Наталья сатина жена рахманинова

Мемория. Сергей Рахманинов

1 апреля 1873 года родился Сергей Рахманинов, великий пианист и композитор

Личное дело

Сергей Васильевич Рахманинов (1873-1943) родился в усадьбе Семеново Новгородской губернии в дворянской семье. Отец Василий Аркадьевич происходил из тамбовских дворян, мать, Любовь Петровна, была дочерью директора Аракчеевского кадетского корпуса генерала П. И. Бутакова.

Уже в раннем детстве у мальчика обнаружились способности к музыке. Сначала игре на фортепиано его учила мать, затем с мальчиком стала заниматься учительница музыки А. Д. Орнатская. Благодаря ее урокам осенью 1882 года Рахманинов поступил на младшее отделение Санкт-Петербургской консерватории в класс В. В. Демянского. Там Рахманинов учился из рук вон плохо, часто прогуливал занятия, поэтому по совету Александра Зилоти, который приходился Сергею двоюродным братом, мальчика было решено перевезти в Москву и отдать в частный пансион известного музыкального педагога, профессора Московской консерватории Н. С. Зверева.

Осенью 1885 года Рахманинов переехал в Москву, в пансион Зверева и одновременно был принят на третий курс младшего отделения Московской консерватории по классу того же Зверева. В пансионе царила строгая дисциплина: ученики должны были заниматься по шесть часов в день. Также обязательным для юных музыкантов было посещение оперных спектаклей и ансамблевое музицирование, в том числе на нескольких роялях.

В 1887 году Рахманинов начинает сочинять и записывать свои первые произведения. В это время его преподавателем по контрапункту становится С.И. Танеев. В возрасте 13 лет Рахманинов был представлен Петру Ильичу Чайковскому.

В пансионе Зверева Рахманинов провел четыре года, после чего между ним и Зверевым произошла ссора из-за композиции. В результате Рахманинов покинул пансион, но остался в Москве, где его приютили родственники Сатины, на дочери которых он впоследствии женился. И ученик, и педагог очень тяжело переживали этот конфликт, но помириться смогли лишь после выпускного экзамена. Тогда Зверев подарил Рахманинову свои золотые часы, которые композитор бережно хранил всю жизнь.

В 1888 году Рахманинов продолжил обучение на старшем отделении Московской консерватории в фортепианном классе своего двоюродного брата А. И. Зилоти, а спустя год под руководством С. И. Танеева и А. С. Аренского начал изучать композицию.

В 19 лет Рахманинов с большой золотой медалью окончил консерваторию по двум специальностям — и как пианист, и как композитор. Уже во время учебы он получил известность среди московской публики. К моменту окончания консерватории им уже были написаны Первый фортепианный концерт, ряд романсов и пьесы для фортепиано, в том числе Прелюдия до-диез минор (op.3 № 2), которая позднее стала одним из наиболее известных произведений композитора.

Дипломной работой Рахманинова стала его первая опера— «Алеко», написанная по романтической поэме А. С. Пушкина «Цыганы». Опера очень понравилась Чайковскому и по его настоянию в 1893 году была поставлена в Большом театре. Чайковский даже хлопотал о ее включении в репертуар Большого вместе со своей оперой «Иоланта», но вскоре неожиданно скончался, так что этот замысел не был осуществлен.

В том же 1892 году Сергей Рахманинов впервые выступил перед публикой как пианист со своей известнейшей Прелюдией до-диез минор, ставшей настоящей жемчужиной его творчества.

По окончании консерватории Рахманинов ради заработка стал преподавать теорию музыки в московском Мариинском, а затем в Елизаветинском и Екатерининском женских институтах. Также он начал давать частные уроки музыки, хотя это занятие очень не любил.

В 1893—1895 годах Рахманинов пишет свою Первую симфонию, которая была новаторским для того времени произведением.

В 24 года Рахманинов по приглашению Саввы Мамонтова стал вторым дирижером Московской русской частной оперы. Проработав там всего один сезон, он успел прославиться как дирижер. Там же Рахманинов познакомился и подружился с Федором Шаляпиным. Покинуть театр Рахманинов решил, чтобы сосредоточиться на композиции.

В марте 1897 года состоялась долгожданная премьера Первой симфонии. Композитор Александр Глазунов тогда загорелся идеей познакомить Санкт-Петербург с творчеством молодого московского музыканта и даже сам выступил на премьере в качестве дирижера. Премьера, однако, окончилась полным провалом, как из-за некачественного дирижирования (Глазунов был неопытен в этом), так и — главным образом — из-за новаторской сущности музыки, не понятой ни самим Глазуновым, ни петербургской публикой.

«Живой свидетель события, присутствовавший на генеральной репетиции и концерте, удостоверяю, что исполнение Симфонии было сырое, недодуманное, недоработанное и производило впечатление неряшливого проигрывания, а не осуществления определенного художественного замысла, которого у дирижера явно и не было. Ритмическая жизнь, столь интенсивная в творчестве и исполнении Рахманинова, увяла. Динамические оттенки, градации темпа, нюансы экспрессии — все то, чем так богата его музыка, исчезло. Бесконечно тянулась какая-то аморфная, мутная звуковая масса. Вялый характер дирижера довершил всю томительную мертвенность впечатления», — вспоминал позже присутствовавший на премьере музыковед А.В.Оссовский.

В итоге публика и критики приняли симфонию негативно, да и сам Рахманинов был крайне разочарован. Особенно его огорчил отрицательный отзыв Николая Римского-Корсакова, с которым он познакомился в Московской русской частной опере и чье мнение очень ценил.

Провал послужил причиной глубокой депрессии Рахманинова. «Я был подобен человеку, которого хватил удар и у которого на долгое время отнялись и голова, и руки…», — так потом описывал композитор свое состояние в письме Б. В. Асафьеву. В течение более чем трех лет – на протяжении 1897—1901 годов – Рахманинов почти ничего не сочинял, большую часть времени проводил, лежа на кушетке, и выходил из дома только для частных уроков.

Преодолеть депрессию и творческий кризис композитор смог только с помощью известного врача-гипнотизера доктора Н. В. Даля.

В 1901 году Рахманинов закончил свой Второй фортепианный концерт и вскоре получил приглашение занять место дирижера в московском Большом театре. Композитор согласился и два сезона дирижировал в Большом весь русский оперный репертуар (иностранным репертуаром управлял главный дирижер Большого театра — И. К. Альтани).

