Кураев о благодатном огне

Вся правда и ложь о сошествии благодатного огня на святой Гроб Господень

Благодатный огонь, что это — обман, миф или реальность( аргументы приведены из книги Александра Никонова)

…Одна ветвь христианства считает некое явление чудом, а другая нет. Скажем, так называемое явление благодатного огня в Иеру­салиме сегодня считает чудом только одна из хри­стианских церквей — русская православная. Остальные честно признаются: это просто обряд, имитация, а никакое не чудо. Но православные источ­ники продолжают писать: «Одним из самых замечательных Божиих чудес является сошествие благодатного огня на святой Гроб Господень под светлое Христово Воскресение в Иерусалиме.

Благодатный огонь обман или правда?

Это явное чудо повторяется в течение многих веков, с глубокой древности».
Что же это за «явное чудо» такое? Накануне православной Пасхи в иерусалимском храме Гроба Господня, Бог сотворяет удивительное чудо, до­ступное любому ребенку, — зажигает огонь. Этот огонь, од­нако, «самовозгорается» не у всех на виду! Принцип здесь тот же, что и у всех прочих фокусов: пропажа или возникно­вение предмета осуществляется не прямо на глазах у изумлен­ной публики, а под прикрытием платочка или в темном ящи­ке, то есть скрытно от зрителей.
Два священника высокого ранга заходят в небольшую каменную каморку, которую на­зывают кувуклией. Это особое помещение внутри храма, типа часовенки, где якобы располагается каменное ложе, на котором лежало тело распятого Христа. Зайдя внутрь, два попа закрывают за собой дверь, а через некоторое время вы­носят из кувуклии огонь — горящую лампаду и пучки пыла­ющих свечек. К ним тут же кидаются толпы фанатиков, что­бы зажечь от благодатного огня принесенные с собой свечки. Считается, что огонь этот в первые минуты не жжется, поэто­му паломники, которые до этого много ча­сов томились в ожидании, «омывают» им свои лица и руки.
«Во-первых, огонь этот не обжигает, что является дока­зательством чуда, — пишут сотни верующих на десятках форумов. — А во-вторых, чем, как не Божьим чудом, можно объяснить, что при такой скученности народу и таком коли­честве огня в Храме никогда не было пожаров?»
Не жжется?.. Не было пожаров?.. Храм уже несколько раз горел, что не удивительно при такой старой постройке. Во время одного из пожаров в храме заживо сгорели 300 че­ловек. А в другой раз из-за пожара у храма даже обвалился купол, серьезно повредив при этом кувуклию с «могилой» Христа.
Тем не менее быличка о том, что «чудесный» огонь не жжется, продолжает ходить в среде верующих.

…Технология проста — возить огнем по лицу в райо­не подбородка или проводить рукой сквозь пламя надо бы­стро. Именно так паломники и делают, в чем может убе­диться каждый, посмотрев телевизионную хронику с места события. И многие из них — те, что недостаточно проворны, — таки обжигаются «нежгущим» огнем! Они выходят из храма с ожогами и опаленными бородами. Вот оно какое — сошествие благодатного огня!

Собственно говоря, имея голову на плечах, эксперимен­тов с поджогом собственной бороды можно было бы и не ста­вить. И без того ясно, что борода загорится, а огонь сильно жжется, поскольку верующие от этого огня зажигают свои свечки. А для этого необходима температура, которой с избытком хватит для того, чтобы воспламенить бороду!..

Храм Гроба Господня, схождение благодатного огня и язычество

Эти игры с огнем в храме Гроба Господня несут на себе столь явный след язычества, что о нем с неудовольствием пишут даже некоторые православные священники.
Через огонь прыгали славяне в ночь на Ивана Купалу, ему поклонялись и использовали в ритуалах язычники всех стран и народов, им омывают подбородки христиане в храме Гроба Господня. Это преклонение перед пламенем проникло даже в светские ритуалы — вспомните о Вечном огне в честь павших на войне солдат. В чистом виде рудимент язычества! И даже глубже: обряд, докатившийся до наших дней из пе­щер кроманьонцев…
Пару слов надо сказать и о самом иерусалимском храме Гроба Господня. Через сотни лет после того как распяли Христа, христианские начальники озаботились производством разнообразных святынь. Поскольку никаких исторических свидетельств того, куда именно было перенесено тело Христа после распятия, не было, церковники просто назначили таковым то место, где сейчас стоит храм Гроба Господня. Между тем, именно сюда-то и не могли отнести тело Иисуса, поскольку раньше на этом месте стоял языческий храм Венеры!..
Какое-то время в храме Гроба Господня соблюдался перенятый у язычников обычай поддержания неугасимого огня в кувуклии, который потом трансформировался в «чудо» его ежегодного «самозарождения» на Пасху. (Во всяком случае, исторические свидетельства четвертого века доносят до нас информацию именно о поддержании огня, а не его «само­возгорании» по расписанию.)
Благодатный огонь, научное объяснение
Беда православных христиан, проживающих в России, состоит в том, что oни просто не в курсе, что «фокус» давно разоблачен, причем самими церковниками, и разобла­чения эти опубликованы.
В середине XX века профессор кафедры Священного пи­сания Ветхого Завета и кафедры древнееврейского языка, известный магистр богословия и протоиерей Александр Осипов, пере­лопатив огромный исторический материал, показал, что никакого «чуда самовозгорания» никогда не было. А был древний символический обряд благословения огня, который зажигали священники над Гробом Господним в кувуклии.
Примерно в то же время, что и Осипов, похожую работу провел магистр богословия, доктор церковной истории, почетный член Московской духовной академии, а также член двух Поместных Соборов профессор Н. Успенский. Человек он в церкви не последний и очень уважаемый, награждён­ный целой кучей церковных орденов… Так вот, в октябре 1949 года на Совете Духовной академии он сделал обширный научный доклад об истории иерусалимского огня. В котором констатировал факт обмана паствы и даже объяснил причины возникновения легенды о самовозгорании:
«Перед нами стоит еще вопрос: когда появляются сказания о чудесном происхождении Святого огня и что было причиной к их возникновению?.. Очевидно, когда-то, не дав своевременно энергичного разъяснения своей пастве об истинном смысле обряда Святого огня, в дальнейшем они (иерар­хи. — А. Н) оказались не в силах поднять этот голос перед все возраставшим в силу объективных условий фанатизмом темных масс. Если это не было сделано своевременно, то позднее стало невозможным делом без риска за личное благо­получие и, пожалуй, целость самих святынь. Им осталось — совершать обряд и молчать, утешая себя тем, что Бог «как ведает и может, так и вразумит и успокоит народы»».
А что касается морального аспекта этого обмана, Успен­ский восклицает: «Сколь велика и священна в православном отечестве молва о возжжении Святого огня, столь тягостно для взоров и сердца самое зрелище оного в Иерусалиме».
Выслушав доклад Успенского, церковники возмутились: зачем выворачивать грязное белье перед верующими? Тогдашний ленинградский митрополит Григорий Чуков выразил общее мнение: «Я не хуже вас знаю, что это только благочестивая легенда. По существу — миф. Знаю, что есть в практике церкви немало и других мифов. Но не разрушайте легенд и мифов. Ибо, сокрушая их, вы можете сокрушить в доверчиво верующих сердцах простых людей и саму веру».

Ну что тут скажешь, кроме того, что возмутитель спокойствия Успенский — честный человек?.. Встречаются такие и среди священнослужителей. И, кстати, немало! Вот еще несколько примеров священников, выступивших с разоблачением обмана…
Однофамилец профессора Успенского — епископ Порфи-рий, живший еще при царе-батюшке, издал в конце XIX века книгу, в которой рассказал следующую историю… Порфирий этот тоже, кстати, не последний человек в церкви, именно он был организатором первой русской миссии в Иерусалиме. То есть он знал, о чем писал:»В тот год, когда знаменитый господин Сирии и Палестины Ибрагим, паша египетский, находился в Иерусалиме, оказалось, что огонь, получаемый с Гроба Господня в великую субботу, есть огонь не благодатный, а зажигаемый, как зажигается огонь всякий. Этому паше вздумалось удостовериться, действительно ли внезапно и чудесно является огонь на крышке Гроба Христова или зажигается серною спичкою. Что же он сделал? Объявил наместникам патриарха, что ему угодно сидеть в самой кувуклии во время получения огня и зорко смотреть, как он является, и присовокупил, что в случае правды будут даны им 5000 пунгов (2 500 000 пиастров), а в случае лжи пусть они отдадут ему все деньги, собранные с обманываемых поклонников, и что он напечатает во всех газетах Европы о мерзком подлоге.
Наместник Петроаравийский Мисаил, и назаретский ми­трополит Даниил, и филадельфийский епископ Дионисий (нынешний вифлеемский) сошлись посоветоваться, что де­лать. В минуты совещаний Мисаил признался, что он в ку­вуклии зажигает огонь от лампады, сокрытой за движущейся мраморной иконою Воскресения Христова, что у самого Гроба Господня. После этого признания решено было смиренно просить Ибрагима, чтобы он не вмешивался в религиозные дела, и послан был к нему драгоман Святогробской обители, который и поставил ему на вид, что для его светлости нет никакой пользы открывать тайны христианского богослужения, и что русский император Николай будет весьма недоволен обнаружением сих тайн. Ибрагим-паша, выслушав это, махнул рукою и замолчал. Но с этой поры святогробское духовенство уже не верит в чудесное явление огня.
Рассказавши все это, митрополит до молвил, что от одного Бога ожидается прекращение (нашей) благочестивой лжи. Как он ведает и может, так и успокоит народы, верующие теперь в огненное чудо Великой субботы. А нам и начать нельзя сего переворота в умах, нас растерзают у самой часов­ни Святого Гроба».
Не зря, почти буквально повторяя мысль древнерим­ских языческих мыслителей о пользе религии для просто­народья, христианский епископ Синезий в начале V века писал: «Народ положительно требует, чтобы его обманывали, иначе с ним невозможно иметь дела». Ему вторит Гри­горий Богослов (IV век): «Надо побольше небылиц, чтобы производить впечатление на толпу: чем меньше она понимает, тем больше восхищается. Наши отцы и учителя не всегда * говорили то, что думали, а то, что влагали в их уста обстоя­тельства…»

И еще пара слов о моральном облике кротких христиан. Храм Гроба Господня принадлежит в равных долях целой куче христианских конфессий — римско-католической, греко-православной, армяно-григорианской, сирийской, коптской и эфиопской церквям. И живут они в этом Храме отнюдь не по заповедям Христовым, подставляя вторую щеку, а как пауки в банке. Несмотря на то что помещение храма Гроба Господня четко поделено между различными конфессиями, там часто вспыхивают тяжелые конфликты. Однажды после грандиозной драки двенадцать коптских монахов были доставлены в больницу. Интересно, кастетами дрались или лампадами?..
В другой раз прямо в кувуклии подрались патриархи, которые входят туда за «чудесным огнем». Один из них начал силой отнимать у другого горящие свечи, чтобы первым выйти с ними и раздать народу. В результате завязавшейся потасовки иерусалимский патриарх Ириней победил армянского патриарха, свечи последнего во время драки потухли. Тогда находчивый армянин достал из кармана зажигалку и зажег свои свечи, после чего вынес их из кувуклии в толпу.
Происходили подобные безобразные сцены и раньше. Тот же епископ Порфирий пишет, как в 1853 году «в Свято-гробском храме после обедни подрались сперва сирияне и армяне, а потом армяне и православные. Поводом к драке послужило разладье армян и сириян за одну келью в ротонде Гроба Господня, которой требовали сирияне от армян, как своей давней собственности, а эти не хотели возвратить ее.

Армяне, не разобрав, кто чей, ударили двоих-троих наших, и оттого драка стала общая. Никто не был убит. Армянские монахи принимали участие в общей свалке. Один из них ринул скамью на православных сверху ротонды. Но, к сча­стью, они заметили ее и расступились. Она упала на пол. Ее тотчас изломали в куски и ими начали бить армян…»
В «Записках паломника 1869 года» читаем: «Перед вечером в Великую пятницу в храме Гроба Господня произошла страшная драка между армянами и греками. Греческий монах заправлял лампаду в ротонде Гроба Господня на границе храма между православными и армянами; лестница стояла на армянской половине; ее из-под монаха выдернули, и он упал без чувств на пол; бывшие тут греки и арабы за него вступились, и началась драка; у армян, по всей вероятности умышленно ее затеявших, нашлись палки и даже камни, которыми бросали в греков, и прибегало на помощь много армян из ближайших монастырей».
Святые люди! И народ верит, что им совесть не позволит обманывать паломников, производя поддельное чудо!..
Каких только небылиц не придумали люди вокруг обряда самовоспламенения «святого огня»! Если вы поговорите с верующим, можете услышать, например, что патриарха, который входит в кувуклию, раздевают и обыскивают перед этим, чтобы он не пронес с собой зажигалку. Обыскивают также и саму кувуклию. Причем не кто-нибудь, а… полиция!
Все это — дичайший бред. Никто никого не обыскивает, разумеется. Вы только представьте: голого патриарха шмона­ют, заставив, как в тюрьме, нагнуться и раздвинуть ягодицы! Других дел у полиции нет!.. Чтобы убедиться в бредовости этих сказок, не обязательно даже ехать в Иерусалим. Достаточно посмотреть видеозапись церемонии…

Но 99 % российских православных на церемонии не были и посмотреть ее в записи не удосужились. Зато с удовольствием ра­сказывают друг другу байки про обыск и проч.
ойдет ли благодатный огонь-суть православного «чуда»
Как я уже говорил выше, только русская православная церковь все еще поддерживает в своих прихожанах огонек обмана, всерьез говоря о чуде нисхождения благодатного огня.
Ни католики, ни даже армянские и греческие православные не утверждают, что огонек зажигает Господь. А между прочим, представитель армянской церкви — как раз один из тех двух людей, которые входят в кувуклию. Так вот, армянские священники, которые относятся к своей пастве посерьезнее, чем русские, о чуде не говорят. Напротив, они прямо утверждают, что огонь вовсе не сходит с небес самым расчудесным образом, а его зажигают от ранее внесенной в ку­вуклию лампадки возле Гроба Господня.
Не далее как в 2008 году, отвечая на вопросы российских журналистов, патриарх Иерусалимский Феофил окончатель­но поставил точку в этом вопросе, сказав, что сошествие огня — всего лишь обычная церковная церемония, представ­ление — такое же, как и всякие другие: «Репрезентация того, как весть о воскресении от кувуклия разошлась по миру».
Это признание вызвало грандиозный скандал. Не в мире, разумеется, где в чудо самовозгорания никто не верит, а на одной шестой православной части света. Наши церковные иерархи сами все знают про обман верующих, но с трибуны вынуждены защищать ложь.

Не все, правда. Иерусалимского Феофила фактически поддержал известный российский православный публицист Андрей Кураев, который присутствовал на пресс-конференции Феофила и слышал правду своими ушами. Именно его принципиальная позиция и послужила по­водом для скандала. Дело в том, что делегацию журналистов в Иерусалим возил Фонд апостола Андрея Первозванного, возглавляет который глава РАО «РЖД» Владимир Якунин. Человек он весьма боговерующий, поэтому фонд проводит массу чрезвычайно дорогостоящих мероприятий. Надеюсь, не на народные деньги…
Так вот, Якунин был чрезвычайно возмущен позицией Кураева. Он даже публично призвал церковное начальство примерно наказать дьякона, чтобы тот не смел больше правду говорить.
После этого в некоторых изданиях были опубликованы поддельные интервью с Феофилом, в которых тот якобы подтверждал «чудесность» огня. Изготовившая их журналистка надергала из Интернета легенд, вложила их в уста Феофила и максимально затушевала его настоящий ответ. Впоследствии фальшивка была разоблачена, но разве это может поколебать истинную веру?
А вы знаете, почему для православных так ценна эта вера в чудо нисхождения огня без спичек? В том числе потому, что это один из главнейших поводов похвастаться перед католиками! Если вы не пожалеете пары дней и полазаете по православным сайтам, то увидите, что в среде самих верующих периодически мелькает: «Наша вера православная — самая истинная. Только у нас есть такое чудо, как нисхождение благодатного огня! Католикам не дано. Тем самым Господь показывает святость православия и ересь католичества». Православные не догадываются, что у католиков тоже есть свои чудеса, и ничуть не хуже.
Все это православное хвастовство детский сад напоминает, не правда ли? А у меня вон какое стеклышко!.. А меня зато мама больше любит!..
…Казалось бы, теперь, после многочисленных разоблаче­ний и признаний христианских иерархов самого высокого уровня, вопрос с иерусалимским «чудом» закрыт раз и навсегда. Обсуждать там больше нечего. Ан -нет! Каждый год НТВ, РТР и Первый канал перед Пасхой показывают репор­тажи из Иерусалима, в которых корреспонденты на полном серьезе рассказывают людям об этом «чуде».

