Как живет российская глубинка

«Раньше здесь бурлила жизнь». Что мешает развитию российской глубинки?

Чекалин, Верея, Тотьма, Крапивна, Белёв… Когда-то именно такими небольшими городками была сильна Российская империя — тут, а не в мегаполисах типа Москвы бурлила настоящая жизнь. Чем сегодня живут (а вернее, как выживают) малые города России, в какой помощи нуждаются и чего лишится наша страна и наша история, если с карты один за другим исчезнут эти очаги русской провинциальной культуры?

Город, стоящий на золоте

Артёмовск нельзя назвать типичным городом. Здесь нет кинотеатров, ресторанов, круглосуточных магазинов и даже светофоров.

Асфальтированных дорог всего несколько, жилая застройка — обычные деревенские дома с небольшими огородами, по центру города гуляют коровы, а у мэрии туалет-«скворечник» во дворе.

От Красноярска до Артёмовска 350 км, вдоль дороги на многие километры тайга. Фактически здесь сегодня проживают 1,5 тыс. человек. Школа, детский сад и фельдшерский пункт ютятся в одном здании. Выпускников мединститутов, желающих отправиться на работу в такой город, нет. Педиатр приезжает два раза в неделю из соседнего посёлка, «скорая помощь» тоже добирается в Артёмовск за 25 км. Местные жалуются, что в некоторых случаях приезжающим докторам спасать уже некого.

Вид на город Артемовск. Фото: официальный сайт Администрации города Артемовск

А ведь когда-то всё было по-другому. В советское время Артёмовск насчитывал 25 000 жителей и был административным центром района. Но это было другое время. Золотое. В прямом смысле. Места эти богаты золотом, которое здесь добывали ещё с екатерининских времен. «Я начал работать на руднике в 1975 г. горным мастером. Получал 300 рублей в месяц — хорошие деньги», — рассказывает потомственный золотодобытчик Виктор Баутин. Виктор Евсеевич повидал столько золота, сколько другим и не снилось, но золотой лихорадкой, похоже, не заразился. Живёт скромно в обычном деревенском доме, держит кур.

По мнению Виктора Баутина, в радиусе 30 км от Артёмовска на глубине 400-500 м скрыто порядка 200 т золота. Такие выводы он сделал на основе изысканий советских лет. Чтобы освоить эти запасы, государству нужно упростить систему лицензирования, считает пенсионер.

Кстати, артёмовцы живут совсем недалеко от Москвы. Москва-гора — так называют одну из саянских вершин. Есть примета: как первый снег ложится на Москву-гору, так покроет и город. Вообще к приметам и легендам здесь относятся серьёзно. Местные рассказывают, что золотые месторождения в горах расположены не хаотично, а в виде фигуры огромного коня, скрытого в недрах земли.

Москва-гора. Фото: официальный сайт Администрации города Артемовск

Возле Артёмовска расположен самый настоящий Золотой ключ. Там столько перита (спутник золота), что в солнечный день дно буквально светится. По словам старожилов, рядом с ручьём до сих пор хранятся инструменты старателей с царских времён. Издревле здесь добывали не только золото, но и пушнину. Сейчас дичи стало меньше, и промысловиков тоже единицы. Зато популяция медведей с каждым годом растёт. Косолапые не брезгуют рыться на помойках, а иногда по ночам шатаются на отдалённых улицах, примыкающих к тайге.

Самое печальное для города не отсутствие асфальта или высоток, а тотальная безработица. Чтобы кормить семьи, мужчины уезжают на вахту и по нескольку недель, а то и месяцев не живут дома. Такой график становится для некоторых семей роковым. Но в декабре 2016 г. в Артёмовске введена в эксплуатацию опытно-промышленная установка по получению золота из лежалых хвостов (так называются отходы после переработки золотосодержащей руды). В год планируется перерабатывать до 200 тыс. т сырья и получить по 120-130 кг драгоценного металла. Появилось 130 рабочих мест, в бюджет стали поступать платежи.

Строительство опытной установки, говорят, обошлось инвесторам в 400 млн руб. Но, по мнению старожилов, учитывая сырьевые перспективы, эти вложения окупятся, золотодобыча здесь вновь расцветёт, а вместе с ней расцветёт и Артёмовск.

Самые маленькие города России

Чекалин (Тульская обл.) — 965 чел.

Высоцк (Ленинградская обл.) — 1120 чел.

