О чем песня журавли?

Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю эту полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.

Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?

Сегодня, предвечернею порою,
Я вижу, как в тумане журавли
Летят своим определенным строем,
Как по полям людьми они брели.

Они летят, свершают путь свой длинный
И выкликают чьи-то имена.
Не потому ли с кличем журавлиным
От века речь аварская сходна?

Летит, летит по небу клин усталый —
Летит в тумане на исходе дня,
И в том строю есть промежуток малый —
Быть может, это место для меня!

Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле,
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле.

Анализ стихотворения «Журавли» Гамзатова

Душа замирает в оцепенении с первых строчек необыкновенно-тоскливого стихотворения. Расул Гамзатов, гражданин солнечного Дагестана, написал произведение, которое отзывается эхом в сердцах многих поколений, десятков наций и миллионов людей.

Оно заставляет остановиться в моменте и прислушаться к печали, которая рождается глубоко внутри, не поддается логичным аргументам о чистом небе над головой и лишь перекликается с грустью о тяжелой судьбе предков.

Исторические факты и предпосылки создания

В 1965 году автор посетил мемориальный комплекс жертвам взрывов в Нагасаки и Хиросиме в Японии. Комплекс был усеян оригами журавликов, которые символизировали многочисленные человеческие жертвы. Находясь под впечатлением от осознания таких глобальных потерь во время Второй Мировой войны и катастроф в Японии, было создано это произведение.

Однако существовала еще одна предпосылка к такому грустному стихотворению: в канун перелета домой поэт узнал о смерти матери, самой родной души.

Всю печаль и боль утраты он вложил в свое творение, которое и по сей день заставляет слышать каждого из нас звенящую тоску в душе.

В 1968 году творение было переведено с на русский язык.

Тема, идея, основная мысль

Лейтмотив стихотворения – наблюдение за журавлиным клином. Птицы словно прощаются и «подают голоса» всем, кто остался на земле. Автор размышляет о том, что жизнь заканчивается смертью и она неизбежна.

Идеей стихотворения является проведенная между человеческой жизнью и перелетом птиц параллель, идея о том, что смерть – это не конец, а перерождение, новая страница.

«…не в землю…полегли…а превратились…в журавлей»

>Средства художественного наполнения

Поэт использует литературную лексику, произведение имеет мелодичную проекцию, наполненную липкой печалью и неутолимой грустью.

Композиция произведения

Произведение представляет собой внутренний диалог автора на тему жизненного пути, грустная окраска прослеживается во всем стихотворении. Эмоционал нельзя отнести к мрачному, скорее, грусть светлая, осознание неизбежного завершения жизни.

Автор видит в клине свободное место, размышляет, что «…может, это место для меня»

Размер, рифма
Рифма перекрестная (а-б-а-б), размер амфибрахий.

Средства художественного наполнения
Поэт использует литературную лексику, произведение имеет мелодичную проекцию, наполненную липкой печалью и неутолимой грустью.

Поэтическая лексика
Автор наполнил произведение колоритными метафорами: «…я поплыву в …сизой мгле», «…свершают путь…длинный»; использует повторы «Летит, летит…клин…Летит в тумане…»,
Сравнение: речь аварского народа и клич журавлей, а полет закономерным клином с тем, как люди бродили по полям.

Стихотворение окрашено искрометными эпитетами «…кровавых…полей», «…клин усталый»

Используемые стилистические фигуры
Размышления кульминируют риторическими вопросами: «Не потому ль…замолкаем, глядя в небеса?» «Не потому ли с кличем…речь аварская сходна?»

Ярко выраженное противопоставление полета птичьей стаи и человеческого бытия.

Особенный внутренний мотив, словно нараспев, создается за счет применения автором инверсии, например, «…до сей поры с времен тех дальних…»

Поэтическая фонетика в произведении
Мелодичная композиция создается за счет аллитерации и ассонанса мягких звуков: усталый, малый, длинный.

Образ лирического героя, авторское «Я»
Главными героями выступают сам автор и журавлиная стая, между которыми сложилась невидимая взаимосвязь, сам автор видит их родственность, первобытную схожесть судеб.

Литературное направление
Романтизм.

Жанр
Элегия.

Бесконечная печаль, пронизывающая горюющего автора, наполняет произведение, однако общий эмоциональный окрас, скорее, светлый.

Автор создал стихотворение, в котором «прощается» со всеми ушедшими за время кровопролитий войны и катастроф, но прежде – с родным человеком.

Композитор Я.Френкель написал замечательную музыку, в основу которой легло данное стихотворение. Песня «Журавли» стала своеобразным символом между душами усопших и этими птицами, улетающими за горизонт.

Как создавалась песня-реквием Расула Гамзатова и Яна Френкеля «Журавли»

В августе 1965 года, спустя 20 лет после завершения войны, советская делегация представителей культуры посетила памятные мероприятия в японском город Хиросима. В составе делегации был дагестанский поэт Расул Гамзатов.

Один из памятников, установленных в центре Хиросимы — девочка с журавлем в руках. Этот памятник установлен в память о японской девочке Садако Сасаки, которая была поражена лучевой болезнью, после бомбардировки Хиросимы.

Эта девочка поверила старинной японской легенде, что если она сделает тысячу журавликов из бумаги, то страшная болезнь, последствия той страшной бомбардировки, отступит. Садако мечтала выздороветь, и она начала складывать журавликов днями напролет. Однако, девочка умерла осенью 1955 года, так и не успев сделать тысячу журавлей.