Благодатный огонь, разоблачен

Во время написания этой книги я побывал в Киеве и не преминул посетить главную достопримечательность города — Киево-Печерскую лавру. Там в подземных коридорах покоятся мощи христианских святых в специальных гробиках, покрытых стеклом.

Всем известно, что некоторые христиане, очень любят засушивать и расчленять трупы уважаемых людей, а потом гастролировать с сушеными кусочками по всей стране и давать верующим эти кусочки трупов целовать.
Вот и по узким туннелям Лавры бродят боговерующие со свечками и припадают к мощам, стараясь пере­целовать все подряд.
Зрелище шокирующее и довольно тош­нотворное. Ей-богу, киевский музей канализации выглядит опрятнее!..
Представьте себе заляпанное тысячами рук и губ, покрытое слоем грязи и кожного сала стекло, которое, вы­строившись друг за другом, по очереди целуют фанатики.
Вот так и вымирали в Средневековье европейские города от чумы….
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: РАДОНИЦА — ПОМИНОВЕНИЕ УСОПШИХ, ИСТОРИЯ ПРАЗДНИКА.


Братия алтарники

Существует две точки зрения на чудо возникновения Благодатного огня: либо оно есть, либо его нет.

Архиепископ Благовещенский и Тындинский Гавриил был секретарём Русской Духовной Миссии в Иерусалиме тогда ещё в сане иеродиакона:

— Вы видели, как сходит Пасхальный огонь?
— Да, я видел два раза. Тогда ещё был жив архиепископ Антоний (Завгородний). И когда в Великую Субботу Патриарх вышел с Благодатным огнём, мы не стали от него зажигать, а быстро, вместе с владыкой Антонием, нырнули в Кувуклию Гроба Господня. Один грек забежал, владыка и я, и мы увидели в Гробе Господнем синего, небесного цвета огонь, мы брали его руками и умывались им. Какие-то доли секунды он не жёг, но потом уже приобретал силу, и мы зажигали свечи.
— Огонь прямо на этом камне горит?
— На камне, и все лампады горят, и весь камень покрыт огнём.
А миру это всё равно! Как вы думаете, почему так получается, что люди так мало внимания уделяют этому ежегодному чуду?
Это надо видеть! Я тоже, если бы не видел, сомневался. Но я увидел сам, горит огонь, и мы умываемся. Сплошной камень, мрамор, и весь покрыт огнём. Ни копоти нет, ничего, просто горит огонь и всё (Алексей Сагань «Беседа с епископом Благовещенским Гавриилом. Святая земля, Благодатный огонь»).

«В противоположность полной бездоказательности утверждений скептиков, чудо схождения Благодатного огня является ежегодно наблюдаемым фактом. Каждый год несколько тысяч присутствующих в храме Гроба Господня видят: в Кувуклию, которая была проверена и запечатана, вошел с пучком свечей патриарх, одежды которого были специально осмотрены. Из нее он вышел с горящим факелом из 33 свечей» — пишет о событии сайт blagogon.ru.

Фото: ТАСС, Станислав Красильников

Кстати, перечитывая эти слова, возникает естественный вопрос: зачем и для кого запечатывают Кувуклию. Как мы знаем, израильский полицейский лишь охраняет патриарха, но не прикасается к нему. Разоблачают патриарха перед входом его родные диакона — то есть делают именно и только то, что они делают при встрече архиерея в начале каждой архиерейской литургии.

«А дело в том, что эта лампада – величайший из фокусов, устроенных первыми поколениями; я разъясню его тебе и открою тайну. Дело в том, что в вершине купола есть железная шкатулка, соединенная с цепью, на которой подвешена. Она укреплена в самом своде купола, и ее не видит никто, кроме этого монаха. На этой цепи и есть шкатулка, внутри которой пустота. А когда наступает вечер субботы света, монах поднимается к шкатулке и кладет в нее серу наподобие “санбусека”, а под ней огонь, рассчитанный до того часа, когда ему нужно нисхождение света. Цепь он смазывает маслом бальзамового дерева, и когда наступает время, огонь зажигает состав в месте соединения цепи с этой прикрепленной шкатулкой. Бальзамовое масло собирается в этой точке и начинает течь по цепи, спускаясь к лампаде. Огонь касается фитиля лампады, а он раньше бывает насыщен бальзамовым маслом, и зажигает его» — опровергает это мнение востоковед И. Ю. Крачковский «Благодатный огонь» по рассказу ал-Бируни и других мусульманских писателей X–XIII вв. // Христианский Восток. Пг., 1915. Т. 3. Вып. 3).

О том же пишет епископ Порфирий (Успенский): «Наместники петроаравийский Мисаил, и назаретский митрополит Даниил, и филадельфийский епископ Дионисий сошлись посоветоваться, что делать. В минуты совещаний Мисаил признался, что он в кувуклии зажигает огонь от лампады, сокрытой за движущейся мраморной иконою Воскресения Христова, что у самого Гроба Господня. После этого признания решено было смиренно просить Ибрагима, чтобы он не вмешивался в религиозные дела, и послан был к нему драгоман Святогробской обители, который и поставил ему на вид, что русский император Николай будет весьма недоволен обнаружением сих тайн» (Еп. Порфирий. Книга бытия моего, СПб, 1896. Том 3. сс. 300-301).

Армянская Церковь вообще официально не утверждает о чудесности зажигания огня. Армянский священник пишет: «When Patriarch Irineos fought his corner by twice blowing out the Armenian’s candle, the Armenian felt obliged to resort to a shameful expedient to obtain some Holy Fire. «In this worst situation I had to use my emergency light, a cigarette lighter,» he later admitted. Holy Fire sets Orthodox rivalry ablaze in Jerusalem». То есть — о зажигалке.

И более того:

На вопрос о том, почему патриарх Ириней говорит о чудесном возгорании огня, Феофан ответил:
«Станешь ли ты рассказывать шестилетнему ребенку всё, что знаешь об этой жизни? Нет, он сам мало-помалу узнает об этом. Также и с Дедом Морозом (Father Christmas), также и со святым Огнём»… «Когда я попал в Иерусалим, конечно, более всего ожидал этого Чуда. И едва только хоть малость сблизился с греческими монахами из местной патриархии, ещё задолго до Пасхи стал умолять их – как свершается Чудо… В ответ же греки крутили пальцем у виска: это только вы, русские считаете, что это чудо!».

Для меня удивительным является другое. Ведь ещё святитель Игнатий Брянчанинов настойчиво предупреждал о гибельности легковерия чудесам и искания их:

«С течением времени, с постепенным ослаблением христианства и повреждением нравственности знаменоносные мужи умаля́лись. Наконец, они иссякли оконча́тельно. Между тем люди, потеряв благоговение и уважение ко всему священному, потеряв смирение, признающее себя недостойным не только совершать знаме́ния, но и видеть их, жаждут чудес более, нежели когда-либо. Люди, в упоении самомнением, самонадеянностью, невежеством, стремятся неразборчиво, опрометчиво, смело ко всему чудесному, не отказываются сами быть участниками в совершении чудес, решаются на это, нисколько не задумываясь. Такое направление опасно более, нежели когда-либо. Мы приближаемся постепенно к тому времени, в которое должно открыться обширное зрелище многочисленных и поразительных ложных чудес, чтобы увлечь в погибель тех несчастных питомцев плотского мудрования, которые будут обольщены и обмануты этими чудесами» (Еп. Игнатий. Творения. СПб., 1905. Т. 4, с. 323–324).

Профессор МДАиС Алексей Ильич Осипов пишет: «В связи с этим необходимо заметить, что одним из важнейших признаков истинного чуда является святая жизнь того, через кого оно совершается. Поэтому, нужно крайне осторожно относиться к любым необычным явлениям и не спешить принимать их за чудо Божье, пока нет возможности удостовериться в характере происшедшего и духовной целостности совершителя (см., напр., у св. Игнатия Брянчанинова «О чудесах и знамениях», т. IV). Могут быть исключения, когда истинное чудо совершается и через посредство грешного человека, или даже животного (напр., библейский случай с ослицей Валаама), если ещё сохранятся способность к покаянию у тех, с которыми или перед лицом которых происходит чудо. Поэтому чудеса совершаются и в неправославной среде, и до настоящего времени, «ибо Бог хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2, 4).

Однако, в 2010 году Иерусалимский Патриарх снова заявил о Благодатном огне, упомянув слова ceremony и mystery вместо простого и столь ожидаемого miracle.

Диакон Андрей Кураев

Диакон и богослов Андрей Кураев комментирует новость:

«И по сути это повторение того, что он говорил нам в 2008 году:

— Ваше Блаженство, Вы являетесь одним из реальных свидетелей величайшего чуда схождения Благодатного Огня. Непосредственно при этом присутствуете. Мне бы хотелось узнать, как это происходит, Ваше первое впечатление когда Вы стали свидетелем этого чуда? Что происходит с человеком? И сам этот процесс опишите, пожалуйста.

— Это очень древняя, очень особенная и уникальная церемония (ceremony) Иерусалимской церкви. Эта церемония благодатного огня (ceremony of the Holy Fire) происходит только здесь, в Иерусалиме. И это происходит благодаря самому Гробу Господа нашего Иисуса Христа. Как вы знаете, эта церемония благодатного огня — это, так сказать, изображение (enactment), которое представляет собой первую Благую Весть (the first good news), первое Воскресение Господа нашего Иисуса Христа (the first resurrection). Это представление (representation) — как и все священные церемонии. Как в Страстную Пятницу у нас обряд погребения, не так ли? Как мы погребаем Господа и т.д.

Итак, эта церемония проходит в святом месте, и все другие Восточные Церкви, которые делят Гроб Господень, хотели бы принять в этом участие. Такие, как армяне, копты, сирийцы приходят к нам и получают наше благословение, потому что они хотят принять огонь от патриарха.

Теперь вторая часть вашего вопроса. Это, собственно, о нас. Это опыт (experience), который, если хотите, аналогичен опыту, который человек испытывает, когда получает святое причастие. То, что происходит там, это же относится и к церемонии святого огня. Это значит, что определенный опыт нельзя объяснить, выразить словами. Поэтому все, кто принимает участие в этой церемонии — священники, или миряне, или мирянки, — у каждого свой непередаваемый опыт.

17 апреля 2008 на своем (тогда) форуме я поместил свой пересказ этой речи, сопроводив выводом:
«Ни слова «чудо», ни слова «схождение» в его речи не было. Откровеннее сказать о зажигалке в кармане он, наверно, и не мог».

Вполне возможно, что данное представление существует в рамках классического трактования любой литургии. Ведь выход священника с Евангелием на малом входе представляет собой выход Спасителя на проповедь. Той же природы омовение ног патриархом в Великий Четверг. Аналогичны вынос и погребение Плащаницы и пасхальный крестный ход, символизирующей шествие жен-мироносиц к Живоносному Гробу. Впрочем, есть одна оговорка: чудеса бывают внешними — воскрешение мёртвого, прекращение бури, исцеление неизлечимого; и внутренними — нравственное перерождение, неожиданное возникновение твёрдой веры в Бога и т. д. Внутренних чудес ещё никто не отменял.

Эти слова подтверждают и сами ощущения Благодатного огня. «На Пасху народ стал развлекаться и проверять — жжётся или нет. Ну, про людей незнакомых — ничего не буду говорить. Мне жглось. А вот моя дочь держала руку в огне и ей не жглось. Как к этому относиться? Лично моё мнение — каждому по вере. Про себя-то я всё знаю, а за дочку порадовался. Это и есть чудеса Господни. Маленькие и незаметные» — написал в ленте мой знакомый.