Через два года Рахманинов оставил Большой театр, снова решив полностью посвятить себя композиции. В 1903 году он женился на Наталье Сатиной, которая приходилась ему двоюродной сестрой.

В 1906 году, совершив путешествие по Италии, Рахманинов на три года поселился в Дрездене, где много и плодотворно сочинял. В 1909 году совершил большое концертное турне по Америке и Канаде, выступая как пианист и дирижер. В том же году написал Третий фортепианный концерт.

До революции Рахманинов часто выступал в Москве. В частности, большой популярностью пользовались концерты, организуемые его двоюродным братом Александром Зилоти, на которых часто дирижировал Рахманинов. Также композитор возглавлял художественный совет Российского музыкального издательства.

21 февраля 1917 года в концертном зале Тенишевского училища в Петрограде состоялось последнее концертное выступление Рахманинова в России. Вскоре после Октябрьской революции композитор воспользовался пришедшим из Швеции предложением выступить на концерте в Стокгольме и в конце 1917 года вместе с женой и дочерьми Ириной и Татьяной, оставив все свое имущество, покинул Россию практически без средств к существованию.

Через Мальме Рахманинов прибыл в Копенгаген, где 15 февраля 1918 года сыграл свой Второй концерт с дирижером Георгом Хеэбергом.

Поняв, что заработать средства он сможет только как пианист, Рахманинов начал усиленно тренироваться на фортепиано и до конца сезона выступил в одиннадцати симфонических и камерных концертах, что дало ему возможность расплатиться с долгами.

1 ноября 1918 года Рахманинов вместе с семьей отплыл из Норвегии в Нью-Йорк, где начал активную концертную деятельность также как пианист. В дальнейшем он не прекращал выступать с концертами вплоть до конца жизни, давая их по несколько десятков за сезон.

В Америке Рахманинов сильно тосковал по родине. Он общался в основном в среде русских эмигрантов, окружил себя русскими друзьями и русской прислугой. За все годы, прожитые в эмиграции, у Рахманинова почти не было друзей-иностранцев, одним из немногих исключений стал производитель роялей Фредерик Стейнвей — глава фирмы «Стейнвей и сыновья».

Творческий кризис, начавшийся после отъезда из России, у композитора затянулся почти на 9 лет — вплоть до 1926 года он не писал значительных произведений. Лишь в 1926—1927 годах появляются новые творения Рахманинова: Четвертый концерт и три русские песни.

Живя и выступая по большей части в США, с 1930 по 1940 годы Рахманинов часто гастролировал по Европе и проводил там немало времени. В 1931 году он купил в Швейцарии участок на берегу Фирвальдштетского озера, где построил роскошную виллу «Сенар» с большим садом. Вилла получила название по первым слогам имен Сергея Рахманинова и его супруги Натальи. Это место стало особенно дорого для композитора — он создал его в национальном стиле и даже специально привез туда русские березы. Именно тут он создал свои знаковые сочинения – Рапсодию на тему Паганини и Третью симфонию.

В 1941 году Сергей Рахманинов закончил свое последнее произведение — Симфонические танцы, многими признанное величайшим из созданного им.

Хотя Рахманинов крайне отрицательно относился к советской власти, известие о нападении Германии на СССР произвело на него сильнейшее впечатление. В годы Великой Отечественной войны пианист дал в США несколько концертов, весь денежный сбор от которых направил в фонд Красной армии, и советовал всем русским эмигрантам тоже внести свой вклад. Известно, что на его деньги был построен боевой самолет. Утверждается, что незадолго до своей смерти Рахманинов пытался посетить родину, но его не пустили.

На склоне лет у композитора обнаружилось онкологическое заболевание — меланома (по другим данным – рак легких, вызванный активным курением). Сам Рахманинов о нем даже не подозревал. Последний свой концерт он дал всего за шесть недель до смерти.

Сергей Рахманинов умер 28 марта 1943 года в Беверли-Хиллз (США, Калифорния), не дожив трех дней до своего 70-го дня рождения. Похоронен на кладбище Кенсико в Валхалле близ Нью-Йорка.

Сергей Рахманинов

Чем знаменит

Сергей Рахманинов — один из величайших русских пианистов, композиторов и дирижеров своего времени. Он был одинаково гениален во всех этих трех ипостасях.

Рахманинов как композитор объединил и сплавил творческие принципы московской и петербургской композиторских школ в единый и цельный русский стиль. Ему удалось выработать специфический, легко узнаваемый музыкальный язык. Его Второй концерт для фортепиано с оркестром, по словам выдающегося пианиста Дениса Мацуева, является «шедевром на все времена» и одним из самых популярных произведений не только в России, но и во всей мировой классике. Рахманинов (наряду со Скрябиным) вывел русскую фортепианную музыку XX века на мировой уровень, стал одним из первых русских композиторов, чьи фортепианные произведения входят в репертуар всех пианистов мира.

Будучи вынужден покинуть родину и страстно по ней скучая, за четверть века жизни за рубежом Рахманинов создал всего 6 произведений, которые, однако, относят к вершинам русской и мировой музыки.

О чем надо знать

Неудача с Первой симфонией произвела на Рахманинова такое сильное впечатление, что он уничтожил партитуру, запретив когда-либо исполнять ее. «Симфонию не покажу и в завещании наложу запрет на смотрины», — писал он Б. В. Асафьеву спустя 20 лет после ее провала.

В 1944 году музыковеду А. В. Оссовскому удалось отыскать в архиве Ленинградской консерватории уцелевшие оркестровые голоса симфонии, по которым была восстановлена партитура произведения.

«Вторая премьера» симфонии с огромным успехом прошла в Москве 17 октября 1945 года (дирижировал Александр Гаук). Американская премьера состоялась 19 марта 1948 года — симфонию исполнил Филадельфийский оркестр под управлением Юджина Орманди.

Следует отметить, что на самом деле Первая симфония фактически стала второй попыткой Рахманинова в этом жанре. В последний год учебы в Московской консерватории ему было задано одним из преподавателей написать симфонию в качестве упражнения. Рахманинов позднее рассказывал, что он завершил работу, однако три из четырех частей были впоследствии утеряны. Сохранившаяся часть длительностью около 12 минут была опубликована посмертно в 1947 году как Юношеская симфония.