Верхоянск (Якутия) — 1131 чел.

Курильск (о-в Итуруп) — 1547 чел.

Артёмовск (Красноярский край) — 1777 чел.

Плёс (Ивановская обл.) — 1796 чел.

Приморск (Калининградская обл.) — 1960 чел.

Островной (Мурманская обл.) — 1960 чел.

Горбатов (Нижегородская обл.) — 1982 чел.

Верея (Московская обл.) — 5123 чел.

Два лица одного Приморска

В Приморске сейчас живут 2000 человек.

— Скажу культурно: мы — «пятая точка» мира, — говорит местная жительница Нина Ивановна. — Работа тут есть только для военных. Дом культуры, школа, детсад, два-три магазина — вот и весь набор «развлечений». В Калининграде и Балтийске — жизнь! А наши плюсы — свежий воздух да тишина.

— А как же целебные грязи, — вспоминаю я «замануху» из путеводителя.

— Грязи? — задумывается молодая женщина. — Этого добра хватает! Как пройдёт дождь, по всему Приморску грязи…

В перестройку вокруг царила разруха. В последние годы ситуация потихоньку меняется. Хрущёвки на центральной улице отреставрировали, разбили клумбы и Аллею славы, где ветераны посадили именные деревья. Отдыхающие, обычно проезжающие мимо Приморска, стали всё чаще сворачивать к заливу — там обустроили отличную зону отдыха. А рыбалка здесь всегда была отменная. Потенциал у Приморска есть — только вложите в его развитие деньги!

Военный археолог Кирилл Опаленик назовёт тысячу причин, чтобы россияне посетили его родной город. Главная — богатое историческое наследие. В следующем году Фишхаузену (так назывался Приморск до войны) исполнится 750 лет. Когда-то округ называли раем Восточной Пруссии.

Медная гравюра с изображением Фишхаузена. Фото: Public Domain

— Жизнь в Фишхаузене бурлила, — рассказывает Кирилл. — Кроме пивного завода, выпускавшего 15 сортов пива, было два кирпичных, рыбный и молочный заводы, три мельницы, 22 кофейни, шесть школ, детский санаторий…

Самое высокое здание города — водонапорная башня. При немцах здесь была смотровая площадка, с которой открывался чудесный вид. Сейчас она не действует — винтовую лестницу не ремонтировали с 1914 г.

Да и от главной достопримечательности края — замка Фишхаузен 1700 г. — остались одни руины. Он был главным стратегическим объектом Тевтонского ордена. Во Вторую мировую здесь находился госпиталь. Английская авиабомба уничтожила его вместе с пациентами. А вот замковый мост остался. Конструкция у него уникальная: в середине вручную открываются пластины для прохода кораблей. В 1945 г. немцы заминировали мост, но два наших офицера успели его спасти.

Когда-то этот район называли раем Восточной Пруссии, сейчас Приморск постепенно приводят в порядок. Кадр youtube.com/ GWGRussian

А вот дуб, который посадили в 1870 г. в честь окончания Франко-прусской войны, рухнул несколько лет назад. Житель Германии, который принял эстафету смотрителя дуба от отца, приезжал в Приморск и плакал у останков ствола, как по близкому другу. Взамен жители Приморска высадили напротив молодой саженец.

По слухам, у этого дерева проходила немецкая линия обороны, было пролито немало крови. В честь погибших воинов — и немецких, и русских — рядом возвели памятник из осколков снарядов, штыковых лопат и другого военного «железа».