И снова про Благодатный Огонь

начало темы: https://diak-kuraev.livejournal.com/1739519.html
Про зажигалку, оказалось, прямо говорил армянский священник:
«When Patriarch Irineos fought his corner by twice blowing out the Armenian’s candle, the Armenian felt obliged to resort to a shameful expedient to obtain some Holy Fire.
«In this worst situation I had to use my emergency light, a cigarette lighter,» he later admitted.
Holy Fire sets Orthodox rivalry ablaze in Jerusalem» .
http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/middleeast/israel/1428445/Holy-Fire-sets-Orthodox-rivalry-ablaze-in-Jerusalem.html
первоначальный адрес статьи:
http://www.dailytelegraph.co.uk/news/main.jhtml?xml=/news/2003/04/26/wmid126.xml&sSheet=/news/2003/04/26/ixworld.html
То есть по рассказу армянского священника, внутри гробницы греческий патриарх Ириней (предшественник Феофила) не дал ему зажечь свою лампадку от его – «и мне пришлось прибегнуть к зажигалке»…
Автор этой статьи — Виктория Кларк — написала целую книгу «Holy Fire: The Battle for Christ’s Tomb» ( 2005).
В ней эта история передается уже несколько иначе:
Nasra has learned that the Armenian priest accompanying Patriarch Irineos into the edicule decided to hurry the miracle along a little Improvising his own Holy Fire with the aid of a cigarette lighter, he moved swiftly towards one of the holes in the wall of the antechamber, and was on the point of passing his lit candles out to a waiting fellow Armenian when the patriarch intervened Enraged, Irineos had put a stop to his companion’s crime by blowing out his candles. In that confined and cluttered space, the holiest spot in the Christian world, an ugly tussle had ensued The Armenian had sustained a painful injury . The patriarch had lost a shoe.
То есть армянин сам поспешил воспользоваться зажигалкой, а Ириней задул этот рукотворный результат.
Оба варианта немыслимы при искренней вере армянина в чудесный генезис Огня. Но ведь он же каждый ход вроде должен быть свидетелем Чуда? Или ничего чудесного его глазам (а это ровно половина глаз возможных свидетелей) не предстает?
А конфликт между ним и греческим патриархом произошел вот отчего: нынешний патриарх носит имя Феофил. До него был только что упомянутый Ириней. А перед ним долгие годы правил патриарх Диодор. Он был толстым и старым человеком. И ему просто физически было трудно входить в Гроб Господень и долго стоять переел ним на коленях. Поэтому он оставался в «притворе ангела», а армянин один входил в пещеру Гроба. Там он первый зажигал свою свечу и передавал греку. Это очень льстило его конфессиональному сознанию. И он решил прецедент сделать традицией. И при новом патриархе Иринее попробовал, войдя в пещеру уже вместе с ним, все же первым «получить огонь». Вот этого «первенства» и не потерпел Ириней. На гробнице стоит лампада со вполне обычным огнем. После молитвы коленопреклоненной молитвы двух священников от нее зажигают свечи. В предыдущие годы это дела армянин. Теперь же Ириней не стал этого терпеть и дважды задул свечу, которую армянин зажигал от лампады. И вот после этого тот прибегнул к «последнему средству» — собственной зажигалке.
Об этом автору только что цитированной книги рассказал в Иерусалиме греческий епископ Феофан (судя по упоминанию об окончании Дурхамского университета, это Феофан Хасапакис, архиепископ Герасский).
Theophanis attempts a further explanation: ‘In this ceremony we are offering created fire and from it comes uncreated light, by the grace of the Holy Spirit.
‘But how is that created fire created in the first place?’
‘Oh.’ he says, vigorously robbing at a corner of the plastic tablecloth now, ‘before the ceremony begins, a kantila — a little oil lamp — is placed, already lit, on the tomb. The patriarch lights his candle from it while he says a special prayer.
‘Theophanis, the patriarchate’s website is still presenting the Holy Eire as a miracle,’! begin, hastily riffling through the pages of my notebook in search of the relevant citation. ‘Listen to this — “a wheeze is heard and almost simultaneously blue and white lights penetrate from everywhere, as though millions of photographic flashes turn on”. What would happen if Patriarch Irineos called a press conference and announced the simple truth you’ve just told me about the Holy Fire?’
Theophanis is impatient. ‘Look, do you tell children of six years old the facts of life, all at once, just like that, suddenly? No, they get to know the truth little by little, don’t they’1 The same with Father Christmas, the same with the Holy Fire.’
— В этой церемонии мы предлагаем тварный свет, а через него благодатью Святого Духа приходит свет нетварный».
— Но как для начала появляется этот тварный свет?
— Пред началом церемонии на гроб ставится лампадка и патриарх зажигает от нее свою свечу после молитвы.
— Но почему патриарх Ириней прямо не скажет об этом?
— Станешь ли ты рассказывать шестилетнему ребенку все, что знаешь об этой жизни? Нет, он сам мало-помалу узнает об этом. Также и с Дедом Морозом (Father Christmas), также и со святым Огнем. Ириней не хочет выглядеть как папа римский, рассылающий энциклики по каждому вопросу! Это лишь породило бы еще больше проблем!»
https://books.google.ru/books?id=YwTwt5KN9OMC&pg=PT11&lpg=PT11&dq=a+wheeze+is+heard+and+almost+simultaneously+blue+and+white+lights+penetrate+from+everywhere,+as+though+millions+of+photographic+flashes+turn+on&source=bl&ots=-OXbyAM5KO&sig=KXb-aFsNt8dFmx5Xohkv5iuXHgA&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjdnMnuraTWAhUDCpoKHR11DucQ6AEIJjAA#v=onepage&q=a%20wheeze%20is%20heard%20and%20almost%20simultaneously%20blue%20and%20white%20lights%20penetrate%20from%20everywhere%2C%20as%20though%20millions%20of%20photographic%20flashes%20turn%20on&f=false
Кстати, молитва Иерусалимского патриарха по этому случаю довольно длинна и насыщена превыспренними византийскими оборотами (http://www.rusdm.ru/pictures/O%20Blagodatnom%20Ogne%20in%20Ekaterini_.pdf).
Учитывая, что произносится она лишь раз в году, понятно, что патриарх читает ее не по памяти, а по бумажке. Но когда он входит во Гроб, в руках у него ничего нет. Можно предположить, что она заранее оставляется там. Вместе с очками для чтения (как правило, патриарх это довольно пожилой человек).
А внутри часовни темно. Она же находится внутри храма и, кроме того, у самого гробного ложа нет ни одного окошка. И как же там читать эту молитву? С электрическим фонариком? А в эпоху до батареек? Со свечой? Значит, обычный огонь все же есть в гробнице?..
Много лет я расспрашивал обитателей церковного Иерусалима об этом чуде. Точнее – монахов из Русской Миссии.
ВСЕ (!!!) они, уже став епископами, в приватных беседах говорили мне одно и то же:
«Когда я попал в Иерусалим, конечно, более всего ожидал этого Чуда. И едва только хоть малость сблизился с греческими монахами из местной патриархии, еще задолго до Пасхи стал умолять их – как свершается Чудо… В ответ же греки крутили пальцем у виска: это только вы, русские считаете, что это чудо!».
Публично от этого чудоверия дистанцировался лишь один современный начальник Русской Духовной Миссии: архимандрит Исидор (Минаев) в 2011 году. http://azbyka.ru/tserkov/chudo/beseda-s-nachalnikom-russkoj-dukhovnoj-missii-v-ierusalime-arkhimandritom-isidorom-o-blagodatnom-ogne.shtml
Это интервью очень непросто далось отцу Исидору, он понимал, что очень рискует. В итоге он оказался единственным за последние десятилетия Начальником Миссии, который так и не стал епископом…
Замечательный рассказ я слышал от архиепископа Н.: «За все годы своего служения в Миссии я никогда не ходил на эту службу. Меня туда тащили, звали, но я находил любые предлоги, придумывал себе срочные задания, чтобы не идти. Ведь греческие монахи уже рассказали мне нечто осаживающее неофитский и паломнический энтузиазм. Я же понимал, что когда вернусь в Россию, то все знакомые будут расспрашивать: «Ну, расскажите об Огне! Он и вправду не жжет?». Врать я не хочу. А правда может оказаться слишком травматичной дли их веры. Поэтому я вел себя так, чтобы потом иметь право честно сказать: «Не знаю. Не был. Не видел». Но монахини из нашего Горненского монастыря заметили, что я не бываю на этих службах, и стали шептаться между собой по этому поводу. Но потом они же шли ко мне на исповедь (а к кому еще им идти в нашей небольшой русской общине?). И на исповеди каялись мне же в том, что осуждали меня… А нередко присоединяли рассказ об еще одном своем маленьком секрете: «Батюшка, простите, и врала. Я говорила сестрам, будто у меня свечи в Великую субботу сами зажглись и что они не обжигали. Но, понимаете, если бы я этого не сказала, меня бы стали травить как ошельмованную».
То есть перед нами вариант сказки про Голого Короля. Там мошенники «сшили» платье, которое «обладает чудесным свойством становиться невидимым для всякого человека, который не на своем месте сидит или непроходимо глуп». В нашем случае приговор чуть другой: «если Огонь тебя обжигает – значит, Бог обличает твои грехи и маловерие!». Ну кому же хочется получить такой приговор?!
И это помимо самовнушений…
Есть немало людей, с которых бесполезно «снимать свидетельские показания». У них глубокий внутренний настрой на «как надо», а не «как было». Им больно расходиться не своими ощущениями, а с тем, что ожидает от них услышать следователь. В церковной жизни это недоверие к своей «маленькой правде» и ориентация на «правду большую» особо культивируется. Нельзя допускать в свое сознание те факты и черты, которые расходятся с каноническим образом. Идет ли речь о современном священнике или древнем святом. «Мне такая правда не полезна!».
Классический пример – история из повести про Иоанна Новгородского:
«Жители того города часто видели, как из кельи святого выходила блудница: это бес преображался в женщину. Горожане же не знали, что это бесовское наваждение, а были уверены, что это на самом деле уличная женщина, и впадали в заблуждение. Случалось также, что начальники города, приходя в келью святого для благословения, видели там мониста девичьи, и обувь женскую, и одежду, и негодовали на это, не зная, что и сказать. А все это бес наваждением своим показывал им, чтобы восстали на святого, неправедно осудили его и изгнали бы. Горожане порешили между собой: «Не подобает такому святителю, блуднику, быть на апостольском престоле — идем и изгоним его!». Когда пришел народ к келье святого, то бес перед глазами всех побежал в образе девицы, будто из кельи святого. Люди закричали: «Ловите ее!» Но хоть и долго гнались, не смогли поймать. Святой же, услышав говор людской у кельи своей, вышел и спросил: «Что случилось, дети мои?» Они же рассказали все, что видели, и, не внимая оправданиям святого, осудили его как блудника. Схватили его, и надругались над ним, и, не понимая, что творят, понося святого, порешили: «Посадим его на плот на реке Волхове — пусть выплывет из нашего города вниз по реке». Когда посадили божьего святителя Иоанна на плот на Волхове, то поплыл плот против самой быстрины, которая как раз у Великого моста, никем не подталкиваемый, вверх по реке. Люди, узрев такое чудо, стали рвать одежды на себе и говорили: «Согрешили мы, неправедно поступили — осудили овцы пастыря своего. Теперь-то видим, что бесовским наваждением все произошло!».
Кто-нибудь обязательно напомнит эту историю, если на православных форумах вдруг зайдет речь о чьем-то разочаровывающем опыте общения со статусным духовенством.
Рассказы паломников и «старожилов» в этом смысле вполне следуют канонам житийной литературы. Жития святых как исторический источник (между прочим, тема докторской диссертации профессора МДА В. О. Ключевского с весьма разочаровывающими выводами) – это очень сложный сюжет.
«Агиобиография стремилась соединить в себе много разнородных целей, и каждая из них требовала особой формы для жития. Простая биографическая записка о безвестном подвижнике, составленная для памяти вскоре по смерти его, становилась недостойной прославленного святого после открытия мощей и установления ему празднования: это вызывало новую обработку жития. Притом святой не умирал и по смерти, ибо «кости наги» продолжали источать исцеления: память о нем и в древние и в поздние времена вечно колебалась между историей и легендой, постоянно обновлялась новыми чудесами и под влиянием их разрасталась новыми биографическими чертами… В самом биографическом рассказе развились именно те типические черты, которые обобщали историческое местное и индивидуальное явление, приближая его к общему христианскому идеалу. Церковно-ораторские элементы жития стали на первом плане, закрыв собой элементы историографические. Единственный интерес, который привязывал внимание общества, подобного древнерусскому, к судьбам отдельной жизни, был не исторический или психологический, а нравственно-назидательный: он состоял в тех общих типических чертах или нравственных схемах, которые составляют содержание христианского идеала и осуществление которых, разумеется, можно найти не во всякой отдельной жизни».
В определенном смысле жития это партийные газеты средневековья. И они абсолютно достоверны лишь в одном: жития совершенно точно передают представления своих авторов о том, как, по их мнению, должен был поступать их святой персонаж в той или иной ситуации. То есть это книги назидательные, педагогические, книги о том, «как надо». Есть набор клише, переходящих из одной повести в другую, и святой просто обязан им следовать. Точнее – автор обязан за неимением достоверной биографической информации (особенно о периода детства и юности) заимствовать эти клише из других житий.
Уяснив это, историку остается копаться в деталях: топонимике, именах упомянутых правителей, подмечать зоны умолчания или избыточного педалирования в тексте и пробовать понять мотивы (в том числе и политические), которые двигали автором жития.
Но так же ведут себя и пересказчики благочестивых историй. Они точно знают «как надо», какой тезис им нужно проиллюстрировать или доказать. И перед этой своей высшей правдой они честны. Она им разрешает что-то приукрашивать, а что-то упускать и не замечать.
Поэтому рассказы «церковных очевидцев» не обладают для меня некоей научно-доказательной и понуждающей силой.
Кстати, рассказы древних свидетелей разительно отличаются от картинки на НТВ. Древние «свидетели» говорил, что в запертой кувуклии нет никого. И лишь когда свет сам вырывается оттуда, часовню распечатывают и туда входит епископ.
«Когда настал 9-й час, поколебалась земля, подобно тому, как во время распятия Господа нашего, так произошло и в это время. Три раза послышался сильный гром в Пресвятом Гробе, и внутри его сверкали молнии, и в присутствии всех появился Святый Свет» (РАССКАЗ О ЧУДЕ, СОВЕРШИВШИМСЯ CO СВЯТЫМ СВЕТОМ в 1634 году // Православный палестинский сборник, Том 13. СПб. 1894
«Приходит му’аззин соборной мечети имам и эмир города. Они садятся у гроба, приносят лампады, которыя ставят на гроб; а он бывает закрыт. Христиане до этого тушат свои светильники и лампады и остаются так, пока не увидят, что чистый белый огонь зажег лампаду. От нея зажигаются лампады в соборной мечети и в церквах, а затем пишут в столицу халифата о времени нисхождения огня. По быстроте нисхождения и близости его к полдню заключают об урожае в этот год, по запаздыванию до вечера и удалению (от полдня) о неурожае» (Аль-Бируни; 1000 год).
«И когда начали читать паремии той Великой субботы, во время первой паремии вышел епископ с дьяконом из великого алтаря, подошел к дверям Гроба, и заглянул в Гроб сквозь крестец дверей тех, и не увидел света в Гробе, и возвратился на место. И когда начали читать шестую паремию, тот же епископ подошел к дверям Гроба и опять ничего не увидел. И тогда все люди возопили со слезами «Кирие, елейсон!», что значит «Господи, помилуй!» И когда минул девятый час и начали петь проходную песнь «Господу поем», тогда внезапно пришла небольшая туча с востока и стала над непокрытым верхом той церкви, и пошел дождь небольшой над Гробом Святым, и смочил нас хорошо, стоящих на Гробе. И тогда внезапно воссиял свет святой в Гробе святом: вышло блистание страшное и светлое из Гроба Господня Святого. И подойдя, епископ с четырьмя дьяконами открыл двери Гроба, и взял свечу у князя того, у Балдуина, и с нею вошел в Гроб, и первым делом зажег свечу князя от того святого света. Вынеся же из Гроба ту свечу, дал самому князю тому в его руки» (Хожение игумена Даниила).
По НТВ такого не видно…

Благодатный огонь и безблагодатный скандал. Целился в Патриарха — попал в «мировое православие»

Весна для израильского туризма — время хлопотное и беспокойное. С одной стороны, десятки тысяч израильских граждан отправляются за границу, пользуясь тем, что на всю пасхальную неделю государственные учреждения и многие частные фирмы отправляют своих сотрудников в принудительный отпуск. А с другой стороны, в страну прибывает множество иудейских и христианских паломников, желающих провести на Святой Земле, соответственно, Пейсах и Пасху.

Так что никто не удивился, когда накануне Пасхи Израиль посетила представительная делегация православных журналистов из России, готовящихся освещать Пасху на Святой Земле. С точки зрения журналистов, да и их аудитории, самым ярким и зрелищным событием, которое стоит освещать, является схождение Благодатного огня вечером Великой Субботы на Гроб Господень. Поскольку в кувуклии Гроба в этот момент находится один лишь Иерусалимский Патриарх, с которым состоит в общении Московский патриархат, то это событие освещается «подкованными» журналистами не просто как сверхестественное, но как подтверждающее истинность собственно «официального православия», самым крупным представителем которого и является РПЦ МП. В состав делегации, прибывшей в Святую Землю на средства Фонда Андрея Первозванного (его глава – влиятельный российский чиновник и олигарх Владимир Якунин), входили популярный миссионер и публицист диакон Андрей Кураев и ответственный редактор главной газеты РПЦ МП – «Церковный вестник» — Сергей Чапнин. В ходе визита московские гости встретились с Патриархом Иерусалимским Феофилом, и во время встречи произошло нечто скандальное, из ряда вон выходящее…

Подробности этой встречи широкой публике покамест неизвестны. Известен, однако, ее результат — российские представители за что-то сильно обиделись на иерусалимского первосвятителя. Как написал в своем журнале Сергей Чапнин, «на всех огромное впечатление произвел его хамский, русофобский мессидж.Мне такого слышать от предстоятеля Церкви еще не приходилось. Да и местные сказали, что так грубо Блаженнейший Феофил высказывается впервые».

Никаких подробностей Сергей Чапнин, впрочем, не сообщил, обещав поделиться ими после Пасхи. Диакон Андрей Кураев был чуть более откровенен — согласно его версии, Феофил не слишком почтительно отозвался о деятельности архимандрита Порфирия (Успенского), основавшего в XIX веке Русскую духовную миссию в Палестине, а также — о российских политических притязаниях на Ближнем Востоке.

Если бы Кураев на этом остановился, то все бы закончилось максимум небольшим дипломатическим скандалом. Однако «диакон всея Руси» был, судя по всему, слишком сильно обижен. А потому решил бабахнуть в ответ из всех орудий, причем не только по самому Феофилу, но и по возглавляемой им Иерусалимской Церкви, которая, оказывается, некоторым образом «обманывала народ»: «Не менее откровенным был и его ответ о благодатном огне: «Это церемония, которая является representation, как и все другие церемонии Страстной седмицы. Как некогда пасхальная весть от гроба воссияла и осветила весь мир, так и ныне мы в этой церемонии совершаем репрезентацию того, как весть о воскресении от кувуклия разошлась по миру». Ни слова «чудо», ни слова «схождение», ни слов «благодатный огонь» в его речи не было. Откровеннее сказать о зажигалке в кармане он, наверно, и не мог».

