вере в бога, в понимании которой, если эта вера строга и последовательна, каждая любовь, раз она не имеет своею целью и предметом бога, даже и любовь к другим людям, есть эгоизм; я понимаю поэтому под этим словом не эгоизм человека по отношению к человеку, нравственный эгоизм, не тот эгоизм, который во всем, что он делает, даже как будто для других, соблюдает лишь свою выгоду, не тот эгоизм, который является характерной чертой филистера и буржуа и составляет прямую противоположность всякому дерзанию в мышлении и действии, всякому воодушевлению, всякой гениальности и любви. Я понимаю под эгоизмом человека соответствующее его природе, а стало быть, и разуму, — ибо разум человека ведь не что иное, как сознательная природа его, — его самопризнание, самоутверждение по отношению ко всем неестественным и бесчеловечным требованиям, которые предъявляют к нему теологическое лицемерие, религиозная и спекулятивная фантастика, политическая грубость и деспотизм. Я понимаю под эгоизмом эгоизм необходимый, неизбежный, не моральный, как я уже сказал, а метафизический, то есть эгоизм, основывающийся на существе человека без его ведома и воли, тот эгоизм, без которого человек не может жить: ибо для того, чтобы жить, я должен постоянно присваивать себе то, что мне полезно, и отстранять то, что мне враждебно и вредно, тот эгоизм, стало быть, который коренится в самом организме, в усвоении усвояемой материи и в выбрасывании неусвояемой. Я понимаю под эгоизмом любовь человека к самому себе, то есть любовь к человеческому существу, ту любовь, которая есть импульс к удовлетворению и развитию всех тех влечений и наклонностей, без удовлетворения и развития которых человек не есть настоящий, совершенный человек и не может им быть; я понимаю под эгоизмом любовь индивидуума к себе подобным индивидуумам, — ибо что я без них, что я без любви к существам, мне подобным? — любовь индивидуума к самому себе лишь постольку, поскольку всякая любовь к предмету, к существу есть косвенно любовь к самому себе, потому что я ведь могу любить лишь то, что отвечает моему идеалу, моему чувству, моему существу. Короче говоря, я понимаю под эгоизмом тот инстинкт самосохранения, в силу которого человек не приносит в жертву себя, своего разума, своего чувства, своего тела духовным — если взять примеры из ближе всего нам знакомого культа животных — духовным ослам и баранам, политическим волкам и тиграм, философским сверчкам и совам, тот инстинкт разума, который говорит человеку, что глупо, бессмысленно из религиозного самоотрицания давать вшам, блохам и клопам высасывать кровь из тела и разум из головы, давать отравлять себя гадюкам и змеям, поедать себя — тиграм и волкам…» (Л. Фейербах. Лекции о сущности религии. Лекция 7.)

Л. Фейербах обращается со словом «эгоизм» так же, как Шалтай-Болтай из сказки Л. Кэрролла со словом «слава». Вот беда многих философов. Столько путаницы из-за этого! Зачем понадобилось Л. Фейербаху употреблять слово «эгоизм» не в общепринятом значении? Чего он добивался?

По всем канонам естественного языка и мышления эгоизм — отрицательная нравственная характеристика поведения тех или иных людей. Да и философы в большинстве случаев не спорят с таким пониманием эгоизма. Так, еще Аристотель говорил об эгоизме в отрицательном смысле («эгоизм справедливо порицается»: см. Политика, 1263 b). Теория же разумного эгоизма допускает существование эгоизма со знаком плюс, так называемого разумного эгоизма, т. е. эгоизма, согласного с разумом, опирающегося на разум. Более того, находятся такие философы, которые утверждают, что разумный эгоизм не только не исключает самопожертвования и самоотверженности, но даже предполагает их. Н. Г. Чернышевский, сторонник теории разумного эгоизма, вывел в романе «Что делать?» образ Лопухова. Этот герой, совершая жертвы ради других, говорит: «Не такой я человек, чтобы приносить жертвы. Да их и не бывает, никто их не приносит, это фальшивое понятие: жертва — сапоги всмятку. Как приятнее, так и поступаешь». Вот так: жертва оказывается уже и не жертва, а нечто приятное. Действительно, сапоги всмятку! Когда человек жертвует собой (в крайнем варианте — своей жизнью) ради других, то это всегда драма итрагедия. Человек, жертвующий собой ради других, действует против себя, против своего «я», «эго» по латински. Да, конечно, он может быть нравственно удовлетворен своим самоотверженным поступком. Но нравственное удовлетворение не равносильно удовлетворению жизнью в целом.

Теория разумного эгоизма неявно опирается на идею отождествления «я» и «мы», точнее, растворения «я» в «мы», «я» в «другом (других)». Это никуда не годная идея. В ней эгоизм, ячество фактически отождествляется с альтруизмом, самоотверженностью — сапоги всмятку! На самом деле, «я» ни при каких обстоятельствах не сводится к «мы» или между «я» и «мы», «я» и «другим» нет и не может быть полного тождества. Единство — да, возможно и большей частью бывает. Но единство — не тождество. Единство всегда предполагает различие и даже противоположность. Например, единство мужчины и женщины, выражающееся в любви, браке, семье, основано на их половой противоположности и разных социальных ролях.

Альтруизм, самопожертвование, самоотверженность

Я утверждаю, что альтруизм также плох, как и эгоизм. Слово «альтруизм» происходит от латинского слова «alter» — другой. В мягком варианте альтруизм означает большую заботу о других, чем о себе. В жестком варианте он может означать заботу о других в ущерб себе, вплоть до самоуничтожения. В этом жестком варианте он именуется по-русски самоотверженностью, самопожертвованием, самоотречением.

И в мягком, и в жестком варианте альтруизм как норма поведения несостоятелен и губителен — как для самого альтруиста, так и для других.

Умные люди давно уже подметили губительность альтруизма для тех, на кого он направлен. Оскар Уайльд в «Идеальном муже» устами героя пьесы говорит: «Самопожертвование следовало бы запретить законом, так как оно развращает тех, кому приносится жертва». О том же писал наш А. С. Макаренко в «Книге для родителей». Он рассказал о конкретном случае материнского самопожертвования и отрицательных последствиях этого самопожертвования. А.С. Макаренко наглядно показал, что альтруизм одних почти неизбежно приводит к эгоизму других.

Мало того, альтруизм может иметь разрушительные, катастрофические последствия для тех, на кого он направлен. Чрезмерная забота о других обычно приводит к тому, что эти другие почти буквально перестают заботиться о себе, становятся иждивенцами, паразитами, духовными и даже физическими инвалидами.

Если же говорить об идеологии самопожертвования, о жертвенности, то здесь могут быть и другие губительные последствия. Всякая жертвенность ведет обычно к тому, что жертвуют не только собой, но и другими. Если человеку не дороги собственные жизнь и счастье, то как могут быть ему дороги жизнь и счастье других?!

Выше было сказано, что альтруизм губителен как норма поведения. В принципе, эта оговорка насчет «нормы поведения» не нужна. Альтруизм по определению утверждает самопожертвование-самоотверженность как норму поведения. Иначе он не был бы «измом».

—————

К сожалению, для некоторой части людей альтруизм, самопожертвование стали сознательно принятыми установками и принципами поведения. Этому, в частности, способствовала христианская религия. Главное действующее лицо религии, отправленный на Голгофу Иисус Христос воспевается в ней как человек, пожертвовавший собой ради других.

В полном соответствии с этой установкой христианства Ф. М. Достоевский писал: «Разве в безличности спасение? Напротив, напротив, говорю я, не только не надо быть безличностью, но именно надо стать личностью, даже в гораздо высочайшей степени, чем та, которая определилась на Западе. Поймите меня: самовольное, совершенно сознательное и никем не принужденное самопожертвование всего себя в пользу всех есть, по-моему, признак высочайшего развития личности, высочайшего ее могущества, высочайшего самообладания, высочайшей свободы собственной воли. Добровольно положить собственный живот за всех, пойти за всех на крест, на костер, можно только сделать при самом сильном развитии личности. Сильно развитая личность, вполне уверенная в своем праве быть личностью, уже не имеющая за себя никакого страха, ничего и не может сделать другого из своей личности, то есть никакого более употребления, как отдать ее всю всем, чтоб и другие были точно такими же самоправными и счастливыми личностями» (цит. по: А. Гулыга. Кант, с. 288-289. А. Гулыга приписывает и Канту такой взгляд: «Взгляды Канта нам известны: свобода есть следование долгу, а формула долга — счастье других.» Там же, с. 288).