Нажмите для увеличения

Городок из Третьяковки

Городок Горбатов, что расположен в Нижегородской области, славен пейзажами. Здесь в окрестностях Никита Михалков снимал фильм «Утомлённые солнцем-2: Цитадель». Городом Горбатов стал ещё в XVIII в., но сегодня в нём осталось 2000 жителей. От основной трассы до города придётся петлять 25 км. Дорога местами разбита так, будто здесь проходили реальные, а не кинематографические баталии. Писатель Андрей Мельников-Печерский о Горбатове писал так: «Город махонький да тихий. На улицах ни души. Травой поросли они». Вот и сейчас главная ровная городская магистраль — ул. Ленина, в остальных местах можно рассматривать фрагменты мостовых XIX в. Раньше здесь проходила Владимирка — тракт из Москвы в Нижний, по которому через Горбатов проезжала Екатерина II, поэт Александр Пушкин… Идём в библиотеку, чтобы узнать, на что в Горбатове посмотреть туристу. — Красивые пейзажи! — слышим в ответ. В читальном зале местной библиотеки можно полистать трогательный самодельный альбом, отпечатанный на чёрно-белом принтере. Жаль только, что рядом с фото красивых домов ушедшей эпохи часто стоит подпись: «Снесён». В Горбатове две смотровые площадки. С одной, что на центральной Первомайской площади, — удивительный вид на окскую пойму. Река в районе Горбатова делает большую излучину, в неё впадает Клязьма. На центральной площади возвышается главный собор Горбатова — Троицкий. Его возвели в честь победы над Наполеоном. Сейчас собор восстанавливают, службы в нём идут. В былые века площадь гудела, бойко шла торговля. Известный художник Абрам Архипов в начале XX в. именно здесь нашёл персонажей для картин «В гостях», «Торговки», «В весенний праздник». Теперь его работы висят в Третьяковке. Смотришь на них и понимаешь: с этого времени тут мало что изменилось. Разве что знаменитые красногорбатовские коровы по улицам больше не гуляют… Горбатов замер в истории, словно муха в янтаре. Ни туристических автобусов, ни отелей и ресторанов, ни гидов и экскурсий. Несколько сельпо и вполне приличная столовая. А ведь какие здесь виды на Оку — таких не купить ни за какие деньги!

Горбатов словно замер в истории — за столетие здесь мало что поменялось. На фото: Свято-Троицкий собор в Горбатове Commons.wikimedia.org/ Алексей Белобородов

«Нас за копейки не купишь!»

Самый маленький город России — Чекалин — расположен в 120 км от Тулы.

В нём 15 улиц, 266 домов и 965 жителей. Однако зимовать, по сведениям главы местной администрации Ирины Усенковой, остаются не более 400 человек.

В городе для нормальной жизни есть практически всё — нет только работы, поэтому живётся тут неплохо пенсионерам и людям творческим. Из знаковых мест имеется собор в стиле ампир, которому без малого 200 лет, средняя школа со 105 учениками, Дом культуры, библиотека, пожарная часть (ни одного пожара за год), вокально-инструментальный ансамбль, почта.

Особая гордость — историческое здание Дворянского собрания, тюремный замок, городское казначейство. Но едут сюда в основном ради осмотра лихвинского геологического разреза. 400 тыс. лет назад тут оставил свои метки ледник, сковав диковинные растения, рыб и даже немного остатков мамонтов. Вся эта красота на виду, разрезана как слоёный пирог — наблюдай и восторгайся.

Чекалин врагу никогда не сдавался, а уж экономическими неурядицами его тем более не возьмёшь. Фото: РИА Новости/ Мария Савченко

До 1944 г. городок назывался Лихвин. Говорят, название своё он получил благодаря лихому характеру его обитателей, ни разу на протяжении столетий не сдавших город врагу. Поэтому на гербе города — лев.

Маленький Чекалин спланирован по образцу античных городов — сеткой. Генплан 1776 г. с геометрической чёткостью улиц и переулков сохранился до сих пор. Малый размер «античного полиса» давно не даёт покоя власти. Говорят, ещё в 1950-е гг. Чекалин хотели вычеркнуть из списка городов и сделать селом, но что-то тогда отвлекло отца народов Сталина, и город на букву «Ч», оказавшийся в конце списка, остался незачёркнутым. Недавно областная власть вернулась к этой теме. Чекалинцам обещали за смену статуса ввести сельские льготы: и рабочий день покороче, и стоимость коммунальных услуг пониже, чем в городе, и 25% надбавки к зарплате бюджетникам. Чекалинцы собрались на сход и… отказались категорически! Хотя большинство жителей города — пенсионеры, считающие каждый рубль в кошельке.

— Мы были городом, городом и останемся! — гордо заявили лихвинцы-чекалинцы. — Копейками нас не купишь!