В соответствии с традицией, Благодатный огонь чудесным образом ежегодно сходит с небес в Храме Гроба Господня, непосредственно на поверхность Гроба. Это чудо является не только центральным и завершающим событием Страстной седмицы в Иерусалиме, но и имеет огромное значение для православных всего мира. Часто аргументация истинности «мирового православия» сводится именно к тому, что Господь посылает, «несмотря ни на что», этот нетварный огонь «только нам». И вдруг далеко не рядовой клирик РПЦ МП, а можно сказать, «властитель умов» ее мыслящей части фактически дезавуировал это чудо, публично заявив, со ссылкой на высокий авторитет Иерусалимского Патриарха, что «на самом деле» речь идет о совершенно обычном огне, зажигаемым вполне естественным образом! Чуть ли ни о «представлении» («representation»)!

Легко понять, почему о. Кураев решил атаковать именно на этом участке фронта. Схождение Благодатного огня не только служило престижу Иерусалимского патриархата, равно как и всей греческой экумены, но и приносило ему немалый доход, привлекая в Храм Гроба множество паломников. Так что, фактически обвинив иерусалимских иерархов в многовековом обмане, о. Кураев поставил под удар одновременно и репутацию, и доход вселенского православия. Греческие церковные аналитики, и без того не слишком доброжелательно настроенные по отношению к внешней церковной политике Москвы, расценили это как один из шагов в направлении канонического разделения РПЦ МП с некоторыми «русофобскими» православными Церквами.

Разумеется, диакон Кураев был далеко не первым, кто усомнился в чудесной природе Благодатного огня. Причем среди сомневающихся в этом чуде были не только атеисты, которые в принципе ни в какие чудеса не верят, но и вполне религиозные люди, включая и христиан, и даже авторитетных богословов Русской Церкви. Представители других христианских направлений, также присутствующие в Храме Гроба Господня, трактуют происходящее в Великую Субботу совсем иначе, нежели это было принято на Руси. Так, по свидетельству армян, огонь возжигается греческим Патриархом от ранее внесённой горящей лампады. К примеру, игумен армянского монастыря св. Архангелов, в течении 9 лет присутствовавший на церемонии, описывает ее следующим образом: «К двум часам открывают двери, и греки вносят туда закрытую (зажженную) Лампаду и кладут на Гроб. После чего начинается крестный ход греков вокруг Гроба, на 3-й круг к ним присоединяется армянский архимандрит и вместе продвигаются к дверям. Первый заходит греческий Патриарх, а за ним армянин. И оба входят в Гроб, где оба, став на колени, вместе молятся. После первым свечи от зажженной лампады зажигает грек, а потом армянин. Оба идут и подают свечи народу через отверстия, первым из гроба выходит грек, а за ним армянин».

Трудно не вспомнить известного русского профессора Николая Успенского, который еще в 1949 году на актовом вечере Ленинградской духовной академии прочел лекцию, в которой доказывал естественную природу Благодатного огня. Причем, по словам Успенского, сами палестинские иерархи глубоко переживают, что не имеют сил «переть против рожна» и прекратить наконец этот «благочестивый обман»: «Нам могут задать вопрос: что же смотрят палестинские иерархи и сам иерусалимский Патриарх? На этот вопрос мы находим ответ в упомянутых выше дневниках преосв. епископа Порфирия. Приведя свой разговор с патриаршим наместником, филадельфийским епископом Дионисием (позднее митрополит Вифлеемский), где последний говорил о способе зажигания св. огня, преосв. Порфирий пишет: «Рассказавши все это, митрополит домолвил, что от одного Бога ожидается прекращение благочестивой лжи. Как Он ведает и может, так и вразумит и успокоит народы, верующие теперь в огненное чудо Великой субботы. А нам и начать нельзя сего переворота в умах, нас растерзают у самой часовни Св. Гроба». Очевидно, когда-то, не дав своевременно энергичного разъяснения своей пастве о истинном смысле обряда св. огня, в дальнейшем они оказались не в силах поднять этот голос перед все возраставшим в силу объективных условий фанатизмом темных масс. Если это не было сделано своевременно, то позднее стало невозможным делом, без риска за личное благополучие и, пожалуй, целость самих святынь. Им осталось – совершать обряд и молчать, утешая себя тем, что Бог «как ведает и может, так и вразумит и успокоит народы».

Однако православную общественность по понятным причинам не слишком волновала «клевета» атеистов и инославных. Что же до высоколобых православных скептиков вроде Успенского, тo их одинокие голоса давно утонули в мощном народном хоре, «свидетельствующем» о безусловной чудесной природе огня. Для многих простых верующих не предусмотренная никакими догматами и канонами вера в Благодатный огонь стала одним из критериев «истинности» Церкви, а сомнение в этом чуде – доказательством отпадения и «хула на Духа Святаго» (цитирую жалобу, поданную по поводу проповедей некого священника-либерала: «Прихожане были потрясены, что о. Владимир не верит в снисхождение Благодатного огня, считая, что там горит скрытая лампада… У нас возник вопрос: верит ли он вообще в воскресение?!»).

Чудо Благодатного огня попало даже в пресловутый учебник ОПК — фактически в качестве доказательства истинности православия в сравнении с иными христианскими конфессиями: «Благодатный огонь сходит только по молитвам православного Патриарха. В своё время жившая в Иерусалиме армянская община претендовала на первенство получения Святого огня. Она, подкупив турецких чиновников, пришла в храм раньше других и закрыла двери. Долго и безуспешно молились армянские первосвященники, а православный Иерусалимский Патриарх со своей паствой плакал на улице. Вдруг молния ударила в колонну около Патриарха, рассекла её, из нее вышел Благодатный огонь и перекинулся на свечи православных».

Поэтому запальчивое высказывание о. Кураева, сделанное явно в эмоциональном состоянии, следует официально признать «необдуманным и поспешным». Желая свести счеты с «обидевшем Русскую Церковь» иерархом, он несколько перепутал калибр. И в результате — ударил фактически не только по отдельно взятому Патриарху-«русофобу», но и по всему «официальному православию»!

Безусловно, далеко не всем православным важно, действительно ли в одном из иерусалимских храмов имеет место ежегодное «автоматическое» чудо. Как писал тот же профессор Успенский, «огонь, зажигаемый на Гробе Господнем от скрытой лампады, все-таки есть огонь священный, получаемый с места священного… Для нас этот огонь есть, был и будет священным еще и потому, что в нем сохраняется древнехристианская и вселенская традиция; традиция, связанная с верой во Христа, как Света истинного». Однако для многих, боюсь, чудесная природа огня действительно является «крайним свидетельством» истинности «мирового православия». Так что, если этот огонь добывают «от зажигалки», то этот факт может существенно подорвать их веру – если не в Воскресшего, то в истинность и каноничность их собственной Церкви, к которой, согласитесь, существует немало вопросов.

В последние годы Благодатный огонь играл известную церковно-политическую и даже экономическую роль не только для греков, но и для РПЦ МП. С 1993 года специальным авиарейсом в Иерусалим стали летать высокие чиновники и деятели культуры, которые оперативно, к началу Пасхальной службы, доставляли огонь в Россию. Так что если это чудо — «обман», то тогда «обманщиками» оказываются не только лукавые греки, но и их «духоносные» московские коллеги.

В пылу полемики о. Кураева заносило и раньше. К примеру, обидевшись на евреев, он договорился до того, что одна из книг Священного Писания есть «историческое сказание, а не откровение Божие». Однако Благодатный огонь играет в массовом православном сознании куда большую роль, нежели мало кем читаемая ветхозаветная книга Эсфирь.

Разумеется, скандал вокруг кураевских слов еще можно попробовать как-то локализовать. Пока, правда, в Московской патриархии еще не решили, как именно, потому что попытка сделать это на пресс-конференции в РИА «Новости», предпринятая епископом Марком (Головковым), выглядела натянуто и неубедительно. В РПЦ МП вообще невозможно найти такого авторитета, который опроверг бы в данном вопросе Иерусалимского Патриарха, ибо никто из представителей РПЦ МП не присутствовал в Кувуклии в момент «схождения огня», а Феофил – присутствовал! Впрочем, нельзя исключать, что и сам диакон, после ряда «важных разговоров», «духовных советов» и собственных размышлений, пойдет на попятную — он не раз доказывал, что способен признавать свои ошибки. Однако, боюсь, нынешний шум вокруг иерусалимского огня относится к такого рода скандалам, после которых осадок остается вне зависимости от того, нашлись в итоге ложечки или нет.

Евгений Левин, Иерусалим,
для «Портала-Credo.Ru»