Прямая речь

О провале Первой симфонии: «Мне самому моя Симфония, несмотря на то, что я ее очень любил раньше, сейчас люблю, после первой же репетиции совсем не понравилась… Значит, плохая инструментовка, скажете Вы. Но я уверен, отвечу я, что хорошая музыка будет «просвечивать» и сквозь плохую инструментовку, а я не нахожу, чтоб инструментовка была совсем неудачна. Остается, значит, два предположения. Или я, как некоторые авторы, отношусь незаслуженно пристрастно к этому сочинению, или это сочинение было плохо исполнено. А это действительно было так. Я удивляюсь, как такой высокоталантливый человек, как Глазунов, может так плохо дирижировать?».

О передаче денежного сбора от одного из своих концертов в Фонд обороны СССР: «От одного из русских посильная помощь русскому народу в его борьбе с врагом. Хочу верить, верю в полную победу».

Пианист Денис Мацуев о Третьем концерте Рахманинова: «По насыщенности, по эмоциональности ни один фортепианный концерт даже близко нельзя сравнить с Третьим концертом. Это Эверест. В нем около 50 тысяч нот. И каждый раз, когда я выхожу его играть, — это исполнение с чистого листа. Этим и отличается гениальная музыка от просто талантливой — количество смыслов, эмоций и интерпретаций внутри неисчерпаемо.

Это та самая музыка, которую обычно просят исполнить русские: «А сделай так, чтобы душа сначала развернулась, а затем свернулась»».

9 фактов о Сергее Рахманинове

  • Долгое время местом рождения композитора считалось имение его родителей Онег, недалеко от Новгорода, но исследования последних лет называют местом его рождения усадьбу Семеново Старорусского уезда Новгородской губернии. Усадьба, находившаяся в 60 километрах от Старой Руссы, не сохранилась.
  • Семейное предание ведет происхождение рода Рахманиновых от «внука молдавского господаря Стефана Великого» Василия, прозванного Рахманиным.
  • Жена Рахманинова Наталья Александровна (урожденная Сатина) происходила из рода Рюриковичей, утративших княжеский титул. Поскольку она приходилась композитору двоюродной сестрой по отцу, музыканту пришлось просить «высочайшего разрешения» на этот брак.
  • Свою первую оперу «Алеко», ставшую его дипломной работой, Рахманинов написал всего за семнадцать дней. За это сочинение он получил высочайшую отметку «5+».
  • У Рахманинова была невероятная музыкальная память: услышав музыкальное произведение всего один-два раза, он запоминал его практически наизусть и помнил потом очень долго.
  • Помимо хорошей памяти, композитор обладал еще одной уникальной особенностью — он мог легко охватывать на рояле сразу 12 белых клавиш, что было не под силу большинству известных пианистов.
  • Будучи глубоко верующим человеком, Рахманинов внес выдающийся вклад в развитие русской духовной музыки, написав Литургию св. Иоанна Златоуста для смешанного хора (1910) и Всенощную (1916).
  • Популярность Рахманинова как пианиста в США была огромной. Его постоянно осаждали толпы репортеров и папарацци. Чтобы скрыться от излишнего внимания во время гастролей по Америке, Рахманинов одно время даже жил в персональном железнодорожном вагоне вместо отелей.
  • Мелодия известного сингла «All by myself», которую исполняла популярная певица Селин Дион, была позаимствована из Второго фортепианного концерта Рахманинова. Автору песни Эрику Кармену пришлось долго улаживать все вопросы с наследниками маэстро и в итоге он был вынужден указать имя Рахманинова как настоящего автора песни.

LiveInternetLiveInternet

Привожу несколько высказываний великого Сергея Васильевича Рахманинова о творчестве композитора. Все это я со всей убежденностью могу отнести к любому творчеству, в частности, к режиссуре в театре и кинематографе. Публикую это в связи с возникшей в нашей художественной среде дискуссии о современном русском театре.

«…Я не испытываю симпатии к композиторам, которые пишут по заранее составленным формулам или теориям, или к композиторам, которые пишут в определённом стиле только потому, что этот стиль в моде. Истинная музыка никогда не создавалась таким образом и, я осмелюсь сказать, никогда и не будет так создаваться.
…В конечном счёте, музыка — выражение индивидуальности композитора во всей её полноте. Но эта цель не может быть достигнута рационалистично, по заранее разработанному плану, подобно тому, как портной кроит по мерке. А такая тенденция — я с сожалением это отмечаю — явно превалирует в течение последних двадцати лет.

…Музыка композитора должна выражать дух страны, в которой он родился, его любовь, его веру и мысли, возникшие под впечатлением книг, картин, которые он любит. Она должна стать обобщением всего жизненного опыта композитора.
…Повторю ещё и ещё, музыка прежде всего должна быть любима; должна идти от сердца и быть обращена к сердцу. Иначе музыку надо лишить надежды быть вечным и нетленным искусством.
…И всё же я считаю нужным добавить, что уважаю художественные поиски композитора, если он приходит к музыке «модерн» в результате предварительной интенсивной подготовки. Стравинский, например, создал «Весну священную» не раньше, чем прошёл напряжённый период обучения у такого мастера, как Римский-Корсаков, и после того, как написал классическую симфонию и другие произведения в классической форме.

…Такие композиторы знают, что они делают, когда разрушают законы; они знают что им противопоставить, потому что имеют опыт в классических формах и стиле. Овладев правилами, они знают, какие из них могут быть отвергнуты и каким следует подчиняться. Но, простите мне мою откровенность, часто мне кажется, что молодые композиторы погружаются в пучину экспериментальной музыки, не доучив свои школьные уроки. Слишком современная музыка — это сущее мошенничество, и вот почему: тот, кто сочиняет её, производит коренную ломку законов музыки, не изучив их сам.
…Нельзя идти на разведку нового мира, досконально не изучив старого. Только если вы овладели техникой, если вы изучили классические законы, — вы достаточно подготовлены к тому, чтобы развивать своё собственное направление, которое вы как композитор избрали.
Молодые композиторы совершают ошибку, если считают, что владея только техникой, они достигнут оригинальности.
…Подлинная оригинальность зависит только от содержания. Композитор может воспользоваться всеми известными приёмами сочинения и написать произведение глубоко отличное и по стилю, и по мысли от всего, созданного до него, потому что он вложил в эту музыку свою индивидуальность и свои переживания.