Мой инстаграм https://instagram.com/russecrets Помочь каналу (на бензин и дорогу): 1. Яндекс. Деньги 410011057328115 2. https://www.donationalerts.com/r/russecret Подпишись на меня в: 1️⃣ Инстаграме: https://instagram.com/russecrets 2️⃣ LIVE канал https://bit.ly/2WraNFA 3️⃣ Вконтакте: http://vk.com/sergey_volkow 4️⃣ Группа в ВК: https://vk.com/russecret ⭐️ Есть предложения? Пиши на russecrets@yandex.ru Дмитрий BlackDaD https://www.youtube.com/channel/UCtmErYXebdw_tnORMemSUFQ Город-призрак Моховое https://www.youtube.com/watch?v=UOInZRVr6EM&t=58s Узкоколейка в Кировской области https://www.youtube.com/watch?v=9IYTiOfhaoc&t=3s Источник фото: https://macos.livejournal.com/1074380.html Команда канала Русские тайны отправилась в большую и длинную поездку. Заброшенные деревни России — обычное явление для стран СНГ и бывших союзных республик. Мы выяснили, как же живет российская глубинка. Какие сложности есть, а главное, как вообще жизнь в деревне. Самоселы или как часто их называют, отшельники — частое явление в деревнях, откуда почти все уехали. Реальная жизнь сурова — это все потому что каждый день человек должен именно работать, а не отдыхать. Наконец, мы добрались и перед нами стоял он — дом в глуши. Часто в забытых деревнях и селах остается множество заброшенных авто и машины. Я надеюсь, что вам видео понравится. Приятного просмотра.

Жизнь в глубинке (100 фото)

У одной девушки из украинского города Краматорск появился цифровой фотоаппарат.
Именно благодаря ему, мы и можем увидеть то, как живет глубинка.
Страшная нищета и какие-то странные развлечения.
Фотографии будут интересны всем, кто считал, что за МКАДом жизни нет.
Смотрим.
UPD. Эту историю начали обсуждать на форуме города Краматорск.
Цитирую:
Я только что разговаривал по телефону с Надеждой Поламарчук и… с самой девочкой. Ее зовут Инна, ей 16 лет, она — инвалид по умственному развитию.
Фотограф — парень 25 лет, инвалид. В обществе инвалидов появился полгода назад.
На день рождения ему папа подарил фотоаппарат, а мальчик оказался с наклонностями специфическими. Короче, он фотает всех своих новых знакомых у.о., в разных позах и обстановках.
Один раз его поймали на горячем, забрали фотоаппарат, потом под его обещание не делать такого вернули, а дело кончилось фотографированием раздетых даунят….
Сейчас общество инвалидов будет обращаться по этому поводу в милицию.
Не знаю, правда это или нет, но часть фотографий я убрал, а вдруг там действительно инвалиды по умственному развитию.
Хотя, я очень сомневаюсь, что хоть кто-то из людей на фотографиях, пьющих пиво и курящих сигареты, являются отсталыми. Но кто знает.




Несмотря на то, что больше 70 % российского населения, согласно данным статистики, являются городским населением, а сельских жителей как минимум вдвое меньше — последние — значительная часть всех жителей страны. На 2011 год 103 млн россиян были горожанами, а 38 млн сельскими жителями. В статистику городского населения также попадают все, кто живет в поселках городского типа.

Москва — самый крупнонаселенный российский город: 12 млн жителей, Чекалин (Тульская область) с 994 жителями — самый маленький город России (данные за 2010 год).

Удельный вес городского населения в России с 17,7 % в 1926 вырос до 72,3 % в 2002. «Всего же в мире число городских жителей выросло с 1,5 млрд. в 1990 году до 3,6 млрд. в 2011 году — это более половины населения земного шара. Прогнозируется (2013), что к 2030 году число горожан вырастет до 4 млрд. человек» (Википедия). Однако если учитывать численность населения всей планеты в 7 млрд, то чуть больше 3,5 млрд — это на данный момент половина, то есть городских жителей не подавляющее большинство в ракурсе мировых масштабов.

Согласно информации из Всероссийской переписи населения 2002 года — в России на тот момент было 2940 городских населённых пунктов (из которых — 1098 городов и 1842 посёлка городского типа).

