Паша саровская предсказания

1998, 2008, 2018 — и пророчества Паши Саровской

Последовательная линейка «восьмых» годов, ставших для России как годами испытаний, так и годами перемен, заставляет и блогеров, и политологов, и просто любителей всего тайного и сокрытого всё чаще обращаться к разного рода пророчествам.

Однако мало кто вспоминает при этом удивительную российскую пророчицу, юродивую Пашу Саровскую, канонизированную Русской православной церковью как блаженная Параскева Дивеевская.

О жизни святой блаженной Параскевы Дивеевской:

https://cont.ws/@prikhojanka/938254

Среди дивеевских преданий есть относящееся к встрече Николая Второго с блаженной Пашей Саровской в 1903 году.

Протоиерей Стефан Ляшевский (1899†1986) в своей “Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря” сообщает, что «во время прославления Серафима Саровского в Дивееве жила знаменитая на всю Россию Христа ради юродивая блаженная Паша Саровская.

Государь Император был осведомлен не только о Дивееве, но и о Паше Саровской. Государь со всеми Великими Князьями и тремя митрополитами проследовали из Сарова в Дивеево. В экипаже они все подъехали к келлии блаженной Паши.

Матушка игуменья, конечно, знала об этом предполагавшемся визите и приказала вынести из келлии все стулья и постелить большой ковер. Их Величества, все Князья и митрополиты едва смогли войти в эту келлию.

Параскева Ивановна сидела как почти всегда на кровати, смотрела на Государя, а потом сказала: “Пусть только Царь с Царицей останутся”.

Государь извиняюще посмотрел на всех и попросил оставить Его и Государыню одних, – видимо, предстоял какой-то очень серьезный разговор.

Все вышли и сели в свои экипажи, ожидая выхода Их Величеств. Матушка игуменья выходила из келлии последняя, но послушница оставалась. И вдруг матушка игуменья слышит, как Параскева Ивановна, обращаясь к Царствующим Особам, сказала:

— “Садитесь”.

Государь оглянулся и, увидев, что негде сесть, – смутился, а блаженная говорит им:

— “Садитесь на пол”.

(Вспомним, что Государь был арестован на станции Дно!)

Великое смирение – Государь и Государыня опустились на ковер, иначе бы Они не устояли от ужаса, который Им говорила Параскева Ивановна.

Она Им сказала все, что потом исполнилось, т.е. гибель России, Династии, разгром Церкви и море крови.

Беседа продолжалась очень долго, Их Величества ужасались, Государыня была близка к обмороку, наконец Она сказала:

— “Я вам не верю, это не может быть!”

Это ведь было за год до рождения Наследника и они очень хотели иметь Наследника, и Параскева Ивановна достала с кровати кусок красной материи и говорит:

— “Это твоему сынишке на штанишки, и когда он родится, тогда поверишь тому, о чем я говорила вам”.

(Россия перед Вторым Пришествием. Т 1. С. 364.)

В скобках заметим: Наследник родился больным гемофилией. Это проявлялось в многократных кровотечениях, которые сложно было остановить. Ген гемофилии передаётся только по женской линии, а болеют этой болезнью только мужчины.

Так вот, начало этой болезни у предков Цесаревича Алексея идёт от Марии Стюарт, а закончилась она именно на Цесаревиче Алексее.

Второе пророчество было не менее горьким и грозным.

Монахиня Дивеевской пустыни матушка Серафима (Булгакова) рассказывала:

«От Прасковьи Ивановны поехали к Елене Ивановне Мотовиловой (†1910).

Государю было известно, что она хранила переданное ей Н.А. Мотовиловым (1808†1879, «служкой» прославляемого святого) письмо, написанное преподобным Серафимом и адресованное Государю Императору Николаю Второму. Оно было адресовано «четвертому Государю, который приедет в Саров».

Это письмо преподобный Серафим написал, запечатал мягким хлебом и передал Николаю Александровичу Мотовилову со словами: “Ты не доживешь, а жена твоя доживет, когда в Дивеево приедет вся Царская Фамилия, и Царь придет к ней. Пусть она Ему передаст”.

По поводу этого письма участник Саровских торжеств 1903 г. игумен Серафим (Кузнецов) пишет (1920):

“Преподобным Серафимом, еще при жизни, было написано по откровению Божию собственноручно письмо к тому Царю, которому будет суждено приехать в Саров и Дивеево, передав его своему другу Мотовилову, последний передал это письмо покойной игумений Марии, которая вручила его лично Государю Николаю Второму в Дивееве 20 июля 1903 года.

Что было написано в письме, осталось тайной. Только можно предполагать, что святой прозорливец ясно видел все грядущее, а потому предохранял от какой-либо ошибки и предупреждал о грядущих грозных событиях, укрепляя в вере, что все это совершится не случайно, а по предопределению Предвечного небесного Совета, дабы в трудные минуты тяжких испытаний Государь не пал духом и донес до конца Свой тяжелый, Христу в уподобление, крест искупления Своих подданных, которые, изменив своей присяги Царю, нарушили Соборную клятву 1613 года».

«Будет царь, который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого царя и его самодержавия, все восставшие погибнут, а Бог царя возвеличит…

Более подробно о пророчествах св. Серафима Саровского:

https://cont.ws/@Prikhojanka/206845

Эти пророчества святого Серафима Саровского с поразительной точностью совпадают с полученными Николаем Вторым незадолго до визита в Дивеево пророчествами русского монаха Авеля-ясновидца:

Он также предрек падение монархии и возрождение России с пришествием самодержавного русского царя:

Сей будет избранник Божий, и на главе его благословение. Он будет един и всем понятен, его учует самое сердце русское. Облик его будет державен и светел, и никто же речет: «Царь здесь или там», но «это он».

Воля народная покорится милости Божией, и он сам подтвердит свое признание… Имя его троекратно суждено в истории Российской .

( из книги «Житие преподобного Авеля прорицателя», издание Свято-Троицкого Ново — Голутвина монастыря, 1995г., стр. 42-45).

Подробнее об этом:

https://cont.ws/@prikhojanka/1…

О тех же бедах предупреждал Россию святой праведный Иоанн Кронштадский:

«Да, через посредство державных лиц Господь блюдет благо царств земных и особенно благо Церкви Своей… — и величайший злодей мира, который явится в последнее время, — антихрист, не может появиться среди нас, по причине самодержавной власти..»

«Я предвижу восстановление мощной России, еще более сильной и могучей. На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая — по старому образцу, крепкая своей верою во Христа Бога и Святую Троицу — и будет по завету князя Владимира, — как единая Церковь.

Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие Престола Господня! Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский”.

https://cont.ws/@prikhojanka/173820

Как видим, многие святые земли русской предвидели её падение по причине отпадения русского народа от воли Божией и её воскрешение в случае возвращения русского народа к Богу.

Итак, в 1903 году святая блаженная Паша Саровская предрекла Царю и Царице страшную участь: быть убитыми вместе с детьми через 15 лет.

Так и произошло.

«Далее, — сказала святая — вместе с тобою будут замучены четверо твоих слуг. За каждого убиенного из 11 человек Господь кладет по 10 лет. За Твою Семью — семь человек, вынь да положь — дьявол будет ходить по России. А за каждого из Твоих слуг Господь будет через каждые десять лет перепроверять: а покаялся ли русский народ? И если не покаялся, жаль мне этот русский народ: блевотиной должен изойти, пока не закричит: Монархию нам! И здесь – чем хуже, тем лучше, скорей покается. Но говорю тебе, Царь, не через блевотину, так через понос кровавый, но к концу этих 110-ти лет будет Царь на Руси из твоей династии».

Совершенно очевидно, что пророчества Паши Саровской про 1918 год, про убиение всей Царской семьи и вместе с нею четырех верных царских слуг сбылись до точности.

А как же дальше?

Следующая из прореченных ею дат — 1988 год –

7 раз по 10 лет за каждого из убиенной Царской семьи – «дьявол ходил по России».

Чем он был знаменателен?

Прежде всего, тем, что закончились гонения на Русскую Православную церковь.

В 1987 году РПЦ имела 6794 прихода, при этом с 1981 г. по 1986 г. их число уменьшилось на 213. Но в 1988 году было открыто более 1000 приходов, а к концу 1989 года их число приблизилось к 10.000.

1000-летие Крещения Руси, широко отмечавшееся в 1988 году, ознаменовалось резким ростом авторитета и влияния Православия в России.

В 1988 году были приняты изменения в законодательство, в соответствии с которыми высшим органом государственной власти стал Съезд народных депутатов СССР. Это резко понизило роль партийных органов.

1988 год – это ещё и начало распада СССР -16 ноября Верховный Совет Эстонской ССР провозгласил суверенитет, что стало началом «парада суверенитетов», закончившегося в Беловежской пуще.

Очередной из прореченных Пашей Саровской — 1998 -год,

как год первой проверки русского народа. И что же?

— несмотря на широкое движение в среде церковного народа, Царская семья не была канонизирована; возникла распря по поводу царских мощей, найденных под Екатеринбургом.

— 17 июля 1998 года- захоронили Царскую семью (как безымянных), не признав подлинности обретенных царских мощей.

Несмотря на предварительную договоренность с Патриархом о неучастии в церемонии захоронения, Ельцин внезапно появился в Петропавловской крепости: видимо, знал о пророчестве, боялся.

Что за этим последовало? За 17-м июля последовало 17 августа.

Кризис 1998 года был одним из самых тяжелых кризисов в истории России.

17 августа 1998 года был объявлен «технический дефолт» по основным видам государственных долговых обязательств. Одновременно было объявлено об отказе от удержания стабильного курса рубля по отношению к доллару, и за короткий период этот курс рухнул: с 6 рублей за доллар перед дефолтом до 21 рубля к январю 1999 года.