Ф. М. Достоевский критиковал социалистов, революционеров, нечаевщину, написал роман «Бесы», в котором осудил их поведение. И что же? Во многом он говорил то же. И он и они — коллективисты. Для него и для них личность только тогда личность, когда она жертвует собой ради других.

Такой же упрек можно сделать В. С. Соловьеву. Он писал, например: «Личное самоотвержение, победа над эгоизмом не есть уничтожение самого ego, самой личности, а напротив, есть возведение этого ego на высшую ступень бытия» (Соловьев В. С. Нравственность и политика // В. С. Соловьев. Соч. в 2-х т., т. 1, М., 1989. С. 270.).

Героизм

Отвергая альтруизм как повседневное, обычное, нормальное поведение человека, мы в то же время не отвергаем положительное значение отдельных актов самопожертвования-самоотверженности, когда человек оказывается в исключительных обстоятельствах, т. е. в ситуации «или-или» (или он заботится о себе, жертвуя другими, нанося вред другим, или он заботится о других, жертвуя собой). В этих обстоятельствах, делая выбор в пользу других, человек поступает как герой. Героизм в чрезвычайных ситуациях, на пожаре, на войне и т. п. вполне оправдан и обычен, если позволительно говорить о нем как нормальном явлении. Да, героизм — нормальное поведение в ненормальных (исключительных) обстоятельствах! И он же… — ненормальное поведение в нормальных обстоятельствах, в нормальной жизни.

—————

Порой утверждают, что героизм — чисто человеческое поведение. Смею заметить: это не так. Человеческий героизм имеет предысторию: самопожертвование животных. Ведь в основе героического поведения лежит самопожертвование. А оно, самопожертвование, имеет место как в человеческом обществе, так и в мире животных. Вот пример такого самопожертвования: в одном зарубежном познавательном фильме, показанном по телевидению (11 дек. 2002 г.), описывается реальный случай самопожертвования курицы-наседки. На дворе, где гуляли куры и цыплята, вдруг все закудахтали и стали разбегаться: тревога, ястреб кружился и выбирал жертву. Куры стали прятаться по укромным углам и в курятнике. Цыплята одной курицы как ни в чем не бывало клевали (они были еще глупышами). Их мать-наседка была поодаль. И вот когда все разбежались, остались эти цыплята. Ястреб стал кружить над цыплятами. Тут подбежала наседка, подозвала их к себе и укрыла своим телом, прижавшись к земле. Ястреб, конечно, спикировал на нее и стал терзать. Потом он улетел. Хозяин фермы подошел к курице. Она лежала неподвижно. Цыплята стали выбираться из под нее. Фермер подумал, что она погибла. Он поднял ее и вдруг она зашевелилась. Курица была жива. Ее спасло густое оперенье. Инстинкт самосохранения уступил место инстинкту продолжения рода (в рассказе об этой курице говорилось, что она, пока не завела цыплят, вела себя как наседка, потерявшая своих цыплят, то есть не вполне нормально).

Еще один пример самопожертвования описан в рассказе И. С. Тургенева «ВОРОБЕЙ»:

Я возвращался с охоты и шел по аллее сада. Собака бежала впереди меня. Вдруг она уменьшила свои шаги и начала красться, как бы зачуяв перед собою дичь. Я глянул вдоль аллеи и увидал молодого воробья с желтизной около клюва и пухом на голове. Он упал из гнезда (ветер сильно качал березы аллеи) и сидел неподвижно, беспомощно растопырив едва прораставшие крылышки. Моя собака медленно приближалась к нему, как вдруг, сорвавшись с близкого дерева, старый черногрудый воробей камнем упал перед самой ее мордой — и весь взъерошенный, искаженный, с отчаянным и жалким писком прыгнул раза два в направлении зубастой раскрытой пасти. Он ринулся спасать, он заслонил собою свое детище… но все его маленькое тело трепетало от ужаса, голосок одичал и охрип, он замирал, он жертвовал собою! Каким громадным чудовищем должна была ему казаться собака! И все-таки он не мог усидеть на своей высокой, безопасной ветке… Сила, сильнее его воли, сбросила его оттуда. Мой Трезор остановился, попятился… Видно, и он признал эту силу. Я поспешил отозвать смущенного пса — и удалился, благоговея.

Да; не смейтесь. Я благоговел перед той маленькой, героической птицей, перед любовным ее порывом. Любовь, думал я, сильнее смерти и страха смерти. Только ею, только любовью держится и движется жизнь» (Апрель 1878).

Человек не отменяет биологию; она присутствует в нем, пользуясь гегелевской терминологией, в снятом виде. В биологическом смысле поведение человека строится как минимум на двух инстинктах: самосохранения и продолжения рода. Культура не отменяет их, а развивает и совершенствует, надстраивает над ними весьма сложное человеческое поведение, тысячи вариантов поведения, которые кажутся порой весьма далекими от непосредственных проявлений биологических инстинктов.

Указанные инстинкты в принципе (в общем и целом) действуют в одном направлении: сохранения, поддержания, совершенствования жизни как таковой. Но между ними может быть и конфликт. Так, в период любовной горячки (действия инстинкта продолжения рода) животные игнорируют или временно «забывают» о другом инстинкте — самосохранения. Глухари, например, так токуют, что ничего не слышат (почему их и прозвали глухарями) и, соответственно, подвергают себя большой опасности. И приведенные случаи самопожертвования животных — из того же разряда.

В героизме человека нет ничего сверхъестественного или противоестественного. По своим корням он всего лишь одно из проявлений инстинкта продолжения рода.

Нормальное поведение

В большинстве случаев человек не эгоист, не альтруист и не герой, в меру заботится о себе и других. Потому что большинство случаев — это ситуации, когда забота о себе, любовь к себе и забота о других, любовь к другим неразделимы, суть одно. Возьмем любовь мужчины и женщины. Она тем больше любовь, чем больше в ней взаимности. Любя женщину, мужчина любит себя, свои чувства, свою душу и тело. И женщина любит мужчину в значительной мере благодаря тому, что она любит себя и любит, когда ее любят.

Любое общение — а мы купаемся в общении, — это улица с двусторонним движением. Оно необходимо предполагает взаимный интерес, приязнь, заботу. Там, где общение односторонне, оно быстро затухает или еле тлеет…

Теперь возьмем творчество. Наряду с любовью оно является важнейшим элементом жизни. Творчество — это и воспитание, и обучение, и образование, и познание, и искусство, и философия, и управление, и изобретение, техническое творчество. И что же? Практически любой акт творчества — одновременно акт для себя и для других. Иными словами, как и любовь, творчество не разделяет «для себя»—»для других». Творя, человек испытывает высшую радость жизни и в то же время работает на всех людей, служит прогрессу жизни.

Если бы я был поэтом, то сочинил бы оду, поэму, гимн нормальному поведению, нормальной жизни человека. В нормальности есть всё для того, чтобы дерзать, чтобы любить жизнь и радоваться ей!

Эго

Эту страницу предлагается объединить со страницей Собственное Я. Пояснение причин и обсуждение — на странице Википедия:К объединению/22 марта 2016.
Обсуждение длится не менее недели (). Не удаляйте шаблон до подведения итога обсуждения.

Э́го (лат. ego от др.-греч. ἐγώ «я») — согласно психоаналитической теории, та часть человеческой личности, которая осознаётся как «Я» и находится в контакте с окружающим миром посредством восприятия. Эго осуществляет планирование, оценку, запоминание и иными путями реагирует на воздействие физического и социального окружения.