Расулу Гамзатов показали памятник Садако и рассказали её историю. Этот рассказ буквально потряс Гамзатова, и он переставал думать о маленькой японке и её журавликах. Но в той поездке поэта настигло его собственное горе: он получил телеграмму, в которой сообщалось о смерти его матери…

Много позже Гамзатов вспоминал: «…Больше двадцати лет назад я был в Японии. И туда на зимовку откуда-то, наверное из нашей Сибири, прилетели стаи журавлей. Они казались огромными белыми птицами… Именно белыми.

Возможно, оттого, что белые одежды японских матерей сродни черным шалям наших горянок. Их надевают в дни траура. Белыми, потому что ослепшие от атомного взрыва стучат по камням Хиросимы белыми посохами.

От них скрыто сияние листвы и снежной вершины Фудзиямы —только белые посохи, как тонкие ниточки, связывают их с окружающим миром. Белых журавликов вырезала из бумаги маленькая японка, поверившая в сказку. Белой была телеграмма о кончине моей матери, которую я получил в Хиросиме, и там эту утрату почувствовал еще острее.

Стихи не возникают из мелочей, они начинают звучать в такт с чувствами, родившимися после глубоких потрясений. Я подумал о своих братьях, не вернувшихся с войны, о семидесяти односельчанах, о двадцати миллионах убитых соотечественников.

Они постучались в мое сердце, скорбной чередой прошли перед глазами и — на миг показалось — превратились в белых журавлей. В птиц нашей памяти, грустной и щемящей нотой врывающихся в повседневность…»

Вернувшись на Родину, Гамзатов написал стихотворение «Журавли» на своём родном аварском языке. История японской девочки осталась лишь творческим толчком. Расул Гамзатов писал о своих земляках и друзьях, не вернувшихся с кровавых полей, а журавли в стихотворении стали символом погибших на войне джигитов.

Через три года друг Расула Гамзатова поэт и переводчик восточной поэзии Наум Гребнев, перевел это стихотворение на русский язык. Наум Гребнев, был участников Великой Отечественной Войны, начало которой застала его под Брестом. Он отступал вместе с Красной Армией, чудом вырвался из Харьковского окружения, форсировал Северский Донец, участвовал в Сталинградской битве, был трижды ранен. Переводя на русский стихотворение Гамзатова, он вложил в него и свое понимание войны.

Стихотворение «Журавли» в переводе Наума Гребнева было напечатано в журнале «Новый мир» и начиналось словами:

Мне кажется порою, что джигиты,

В могилах братских не были зарыты,

А превратились в белых журавлей…

Они летят, свершают путь свой длинный

И выкликают чьи-то имена.

Не потому ли с клином журавлиным

От века речь аварская сходна?

Летит, летит по небу клин усталый —

Мои друзья былые и родня.

И в их строю есть промежуток малый —

Быть может, это место для меня!..

Именно в таком виде стихотворение «Журавли» Марк Бернес, прочёл в журнале «Новый мир». Сам Бернес не участвовал в боях, однако ездил выступать с концертами на передовую. Еще несколько раз Бернес снялся военных кинолентах в роли солдата. Все мы помним песни в его исполнении, посвящённые войне «Тёмная ночь», «Враги сожгли родную хату», «Хотят ли русские войны». Очевидно, что война для большинства советских людей того времени была личной темой. Следует сказать, что Бернес в то время уже был безнадежно болен и он почувствовал, что эта песня может стать его прощанием, его личным реквиемом.

Прочитав стихотворение «Журавли», Бернес позвонил Науму Гребневу и сказал, что хочет сделать песню, он убедил Гребнева и Гамзатова изменить несколько слов в русском тексте. В результате “джигиты” уступили место солдатам всех народов, павшим в той страшной войне, а “речь аварская” — общечеловеческой боли и скорби. Стихотворение обрело всеохватывающий смысл молитвы. Почувствовав, что краткость песни, только усилит ее воздействие, он посоветовал сократить количество строк с 24 строк до 16.

Затем Марк Бернес прочитал стихотворение «Журавли» композитору Яну Френкелю и попросил написать к ней музыку. Ян Френкель очень любил и ценил поэзию Расула Гамзатова, считая его великим поэтом. Для композитора Яна Френкеля война тоже была личной темой. В 1941—1942 годах он учился в зенитном училище и позднее был тяжело ранен.

Стихи и музыка не сразу нашли друг друга. Только, спустя два месяца, когда композитор сочинил вступительный вокализ- все сложилось. Позднее Ян Френкель вспоминал:

«…Я тут же позвонил Бернесу. Он сразу же приехал, послушал песню и… расплакался. Он не был человеком сентиментальным, но нередко случалось, что он плакал, когда ему что-либо нравилось…»

Марк Бернес записывал «Журавлей» будучи тяжело больным. Он уже с трудом передвигался, 8 июля 1969 года сын отвёз его в студию, где артист записал песню. С одного дубля… Эта запись стала последней в его жизни, он умер через месяц и точку в своей жизни поставил именно этой песней.

ЖУРАВЛИ

Мне кажется порою, что солдаты

С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей.

Они до сей поры с времен тех дальних

Летят и подают нам голоса.

Не потому ль так часто и печально

Мы замолкаем, глядя в небеса?

Летит, летит по небу клин усталый,

Летит в тумане на исходе дня.

И в том строю есть промежуток малый —

Быть может это место для меня.

Настанет день и журавлиной стаей

Я поплыву в такой же сизой мгле.

Из-под небес по-птичьи окликая

Всех вас, кого оставил на земле.

Мне кажется порою, что солдаты

С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей.

В песне «Журавли» нет различия национальности и партийности, это песня реквием по усопшим. Таковой она и останется».