Рухнул целый ряд банков, в которых потеряли вклады многие миллионы людей. Уровень жизни резко упал, количество лиц, получающих пособие по безработице, удвоилось.

Затем последовал 2008 год:

Ему предшествовала канонизация Царской семьи (20 августа 2000 года) и продолжающиеся споры о подлинности царских мощей.

14 июля 2008 года Всемирный Русский народный собор призвал к восстановлению правды о правлении царя Николая Второго. Призыв остался без ответа.

И грянул август:

08.08.08. – вооруженный конфликт между Грузией и Россией, получивший название «пятидневной войны».

В августе 2008 года начались ещё два негативных для России события:

1) Мировой экономический кризис 2008 года – падение экономики, начавшееся в 2008 году, последствия которого полностью не преодолены до настоящего времени. Началом считается кризис ипотечного и фондового рынка США, по масштабам сопоставимый с периодом Великой депрессии 1930-х годов. В сентябре 2008 г. возник кризис ликвидности мировых банков, повлекший падение объемов производства и рецессию мировой экономики.

К 2009 году объем мирового ВВП впервые с окончания Второй мировой войны показал отрицательное значение.

2) Снижение цен на нефть

В апреле 2008 г. был достигнут исторический максимум стоимости нефти на уровне $147/барр. Параллельно наблюдался рост цены золота – наиболее дальновидные инвесторы уже начали понимать, что за этим последует резкое снижение.

Если в июле 2008 г. средневзвешенная цена 1 бар. нефти Brent составила 123,24 дол., то в августа – 115,5 дол., в сентябре – 99,45 дол., в октябре – 62,52 дол., в ноябре – 53 дол., в декабре – 40,11 дол. За 9 месяцев – более, чем на 100 долларов.

https://www.calc.ru/dinamika-Brent.html?date=2008

Кризисный 2008 год Россия завершила с падением ВВП на 10,3%, что стало самым большим за предшествующие десять лет.

2018-й год – очередной год проверки и испытания России.

На первый взгляд, кажется, что все мировые риски уже обозначились: это и расширение санкционной войны, и угрозы развязывания Третьей мировой войны в связи с корейским или иранским кризисом, и оголтелая русофобская кампания англосаксов….

Но не это будет играть определяющую роль.

По пророчествам святого Серафима Саровского, к середине 20-х годов этого века (2024-2025 годы) — быть войне «зело страшной», и победит в ней Россия только под предводительством нового самодержавного русского царя, которого «будет бояться сам антихрист».

Враги рода человеческого лучше всех нас знают эти пророчества и относятся к ним куда более серьёзно, чем мы можем себе это представить. Именно поэтому в 2017 году были предприняты массированные атаки на русскую историю, на святого русского царя и на монархию. Дикая вакханалия с «Матильдой», огромный вал самой низкопробной клеветы на монархию и русских царей, неисчислимые нападки на Русскую Православную церковь — всё это звенья одной цепи.

Все они имеют собой одно-единственное предназначение — не дать русскому народу очнуться, не дать ему понять смысл и назначение России как особой цивилизации, управляемой самим Господом Богом, увести русский народ из-под длани Господней в руки слуг антихристовых.

Если очнётся русский народ, покается пред Богом за отступление от Его воли — будет дарован ему Православный Государь. И тогда никто не одолеет Россию, не страшен будет ей приход антихриста, все народы мира восхотят жить в Царстве Российском.

Поддастся русский народ соблазнам слуг антихристовых — будет война «зело страшная», в которой много погибнет, но закончится она победой самодержавного русского царя.

А теперь вспомним, что изменения в Конституцию Российской Федерации, внесенные в 2008 году, привели к тому, что правление Путина в России продлится именно до 2024 года…

И ещё один нюанс: в 1999 году, после назначения на пост премьер-министра России, Путин побывал на острове Залит у старца Николая Гурьянова. В келье у батюшки они проговорили более двух часов. Провожая Путина, батюшка благословил его и сказал: «Только поторопись. ты должен успеть».

Протоиерею Николаю Гурьянову были хорошо известны все описанные выше пророчества. Он не мог не рассказать о них своему гостю….

Русь Святая! Храни веру православную!

ПРАВИЛА МОЕГО БЛОГА:

Не допускается брань, нецензурная брань, в том числе в завуалированной форме.

Не допускается хула и клевета на православную веру, на Бога и на святых, на Русскую православную церковь.

Предсказания Паши Саровской для России

Эта блаженная известна тем, что в далеком 1903 году она встретилась с Николаем II и его супругой и предрекла им гибель от рук своего народа. Также она оставила послание о будущем России, в котором рассказано, что жители страны много десятилетий будут расплачиваться за 1918 год.

Она была канонизирована как Параскевья Дивеевская, но при жизни была более известна как Паша Саровская. О ее даре слышали многие, и в 1903 году император Николай во время поездки в Сарово вместе с митрополитами посетил и Дивеево, где жила Параскевья. Там у них состоялась беседа, которая до сих пор остается на страницах истории.

Этот разговор происходил за год до рождения царевича Алексея, императорская чета долгое время не могли зачать наследника и очень беспокоились по этому поводу. Но Паша Саровская отдала им кусок ткани и сказала, что это сынишке на штанишки. Когда он родится, сказала блаженная, ты поверишь во все, что я сейчас сказала.

И тогда император с императрицей запомнили все, что сказала им провидица, хоть ее слова были действительно ужасными. Она сказала, что он падет, его семья погибнет, и империя рухнет. Она завещала, что через 15 лет царская семья из 7 человек и четверо его слуг уйдут из этого мира в муках. Паша сказала, что за каждого члена императорской семьи Господь даст наказание России по 10 лет. Через 70 лет, если народ не покаялся, то за каждого из слуг будет еще по 10 лет даваться, пока люди не придут к вере.

Исследователи считают, что сейчас идет последнее десятилетие, а через 110 лет после гибели Николая II в России вновь будет править царь из его династии, как сказала Паша Саровская.

Русская пророчица — блаженная Паша Саровская

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви в октябре 2004 г. благословил общецерковное прославление Христа ради Дивеевских юродивых – блаженных Пелагии (Серебренниковой; 1809-1884), схимонахинии Параскевы (Паши Саровской) и Марии (Фединой).

Блаженная Паша Саровская (в миру Ирина) родилась в 1795 году в селе Никольском Спасского уезда Тамбовской губернии в семье крепостного крестьянина. В семнадцать лет её выдали замуж. Родные мужа любили её за кроткий нрав и трудолюбие. Прошло пятнадцать лет. Помещики Булгины продали Ирину с мужем господам Шмидтам.

Вскоре умирает муж Ирины. Господа Шмидты пытались выдать Ирину замуж, но услышав слова: «Хоть убейте меня, замуж больше не пойду», решили оставить её у себя дома.

Недолго пришлось работать Ирине экономкой, она была оклеветана прислугой, и хозяева, заподозрив Ирину в краже, отдали её на истязание солдатам. Ирина продолжала говорить, что не брала холстов. Тогда господа призвали местную гадалку, которая сказала, что холсты украла действительно Ирина, да не эта, и опустила их в воду, то есть в реку. На основании слов гадалки начали искать холсты в реке и нашли их.

После жестоких побоев, не выдержав несправедливости, Ирина ушла в Киев.

Через полтора года ее нашли в Киеве, куда она добралась Христовым именем на богомолье. Схватили несчастную Ирину, посадили в острог и затем препроводили по принадлежности к помещику. Можно себе представить, что она испытала в остроге, сидя с арестантами, мучимая голодом и обращением конвойных солдат!

Помещики, чувствуя свою вину и как они жестоко отнеслись к ней, простили Ирину, желая опять пользоваться ее услугами.

Но уже через год она снова предприняла попытку к бегству.

Помещики снова подали в розыск, и через год полиция опять нашла ее в Киеве и, арестовав, препроводила по этапу к Шмидтам, которые, желая показать над ней свою власть, не приняли ее и с гневом выгнали на улицу – раздетую и без куска хлеба.

Приняв во время пребывания в Киеве постриг с именем Параскевы, она теперь не печалилась – она знала свой путь, и то, что помещики выгнали ее, было лишь знаком, что пришла пора исполниться благословению старцев.

Пять лет она бродила по селу, как помешанная, и была посмешищем не только детей, но и всех крестьян. Она выработала привычку жить круглый год под открытым небом, перенося голод, холод и зной. А затем удалилась в Саровские леса и прожила здесь больше двух десятков лет в пещере, которую сама вырыла.

Говорят, что у нее было несколько пещер в разных местах обширного непроходимого леса, где тогда было много хищных зверей. Ходила она временами в Саров и в Дивеево, но чаще ее видели на Саровской мельнице, куда она приходила работать.

Когда-то Паша обладала удивительно приятной наружностью. За время житья в Саровском лесу, долгого подвижничества и постничества она стала похожа на Марию Египетскую: худая, почерневшая от солнца, с короткими волосами – длинные в лесу ей мешали. Босая, в мужской монашеской рубахе, свитке, расстегнутой на груди, с обнаженными руками, блаженная приходила в монастырь, наводя страх на всех, не знавших ее.

До переезда в Дивеевскую обитель она некоторое время жила в одной деревне. Видя ее подвижническую жизнь, люди стали обращаться к ней за советами, просили помолиться.

Враг рода человеческого научил злых людей напасть на нее и ограбить. Ее избили, но никаких денег у нее не было. Блаженную нашли лежащей в луже крови с проломленной головой. Она болела после этого год, но совершенно поправиться уже во всю жизнь не могла. Боль в проломленной голове и опухоль под ложечкой мучили ее постоянно, но она на это почти не обращала внимания, лишь изредка говорила: «Ах, маменька, как у меня тут болит! Что ни делай, маменька, а под ложечкой не пройдет!»

