Кто приказал поджечь Рим

Художники-академисты – удивительные выразители прекрасного. Их картины — замечательное украшение музеев, жилищ, других присутственных мест, ведь недаром академическую живопись называют «салонным искусством».
Для работ академистов характерны возвышенная тематика, строгое соблюдение академических канонов в построении композиции и высочайшее мастерство живописной техники. Красивость изображения у художников-академистов была на первом месте и зачастую преобладала над сюжетом.
Одним из крупнейших представителей академизма конца 19 века был Генрих Ипполитович Семирадский (1843-1902). Его живописные работы на библейские и исторические темы заметно выделяются своей удивительной красивостью, облагороженностью, яркостью, ну, чистая «услада глаз».
Ещё во время обучения в Академии художеств Генрих Семирадский стремился подняться до уровня мастерства великих живописцев. В одном из писем родителям он жаловался: «…Я один из первых в Академии, но когда я сравниваю свои работы с работами великих мастеров <…> они мне кажутся никчёмными… Какой-то голос шепчет мне ядовито: «Ты так сделать не сумеешь».
И это при том, что во время обучения в Академии Семирадский не раз награждался золотыми медалями: за конкурсную картину «Диоген разбивает свою чашу» ему была присуждена малая золотая медаль, за другую конкурсную картину «Доверие Александра Македонского к его врачу, Филиппу» Семирадский получил большую золотую медаль и звание художника 1 степени. За картину «Светочи христианства» Семирадскому присуждена Большая золотая медаль и звание Профессора.
И хоть имя Генриха Семирадского, несмотря на награды и признание, не вошло в число имён художников мирового значения (даже одно время было забыто), его творчество стало гордостью и славой российской Академии художеств и оставило заметный след в академической живописи.
Генрих Семирадский был подданным Российской империи, родился в Харьковской губернии, получил образование сначала на физико-матическом факультете в Харьковском университете, затем в Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге), но жил, в-основном, в Риме и считал себя скорее польским художником. Его картины рассеяны по музеям разных стран (среди них Польша, Украина, Россия) и частным коллекциям.
Самая значительная картина Семирадского «Светочи христианства. Факелы Нерона» находится в Национальном музее Кракова (в филиале Сукиницы).


Семирадский Г.И. «Светочи христианства (Факелы Нерона)».

Замысел картины оформился у художника к концу 1873 года, когда он, будучи пенсионером Академии художеств, проживал в Риме. Картина была закончена в 1876-м. Это колоссальное полотно по массе изображённых персонажей и по размерам — 3,85 × 7,04 м. (для сравнения: размер «Явления Христа народу» А.А.Иванова — 540 × 750 см).
Законченную работу художник выставил в начале мая 1876 года в помещении Академии Святого Луки в Риме. Картина была восторженно встречена итальянцами (ну а как же, история Рима!) и была осыпана такими же почестями, как когда-то «Последний день Помпеи» Карла Брюллова в 1833 году.

В 1878 году картина «Светочи христианства» выставлялась на Всемирной выставке в Париже и получила Гран-при, а французское правительство наградило Семирадского орденом Почётного легиона.
Художник оценил свою картину в 50 тысяч золотых рублей, сумма по тем временам огромная, потом уменьшил до сорока тысяч. Александр III любил творчество Генриха Семирадского, но даже российский императорский двор медлил, затягивая переговоры о покупке, а П.М.Третьяков, который имел средства для приобретения картин, также считал сумму непомерно высокой (для сравнения, картина А.А.Иванова «Явление Христа народу» была куплена за 15 тысяч).
П.П.Чистяков в письме к П.М.Третьякову писал:
«Картина Г.Семирадского не продана. Дорого просит — 40 000 р. За то, что человек ловок, смел и талантлив, 40 000 нельзя платить. Нужно ценить честность в деле, умение и выдержку, а таланты Бог дает! Ведь после смелости и ловкости в живописи идет бессовестность и способность репку срывать. В искусстве высоком это низко. Религия и искусство неразлучны, религия присуща духу человеческому… ну да что и говорить, хорошо, а не высоко!..»
Скидывать цену Семирадский не собирался, и картину так никто и не купил. В 1879 году художник (видимо, помня о своих польских корнях) подарил её Кракову, и картина стала основой фонда краковского музея за инвентарным номером 1.