Спустя несколько несколько лет после появления песни «Журавли» в СССР, в местах ожесточенных боев Великой Отечественной, стали возводить стелы и памятники, центральным образом которых были летящие журавли. Так, журавли из песни стали символом памяти о погибших в Великую Отечественную войну, например, Памятник «Журавли» в Саратове, в Ростовской области или мемориал «Журавли» в Санкт-Петербурге.

Через много лет песня «Журавли» в исполнении Ансамбля им. А. В. Александрова прозвучала в Японии. Так белые журавли из древней легенды возвратились в страну, где Расул Гамзатов увидел памятник маленькой девочки с журавлем в руках, ставшей жертвой самого страшного в мире оружия.

Оригинал взят у igor_vityuk в Как создавалась песня-реквием Расула Гамзатова и Яна Френкеля «Журавли»

Оригинал взят у kir_bor в «Журавли» — как создавалась песня-реквием

Журавли (песня)

У этого термина существуют и другие значения, см. Журавли (значения).

Журавли
Исполнитель Марк Бернес
Альбом Последние записи
Дата выпуска 1969
Дата записи 1968—1969
Длительность 4:05
Лейбл Мелодия Д-00025933-34
Автор Ян Френкель (музыка)
Расул Гамзатов (слова, перевод Наума Гребнева)
Трек-лист альбома Последние записи
«Журавли»
(1)
«С чего начинается Родина»
(2)

«Журавли́» — песня композитора Яна Френкеля на стихи Расула Гамзатова в переводе на русский язык Наума Гребнева. Песня посвящена солдатам, погибшим во время военных действий.

Изданию этой песни её авторы предпослали посвящение: «Марку Бернесу, для которого эта песня стала последней».

История создания

Стихотворение «Журавли»

Журавлиный клин

Дагестанский поэт, член Президиума Верховного Совета СССР, Расул Гамзатов написал стихотворение «Журавли» на родном языке, по-аварски, и тема журавлей была навеяна посещением расположенного в Хиросиме памятника японской девочке по имени Садако Сасаки, страдавшей от лейкемии после атомного взрыва в Хиросиме.

Садако Сасаки надеялась, что вылечится, если смастерит тысячу бумажных «журавликов», пользуясь искусством оригами. В Азии существует поверье, что желание человека исполнится, если он сложит из цветной бумаги тысячу оригами — журавлей. Журавли также имеют свой образ в русской культуре, с которой Гамзатов был очень близко знаком, как переводчик русской классической поэзии.

Когда Гамзатов летел из Японии домой, в СССР, он думал о своей матери, весть о кончине которой пришла в Японию. Он также вспоминал старшего брата Магомеда, погибшего в боях под Севастополем, вспоминал другого старшего брата, без вести пропавшего военного моряка Ахильчи, вспоминал о других близких людях, погибших в Великую Отечественную войну, итогом которой была победа над нацистской Германией и её союзником — милитаристской Японией. «Не потому ли с кличем журавлиным от века речь аварская сходна?», писал он в стихотворении «Журавли» в переводе Н. Гребнева. Журавли у Гамзатова — это и аварские, и русские журавли.

В 1968 году стихотворение «Журавли» в переводе Наума Гребнева было напечатано в журнале «Новый мир» и начиналось словами:

Мне кажется порою, что джигиты,
С кровавых не пришедшие полей,
В могилах братских не были зарыты,
А превратились в белых журавлей.

Наум Гребнев — известный переводчик восточной поэзии, её классиков и фольклора. В его переводах или с его участием вышло более 150 книг. После Великой Отечественной войны вместе с Гамзатовым учился в Литературном институте, и с той поры начались их дружба и сотрудничество. Гребнев также переводил стихи отца поэта, Гамзата Цадасы. Война застала Гребнева с самого её начала, поскольку в это время он служил на границе, под Брестом. Он отступал вместе с Красной Армией, попал в знаменитое Харьковское (Изюм-Барвенковское) окружение, вышел одним из немногих, форсировал Северский Донец, воевал под Сталинградом, был трижды ранен, и после последнего ранения 12 января 1944 года война для него «кончилась». Свои воспоминания о войне он озаглавил «Война была самым серьёзным событием моей биографии». В перевод стихотворения «Журавли» он вложил и свой опыт войны.

Создание песни

Стихотворение «Журавли», напечатанное в журнале, попалось на глаза певцу Марку Бернесу. Сам Бернес в войну никогда не участвовал в боях, но он ездил выступать с концертами на передовую, играл роли простых солдат в фильмах военного времени. И особенно ему удавались песни, посвящённые войне (песня «Тёмная ночь» в фильме «Два бойца» 1943 года, «Враги сожгли родную хату», «Хотят ли русские войны» и другие). Очевидно, что война тоже была его личной темой.

Прочитав стихотворение «Журавли», возбуждённый Бернес позвонил поэту-переводчику Науму Гребневу и сказал, что хочет сделать песню. По телефону, сразу же, обсудили некоторые изменения в тексте будущей песни, и Гребнев заменил в том числе слово «джигиты» на «солдаты». Расул Гамзатов вспоминал:

Вместе с переводчиком мы сочли пожелания певца справедливыми и вместо «джигиты» написали «солдаты». Это как бы расширило адрес песни, придало ей общечеловеческое звучание.

Со стихами, включающими изменения для будущей песни, певец обратился к Яну Френкелю, с которым до этого много сотрудничал, и попросил сочинить музыку. Сочинить музыку удалось далеко не сразу. Только два месяца спустя, когда композитор написал вступительный вокализ, работа пошла легче. Позднее Френкель вспоминал:

Я тут же позвонил Бернесу. Он сразу же приехал, послушал песню и… расплакался. Он не был человеком сентиментальным, но нередко случалось, что он плакал, когда ему что-либо нравилось.