Когда она еще жила в Саровском лесу, проезжали мимо татары, только что обокравшие церковь. Блаженная вышла из леса и стала их ругать, за что они избили ее до полусмерти и проломили ей голову. Татарин приехал в Саров и говорит гостинику:

– Там старуха вышла нас ругала, мы ее избили.

Гостиник говорит:

– Знать, это Прасковья Ивановна.

Он запряг лошадь и поехал за ней.

После побоев у нее все зажило, но волосы заросли как попало, так что голова зудела, и она все просила «поискать».

До переселения своего в Дивеево Прасковья Ивановна часто заходила к дивеевской блаженной Пелагее Ивановне. Раз вошла она и молча села возле блаженной. Долго смотрела на нее Пелагея Ивановна да и говорит:

«Да! Вот тебе-то хорошо, нет заботы, как у меня: вон детей-то сколько!»

Встала Паша, поклонилась ей и тихонько ушла, не сказав ни слова.

Блаженная Пелагея

Прошло несколько лет. Однажды Пелагея Ивановна спала, но вдруг вскочила, точно кто ее разбудил, бросилась к окну и, высунувшись наполовину, стала глядеть вдаль и кому-то грозить.

Около Казанской церкви открылась калитка, и в нее вошла Прасковья Ивановна и прямо направилась к Пелагее Ивановне, что-то бормоча про себя.

Подойдя ближе и заметив, что Пелагея Ивановна что-то говорит, она остановилась и спросила:

– Что, матушка, или нейти?

– Нет.

– Стало быть, рано еще? Не время?

– Да, – подтвердила Пелагея Ивановна.

Низко ей Прасковья Ивановна поклонилась и, не заходя в обитель, ушла в ту же самую калитку.

За шесть лет до смерти блаженной Пелагеи Ивановны Паша вновь явилась в обитель, на этот раз с какой-то куклой, а потом и со многими куклами: нянчится с ними, ухаживает за ними, называет их детьми. Теперь она по нескольку недель, а затем и месяцев проживала в обители. Последний год жизни блаженной Пелагеи Ивановны Паша пробыла неотлучно в обители.

Поздней осенью 1884 года она шла мимо ограды кладбищенской Преображенской церкви и, ударив палкой о столб ограды, сказала:

— «Вот как этот столб-то повалю, так и пойдут умирать; только поспевай могилы копать!»

Слова эти вскоре сбылись – умерла блаженная Пелагея Ивановна и за ней столько монахинь, что сорокоусты не прекращались целый год, и случалось, что отпевали двух сразу.

Когда скончалась Пелагея Ивановна, то в два часа ночи ударили в большой монастырский колокол, и клиросные, у которых жила в то время блаженная Паша, переполошились, повскакивали с постелей, думая, не пожар ли. Паша встала вся сияющая и начала всюду у икон ставить и зажигать свечи.

– Ну вот, – сказала она, – какой тут пожар? Вовсе нет, а просто это у вас снежок маленько растаял, а теперь темно будет!

Несколько раз келейницы блаженной Пелагеи Ивановны предлагали ей поселиться в келии почившей.

– Нет, нельзя, – отвечала Прасковья Ивановна, – вот маменька-то не велит, – показывала она на портрет Пелагеи Ивановны.

– Что-то это я не вижу.

– Да ты-то не видишь, а я-то вижу, не благословляет!

И ушла, и поселилась сначала у клиросных, а затем в отдельной келии у ворот. В келии была поставлена кровать с громадными подушками, которую она редко занимала, на ней покоились куклы.

Ночами подвижница молилась, к утру ложилась спать, но как только брезжил первый утренний свет, Паша вставала, мылась, прибиралась и выходила на утреннюю молитву.

Напившись чаю после обедни, блаженная садилась за работу, вязала чулки или пряла пряжу. Это занятие сопровождалось непрестанной Иисусовой молитвой, и потому ее пряжа так ценилась в обители, из нее делались пояски и четки. Вязанием чулок она называла в иносказательном смысле упражнение в непрестанной Иисусовой молитве.

Так, однажды приезжий подошел к ней с мыслью, не переселиться ли ему поближе к Дивееву. И она сказала в ответ на его мысли: «Ну, что же, приезжай к нам в Саров, будем вместе грузди собирать и чулки вязать», – то есть класть земные поклоны и учиться Иисусовой молитве.

Келия блаженной Параскевы у южного входа в Дивеевский монастырь

Первое время по переселении в Дивеево она странствовала от монастыря на дальние послушания или в Саров, на прежние свои излюбленные места. В эти путешествия она брала с собой простую палочку, которую называла тросточкой, узелок с разными вещами или серп на плечо и несколько кукол за пазухой. Тросточкой она иногда пугала пристающий к ней народ и виновных в каких-нибудь проступках.

Однажды пришел странник и пожелал, чтобы его впустили в келлию, а блаженная была занята, и келейница не решалась ее потревожить. Но странник настаивал:

– Передайте ей, что я такой же, как она!

Удивилась келейница такому несмирению и пошла передать его слова блаженной.

Прасковья Ивановна ничего не ответила, а взяла свою тросточку, вышла наружу и начала бить ею странника изо всех сил, восклицая:

– Ах ты, душегубец, обманщик, вор, притворщик…

Странник ушел и уже не настаивал на встрече с блаженной.

Большое духовное значение имел для блаженной серп. Она им жала траву и под видом этой работы клала поклоны Христу и Богоматери. Если кто приходил к ней из почетных людей, с которым она не считала себя достойной сидеть в одной компании, блаженная, распорядившись с угощением и поклонившись гостю в ноги, уходила жать травку, то есть молиться за этого человека. Нажатую траву она никогда не оставляла в поле или во дворе монастыря, но всегда собирала и относила на конный двор. В предзнаменование неприятностей она подавала приходящим лопух, колючие шишки…

Молилась она своими молитвами, но знала некоторые и наизусть. Богородицу она называла «Маменькой за стеклышком».

Иногда она останавливалась как вкопанная перед образом и молилась или становилась на колени где попало: в поле, в горнице, среди улицы – и усердно со слезами молилась. Бывало, входила в церковь и начинала тушить свечи, лампады у образов или не позволяла зажигать в келии лампады.

Испрашивая на каждый шаг и действие благословение у Господа, она иногда громко спрашивала и тут же отвечала себе:

«Надо мне идти? Или погодить?.. Иди, иди скорей, глупенькая!» – и тогда шла. «Еще молиться? Или кончить? Николай чудотворец, батюшка, хорошо ли прошу? Нехорошо, говоришь? Уйти мне? Уходи, уходи, скорей, маменька! Ушибла я пальчик, маменька! Полечить, что ли? Не надо? Сам заживет!»

Однажды пришла к блаженной девица Ксения из села Рузина просить благословения идти в монастырь.

– Что ты говоришь, девка! – закричала блаженная. – Надо прежде в Петербург сходить, да всем господам сперва послужить, тогда даст мне Царь денег, я тебе келию поставлю!

Через некоторое время братья Ксении стали делиться, и она снова пришла к Прасковье Ивановне и говорит:

– Братья делиться хотят, а вы не благословляете! Как хотите, а уж не послушаю я вас и поставлю келию!

Блаженная Паша, растревоженная ее словами, вскочила и говорит:

– Экая ты, девка, глупая! Ну можно ли! Ведь ты не знаешь, сколько младенцев превыше нас!

Сказав это, она легла и вытянулась. А осенью у Ксении умерла сноха, и осталась на ее руках девочка, круглая сирота.

Однажды зашла Прасковья Ивановна к священнику села Аламасова, у которого был в то время по делам службы псаломщик. Она подошла к нему и говорит:

– Господин! Прошу тебя, возьми хорошую кормилицу или няньку какую.

И что же? Дотоле совершенно здоровая жена псаломщика захворала и умерла, оставив младенца.

Один из крестьян окрестной деревни покупал известку. Ему предложили взять несколько лишних пудов без денег; он подумал и взял.

Возвращаясь домой, он встретился с Пашей, и блаженная сказала ему:

– Аль богаче от этого будешь, что беса-то слушаешь! А ты лучше-ка живи той правдой, которой жил!..

При постройке нового собора в Дивееве игумения Александра решила не спрашивать благословения блаженной Прасковьи Ивановны.

Шло торжественное молебствие на месте закладки, когда к Прасковье Ивановне приехала тетушка игумении – Елизавета. Она была старенькая и глухая. И говорит послушнице блаженной, Дуне:

– Я буду спрашивать, а ты говори, что она будет отвечать, а то я не услышу.

Та согласилась.

– Мамашенька, нам собор жертвуют.

– Собор-то собор, – отвечала Прасковья Ивановна, – а я усмотрела:

черемуха по углам выросла, как бы не завалили собор-то.

– Что она говорит? – спросила Елизавета.

Что толку говорить,- подумала Дуня, — собор-то уж закладывают, и ответила:

– Благословляет.

Собор так и остался недостроенным.

Приехал в монастырь один архиерей. Она ждала, что он придет к ней, а он прошел к монастырскому духовенству. Ждала она его до вечера, и когда он пришел, бросилась на него с палкой и разорвала наметку. Он от страха спрятался в келию матери Серафимы. Когда блаженная воевала, то была такая грозная, что всех приводила в трепет. А на архиерея, потом оказалось, напали мужики и избили его.