…Я — русский композитор, и моя родина наложила отпечаток на мой характер и мои взгляды. Моя музыка — это плод моего характера, и потому это русская музыка. Я никогда не старался намеренно писать именно русскую музыку или музыку ещё какого-либо другого рода.
…Короче говоря, самая трудная проблема, стоящая и по сей день перед каждым творцом, — это быть кратким и ясным. В результате накопленного опыта художник приходит к пониманию того, что гораздо труднее быть простым, чем сложным. Этим должны руководствоваться молодые композиторы».
(Из статьи С.В.Рахманинова «Музыка должна идти от сердца»).

Сергей Рахманинов

Биография великого пианиста и композитора С.В. Рахманинова

Сергей Васильевич Рахманинов родился 20 марта 1873 года в дворянской семье в имении Онег, принадлежащем его матери, под Новгородом. Здесь прошло раннее детство будущего композитора. В детские и отроческие годы зародилась привязанность к поэтической русской природе, к образам которой не раз в своём творчестве он обращался. В те же годы Рахманинов имел возможность довольно часто слушать русские народные песни, которые очень любил всю свою жизнь. Посещая вместе с бабушкой новгородские монастыри, Сергей Васильевич слушал прославленные новгородские колокола и древнерусские обрядовые напевы, в которых он всегда отмечал национальные, народопесенные истоки. В дальнейшем это отразится в его творчестве (поэма-кантата «Колокола», «Всенощное бдение»).
Рахманинов рос в музыкальной семье. Дед его, Аркадий Александрович, учившийся у Джона Фильда, был пианистом-любителем и композитором. Несколько его сочинений было издано в 18-м столетии. Отец великого композитора, Василий Аркадьевич Рахманинов, был человеком исключительной музыкальной одарённости. Мать была его первым педагогом по фортепиано, хотя, по воспоминаниям самого композитора, уроки доставляли ему «большое неудовольствие». Но к четырём годам он уже мог играть в четыре руки со своим дедом.
Когда будущему композитору было 8 лет, его семья переехала Петербург. К тому времени его музыкальные способности были достаточно заметны, и в 1882 году его приняли в Петербургскую консерваторию, в младший фортепианный класс В. В. Демянского. В 1885 году Рахманинова прослушал в то время очень молодой, но уже известный музыкант, двоюродный брат Сергея Васильевича, А. И. Зилоти. Убедившись в даровании своего кузена, Зилоти увозит его в московскую консерваторию, в класс Николая Сергеевича Зверева. Проучившись у Зверева, а затем у Зилоти (т.к. Зверев занимался только с детьми), на старшем отделении консерватории Рахманинов начинает заниматься под руководством С. И. Танеева и А. С. Аренского композицией. Здесь Сергей Рахманинов впервые встретился с П. И. Чайковским. Знаменитый композитор заметил способного ученика и внимательно следил за его успехами. Через некоторое время П. И. Чайковский сказал: «Я предсказываю ему великое будущее».
Одарённый необычайным музыкальным слухом и памятью, Рахманинов в 18 лет блестяще завершил занятия по классу фортепьяно. А через год, в 1892 году, когда он окончил Московскую консерваторию по классу сочинения, его наградили большой золотой медалью за выдающиеся исполнительские и композиторские успехи. Вместе с ним закончил консерваторию и Скрябин, который получил малую золотую медаль, т.к. большую присуждали только студентам, окончившим консерваторию по двум специальностям (Скрябин закончил как пианист). На выпускной экзамен Рахманинов представил одноактную оперу «Алеко» (по поэме Пушкина «Цыганы»), которую написал всего за 17 дней! За неё присутствовавший на экзамене Чайковский поставил своему «музыкальному внуку» (Рахманинов учился у Танеева, любимого ученика Петра Ильича) пятёрку с тремя плюсами. Спустя год опера 19-летнего композитора была поставлена в Большом театре. Музыка оперы, покоряющая юношеской страстностью, драматической силой, богатством и выразительностью мелодий, получила высокую оценку крупнейших музыкантов, критиков и слушателей. Музыкальный мир отнёсся к «Алеко» не как к школьной работе, а как к творению высочайшего мастера. Особенно высоко оценил оперу П. И. Чайковский: «Эта прелестная вещь мне очень понравилась»,- писал он своему брату. В последние годы жизни Чайковского, Рахманинов часто с ним общается. Он высоко ценил творца «Пиковой дамы». Ободрённый первым успехом и моральной поддержкой Чайковского, Рахманинов после окончания консерватории сочиняет ряд произведений. Среди них — симфоническая фантазия «Утёс», первая сюита для двух фортепиано, «Музыкальные моменты», до-диез минорная прелюдия, романсы: «Не пой, красавица, при мне», «В молчанье ночи тайной», «Островок», «Весенние воды». Под впечатлением смерти Чайковского в 1893 году создано «Эллегическое трио».
Продолжение описания биографии Рахманинова.

Супруга Сергея Рахманинова раскрыла семейную тайну лишь перед смертью: сердце композитора принадлежало не ей одной

По сложившейся традиции открыл «Белую сирень» внук композитора Александр Рахманинов — руководитель Международного фонда им. Рахманинова в Швейцарии, почётный президент казанского фестиваля. Александр Рахманинов, постоянный читатель «АиФ», впервые согласился рассказать о неизвестных страницах жизни своего деда.

Сеансы «гипноза»

— О моём дедушке Сергее Васильевиче в музыкальной среде сложилось крайне неверное мнение. Мол, композитор имел тяжёлый, мрачный характер. На самом деле в семье сохранились воспоминания, что он был очень весёлым, обожал шутить, устраивать розыгрыши. Как-то ближайший его друг, знаменитый бас Фёдор Иванович Шаляпин, попросил Рахманинова написать для него камерное сочинение. Композитор согласился с загадочной ухмылкой. Был салонный концерт певца. Шаляпин, держа в руках, как он думал, ноты уже известного ему по репетициям нового сочинения, приготовился к премьерному исполнению. Рахманинов же сел у двери в последнем ряду… Шаляпин начал петь и запнулся — не хватило дыхания. Извинился перед публикой. Во второй раз — то же самое… А в третий раз знаменитый певец схватил стул и в гневе стукнул им об пол. Оказалось, что в экземпляр нот Шаляпина Сергей Васильевич втихую «всунул» ноту, которую великий бас заведомо не мог взять. Мой дед выбежал из зала и смеялся полчаса. …Три месяца друзья не разговаривали, но потом, конечно же, помирились. У них были удивительно близкие отношения, оба постоянно подтрунивали друг над другом. Фёдор Иванович любя называл Сергея Васильевича «ты моя татарская морда», зная о татарских корнях древнего рода Рахманиновых.