Эго в психоанализе Фрейда

Эго является, наряду с Ид (Оно) и Супер-Эго (Сверх-Я), одной из трёх психологических сущностей, предложенных Зигмундом Фрейдом для описания динамики человеческой психики. Эго, по Фрейду, осуществляет исполнительные функции, являясь посредником между внешним и внутренним миром, как и между Ид и Супер-Эго. Оно обеспечивает непрерывность, но последовательность поведения, реализуя личную точку отсчёта, благодаря чему события прошлого (сохраняемые в памяти) соотносятся с событиями настоящего и будущего (представленными предвидением и воображением). Эго не совпадает ни с психикой, ни с телом, хотя телесные ощущения формируют ядро раннего опыта индивида. Эго, достигнув развития, способно меняться на протяжении всей жизни, особенно под воздействием угрозы, болезни и изменений условий существования.

По мере развития любого индивида происходит дифференциация Эго и развитие Супер-Эго. Супер-Эго включает запреты и контроль инстинктивных импульсов через принятие родительских и социальных стандартов. И, таким образом, возникает нравственный конфликт, необходимый для роста и взросления личности. Эго играет роль посредника между Супер-Эго и Ид путём бессознательного создания защитных механизмов: отрицания, замещения, проекции, рационализации, реактивной формации, регрессии, подавления, сублимации и др. При осознании одного защитного механизма, он уступает место другим. Есть мнение, что по мере использования, сила Эго снижается.

Прогресс от немедленной реакции к контролируемому поведению, от дологического к рациональному мышлению происходит медленно и осуществляется в виде многих последовательных стадий на протяжении детства. Даже достигнув физической зрелости, люди существенно различаются между собой в формах и эффективности деятельности эго. Это важное качество было названо Фрейдом «силой эго». Человеку с «сильным эго» свойственны следующие характеристики: он объективен в своих оценках окружающего мира и себя; его деятельность организована на протяжении более долгого времени, так что возможны планирование и распорядок; он способен выполнить принятые решения и, не колеблясь, выбирать из имеющихся альтернатив; он не подчиняется слепо своим устремлениям и может направлять их в общественно полезное русло; он способен противостоять непосредственному давлению со стороны физического и социального окружения, обдумывая и выбирая собственный курс. С другой стороны, индивид со «слабым Эго» более схож с ребёнком: его поведение импульсивно и определяется моментом; восприятие действительности и себя искажено; он достигает меньшего успеха в продуктивной работе, поскольку его энергия тратится на защиту искажённых и нереалистических представлений о себе; он может страдать от невротических симптомов.

Эго в аналитической психологии Карла Юнга

Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.

В аналитической психологии К. Юнга эго понимается как комплекс, включающий всё содержимое сознания, входящий в структуру психики наряду с бессознательным, состоящем из личного и коллективного бессознательного. «Это комплекс данных, конструированный прежде всего общей осведомленностью относительно своего тела, своего существования и затем данными памяти; у человека есть определённая идея о его прошлом бытии, определённые наборы (серии) памяти. Эти две составляющие и есть главные конституэнты ЭГО. Поэтому можно назвать ЭГО комплексом психических факторов. Этот комплекс обладает огромной энергией притяжения, как магнит; он притягивает содержания из бессознательного, из этой темной неведомой области; он также притягивает впечатления извне, и когда они входят в связь с ЭГО, то осознаются».

Эго в других направлениях

После Зигмунда Фрейда и Карла Юнга понятие эго раскрывали и другие учёные. Эго рассматривается как «источник поведения и связующий центр личности в её человеческом окружении» (Metzger, Psychologie, 1941). Эго в процессе развития человека выделяется из единого изначального сознания, которое охватывает «внешний мир» и собственную личность в нераздельном единстве. Оно постоянно сопровождается сознанием «с-самим-собой-идентичного-бытия»; таким образом, если человек отчётливо познаёт свои телесные и душевно-духовные изменения, то он знает, что, несмотря на них, он «в своей основе» (то есть в глубине своего Эго) всегда остаётся одним и тем же. К наглядной сфере Эго относятся тело и всё, что может служить расширению этой сферы (являющемуся предметом постоянного стремления): одежда, украшения, а также имущество, в которое Эго может «врастать». Часто в Эго видят творческое единство; действительность приобретает смысл только будучи соотнесена с ним; наиболее чётко это выражено у Фихте: «Эго требует, чтобы оно обнимало собой всю реальность и достигало бесконечности». Ницше, наоборот, в отношении Эго говорит: «Эго — это множество личных (personenarten) сил, из которых то одна, то другая выступает на передний план».

> См. также

  • Собственное Я
  • Образ-Я

Примечания

  1. Философский энциклопедический словарь. — М.: Инфра-М. — 1998.
  2. Лекция 22. Психоанализ. Фрейд.. StudFiles. Дата обращения 30 января 2018.
  3. Ego depletion (англ.) // Wikipedia. — 2017-12-28.
  4. К. Юнг, «Aion», гл.1 Эго
  5. Юнг К. Г. Тэвистокские лекции. Аналитическая психология: её теория и практика / пер. с англ. В. И. Менжулина. — М: АСТ, 2009. — 252 с.

Литература

  • Алексеев С. А., Оршанский И. Г.,. Я, в философии и психологии // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Это заготовка статьи по психологии. Вы можете помочь проекту, дополнив её.
В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 15 мая 2011 года.

Что такое Эго человека и что такое Эго-идентичность?

Вопрос о том, что такое Эго, может появиться перед каждым человеком, который сталкивался со словом «эгоизм». Именно из-за такой ассоциации данное понятие нередко воспринимается в узком и негативном плане. На самом деле понятие Эго имеет более глубокое и важное значение.

Что такое Эго человека?

Чтобы понять, что значит Эго, следует обратиться к разным психологическим школам. Но даже в таком случае получим лишь приблизительное представление об этой непростой составляющей нашей личности. О собственном Эго больше всего размышлений можно найти в психоанализе. Чаще всего под этим понятием подразумевают внутреннюю сущность человека, которая отвечает за восприятие, запоминание, оценку окружающего мира и контакты с социумом.

Мужское и женское Эго помогает людям отделять себя от окружающей обстановки, осознавать себя как индивидуальность и самостоятельное существо. В то же время Я старается удержать человека во взаимосвязи с окружающим миром, помогает понимать происходящее вокруг и принимать решения для необходимых действий. На протяжении жизни эта часть личности способна меняться и расширяться, если человек прилагает усилия для духовного роста.

Что такое большое Эго?

Понятие большое или высокое Эго относится к сфере эзотерики. Высокое Эго – это духовность личности, божественные качества, приобретенные в процессе познания высших духовных материй. Каждый житель нашей планеты рождается существом, направленным на удовлетворение своих личных желаний и потребностей. Низшая сущность подталкивает индивида быть потребителем, жить за счет других, поддерживая свой организм. Низшее собственное Эго является источником всех проблем: зависти, лжи, агрессии, жадности.

В противовес низшей внутренней сущности высокое Эго стремится выйти за рамки личности и тела и соединиться со вселенной. Молитвы, мантры, аутотренинги и другие духовные практики помогают Эго обрести новое значение, стать шире и объемнее. На этом этапе человек приобретает более высокие стремления, начинает воспринимать окружающих как близких людей. При этом меняется характер, душа становится светлее, одухотвореннее и целостнее.

Эго — это хорошо или плохо?

Человеческое Эго — важный компонент структуры личности. Без него невозможно существование человека как такового. Неважно, мужское Эго или женское, оно помогает воспринимать внешний мир и анализировать его с точки зрения важности для человека. Благодаря внутреннему «Я» каждый индивид адаптируется в мире, находит свое место и призвание, контактирует с окружающими людьми.

О том, хорошо ли иметь собственное Эго или плохо, можно говорить только в ракурсе уровня развития этой субстанции и взятых им на себя доминирующих функций. Если окружающий мир воспринимается только в качестве платформы для удовлетворения собственных потребностей, то можно сказать, что Эго развито на слабом уровне. Высокоразвитое «Я» стремится быть частью мира, поэтому учитывает не только личностные интересы, но и интересы окружающих.