Как-то приехал к ней иеромонах Илиодор (Сергей Труфанов) из Царицына. Он пришел с крестным ходом, было много народа. Прасковья Ивановна его приняла, посадила, потом сняла с него клобук, крест, сняла с него все ордена и отличия – все это положила в свой сундучок и заперла, а ключ повесила к поясу. Потом велела принести ящик, туда положила лук, полила и сказала: «Лук, расти высокий…» – а сама легла спать.

Он сидел как развенчанный. Ему надо всенощную начинать, а он встать не может. Хорошо еще, что она ключи к поясу привязала, а спала на другом боку, так что ключи отвязали, достали все и ему отдали.

Прошло несколько лет – и он снял с себя священнический сан и отказался от иноческих обетов.

Наружность Паши была разнохарактерна, в зависимости от настроения: то грозная и сердитая, то ласковая и добрая, а иногда, горькая и печальная. Одевалась, как дитя, в яркие сарафаны. Когда встречала гостей, одевала сразу несколько – так, она подчеркивала праздность момента.

Очень своеобразно Параскева Ивановна относилась к святым и иконам: угощала их, украшала цветами, ласково разговаривала.

Когда упрекала людей за плохие поступки, восклицала: «Зачем обижаешь Маменьку!» — так ласково она называла Богородицу.

В Дивеево в ней заметили дар провидения, с тех пор у ее дверей всегдастояли люди. Кого-то она обличала в грехах, потому что ясно видела людей, кому-то предсказывала будущее.

Как-то раз приехали купчиха с замужней дочкой. Чтобы угодить Прасковье Ивановне, привезли ей из Москвы большую куклу, всю разодетую в шелка и бархат. Как только они вошли и поклонились, блаженная вскочила, забегала, схватила новую куклу да одним махом отодрала ей руку и сует дочке в рот. «На, ешь! Ешь!» — кричит. Та испугалась, стоит — ни жива, ни мертва, мать ее тоже трясется, а Прасковья Ивановна еще громче кричит: «Ешь! Ешь!» Гостей еле вывели. Оказалось, что неспроста так случилось. Потом мать каялась, что ее дочь погубила свое дитя еще в утробе, — и все это блаженной было открыто.

Предсказывая близкую кончину схимонахини Серафимы, Прасковья Ивановна говорила о ней: «Девушка хорошая, а вся в земличке, одна головка наружу», — и действительно, мать Серафима, внезапно заболев, вскоре умерла.

Вид Серафимо-Дивеевского монастыря с южной стороны. Фото 1903 г.

Мать Рафаила рассказывала, что за полгода до смерти своей матери она пришла к Прасковье Ивановне; блаженная стала смотреть в сторону колокольни.

— Летят, летят, вот один, за ним другой, выше, выше, — и руками прихлопнула, — еще выше!

Мать Рафаила сразу все поняла. Через полгода скончалась мать, а еще через полгода — дедушка.

Схиархимандрит Варсонофий Оптинский был переведен из Оптиной пустыни и назначен архимандритом Голутвина монастыря. Тяжело заболев, он написал письмо блаженной Прасковье Ивановне, у которой бывал и к которой имел великую веру. Это письмо принесла мать Рафаила.

Когда блаженная выслушала его содержание, она только и сказала: «Триста шестьдесят пять!»

Ровно через 365 дней старец скончался. Этот случай подтвердил и келейник старца, при котором был получен ответ блаженной.

Леониду Михайловичу Чичагову, блестящему полковнику, Паша предсказала постриг: «Рукава-то поповские». — сказала она ему при первой встрече.

Чичагова она уговорила просить Николая II открыть мощи преподобного Серафима.

Чичагов стал собирать материалы, написал «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря» и поднес ее Государю. Когда Государь прочитал ее, то возгорелся желанием открыть святые мощи.

Несмотря на множество чудес, которые видели люди в течение семидесяти лет после преставления старца Серафима, с делом открытия его святых мощей и прославления были трудности. Рассказывали, что Государь настаивал на прославлении, но почти весь Синод был против.

В это время блаженная Прасковья Ивановна четырнадцать или пятнадцать дней постилась, ничего не ела и ослабела так, что не могла даже ходить, а ползала на четвереньках.

Как-то вечером к блаженной пришел архимандрит Серафим (Чичагов) и говорит:

— Мамашенька, отказывают нам открыть мощи.

Прасковья Ивановна сказала:

— Бери меня под руку, идем на волю.

С одной стороны ее подхватила мать Серафима, с другой — архимандрит Серафим.

— Бери железку. Копай направо — вот и мощи…

У батюшки Серафима сохранились лишь косточки. Это смущало Синод: ехать ли куда-то в лес, если нетленных мощей нет. На это одна из остававшихся в живых стариц, лично знавших преподобного, сказала тогда: «Мы кланяемся не костям, а чудесам».

Сестры говорили, будто сам преподобный явился Государю, после чего он своей властью настоял на открытии святых мощей.

Когда был решен вопрос о прославлении и открытии святых мощей, Великие князья приехали в Саров и в Дивеево, к блаженной Прасковье Ивановне. Они привезли ей шелковое платье и капор, в которые тут же и нарядили.

После торжеств прославления Серафима Саровского Государь попал к Прасковье. В этот день Паша велела вынести все стулья из дома и посадила царскую семью на ковер. Царю была предсказана надвигающаяся на Российскую империю катастрофа и рождение Наследника.

Более подробно о пророчествах Паши Саровской Государю мы поговорим отдельно.

Перед смертью она все клала поклоны перед портретом Государя. Сама она была уже не в силах делать их, и ее поднимали и опускали.

— Что ты, мамашенька, так на Государя молишься?

— Глупые! Он выше всех Царей будет!

Блаженная говорила о Государе: «Не знаю — преподобный, не знаю — мученик».

Незадолго до смерти блаженная сняла портрет Государя и поцеловала в ножки со словами: «Миленький уже при конце…»

Игумен Серафим (Путятин) неоднократно был свидетелем того, как блаженная ставила портрет царской семьи к иконам и молилась на него, взывая: «Святые царственные мученики, молите Бога о нас!» — и горько плакала.

Рассказ Игумена Серафима Путятина, 1920 г.:

«В 1915 году, в августе, я приезжал с фронта в Москву, а затем в Саров и Дивеево. Помню, как я служил Литургию в праздник Успения Божией Матери в Дивееве, а затем прямо из церкви зашёл к старице Прасковье Ивановне, пробыв у неё больше часа, внимательно слушая её грядущие грозные предсказания, хотя выражаемые притчами, но все мы с её келейницей хорошо понимали и расшифровывали неясное.

Многое она мне тогда открыла, которое я тогда понимал не так, как нужно было, в совершающихся мировых событиях. Она мне ещё тогда сказала, что войну затеяли наши враги с целью свергнуть Царя и разорвать Россию на части. За кого сражались и на кого надеялись, те нам изменят и будут радоваться нашему горю, но радость их будет ненадолго, ибо и у самих будет то же горе.

Прозорливица при мне несколько раз целовала портреты Царя и семьи, ставила их с иконами, молясь им как святым мученикам. Потом горько заплакала…

Затем старица взяла иконки Умиления Божией Матери, пред которой скончался преподобный Серафим, заочно благословила Государя и Семью, передала их мне и просила переслать. Благословила она иконки Государю, Государыне, Цесаревичу, Великим Княжнам Ольге, Татьяне, Марии и Анастасии, Великой Княгине Елисавете Феодоровне и А. А. Вырубовой.

Просил я благословить иконку Великому Князю Николаю Николаевичу, она благословила, но не Умиления Божией Матери, а преподобного Серафима. Больше никому иконок не благословила, хотя я даже сам просил для некоторых, но мои просьбы не повлияли, так как она действовала самостоятельно».

По прозорливости Прасковье Ивановне было известно о грядущих гонениях на Православную Церковь. Так, архиепископу Петру Звереву она предсказала «три тюрьмы». После 1918 года он трижды был арестован, несколько лет провел в заключении и умер от тифа на Соловках в 1929 году.

Иногда приходившим к ней монахиням Прасковья Ивановна говорила:

— Вон отсюда, шельмы, здесь касса!

Действительно, после разгона обители здесь находилась сберегательная касса.

Прасковья Ивановна умерла 22 сентября/5 октября 1915 года в возрасте около 120 лет. Когда она умирала, в Петербурге одна монахиня вышла на улицу и видела, как душа блаженной поднималась на небо.

До закрытия монастыря в 1927 году на могиле почитаемой блаженной Параскевы Ивановны непрерывно служились панихиды. В годы запустения могилы дивеевских блаженных были разорены.

В 60-е годы XX века на месте могил блаженных был поставлен пивной ларек. Торговавшая в нем женщина часто видела сидящих на лавочке трех старушек, неодобрительно на нее поглядывавших и не уходивших до тех пор, пока она не уходила сама. Она точно знала, что никаких старушек на лавочке нет, но в то же время явно видела их. Вскоре женщина отказалась разливать там пиво. После этого никто не соглашался работать в этом ларьке, и его пришлось убрать.

Известность и авторитет блаженной Паши Саровской еще при ее жизни были столь велики, что, начиная с 1904 года, о ней тысячными тиражами было напечатано несколько брошюр.

Ныне ее честные мощи, обретенные 20 сентября 2004 года, почивают в Казанском храме Серафимо-Дивеевского монастыря вместе с мощами святых блаженных стариц Пелагии и Марии Дивеевских. Все, кто с верой просит молитвенной помощи у великой рабы Божией, непременно получают ее, благодаря о том Господа и Его блаженную избранницу.

Тропарь:

Глас апостола Павла услышавша глаголющ: мы юроди Христа ради, рабы Твои, Христе Боже, Пелагия, Параскева и Мария, юроди быша на земли Тебе ради; темже, память их почитающе, Тебе молим: Господи, спаси души наша.