«Картина Г.И.Семирадского в Национальном музее Кракова».

Узнав о широком жесте художника, Павел Михайлович Третьяков рассердился: «Семирадский свою лучшую картину подарил городу Кракову. Значит, он считает себя у нас иностранцем. Как же я буду держать его в русской галерее?»
После этого картины Семирадского Третьяков не покупал (и Совету галереи завещал не покупать их), а если они есть сейчас в галерее, то только потому, что поступили в фонд галереи в 1920 году после расформирования Румянцевского музея, в экспозиции которого находились работы Семирадского из коллекции К.Т. Солдатенкова.
Я вспомнила о картине Г.И.Семирадского «Светочи христианства» или «Факелы Нерона» после того, как вновь перечитала роман Генрика Сенкевича «Куда идёшь». Роман в оригинале имел латинское название «Quo vadis», а по-церковно-славянски «Камо грядеши». Смысл старославянского названия понятен и без перевода и, думаю, переводить «Камо грядеши» на русский вообще бы не стоило. В церковно славянском вопрошении присутствует магическая красота и многозначительная тайна, которая улетучилась в переводе на русский. «Камо грядеши» неизмеримо лучше и полно глубокого смысла, а прямолинейное «Куда идёшь» – глупо и бессмысленно.
Роман не случайно назван «Камо грядеши». В его текст вплетена историческая притча о том, как апостол Пётр, поддавшись уговорам уцелевших в гонениях христиан, покидает Рим во имя собственного спасения. Бредя прочь из Рима по пустынной ночной дороге, он встречает идущего навстречу Христа и изумлённо вопрошает: «Куда идёшь, Господи?». В ответ слышит ласковый и грустный голос: «Раз ты оставляешь народ мой, я иду в Рим, на новое распятие.» Потрясённый Пётр возвращается в Рим, где вскоре был схвачен и распят, как и его Господь (только головой вниз).