Что такое Эго-идентичность?

Эго-идентичность является важной составляющей теории психоаналитика Эрика Эриксона. В своих работах психоаналитик выделяет эго-идентичность, как важную часть становления и успешного существования личности. Понятие больше затрагивает чувства, а не разум, поэтому его нередко используют в женской психотерапии. Эго-идентичность — это целостность человеческой психики, в которой могут объединяться различные социальные и личностные роли.

Наилучшего развития Я-идентичность достигает в случае уверенности человека в жизненном пути и самоопределения в трех сферах: политике, профессии, религии. Неопределенность человека приводит к развитию личностного кризиса. Наиболее глубоким среди кризисов является подростковый, задача которого вывести подрастающего человека на новый уровень сознания и самовосприятия.

Эго — психология

Внутреннее Эго всегда находилось в центре внимания представителей психоанализа. Эту часть человеческой психики рассматривали в совокупности с Оно (Ид) и Сверх-Я (Супер-Эго). Основоположником данной концепции является Зигмунд Фрейд, который считал движущей силой личности влечения и инстинкты. Его последователи — А. Фрейд, Э. Эриксон и Э. Гартман — считали, что Эго является более независимой субстанцией, чем предполагал Фрейд и более важной.

Что такое Эго по Фрейду?

Эго по Фрейду – это высокоорганизованная структура в психике, отвечающая за ее целостность, организованность и память. Согласно Фрейду, «Я» стремится защитить психику от неприятных ситуаций и воспоминаний. Для этого оно использует защитные механизмы. Эго является посредником между Ид и Супер-Эго. Я учитывает послания от Ид, перерабатывает их и действует на основе полученной информации. Можно сказать, что Эго является представителем от Ид и его передатчиком во внешний мир.

Эго — концепция Эриксона

Эго психология Эриксона хотя и была построена на основе разработок Фрейда, все же имела в себе существенные отличия. Основной акцент концепции был поставлен на возрастные периоды. Задачей Эго, по Эриксону, является нормальное личностное развитие. Я способно развиваться, самосовершенствоваться на протяжении всей жизни, исправлять неправильное развитие психики и помогать бороться с внутренними конфликтами. Хотя Эриксон и выделяет Эго, как отдельную субстанцию, но при этом считает ее неразрывно связанной с социальной и соматической составляющей личности.

В своей теории развития Э. Эриксон большое место отводит периоду детства. Этот длительный временной промежуток позволяет человеку развиваться в умственном плане и получить хорошую базу для дальнейшего самосовершенствования. Недостатком детства, по мнению ученого, является багаж иррациональных переживаний, тревог, страхов, которые оказывают влияние на качество дальнейшего развития.

Истинное и ложное Эго

Категория истинного и ложного Эга не относится к психологии, а проистекает из учения, описанного в древних индийских книгах — Ведах. В этих рукописях можно обнаружить другое понимание, что такое Эго. Согласно этому учению, ложное Эго – это субстанция, которая помогает человеку воспринимать физический мир и жить в нем. Эта сила вызывает в человеке те желания и побуждения, которые необходимы для выживания и комфорта его самого и близких людей. По этой причине данную субстанцию называют еще эгоизмом.

Истинное Эго выходит за пределы личности и корысти, помогает обращать внимание на окружающий мир, чувствовать его проблемы, помогать людям. Жизнь, в основе которой лежат поступки и мысли, проистекающие от истинного Я, становится светлой и чистой. Побороть эгоизм и жить, следуя за истинным «Я», своими силами невозможно. Основой такой жизни является высшая любовь к Богу.

Защитные механизмы Эго

Основоположником теории защитных механизмов является З. Фрейд. В научных работах он высказывался о защитных механизмах, как о средствах защиты психики от давления Ид и Супер-Эго. Эти механизмы работают на уровне подсознания и приводят к искажению реальности. Фрейд выделял такие Эго – защиты:

  • вытеснение – удаление из памяти информации, которая травмирует психику или является неприятной;
  • проекция — перенесение мыслей и желаний на другого человека;
  • замещение – перенесение негативной реакции с одного человека, вызвавшего реакцию, на другого;
  • рационализация – объяснение неприемлемого поведения с точки зрения логики таким образом, чтобы поведение стало казаться приемлемым или единственно возможным;
  • регрессия – возврат к поведению, характерному для более младшего возраста;
  • сублимация – перенаправление импульсов, вызывающих дискомфорт, в социально одобряемую деятельность;
  • реактивное образование – проявление поведения прямо противоположному тем желаниям, которые имеет человек;
  • отрицание – отказ осознавать неприятные события или мысли.

Как приобрести Эго?

Эго человека рождается вместе с появлением индивида в этот мир. В течение жизни оно может менять направленность, перерождаясь из эгоистичного Я в высшее. Мужское и женское Эго требует к себе внимания всего мира, так как считает себя центром Вселенной. Религии разных народов сходятся во мнении, что перебороть своими силами врожденное эгоистичное Эго практически невозможно. Справиться с ним можно только с помощью сверхъестественной божественной силы. Приобрести высшее Я можно путем постоянных духовных практик, чтения духовной литературы и самосовершенствования.

Как усмирить свое Эго?

Борьба с собственным Я является одной из самых трудных задач каждого личности. Если человек имеет Эго, раздутое страстями, злобой, завистью, материальными желаниями, то ему придется долго и тяжело сражаться с этой частью своей личности. Первое, что необходимо для усмирения своего Эго, — это осознание того, что оно является эгоистичным, низшим. Следует понять, к чему оно ведет, распознать все свои стремления, желания, мотивы и побуждения. После этого необходимо выбрать способ, с помощью которого можно будет работать над своим Эго. Для этого можно использовать духовные практики или же психологические программы работы над собой.

Книги про Эго

Огромное количество информации о внутреннем Я собрано в таких книгах:

  1. З. Фрейд «Я и Оно». В книге рассмотрена сила Эго, его значение и связь с бессознательной и сознательной стороной психики.
  2. А. Фрейд «Психология Я и защитные механизмы». Кроме размышлений над составляющими психики в книге можно найти подробное описание защитных механизмов.
  3. Э. Эриксон «Идентичность и жизненный цикл». В книге подробно описывается центральное понятие психологии Эриксона – идентичность.
  4. Э. Гартман «Философия бессознательного». В своей работе автор постарался объединить различные представления о бессознательном и собственном Эго.