Ангелина, Прасковья Никитична

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Ангелина (значения).

Паша Ангелина
Дата рождения 30 декабря 1912 (12 января 1913)
Место рождения село Старобешево,
Мариупольский уезд,
Екатеринославская губерния, Российская империя
Дата смерти 21 января 1959 (46 лет)
Место смерти Москва, СССР
Гражданство СССР
Род деятельности тракторист, участник стахановского движения, ударник
Награды и премии

Автограф
Медиафайлы на Викискладе

Трактор на гербе Старобешевского района Донецкой области символизирует трудовой подвиг Паши Ангелиной

Праско́вья (Па́ша) Ники́тична Анге́лина (1913—1959) — участница стахановского движения в годы первых пятилеток, бригадир тракторной бригады МТС, ударница.

Биография

Родилась 12 января 1913 года (30 декабря 1912 года по старому стилю) в селе Старобешево Мариупольского уезда Екатеринославской губернии Российской империи в греческой семье.

В 1929 году Паша Ангелина окончила курсы трактористов и стала работать трактористкой Старо-Бешевской машинно-тракторной станции. В 1933 году она организовала женскую тракторную бригаду в этой МТС и возглавила её. Член ВКП(б) с 1937 года.

Одна из первых женщин-трактористов. За перевыполнение плана была сделана символом технически образованной советской работницы. В 1938 году прославилась лозунгом «Сто тысяч подруг — на трактор!».

Благодаря общественному положению и популярности смогла избежать греческих репрессий 1937–38 гг.

В 1940 году окончила Московскую сельскохозяйственную академию имени К. А. Тимирязева.

В годы Великой Отечественной войны — в эвакуации в Бурлинском районе Западно-Казахстанской области Казахской ССР, где продолжала ударно работать на полях.

Автор книги «Люди колхозных полей» (1948).

Вследствие постоянной работы с машинными маслами и дизельным топливом заболела циррозом печени. Умерла 21 января 1959 года в Москве. Похоронена на родине, в посёлке Старобешево.

  • Знатная трактористка Паша Ангелина (вторая слева) в перерыве совещания в ЦК ВЛКСМ, фото Ивана Шагина, 14 июля 1936.

  • Ангелина (слева) и Демченко со Сталиным на X съезде ВЛКСМ, 1936.

  • Знаменитые трактористки сёстры Ангелины: Прасковья (слева) и Надежда. 1939. Фото П. Трошкина

Семья

  • Отец — Никита Ангелин
    • Сестра — Надежда Никитична Ангелина
  • Дядя — Фёдор Ангелин
    • Двоюродный брат — Кирилл Фёдорович Ангелин
      • Племянник — Анатолий Кирилович Ангелин (*1948). Живёт в городе Старобешево Донецкой области Украины.
        • Внучатый племянник — Сергей Анатольевич Ангелин (*1975). Живёт в Старобешево. В браке с Еленой Мушниной (*1973). Имеет сыновей Всеволода, Артёма и Ярослава. Все трое проживают в Харьковской области.

Награды и звания

  • дважды Герой Социалистического Труда:
    • 19.3.1947 — за высокие урожаи пшеницы и ржи,
    • 26.2.1958 — за успехи в развитии сельского хозяйства.
  • три ордена Ленина (30.12.1935; 19.3.1947; 8.2.1954)
  • орден Трудового Красного Знамени (7.2.1939)
  • медали
  • Сталинская премия третьей степени (1946) — за коренное усовершенствование методов эксплуатации тракторов и сельскохозяйственных машин, обеспечившее высокую производительность .

> Память

Бронзовый бюст Паши Ангелиной установлен на её родине — в посёлке городского типа Старобешево, где её имя носит проспект, и где открыт музей прославленной землячки.

Примечания

  1. Источник: «Выдающейся женщине посвящается» — Светлана Платоненко, «Жизнь-неделя» 5.06.2003, № 81
  2. 1 2 Большая Российская энциклопедия: В 30 т. / Председатель науч.-ред. совета Ю. С. Осипов. Отв. ред С. Л. Кравец. Т. 1. А — Анкетирование. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2005. — 766 с.: ил.: карт.
  3. https://www.instagram.com/iaroslavangelin Ярослав Ангелин
  4. Про затвердження списку пам’ятників мистецтва, історії та археології Української РСР (укр.)

Ссылки

  • Ангелина, Прасковья Никитична. Сайт «Герои страны».
  • Ангелина, Прасковья Никитична на «Родоводе». Дерево предков и потомков
  • Ангелина Паша
  • Интервью с племянником — Трактор и судьба
  • Паша Ангелина — звезда СССР

Было время, когда имя её на всю страну гремело так же, как легендарные фамилии Чкалова, Стаханова, Папанина. Её имя включено в список самых выдающихся людей всех стран. И всё-таки эта «мужик в юбке», передовик производства, стахановка была обычной женщиной, не очень счастливой и не очень здоровой.

Открытое лицо с победоносной улыбкой смотрело с плакатов, журнальных обложек и газетных полос – Пашу Ангелину знала вся страна. Сам Сталин благоволил знатной трактористке. Но жизнь советской иконы никогда не была безоблачной. За славу Паша заплатила по самой высокой цене.

Прасковья Никитична Ангелина родилась 12 января 1913 года (30 декабря 1912 года по старому стилю) в селе Старобешево Мариупольского уезда Екатеринославской губернии Российской империи в семье, которая происходила из крымских греков. Родной язык они потеряли, говорили на местном диалекте, но веру христианскую и обычаи сохранили.

«Ангелина Прасковья Никитична, год рождения – 1912, место рождения (оно же место службы и резиденция) – деревня Старо-Бешево Сталинской области Украинской ССР. Отец – Ангелин Никита Васильевич, колхозник, в прошлом батрак. Мать – Ангелина Евфимия Федоровна, колхозница, в прошлом батрачка. Начало «карьеры» – 1920 год: батрачила вместе с родителями у кулака. 1921-1922 годы – разносчица угля на шахте Алексеево-Раснянская. С 1923 по 1927 год снова работала у кулака. С 1927 года – конюх в товариществе по совместной обработке земли, а позже – в колхозе. С 1930 года до настоящего времени (перерыв два года – 1939-1940: училась в Сельскохозяйственной академии имени Тимирязева) – трактористка» – так в 1948 году написала о себе Паша Ангелина.

Редакция, издающейся в Соединенных Штатах Америки «Мировой биографической энциклопедии», прислала Прасковье Никитичне обширную анкету, сообщив, что её имя включено в список выдающихся людей всех стран. Вот так и рассказала она о себе в полученной из Нью-Йорка анкете.

Она начала трудиться раньше, чем овладела азбукой. Паше не было ещё и восьми лет, когда отец отвёл ее к кулаку Панюшкину. Все старшие братья и сёстры вместе с родителями давно уже от зари до зари трудились на чужой земле, но не было в доме достатка. Пришлось и Паше за кусок хлеба пасти чужих гусей, убирать чужой хлев…

Когда волна Октябрьской революции докатилась до Старо-Бешева, вихрь новых событий ворвался и в семью Ангелиных. Отец пропадал целыми днями: сельские бедняки решили объединиться в артель, Никиту Васильевича избрали председателем правления. Редко стал появляться в доме и старший брат Николай. Он вожак комсомольской ячейки, главный заводила молодёжи на селе. По его инициативе комсомольцы приспособили старый амбар под клуб, вечерами устраивали там самодеятельные концерты, проводили беседы.

В 1928 году в Пашиной деревне появилось первое тарахтящее на всю округу заграничное «чудо техники».
…Сельские парни потеряли покой. Объявлена запись на курсы трактористов. Желающих хоть отбавляй. Научиться управлять диковинной машиной – да ведь такое счастье, пожалуй, и во сне не снилось!
Отобрали десять человек. Среди них братья Паши Иван и Василий. В сыром нетопленом помещении, где разместилась мастерская МТС, по вечерам собирались будущие трактористы, слушали наставления инструктора Ивана Фёдоровича Шевченко, собирали и разбирали детали машины.
Однажды пришла сюда и Паша. Тихонько села в укромный уголок.

— Вам что, девушка? – прервав объяснения, повернулся к ней инструктор.
— Я ничего… – растерялась Паша, – просто послушать хочу…
— Здесь не театр, – строго сказал инструктор, – попрошу не мешать.

Но девушка не ушла. Она простояла в углу до конца занятий, дождалась, пока все парни вышли из мастерской, потом подошла к Шевченко:
— Скажите, а девушка смогла бы научиться управлять вот этим… трактором?
Тот пожал плечами:
— Теорией может овладеть любой грамотный человек, а вот практически… – инструктор в упор посмотрел на девушку. – А вы что, хотите стать трактористкой?
— Да, – твердо ответила Паша.
— Не советую, – сухо сказал инструктор, – в мире ещё не было случая, чтобы женщина управляла трактором.
— В мире не было, а вот я стану трактористкой! – сказала Паша и выбежала из мастерской…

Разумеется, члены семейства Ангелиных отнеслись к этому желанию очень отрицательно. Однако шестнадцатилетняя девушка все-таки добилась своего. Быстро пролетела эта зима для Паши. Днём возилась в мастерской, вечера просиживала над книгами, чертежами. Тот самый инструктор, который когда-то выгонял её из мастерской, теперь не мог нахвалиться своей ученицей. Она блестяще окончила курсы механизаторов.
И вот пришла весна 1930 года – первая весна Паши-трактористки. Хмурым, туманным утром рослая, крепкая девушка в синем комбинезоне, в серой каракулевой кубанке подошла к трактору. Послушная её воле машина тронулась с места, двинулась по полю, оставляя позади себя ровную, глубокую борозду.
Бригадир тракторного отряда Петр Бойченко в первый день не отходил от Паши. Придирчиво присматривался, как она управляет трактором, тщательно замерял глубину вспашки. Ему никак не верилось, что бойкая, острая на язык Паша сможет справиться с таким серьёзным, мужским делом, как вождение машины. Но трактор шёл отлично, пахал ровно, не оставляя ни одного огреха…
В эту весну Паша поставила рекорд – первый рекорд в своей жизни. Сколько ещё было потом больших трудовых побед, но, пожалуй, никогда не радовалась она им так, как этому своему первому успеху. Её трактор проработал бесперебойно весь сезон, вспахал больше всех в отряде. На собрании работников МТС ей торжественно вручили книжку ударника, присвоили звание «Отличный тракторист»…
В 1933 году Паша организовала из прицепщиц женскую тракторную бригаду в этой МТС и возглавила её.