«Демографические ресурсы сельских территорий составляют 38 млн. человек (27 процентов общей численности населения), в том числе трудовые ресурсы — 23,6 млн. человек, плотность населения низкая — 2,3 человека на 1 кв. километр. Поселенческий потенциал насчитывает 155,3 тыс. сельских населенных пунктов, из которых 142,2 тыс. сельских населенных пунктов имеют постоянных жителей. В сельском расселении преобладает мелкодисперсность — 72 процента сельских населенных пунктов имеют численность жителей менее 200 человек, а поселения с численностью свыше 2 тыс. человек составляют 2 процента»

— данные за 2010 год (КОНЦЕПЦИЯ устойчивого развития сельских территорий РФ на период до 2020 года)

Притом, и не все сельское население живет в «абсолютной деревне», многие располагаются где-то между городом и глубинками. В пригороде, в не особо отдаленных от мегаполисов деревнях. Возможно, это такой компромисс между природой и невозможностью разорвать связь с инфраструктурой, возможно, и оптимальный вариант иметь свое жилье (ведь в городе оно дороже, чем, например, в пригороде). Ну а истинных жителей российских глубинок, заброшенных или малочисленных деревень, а не полугородских сельских жителей — конечно, гораздо меньше, чем 38 млн. Как минимум в половину, а-то и в разы.

«Сельской местностью считается вся территория, расположенная за пределами городских поселений. В начале XXI в. в России насчитывается примерно 150 тыс.сельских населенных пунктов, в которых проживает около 38,8 млн человек (данные переписи 2002 г.). Главное отличие сельских поселений от городских — занятие их жителей преимущественно сельским хозяйством. В действительности в современной России сельским хозяйством занимается лишь 55% сельского населения, остальные 45% работают в промышленности, транспорте, непроизводственной сфере и других «городских» отраслях экономики.

Почти половина (48%) всех сельских поселений страны являются мельчайшими, но в них проживает 3% сельского населения. Наибольшая доля сельских жителей (почти половина) проживают в самых крупных поселениях. Особенно большими размерами отличаются сельские поселения на Северном Кавказе, где они раскинулись на многие километры и насчитывают до 50 тыс. жителей. Доля крупнейших поселений в общей численности сельских постоянно увеличивается. В 90-е годы XX в. появились поселки беженцев и временных переселенцев, разрастаются коттеджные и дачные поселки в пригородах крупных городов»

Во времена, когда начали повсеместно насаждать колхозы и совхозы и когда в деревнях еще жила большая часть российского населения — «рабочие кадры» начали собирать из глубинок в районные центры, так глубинки стали пустеть. Тогда деревни были почти равны городу. А глубинки были что сейчас пригород.

Однако возникла и другая проблема: земли были переданы в коллективную собственность, в личной у крестьян осталось лишь 2 % территорий с огородами (1960 год). Совместный деревенский труд, тракторы, комбайны, плуги караванами, труд на кого-то — превратили крестьян в наемную силу, представители которой были не особо заинтересованы в конечном продукте. Но сегодня разговор не о совхозах, канувших в лету. Все больше людей начинают осознавать ущербность городской жизни, тягу к земле, природе, однако статистика городского населения как была высокой, так ей и осталась.

Глубинка — это не провинция, и это даже не активно действующая деревня, это, если доехать до края самого последнего села в крае, области, пройти пешком мимо болота, местного кладбища (на авто там не проехать), завернуть через лес, подняться в гору — там будет ряд одиноких домов — вот это глубинка. Хотя в обиходе чаще всего мы так называем обычную деревню, пригород.

Итак, чем живет, дышит российская глубинка?

«А есть ли там вообще жизнь?» — подумает большая часть молодежи да прогрессивная доля населения. Жизни там для тех, кто привык проводить вечера в ночных клубах, смотреть на закат из окна 24-го этажа квартиры, стилизованной в стиле хай-тек — нет. Да и иногда там, надо признаться, нет жизни со всех сторон.

Например, в деревнях остаются либо от любви к природе и нежелания менять домик у реки, леса на комнатку 2 на 2 метра в душном и захламленном городе, либо потому, что идти больше некуда и неохота даже пытаться. И последние — часто начинают спиваться. Хотя есть мнение, что в деревни пьют все, в более «трезвой», волевой — внушительная часть и периодически, но пьют многие. И что делать в такой деревеньке, где все пьют? Тоже пить? Чтобы работать — а большинству сельских трудяг чужда дистанционная и интеллектуальная занятость, им нужно реализовываться физически — мало одного человека. И иногда легче мигрировать в город, чем пытаться расшевелить местный, подсевший на алкоголь, контингент.

И все же стереотипы сильны, ведь согласитесь, что первые ассоциации с российской глубинкой для большинства россиян — это нищета, пьянство, безработица, один магазинчик на 10 сел, неустроенность и т.д.