Природный эгоизм и проблема личного соперничества

Природный эгоизм и проблема личного соперничества
Проблема соперничества является никогда не исчезающим центром межчеловеческих конфликтов. Соперничество доставляет трудности каждому человеку, но свою сложность и остроту оно проявляет там, где в человеческих отношениях доминирует эгоизм. В состоянии соперничества постоянно происходит сравнение себя с другими и стремление превзойти всех остальных. Это стремление касается всех тех, кто, находясь в ближайшем общении друг с другом, имеет одинаковые жизненные интересы и цели. Любая неудача при осуществлении несоразмерно больших притязаний на превосходство переживается как полный провал. Чужой успех также переживается как собственный неуспех. Сильное соперничество скрыто содержит определенную долю враждебности. Так, например, неуспех или поражение соперника могут означать собственную победу. Неумеренное и неразумное стремление к превосходству выражает крайнюю установку эгоцентрически настроенной личности. Имея за собой какие-либо реальные или мнимые успехи, человек, стремящийся к превосходству, не в силах признать, что кто-то другой в окружающей его среде может быть более компетентным, одаренным, популярным, привлекательным и уважаемым. Часто человек оказывается способным легко признать заслуги и достоинства другой личности, сфера деятельности которой не связана с областью его собственных интересов. Но признание достоинств человека той же самой профессии или сферы деятельности встречает непреодолимые трудности. Например, писатель может с восхищением отозваться о художнике или артисте, но он воздержится от подобных похвал в адрес другого писателя, особенно современника и соотечественника. Когда в ситуации явного или тайного соперничества задеты такие страсти, как честолюбие и гордость, можно ожидать тяжких преступлений даже от людей высокого духа. Римский император Адриан, стремившийся следовать во всем заветам античной добродетели, построил в Риме храм по планам, разработанным им самим. Архитектор Аполлодор из Дамаска, человек с большими заслугами, нашел недостатки в этом храме, указав, например, на несоответствие между величиной изваяний богов и высотой их подножий. За эту свободу критики он поплатился жизнью.
В свете подобных примеров многие межличностные конфликты можно объяснить не чем иным, как проблемой соперничества, никогда не исчезающей из области взаимоотношений людей, благодаря их эгоизму и честолюбию. В любом конфликте, связанном с проблемой соперничества, создается парадоксальная ситуация: чем меньшими внутренней свободой и достоинствами обладает личность, тем в большей степени она стремится к внешнему превосходству и независимости. Степень творческой одаренности личности может часто находиться в обратно пропорциональной зависимости от стремления к внешнему успеху и славе. Поэтому чем более скромной интеллектуальной или творческой одаренностью обладает та или иная личность, тем в большей степени она способна прибегать к употреблению нечестных и неблаговидных средств для достижения своего успеха или более высокого и респектабельного положения в обществе.
Если желаемая цель достигнута и честолюбие удовлетворено, человек стремится явить образ добродетели: притязания на дальнейшее превосходство рискованны, в то время как неспокойная совесть требует примирения. Стремление явить себя с лучшей и привлекательной стороны, когда внешнее превосходство и благополучие обеспечены, не представляет большого труда, зато создает иллюзию нравственной благопристойности. Однако искусственно создаваемый образ добродетели не является достаточно прочным, чтобы в дальнейшем успешно противостоять соблазну соперничества, поскольку демонстрируемая добродетель покоится на ложных основаниях эгоизма и честолюбия, способных в любой момент открыть в человеке его безнравственную сущность.
Человек не понимает, что установка на соперничество создает никогда не преодолимый барьер проблем, связанных с тайными скорбями и переживаниями, и есть не что иное, как вызов собственному душевному миру. По мысли святого Ефрема Сирина, кто соперничает, тот побежден уязвленным самолюбием, которое мучается успехом других. В стремлении к соперничеству человек борется не с кем иным, как с самим собой, то есть со своей совестью и даже с присутствием Бога в своей душе, как об этом свидетельствует библейский образ Иакова, который боролся с Богом, но не мог победить Его. Соперничество скрыто содержит неудовлетворенность человека наличным содержанием жизни, отказ от любви и духовной свободы и противопоставление личной воли существующему миропорядку, складывающемуся в общем потоке жизни и в частных ее проявлениях под воздействием благого и спасительного Божественного Промысла. Порождая установку личности на враждебность, соперничество является одним из аспектов выражения отчужденности человека от Бога и от окружающего мира.
В структуре личности установка на соперничество выявляет один из наиболее архаических ее слоев и представляет собой чудовищно развившуюся форму непреодоленного ею наивного детского эгоизма. В христианском нравственном формировании личности ставится цель преодоления всех природно-стихийных начал и подчинения их высшим и разумным этическим принципам. Провозглашаемое в христианстве стремление к духовно-нравственному совершенству ни в коем случае не означает установку личности на превосходство, поскольку подлинное совершенство предполагает всецелое преодоление природного эгоизма и достижение любви, которая не завидует, не превозносится, не гордится, не мыслит зла (1 Кор. 13:4-5). В отличие от проявлений враждебности и соперничества, обрекающих самого человека на отчужденность и одиночество, любовь представляет собой не что иное, как действительную причастность человека к полноте бытия, и открывает перед ним горизонты неограниченной духовной свободы, несущей в себе возможности творческого самовыявления личности.

Эдем_и_Я

Несколько лет назад, однажды, задумавшись над словами «Природа эгоистична», я вдруг почему-то вспомнила пчелу. Не то чтобы я силилась что-то вспомнить, и пчела прилетела, нет. Она просто взялась ниоткуда и зажужжала во мне.

Пару дней назад я разговаривала со свей приятельницей – очень эрудированной и многознающей женщиной – и спонтанно-негаданно в ходе нашей беседы мы опять коснулись полосато-мохнатой труженицы.

Сегодня, читая очередную главу в книжке М. Норбекова про Рыжего ослика, кого я там встретила? Нетрудно догадаться – пчелу!

И тут я поняла, что настало время напомнить миру про Её величайшее Высочество и высочайшее Величество! Про простое и удивительное создание по имени Пчела!

Но, все по порядку!

«Природа эгоистична» — такую фразу я прочитала несколько лет назад у одного мудреца и задумалась. Задумалась о природе, об эгоизме и о том глубинном смысле, который мудрец вложил в свои слова. Вскоре на помощь мне явилась маленькая пчела. Она пролетела в моем внутреннем мысле-образном пространстве, фокусируя размышления на своей всамделишной сестре. И, надо сказать, сделала она это совершенно не спроста — процесс пошел!

Я, правда, не сразу поняла, почему именно пчела залетела ко мне в гости в качестве путеводного маячка, но постепенно и эта непонятка прояснилась в моей голове.

Итак, почему же все-таки пчела? Почему это маленькое и обыкновенное создание стало для меня неким ключом к пониманию такого непростого, осуждаемого многими и не всеми любимого явления, как эгоизм?Чтобы ответить на этот вопрос, давайте вспомним, чем занимается пчела в своей недлинной пчелиной жизни. Наверняка, каждый из нас скажет, что пчела – чрезвычайно полезное, почти домашнее животное, доброе и всячески отзывчивое. Некоторым даже может казаться, что пчела живет исключительно для того, чтобы снабжать нас медом, пергой, маточным молочком, пыльцой и другими ценнейшими продуктами пчеловодства. Найдутся и такие, которые назовут пчелу героиней непростого апитерапевтического труда. И я полностью соглашусь с ними, потому как почему солдата, отдавшего жизнь на фронте ради защиты Родины, мы считаем героем, а пчелу, лечащую наш радикулит ценой собственной жизни, мы игнорируем и забываем? Она ведь тоже отдает жизнь! И даже не ради защиты своей Родины, а ради облегчения страданий дяденек и тетенек, которые сами себе эти страдания и создали. Это ли не геройство в квадрате – отдать жизнь за чужую Родину?! Разве это не высшая степень самопожертвования?

Итак, первое, с чем обычно ассоциируется пчела – с медом. А мед – со здоровьем. Ну, или с вкусностью. Для кого как. Но и то, и другое вызывает у нас хорошие ассоциации. Полезные. Поэтому запоминаем: пчела очень полезное животное. Для Человека, он же: Царя Природы. Это — одна сторона медали.Теперь вспомним и о другой. Помимо всяческих благодеяний, коими осыпает пчела гомосапиенсов, наша полосатая труженица является еще и насекомым-опылителем. А это само по себе чрезвычайно высокое звание в мире животных и неживотных. Дело в том, что опылители – самые что ни на есть первейшие Хранители жизни на этой планете. Да-да! Ведь опыляя всевозможные там цветочки, кустики, деревца и прочие объекты красавицы-Флоры, наши друзья-опылители поддерживают и продолжают ход жизни Матушки-Земли со всеми ее обитателями. Не секрет, что растительный мир Флоры является первой линией переработки солнечной энергии. Не секрет также, что вся наша жизнь (буквально во всех смыслах этого слова) крутится вокруг Солнца, является результатом своеобразного круговорота солнечного света (энергии) в Природе. И первыми в этой цепочке выступают представители растительного царства. Именно в их листьях энергия солнечного света превращается в химическую энергию при фотосинтезе. (И здесь, в этом самом месте, я никак не могу удержаться от одного наблюдения. Улавливает солнечную энергию и осуществляет фотосинтез хлорофилл — зеленый пигмент растений, который и придает им соответствующую окраску. Зеленый цвет – уникальный. Он не теплый и не холодный. Он – посередине. Он – состояние баланса. Недаром сердечная чакра – перекресток, центр — окрашена в зеленый цвет. Зеленый – цвет ис_целения (из Целого). Есть над чем задуматься, правда?)