Паша Ангелина 1935 год. Фотограф — Халдей Евгений Ананьевич

Всю зиму «гоняла» Паша своих девчат. Они не только назубок знали трактор, но и познакомились с основами агротехники, изучили структуру почв, читали труды Вильямса, Докучаева. Как талантливый полководец, готовясь к решительному наступлению, заранее определяет направление главного удара, подтягивает резервы, обеспечивает тылы, так и Паша перед выходом в поле всё учла, всё продумала. Не с голыми руками выводила Паша свой отряд на штурм.
Едва первые лучи солнца скользнули по земле, шумно, с грохотом растворились ворота усадьбы МТС, и из мастерских выехала колонна тракторов. Впереди Паша, за ней Наташа Радченко, Вера Коссе, Люба Фёдорова, Вера Анастасова…

Четко и организованно провели девушки полевые работы. За весь сезон ни одной серьёзной поломки, ни одной аварии.
Первая в Союзе женская комсомольско-молодежная тракторная бригада Паши Ангелиной показала блестящие образцы работы: при плане 477 гектаров девушки каждым трактором обработали по 739 гектаров. План тракторных работ они выполнили на 129 процентов. Бригада заняла первое место по МТС и завоевала переходящее Красное знамя…

О замечательных успехах первой в стране женской тракторной бригады знала уже вся страна. В газетах печатались портреты девушек, рассказывалось об их работе. В условиях первой советской пятилетки стране были нужны новые «герои». И таковой являлась и Паша. Шло стахановское движение в СССР.

Ударница Паша Ангелина. 1935 год. Фотограф Евгений Халдей.

Ангелина (слева) и Демченко со Сталиным на X съезде ВЛКСМ, 1936.

Знатная трактористка Паша Ангелина (вторая слева) в перерыве совещания в ЦК ВЛКСМ, фото Ивана Шагина, 14 июля 1936.

В 1935-м Пашу Ангелину впервые наградили орденом Ленина. А остальных членов бригады – орденами Трудового Красного Знамени.
В 1937 году в жизни Паши произошло знаменательное событие: её приняли в Коммунистическую партию. А 12 декабря 1937 года народ назвал её своим депутатом в Верховный Совет СССР первого созыва.

Неоднократно она общалась со Сталиным. У неё была возможность напрямую звонить лидеру страны. Но этим она никогда не пользовалась. Таким правом обладали Стаханов, Папанин, Чкалов. Но она никогда ни о чём не просила. По её воспоминаниям, принадлежность к партийной элите её страшно тяготила. Легендарная трактористка не могла перестать работать, не могла стать чем-то вроде свадебного генерала при правительстве страны. Тем не менее, благодаря её статусу в обществе, ей пришлось постоянно хлопотать об отправке техники. Она также пробивала сельчанам путевки на юг, помогала им с поступлением в вузы и многое другое. Одним словом, она заботилась буквально обо всех, кроме себя. Использовать своё положение ей было крайне неудобно. Хотя, быть может, её фамилия в свое время спасла всё семейство от сталинских репрессий.

Страна стремительно шагала по дорогам пятилеток. Каждый день радио приносило радостные вести: вступил в строй новый завод, дала ток новая электростанция, пошли поезда по новой железнодорожной магистрали. Один за другим вставали мощные гиганты индустрии: Сталинградский тракторный, Магнитогорский металлургический, Краматорский машиностроительный, Днепрогэс… Конструкторы создавали новые машины, чтобы избавить людей от тяжелого ручного труда, специалисты сельского хозяйства искали пути повышения урожайности, чтобы дать людям вдоволь хлеба, мяса, молока.

Земляки удивлялись исключительной её энергии. Так, в 1938-м она решила обратиться ко всем советским труженицам, вышла к ним с призывом: «100 000 подруг – на трактор!». Этот призыв был услышан во всех городах и селах, в самых далеких кишлаках и аулах… И вскоре этому примеру последовали не сто тысяч советских женщин, а в два раза больше.

Прасковья Никитична искренне мечтала стать высокообразованной труженицей. При этом изначально она не блистала грамотой. Но ей всегда удавалось выкраивать время, чтобы заниматься с репетиторами. Десять классов Паша закончила экстерном. А накануне войны, в 1940 году она смогла получить диплом о высшем образовании, окончив известную «Тимирязевку» (Московскую сельскохозяйственную академию имени К.А. Тимирязева). Она полюбила литературу, постоянно читала и на её адрес в родном селе Старобешеве без конца шли посылки с книгами, заказанными Пашей. А в результате и сама взялась за перо, написав в 1948 году книгу о колхозных активистках «Люди колхозных полей».

Депутаты Верховного Совета ССР знатные механизаторы- комбайнер Константин Борин, трактористка Паша Ангелина и комбайнер Полина Кавардак (слева направо).

С будущим мужем, вторым секретарем Старобешевского РК партии, Сергеем Федоровичем Чернышевым Прасковья Никитична познакомилась в 1935 году, уже став известной. По словам его старшей дочери, Светланы, отец был наделён многими талантами. Умел организовать людей, вникал в суть каждого районного мероприятия, великолепно рисовал, сочинял стихи, эпиграммы. Такого человека Ангелина не могла не заметить. Они часто общались, много говорили, всё шло к свадьбе. Единственное, что смущало жениха, это обращение к нему, только как к «жениху Прасковьи Ангелиной». А потом он станет не иначе как только «мужем Прасковьи Ангелиной». Его самого будто не было. Два сильных, независимых человека, как два медведя в одной берлоге, не могли ужиться.
Став депутатом Верховного Совета, Прасковья Никитична всё свободное время посвящала общественной работе. Много ездила, вела прием граждан. В семье росло трое своих детей. А ведь Паша усыновила племянника Геннадия, когда ей самой едва исполнилось восемнадцать… Начались разлады в семье.

Во время Великой Отечественной Паша вместе со своей бригадой и двумя составами техники едет в Казахстан, на поля колхоза имени Будённого, что раскинул свои земли вблизи аула Теректа Бурлинского района Западно-Казахстанской области Казахской ССР. Работая здесь, тракторная бригада Паши Ангелиной передала в фонд Красной Армии семьсот шестьдесят восемь пудов хлеба. Построенные на эти средства танки, громили немецко-фашистских захватчиков на Курской дуге, освобождали Польшу, участвовали в штурме столицы гитлеровской Германии, Берлина. И воины-танкисты одной из гвардейских танковых бригад, полностью сформированных из бывших трактористов, решили занести в свои списки Пашу Ангелину и присвоить ей почётное звание гвардейца.

После войны Паша возвращается в родное село. Ей предлагают возглавить колхоз, но она отказывается и снова садится на трактор. После возвращения из Казахстана бригада Ангелиной состояла только из мужчин. Прасковья Ангелина умела ладить с мужчинами – будь то партийные руководители, депутаты разных уровней, председатели колхозов, трактористы её послевоенной бригады. По-другому работать просто бы не смогла.

Ждала мужа с фронта – после Победы он продолжал служить в Германии, был комендантом одного из военных городков. Сергей Чернышев вернулся не один, с… женщиной и ребёнком. Прасковья с пониманием приняла фронтовую «жену» мужа. Она видит, что их жизнь с мужем не имеет будущего. Чернышев стал больным человеком, пил по-чёрному.

Паша Ангелина продолжала ставить рекорды. Зимой 1945-46 года П.Н. Ангелина стала инициатором нового для района агроприёма – снегозадержания. В поле вышли все колхозники: расставляли щиты, устраивали заслоны для задержания снега. Первый послевоенный 1946 год выдался очень тяжелым – отсутствие весенних и летних дождей, суховеи привели к резкому падению урожайности сельхозкультур. И колхозники добились выдающегося урожая даже в ту страшную засуху 1946-го года. А за урожай 47-го года ей вручили первую звезду Героя Социалистического труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

Богатый опыт организации работ, накопленный П.Н. Ангелиной, её прогрессивный метод обработки земли нашли широкое применение в земледелии. По её инициативе в СССР развернулось движение за высокопроизводительное использование сельскохозяйственной техники и повышение культуры обработки полей. Её многочисленные последователи повели решительную борьбу за высокие и устойчивые урожаи всех сельскохозяйственных культур. За коренное усовершенствование труда в сельском хозяйстве, внедрение новых, прогрессивных методов обработки земли в 1948 году П.Н. Ангелиной была присуждена Сталинская премия.
Это была работа на износ. Паша приезжала домой часов в 12 ночи, мылась, ложилась, а в начале четвёртого утра уезжала в поле. Муж страшно ревновал. «Я пришёл с фронта, а ты где-то до ночи пропадаешь!» – кричал он.
И тут неожиданный поворот событий. Однажды, напившись, Чернышев выстрелил из именного оружия в Прасковью Никитичну. Но она случайно осталась жива, отстранилась, потому что с криком ей на грудь бросилась старшая дочь. Наутро Чернышев уехал в район. После этого случая они расстались. Паша никогда ни одного плохого слова не сказала о бывшем муже, но из своей жизни она его вычеркнула, эту злую пьяную выходку не простила: отказалась от алиментов и сменила детям фамилию. Все они стали Ангелиными.