Для композитора Френкеля война тоже была личной темой: в 1941—1942 годах он учился в зенитном училище и позднее был тяжело ранен.

Запись песни

Марк Бернес записывал «Журавлей», будучи тяжело больным. Он уже с трудом передвигался, но тем не менее 8 июля 1969 года сын отвёз его в студию, где артист записал песню с одного дубля. Эта запись стала последней в его жизни (умер Марк Бернес через месяц, 16 августа). Как писал биограф Яна Френкеля, композитор Ю. Г. Рабинович:

Бернес, после того как услышал музыку, торопил всех, как можно скорее записать песню. Как говорил Ян, он предчувствовал свою кончину и точку в своей жизни хотел поставить именно этой песней. Запись для Бернеса была неимоверно тяжела. Но он мужественно вынес всё и записал «Журавлей». И действительно, она стала последней песней в его жизни.

Запись была впервые опубликована вскоре после смерти Бернеса уже в августовском номере звукового журнала «Кругозор» за 1969 год, а к концу года вышла на миньоне «Последние записи» (год выпуска подтверждается таблицей матричных номеров).

Очень индивидуальна и своеобразна манера исполнения Бернеса — он не столько поёт, не столько растягивает слова в пении, сколько «проговаривает» слова песни. Для хороших стихов, где каждое слово весомо, такое особое исполнение порою оказывается предпочтительным.

Наследие

Памятник «Белые Журавли» в Гунибе

Через несколько лет после появления песни «Журавли» в СССР, в местах боёв 1941—1945 годов, стали возводить стелы и памятники, центральным образом которых были летящие журавли. Так, журавли из песни стали символом памяти о погибших в Великую Отечественную войну. Сначала (в 1972 году), такой памятник появился на въезде в город Чирчик (Ташкентская область), затем — мемориал «Журавли» в Санкт-Петербурге (1980) и Памятник «Журавли» в Саратове (1982). Был выпущен значок с изображением вечного огня, в пламени которого летят журавли, и надписью «А превратились в белых журавлей».

Песня упоминается в «Журавлиной песне» на стихи Г. Полонского, написанные на музыкальную тему Кирилла Молчанова из фильма «Доживём до понедельника» (1968 год), автором сценария которого был Полонский, через несколько лет после выхода его на экраны:

Помню, как любил он у Бернеса
Песню всё про тех же журавлей.

С 1986 года 22 октября в Дагестане, на родине автора текста песни, Расула Гамзатова, ежегодно проводится «Праздник белых журавлей» — день памяти погибших солдат, в последнее время приобретающий всероссийский масштаб.

Песня является лейтмотивом одного из самых популярных и культовых сериалов Южной Кореи «Песочные часы», снятого в 1995 году.

8 мая 2005 года в Пламмер-парке городе Западный Голливуд, округ Лос-Анджелес, штат Калифорния, США, после восьмилетних ходатайств русскоязычных иммигрантов местными властями был установлен памятник советским солдатам, погибшим во Вторую мировую войну, с изображением журавлей и первыми четырьмя строками текста песни «Журавли» на русском языке (cкульптор Михаил Нарузецкий). Мемориал был сооружён по инициативе Лос-Анджелесской Ассоциации русских ветеранов Второй Мировой войны при содействии администрации города Западный Голливуд на средства добровольных пожертвований предпринимателей и частных лиц.

В 2014 году официальным символом движения «Бессмертный полк» стал Журавль, взлетающий в небо на фоне пятиконечной звезды. Автор логотипа художник Алексей Шелепов говорит: «Мы хотели создать знак, отдалённый от политических и пропагандистских символов и штампов, но, тем не менее, с исторической преемственностью. Важно было сделать эмблему, понятную представителям всех возрастов и социальных групп. Знак без коммерческой интонации, но современный. Задача сложная и интересная. В качестве сюжета взял образ из песни „Журавли“».

В 2016 году в Словении на мемориальном кладбище Жале в центре Любляны был открыт памятник «Сынам России и Советского Союза, погибшим в Словении». Журавлиный клин поднимают в небо восемь стел — по числу лет Первой и Второй мировых войн.

> Другие исполнители

Боян Кодрич, Иосиф Кобзон, Валерий Леонтьев, Муслим Магомаев, Олег Погудин, Дмитрий Хворостовский, Батырхан Шукенов

Примечания

  1. Гамзатов особо отмечает, что текст не описывает конкретную войну или конкретных солдат. Речь идет о любых солдатах и любых военных действиях. (недоступная ссылка). Дата обращения 29 июля 2010. Архивировано 4 февраля 2018 года.
  2. Мелодии Яна Френкеля. Почему Л. Брежневу пришлось решать судьбу песни «Журавли»?
  3. «Журавли» Я. Френкель — Р. Гамзатов — История песни — ВСЕ О ТВОРЧЕСТВЕ ОЛЕГА ПОГУДИНА — Форум клуба
  4. https://web.archive.org/web/20040723225940/http://holyofholies.narod.ru/Zhuravli.html Песни. Журавли]
  5. Содержание звуковых страниц журнала «Кругозор» № 8, 1969 (см. с. 10)
  6. Марк Бернес. Последние записи. Д-00025933-34 (пластинка-миньон) // Каталог долгоиграющих грампластинок. Часть вторая. Музыка народов СССР. Записи для детей. Эстрада, танцы. Оперетта. Марши. Лекции и музыкально-образовательные записи. 33⅓ об/мин. Моно и стерео / Сост. В. К. Крюков. — М.: Всесоюзная студия грамзаписи, 1972. — С. 347. — 508 с.
  7. А. И. Железный. Определитель дат записи советских грампластинок // Наш друг — грампластинка. Записки коллекционера. — К.: Музычна Украйина, 1989. — С. 271—272. — 280 с. — ISBN 5-88510-048-9.
  8. Memorial Rises Amid Protest. By Ann Simmons
  9. The Lengthy, Costly and Controversial Task of Memorializing Veterans. By Bob Bishop.
  10. Журавлиный клин над Голливудом (фото) // Блог «История в фотографиях».