«Камо грядеши» — единственный роман Генрика Сенкевича, не посвящённый Польше. Это исторический роман, в котором показана жизнь первых христиан в Риме и первые гонения на них. Роман сильный, увлекательно написанный, всякий раз читаю его с интересом, словно в первый раз. Все персонажи – это исторически существовавшие лица, кроме вымышленных главных героев — Марка Виниция и Лигии. Их любовь, препятствия, преодоления, опасности на фоне исторических событий настолько интересны, что роман можно отнести к историко-приключенческому жанру.
Генрих Семирадский взял для сюжета своей картины предание о том, как по велению (и для увеселения) императора Нерона сожгли на столбах тысячи христиан, обвинённых в поджоге Рима. Известно, что в ночь с 18 на 19 июля 64 года в Риме начался страшный пожар, который бушевал сначала шесть дней, а потом ещё три дня и уничтожил большую часть города. Преторианцы отгоняли плачущих жителей от их горящих домов, не разрешая не только спасать дома от огня, но и вытаскивать из них какое-либо имущество.
(Кстати, Лагерквист в романе «Варавва» пишет, что Варавву схватили, как поджигателя, как раз во время этого пожара, когда он бегал по Риму в поисках христиан.)
Некоторые историки тех лет считают, что инициатором пожара был сам Нерон, ему, мол, захотелось полюбоваться с башни Эсквилинского дворца на зарево пылающего города, поэтому он не только велел поджечь город, но во время пожара от избытка чувств даже переоделся в театральный костюм и, играя на лире, декламировал собственную поэму о гибели Трои.
Но эта увлекательная версия не доказана. Вполне вероятно, что современники, ненавидя Нерона, приписали «авторство» пожара именно ему. Слухи о Нероне-поджигатели быстро распространились по городу, и, чтобы их пресечь, а заодно остановить угрозу распространения новой религии, Нерон объявил поджигателями христиан, и на них началась повальная охота.
Император решил на потеху себе и для устрашения римлян устроить поджигателям показательную казнь, для чего повелел в собственных садах установить тысячи столбов; к каждому столбу привязывали схваченного христианина, одетого в «тунику скорби» — пропитанный смолой мешок. Ловили и привязывали к столбам всех — стариков, мужчин, женщин, детей. Из романа Сенкевича: «Их число превзошло все ожидания. Можно было подумать, что здесь взяли да привязали к столбам целый народ на потеху Риму и императору.»
Чтобы понять изображение картины «Светочи христианства», надо прочитать объяснение самого Семирадского в письме к конференц-секретарю Академии художеств Петру Исееву:
«Сюжет картины взят из первого гонения христиан при Нероне; в великолепном саду «Золотого дворца» Нерона произведены изготовления для пышного ночного праздника; на полянке перед дворцовой террасой собралось общество, нетерпеливо ожидающее начала великолепного зрелища – живые факелы, христиане, привязанные к высоким шестам, обвязанные соломой и облепленные смолой, расставлены в равных промежутках; факелы еще не зажжены, но император уже прибыл, несомый на золотых носилках и окруженный свитой наемных льстецов, женщин и музыкантов, сигнал уже подан и рабы готовятся зажечь факелы, свет которых осветит самую безобразную оргию; но эти же самые светочи разогнали тьму языческого мира и, сгорая в страшных мучениях, распространили свет нового учения Христа. Поэтому картину мою я и думаю озаглавить «Христианские светочи» или «Светочи христианства».
Без объяснения трудно понять почему художник назвал картину «Светочи христианства». На большей части картины изображено настолько многофигурное зрелище, что не сразу заметен и сам Нерон, а светочи христианства (в честь которых название) вообще замечаются в последнюю очередь..
В романе Генрика Сенкевича вот так описан приезд Нерона к началу грандиозного сожжения:
«За ним двигались повозки с придворными в роскошных нарядах, с сенаторами, жрецами и обнаженными вакханками в венках и с кувшинами вина в руках, уже частью пьяными и издававшими дикие крики. С вакханками ехали музыканты, наряженные фавнами и сатирами, игравшие на кифарах, формингах, дудевшие в свирели и рога. На других повозках восседали римские матроны и девицы, также пьяные и полуобнаженные. Рядом с квадригами прыгали плясуны, потрясая тирсами в лентах, другие били в бубны, третьи рассыпали цветы.»
Участников нероновского окружения Семирадский изобразил с присущим ему высочайшим мастерством. Подсчитано, что на картине изображено около сотни человек, но что интересно, ни на одной фигуре взгляд не задерживается – в ней нет центрального персонажа (как, например, Иоанн Креститель в «Явлении Христа народу»). И сами светочи христианства (будущие горящие факелы) замечаются не сразу. А они справа — на высоких столбах, мужчины, женщины, дети … , одетые в «туники скорби». И только по истечении времени, затраченного на рассматривание всей картины, можно догадаться об идее картины — на мой взгляд, она в противостоянии между языческим, отживающим «нероновским» миром и рождающимся новым христианским миром.
Некоторые искусствоведы полагают, что изображённые на столбах христиане – это символы христова апостольства, те первые двенадцать человек, которых Христос отобрал для распространения своего Учения. Трудно с этим согласиться, ведь просчитываются от силы первые шесть. Думаю, для художника было важнее изобразить многообразие персонажей нероновской свиты, нежели уныло-однообразные фигуры будущих факелов.
Чтобы они не отвлекали внимание от великолепия нероновской свиты, художник изобразил мучеников-христиан не в центре картины, а совсем сбоку. Почему сбоку? А потому что у привязанных христиан нет вычурных поз, красиво драпирующихся одежд, нет блеска оружия и нет красивых бликов мрамора, потому что их деревянные столбы не мраморные колонны.
Эта картина не волнует. Она не будит чувства сострадания, не тревожит совесть, не заставляет задуматься о причине фанатической веры христиан в их бога … В ней нет даже намёка на агонию умирающего (знаем по истории) Рима … Этой картине можно смело дать другое название, например «Прогулка Нерона» или «Остановка в пути» … суть не изменится.
У Сенкевича в романе по всем садам шёл вой, плач детей, крики взрослых, громкие молитвы во славу Христа и гневные слова о Нероне … Разумеется, красками трудно изобразить слова и голоса, но отношение людей к происходящему можно изобразить движениями, как, например, показано движение (страх, отчаяние, ужас) в картине другого академиста – Карла Брюллова в «Последнем дне Помпеи».