Иерусалимский Патриарх о Благодатном огне

In an interview with the National Herald (Online Edition of leading Greek American newspaper), April, 2010.
Patriarch Theophilos of Jerusalem answered a few questions of interest regarding the annual miracle of the Holy Light (Holy Fire) which is celebrated in the Holy Sepulchre every Holy Saturday afternoon. «All the various perspectives and theories regarding the Holy Light come from people who are in complete ignorance, they have no religious sentiment even when they are disputed, and they do not want to receive the mystery of the divine economy, amely the Incarnation, beyond which I think all other things are redundant.»
To the question about what exactly happens in the ceremony, he responded:
«The ceremony of the Holy Light is part of all the ceremonies and mysteries of our Church. The ceremony of the Holy Light is the sole and exclusive privilege of the Church of Jerusalem as this ceremony takes place at the specific site of the Crucifixion and Burial, and especially the Resurrection of Christ, in other words in the new tomb.»
He further explained that the «Touching of the Holy Light is a Mystery of the Church, it is a ceremony.»
To the question about what he feels when he is kneeling in prayer and this Touching of the uncreated light occurs, he responded:
«What occurs then occurs in the whole world, it is the experience which a person receives when they participate in the Mystery of the Divine Eucharist.»
http://www.johnsanidopoulos.com/2010/04/patriarch-theophilos-of-jerusalem-on.html
***
Как видим снова ceremony и mystery вместо простого и столь ожидаемого miracle.
И по сути это повторение того, что он говорил нам в 2008 году:
— Ваше Блаженство, Вы являетесь одним из реальных свидетелей величайшего чуда схождения Благодатного Огня. Непосредственно при этом присутствуете. Мне бы хотелось узнать, как это происходит, Ваше первое впечатление когда Вы стали свидетелем этого чуда? Что происходит с человеком? И сам этот процесс опишите, пожалуйста.
— Это очень древняя, очень особенная и уникальная церемония (ceremony) Иерусалимской церкви. Эта церемония благодатного огня (ceremony of the Holy Fire) происходит только здесь, в Иерусалиме. И это происходит благодаря самому Гробу Господа нашего Иисуса Христа. Как вы знаете, эта церемония благодатного огня — это, так сказать, изображение (enactment), которое представляет собой первую Благую Весть (the first good news), первое Воскресение Господа нашего Иисуса Христа (the first resurrection). Это представление (representation) — как и все священные церемонии. Как в Страстную Пятницу у нас обряд погребения, не так ли? Как мы погребаем Господа и т.д.
Итак, эта церемония проходит в святом месте, и все другие Восточные Церкви, которые делят Гроб Господень, хотели бы принять в этом участие. Такие, как армяне, копты, сирийцы приходят к нам и получают наше благословение, потому что они хотят принять огонь от патриарха.
Теперь вторая часть вашего вопроса. Это, собственно, о нас. Это опыт (experience), который, если хотите, аналогичен опыту, который человек испытывает, когда получает святое причастие. То, что происходит там, это же относится и к церемонии святого огня. Это значит, что определенный опыт нельзя объяснить, выразить словами. Поэтому все, кто принимает участие в этой церемонии — священники, или миряне, или мирянки, — у каждого свой непередаваемый опыт.
http://www.interfax-religion.ru/?act=documents&div=759
17 апреля 2008 на своем (тогда) форуме я поместил свой пересказ этой речи, сопроводив выводом:
«Ни слова «чудо», ни слова «схождение» в его речи не было. Откровеннее сказать о зажигалке в кармане он, наверно, и не мог».
Меня сразу стали кусать:
«Кураев грубо передернул слова Патр. Феофила про Благодатный Огонь. Он вообще в словарь заглядывал, когда слово representation из речи Патр. Феофила приводил? Я всегда Кураеву была чисто по-человечески благодарна.
И у меня просто до слез гадко на душе оттого, что больше миссионерства НЕТ. Есть политика, причем не очень чистая» (Мария Сенчукова).
«Что скрывается за словом «representation», которое отец Андрей оставил без перевода? Англо-русский словарь Мюллера дает следующие значения: «1) представление, изображение; 2) изображение; образ; 3) (часто pl) утверждение, заявление; 4) представление, спектакль; 5) представительство; 6) протест». Видимо, отец Андрей понял это слово в четвертом значении – «представление как спектакль», однако это явно несообразная интерпретация, потому как тогда получится перевод: «Это церемония, которая является спектаклем, как и все другие церемонии Страстной седмицы», что подразумевает, будто Иерусалимский патриарх вообще богослужения Православной Церкви считает «спектаклями»» (Юрий Максимов) .
Странно, что люди, которые вообще не слышали слов Феофила, считают себя вправе говорить о том, что кто-то что-то «передернул». Кроме того, я-то как раз патриаршее Representation оставил без перевода. Да, слово многозначное. Каждый сам может по своему вкусу выбрать вариант перевода.
И я вовсе не вижу тут «спектакля». Тем более я не вижу тут значений «перформанс» или «обман».
Это представление. То есть вполне традиционный литургический термин. В любом нашем учебнике литургики говорится «выход священника с Евангелием на малом входе представляет выход Спасителя на проповедь». Более того, литургические спектакли — это часть иерусалимской традиции. Таково омовение ног Патриархом в Великий Четверг. Аналогичны вынос и погребение Плащаницы и пасхальный крестный ход, представляющий шествие жен-мироносиц к Живоносному Гробу.
Так что в слове патриарха Феофила Representation я не вижу значений «перформанс» или «обман». И в то же время в его словах есть нарочитое уклонение от разговора о чуде.
Я и раньше слышал о том, как разнятся интерпретации событий Великой Субботы в России и здесь. Греческие иерархи воспринимают это действо совершенно иначе, нежели русские или арабские паломники. Для них – это не чудо, для них – это церемония и representation – представление. По слову патриарха Феофила как весть о Воскресении распространилась от Гроба по всему миру, так и огонь сегодня мгновенно расходится по его окрестностям.
Из его слов следует, что обряд Огня – это литургическая икона, литургический спектакль, подобный крестному ходу из Вифании в Иерусалим, повторяющий путь Христа в Вербное воскресенье… Вот в этом ряду он полагает поставить и церемонию Священного Огня. В этом случае Огонь свят местом и временем, благодатью и смыслом, но не происхождением.
Только для Тайной Вечери наше богословие делает исключение: литургия Великого Четверга (как и любая иная) это не только образ, «представление» Вечери, но и вхождение в нее. Но в этом случае вся церковь прямо молится об этом чуде: «Ниспошли Духа Святаго… И освяти хлеб сей».
На сайте Иерусалимской Церкви есть текст «Церемонии святого Огня» (стоит помнить, что греческая елейность именует святым и святейшим все, касаемое церковной жизни). И там нет ни намека на то, что патриарх у Гроба молится о ниспослании чудесного огня и зажжении лампады.
Более того, в этой молитве вполне ясно говорится об авторстве огня: «мы совершаем светоявление φωτοφάνειαν ποιούμεθα, изображая этим Твое милостивое к нам богоявление». При чудесной версии было бы – «Ты соверши светоявление…». И далее: «А потому, благоговейно беря свет, который непрестанно и присносветло горит на сем светоносном Твоем гробе, мы преподаем его верующим в Тебя». То есть патриарх берет свет, который уже есть, и который там горит постоянно. Что за свет постоянно на Гробе? – Обычный свет лампадки…
Далее идет просьба: «беря свет, который непрестанно горит на сем гробе, мы молим Тебя исполнить его Твоей божественной благодати» (Перевод Русской Духовной миссии: http://www.rusdm.ru/pictures/O%20Blagodatnom%20Ogne%20in%20Ekaterini_.pdf. Греч. оригинал http://www.jerusalem-patriarchate.info/main/page/%CE%B1%CE%B3%CE%B9%CE%BF-%CF%86%CF%89%CF%82)
Это обычная просьба при освящении любой вещи: вот наши яблочки, а Ты, Господи, исполни их благодати.
Как святая вода не появляется сама в крещальной или водосвятной купели, как освященный хлеб не сам появляется на литии или литургии, так и огонь может зажигаться не сам, может не быть даром с Небес по своему физическому составу, но при этом все равно быть освященным. У кого-то крещенская вода хранится годами, у кого-то портится. Кого-то святой огонь обжигает, кого-то нет. Но вода не сама конденсируется в купели. Она освящена (чудесна) не происхождением, а предназначением и пронизающей ее Божией благодатью.
Благодатность Тела и Крови Христовой не страдает от того, что перед освящением они были просто хлебом и вином.
Я полагаю, что однажды чудо с самовоспламеняющимся огнем действительно было. В память об этом чуде и было уcтановлено ежегодное литургическое воспоминание-representation. В церковном календаре немало таких регулярно-ежегодных памятей об однажды происшедшем чуде или событии. Но потом в восприятии некоторых людей стерлась грань между первопричиной и ее образом.
«Почти десять дней после откровений Кураева в российском церковном медиапространстве стояла гробовая тишина—все были в шоке. Но Пасха неумолимо приближалась, и Фонд Андрея Первозванного должен был «что-то решать». 21 апреля, уже на Страстной, Владимир Якунин устроил в РИА Новости пресс-конференцию, на которую позвал главного куратора русских паломничеств в Иерусалим епископа Марка (Головкова), заместителя митрополита Кирилла (Гундяева). Главный железнодорожник призвал наказать диакона по церковной линии: «Теперь это уже по линии владыки Марка. Они должны определиться, что и как позволительно трактовать священнослужителю Православной Церкви, а что не очень позволительно и не очень правильно». Но священноначалие не «определилось». Кураев — слишком знаковая и «раскрученная» фигура, чтобы его безболезненно можно было лишить сана за неудобную для кого-то правду» (Огонек 18 мая 2008).
Да, на той пресс-конференции епископ Марк, сам многие годы прослуживший в иерусалимской Миссии, отказался поддержать Якунина и «огнепоклонников». Кстати, и по сию пору гугл говорит, что «По запросу благодатный огонь site:http://www.ryazeparh.ru/ ничего не найдено» (владыка Марк уже несколько лет является главой Рязанской епархии).
А затем пиарщики Якунина совершили гениальный ход: они просто придумали альтернативное интервью иерусалимского патриарха.
Теперь оказалось, что он отвечал не на шесть вопросов от лица 43 российских журналистов, а на семь вопросов от одного-единственного:
Журнал «Русский Репортер» опубликовал фейковое интервью, где были добавлены на самом деле не звучавшие вопросы, а в уста патриарха был вложен ответ, косвенно подтверждающий веру в чудесный огонь.
«– Ваше Блаженство, когда появились первые свидетельства схождения Благодатного огня?
– Первым свидетелем чудесного света во Гробе Господнем был апостол Петр. Как написано в Евангелии, после известия о Воскресении Спасителя, он прибежал ко Гробу и увидел внутри не только погребальные пелены, но и удивительный свет.
Божественный огонь снисходит каждый год именно накануне православной Пасхи в Великую субботу.
– Что-то изменилось в церемонии встречи Благодатного огня за последнее время?
– Это очень древняя церемония Иерусалимской Церкви. Благодатный огонь снисходит только здесь, на Гробе Господнем в Иерусалиме. Ничего не изменилось. После определенного ритуала во всем храме гасят огни. На середине ложа Живоносного Гроба ставится лампада, наполненная маслом, рядом кладутся 33 свечи – по числу лет земной жизни Иисуса Христа. Внутри остаются православный Патриарх и представитель Армянской Церкви. Вход в часовню запечатывается большим куском воска.
– Известно о давних спорах между Иерусалимским и Армянским патриархатами. Несколько лет назад Армянский Патриарх Иерусалима Торком Манугян обратился с иском в Высший суд справедливости: он требовал предоставления ему возможности вместе с Иерусалимским Патриархом зажигать свою лампаду непосредственно от священного огня.
– Не только армяне, все другие христианские общины – копты и сирийцы – хотели бы участвовать в этом богослужении. Но молиться на Гробе Господнем может только православный Патриарх Иерусалимский, только по его молитвам снисходит Благодатный огонь.
– Многие сомневаются и не верят в чудо. Возможен ли подлог?
– Всем воздастся по вере! Что же касается сомнений, то они могут вызвать лишь улыбку.
– Почему, разве это исключено?
– Желающих развенчать «миф» было множество. Но за сотни лет это еще никому не удалось. Земля, на которой находится храм, принадлежит турецкой семье, ключарь храма – мусульманин. Крестный ход на Пасху вокруг часовни над Гробом Господним проходит в сопровождении кавасов – турок. С Патриарха и представителя Армянской Церкви снимают священническое облачение и осматривают. А часовню тщательно обыскивают израильские полицейские и мусульмане – нет ли где источника огня? Кроме того, представитель армян следит за всеми действиями и всегда готов вмешаться.
– Вы один из немногих реальных свидетелей величайшего чуда. С чем это можно сравнить?
– Этот опыт аналогичен тому, что происходит, когда человек получает Причастие. И при принятии Святых Христовых Тайн, и во время схождения Благодатного огня Господь входит в тебя.
– Что лично Вы испытывали в тот момент?
– Есть такие переживания, которые невозможно передать словами.
(Беседовала Екатерина Рожаева https://expert.ru/russian_reporter/2008/15/feofil/
Ну, про «обыск патриарха» я уже писал http://diak-kuraev.livejournal.com/1557430.html
Израильский полицейский лишь охраняет патриарха, но не прикасается к нему, и вообще, как и любой охранник вип-лица, смотрит не на него, а по сторонам.
«Разоблачают» патриарха перед входом в кувуклию его родные диакона. Разоблачают, то есть делают именно и только то, что они делают при «встрече архиерея» в начале каждой архиерейской Литургии.
Обычно с епископа перед Литургией снимается как-бы-дорожная-мантия и ряса. В этом же случае он уже в полном литургическом облачении. С него снимается омофор и саккос. На нем остаются: епитрахиль, пояс, белый подсаккосник, черный подрясник с карманами, а под подрясником — брюки и рубашка (тоже с карманами). И никто — ни свои православные, ни турки, ни полицейские, к нему не прикасаются и по карманам не шарят.
Да и если бы обыскивали — он в такой давке делает последние шаги до входа в кувуклию, что любой верный человек может ему незаметно вложить спички в руку.
см. видео https://www.youtube.com/watch?v=wfGOa9F3yHE&feature=player_embedded 46-я минута
Армянского священника, проходящего с патриархом, вообще никто не трогает. Правда, армянская церковь и не утверждает чудесности зажигания огня.
Патриарху Рожаева и ее заказчики приписывают дикое невежество: на самом деле Гроб опечатывается до входа патриарха, а не после. Да и Петр никакого сияния во гробе не видел: «Петр, встав, побежал ко гробу и, наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошел назад». Кроме того, Иерусалимский патриарх зачем-то (по Рожаевой) врет, что ключи от храма находяся у турок, во время как с 1192 г. они хранятся в арабско-мусульманской семье Джауда Аль Гадийа (араб. جودة آل غضية‎), причем право отпирать и запирать дверь принадлежит другой мусульманской семье Нусайба (араб. عائلة نسيبة‎). Да и кавасы никак не могут быть турками. Это опять же арабы.
После такого надо бы Рожаеву проводить «вон из профессии». Но она и по сей день пишет для «Комсомольской правды». Где она создала очередной миф — про благочестивую смерть патриарха Алексия во время молитвенного стояния на коленях https://www.kp.ru/daily/24405/580786/
см. http://diak-kuraev.livejournal.com/55667.html
А про зажигалку, оказалось, прямо говорил армянский священник:
When Patriarch Irineos fought his corner by twice blowing out the Armenian’s candle, the Armenian felt obliged to resort to a shameful expedient to obtain some Holy Fire.
«In this worst situation I had to use my emergency light, a cigarette lighter,» he later admitted.
Holy Fire sets Orthodox rivalry ablaze in Jerusalem
By Victoria Clark in Jerusalem
(Filed: 26/04/2003)
http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/middleeast/israel/1428445/Holy-Fire-sets-Orthodox-rivalry-ablaze-in-Jerusalem.html
первоначальный адрес статьи:
http://www.dailytelegraph.co.uk/news/main.jhtml?xml=/news/2003/04/26/wmid126.xml&sSheet=/news/2003/04/26/ixworld.html

Благодатный огонь: правда и вымыслы

В марте 2018 года армянский священник Самуил Агоян, представляющий Армянскую Патриархию в Храме Гроба Господня в Иерусалиме, заявил, что Благодатный огонь зажигают Патриархи от масляной лампады. С опровержением этого заявления, основанным на исторических фактах, на телеканале «Союз» выступил протоиерей Андрей Новиков, член Синодальной библейско-богословской комиссии Русской Православной Церкви. Выступление отца Андрея стало причиной очередного язвительного комментария протодиакона Андрея Кураева, не раз высказывавшегося в своем блоге о пасхальном чуде как о вымышленном факте. Интернет-журнал «Прихожанин» представляет вниманию читателей ответ протоиерея Андрея Новикова протодиакону Андрею Кураеву.

Протоиерей Андрей Новиков

Не успела выйти на телеканале «Союз» передача с моим участием, посвященная чуду схождения Благодатного огня, как последовала гневная и наполненная оскорблениями реакция Андрея Кураева – человека, посвятившего последние годы своей жизни борьбе со Святой Церковью, ее Преданием, выступающего уже фактически с богоборческих позиций, но при этом продолжающего зачем-то носить сан протодиакона.

На первый взгляд, не следовало бы реагировать на подобные истерические нападки. Однако, поскольку в них содержится попытка опровергнуть аргументацию в защиту самого чуда явления Благодатного огня, унизить Святогробское братство и православных Иерусалимских Патриархов, представляется всё же необходимым ответить. Также вынужден отметить, что в данном случае приходится иметь дело с человеком, борющимся с явным и очевидным действием Святого Духа, то есть, к великому несчастью, пребывающим в состоянии хулы на Него.

Для удобства восприятия текста в статье будут излагаться «опровержения» Кураева и разбор их.

А. Кураев: «Сначала протоиерей набивает себе цену, делая вид, будто он прочитал книжку на греческом языке, не переведенную на русский. На самом деле книжка Скарлакидиса переведена и издана еще в 2012 году Троице-Сергиевой лаврой».

протодиакон Андрей Кураев

Этот, как кажется, сугубо личный выпад, можно было бы пропустить, но в дальнейших рассуждениях Кураева он становится основой для построения всей ложной схемы его «аргументации», а потому нуждается в разъяснении. Действительно, мне не было известно о переводе книги Скарлакидиса на русский язык в 2012 г. Кстати, в передаче я вовсе не утверждаю, что прочитал книгу на греческом языке. Если бы Кураев слушал передачу внимательно, то услышал бы ссылку на английский перевод. В этом переводе я с книгой «Святой огонь» и познакомился (важно отметить, что в предисловии к английскому тексту автор особо проговаривает, что этот перевод соответствует оригиналу). Но дело, собственно, вот в чем: русский перевод 2012 года является сокращенной и более ранней версией греческого издания 2015 года, переведенного на английский, но не переведенного на русский. Именно это издание содержит ряд свидетельств, не приведенных ни в издательстве Троице-Сергиевой лавры, ни в русской интернет-версии книги Скарлакидиса «Святой Свет».

Очередной пример невнимательности или сознательного обмана А. Кураева, вроде бы мелкого, но призванного создать общий негативный и презрительный фон к оппоненту, а главное – к его доводам:»Новиков называет Скарлакидиса “исследователем Салоникского университета”, хотя тот лишь окончил этот университет и не работает в нем».

В передаче я четко (и специально) назвал Скарлакидиса «исследователем из Салоникского университета», а не исследователем этого университета.

А. Кураев: «У грека “45 свидетельств”; Новиков ему приписывает рассказ о 70».

Яркий пример того, как полузнание ведет к дальнейшим ложным, но при этом высказываемым с нескрываемым высокомерием выводам. Не зная ни об издании книги Скарлакидиса 2015 г., ни о том, что с этим изданием невозможно ознакомиться на русском языке, Кураев обвиняет меня в выдумке и подлоге 25-ти свидетельств чудесного характера схождения Благодатного огня на основании более краткого и раннего русского перевода. Между тем в издании 2015 г. Харис Скарлакидис прямо проговаривает число – 70 свидетельств – и дает их список:

14 французских: монах Бернард, епископ Одольрик, Папа Урбан II, Ришар (Рихард) Блаженный, кардинал Гилон, «Понтификал» Пуатье, Фульхерий Шартрский, хроника святого Максенция, Кодекс L, Бартольф, Амвросий, Гвиберт Ножанский, Петр Достопочтенный, Филипп Фландрский.

9 английских: Вильям Мальмсберийский, Уильям Дагдейл, епископ Леофрик, аббат Ричард, Джон Мандевиль, Марганские анналы, хроника Питерборо, аноним, Чарльз Уоррен.

7 византийско-греческих: Арефа Кесарийский, Никита, император Иоанн VI Кантакузен, Пердика Эфесский, монах Анания, аноним (Миланский кодекс), епископ Иоасаф.

6 немецких: Эккегард, Альберт Аахенский, Теодорих, Вильбранд, Иоганн Шильтбергер, Эрфуртская хроника.

5 арабо-мусульманских: аль-Джахиз, аль-Масуди, ибн аль-Касс, ибн Шаддад, Якут.

5 армянских: Киракос Гандзакеци, Матфей Эдесский, Симеон Лехаци, Григор Даранагеци, Патриарх Даниил.

4 итальянских: Лев Остийский, Кафаро, Варфоломей (Бартоломей) из Брешии, аноним (HistoriaBelliSacri).

4 персидских: аль-Масихи, аль-Бируни, Закарияаль-Казвини, Али Гератский.

3 русских: игумен Даниил, архимандрит Агрефений, Василий Позняков.

3 исландских: Никулас Бергссон, два анонима.

2 египетских: Ибн Аль-Кульзуми, епископ Иоанн.

2 халдейских: Патриарх Макиха, Абдишо IV Марон.

1 сирийский: Василий Эмесский.

1 эфиопский: император Зера Якоб.

1 молдавский: Парфений Агеев.

1 фламандско-бельгийский: Патриарх Уильям I.

1 австрийский: пресвитер Отмар.

1 швейцарский: Феликс Фабри.

Из перечисленных авторов у меня неприятие вызывает только один – Джон Мандевиль, составитель вмещающей массу фантастических, сказочных рассказов компиляции «Путешествия сэра Джона Мандевиля». При этом некоторые исследователи считают, что описание у Мандевиля собственно Святой Земли является достаточно точным, что, очевидно, и послужило для Х. Скарлакидиса основанием включить этого автора в свой перечень. В любом случае с учетом еще целого ряда современных свидетельств, включая нескольких Иерусалимских Патриархов, список свидетельств даже превосходит число 70.

Храм Гроба Господня, Иерусалим

А. Кураев: «И, как всегда в таких случаях, идет подмена смысла слова “свидетельство”. Собственно, свидетельство – это рассказ человека, который был в точке события и в его времени. Это рассказ о том, что он видел сам. …Все остальные тексты – это свидетельства не о чудесном событии, а о том, что автор данных мемуаров оказался в кругу людей, которые считали это событие реальным и конфессионально значащим. То есть максимум, что можно вывести из них: такое верование в такое-то время уже (еще) бытовало в таком-то месте».