Литература

  • Ксения Крихели. «Журавли»: история песни, ставшей молитвой. Мир 23 (13 мая 2018).
  • С. В. РОГАЧЕВ. Журавли над Родиной // География : журнал. — М. : ООО «Издательский дом „Первое сентября“», 2008. — № 9.

Ссылки

  • Расул Гамзатов о песне «Журавли»
  • Наум Гребнев. Война была самым серьёзным событием моей биографии

История легендарной песни «Журавли». Превратились в белых журавлей …

Http://lib05.ru/rasulgamzatov/prevratilis-v-belyh-zhuravley
Ответ вот на этот пост https://www.stranamam.ru/post/11356293/
На Кавказе есть поверье, будто павшие на поле сражения воины превращаются в журавлей. В 1968 году в свет вышла песня «Журавли» на стихи Расула Гамзатова в переводе Наума Гребнева и музыку Яна Френкеля. Исполнил песню Марк Бернес. Песня посвящена погибшим во время Великой Отечественной войны солдатам, которых авторы сравнили с клином летящих журавлей.
Р. Гамзатов написал стихотворение «Журавли» на родном языке, по-аварски. Тема журавлей была навеяна посещением расположенного в Хиросиме памятника японской девочке по имени Садако Сасаки, страдавшей от лейкемии после атомного взрыва в Хиросиме. Садако Сасаки надеялась, что вылечится, если смастерит тысячу бумажных «журавликов», пользуясь искусством оригами. В Азии существует поверье, что желание человека исполнится, если он сложит из цветной бумаги тысячу оригами — журавлей.
С другой стороны, журавли имеют свой образ в русской культуре, с которой Гамзатов был очень близко знаком, как переводчик русской классической поэзии. Как вспоминает Гамзатов, когда он летел из Японии домой, в СССР, он думал о своей матери, весть о кончине которой пришла в Японию, думал о старшем брате Магомеде, погибшем в боях под Севастополем, думал о другом старшем брате, без вести пропавшем военном моряке Ахильчи, думал о других близких людях, погибших в Великой Отечественной войне. «Не потому ли с кличем журавлиным от века речь аварская сходна?», писал он в стихотворении «Журавли» в переводе Гребнева.

  • Поделиться

Открыть в полный размер
Война застала Гребнева с самого её начала, поскольку в это время он служил на границе, под Брестом. Он отступал вместе с Красной Армией, попал в знаменитое Харьковское (Изюм-Барвенковское) окружение, где немцы взяли в плен 130 тысяч красноармейцев, вышел одним из немногих, форсировал Северский Донец, воевал под Сталинградом, был трижды ранен, и после последнего ранения 12 января 1944 года война для него «кончилась». В стихотворение «Журавли» он вложил и свой опыт войны.
В 1968 году стихотворение «Журавли» в переводе Наума Гребнева было напечатано в журнале «Новый мир» и начиналось словами:
Мне кажется порою, что джигиты,
С кровавых не пришедшие полей,
В могилах братских не были зарыты,
А превратились в белых журавлей.
Стихотворение «Журавли», напечатанное в журнале, попалось на глаза певцу Марку Бернесу.

  • Поделиться

Открыть в полный размер
Сам Бернес в войну никогда не участвовал в боях, но он ездил выступать с концертами на передовую. И особенно ему удавались песни, посвящённые войне. Очевидно, что война тоже была его личной темой.
Прочитав стихотворение «Журавли», возбуждённый Бернес позвонил поэту-переводчику Науму Гребневу и сказал, что хочет сделать песню. По телефону, сразу же, обсудили некоторые изменения в тексте будущей песни, и Гребнев заменил, в том числе слово «джигиты» на «солдаты». Расул Гамзатов:
«Вместе с переводчиком мы сочли пожелания певца справедливыми, и вместо „джигиты“ написали „солдаты“. Это как бы расширило адрес песни, придало ей общечеловеческое звучание».
Со стихами, включающими изменения для будущей песни, певец обратился к Яну Френкелю, с которым до этого много сотрудничал, и попросил сочинить музыку. Сочинить музыку удалось далеко не сразу. Только два месяца спустя, когда композитор написал вступительный вокализ, работа пошла легче. Позднее Ян Френкель вспоминал:
Я тут же позвонил Бернесу. Он сразу же приехал, послушал песню и… расплакался. Он не был человеком сентиментальным, но нередко случалось, что он плакал, когда ему что-либо нравилось.
Для композитора Яна Френкеля война тоже была личной темой. В 1941—1942 годах он учился в зенитном училище и позднее был тяжело ранен.
Марк Бернес записывал «Журавлей» будучи тяжело больным. Эта запись стала последней в его жизни. Как писал биограф Яна Френкеля композитор с Дальнего Востока Юрий Рабинович:
Бернес, после того как услышал музыку, торопил всех, как можно скорее записать песню. Как говорил Ян, он предчувствовал свою кончину и точку в своей жизни хотел поставить именно этой песней. Запись для Бернеса была неимоверно тяжела. Но он мужественно вынес всё и записал «Журавлей». И действительно, она стала последней песней в его жизни.
Песня вышла на миньоне «Последние записи» вскоре после смерти Бернеса.
Песня стала очень популярной и в последующем исполнялась многими артистами.