У Семирадского в движении только рабы, украшающие столбы гирляндами. А главные действующие лица христиане (судя по названию картины) странно спокойны и неподвижны, хотя через несколько минут станут светочами в буквальном смысле. Всё это рождает вопросы. Что именно хотел сказать художник своей картиной? Почему именно так построил композицию?
Почему большую часть картины занимает пёстрая толпа знати, а не истинные светочи христианства? Может, художник хотел показать тщетность борьбы христиан против «власть держащих»?
У Сенкевича в романе: «Толпы зрителей останавливались перед некоторыми столбами, где их любопытство привлечено было фигурой или полом жертвы, разглядывали лица, венки, гирлянды плюща, после чего шли дальше, задаваясь недоуменным вопросом: «Неужто могло быть столько виновных? И как могли поджигать Рим дети, которые едва умеют ходить?» Недоумение это мало-помалу превращалось в какое-то тревожное чувство.»
Несомненно, картина Семирадского привлекает своей пафосной избыточностью, но именно этим и утомляет. Первое восхищение красотой проходит, и взгляд уже равнодушно продолжает скользить по изображению, в который раз отмечая блеск, складки, завитушки, драпировки, и это — не подводит к осознанию того, что через совсем короткое время на столбах будут гореть живые люди. Почему художник не донёс эту мысль до зрителя, почему задерживает наше внимание на деталях и отвлекает от главного? Почему не говорит о предстоящей трагедии?
Сенкевич в своём романе описывает сцену сожжения:
«Прикрытая цветами и облитая смолою солома занялась ярким пламенем, который, разгораясь с каждой минутой, пожирал гирлянды, устремлялся вверх и охватывал ноги жертв. Народ притих, и сады огласились страшным, оглушительным воплем, криками боли. <… > Но даже самые черствые сердца объял ужас, когда от более коротких столбов понеслись душераздирающие детские голоса. «Мама! Мама!» — кричали дети, и дрожь пробрала даже пьяных при виде этих головок и невинных детских лиц, искаженных болью, задыхающихся в дыму».
Картина «Светочи христианства» создана в соответствии со всеми канонами академизма и классицизма. Поэтому она — всего лишь большая, красивая, но поверхностная иллюстрация одного из эпизодов жизни императора Нерона. Можно восхищаться техническим мастерством художника и любоваться виртуозно выполненными им деталями изображения и так далее, но всё это ничто, если нет смысла. В картине прославляются лишь чувственные радости и умалчивается величие христианских ценностей. В этом слабость картины Семирадского при всём её внешнем великолепии!
Я рада, что не одинока в своём мнении. Увидев картину Семирадского, известный критик Владимир Стасов сказал: «Все признали у г. Семирадского много блеска и виртуозности в исполнении, особливо в изображении мрамора, бронзы и других второстепенных подробностей. Но что касается до типов и выражений, общей концепции и настроения, все в один голос находят всё это у г. Семирадского неудовлетворительным и слабоватым».
Русский писатель Всеволод Гаршин (с его лица Репин писал сына Ивана Грозного), описывая достоинства картины, указал на её художественные просчёты: «отсутствие воздушной перспективы в левом углу картины, и весьма слабо написана правая часть, где помещены сами мученики».
В этом отношении мне даже больше нравится первоначальный вариант картины, в ней главными являются сожжённые христиане, даже ощущается последний дым, указывающий на вершение великой трагедии, есть далёкий прозрачный фон, вселяющий веру в то, что христианство, как религию Любви, не остановить.
Старший научный сотрудник Третьяковской галереи Татьяна Агапова в своей работе «Пленники красоты» пишет: «С точки зрения «высокого» искусства картины Семирадского чересчур пестры и легковесны. С точки зрения их «вещной» ценности — они безупречны.»
Да, безупречны. Но помимо безупречности и воплощённого трудолюбия нужно ещё нечто такое, что будет не только услаждать взор, но и рождать чувства, например, сопереживание тем, кто стал живым факелом Нерона.
Опубликовано на проза.ру http://www.proza.ru/2016/04/21/997

Живые факелы Нерона. Семирадский. Русская кисть

Авторы Произведения Рецензии Поиск Вход для авторов О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Отец его был гнуснейшим человеком — специально задавил ребёнка своей колесницей подстегнув коней, выбил глаз одному всаднику за резкую брань, менялам не платил за покупки. Обвинялся он в разврате и в кровосмешении с сестрой. И как сказал его отец, что от него и Агриппины не может ничего родится кроме ужаса и горя для человечества. Агриппина после смерти мужа была сослана и жила в нищете вместе с сыном Нейроном, но когда она соблазнила Клавдия, то всё наследство, которое отобрали родственники было возвращено. Она вышла замуж за императора Клавдия, которому она приходилась племянницей (это был кровосмесительный брак). Нерон пришёл к власти в 17 лет после того как его мать отравила Клавдия и подготовила для него тёпленький трон.