Никакой подмены нет, разумеется. Сам автор обсуждаемого сборника (Х. Скарлакидис) говорит о приводимых им текстах именно как о «свидетельствах» (testimonies). В английском языке слово «свидетельство» – «testimony» – означает не только свидетельство очевидца события, но и вообще «пример устных или письменных утверждений, что нечто является правдой» (Кембриджский словарь). И в русском языке слово «свидетельство» также имеет оттенки значения: «1. Показание свидетеля. Свидетельство очевидцев. 2. То, что подтверждает, удостоверяет какое-нибудь событие. Историческое свидетельство» (словарь Ожегова). Однако А. Кураев лукаво умалчивает об этом, вновь прибегая к фирменному стилю полуправды для обмана доверчивых читателей. Слова историков, хронистов, общавшихся с присутствовавшими при том или ином событии, сохранивших более ранние упоминания о нем, являются важнейшими историческими свидетельствами. Так, например, академик Д.С. Лихачев в работе «Крещение Руси и государство Русь» пишет, что «после Крещения Руси Владимир, как о том свидетельствует Начальная летопись, “…нача поимати у нарочитыя чади дети и даяти нача на учение книжное”». Как мог автор Начальной летописи быть в точке события поступка св. князя Владимира и в его времени? Тем не менее академик Лихачев именует свидетельством (в глагольной форме) написанное в летописи.

А. Кураев: «При этом Новиков полагает, что первое свидетельство о Благодатном огне относится к VIII веку. Однако в реферируемой им книжке таковым считается текст из жития Феодора Эдесского (написано в IX веке, сохранилось в рукописи XI-го). Причем это же житие у Димитрия Ростовского не содержит рассказа о “небесном огне” в лампадах».

Как мы уже видели, Кураев путает краткий русский перевод книги 2012 г. с неизвестной ему английской версией 2015 г., полностью воспроизводящей греческий оригинал Х. Скарлакидиса (с ним Кураев также незнаком). В полном издании 2015 г. приводится наиболее раннее из известных пока исторических свидетельств о Благодатном огне – упоминание о его чудесном схождении в «Понтификале» Пуатье, датируемом 800 годом, то есть еще VIII веком. Этот документ, написанный по-латыни, был открыт в XVIII веке, однако до недавнего времени не был переведен ни на какой другой язык. В книге Скарлакидиса впервые публикуется перевод интересующего нас отрывка из «Понтификала» (по цитате, приводимой открывшим его историком и лингвистом Эдмоном Мартеном), который осуществил профессор Парижского университета Лоран Мотт. Автор «Понтификала» ссылается на подлинное сообщение (truereport) современных ему (inourownage) очевидцев, возвратившихся из Иерусалима. Эти паломники сообщали следующее: «В ту же ночь в Иерусалиме внутри (within) Гроба Господня лампада принимает свет от Ангела». Важность этого источника состоит в том, что, как справедливо отмечает Х. Скарлакидис, «сообщение “Понтификала” Пуатье носит не личный характер, но является групповым подтверждением чудесного возжжения лампады и основывается на свидетельствах паломников, возвратившихся из Иерусалима в Пуатье».

Что касается жития святого Феодора Эдесского, или Савваита, то А. Кураев также предпочитает умолчать о достоинстве этого документа, являющегося не просто типологическим житием, а биографией, написанной около 860 г. спустя всего несколько лет после смерти св. Феодора его племянником Василием, епископом Эмесы (широко известного по сирийским военным сводкам Хомса). Житие святого Феодора основывается на опыте личного общения епископа Василия со святым Феодором и представляет собой ценный источник по истории Церкви IX века.

Схождение Благодатного огня

Напрасно Кураев касается и темы жития св. Феодора по Четьям-Минеям святителя Димитрия Ростовского. В научный оборот оригинальная версия жития св. Феодора была введена в конце XIX века В.Г. Васильевским и И.С. Помяловским. На Русь оно попало по спискам XI века, привезенным в Москву Арсением Сухановым в XVII веке. Святой же Димитрий Ростовский при своей работе руководствовался Макарьевскими Минеями и латинскими, католическими сборниками. В латинских сборниках и не могло быть указания на сошествие Благодатного огня, поскольку с определенного времени католикам было официально запрещено верить в это чудо, слишком уязвлявшее конфессиональную гордость Пап. Макарьевские Минеи, в свою очередь, основываются на разных древнерусских переводах (XIV–XV вв.) жития святого Феодора Эдесского, которые уже сами содержат даже композиционные отличия от оригинала, на что указывает старший научный сотрудник ИРЛИ РАН О.А. Белоброва. Каким образом и куда пропали те или иные части жития св. Феодора в непростой истории русских переводов, переписки и изданий текста – отдельный вопрос, который, возможно, найдет своего исследователя. Но совершенно ясно, что святитель Димитрий и его мнимое «неверие» в чудо схождения Благодатного огня тут совершенно ни при чем. В любом случае непредвзятый исследователь, имея доступ к оригинальному тексту, будет без лишних оговорок следовать ему.

Итак, в таком ценном историческом источнике, как житие святого Феодора Эдесского, мы находим следующее описание интересующего нас события: «…в Святую Субботу после возжжения лампад Святого Воскресения от Небесного света он сослужил Литургию Патриархам». Таким образом, святой Феодор Эдесский является конкретным историческим лицом, испытавшим опыт схождения Благодатного огня, о котором сохранилось достоверное историческое и современное его эпохе свидетельство.

А. Кураев: «Далее он (А. Новиков) уверяет, что еще более “древнее предание, признаваемое многими авторами древней Церкви, говорит, что первым увидел этот огонь св. Григорий, просветитель Армении”. А что же это за авторы древней Церкви? Первый рассказчик не такой уж и древний. Он из XIII века – Киракос Гандзакеци, автор “Истории Армении”».

Вот тут, пожалуй, Кураев меня поймал на слове, как, впрочем, всегда легко ловить выступающего в эфире сидящему перед экраном телевизора. Конечно, я имел в виду не просто древнюю, а древнюю Армянскую Церковь (и – да! – средневековые источники я тоже считаю древними), но, когда эфирное время ограничено десятью минутами и журналист периодически показывает на часы, легко допустить неточность. Действительно, древнее армянское предание находим сохранившимся в трудах Киракоса Гандзакеци. Но эту историю с вариациями передают и другие армянские авторы Средневековья – например последний канонизированный святой Армянской Церкви Григор Татеваци (XIV–XVвв.) в «Книге вопрошений». Детали различаются существенно, что неудивительно. Но корень предания один: Григорий Просветитель был в Иерусалиме у Гроба Господня и видел схождение Благодатного огня. Мой главный посыл в данном случае был к действиям современного армянского священника: он сделал резкое заявление против Благодатного огня, первое схождение которого сама Армянская Церковь относит к св. Григорию, просветителю Армении.

Главным аргументом Кураева против этого предания является физическая невозможность для св. Григория посетить Храм Гроба Господня: «Достаточно сказать, что царица Елена лишь в 326 году паломничает в Иерусалим и находит Голгофу, но в тот же год как раз оканчивается земная жизнь св. Григория Просветителя (и отнюдь не в Риме)».

Возведение храма на месте Гроба Господня осуществлялось в период 326–336 гг. Относительно же даты смерти святого Григория сведения весьма разнятся, и А. Кураев выбирает наиболее подходящую его схеме цифру, указываемую, в частности, «Православной энциклопедией» (325/6). Однако точных данных нет. Поэтому, например, тот же Скарлакидис датирует преставление св. Григория 330 годом и делает вывод, что чудо должно было произойти во время возведения храма. Британская энциклопедия относит преставление армянского святителя к 332 году, в официальной английской версии Католической энциклопедии вообще указывается, приблизительно, 337 год.

А. Кураев: «Упоминает Новиков и “свидетельство” латинского монаха Бернарда (867 год). Но вряд ли он мог присутствовать в Иерусалиме в Великую Субботу. Если читать его “Итинерарий” полностью, его путь таков: в Рим к Папе за благословением, потом в Бари (в тот период находившийся под исламским контролем), оттуда на Кипр, оттуда в Египет и лишь затем в Палестину. Такое путешествие возможно лишь по окончании зимних штормов. Мореходный сезон считался с 10 марта по 10 ноября (Оксфордское руководство по византинистике. Вып.1. – Харьков, 2014. С. 490). Пасха в 867 году ранняя – 30 марта. Бернард просто не успел бы проделать такой путь к Пасхе. И потому его рассказ – опять же лишь свидетельство о местных легендах».

Очевидно, что полемический запал вызвал у Андрея Кураева слуховые галлюцинации – я ни разу не упомянул монаха Бернарда, в чем каждый может убедиться, прослушав соответствующую беседу на телеканале «Союз».

Если же говорить по сути сказанного Кураевым, то почему же любое историческое свидетельство, основанное на передаче слов очевидцев, участников события (если принимать версию, что Бернард описывает не виденное им, но пересказанное ему духовенством и верующими Иерусалимской Церкви), должно считаться свидетельством о «местных легендах»? В таком случае мы обязаны отвергнуть огромные массы материала, оставленного нам летописцами, хронистами, агиографами, должны перечеркнуть целые страницы – если не разделы – церковной истории, Священного Предания. Этим, собственно, и занимается Кураев. Его подход – это переложение подхода и методов Фоменко на церковную почву.

Вот что говорит монах Бернард: «Я не могу, однако, не заявить о том, что в Святую Субботу, накануне Пасхи, утром в храме начинается служба, и по ее окончании поется Kyrie Eleison до тех пор, пока не является ангел и возжигает лампады, висящие над вышеупомянутым Гробом, огнем от которых Патриарх делится с епископами и остальным народом, чтобы каждый мог освятить свой дом». Сила, с которой делает свое утверждение Бернард, и детали, в которых мы ясно узнаем и сегодня процесс схождения и последующей раздачи Благодатного огня, говорят гораздо более в пользу очевидца, чем передатчика. Ознакомившись с несколькими исследованиями отечественных и иностранных исследователей текста Бернарда, ни в одном я не нашел скептицизма по отношению к данному рассказу этого древнего паломника.

В качестве доказательства невозможности посещения Бернардом Иерусалима в Великую Субботу А. Кураев приводит план и детали его путешествия. Но даже в этих деталях Кураев допускает огрехи. Он заявляет, что Бернард направился сначала на Кипр, а затем в Египет, хотя сам монах пишет, что их корабль отправился в Египет прямиком и ни словом не поминает Кипр. Предполагаю, что Кураев просто перемешал здесь истории двух известных паломничеств, примерно, одной эпохи: Бернарда (IX в.) и Виллибальда (VIII в.). «Как и Виллибальд, – пишет А.П. Лебедев, – Бернард держал путь через Италию, но дальше он выбирает другой путь по сравнению с Виллибальдом. Он переправляется не через о. Кипр и Малую Азию, а через Египет» (Лебедев А.П. Церковно-исторические повествования общедоступного содержания и изложения. – СПб, 1903. С. 213).

В любом случае если считать, что путешествие Бернарда ограничилось одним годом (867), то ему, действительно, никак не было возможно попасть в Великую Субботу в Иерусалим с учетом известных сроков средиземноморской навигации в эпоху раннего Средневековья. Однако у исследователей существует как большой разброс по годам путешествия (от 863 до 870–71, датировку самого Бернарда толкуют при этом весьма различно), так и существенные разногласия по срокам паломничества. Доцент университета Вандербильта Леор Халеви, сам считая, что Бернард мог уложиться в один год (867), признает, что «большинство историков полагает, что путешествие заняло три года с 867 по 870», и в качестве примера приводит ссылку на работу Франсуа Авриля (экс-куратор Национальной библиотеки Франции, крупный специалист по средневековым рукописям) и Жана-Рене Габори (см. Halevi L. Bernard, Explorerofthe Muslim Lake // Medieval Encounters 4,1. – Leiden, 1998. Р. 24–25). Таким образом, основываясь на позиции, занимаемой большинством исследователей, можно заключить, что никакой проблемы с присутствием Бернарда на богослужении Великой Субботы в Иерусалиме нет.

А. Кураев: «Далее у Новикова идет ссылка на арабов. Приводится совершенная сказка про учителя Авиценны, принявшего христианство при виде чуда Благодатного огня и за это убитого. По бумажке Новиков зачитывает его имя – “аль-Масих”. Само его имя говорит о том, что он был христианином (Масих-Мессия-Христос), относился к яковитам. Впрочем, храмы он не посещал и если и молился, то только дома. Умер во время песчаной бури в пустыни fr.wikipedia.org – Abu Sahl ‘Isa ibn Yahya al-Masihi»

Заглянуть в собственные записи во время выступления – повод для издевки? Не думал, что Кураев дойдет до таких унизительных для него самого и изобличающих личную неприязнь придирок. Тут же, правда, язвительный критик вновь являет проблемы со слухом: прозвучало не «аль-Масих», а «аль-Масихи» – это вполне отчетливо слышно. Также мною не было сказано, что аль-Масихи был убит за то, что уверовал именно через чудо Благодатного огня. Я вообще не говорю, что он был убит, но что «бежал и умер в пустыне», то есть практически то же самое, что утверждает и Кураев, обличая им самим ложно приписанную мне небылицу. Ну а ссылка Кураева на «Википедию», причем почему-то именно ее французскую версию, – это, конечно, за гранью.

К сиро-яковитам французские википедисты отнесли аль-Масихи, очевидно, по территориальному признаку. Единственные сведения о конфессиональной принадлежности учителя Авиценны содержатся в его биографии, составленной персидским историком аль-Байхаки: «Абу Саль был христианской веры, только не ходил в церковь, а молился дома» (цит. по: Meyerhof M. ‘Alial-Bayhaqi’s Tatimmat Siwanal-Hikma // Osiris. Vol. 8 (1948), p. 160). Учитывая, с какой твердостью аль-Масихи веровал в чудо Благодатного огня (так, что не боялся свидетельствовать о нем перед мусульманами халифата), и принимая во внимание, что богослужение Великой Субботы с соответствующей церемонией на Гробе Господнем совершалось представителем Православной Церкви, у меня практически нет сомнений в том, что этот выдающийся ученый и врач X столетия был именно православным христианином. Аль-Байхаки приводит поразительно детальный рассказ аль-Масихи от первого лица о схождении Благодатного огня. Харис Скарлакидис добавляет: «Персидский доктор хотел рассказать своим соотечественникам о чуде Святого огня и через это чудо – об истине Воскресения Богочеловека, как видим, что и сам аль-Масихи уже избрал последовать за этой истиной и стать христианином – решение, в конечном счете стоившее ему жизни».

По поводу известного всему православному миру события рассечения мраморной колонны у входа в храм Воскресения Христова в Иерусалиме Кураев презрительно отмахивается: «Есть байки, рассказываемые паломникам спустя столетия после предполагаемого события».

Рассеченная огнем колонна у входа в храм Гроба Господня

И опять это презрение к любым церковно-историческим данным, не подтвержденным подписями группы свидетелей по принципу «здесь и сейчас», опять чистейшая фоменковщина. Свидетельство о чуде рассечения колонны при входе в храм Воскресения Благодатным огнем в 1579 г., по утверждению исследовавшего вопрос Х. Скарлакидиса, содержится во множестве так называемых «proskynitaria» – паломнических путеводителях по Святой Земле, являющихся важным источником исторических сведений по истории Иерусалимской Церкви. Старейшим из них является путеводитель 1608 г., написанный священником Ананией и сохранившийся в копии 1634 г. (Codex Monacensis Gr. 346 в Баварской государственной библиотеке). Отсутствие в нем указаний на точный год и имен участников события Кураев считает достаточным, чтобы отмахнуться от этого источника. Но совершенно очевидно, что целью автора была концентрация внимания паломников на самом факте чуда, связанного с конкретным объектом (колонной), а не на чем-то ином. Да и сегодня, когда в Иерусалиме паломникам рассказывают об этом чуде, часто (свидетельствую на основании личного опыта) пропускают датировку или имя Патриарха.