Знатные трактористки Прасковья (слева) и Надежда (справа) Ангелины после награждения их орденами Ленина.

Об этом факте из биографии знаменитой женщины-трактористки официальные лица старались не говорить.
Там, видимо, считали, что депутат Верховного Совета, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской премии, известная трактористка Прасковья Никитична Ангелина может быть только счастливой женщиной. Этот имидж постоянно поддерживался в сознании людей.

Но слава не вскружила голову Ангелиной. Как и прежде, она неутомимо водила свой трактор, любила копаться в моторе, по вечерам засиживалась над учебниками. Каждый день она стремилась внести в работу что-то новое, интересное. Её бригада из года в год перевыполняла задания, неизменно выходила победителем в социалистическом соревновании механизаторов.

…Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 26 февраля 1958 года Прасковье Никитичне Ангелиной было присвоено звание дважды Героя Социалистического Труда. Её грудь украсила вторая Золотая медаль «Серп и Молот» – знак признания выдающихся заслуг замечательной трактористки перед Родиной..

До конца дней своей жизни она осталась честной труженицей, энергичной, волевой и жизнерадостной женщиной. В феврале 1958 года она выступала на митинге, посвященном награждению области орденом Ленина за успехи в увеличении производства сельскохозяйственных продуктов. Те, кто знал её в первые годы коллективизации, увидели на трибуне прежнюю Пашу-комсомолку. Та же горячность, влюбленность в своё дело, те же размашистые, энергичные движения и та же излюбленная кубанка на пышных волосах…

Прасковья Никитична. Фото из музея на родине легендарной трактористки

В начале 1959 года, за несколько дней до открытия XXI (Внеочередного) съезда КПСС, делегатом которого она была избрана, Прасковью Никитичну сразил тяжкий недуг и она была срочно госпитализирована в кремлёвскую больницу. У неё был цирроз печени, что при такой работе неудивительно. Сказалось постоянное присутствие в организме горюче-смазочных материалов. Раньше ведь, в те времена горючее приходилось перекачивать через шланг, засасывая ртом….

Как вспоминала дочь Паши Ангелиной Светлана:
— Она никогда не жаловалась. Работа всегда была у неё на первом месте. Когда в больнице её спросили, сколько она уже болеет, мама ответила: «Я вчера с поля». У неё в последние годы ноги отекали. Дважды перенесла болезнь Боткина на ногах. Глазные белки становились лимонными, только тогда врачи замечали. Она сгорела на работе. В больницу попала, когда уже живот был до колен. «Мама, что с тобой?» – испугалась я. А это была водянка, последняя стадия цирроза печени. Мама рассмеялась: «Я забеременела. Рожу четвертого!» «От кого?» «От ветра!» Тревогу забила тётя Надя, которая окончила курсы медсестёр на фронте. Она увидела маму и сразу позвонила в Донецк, в обком. Приехали два профессора: «Надо в Москву!» В «Кремлевке» встретили Будённого, он выписывался: «А! Пашуня! Ты чего?» «Да вот, заболела». «Ничего, чуть-чуть подремонтируешься, мы еще споем!»
— Её нельзя было спасти?
— Лечение заключалось в том, что ей делали раз в неделю прокол, рассекали живот и откачивали ведро воды. Становилось легче, а потом всё начиналось сначала. Как-то у медсестры вырвалось: «Вы у нас самая тяжелая!» Мама подняла глаза: «Почему?» «Ни у кого в отделении нет такого большого живота!» – нашлась медсестра. На третий день врач Елена Ивановна сказала, что она безнадёжна. Это было ужасно. Мама сидела в кресле, в жуткой пижаме, в шлёпках. Я зашла в кабинет и услышала страшные слова: «Света, мама отсюда не выйдет». Я не понимала. Врач повторила: «Мама отсюда не выйдет. Она здесь умрет». А мама ждёт за дверью. Не знаю, как я собралась и на её вопросительный взгляд бодро сказала: «Вылечишься, вернёшься к работе!»
Она полгода лежала в больнице, я приходила к ней каждый день. У неё была отдельная палата. Еду давали диетическую, без соли, я кормила маму из ложки. Она так похудела, что выглядела девочкой, даже лицо сделалось маленьким.
— Она понимала, что неизлечимо больна?
— Понимала, но никогда не показывала виду. Самые счастливые дни в моей жизни, когда мама умирала. Мы с ней смеялись, шутили. Каждый вечер кто-то её навещал. Маршак приходил на чай, Папанин заглядывал и смешил до слёз. У него было потрясающее чувство юмора. Мама уходила красиво и мужественно. Дней за пять до смерти ей сделали операцию. Провожал её в операционную Папанин, он шёл за каталкой. После операции мама впала в кому и уже не пришла в сознание. Умерла она у меня на руках.

Жизнь Прасковьи Ангелиной оборвалась 21 января 1959 года, в возрасте 46 лет. Похоронена она у себя на родине, в селе Старобешево.
Свидетельство о присвоении тракторной бригаде П.Н. Ангелиной почётного звания «Бригада коммунистического труда» трактористы принимали уже без своего бригадира… Когда не стало Ангелиной, её бригада не распалась, продолжала работать и даже ставила рекорды. До 1978 года. В тот год тракторная бригада имени Паши Ангелиной прекратила своё существование. Долгое ещё время существовал клуб женщин-механизаторов в честь Прасковьи Никитичны, который сумел объединить тысячи сельских тружениц.

На родине Прасковьи, в селе Старобешево, установлен бюст Ангелиной, там же её именем назван проспект и открыт её музей.

Паша Саровская. Новые архивные материалы к житию блаженной Параскевы Дивеевской

Блаженная Параскева Дивеевская 22 сентября / 5 октября 2015 года исполнилось 100 лет со дня кончины Христа ради юродивой Параскевы Дивеевской. ­Несмотря на широкую известность блаженной Параскевы, о ней сохранилось крайне мало документальных свидетельств. Однако несколько лет назад священник Георгий Павлович, проводя научно-исследовательскую работу в библиотеке Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне, неожиданно обнаружил письма, написанные келейницей блаженной Параскевы послушницей Пелагеей к неустановленному лицу (сперва в 1913 году, называемому Константин Андреевич, а в 1915–1916 годах отцом Серафимом). Эти письма публикуются впервые.

До сих пор основными источниками сведений о Паше Саровской считались «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря», написанная митрополитом Серафимом (Чичаговым), и воспоминания монахини Серафимы (Булгаковой), близко общавшейся с келейницей блаженной Евдокией (Дуней) Барсковой. Обнаруженные же автором этих строк письма, несмотря на то что носят по преимуществу бытовой характер, представляют собой несомненную ценность как достоверный исторический источник, позволяющий подтвердить многие факты, известные из предания. Они также проливают свет на важные подробности, в особенности касающиеся кончины блаженной.

Прежде чем перейти непосредственно к письмам, необходимо сказать несколько слов об их авторах — келейнице, писавшей от имени блаженной, и ее адресатах. Из разных источников известно, что у блаженной Параскевы было несколько келейниц. Много лет старшей и наиболее любимой из них была монахиня Серафима (в миру Анна Ивановна Капустина). Но в 1913 году ее уже не было в живых. Из воспоминаний ­монахини Серафимы (Булгаковой) известна другая келейница — послушница Евдокия Ивановна Барскова (1879 — после 1919 года). Приводимые ниже письма написаны послушницей Пелагеей. Точных сведений о ней нет. Однако можно предположить, что речь идет о послушнице Пелагее Федоровне Верховой (1871 — после 1919 года, из крестьян села Кременки Ардатовского уезда Нижегородской губернии), которая значится в списке сестер 1917–1919 годов под № 694 на синодичном и псалтирном послушании перед Евдокией Барсковой (№ 695). Известно, что в домике Паши Саровской после ее кончины читалась непрестанно Псалтирь, а тот факт, что нижеприведенные письма написаны послушницей Пелагеей, может указывать на ее старшинство после кончины монахини Серафимы. А.П. Тимофиевич, посетивший Дивеево и Саров в 1926 году, сообщает о многолетней келейной блаженной Паши монахине Киприане (Тимофиевич А.П. Божии люди. М.: Паломник, 1995. С. 92–93). К сожалению, пока не удается с достоверностью определить, о ком идет речь. Возможно, это всё та же бывшая послушница Пелагея, письма которой здесь приводятся, получившая в монашестве имя Киприаны.

Что касается ее корреспондентов, то сложно с точностью сказать, о ком в данном случае идет речь, один или два человека обозначаются мирским и монашеским именами. Однако можно сделать некоторые предположения. В Ильинском Афонском скиту находится большая икона преподобного Серафима Саровского со следующей надписью: «Дар надворнаго советника Константина Андреевича Патина. 27 Октября 1913 года». Этим дарителем скорее всего был популярный в военных кругах автор-составитель сборников, руководств и указателей разного рода законоположений, касающихся военного ведомства, К.А. Патин. Он служил в 1890-х годах делопроизводителем Управления воинского начальника Крапивенского уезда Тульской губернии, а позже в той же должности в Тамбовской губернии. Среди его работ наиболее известны «Полный и подробный алфавитный указатель приказов по военному ведомству, циркуляров, предписаний и отзывов Главного Штаба и прочих главных управлений и приказов, приказаний и циркуляров по всем военным округам за пятьдесят два года — с 1859 по 1911 г.», а также «Учебник для учеников писарских классов по ознакомлению их с письмоводством, делопроизводством и военными постановлениями».