Своеобразными развлечениями Нерон отличался всегда, он любил надевать парик и дряхлую одежду и гулять по Риму ночью нападая на людей, избивая их и грабя, но один раз он нарвался на крепкого сенатора, который избил его до полусмерти за приставание к своей жене и больше без охраны Нерон этого не делал.

Устраивал частые гладиаторские бои в одном из них даже ввёл правила нельзя было никого убивать и заставил сражаться четыреста сенаторов и шестьсот всадников.

Когда правил суд то ни с кем не обсуждал открыто, а читал мнения, которые подавались письменно и выносил решение. Войны не вёл, расширять государство не было желания и умения. Увлекался пением, хотя голос его был сиплым и слабым. Отобрал больше 5000 человек и выучил их разным видам рукоплескания: «желобки», «жужжания», «кирпичики». Это была группа поддержки, которая обеспечивала аплодисменты на его выступлениях. Им запрещено было носить кольца на руках, всех их он одевал в хорошую одежду, а главари их отрядов зарабатывали по 400 тысяч систерциев. Когда он пел никому не дозволялось выходить из театра, но многие не выдерживали и перелазили через стены. В соревнованиях кифаредов участвовал, соблюдая все правила и даже боялся, что проиграет.

Часто устраивал пиры с полудня до полуночи с лучшими проститутками и танцовщицами Рима. Любил плавать по Тибру и когда он плыл, по берегам устраивались харчевни с куртизанками где можно было причалить вкусно отобедать и не только.

Совокуплялся и с мужчинами, и с женщинами даже изнасиловал весталку! (женщины этого культа должны хранить девственность всю жизнь, они имели огромное влияние в Риме) Женился на мальчике Споре и пытался сделать его женщиной и справив с ним свадьбу по всем обычаям одел его как императрицу. У народа родилась шутка по этому поводу: «Счастливы были бы люди, будь у Неронова отца такая жена!» Даже пытался совокупляться с матерью. Потом вышел замуж ещё за одного мужика, Нерон считал, что все люди извращенцы просто они это скрывают.

Был не в меру расточительным — тратил больше чем мог себе позволить, а расточителей считал людьми, умеющими жить со вкусом. Восхищался Калигулой за то, что он растратил на развлечения миллиард систерциев за год. На царя Тиридата, который гостил в Риме тратил 800тысяч систерциев в день — на что уходили эти деньги неизвестно. Путешествовал всегда не меньше чем со ста повозками у мулов были серебряные подковы. Выстроил дворец с прихожей такой высоты что там помещалась статую размером 30 метров. Внутри был пруд, окружённый домиками с полями на которых паслись дикие звери. В потолке были дырки для того чтобы сыпать лепестки роз и распылять благовония. Вскоре после таких трат он обнищал и начал выжимать всё что мог из родственников и народа. По всем завещаниям, которые хоть как-то были ему родственниками он обязал ему выделять пять шестых имущества. В каждом завещании должен быть указан император, кто не укажет императора тот обвинялся в неуважении к императору и стряпчий, тот кто оформлял эти бумаги, наказывался. Из храмов изымал всё золото и подношения, даже свои подарки, сделанные городам он потребовал назад.

Отравил своего брата Британика так как завидовал его голосу и добродетели. В первый раз он поднёс яд, но он не подействовал и тогда он вызвал изготовительницу ядов, поколотил её малёха. Она оправдывалась, что положила мало яду чтобы отвести подозрение от отравления, но он приказал сварить самый сильный яд. Опробовал на козле, который умер почти сразу. Нерон всыпал его в пищу Британику и тот скончался. Он сказал, что это обыкновенная эпилепсия и на след день быстренько его похоронил.