А. Кураева смущает то, что автор путеводителя 1608 г. употребляет в отношении события, состоявшегося за 29 лет до записи (в 1579 г.), выражение «в старые дни». Но тот же Кембриджский словарь английского языка значение выражения «старые дни» («theolddays», как в английском переводе Скарлакидиса) раскрывает просто как «времена в прошлом». Выражение иллюстрируется таким примером: «В старые дни у нас было только четыре или пять телеканалов» («In the old days we only had four or five TV channels»). То есть выражение вполне может употребляться по отношению к недавнему прошлому.

Скарлакидис сообщает, что более подробная информация содержится в целом ряде других иерусалимских путеводителей. На основании данных, указанных в «Путеводителе» Хрисанфа Прусского (1787 г.), вычисляется точная дата чудесного рассечения колонны – 1579 г. Кураев иронизирует: «Расстояние – 200 лет. Многовато для “свидетеля”. И как это типично для нарратива: с течением времени количество “припоминаемых” подробностей только нарастает». Ирония его напрасна. Рукописные путеводители редки, писались в одном экземпляре, многие гибли в условиях, отнюдь не благоприятных для хранения христианских рукописей в далекой провинции Османской империи. Что говорить об Османской империи, если даже в христианской Западной Европе в Средневековье, как пишет один из лучших современных исследователей эпохи Крестовых походов Жак Эрс, большинство путеводителей, путевых заметок латинских паломников на Святую Землю «затерялось или было уничтожено в частных архивах пожарами либо вандалами» (Эрс Ж. История Крестовых походов. – СПб-М., 2017. С. 29). Издавать же печатно греческие иерусалимские путеводители начали только в 1749 г. (венское издание «Путеводителя» архимандрита Симеона). «Путеводитель» Хрисанфа Прусского, изданный также в Вене, относится, таким образом, к самой заре истории греческих печатных иерусалимских путеводителей.

Примером махинации А. Кураева с текстом является то, как он обрывает цитату армянского путешественника Симеона Лехаци, посетившего Иерусалим в 1617 г. Лехаци также передает рассказ о чуде рассечения колонны Благодатным огнем, но с иными деталями (местные армяне рассказали ему о том, что в храм не пускали не православных, а нищих). А. Кураев обрывает рассказ армянина на месте, где тот говорит об указе и грамоте султана (хондкара) о допущении в храм нищих и о том, что он сам, Лехаци, видел обожженные и почерневшие колонны. Главное в рассказе Лехаци не детали (история с нищими явно подменяет неудобную для армян информацию), а то, что он собственными глазами видел на вратах храма Воскресения Христова мраморную таблицу, содержавшую «этот указ с упоминанием дивного и славного света… Он написан по-арабски» (цит. по: Skarlakidis H. Holy Fire. – Athens, 2015. Р. 210 – здесь текст в два столбца: армянский оригинал и параллельный английский перевод). Кураев предпочитает умолчать об этой таблице. Ее же в 1845 г. видел инок Парфений Агеев: «На одной из стен есть мраморная плита, и, говорят, что случай этот записан на ней. Но мы не могли прочитать, ибо надпись сделана сирийскими буквами на арабском языке. Так я лишь слышал о ней, но не прочел» (цит. по: Skarlakidis H., p. 209).

Наконец, Иерусалимской Церковью почитается святой мученик «эмир» (очевидно, знатный турок) Туном, память его 18 апреля. Когда он увидел исхождение Благодатного огня из колонны, то исповедал перед своими единоверцами силу Иисуса Христа, за что был приговорен к казни. Его мощи почивают в монастыре Megali Panagia на Святой Земле.

Иерусалимский Патриарх Диодор

Проведенный небольшой обзор лжи, уловок и откровенной злобы, возводимых против Благодатного огня на Гробе Господнем, дает довольно ясную картину того, что А. Кураев вовсе не хочет установить объективную истину. Его цель любой ценой, всеми возможными неправдами и ухищрениями оклеветать пасхальное чудо.

Позволю себе завершить статью свидетельством не просто очевидца, а непосредственного участника чуда – почитаемого всем православным миром Блаженнейшего Иерусалимского Патриарха Диодора. В интервью датскому ученому Нильсу Кристиану Хвидту Его Блаженство рассказал следующее:

«После того, как все огни потушены, я наклоняюсь и вхожу в первый придел Гроба. Отсюда я прохожу сквозь темноту во внутреннюю часть Гроба, где был погребен Христос. Здесь я с благоговением преклоняю колени и… произношу определенные молитвы, переданные нам сквозь века, и, произнеся их, жду. Иногда я могу прождать несколько минут, но, как правило, чудо происходит немедленно после того, как я оканчиваю молитвы. Из сердцевины того самого камня, на котором лежал Иисус, наружу вырывается неописуемый свет. Обычно у него голубой оттенок, но цвет может меняться и принимать самые разные оттенки. Это невозможно описать в человеческих терминах. Огонь поднимается из пламени подобно туману, поднимающемуся из озера; выглядит так, как будто камень покрыт облаком влаги, но это огонь. Каждый год огонь ведет себя по-разному. Иногда он покрывает лишь камень, а иногда дает свет всей Кувуклии, так что люди, стоящие вне Гроба и смотрящие на него, видят, что он весь наполнен светом. Огонь не обжигает; ни разу за те шестнадцать лет, в течение которых являюсь Иерусалимским Патриархом и получаю Благодатный огонь, я не обжег бороду. Этот огонь по своей консистенции отличается от обычного огня в лампадах. В определенный момент огонь поднимается и образует колонну, в которой огонь меняет природу так, чтобы я смог зажечь от него свои свечи. Когда таким образом я получаю на своих свечах пламя, я выхожу и отдаю огонь сначала Армянскому Патриарху, а затем Коптскому. После этого я передаю огонь всем присутствующим в церкви… Мы встречаемся с многими чудесами в наших церквах, и чудеса не являются чем-то странным для нас… Но ни одно из этих чудес не имеет для нас такого пронзительного и символического значения, как чудо Благодатного огня. Это чудо почти как Таинство. Оно делает Воскресение Христово столь же реальным для нас, как если бы оно произошло всего лишь несколько лет назад… Я нахожусь в Иерусалиме с 1939 года, когда прибыл в город в возрасте пятнадцати лет. Я присутствовал на церемонии Благодатного огня все эти годы и таким образом стал свидетелем чуда шестьдесят один раз. Для меня не существует вопроса, верить или не верить в чудо. Я знаю, что оно истинно».

Протоиерей Андрей Новиков / интернет-журнал Прихожанин

In an interview with the National Herald (Online Edition of leading Greek American newspaper), April, 2010.

To the question about what exactly happens in the ceremony, he responded:

He further explained that the «Touching of the Holy Light is a Mystery of the Church, it is a ceremony.»

http://www.johnsanidopoulos.com/2010/04/patriarch-theophilos-of-jerusalem-on.html
***
Как видим снова ceremony и mystery вместо простого и столь ожидаемого miracle.

И по сути это повторение того, что он говорил нам в 2008 году:

— Ваше Блаженство, Вы являетесь одним из реальных свидетелей величайшего чуда схождения Благодатного Огня. Непосредственно при этом присутствуете. Мне бы хотелось узнать, как это происходит, Ваше первое впечатление когда Вы стали свидетелем этого чуда? Что происходит с человеком? И сам этот процесс опишите, пожалуйста.

— Это очень древняя, очень особенная и уникальная церемония (ceremony) Иерусалимской церкви. Эта церемония благодатного огня (ceremony of the Holy Fire) происходит только здесь, в Иерусалиме. И это происходит благодаря самому Гробу Господа нашего Иисуса Христа. Как вы знаете, эта церемония благодатного огня — это, так сказать, изображение (enactment), которое представляет собой первую Благую Весть (the first good news), первое Воскресение Господа нашего Иисуса Христа (the first resurrection). Это представление (representation) — как и все священные церемонии. Как в Страстную Пятницу у нас обряд погребения, не так ли? Как мы погребаем Господа и т.д.

Итак, эта церемония проходит в святом месте, и все другие Восточные Церкви, которые делят Гроб Господень, хотели бы принять в этом участие. Такие, как армяне, копты, сирийцы приходят к нам и получают наше благословение, потому что они хотят принять огонь от патриарха.

Теперь вторая часть вашего вопроса. Это, собственно, о нас. Это опыт (experience), который, если хотите, аналогичен опыту, который человек испытывает, когда получает святое причастие. То, что происходит там, это же относится и к церемонии святого огня. Это значит, что определенный опыт нельзя объяснить, выразить словами. Поэтому все, кто принимает участие в этой церемонии — священники, или миряне, или мирянки, — у каждого свой непередаваемый опыт.

http://www.interfax-religion.ru/?act=documents&div=759

17 апреля 2008 на своем (тогда) форуме я поместил свой пересказ этой речи, сопроводив выводом:
«Ни слова «чудо», ни слова «схождение» в его речи не было. Откровеннее сказать о зажигалке в кармане он, наверно, и не мог».

Меня сразу стали кусать:
«Кураев грубо передернул слова Патр. Феофила про Благодатный Огонь. Он вообще в словарь заглядывал, когда слово representation из речи Патр. Феофила приводил? Я всегда Кураеву была чисто по-человечески благодарна.
И у меня просто до слез гадко на душе оттого, что больше миссионерства НЕТ. Есть политика, причем не очень чистая» (Мария Сенчукова).

«Что скрывается за словом «representation», которое отец Андрей оставил без перевода? Англо-русский словарь Мюллера дает следующие значения: «1) представление, изображение; 2) изображение; образ; 3) (часто pl) утверждение, заявление; 4) представление, спектакль; 5) представительство; 6) протест». Видимо, отец Андрей понял это слово в четвертом значении – «представление как спектакль», однако это явно несообразная интерпретация, потому как тогда получится перевод: «Это церемония, которая является спектаклем, как и все другие церемонии Страстной седмицы», что подразумевает, будто Иерусалимский патриарх вообще богослужения Православной Церкви считает «спектаклями»» (Юрий Максимов) .

Странно, что люди, которые вообще не слышали слов Феофила, считают себя вправе говорить о том, что кто-то что-то «передернул». Кроме того, я-то как раз патриаршее Representation оставил без перевода. Да, слово многозначное. Каждый сам может по своему вкусу выбрать вариант перевода.

И я вовсе не вижу тут «спектакля». Тем более я не вижу тут значений «перформанс» или «обман».

Это представление. То есть вполне традиционный литургический термин. В любом нашем учебнике литургики говорится «выход священника с Евангелием на малом входе представляет выход Спасителя на проповедь». Более того, литургические спектакли — это часть иерусалимской традиции. Таково омовение ног Патриархом в Великий Четверг. Аналогичны вынос и погребение Плащаницы и пасхальный крестный ход, представляющий шествие жен-мироносиц к Живоносному Гробу.

Так что в слове патриарха Феофила Representation я не вижу значений «перформанс» или «обман». И в то же время в его словах есть нарочитое уклонение от разговора о чуде.
Я и раньше слышал о том, как разнятся интерпретации событий Великой Субботы в России и здесь. Греческие иерархи воспринимают это действо совершенно иначе, нежели русские или арабские паломники. Для них – это не чудо, для них – это церемония и representation – представление. По слову патриарха Феофила как весть о Воскресении распространилась от Гроба по всему миру, так и огонь сегодня мгновенно расходится по его окрестностям.

Из его слов следует, что обряд Огня – это литургическая икона, литургический спектакль, подобный крестному ходу из Вифании в Иерусалим, повторяющий путь Христа в Вербное воскресенье… Вот в этом ряду он полагает поставить и церемонию Священного Огня. В этом случае Огонь свят местом и временем, благодатью и смыслом, но не происхождением.

Только для Тайной Вечери наше богословие делает исключение: литургия Великого Четверга (как и любая иная) это не только образ, «представление» Вечери, но и вхождение в нее. Но в этом случае вся церковь прямо молится об этом чуде: «Ниспошли Духа Святаго… И освяти хлеб сей».

На сайте Иерусалимской Церкви есть текст «Церемонии святого Огня» (стоит помнить, что греческая елейность именует святым и святейшим все, касаемое церковной жизни). И там нет ни намека на то, что патриарх у Гроба молится о ниспослании чудесного огня и зажжении лампады.

Более того, в этой молитве вполне ясно говорится об авторстве огня: «мы совершаем светоявление φωτοφάνειαν ποιούμεθα, изображая этим Твое милостивое к нам богоявление». При чудесной версии было бы – «Ты соверши светоявление…». И далее: «А потому, благоговейно беря свет, который непрестанно и присносветло горит на сем светоносном Твоем гробе, мы преподаем его верующим в Тебя». То есть патриарх берет свет, который уже есть, и который там горит постоянно. Что за свет постоянно на Гробе? – Обычный свет лампадки…

Далее идет просьба: «беря свет, который непрестанно горит на сем гробе, мы молим Тебя исполнить его Твоей божественной благодати» (Перевод Русской Духовной миссии: http://www.rusdm.ru/pictures/O%20Blagodatnom%20Ogne%20in%20Ekaterini_.pdf. Греч. оригинал http://www.jerusalem-patriarchate.info/main/page/%CE%B1%CE%B3%CE%B9%CE%BF-%CF%86%CF%89%CF%82)

Это обычная просьба при освящении любой вещи: вот наши яблочки, а Ты, Господи, исполни их благодати.

Как святая вода не появляется сама в крещальной или водосвятной купели, как освященный хлеб не сам появляется на литии или литургии, так и огонь может зажигаться не сам, может не быть даром с Небес по своему физическому составу, но при этом все равно быть освященным. У кого-то крещенская вода хранится годами, у кого-то портится. Кого-то святой огонь обжигает, кого-то нет. Но вода не сама конденсируется в купели. Она освящена (чудесна) не происхождением, а предназначением и пронизающей ее Божией благодатью.

Благодатность Тела и Крови Христовой не страдает от того, что перед освящением они были просто хлебом и вином.

Я полагаю, что однажды чудо с самовоспламеняющимся огнем действительно было. В память об этом чуде и было уcтановлено ежегодное литургическое воспоминание-representation. В церковном календаре немало таких регулярно-ежегодных памятей об однажды происшедшем чуде или событии. Но потом в восприятии некоторых людей стерлась грань между первопричиной и ее образом.

«Почти десять дней после откровений Кураева в российском церковном медиапространстве стояла гробовая тишина—все были в шоке. Но Пасха неумолимо приближалась, и Фонд Андрея Первозванного должен был «что-то решать». 21 апреля, уже на Страстной, Владимир Якунин устроил в РИА Новости пресс-конференцию, на которую позвал главного куратора русских паломничеств в Иерусалим епископа Марка (Головкова), заместителя митрополита Кирилла (Гундяева). Главный железнодорожник призвал наказать диакона по церковной линии: «Теперь это уже по линии владыки Марка. Они должны определиться, что и как позволительно трактовать священнослужителю Православной Церкви, а что не очень позволительно и не очень правильно». Но священноначалие не «определилось». Кураев — слишком знаковая и «раскрученная» фигура, чтобы его безболезненно можно было лишить сана за неудобную для кого-то правду» (Огонек 18 мая 2008).

Да, на той пресс-конференции епископ Марк, сам многие годы прослуживший в иерусалимской Миссии, отказался поддержать Якунина и «огнепоклонников». Кстати, и по сию пору гугл говорит, что «По запросу благодатный огонь site:http://www.ryazeparh.ru/ ничего не найдено» (владыка Марк уже несколько лет является главой Рязанской епархии).

А затем пиарщики Якунина совершили гениальный ход: они просто придумали альтернативное интервью иерусалимского патриарха.
Теперь оказалось, что он отвечал не на шесть вопросов от лица 43 российских журналистов, а на семь вопросов от одного-единственного:
Журнал «Русский Репортер» опубликовал фейковое интервью, где были добавлены на самом деле не звучавшие вопросы, а в уста патриарха был вложен ответ, косвенно подтверждающий веру в чудесный огонь.

«– Ваше Блаженство, когда появились первые свидетельства схождения Благодатного огня?

– Первым свидетелем чудесного света во Гробе Господнем был апостол Петр. Как написано в Евангелии, после известия о Воскресении Спасителя, он прибежал ко Гробу и увидел внутри не только погребальные пелены, но и удивительный свет.
Божественный огонь снисходит каждый год именно накануне православной Пасхи в Великую субботу.