Есть ещё одно неверное мнение: оно касается длительной меланхолии, которой якобы страдал композитор. Как ни странно, слух об этом распространила жена Мастера, моя бабушка Наталья Александровна. Сделала она это преднамеренно… За шесть месяцев до смерти она пригласила меня и сказала: «Я хочу освободить свою душу от греха и расскажу тебе правду… Однако при одном условии — что до 2000 года (т. е. почти в течение 50 лет. — А. Р.) ты никому не расскажешь о моей исповеди…»

Сергею Рахманинову было всего 22 года, когда он написал свою Первую симфонию. Тогда он не мог и предположить, что её судьба окажется настолько тернистой. Во время первого её исполнения дирижёр А. Глазунов, как известно, способный встать за пульт в нетрезвом виде, управлял оркестром соответствующе. Но главное — он абсолютно не понял глубины и масштаба произведения, написанного таким молодым человеком… Как итог — провал сочинения… Для Сергея Васильевича это стало настоящим потрясением. В течение трёх лет после этой неудачи он ничего не мог писать — меланхолия лишила его творческих сил. Семья невесты (в тот момент он уже был официальным женихом Натальи Сатиной, которая приходилась ему двоюродной сестрой) бросилась на помощь Сергею. Рахманинов согласился обратиться к известному московскому врачу Николаю Далю, которого ему настоятельно советовали родственники. Наталья и представить не могла, чем обернутся в их будущей семейной жизни с Сергеем эти несколько сеансов «гипноза». Ведь у доктора была красавица-дочь…

Постепенно силы и вдохновение возвращались к композитору. Он пишет Второй концерт, ставший всемирно известным. Однако не посвящает его ни своей невесте, ни её семье, ни Николаю Далю. Наталья чувствовала, что за частыми поездками Сергея в дом врача кроется отнюдь не забота о здоровье. Она тяжело переживает, что концерт посвящён не ей. И буквально за несколько минут до первого публичного исполнения произведения, зная, в каком невероятно напряжённом состоянии пребывает Сергей (уже переживший тяжёлый провал Первой симфонии), моя бабушка требует изменить дарст­венную надпись и посвятить Второй концерт доктору Далю, чтобы таким образом навсегда скрыть имя соперницы. Она сказала: «Ты дал слово жениться на мне. Если не изменишь посвящение — я откажусь стать твоей женой». Рахманинов сдержал слово дворянина, и молодые были обвенчаны в военной церкви.

Кроме глубокой сердечной привязанности к Наталье Сергей всю свою жизнь оставался безмерно благодарен её матери, своей тётке — Варваре Сатиной (сестре его отца), в доме которой нашёл теплоту и любовь. Дело в том, что отец юноши, мой прадед Василий Рахманинов, спустил всё приданое супруги в карточных играх, ушёл из семьи, оставив жену с детьми в абсолютной нищете. Московская родня Сергея, генерал Сатин, его жена и дочери приняли юношу в семью как родного и тем самым спасли его от нищенского существования.

Букет сирени

Любимая кузина Наталья Александровна обожала Сергея и прощала его насмешки: «Чёрная, как галка, тощая, как палка, мне тебя жалко, девка-Наталка». Она боготворила этого высокого, с благородной внешностью, а главное — Богом отмеченного молодого человека. И стала Рахманинову женой, матерью их двоих детей. Душевная красота и духовное величие этой женщины заслуживают отдельного разговора. Истинный смысл визитов Сергея к доктору Далю она решила завуалировать навсегда. Так и появилась созданная ею легенда о длительной меланхолии композитора. О том, какие страсти кипели в душе этой сдержанной женщины, можно было только догадываться. Семья Сергея и Натальи Рахманиновых внешне выглядела идеальной. Однако оба они знали: после каждого концерта музыканта в его артистической будет ждать букет белой сирени от другой женщины. Наталья никогда не произнесла ни слова упрёка и не выясняла отношений с мужем.

Отцом Сергей Васильевич был невероятно нежным и заботливым. Сохранились кинокадры, снятые в США, Швейцарии и Франции, — его игры с дочерями Ириной (старшей) и Татьяной (моей мамой), его искренний смех, нежные взгляды… Татьяну он нежно называл Тутушок, Тутунька, Туки. Наша семья во время войны осталась во Франции — моя мать категорически отказалась уехать со мной в благополучный Нью-Йорк, потому что отец был на фронте. Через Красный Крест Сергей и Наталья Рахманиновы при любом удобном случае передавали коротенькие письма, где дедушка спрашивал: есть ли в семье деньги?… не очень ли Танюша устала?… Каждое из его писем завершалось словами: «Христос с Вами, мои Дорогие. Люблю Вас!» Все эти письма Сергея Васильевича и Натальи Александровны бережно хранятся в нашем семейном архиве. Рахманинов тяжело переживал расставание с Родиной, а когда она оказалась в пучине войны — известно, какую огромную помощь он оказывал и армии, и отдельным людям в России. Он очень глубоко и искренне любил Россию, свою Отчизну, но терпеть не мог советский строй и его руководителей.

Сергей Васильевич очень много курил, практически не выпускал изо рта сигарету. И заболел раком. Последние месяцы жизни он провёл в Калифорнии. Наталья Александровна и Ирина были рядом. Уход из жизни был очень тяжёлым. Сергей Васильевич шёпотом спросил: «Вы ведь слышите? На улице играют мою «Всенощную»…» В этот трагический момент тихо отворилась дверь в спальню и к изголовью теряющего последние силы композитора подошла ещё одна женщина, за которой срочно посылала шофёра сама Наталья Александровна. Ни произнеся ни звука, она жестом попросила её подойти ближе к кровати, указав на место рядом с собой. Через мгновение жизнь покинула великого Сергея Рахманинова…

Фото из семейного архива Александра Рахманинова

30 фактов из детства и юности Сергея Васильевича Рахманинова

Композитор, пианист, дирижёр, популярность которого была столь велика, что, скрываясь от излишнего внимания репортеров и папарацци во время гастролей по Америке, одно время он даже жил в железнодорожном вагоне вместо отелей. «Самый русский композитор», который был вынужден после революции 1917 года покинуть Россию и 25 лет тосковать по ней на чужбине; который в годы гражданской войны помогал своим друзьям и знакомым продуктовыми посылками — спасал от голода; который при известии о нападении Германии на СССР всем сердцем откликнулся на беду, постигшую родину: «От одного из русских посильная помощь русскому народу в его борьбе с врагом. Хочу верить, верю в полную победу», — Сергей Васильевич Рахманинов дал в США целый ряд концертов, все средства от которых анонимно отправил в Фонд обороны СССР. Композитор, который вывел русскую фортепианную музыку XX века на мировой уровень — произведения С.В. Рахманинова входят в репертуар всех пианистов мира.