  • Поделиться

Открыть в полный размер
Через несколько лет после появления песни «Журавли» в СССР, в местах боёв 1941—1945 годов, стали возводить стелы и памятники, центральным образом которых были летящие журавли. Так, журавли из песни стали символом памяти о погибших в Великую Отечественную войну, например памятник «Журавли» в Саратове или мемориал «Журавли» в Санкт-Петербурге. В Дагестане первый памятник «Белым журавлям» был торжественно открыт в высокогорном Гунибе 6 августа 1986 года.

  • Поделиться

Открыть в полный размер
22 октября в России отмечают Праздник Белых Журавлей, учрежденный Расулом Гамзатовым как праздник поэзии и как память о павших на полях сражений во всех войнах. По задумке поэта праздник должен способствовать укреплению традиций дружбы народов и культур России.

звуки журавлей

(бесконечная прокрутка)

    • слушать

    Звуки* — Журавль (добавить в избранное) 00:25

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:06

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:25

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:25

    • слушать

    Звук журавлей — 5 (добавить в избранное) 00:33

    • слушать

    (добавить в избранное) 03:00

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:25

    • слушать

    (добавить в избранное) 03:51

    • слушать

    (добавить в избранное) 04:35

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:59

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:25

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:25

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:03

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:24

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:24

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:48

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:25

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:25

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:33

    • слушать

    (добавить в избранное) 11:31

    • слушать

    (добавить в избранное) 11:31

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:45

    • слушать

    (добавить в избранное) 01:37

    • слушать

    (добавить в избранное) 01:33

    • слушать

    журавл — журавли (добавить в избранное) 04:19

    • слушать

    Журавл — Журавли (добавить в избранное) 04:11

    • слушать

    Журавл — Журавли (добавить в избранное) 03:55

    • слушать

    Журавл — Журавли (добавить в избранное) 03:52

    • слушать

    (добавить в избранное) 04:20

    • слушать

    (добавить в избранное) 03:35

    • слушать

    (добавить в избранное) 04:45

    • слушать

    (добавить в избранное) 02:56

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:06

    • слушать

    Журавли — Журавли. (добавить в избранное) 04:07

    • слушать

    (добавить в избранное) 03:39

    • слушать

    (добавить в избранное)(текст песни) 04:30

    • слушать

    (добавить в избранное) 04:20

    • слушать

    (добавить в избранное) 01:35

    • слушать

    (добавить в избранное) 03:08

    • слушать

    (добавить в избранное) 00:29

    • слушать

    (добавить в избранное) 02:30

    • слушать

    (добавить в избранное) 03:39

    • слушать

    (добавить в избранное) 02:22:28

    • слушать

    (добавить в избранное) 01:14:13

    • слушать

    (добавить в избранное) 03:59

    • слушать

    журавли — Журавли (добавить в избранное)(текст песни) 04:10

    • слушать

    Журавли — Журавли (добавить в избранное)(текст песни) 03:20

    • слушать

    Журавли — Журавли (добавить в избранное)(текст песни) 03:40

    • слушать

    (добавить в избранное) 02:39

    • слушать

    (добавить в избранное) 04:00

Журавли Рассказ Соколова — Микитова

В далеком детстве с особенной радостью встречали мы весною журавлей, возвращавшихся на свою родину. Услышав их голоса, доносившиеся с высокого неба, мы оставляли наши игры и, подняв головы, глядели в голубую небесную высь.
— Журавли! Журавли! — громко кричали мы, радуясь прилету весенних гостей.
Журавли летели стройными косяками. Они возвращались из далеких теплых стран. Покружив над болотом или над берегом реки, они иногда садились, чтобы отдохнуть и подкрепить свои силы после далекого пути.
Во время прилета журавлей уже оживала, теплым дыханием дышала земля. На полях, поднимаясь в небо, трепеща крылышками, заливались песнями жаворонки, цвела черемуха, над золотыми пуховками ивы гудели пчелы. Журавли летели на север к знакомым родным болотам, где каждый год они выводили и выращивали своих долгоногих птенцов.
Уже поздней осенью, когда с деревьев опадал золотой и багряный лист, журавли возвращались на юг. Они летели такими же стройными косяками, и нам казались печальными прощальные их голоса.
— Прощайте!.. Прощайте!.. — кричали нам с неба улетавшие журавли.
Некогда мне довелось близко наблюдать журавлей. Я охотился на глухарином току возле большого зыбкого, почти непроходимого болота. Ночуя в лесу, много раз на рассвете я слышал, как водят хороводы, громко кричат на болоте журавли. Пробравшись к болоту, спрятавшись в густых кустах, я наблюдал в бинокль за журавлями. Собравшись в широкий круг, размахивая сильными крыльями, журавли трубили и плясали. Это был весенний свадебный журавлиный праздник. Я не тревожил журавлей, готовивших свои семейные гнезда. В летние и осенние ясные дни в поисках корма журавли вылетали с болота на соседние крестьянские поля, бродили по ним вместе с деревенским стадом.
Пойманного молодого журавля очень легко приручить. Ручные журавли ходят вместе с курами и другими домашними птицами. В прежние времена таких ручных журавлей нередко держали для охраны домашних молодых птиц. Зоркий наблюдательный журавль не позволял крылатому хищнику — ястребу или вороне — убить или похитить цыпленка. Ступая на длинных своих ногах, одним глазом все время поглядывал ручной журавль в небо и, если показывалась хищная птица, издавал тревожный крик, который куры, индюшки, цыплята хорошо понимали.
Путешествуя некогда по Северу нашей страны, на лесном аэродроме, где стояли небольшие самолеты, я увидел ручного журавля. Он безбоязненно ходил по аэродрому, как бы следя за общим порядком. Иногда он улетал в лес на болото и скоро возвращался. Об этом ручном журавле мне уже приходилось однажды писать. Знакомые летчики рассказали мне, что в осенние дни, когда над аэродромом пролетали косяки журавлей, их любимец-журавль беспокоился, издавал призывный крик. Журавлиные стаи кружили над аэродромом, и однажды ручной журавль не выдержал — поднялся в небо, улетел на юг вместе с земляками.