– Что-то изменилось в церемонии встречи Благодатного огня за последнее время?

– Это очень древняя церемония Иерусалимской Церкви. Благодатный огонь снисходит только здесь, на Гробе Господнем в Иерусалиме. Ничего не изменилось. После определенного ритуала во всем храме гасят огни. На середине ложа Живоносного Гроба ставится лампада, наполненная маслом, рядом кладутся 33 свечи – по числу лет земной жизни Иисуса Христа. Внутри остаются православный Патриарх и представитель Армянской Церкви. Вход в часовню запечатывается большим куском воска.

– Известно о давних спорах между Иерусалимским и Армянским патриархатами. Несколько лет назад Армянский Патриарх Иерусалима Торком Манугян обратился с иском в Высший суд справедливости: он требовал предоставления ему возможности вместе с Иерусалимским Патриархом зажигать свою лампаду непосредственно от священного огня.

– Не только армяне, все другие христианские общины – копты и сирийцы – хотели бы участвовать в этом богослужении. Но молиться на Гробе Господнем может только православный Патриарх Иерусалимский, только по его молитвам снисходит Благодатный огонь.

– Многие сомневаются и не верят в чудо. Возможен ли подлог?

– Всем воздастся по вере! Что же касается сомнений, то они могут вызвать лишь улыбку.

– Почему, разве это исключено?

– Желающих развенчать «миф» было множество. Но за сотни лет это еще никому не удалось. Земля, на которой находится храм, принадлежит турецкой семье, ключарь храма – мусульманин. Крестный ход на Пасху вокруг часовни над Гробом Господним проходит в сопровождении кавасов – турок. С Патриарха и представителя Армянской Церкви снимают священническое облачение и осматривают. А часовню тщательно обыскивают израильские полицейские и мусульмане – нет ли где источника огня? Кроме того, представитель армян следит за всеми действиями и всегда готов вмешаться.

– Вы один из немногих реальных свидетелей величайшего чуда. С чем это можно сравнить?

– Этот опыт аналогичен тому, что происходит, когда человек получает Причастие. И при принятии Святых Христовых Тайн, и во время схождения Благодатного огня Господь входит в тебя.

– Что лично Вы испытывали в тот момент?

– Есть такие переживания, которые невозможно передать словами.
(Беседовала Екатерина Рожаева https://expert.ru/russian_reporter/2008/15/feofil/

Ну, про «обыск патриарха» я уже писал http://diak-kuraev.livejournal.com/1557430.html

Израильский полицейский лишь охраняет патриарха, но не прикасается к нему, и вообще, как и любой охранник вип-лица, смотрит не на него, а по сторонам.

«Разоблачают» патриарха перед входом в кувуклию его родные диакона. Разоблачают, то есть делают именно и только то, что они делают при «встрече архиерея» в начале каждой архиерейской Литургии.

Обычно с епископа перед Литургией снимается как-бы-дорожная-мантия и ряса. В этом же случае он уже в полном литургическом облачении. С него снимается омофор и саккос. На нем остаются: епитрахиль, пояс, белый подсаккосник, черный подрясник с карманами, а под подрясником — брюки и рубашка (тоже с карманами). И никто — ни свои православные, ни турки, ни полицейские, к нему не прикасаются и по карманам не шарят.

Да и если бы обыскивали — он в такой давке делает последние шаги до входа в кувуклию, что любой верный человек может ему незаметно вложить спички в руку.
см. видео https://www.youtube.com/watch?v=wfGOa9F3yHE&feature=player_embedded 46-я минута

Армянского священника, проходящего с патриархом, вообще никто не трогает. Правда, армянская церковь и не утверждает чудесности зажигания огня.

Патриарху Рожаева и ее заказчики приписывают дикое невежество: на самом деле Гроб опечатывается до входа патриарха, а не после. Да и Петр никакого сияния во гробе не видел: «Петр, встав, побежал ко гробу и, наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошел назад». Кроме того, Иерусалимский патриарх зачем-то (по Рожаевой) врет, что ключи от храма находяся у турок, во время как с 1192 г. они хранятся в арабско-мусульманской семье Джауда Аль Гадийа (араб. جودة آل غضية‎), причем право отпирать и запирать дверь принадлежит другой мусульманской семье Нусайба (араб. عائلة نسيبة‎). Да и кавасы никак не могут быть турками. Это опять же арабы.

После такого надо бы Рожаеву проводить «вон из профессии». Но она и по сей день пишет для «Комсомольской правды». Где она создала очередной миф — про благочестивую смерть патриарха Алексия во время молитвенного стояния на коленях https://www.kp.ru/daily/24405/580786/
см. http://diak-kuraev.livejournal.com/55667.html
А про зажигалку, оказалось, прямо говорил армянский священник:

первоначальный адрес статьи:
http://www.dailytelegraph.co.uk/news/main.jhtml?xml=/news/2003/04/26/wmid126.xml&sSheet=/news/2003/04/26/ixworld.html

И снова про Благодатный Огонь

начало темы: https://diak-kuraev.livejournal.com/1739519.html

http://www.telegraph.co.uk/…/Holy-Fire-sets-Orthodox-rivalr…
первоначальный адрес статьи:
http://www.dailytelegraph.co.uk/news/main.jhtml…

То есть по рассказу армянского священника, внутри гробницы греческий патриарх Ириней (предшественник Феофила) не дал ему зажечь свою лампадку от его – «и мне пришлось прибегнуть к зажигалке»…

Автор этой статьи — Виктория Кларк — написала целую книгу «Holy Fire: The Battle for Christ’s Tomb» ( 2005).

Там она приводит свою беседу с греческим епископом Феофаном (судя по упоминанию окончания им Дурхамского университета, это Феофан (Хасапакис), архиепископ Герасский).

На вопрос о том, почему патриарх Ириней говорит о чудесном возгорании огня, Феофан ответил:
«Станешь ли ты рассказывать шестилетнему ребенку все, что знаешь об этой жизни? Нет, он сам мало-помалу узнает об этом. Также и с Дедом Морозом (Father Christmas), также и со святым Огнем».

А на вопрос – почему же патриарх не выскажется внятно на эту тему, Феофан отмахнулся: «Ну, он не хочет выглядеть как папа римский, рассылающий энциклики по каждому вопросу! Это породило бы лишь еще больше проблем!»

https://books.google.ru/books…

Много лет я расспрашивал обитателей церковного Иерусалима об этом чуде. Точнее – монахов из Русской Миссии.

ВСЕ (!!!) они, уже став епископами, в приватных беседах говорили мне одно и то же:

«Когда я попал в Иерусалим, конечно, более всего ожидал этого Чуда. И едва только хоть малость сблизился с греческими монахами из местной патриархии, еще задолго до Пасхи стал умолять их – как свершается Чудо… В ответ же греки крутили пальцем у виска: это только вы, русские считаете, что это чудо!».

Публично от этого чудоверия дистанцировался лишь один современный начальник Русской Духовной Миссии: архимандрит Исидор (Минаев) в 2011 году. http://azbyka.ru/…/beseda-s-nachalnikom-russkoj-dukhovnoj-m…

Это интервью очень непросто далось отцу Исидору, он понимал, что очень рискует. В итоге он оказался единственным за последние десятилетия Начальником Миссии, который так и не стал епископом…

Замечательный рассказ я слышал от архиепископа Н.: «За все годы своего служения в Миссии я никогда не ходил на эту службу. Меня туда тащили, звали, но я находил любые предлоги, придумывал себе срочные задания, чтобы не идти. Ведь греческие монахи уже рассказали мне нечто осаживающее неофитский и паломнический энтузиазм. Я же понимал, что когда вернусь в Россию, то все знакомые будут расспрашивать: «Ну, расскажите об Огне! Он и вправду не жжет?». Врать я не хочу. А правда может оказаться слишком травматичной дли их веры. Поэтому я вел себя так, чтобы потом иметь право честно сказать: «Не знаю. Не был. Не видел». Но монахини из нашего Горненского монастыря заметили, что я не бываю на этих службах, и стали шептаться между собой по этому поводу. Но потом они же шли ко мне на исповедь (а к кому еще им идти в нашей небольшой русской общине?). И на исповеди каялись мне же в том, что осуждали меня… А нередко присоединяли рассказ об еще одном своем маленьком секрете: «Батюшка, простите, и врала. Я говорила сестрам, будто у меня свечи в Великую субботу сами зажглись и что они не обжигали. Но, понимаете, если бы я этого не сказала, меня бы стали травить как ошельмованную».

То есть перед нами вариант сказки про Голого Короля. Там мошенники «сшили» платье, которое «обладает чудесным свойством становиться невидимым для всякого человека, который не на своем месте сидит или непроходимо глуп». В нашем случае приговор чуть другой: «если Огонь тебя обжигает – значит, Бог обличает твои грехи и маловерие!». Ну кому же хочется получить такой приговор?!

И это помимо самовнушений…

Есть немало людей, с которых бесполезно «снимать свидетельские показания». У них глубокий внутренний настрой на «как надо», а не «как было». Им больно расходиться не своими ощущениями, а с тем, что ожидает от них услышать следователь. В церковной жизни это недоверие к своей «маленькой правде» и ориентация на «правду большую» особо культивируется. Нельзя допускать в свое сознание те факты и черты, которые расходятся с каноническим образом. Идет ли речь о современном священнике или древнем святом. «Мне такая правда не полезна!».

Классический пример – история из повести про Иоанна Новгородского:
«Жители того города часто видели, как из кельи святого выходила блудница: это бес преображался в женщину. Горожане же не знали, что это бесовское наваждение, а были уверены, что это на самом деле уличная женщина, и впадали в заблуждение. Случалось также, что начальники города, приходя в келью святого для благословения, видели там мониста девичьи, и обувь женскую, и одежду, и негодовали на это, не зная, что и сказать. А все это бес наваждением своим показывал им, чтобы восстали на святого, неправедно осудили его и изгнали бы. Горожане порешили между собой: «Не подобает такому святителю, блуднику, быть на апостольском престоле — идем и изгоним его!». Когда пришел народ к келье святого, то бес перед глазами всех побежал в образе девицы, будто из кельи святого. Люди закричали: «Ловите ее!» Но хоть и долго гнались, не смогли поймать. Святой же, услышав говор людской у кельи своей, вышел и спросил: «Что случилось, дети мои?» Они же рассказали все, что видели, и, не внимая оправданиям святого, осудили его как блудника. Схватили его, и надругались над ним, и, не понимая, что творят, понося святого, порешили: «Посадим его на плот на реке Волхове — пусть выплывет из нашего города вниз по реке». Когда посадили божьего святителя Иоанна на плот на Волхове, то поплыл плот против самой быстрины, которая как раз у Великого моста, никем не подталкиваемый, вверх по реке. Люди, узрев такое чудо, стали рвать одежды на себе и говорили: «Согрешили мы, неправедно поступили — осудили овцы пастыря своего. Теперь-то видим, что бесовским наваждением все произошло!».

Кто-нибудь обязательно напомнит эту историю, если на православных форумах вдруг зайдет речь о чьем-то разочаровывающем опыте общения со статусным духовенством.

Рассказы паломников и «старожилов» в этом смысле вполне следуют канонам житийной литературы. Жития святых как исторический источник (между прочим, тема докторской диссертации профессора МДА В. О. Ключевского с весьма разочаровывающими выводами) – это очень сложный сюжет.

«Агиобиография стремилась соединить в себе много разнородных целей, и каждая из них требовала особой формы для жития. Простая биографическая записка о безвестном подвижнике, составленная для памяти вскоре по смерти его, становилась недостойной прославленного святого после открытия мощей и установления ему празднования: это вызывало новую обработку жития. Притом святой не умирал и по смерти, ибо «кости наги» продолжали источать исцеления: память о нем и в древние и в поздние времена вечно колебалась между историей и легендой, постоянно обновлялась новыми чудесами и под влиянием их разрасталась новыми биографическими чертами… В самом биографическом рассказе развились именно те типические черты, которые обобщали историческое местное и индивидуальное явление, приближая его к общему христианскому идеалу. Церковно-ораторские элементы жития стали на первом плане, закрыв собой элементы историографические. Единственный интерес, который привязывал внимание общества, подобного древнерусскому, к судьбам отдельной жизни, был не исторический или психологический, а нравственно-назидательный: он состоял в тех общих типических чертах или нравственных схемах, которые составляют содержание христианского идеала и осуществление которых, разумеется, можно найти не во всякой отдельной жизни».

В определенном смысле жития это партийные газеты средневековья. И они абсолютно достоверны лишь в одном: жития совершенно точно передают представления своих авторов о том, как, по их мнению, должен был поступать их святой персонаж в той или иной ситуации. То есть это книги назидательные, педагогические, книги о том, «как надо». Есть набор клише, переходящих из одной повести в другую, и святой просто обязан им следовать. Точнее – автор обязан за неимением достоверной биографической информации (особенно о периода детства и юности) заимствовать эти клише из других житий.

Уяснив это, историку остается копаться в деталях: топонимике, именах упомянутых правителей, подмечать зоны умолчания или избыточного педалирования в тексте и пробовать понять мотивы (в том числе и политические), которые двигали автором жития.

Но так же ведут себя и пересказчики благочестивых историй. Они точно знают «как надо», какой тезис им нужно проиллюстрировать или доказать. И перед этой своей высшей правдой они честны. Она им разрешает что-то приукрашивать, а что-то упускать и не замечать.

Поэтому рассказы «церковных очевидцев» не обладают для меня некоей научно-доказательной и понуждающей силой.

Кстати, рассказы древних свидетелей разительно отличаются от картинки на НТВ. Древние «свидетели» говорил, что в запертой кувуклии нет никого. И лишь когда свет сам вырывается оттуда, часовню распечатывают и туда входит епископ.

«Когда настал 9-й час, поколебалась земля, подобно тому, как во время распятия Господа нашего, так произошло и в это время. Три раза послышался сильный гром в Пресвятом Гробе, и внутри его сверкали молнии, и в присутствии всех появился Святый Свет» (РАССКАЗ О ЧУДЕ, СОВЕРШИВШИМСЯ CO СВЯТЫМ СВЕТОМ в 1634 году // Православный палестинский сборник, Том 13. СПб. 1894

«Приходит му’аззин соборной мечети имам и эмир города. Они садятся у гроба, приносят лампады, которыя ставят на гроб; а он бывает закрыт. Христиане до этого тушат свои светильники и лампады и остаются так, пока не увидят, что чистый белый огонь зажег лампаду. От нея зажигаются лампады в соборной мечети и в церквах, а затем пишут в столицу халифата о времени нисхождения огня. По быстроте нисхождения и близости его к полдню заключают об урожае в этот год, по запаздыванию до вечера и удалению (от полдня) о неурожае» (Аль-Бируни; 1000 год).

«И когда начали читать паремии той Великой субботы, во время первой паремии вышел епископ с дьяконом из великого алтаря, подошел к дверям Гроба, и заглянул в Гроб сквозь крестец дверей тех, и не увидел света в Гробе, и возвратился на место. И когда начали читать шестую паремию, тот же епископ подошел к дверям Гроба и опять ничего не увидел. И тогда все люди возопили со слезами «Кирие, елейсон!», что значит «Господи, помилуй!» И когда минул девятый час и начали петь проходную песнь «Господу поем», тогда внезапно пришла небольшая туча с востока и стала над непокрытым верхом той церкви, и пошел дождь небольшой над Гробом Святым, и смочил нас хорошо, стоящих на Гробе. И тогда внезапно воссиял свет святой в Гробе святом: вышло блистание страшное и светлое из Гроба Господня Святого. И подойдя, епископ с четырьмя дьяконами открыл двери Гроба, и взял свечу у князя того, у Балдуина, и с нею вошел в Гроб, и первым делом зажег свечу князя от того святого света. Вынеся же из Гроба ту свечу, дал самому князю тому в его руки» (Хожение игумена Даниила).

По НТВ такого не видно…