А в жизни бывает по-разному. Есть там и любители природы, непьющие, нередко религиозные, идейные люди, есть и запойные алкоголики, есть и добрые бабушки-долгожительницы, до 90 лет трудящиеся в саду, на грядках. А предпоследние, впрочем, иногда могут трезветь и вспахивать поля, огороды, временно становиться пассионариями, или в один день окучить километр картофельных за 200 грамм беленькой, как во времена сухого закона… Ведь есть места в России, где водка — в остром дефиците и есть места, где главный товар в магазине — это водка: и оба эти места чаще всего находятся в глухом селе.

«Невелик выбор, зато все свое, родное..», — говорят продавщицы местных продовольственных точек (такие слова как «маркет» — для них чужды). А что там родное? Та же банка сайры стоит чуть дороже, чем в городе. Хлеб, пожалуй, разве что — местного производства, за стенкой маленького магазина мини-пекарня. А вот кусок мыла да только земляничного «Невской косметики» по цене идентичен какому-нибудь городскому Даву… Есть, правда, магазины, где продукты и товары дешевле городских, чем мотивировано то падение, то повышение цены — не понятно, нет никакой зависимости ни от удаленности точки продаж от города, ни от других факторов. Один знакомый, занимавшийся мелким бизнесом, возивший продукты в сельские местности края, признавался, что иногда поднимал цены по настроению и в случае если товар ходовой: деваться некуда — все равно будут брать.

Из впечатлений с осадком

Пьянство. В том числе нормальным считается работать, ездить на грузовом, хозяйственном транспорте в пьяном состоянии.

Отсутствие асфальта — в связи с чем частое застревание в грязи техники, авто в слякотные сезоны и бесконечная «грязюка» на сапогах после дождя.

Скукотища… Можно наблюдать за вещами, за которыми в городе наблюдать кажется глупостью, бессмысленным занятием. Например, радует даже птичка, севшая на подоконник. Слышен каждый звук, скрипят полы, весной капает капель с крыш, петухи поют — и все это более непривычно, чем гул компьютера, кондиционера, машин, музыка, звучащая из проезжающих авто.

В некоторых деревнях действительно один магазин — и приходится выбирать из того, что есть. А есть иногда очень мало чего.

Живущим в глубинке, а не в пригороде не сильно-то можно выбрать варианты занятости. Иногда и выбирать нечего. В общем — отсутствие работы, либо «никакая». В основном, те, кто хотят трудиться — заготавливают, продают дрова, веники, ягоды, травы, шишки, грибы, соления-варения и т.д. «Продавец» — должность очень престижная.

«Деревенская необразованность».

«Это издали — романтика сельской жизни. «Домик в деревне», «пейте, мои дорогие!» Когда вблизи — охватывает тоска. Уровень начитанности, тяги к новым познаниям, расширению культурного кругозора стремится в российской глубинке к бесконечному нулю. Проблемы у людей совершенно приземленные. Чувствовал себя там в этом плане крайне неуютно. Спасали книги.

В песочнице дети 5-6 лет копали яму. «Пацаны, это вы зачем копаете?» — «От немцев прятаться будем». Представьте! 21-ый век на дворе, а ребята от немцев до сих пор прячутся. Это ли не показатель развитости общества?!»

— Лайвжурнал

Политическая индифферентность. Из фраз бывалого гостя российских глубинок:

«Пожалуй, это самое серьезное впечатление. ..народонаселение спокойно проглатывает всю эту бредятину — пропаганду через медиа.. Люди так далеки от Москвы и её политики, как я далёк от Луны. И так живёт процентов 80 населения моей Родины.

Они ходят на выборы. Для них это праздник даже. Но им все равно за кого голосовать, потому что их это никак не касается. Они живут в болоте!»

— Лайвжурнал

Из прелестей

Природа. Воздух.

Скукотища (как минус, так и плюс) «отрезвляет», город перенасыщает, жизнь в ее красках без энергетиков и фотошопа видеть уже не хочется, а тут начинаешь ее видеть, цвета становятся красочнее, живее, разглядываешь природу, жучков, паучков, клубы дыма из затопленной в бане печки.

Баня. Грибы. Озеро.

Магазин один, но зато он… такой душевный.

Достаточно возможностей небольшого заработка(не облагаемого налогами кстати). Кто хочет зарабатывать — смолоду что-то делает и пытается стать самостоятельным: молодежь собирает ягоды ведрами, продает. А те, кто не хочет что-то делать — что в деревне, что в городе чаще всего остается без работы.