Мать свою не любил, ибо она пыталась им руководить и навязывать свою волю, у неё он отнял телохранителей и изгнал из дворца. Он очень её боялся и понял, что надо её убирать. Три раза пытался отравить, но она принимала противоядие и у него ничего не получалось, тогда он решил сделать потолок над её кроватью который падает, но тут тоже всё раскрылось. Тогда он построил корабль, который разваливается и повредил галеру матери и дал ей этот корабль, но тут опять ему доложили, что мать нормально доплыла до берега. Он сильно рассердился и тогда приказал подбросить кинжал человеку, схватить его и обвинить, что он подосланный убийца от матери. Потом схватил мать и убил, сообщив всем что она сама наложила на себя руки. Потому как нет кратчайшего пути чем прямой и решил он всё исполнить без выдумки, а вероломно и прямолинейно. Он потом не раз объявлял, что его мать постоянно преследует его во снах. Следом умертвил свою тётку и вступил в её наследство.

Женат был трижды, на второй жене Октавии женился после того как убил её мужа, она ему быстро надоела, и он несколько раз пытался её удавить, но что-то шло не так, и он развёлся и сослал её, а потом обвинил в выдуманном прелюбодеянии и казнил. Чтобы доказать столь нелепое обвинение ему пришлось нанять лжесвидетеля. Третью жену любил очень сильно, но и её беременную убил ударом ноги, придя поздно домой после скачек, когда она на него накинулась с упрёками. Потом предложил своей сводной сестре, дочери Клавдия жениться, но она отказалась, он её тоже убил, обвинив в подготовке переворота. Дальше казнил почти всех своих родственников, своего пасынка велел рабам утопить в море во время рыбалки так как он слышал, что когда он играл то называл себя императором. Сенеку, своего учителя, заставил совершить самоубийство. Полководцу преторианцев обещал послать лекарство от горла, а послал яд. Дальше он казнил ещё многих людей знакомых и незнакомы если было за что к ним придраться, Пета казнил за то, что у него всегда был мрачный вид как у наставника. Гордился он такими своими успехами и хвастался какая у него в руках власть.

Открыто поджёг Рим. Шесть дней горел Рим он наблюдал за пожаром с Меценатовой башни наслаждаясь великолепным пламенем. После пожара он не подпускал людей к своему имуществу объявив, что все трупы будут сожжены за счёт государства и тем самым нажив чуток чужого добра на пепелище.

Благодаря его бесталантливому управлению государством в Британии произошёл бунт и два города подконтрольных Риму были сожжены и перебиты союзники, в Армении произошло поражение, Сирия была на грани. Известие о восстании в галлии он получил будучи в Неаполе и воспринял спокойно, к нему продолжали приходить всё новые и новые нерадостные вести оттуда, и он впал в забытье на неделю. Потом всё же решил вернуться в Рим, а тут подоспело ещё одно известие, что Гальба — претор Испании тоже отрёкся от него. Тогда он решил собрать войска для похода сначала в Галлию. Деньги для похода он попытался заработать на созданном искусственно дефиците хлеба. В городе были трудности с хлебом и должен был прибыть корабль из Александрии с зерном, вместо зерна там был песок для состязаний. Этим происшествием он вызвал всеобщее негодование, народ начал разрисовывать его статуи и писали оскорбление на колоннах. После этого пришла ещё одна весть о том, что остальные войска тоже взбунтовались, тогда он взял яд и отправился в Сервилевы сады, попросил центурионов сопровождать его в бегстве они отказались, и один спросил у Нерона: «Так ли уж горестна смерть?».

Когда проснулся ночью, то увидел, что все телохранители покинули его, он послал за друзьями, но никто не пришёл. Тогда Нерон сам пошёл в комнаты к друзьям, но они все были заперты. Вернувшись увидел, что и слуги его разбежались, украли всё и даже яд, тогда он начал искать гладиатора Спикула чтобы он грамотно его убил, и воскликнул: «Неужели у меня нет ни друга, ни недруга». Он встретил своего вольноотпущенника Фаона и тот предложил укрыться ему в своей усадьбе. И Нерон босой поскакал на коне к вилле, пробравшись через заросли к задней стене и выждав пока выкопают ров для того чтобы он незамеченным прополз внутрь. Все его умоляли скорей закончить этот позор, он велел вырыть под свой размер могилу и принести дров при этом хныча: «какой великий артист погибает!». Пока он готовился принесли письмо где было сказано, что сенат от него отказался и объявил врагом государства приговорил его к казни по обычаю предков в которой голову зажимают колодкой и секут до самой смерти. Суетясь и не решаясь всё время хныча Нерон всё-таки вонзил себе меч в горло с помощью своего советника.