Далее в цепочке превращений идут животные, которые питаются растениями; а вслед за ними — животные, которые питаются животными, которые питаются растениями. Человек, как известно, питается всеми. Это и понятно. Ему, человеку, надо думать, чувствовать, творить и созидать. Из чего? Что вы можете сделать из солнечного света? Его не поставишь, не положишь, не повесишь; не возьмешь с собой в гости, не наденешь, не погладишь; на нем даже не поедешь! А ведь можно сказать, что практически все, что нас окружает, «соткано» из энергии Солнца, из Света. И чтобы все это «соткать», трудятся и растения; и животные, которые питаются растениями; и животные, которые питаются животными, которые питаются растениями; и человек, который питается всем.

Отсюда становится очевидным факт, что убери первое звено – растения – и все посыплется. Также не подлежит сомнению, что растениям очень нужна пчела. У них, конечно, много всяких-разных прочих опылителей, но таких, как пчела – не сыскать! Почему? Распространяться на эту тему сейчас не входит в мою задачу – подумайте сами! По мне, если бы такие, как она, существовали бы, то зачем бы тогда Творцу создавать её?! Зачем ему дубли? Творец дублей не любит, что доказывает острую необходимость растений в пчеле! Делаем вывод: полезность пчелы для Природы в лице растительного царства очевидна!!! И это — вторая сторона медали полезности пчелы!И вот здесь встает вопрос: какая же связь между эгоизмом и таким полезным для всех существом, как пчела? Как можно эгоиста награждать такой двусторонней медалью? Эгоисту — пинок под зад и слово-пулю в затылок, чтобы не высовывался, а тут – медаль!

Давайте посмотрим на пчелу еще раз. Хочет ли наша героиня показать, какая она хорошая, вся из себя образцово-показательная, как ни крути положительная? Навряд ли! Ей бы семью прокормить, самой не помереть с голоду, да королеву-матку обслужить по высшему разряду. Ей так на роду написано! Такую задачку ей Создатель определил при рождении, так Он вписал её в общий процесс под именем Жизнь. Вот эту самую задачку она и выполняет, так она и живет. Здоровье человека, поддержание жизни на Земле – ей это все по барабану! Она за свой участок работ отвечает. Не за медаль, не за признание и не от какого ни от геройства! Просто так надо! Заботясь о своих нуждах, мимоходом… ненавязчиво… само собой разумеющееся… поддерживает и продолжает жизнь на этой планете и дарит здоровье человеку. И это — высший пилотаж природного эгоизма! (Кстати, не в этом ли смысл известного изречения «Спаси себя, и вокруг тебя спасутся тысячи!»?)

Природа – подаренная нам Книга Божественной Мудрости. Пчела – лишь одна из ее многочисленных страниц, крошечное звено вселенской цепи. Вырви страницу – и книга станет не полной, вынь звено – и цепь рассыплется! Ко мне поделиться мудростью прилетела пчела, к вам может заглянуть кто-то еще… Это не так важно. Главное – понять, что наш гость хочет нам рассказать, чем поделиться. И для этого достаточно просто открыть глаза, и уши, и мозговые извилины…

На сим первую часть концерта считаю закрытой. Антракт! После короткого перерыва вас ждут второе и третье отделения – пчела, как символ много чего в разных культурах, и медитация «Аки пчела». На бис будут исполнены интересные и любопытные фрагменты из жизни пчел. (кстати, первую часть второго отделения вы можете найти )

Люди! Берегите пчел! И себя!

С любовью, Елена

jivan@yandex.ru

Метки: апитерапия, жизнь, книга, мед, мудрость, насекомое, Норбеков, опылитель, перга, природа, пчела, радикулит, растения, Свет, создатель, солнце, творец, Флора, фотосинтез, хлорофилл, цепь, эгоизм, энергия

Кто такой эгоист – как распознать, плюсы и минусы, виды и причины эгоизма

У каждого человека есть свое эго – часть личности, через которую индивид осознает себя. Посредством ее он взаимодействует с миром, поэтому интересно разобраться, кто такой эгоист. Считается, что это отрицательный персонаж. Однако, может, как во всяком явлении, у него найдутся и положительные стороны?

Эгоист – кто это?

Это индивид, который на первый план своей жизненной позиции ставит заботу о себе. Понять, кто такой человек эгоист, которому потребности других людей безразличны, поможет сравнение точек приложения любви. Это чувство у нормального человека (даже не альтруиста) направлено сначала на других. Оно побуждает заботиться об окружающих, жертвуя собой. Эгоист, прежде всего, любит себя. Все его интересы основаны на обеспечении комфортного состояния своей личности.

Как распознать эгоиста?

Такой человек обладает рядом черт, характеризующих его поведение. Что значит эгоист, можно понять, обнаружив у человека следующее:

  1. В общении не умеет слушать собеседника. Присутствует стойкое желание выразить собственное мнение.
  2. Замечания других людей игнорирует. Считает их ниже своего достоинства.
  3. Всегда виноваты все, кроме него.
  4. Любит много хвастаться по поводу и без. Нередко приукрашивает собственные заслуги.
  5. Считает себя идеалом. Думает, что окружающие должны ему подражать.
  6. Манипуляция – любимое средство взаимодействия с другими людьми. Расчетливый эгоист поощряет и сам поддерживает интриги и склоки в коллективе.
  7. Стремится постоянно привлекать к себе внимание. Имеет стойкое желание быть в центре общественного мнения.
  8. Все его устремления направлены на удовлетворение собственных амбиций и желаний, не считаясь с потребностями других.
  9. Четко подразделяет людей по занимаемому социальному положению. Поведение выстраивает согласно статусу человека.

Причины эгоизма

Их следует искать в неправильном воспитании. Человек-эгоист может получиться если:

  1. Существует пример эгоистичного поведения со стороны родителей. Дети копируют все поведенческие установки, даваемые в семье.
  2. Ребенок часто находится один. Его потребности игнорируются. Это вызывает обиду на весь белый свет.
  3. В обратном случае все прихоти малыша удовлетворяются даже в сверх меры. Не прививается чувство ответственности и меры. Складывается стереотип мышления, что все должны ему.

Плюсы и минусы эгоизма

Самый главный недостаток эгоцентризма состоит в невозможности гармоничного развития личности. Эгоистичный человек не способен расти в духовном плане. Только такие чувства, как сострадание, участие, милосердие, альтруизм способны правильно воспитать душу человека. Другие минусы эгоизма:

  1. Проблемы с построением полноценной семьи. Эта социальная ячейка общества требует самоотдачи и терпения, что эгоисту чуждо.
  2. Отсутствие друзей и посторонней помощи. Установка сознания у эгоиста говорит, что нужно справляться самому. Трудно дружить с человеком, думающим только о себе.
  3. Затруднения в социальной жизни. Эгоцентризм делает трудным сближение с людьми.

Многие думают, что положительных моментов в подобном отношении к себе нет, но это неправда, так, плюсы от эгоизма:

  • обеспечение заботы о себе;
  • способность различать собственные и чужие интересы;
  • быстрое достижение целей;
  • умение отказывать, где это необходимо;
  • обретение чувства самосохранения;
  • реализация своего эго в рамках отдельной личности.

Виды эгоистов

Сколько есть людей, столько может быть разновидностей этого явления. Эгоистическое поведение индивидуально и различается по нескольким показателям:

  1. По степени проявления вовне бывают явные и скрытые. Первые демонстративно выражают свои эгоистические наклонности. Вторые могут маскироваться под альтруистов.
  2. По внутренним характеристикам подразделяются на нарциссизм (самолюбование во всех проявлениях) и эгоцентризм (все жизненные позиции сосредоточены на себе).
  3. По социальной активности разделяют на пассивных (остаются равнодушными к интересам окружающих) и активных (энергичны в удовлетворении своих амбиций).
  4. Кто такой этот эгоист по принципу самодостаточности: «паразиты» и «потребители». Первый тип характеризуется тем, что полностью живет за счет других, а вторые работают для достижения своих эгоистических целей.
  5. По типу поведения подразделяются на рациональных (проявляют разумный эгоизм) и иррациональных (реализуют свои потребности часто во вред себе).