• Будущий композитор, пианист, дирижер родился 20 марта (1 апреля) 1873 г. в дворянской семье в усадьбе Семёново Старорусского уезда Новгородской губернии.

• Дед композитора по отцовской линии, Аркадий Александрович, был музыкантом, учился игре на фортепиано у Джона Филда и выступал с концертами в Тамбове, Москве и Петербурге. Сохранились романсы и фортепианные пьесы его сочинения, в том числе «Прощальный галоп 1869 году» для фортепиано в четыре руки. Из девятерых его детей больше всех унаследовал музыкальную одаренность Василий – отец будущего композитора, однако музицировал он только любительски.

• Отец композитора, Василий Аркадьевич (1841-1916 гг.), происходил из дворян Тамбовской губернии. Мать, Любовь Петровна (урождённая Бутакова) ― дочь директора Аракчеевского кадетского корпуса генерала П. И. Бутакова. В семье Рахманиновых родилось шестеро детей: Елена, София, Владимир, Сергей, Варвара (умерла во младенчестве) и Аркадий. Брак родителей распался, когда Сереже было 9 лет. «Василию Аркадьевичу не передалось по наследству очень важное отцовское качество — серьезность, основательность в отношении и к делам, и к людям. (…) Василий Аркадьевич мастерски умел пускать по ветру имения, попавшие в его руки», — отмечает В. Брянцева.

• Когда Сережа был еще малышом, родители подметили, что, услышав игру на рояле или пение, мальчик замирает — застывает на месте и совершенно перестает видеть, что делается вокруг. Сережу решили начать обучать фортепианной игре. Первые уроки игры на фортепиано дала ему мать, бравшая в свое время уроки музыки в пансионе.

• Сережа не раз заслушивался, когда его мать аккомпанировала на рояле пению мадемуазель, которая обладала приятным голосом. Однажды, оставшись с ней вдвоем, мальчик стал упрашивать мадемуазель спеть под его аккомпанемент – без нот. Француженка не поверила, но уступила просьбам ребенка — решила попробовать. Она запела «Жалобу девушки» Франца Шуберта и против всяких ожиданий допела романс до конца. Аккомпаниатор ни разу не сбился. Правда, он не добирал по одному звуку в некоторых больших аккордах — там, где его ручонка была слишком мала. Но он не взял ни одной неправильной ноты! Гувернантка рассказала родителям об удивительных способностях мальчика.

• Однажды, когда Серёжа был совсем маленьким, в Онег приехал его дед — Аркадий Александрович Рахманинов. Он сел с внуком играть в четыре руки сонату Бетховена. Играли они с увлечением; когда завершили сонату, дед с радостью и гордостью повернулся к внуку. В это время открылась дверь и вошла кормилица Серёжи, местная крестьянка. Она пришла просить воз соломы на починку крыши своей избы. «Ты заслужила много больше за то, что выкормила мне такого внука», — сказал дед женщине.

• Для обучения даровитого сына Любовь Петровна приглаила свою подругу — Анну Дмитриевну Орнатскую, учившуюся в старших классах Петербургской консерватории у профессора Кросса.

• Когда оба Сережины дедушки — Аркадий Александрович Рахманинов и Петр Иванович Бутаков (отец Любови Петровны) — скончались один вслед за другим, Василий Аркадьевич Рахманинов, отец Сергея, оставшись без их добрых советов и наставлений, быстро довел свои хозяйственные дела до полного краха. Онег, последнее имение его семьи, был продан за долги графам Муравьевым. Вместо тихой, размеренной жизни в доме началась суета и неразбериха. Когда на телеги грузили остатки домашнего скарба (семья отправилась в Петербург), раздалось несколько глухих ударов топора — возле дома рухнула вековая ель — любимица Сережи. Мальчику стало впервые по-настоящему страшно. Этот горестный эпизод навсегда врезался ему в память.

• Петербург встретил семью Рахманиновых неприветливо. Супруги Рахманиновы с пятью детьми сняли небольшую квартиру в большом многолюдном доме. Василию Аркадьевичу надо было устраиваться на службу, Любови Петровне — вести хозяйство и воспитывать детей — без прислуги и гувернеров. В Петербурге как раз вспыхнула эпидемия дифтерита. Заразы избежали только маленький Аркадий и старшая Елена: ее очень быстро по переезде в Петербург удалось устроить в казенное закрытое учебное заведение. Трое остальных детей — Соня, Володя и Сережа — слегли с высокой температурой. Двенадцатилетняя Соня умерла.

• Очнувшись от горя, Любовь Петровна стала думать, куда пристроить учиться старших мальчиков. Володю отдали в кадетский корпус — закрытое военное учебное заведение, в котором обучение было бесплатным. 9-летний Сережа с осени 1882 года оказался в числе бесплатных учеников младшего отделения Петербургской консерватории. А Василий Аркадьевич навсегда покинул семью, переложив все заботы на плечи Любови Петровны, оставив ее с детьми почти без всяких средств к существованию. «Разлад в семье в пору раннего детства Серёжи наложил на него тяжёлую печать, от которой он никогда не мог избавиться. Как мучительно должен был переживать распад семьи такой впечатлительный мальчик, каким был Серёжа», — вспоминает его двоюродная сестра А.А. Трубникова.

• По словам А.А. Трубниковой, Серёжу определили в Петербургскую консерваторию к профессору Демянскому. Но резвый мальчик, привыкший к жизни в деревне, в семье, с отцом, матерью и горячо его любившей и баловавшей бабушкой, очутившись в Петербурге, в новой, чуждой и непривычной ему обстановке, среди незнакомых соучеников, повёл себя далеко не безукоризненно. Некоторое время мальчик жил у родственников — у Трубниковых, людей очень добрых, но они не смогли быть достаточно строгими и требовательными. Отсюда, вероятно, и явилось его своевольничанье, озорство и небрежное отношение к ученью в первый год жизни в Петербурге. Ученьем Серёжа не увлекался и предпочитал кататься на коньках или убегал на каток.