В общем, некоторые минусы тонко переплетаются с плюсами. Если город изрядно поднадоел — установить, провести специальные коммуникации — и будет интернет, если есть авто — нет проблем выезжать в город по надобности.

Да, деревня может быть кладезем перспектив. Случаи, когда люди, продавая молоко, мясо, другие продукты собственного производства, зарабатывали на квартиру — не так уж и редки.

Семья Германа Стерлигова (разорившийся известный бизнесмен, уехавший в деревню и снова наладивший бизнес), например, вообще сознательно отказалась от многих благ цивилизации в пользу «жизни без химии» и чистого воздуха.

Герман Стерлигов о преимуществах жизни в дружбе с природой и вреде всего, что нас окружает в городе:

А еще в деревнях, особенно среди коренных жителей, есть бабушки-рукодельницы, которые в 80 лет заплетают по утрам длинную косу, от болезней лечатся травами и имеют здоровье намного лучшее, чем их городские ровесницы.

Агафья Лыкова — конечно, уникальная личность, но она родом из семьи, которая всю жизнь жила в тайге. Кроме того — из семьи староверов-отшельников. Она и не знала иной жизни, а вот нам так просто не получится взять и уехать в густые таежные заросли.

Бывая проездом в сибирских заброшенных деревнях, я с тоской озиралась на вроде бы «мертвые» дома, а, как оказывалось, в них жили очень старенькие и, нередко, совсем не жалующиеся на жизнь бабушки, дедушки. У людей городских и проживших всю жизнь в деревне — разные представления о счастье и довольстве жизнью.

Посчастливилось мне пару лет назад недолго жить в небольшом сибирском поселке. Хотя это не совсем деревня, скорее, пригород. Так как из детства я знала, что такое деревня — было с чем сравнивать. Поначалу казалось, что, как и в старые добрые времена, все поселки — одна большая семья, все тут дружат, делятся хлебом, солью, белки с елок прыгают на руки и т.д. Но все было не так: люди были еще более закрытые, чем в городе, каждый укромно прятался в своем уголке, а потом и вообще сложилось впечатление, что они не боятся, а не хотят общаться. Ни с кем. Отчего же население пригорода так преобразилось за десятилетие-два — я так и не смогла понять.

Некоторые женщины глубоко среднего возраста все еще красились перекисью, несмотря на обилие красок даже в местном магазине, «духарились», похоже, Красной Москвой и без жадности, потому что иногда невозможно было находится рядом в радиусе десяти метров. Больших злых бездомных собак, которые пытались цапнуть «чужаков» (нежителей поселка), и, бывало, цапали — кормили все местные.

На лавочках по вечерам было безлюдно, дети гоняли мяч на пустом поле, забивали голы в сделанные из веток и палок ворота, елка после Нового года лежала еще месяца три на боку, в луже… Зато в лесной глуши стояли несколько каких-то чудных домиков, а около них озеро — от недостатка общения пришлось больше контактировать с природой и бродить в зеленых чащах. Что это за диво и почему они располагались среди леса, были похожи на избушки на курьих ножках, сказочные домики — я пыталась разгадать каждый раз, когда ходила смотреть на них. Даже местные жители, те, из них, с кем все-таки удалось найти общий язык — не пролили свет на эту загадку. Хотя, если честно, многим было фиолетово, что это там за дома посреди соснового леса. Двухметровые сугробы белого снега, белки, сосны в изобилии, цветы и т.д. перекрыли остальные недостатки.

И все-таки город в его абсолютном формате невыносим для тех, кто знает, что такое природа. Приезжаешь потом в свой маленький тесный городской угол — и становится тяжело дышать, нет простора, нет зелени, воздуха, солнца и от понимания, что еще долго не попадешь в деревню — становится печально. Все вокруг кажется искусственным, лаконичным, неживым, сухим. Монотонно рассказывающее о жизни кого-то ТВ, дребезжащие лифты, крохотные площадки для прогулок с выбритыми газонами и кишащие кругом машины… Все это после деревенских широт, чистых вод, таежного воздуха блекнет в разы.

Но с инфраструктурой расстаться не так легко, все-таки оптимальный вариант — либо жизнь в пригороде, либо частое посещение дачи, природа не просто нужна каждому, природа — часть человека и человек — часть природы. Если лишать себя общения с ней —многое невосполнимо теряется.