Журавли

С. Жуковский. К отлету — журавли. 1902

Как мы сообщали, вышел трехтомник избранных сочинений петербургского прозаика и публициста Михаила Зарубина. Сегодня публикуем рассказ из этого собрания.

В этот раз Мишка с матерью потратили на сбор брусники больше времени, чем обычно, — целый день. На их постоянном месте у Малой речки кто-то ее уже обобрал, прошелся по ягоднику с варварством бульдозера. Ягоду брали наверняка браконьерским способом — совком. Веточки-крохотульки замяты, глянцевые листики безжалостно потоптаны, многие кустики с корнями вырваны. Пришлось идти к Россохе, но и там нетронутых полян не нашлось, одни оборыши. С полупустых участков за день с трудом набрали по ведру, но благодаря этому в турсуках осталось место для рыжиков, которые год от года селились в еловом лесу возле большого болота. Наполненный ягодами и грибами Мишкин турсук был тяжел, лямки врезались в плечо, и мальчик то и дело оттягивал их руками, ослабляя давление и давая отдохнуть уставшим плечам. Мать, видя это, часто делала остановки, поглаживала плечи сына и приговаривала:

— Своя ноша не тянет…

— А какая тянет, мама?

— Чужая, — улыбалась мать.

— Разница-то какая?

— Значит, есть разница, раз говорят. Потерпи немного, Миша, сейчас до кулиги дойдем, а там по полю, и считай, что дома.

— Далеко еще, — вздыхал Мишка.

Чтобы подбодрить сына, мать время от времени говорила:

— Посмотри, сынок, какая красота вокруг. Не налюбуешься.

Они садились на теплую лесную подстилку, мать очерчивала рукой возле себя какой-то незримый полукруг, словно хотела заключить в него и приблизить к сыну все самые, на ее взгляд, красивые места. Простая деревенская женщина, она всегда старалась поделиться с людьми своей радостью, вовлечь все окружающее в поле своего тепла и света. Иногда она делала не совсем понятные для Мишки вещи: осторожно пригибала к его лицу веточку осины и восторженно говорила:

— Миша, посмотри, как солнечный лучик высвечивает осиновый лист, каждую жилку. И цвет листа меняется. Видишь: веточка стала похожа на золотой ручеек… Какая же красота в природе!

Они любовались еще невиданными красками леса. Казалось, этой осенью они совсем не такие, как прошлой. Желтые нынче стали совсем золотыми, красные — клюквенно-брусничными, а зеленые были каменно-холодными, малахитовыми.

— Миша, ты только прислушайся! Чего только не услышишь в лесу! Слышишь, как журавли кричат? Это они в чужие земли собираются. А что это за скрип — знаешь? Это скрипят старые деревья, вроде бы чуют лютую зиму. Ты думаешь, деревья нам даны только для того, чтобы печки топить да дома строить? Нет, сынок. Они еще и почву лесную оберегают, сбрасывают листву на землю, укутывают ее теплым одеялом, чтобы не промерзала в морозы. Ведь в ней должны перезимовать и корешки, и зернышки. А вот посмотри, какие сосны-красавицы. В старину из них делали военные корабли. Так они и называются — корабельные сосны.

Мать брала Мишку за руку, и они шли дальше, вдохновленные близостью деревни. Но сынишка уж слишком устал. Увидев на дороге сухую сосновую ветку, мать подняла ее, укоротила, обломала сучья и подала Мишке.

— Вот тебе посох.

— Я же не дед какой-то!

— С посохом и молодые ходят, лишняя опора в лесу не помешает.

После первой сотни шагов спросила Мишку:

— Ну как?

— Здорово. Так легче, и правда. Спасибо.

— Спроси любого старика в деревне, он тебе то же самое скажет. Никто из них в лес без палки не пойдет.

Так за разговорами и с небольшими передышками добрались они до кулиги. Поле открылось сразу, за поворотом, и мгновенно ослепило чудесным видением. Мать схватила Мишку за руку и, приложив к губам палец, оттащила сына на несколько шагов назад. Прижав к себе Мишку, она восхищенно выдохнула:

— Журавли…

— Да, — прошептал он. — По всему полю.

Через ветки маленьких елочек было хорошо видно, что все поле, протянувшееся от леса до реки, было занято журавлями. Птицы были в движении: кто-то важно вышагивал на длинных палочках-ножках, похожих на ходули, кто-то выискивал мышонка-лягушонка, или что-то еще съестное, на недавно скошенном поле.

Мишка впервые увидел такое множество журавлей.

— Зачем они здесь, мама?

— В дорогу собираются. Перед отлетом вожак привел свою стаю попастись на скошенном поле, они здесь наедаются впрок, склевывают опавшее зерно. Сил набираются.