Как вести себя с эгоистом?

Особенности склада характера усложняют взаимоотношения с таким человеком. Например, муж-эгоист может беспочвенно обвинять жену в изменах. Специалисты-психологи дают ряд советов, как вести себя с эгоистом:

  1. Простой уход от него породит массу обвинений, сплетен и пересуд. Следует искать компромиссное решение или добиваться того, чтобы развод инициировал эгоист.
  2. Эгоцентрист не подвержен перевоспитанию. Легче окружающим изменить свое отношение к этому человеку. Необходимо знать, что от него ожидать, внутренне настроиться на такое поведение.
  3. Можно изменить отношение эгоиста к окружающим. Для этого следует требовать от него дополнительных знаков внимания и проявления заботы. Это может стать привычкой для эгоиста.
  4. Поведение, живущих рядом, людей может стать зеркальным. Нужно продемонстрировать, кто такой эгоист, самому человеку. Это или изменит его поведение, или поможет расстаться.

Как перестать быть эгоистом?

Такой вопрос может возникнуть, когда индивид понимает, что ведет себя неправильно. Избавление от эгоизма требует осознанной работы над собой. Для помощи специалисты разработали ряд советов:

  1. Необходимо постараться подружиться с кем-нибудь.
  2. Вступить в какую-нибудь команду. В коллективе можно научиться взаимодействию с другими людьми.
  3. Научиться выражать сопереживание и сочувствие. Нужно больше интересоваться делами других людей.
  4. Проявление признательности за чужую доброту поможет изменить психологические установки, что «все должны».
  5. В спорных вопросах нужно искать компромисс.
  6. По любому поводу стараться делиться.
  7. Хотя бы раз в месяц составлять список с благодарностями. Нужно научиться говорить «спасибо» за все.

Как стать эгоистом?

Во всем важен баланс. Альтруизм тоже может приносить вред человеку, а здоровый эгоизм может сделать людей счастливыми. Для этого нужно:

  • научиться говорить «нет», если что-то не нравится;
  • избавиться от чувства вины;
  • заниматься тем, что делает жизнь полноценной;
  • в распорядке предусматривать время для себя;
  • забыть о друзьях, которые навязываются и становятся обузой;
  • хранить и беречь свои вещи.

Запрос «Эгоист» перенаправляется сюда; см. также другие значения. У этого термина существуют и другие значения, см. Эгоизм (значения).

Эгои́зм (др.-греч. Εγώ, лат. ego — «я») — поведение, целиком определяемое стремлением человека к собственной пользе, выгоде. В настоящее время (начало XXI века) в психологии различают две степени эгоизма. Сильной формой эгоизма считается преследование и отстаивание исключительно собственной выгоды, при этом человек может помогать другому, если это приносит пользу лично ему.

На преступность эгоистической любви к себе, при том, что в человеке нет ничего, чем можно было бы гордиться, указывали Кальвин и Лютер. Подобная точка зрения оказала значительное воздействие на формирование отношения в западной культуре к стремлению к собственному счастью, которое не должно быть главной целью. И. Кант считал нацеленность на собственное благополучие естественным для человеческой природы, следовательно, не имеющим, в отличие от любви к другим, «этической ценности». Тем не менее, по мысли Канта, человек не должен отказываться от личного счастья, так как его благополучие может быть полезным для исполнения общественного долга. По Гоббсу эгоизм есть врождённое свойство индивидуума, которое может ограничить лишь суверен. Гельвеций защищал право индивидуума на личное счастье. В его понимании, если, стремясь к личному счастью, человек причиняет другим вред, то он становится источником зла. Тот же, чьи собственные интересы увязываются с интересом общественным, творит добро. Эта согласованность личного с общественным есть «разумный эгоизм».

Впоследствии Штирнер, ещё позднее Ницше отстаивали право личности на счастье, при этом эгоизм представляли противоположностью любви к другим, альтруизму, считая последнее проявлением слабости. Современными психологами такое противопоставление считается некорректным. В настоящее время допускается, что альтруистический образ действия может быть основан на эгоистических устремлениях, возможно, не осознаваемых человеком.

Энциклопедичный YouTube

Находясь на высоте примерно в 10 000 метров, ты понимаешь, насколько мы ничтожно малы. С этой высоты не видны твои деньги, не видны твои достижения. Лишь пыль. Именно здесь приходит осознание того, насколько мы все приземлены в некотором смысле. Мы много думаем о себе, подчеркиваем свою персону, выставляем свои достижения, которые по сути, лишь укрепляют собственное эго.

Как все начинается?

А начинается все с младенчества. В тот момент, когда ребенок делает свой первый вздох, когда впервые видит окружающий мир, ведь до этого он вполне не плохо жил в утробе, где не было вообще никаких неудобств или проблем.

Появившись на свет, ребенок, кажется, уже наделен эгоизмом. Ни добротой, ни справедливостью, а именно эгоизмом.

Почему это так? Задумайтесь вот над чем: когда ребенок появляется на свет, что вы слышите? Плачь. Почему? Он требует внимания. Когда это внимание уже оказано, через пару часов он хочет видеть свою маму. Для чего? Он хочет есть. Еще через пару часов он снова в истерике. Почему? На этот раз нужно поменять пеленку.

Взрослея, если не работать, эгоизм укрепляется. Все чаще можно видеть, как взрослые дети, лет по 16-17, спокойно могут повысить голос на мать или отца, тех, кто отдал для них лучшие годы жизни. Такие дети, подрастая, не ценят то, что им было дано. И дело даже не в воспитании. Дети находятся в мире, где много цинизма и эгоизма, где деньги представлены лучше, чем качества.

Затем ребенок, в свои 16, одетый и обутый за счет родителей, заявляет, что ничего родителям не должен и наоборот, родители ему обязаны. Он понтуется перед одноклассниками унижая других своим новеньким смартфоном, к слову, купленным родителями. Эгоизм растет.

Век эгоизма: эволюция эго в цинизм

Поступая в университет, снова-таки благодаря родителям, он считает, что это его личная заслуга, а средства, которые родители ему дают – это ерунда. И конечно, каждую свою победу или достижение, он выложит в свой любимый Instagram. Он не понимает, что эти фото никому не интересны, ведь таких, как он, которые хотят показать себя – миллионы.

Эгоизм перерастает в цинизм тогда, когда уже на рабочем месте он заявляет: «Кто на что учился»…

Да, он по привычке унижает своими словами тех, кто не смог поступить в университет по причине отсутствия денег. Но ведь он сам ни копейки не вложил в себя, чтобы получить это образование. В чем его заслуга?

В итоге, подрастает целое поколение эгоистов, которые взращивают друг друга. Они как железо об железо, заостряют друг друга. Кстати, а социальные сети лишь подливают масло в огонь. Одни выкладывают хвастливые фото, а другие мечтают угнаться за этой пылью.

Люди перестали заботиться друг о друге. Порой, парень или девушка знает, чем питался утром его кумир благодаря соц. сетям, но не знает, какие таблетки нужны матери на вечер. Это не цинизм?

А что можно сказать о предпринимателях, о бизнесе?

Обычно, основная масса забывает, что весь доход так или иначе получается именно с простых людей. В итоге, идя в кафе, такой предприниматель может легко потратить 100$ за обед, но тут же откажет в повышении заработной платы на 50$ за месяц, аргументируя отсутствием денег. Это ли не цинизм?

Как правило, такие предприниматели находят сотни отговорок, но одна из любимых: «что мешает тебе стать таким же?». Ничего. Это правда. Но кто будет обеспечивать тебя хлебом, если все станут предпринимателями? Кто замесит раствор, чтобы заложить фундамент твоего дома? Кто?