• К концу третьего учебного года в Петербургской консерватории Сережа настолько обленился, так редко стал посещать занятия по научным предметам и в результате получил настолько скверные отметки, что решено было поставить о нем вопрос на педагогическом совете. Это грозило лишением права обучаться в консерватории бесплатно. О сложной ситуации узнала Анна Дмитриевна Орнатская и поспешила сообщить Любови Петровне. Неизвестно, на что бы решилась Любовь Петровна, если бы ей не сказали, что в Петербург приехал с концертами Сережин двоюродный брат Саша — Александр Ильич Зилоти. После окончания Московской консерватории он провел несколько лет за границей, совершенствовался в игре на фортепиано у Франца Листа. Любовь Петровна решила посоветоваться с Александром Ильичом, стоит ли во что бы то ни стало продолжать Сереже консерваторскую учебу.

• Выслушав просьбу Любови Петровны, Зилоти понял, какого серьезного, ответственного от него ждут совета, и решил предварительно поговорить с директором Петербургской консерватории — выдающимся виолончелистом и композитором Карлом Юльевичем Давыдовым. Давыдов мог знать ученика Рахманинова только по немногим выступлениям в консерваторских концертах, где тот не обнаруживал в полную меру свои возможности. Поэтому на свой вопрос о даровании двоюродного брата Зилоти получил ответ: «Ничего особенного!» Александру Ильичу расхотелось выступать в роли советчика, однако Любовь Петровна очень настойчиво просила его о помощи. Когда Александр Ильич сам проверил Сережины музыкальные данные, счел своим долгом вмешаться в судьбу брата самым решительным образом. Надо ли Сереже продолжать музыкальное образование? Не просто надо — совершенно необходимо.

• На семейном совете было решено перевезти мальчика в Москву и поселить в частном пансионе известного музыкального педагога, профессора Московской консерватории Николая Сергеевича Зверева — удивительного человека, который сам вносил плату за неимущих учеников, а наиболее одаренных брал жить к себе на полное содержание. Зилоти — сам в прошлом ученик и воспитанник Зверева, а теперь — его большой друг — походатайствовал о своем двоюродном брате Сергее Рахманинове.

• В этом же году в Москву должна была приехать 16-летняя сестра Сергея Елена, у которой обнаружился редчайше красивый голос – бархатное контральто. «Елена решила сделать Сережу своим аккомпаниатором. А ему только того и надо было. Она пела такие красивые романсы! Среди них Сереже особенно нравились новые сочинения Чайковского. Красота же голоса сестры казалась юному аккомпаниатору чем-то чудесным, магическим. Иногда он так заслушивался ее пением, что даже бросал аккомпанировать, застывая за роялем словно завороженный», — пишет В. Брянцева. Елену показали известному оперному певцу Ипполиту Петровичу Прянишникову, солисту Мариинского театра. Тот пришел в восторг не только от ее голоса, но и от музыкальности, и от артистических данных настолько, что предложил давать ей уроки. Узнав о том, что в Большом театре объявлена проба голосов, Елена со свойственной ей решительностью отправилась на пробы и получила предложение с осени вступить в труппу театра. Однако гостя у родственников, сестра Сережи тяжело заболела и умерла. Семья Рахманиновых пережила еще одно горе.

• Софья Александровна Бутакова, мать Любови Петровны, очень любила внука Сережу. При ней мальчик обычно — даже в петербургские времена — становился ласковым и послушным, утихомиривался, смирял свое озорство. Бабушка любила посещать церковные службы и обычно брала с собой Сережу. Гостя у бабушки в Новгороде, Сережа знакомился с многочисленными новгородскими церквами, соборами и монастырями. Во время службы Сережино внимание приковывало пение хора. Вернувшись домой, мальчик тотчас подбирал на фортепиано услышанные песнопения. Когда бабушка приезжала в Петербург, Сережа водил Софью Александровну по разным храмам города. Перед отъездом Сережи в Москву Софья Александровна сшила внуку серую куртку, дала денег на дорогу, зашила отдельно, в ладанку, сто рублей, купила билет до Москвы. Когда поезд тронулся, Сережа заплакал. Сереже было только двенадцать лет, а у него уже во второй раз резко изменялась вся его жизнь, рассказывает В. Брянцева.

• «Строгий-престрогий учитель и воспитатель — таким представлял себе заранее Сережа своего нового наставника. Но он никогда не мог вообразить, чтобы у пожилого человека были такие живые, молодые глаза, сверкавшие из-под нависших густых бровей, черноту которых удивительно подчеркивали седые волосы. После того как Сережа сыграл несколько этюдов и пьес, глаза под черными густыми бровями засверкали еще живее и добрее: рекомендация, данная Александром Ильичом Зилоти, оправдалась», — так описывает встречу Сергея Рахманинова с учителем и благодетелем Николаем Сергеевичем Зверевым В. Брянцева. Зная, какие плачевные «научные дела» были у Сережи в Петербургской консерватории, Зверев нанял на год для него частных учителей по всем положенным предметам, вплоть до французского и немецкого языков.

• В пансионе профессора Николая Сергеевича Зверева Рахманинов провёл четыре года. Сергею было 15 лет, когда он понял, что непременно хочет стать композитором, тогда как его благодетель видел в Сергее непременно пианиста-концертанта. «Но что же делать? Вот если бы можно было в самой дальней комнате поставить хотя бы какое-нибудь старенькое пианино и запираться там… Но разве он когда-нибудь осмелится попросить об этом Николая Сергеевича? Человека более щедрого, с более широкой натурой, пожалуй, не бывало на свете. Только дело не в этом. Николай Сергеевич совсем не в восторге от Сережиного увлечения композицией. На него не подействовали никакие похвалы — ни Аренского, ни даже Чайковского. Что ж, Сережа и сам теперь не маленький, он понимает: увлекаются сочинением и посещают класс специальной теории многие, а хорошими, настоящими композиторами становятся редкие единицы…», — описывает разыгравшуюся драму В. Брянцева. Узнав от Сергея о его твердом решении стать композитором, Николай Сергеевич Зверев пережил глубочайшее разочарование. «Так вот ты как…» — дальше Сережа уже не расслышал яростного вскрика Николая Сергеевича, увидел только, как тот вскочил, что-то схватил, замахнулся и… опустил руку… Под бурной лавиной гневных, исполненных горечи и обиды слов у Сережи как бы застыло все внутри, и он очнулся только после того, как Николай Сергеевич, схватившись за сердце, ринулся к себе в спальню».