Желание бессмертия и вечной славы было у него всегда, но выражалось неразумно. На этом примере можно видеть, что происходит с человеком, когда у него нет трудностей в жизни для преодоления, не ведутся никакие войны, ничто ему не угрожает и нет цели, а также нет честных побед. Умер он в 31 год на 14 году правления. Народ после его смерти ликовал.

Другие публикации на эту тему:

1. Жизнь в древнем Риме на основании книги современника.

2. Октавиан Август наследник Юлия Цезаря

3. Император Тиберий наследник Августа.

4. Калигула — император садист.

5. Император тихоня Клавдий.

Сжег Рим

Также слово является ответом на вопросы:

  • Римский император-«пироман».
  • Вокальный император Рима.
  • Римский император.
  • Император, однажды приказавший поджечь «вечный город».
  • Придворный врач этого римского императора Андромах на досуге тоже писал стихи.
  • Став римским императором, он приказал убить свою мать Агриппину.
  • Жестокий и развратный римский император.
  • Какой директивой Адольф Гитлер приказал в случае своей смерти уничтожить на территории Рейха все стратегические объекты, продуктовые склады и культурные ценности?
  • Император в учениках Бурра.
  • Этот римский император возвёл знаменитый дворец, вошедший в историю под названием «Domus Aurea» — «Золотой дом».
  • Кто правил Римской империей после Клавдия?
  • Опера итальянского композитора Пьетро Масканьи.
  • Опера русского композитора Антона Рубинштейна.
  • Римский император, убивший свою мать и двух жен
  • Римский император, «рекламировавший» банк «Империал»
  • Римский император, который «очень любил петь»
  • Римский император, сумасброд, развратник и деспот
  • Опера А. Рубинштейна
  • Жестокий римлянин
  • Опера итальянского композитора П. Москаньи
  • Опера русского композитора А. Рубинштейна
  • Правил Римом посл Клавдия
  • Правил Римом после Клавдия
  • Развратный император
  • Император, певший на арене
  • Римский император, актер и драматург
  • Этот император сжег Рим
  • Римский император-реформатор
  • Император, сжегший Рим
  • Император-пироман
  • Ученик Сенеки
  • Тот, кто сжег Рим
  • Император
  • «артист на троне»
  • Император, сын Агриппины Младшей
  • Известный римский император
  • Римский правитель
  • Картинки к слову «Нерон»

Великий пожар в древнем Риме при Нероне в 64 году: кратко

В июльские дни 64 года нашей эры в Риме случился самый страшный пожар в истории города. Рим в это время был самым красивым местом, политическим и культурным центром великой Римской империи. Здесь красовались языческие храмы, знаменитый Колизей, термы и дворцы.

Об этом событии не так уж много сведений. Основными источниками данных по пожару служат труды античного историка Тацита и древнеримского писателя Светония, но они весьма противоречивы между собой.

Великий пожар в Риме нашел освещение в фильмах и художественных произведениях:

  • Книга Г. Сенкевича «Камо грядеши». Действие романа развивается в Римской империи во время правления императора Нерона и охватывает период 64-68 гг. и повествует о казни христиан, обвиненных в поджоге великого города. По роману был снят фильм (представлен ниже).
  • Школьный учитель истории Нестор Петрович в советском телесериале «Большая перемена» объясняет своим ученикам на уроке события, связанные с Великим пожаром и императором Нероном.

Карл Теодор фон Пилоти. Нерон смотрит на горящий Рим (ок. 1861)

Исторические документы о пожаре

В столице Римской империи на момент пожара проживало много рабочих и рабов. Они выполняли самую тяжелую и унизительную работу, были свезены в Рим с провинций и завоеванных областей.

В ночь с 18 на 19 июля 64 года начался пожар. Очаги возгорания были в районе магазинов к юго-востоку от Большого цирка. Утром 19 июля огонь уже бушевал на огромной территории Рима. Остановить сжигающее пламя удалось лишь спустя 6 дней.

Распространению огня с большой скоростью по всему городу способствовали следующие факторы:

  • деревянная застройка,
  • хаос среди римлян после начала пожара,
  • ветреная погода.