В этом случае верно одно: деньги не портят людей, они показывают его сущность.

Если ты читаешь эту статью, прямо сейчас, остановись и проведи честную самопроверку:

  • Зачем я выкладываю фото в социальные сети?
  • Нужна ли мне та или иная новинка?
  • Знаю ли я чем живут мои близкие?
  • Чем увлекаюсь я в свободное время, кроме Интернета?
  • Когда последний раз я дарил подарки просто так без повода, не ожидая подарки в ответ?
  • Как давно я радовал/а родителей простыми словами «люблю вас»?
  • Обижаюсь ли я, если мои фото не «лайкают» в соц. сетях?
  • Стараюсь ли я купить вещи не по карману, чтобы показать свой «статус»?
  • Что больше у меня на языке: деньги или внутренний мир? Говорят, можно быть бедным, но жадным материалистом.

Ответив на эти вопросы честно, ты увидишь себя, как в зеркале, со стороны. Порой, то, что открывается, действительно пугает. Поработай над собой. Не думай, что, меняя себя, ты перестанешь быть успешным. Успех относителен.

Идя по лестнице к успеху, подумай, к той ли стене приставлена твой лестница, а главное кто ее для тебя поставил!

Оставайся человеком, отделенным от эгоизма, цинизма и тщеславия – к таким тянутся люди, таких не много.

П.С. В заключении, попробуй прямо сейчас написать тому человеку, которого ценишь больше всего о своих чувствах. Пусть мир станет немного теплее, немного добрее. Слова окрыляют.

Теория эгоизма: цинизм

J. Teichman and K. Evans. Philosophy: A Beginner’s Guide. Oxford University Press, 1997. Chapter 8.

ЭГОИЗМ И АЛЬТРУИЗМ

В предыдущей главе была рассмотрена проблема реальности ценностей. В данной главе мы обратимся к проблемам, связанным с этической мотивацией, — с себялюбием и бескорыстием.

Начнем с определения эгоизма и альтруизма. Эгоизм можно определить как (1) систематическое себялюбие или как (2) теорию, основывающую мораль на своекорыстии.

Альтруизм можно определить как (1) систематическое бескорыстие, сознательную решимость жить ради блага других или как (2) теорию, усматривающую основание морали во благе других (в противоположность теоретическому эгоизму).

Каждое из этих определений состоит из двух частей. Первая часть указывает на мотивацию (своекорыстие или бескорыстие) и на характер личности (склонность систематически руководствоваться мотивами своекорыстия или бескорыстия). Вторая часть указывает на философскую теорию, основывающую мораль на своекорыстии или на интересах других людей. Именно теории, а не особенности личного характера и представляют интерес для философии.

Имеются четыре вида философских теорий, обосновывающих эгоизм. Назовем их теориями эгоизма.

Теория эгоизма первого вида основывается на эмпирическом описании человеческой природы. Назовем ее цинизмом.

Теория эгоизма второго вида – тривиально словесная, она основывается на нечетких определениях слов «желать», «хотеть» и «нравиться». Назовем эту теорию вербалистской, или вербализмом.

Согласно третьей теорией эгоизма, разумны только мотивы себялюбия. Назовем его теорией разумности эгоизма.

Четвертая теория эгоизма утверждает, что хорошо быть своекорыстным и плохо – бескорыстным. За неимением лучшего термина назовем эту теорию ницшианской.

Эмпирическая теория эгоизма опирается на описание человеческой природы. Имеются два варианта этой теории – обычный цинизм и теоретический цинизм.

Обычный цинизм сводится к тому, что все человеческие существа исключительно себялюбивы. Приверженцы этой точки зрения полагают, что даже альтруистические по видимости действия на самом деле своекорыстны. Они утверждают, что внимательное наблюдение позволяет нам обнаружить скрытое себялюбие в каждом человеческом поступке.

Эта точка зрения обладает по крайней мере тем достоинством, что побуждает нас к более тщательному анализу собственных мотивов. Но в конечном счете она неизбежно зависит от фактов, тогда как факты ее не подтверждают. Действительно, человеческое поведение часто эгоистично, но оно бывает и бескорыстным, и даже героически жертвенным. Героев и святых относительно мало, но их пример показывает, что человеческое поведение не всегда неизменно. Большинству людей не чужды ни себялюбие, ни альтруизм, и соотношение этих мотивов зависит от многих обстоятельств. Циники отрицают это, но их догматическое отрицание явно противоречит фактам.

Представления о человеческих существах как сущностно своекорыстных, асоциальных, склонных к соперничеству и агрессивных, в известной мере придерживался величайший философ Томас Гоббс. В его книге «Левиафан» можно, видимо, усмотреть мысль, что люди сотрудничают друг с другом только из соображений своекорыстия. Истолкованная таким образом философия Гоббса оказывала некоторое влияние на британскую и американскую моральную и политическую философию. И все же есть основания полагать, что на самом деле Гоббсу лишь казалось, что он считает людей исключительно своекорыстными, на самом же деле он думал иначе.

Джон Обри рассказывает любопытную историю. Друг Гоббса увидел его подающим милостыню и попросил его объяснить свой поступок. Гоббс якобы ответил, что милостыня не только облегчает участь нищего, но и уменьшает его собственные муки, причиняемые ему видом нищего. Другими словами, Гоббс утверждал, что был движим эгоистическими мотивом – желанием облегчить собственные страдания.

Действительно ли объяснение Гоббса понижает его альтруистический поступок до эгоистического? Разве, подавая милостыню, он не выказывает альтруизм самим фактом своих действий? Гоббс не сказал, что дал деньги, дабы вернуть их обратно, или произвести впечатление на людей, или выполняя приказ власть имущего, или же под страхом человеческого либо божественного наказания. Все это эгоистические соображения. По существу он сказал, что подал милостыню, дабы облегчить страдания – собственные и нищего.

Да, но эгоизм ли это? Разумеется, это альтруизм; разумеется, сострадание к другому – альтруистическое чувство par excellence(по преимуществу). Мы могли бы отрицать это только на словесном уровне, только если бы отказались назвать страдание при виде страдания другого человека альтруизмом. В этом случае мы покинули бы область эмпирического знания о человеческой природе и вступили бы в область словесной эквилибристики (см. далее).

Теоретический цинизм – полезный общий ярлык для психологических и психоаналитических доктрин вроде принципа удовольствия. Принцип удовольствия предполагает, что тайной пружиной действий каждого человека, скрываемой за завесой альтруизма, является жажда удовольствия. Теоретический цинизм. Подобно обычному цинизму, удостоверяется эмпирическими свидетельствами и, подобно обычному цинизму, может не выдержать этой проверки.

В наше время мысль о природном себялюбии человеческих существ вызывает серьезное сомнения. Их породила теория так называемого эгоистического гена. Согласно этой теории, единственным по-настоящему эгоистическим фактором в человеке является ген эгоизма. В зависимости от обстоятельств человеческие существа (и другие животные) ведут себя то своекорыстно, то бескорыстно. Поведение людей и животных в значительной или большей степени определяется своекорыстием их генов, цель которых – уцелеть в качестве генов. Грубо говоря, если самопожертвование обеспечит наилучший шанс для выживания генов, то индивид станет вести себя как альтруист и положит жизнь за други своя. А в других ситуациях, когда наилучший шанс для выживания генов обеспечит себялюбие, индивид будет вести себя эгоистически.

Теория эгоистического гена производит сильное впечатление, однако не вносит полной ясности. Себялюбие предполагает сознательный выбор, сознание, а ген не обладает сознанием. Мы должны воспринимать выражение «эгоистический ген» исключительно как метафору.

Если рассматриваемая теория истинна, то она опровергает всякое эмпирически обоснованное мнение о человеческих существах как движимых исключительно эгоизмом и себялюбием – опровергает обе разновидности цинической теории эгоизма. Ведь в случае ее истинности оказывается, что альтруизм, искреннее самопожертвование принадлежат к ряду естественных человеческих реакций.