— Подойдем ближе.

— Нельзя, Миша, журавль — осторожная птица. Видишь, летает парочка. Это дежурные, они наблюдают за округой. Как только мы выйдем на поляну, вся стая поднимется и улетит.

— И что делать? У нас же нет другой дороги.

Мать замолчала и после недолгого раздумья сказала, как о деле решенном:

— Придется идти через лес, Миша.

— Но это же такой крюк!

— Да, крюк, но журавлей пугать не будем. Жалко их. Ты не представляешь, какая трудная и опасная дорога их ожидает. Не все долетят до южных земель, не все весной вернутся обратно. Пусть еще немного отдохнут на родной земле.

Мишка не стал спорить, он знал, что если мать решила сделать доброе дело, то не изменит решения, и даже Мишкины слезы не помогут. Колени не сгибались, плечи ныли, спина болела, а путь в обход был в два раза длиннее, чем через поле. Чтобы облегчить Мишкины страдания, мать взяла его посох, один конец положила на плечо сыну, другой — на свое, разместив турсук посередине. Друг за другом, гуськом, так они и пошли по окружному пути.

На очередном привале мать, прижав Мишку к себе и вытянув ноги, стала разминать онемевшую кисть правой руки. Потом печально сказала:

— Знаешь, Миша, журавли — самые мои любимые птицы, они похожи на людей. Красивые, верные друг другу. Они и чувства свои выражают, как люди. Запомнился мне один случай. Давно это было, когда мы с твоим отцом еще только собирались пожениться.

— До войны?

— Конечно, до войны, после нее забот слишком много было, некогда следить за журавлями. Только в небе их и видели. Так вот весной, когда они вернулись из теплых краев на свою поляну, мы с твоим отцом видели редкое зрелище — журавлиный танец.

— Они танцуют? — удивился Мишка.

— Очень красиво танцуют! Соберутся в кружок, один или два выходят на середину и начинают пируэты выделывать. Сначала слегка подпрыгивают. Потом пускаются в настоящий пляс, даже коленца выкидывают, да такие, что помрешь со смеху. И кружатся, и прыгают, и крылья распластывают, и вприсядку идут, будто трепака отплясывают на своих ходулях. А те, что по кругу стоят, не просто смотрят, а тоже в такт притопывают и крыльями прихлопывают.

— Ты же сама говорила, что они близко к себе не подпускают, а ты все это рассмотрела.

— Случайно, Миша. Так уж Бог дал, вернее, показал перед грядущими испытаниями. Наверное, чтобы сильнее мы свою землю любили. Не знали мы, что скоро многим придется идти за нее умирать. А чем сильнее Родину любишь, тем нещаднее врага бьешь и в победе не сомневаешься. Вот Господь нас и сподобил — чудо такое показал. Может, память об этом журавлином танце помогала твоему отцу и воевать, и побеждать.

— Мама, а какая польза от журавлей?

— Журавль — птица не промысловая, его не едят. В нашей деревне в мою бытность никто журавлей не обижал. Если Господь дал ему жизнь, значит, нужен он нам. Да и как же без него? Не представляю без журавля ни осени, ни весны. Журавлиный клин — как стрелка на циферблате. А красота-то какая! Как кричат они перед отлетом! Очень печально кричат, любое сердце дрогнет от этих криков. Зато по весне счастье, когда слышишь в небе журавлиную перекличку. Одного этого хватит, чтобы поверить в то, что добра на земле больше, чем зла.

Мишка смотрел на вдохновенное материнское лицо, на голубые ее глаза, на русые волосы. Не было ничего прекраснее маминого лица и этих проникновенных слов.

До дому добрались поздно вечером. Мишка, не ужиная, залез на печку, обнял подушку и уснул как убитый.

Утреннее солнце не то чтобы выплыло, но прямо-
таки выпрыгнуло из-за сопки. Казалось, оно торопилось свою миссию выполнить — одарить мир светом, осветить все пути. По-хозяйски загорланили петухи. Но Мишку, привычного к деревенским звукам, разбудили не петухи и не солнечные лучи, а прекрасно-печальные, доселе незнакомые его маленькому сердечку поднебесные крики.

— Что это?

Мишка подбежал к окну, но вставленная к зиме вторая рама не давала возможности охватить взглядом все небо. На ходу застегивая штаны, в ботах на босу ногу Миша выскочил во двор.

Он сразу увидел маму. Она стояла посередине двора, приложив ко лбу руку козырьком, защищавшим глаза от слепящих солнечных лучей, и смотрела в небо. Мишка посмотрел по направлению ее взгляда и тут же зажмурился, — свет ослепил и его. Он заслонил солнце ладонью вытянутой руки и не столько увидел, сколько услышал журавлей.

— Курлы… Курлы… Курлы…

Высоко в небе, клин за клином проплывали над деревней журавли. Над Красным Яром, над рекой и полями, над тайгой и дальше, дальше, дальше…

— До свидания, — шептала мама. — Возвращайтесь поскорей, родные…

Слов не было слышно, но губы ее еще шевелились, что-то шептали. Молитву, догадался Мишка, когда увидел, как мать широким крестным знамением осеняет журавлиный клин.

Распластав сильные крылья, птицы летели прямо на солнце. Казалось, в этом стремительном порыве они хотят окружить его своей мощной живой цепью и притянуть, приблизить к остывающей земле, чтобы солнце согрело и поля, и реки, и леса. Чтобы в родном краю навсегда установилось лето, и больше не нужно было журавлям ни улетать, ни возвращаться.