Улицы города были очень узкими и кривыми, толпы людей двигались хаотично, присутствовала давка. Из-за этого многие жители задохнулись в дыму. Огонь не щадил памятники архитектуры, целиком сгорел священный храм богини домашнего очага Весты. От Священной улицы не остались только развалины, а именно там находились самые красивые здания в городе, это место было ритуальным центром для горожан.

Император во время пожара

Писатель Светоний виновником поджога города называл самого императора Римской империи. В те годы правил страной сумасбродный и ненавистный народом правитель Нерон. Свидетельства Светония говорят, что Нерон накануне возгорания с факелом в руках с друзьями разгуливал по одной из римских улиц, а спустя время наблюдал за горящей столицей с окраины Рима и пел в это время легендарную поэму о падении Трои. Диктатор уехал на безопасное расстояние от пожара, чтобы не пострадать, но и увидеть красоту сделанного им страшного пожара. Именно так стали тогда думать обезумевшие от горя римляне.

Но свидетельства историка Тацита полностью противоречат рассказам Свитония. Великий римский ученый во время пожара был еще подростком и лично видел, как Нерон сразу после начала пожара въехал в эпицентр событий и отдал приказ пожарным немедленно начинать тушить пожар, а спасательным службам приказал начинать эвакуацию горожан. Тацит уверяет своих читателей, что еще в то время, когда вовсю полыхало пламя в разных точках города, император уже придумывал новый градостроительный план.

Согласно этому строительному документу, будущий новый Рим должен быть с широкими улицами, с большим расстоянием между домами, а материалом для строительства должен быть камень, а не древесина. Нерон также планировал сделать основной выход из здания на улицу, а не на приусадебный участок. Большинство историков современности больше соглашаются с мнением Тацита, а не с описанием Свитония. Но истинные причины пожара — по-прежнему «белое пятно» истории.

Последствия пожара

За шесть суток город сгорел почти дотла. От деревянных строений остались только зола и пепел. В каменных домах огонь обуглил стены, выгорели картины, посуда, книги.
До пожара Рим состоял из 14 кварталов. Огонь уничтожил целиком четыре квартала, а в семи городских районах были серьезные повреждения. Имущественный ущерб был огромным, большинство горожан остались без жилья и средств к существованию.

Нерон после пожара отдал приказ о размещении потерявших кров людей во дворцах богачей и императорском дворце. Были предприняты усилия по оказанию материальной помощи во избежание голодных смертей. В уцелевшие улицы города стало поступать продовольствие из римских провинций, которое бесплатно раздавали всем нуждающимся.

Провинции Рима были обложены высокими налогами. Деньги стали поступать в императорскую казну для восстановления нового облика города. Финансы стали течь рекой, поэтому Нерон даже построил в Риме Золотой дворец для самого себя.

Вскоре, город был отстроен за небольшие сроки.

Репрессии против мнимых виновников пожара

Нерон возможно и не виновник пожара, но он как правитель обязан был объявить кого-то виновниками возгорания. Император был язычником и люто ненавидел христиан — последователей молодой, недавно зародившейся религии Древнего Рима. Некоторые полагают, что обвинили и последователей других религиозных культов. «Анналы» Тацита сообщают о массовой казни христиан. Верующих в единого бога искали по катакомбам и пещерам, где они тайно слушали проповеди священников.

Генрих Семирадский. «Светочи христианства. Факелы Нерона» (1882)

Тысячи христиан без суда и следствия были признаны виновными в пожаре столицы. Их подвергли мучительной казни через привязывание к кресту. Люди мучились под палящим солнцем из-за нехватки воды в организме, на их окровавленные тела нападали хищные птицы. Нерон снискал всеобщую ненависть народа, потому что перед казнью приказал стражникам глумиться и издеваться над христианами, одевал их в шкуры хищных зверей и травил на них своры собак.

Распятые на кресте, христиане еще много суток висели на всеобщее обозрение, источая зловонный запах на всю округу. Современная наука уверена, что христиане точно не могли сделать такое злодеяние, ибо они исповедовали самые гуманные и добрые заповеди Нового Завета.

Фильм

Кво вадис. Камо грядеши

Иллюстрации представлены из Свободной энциклопедии https://ru.wikipedia.org