• 15-летний Рахманинов покинул пансион профессора Николая Сергеевича Зверева. Николай Сергеевич привел Сережу в дом Варвары Аркадьевны Сатиной — Сережиной тетки по отцу — и сообщил, что ужиться с учеником он теперь не сможет — пусть родные подумают, как помочь Сергею. Рахманинов остался в Москве у Сатиных, на дочери которых, тоже пианистке, он впоследствии женился. «Семьянин Сергей был прекрасный, любил Наташу горячо и искренне всю жизнь, и до смерти она была его лучшим другом. Девочек своих, своих «гуленек», он нежно любил и окружил заботой и лаской. Когда девочки выросли и вышли замуж, Сергей в письме к моей маме писал, как грустно ему расстаться со своими гуленьками, но что ничего не поделаешь», — вспоминает двоюродная сестра композитора А.А. Трубникова.

• В 1888 году 15-летний Рахманинов продолжил обучение на старшем отделении Московской консерватории в фортепианном классе своего двоюродного брата А. И. Зилоти, а спустя год под руководством С. И. Танеева и А. С. Аренского начал изучать композицию.

• Во время обучения в консерватории Сергей Рахманинов написал Первый фортепианный концерт, ряд романсов и пьесы для фортепиано, в том числе Прелюдию до-диез минор (op.3 № 2), которая позднее стала одним из наиболее известных произведений Рахманинова.

• Дипломной работой стала первая опера Рахманинова — «Алеко», написанная по произведению А. С. Пушкина «Цыганы». «Наступило, наконец, 7 мая — день, которого с нетерпением и любопытством ждала вся консерватория. На экзамен по классу свободного сочинения собралась вся профессура, в комиссию был приглашен дирижер Большого театра Альтани. А за дверями толпились учащиеся. (…) Сергей не успел еще сам понять, что чувствует, как кто-то быстро увлек его в конец коридора. Он увидел перед собой совсем уже седую голову, все такие же черные густые брови и услышал такой знакомый, но давно умолкнувший для него голос: «Я все понял, Сё, все простил, прости и ты меня!» Николай Сергеевич Зверев крепко обнял своего бывшего любимого воспитанника, поцеловал и, вытащив из кармана массивные золотые часы, строго приказал: «Возьми на память!» — пишет В. Брянцева. Профессор Зверев признал даровитость любимого ученика, дерзнувшего выбрать путь композитора.

• Опера «Алеко» очень понравилась П. И. Чайковскому и по его настоянию была поставлена в Большом театре. Чайковский даже хлопотал о её включении в репертуар Большого театра вместе со своей оперой «Иоланта», но вскоре неожиданно заболел и скончался, и его замысел не был осуществлён. «Когда к окончанию консерватории Серёжа написал оперу «Алеко», помню, как все волновались и радовались. В Большом театре на исполнении оперы «Алеко» присутствовала бабушка Сергея — Варвара Васильевна Рахманинова. Она гордилась своим внуком и очень печалилась, что дедушка Аркадий Александрович не дожил до этой минуты. В ложу приходили поздравлять бабушку, а она благодарила улыбаясь и вместе с тем вытирала слёзы, бежавшие из её добрых больших карих глаз», — вспоминает А. А. Трубникова.

• В возрасте 19 лет Рахманинов с большой золотой медалью окончил консерваторию как пианист и как композитор. Уже в консерватории он получил известность среди московской публики.

• 20-летний Сергей Рахманинов стал преподавателем в московском Мариинском, а затем в Елизаветинском и Екатерининском женских институтах. Ради заработка (семья жила в нищете) Рахманинов также начал давать частные уроки. В 24 года Рахманинов, по приглашению Саввы Мамонтова, стал вторым дирижёром Московской русской частной оперы. Там же его другом стал Фёдор Шаляпин.

• Сергею Рахманинову было 24 года, когда его успешная карьера была прервана неудачной премьерой Первой симфонии в Петербурге. Премьера окончилась полным провалом. Рецензии были разгромными. Цезарь Кюи написал в своей рецензии, что «если бы в аду была консерватория, Рахманинов, несомненно, был бы в ней первым учеником». Особенно огорчил Рахманинова отрицательный отзыв Н. А. Римского-Корсакова, чьё мнение он очень ценил. Провал послужил причиной глубокой творческой депрессии Рахманинова. «Я был подобен человеку, которого хватил удар и у которого на долгое время отнялись и голова, и руки…», — так описывал Рахманинов своё состояние. В течение более чем трёх лет (1897—1901 гг.) Рахманинов почти ничего не сочинял, большую часть времени проводил лёжа в своей комнате на кушетке, отлучаясь из дома только для частных уроков.

• В 1901 году 28-летний Рахманинов закончил свой Второй фортепианный концерт, создание которого ознаменовало выход композитора из кризиса и одновременно — вступление в следующий, зрелый период творчества.

• По воспоминаниям друга Рахманинова А. Ф. Гедике, знавшего композитора со времён учёбы в Московской консерватории, Рахманинов был человеком правдивым и скромным, никогда не лгал и никогда ничем не хвастал. Также он был очень аккуратным и точным, поддерживал идеальный порядок в своём кабинете, никогда не опаздывал, и в других ценил эти качества.

• Друзей Рахманинова поражала его невероятная музыкальная память: услышав большое симфоническое произведение всего один-два раза, он запоминал его почти наизусть и помнил потом ещё очень долго.

• Рахманинов очень любил церковное пение, часто даже зимой он вставал в семь часов утра и, наняв извозчика, ехал на церковную службу, чаще всего в Андроньев монастырь на Таганке.

СОН

Музыка С. Рахманинова

Слова А. Плещеева (из Гейне)

И у меня был край родной;

Прекрасен он!

Там ель качалась надо мной…

Но то был сон!

Семья друзей жива была.

Со всех сторон

Звучали мне любви слова…

Но то был сон!

• А.А. Трубникова. Сергей Рахманинов. http://senar.ru/memoirs/Trubnikova/

• Рахманинов Сергей Васильевич. https://ru.wikipedia.org/wiki/Рахманинов,_Сергей_Васильевич