Применительно к исследуемой теме важны три обстоятельства: 1) совпадение времени прибытия на Афон адресата письма со временем, обозначенном в надписи на иконе (1913 год); 2) была подарена именно икона преподобного Серафима Саровского, а не какого-либо иного святого; 3) К.А. Патин не продолжил свой капитальный справочник за последующие годы (это было сделано другим человеком.), что косвенно указывает на его возможный уход в монастырь. Хотя не существует твердых доказательств тождественности К.А. Патина и отца Серафима, а отсутствие сведений о лицах (или лице) с подобным именем в списке монахов и послушников Пантелеимонова монастыря за период между 1913 и 1915 годами не позволяет утверждать это с определенностью, автору исследования всё же представляется наиболее вероятным, что письма адресованы одному и тому же человеку. В первую очередь на это указывает само их содержание. В первом из них (от 29 марта 1913 года) говорится о получении благословения блаженной для ухода на Афон, а во втором (от 30 мая 1913 года) об этом сообщается как об уже совершившемся факте. Кроме того, само нахождение всех писем в виде комплекса, хранящегося в библиотеке монастыря с давнего времени, также вероятнее всего указывает на один источник их происхождения.

Письма (всего их пять) написаны в период между 29 марта 1913 года и 11 мая 1916 года на 12 отдельных листах с оборотами. Необходимые пояснения даются в примечаниях к каждому письму. Печатаются с сохранением авторской орфографии и пунктуации. Публикуются впервые.

Преподобне отче Серафиме моли Бога о нас!
Глубокоуважаемый Константин Андреевич!
Получила Ваше письмецо и Святыню, за что приношу Вам сердечную благодарность, а также и за книги.
Вами присланную святыню, портрет Ваш и письмо подавала Старице Прасковье Ивановне, она что то все тревожилась, из чего я и заключила, что кто нибудь из домашних или из знакомых против Вашего желания идти на Афон, я спрашивала ни один раз Прасковью Ивановну, что благословит ли она идти Вам на Афон, но она ничего ни говорила, а все время была непокойная, так я ничего и не добилась и не поняла к чему это все она тревожилась1.
Положитесь Константин Андреевич, на волю Божию, как Господь Вам научит, так и поступайте, только было бы у Вас искреннее желание послужить Господу Богу. Господь да благословит путь Ваш.
При пожелании Вам всех благ от Господа Бога и добраго здоровья пребываю душевно-почитающая Вас.
недостойная послушница Блаженной старицы грешная Пелагея
1913 года. Марта 29 дня
Серафимо-Дивеевский монастырь
жертву Вашу 5 р. получила и передала Блаженной старице, она помолится за Вас.

Примечания

1 Нужно вспомнить, что это был разгар афонской смуты «имяславцев». Не с этим ли было связано беспокойство блаженной?

* * *

Преподобне отче Серафиме моли Бога о нас!
Боголюбивейший раб Божий Константин Андреевич!
Спасайтесь о Господе!
Получила Ваше письмецо, за которое приношу Вам глубокую благодарность.
Блаженная старица посылает Вам Божие Благословение и материнский привет, да хранит Вас теперь Сама Владычица, Царица Небесная Верховная Игумения Горы Афонской, под своим Божественным Покровом! Дай Господи Вам спасаться и духовно подвизаться во всех добродетелях христианской жизни.
Блаженная старица когда подавали Ваше письмо была что то тревожная, да Бог весть к чему она тревожится подумаешь на свой счет а выходит не так, мы слова ея объясняем по своему а выходит по другому, и когда только случится с тобой припоминаешь ея слова, и тут только их уразумеваешь. Так вполне предайтесь, Боголюбивейший Константин Андреевич, воле Божией Господь да устроит путь Ваш.
Желая Вам здоровья и милости Божией, пребываю с почтением к Вам недостойная послушница Блаженной старицы грешная Пелагия.
1913 г. Мая 30 дня.
Серафимо-Дивеевский монастырь

* * *

Преподобне отче Серафиме моли Бога о нас!
Честнейший Батюшка О. Серафим!
Получили уважаемое письмецо Ваше, которому были рады, а то вспоминали, где наш подвижник и как живет, но теперь — видно из письма Вашего что живете слава Богу. Доброе дело, подвизайтесь — спасайтесь, время не ждет, а все приближается к концу. Да поможет Вам Господь еще более преуспевать в духовной жизни. Да и нас-то не забывайте.
Спаси Вас Господи за память и все добрые пожелания. Читала письмецо Ваше мамашеньке Прасковье Ивановне. Она шлет Вам Божие благословение и свое материнское, помолится за Вас и Вам велит чулочки вязать т.е. молиться. Да сохранит Вас Владычица во все дни жизни Вашей.
Взаимно и от нас примите поздравление с прошедшим Праздником Рождества Христова, Новым Годом, Св. Богоявлением и наступающей Св. ­Четыредесятницей, да поможет Вам Всещедрый Господь провести сии спасительные дни в добром здоровии, спасении и дождаться Светлаго Христова Воскресения.
Спасайтесь!
Да, действительно трудно жить Вашим бедным подвижникам, не имея насущнаго куска хлеба, жизнь подходит на древне пустынную. Помоги же им Господи! Мы в России еще этого не испытываем. Много скорбей принесла эта ужасная и небывалая война1. Нет ни однаго семейства, чтобы было без слез.
Мамашенька всем велит усерднее молиться за Государя и христолюбивое воинство. Да ниспошлет Милосердый Господь победу над врагами нашими.
При молитвенном пожелании Вам всех благ от Господа Бога и здоровья. недостойная послушница Пелагия.
1915 года. Января 4 дня.

Примечания

1. 28 июля 1914 г. Австро-Венгрия объявила войну Сербии, что стало началом Первой мировой войны, в которую 1 августа вступила и Россия.

* * *

Воистину Воскресе!
Возлюбленный о Господе и
Дорогой наш Батюшка О. Серафим!
Получили уважаемое письмецо Ваше и в нем письмо О. Архимандрита1, которому и посылаю отдельно.
Спаси Вас Господи, глубокоуважаемый Отец Серафим, за поздравление и все добрыя пожелания.
Взаимно и Вас старица Прасковья Ивановна приветствует с текущими днями святой Пятидесятницы2, молится за Вас да укрепит Воскресший Жизнодавец Ваши силы душевныя и телесныя и да поможет Вам потрудиться для Святой Обители и свое спасение.
Мамашенька часто оч. изнемогает. Иногда сами удивляемся, именно, что только Благодать Божия подкрепляет старческия силы ея. Она хотя и с трудом, все-таки встанет и попрядет3; а если кого ударит палкой 1–2 или 3 раза4, то и не отдышится.
С портретом Государя Она часть разговаривает, но больше не понятно, только постом вслух сказала: «Государь! на конце, я оглядела»5 а потом опять шопотом говорила.
Дай Господи, что-бы скорее победить этаго гордаго врага — много он причинил скорбей всей-всей Матушки России и продчим, но конечно все делается по воле Божией за наши грехи.
У нас в Обители тоже ежедневно совершают молебен за Государя и воинов, а по субботам панихида по убиенным воинам. Вечная им память! Оне все св. мученики-страдальцы. Надо и нам туда стремиться от сей привременной и краткой жизни а главное смиряться и любить ближнего. Да поможет нам Господь!
Да, ни легко и Вашему О. Архимандриту в такие трудные времена, надо о всех заботиться, только надежда на милосердие Божие. Ах! как у Вас все дорого. Помоги-же Вам Господи! а у нас ржаная мука по 1р. 40к. и дороже за пуд.
Я часто думаю как Ваши пустынники-старчики собираются на обед, да наверное по смирению своему много и слез проливают. Простите меня за многоглаголание.
От души желаю Вам получить всех-всех благ от Воскресшаго Господа, а главное здоровья и душевнаго спасения. Доброжелательница Ваша гр. пос. Пелагия. Прошу Св. молитв Ваших за старицу, себя и сестер обители нашей.
1915 г. Апреля 2 дня.

Примечания

1 Настоятель Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне в 1909–1940 гг. архимандрит Иакинф (Кузнецов). Однако нельзя исключить возможность того, что речь идет о настоятеле Свято-Ильинского скита архимандрите Максиме (1901 — после мая 1914 г.). Поскольку только Ильинский скит не участвовал в событиях 1912–1913 гг., то понятна причина, по какой его мог выбрать для поселения Константин Андреевич.
2 Пасха в 1915 г. праздновалась 4 апреля по новому стилю.
3 Известен обычай блаженной прясть и раздавать пряжу в благословение как символ и поощрение к молитве.
4 Если блаженная была чем-либо или кем-либо недовольна, то часто колотила таковых своей палкой. «В эти годы многие приезжали в Саров и Дивеево. Приезжал и Распутин со свитой — молодыми фрейлинами. Сам он не решился войти к Прасковье Ивановне и простоял на крыльце, а когда фрейлины вошли, то Прасковья Ивановна бросилась за ними с палкой со словами: “Жеребца вам стоялого”, они только каблучками застучали.
Приезжала и Вырубова. Но тут, боясь, что Прасковья Ивановна опять что-нибудь выкинет, послали узнать, что она делает. Прасковья Ивановна сидела и связывала поясом три палки (у нее было три палки. Одна называлась “тросточка”, другая “буланка”, третья — не помню) со словами:
— Ивановна, Ивановна (так она сама себя называла), а как будешь бить? — Да по рылу, по рылу! Она весь дворец перевернула!
Важную фрейлину не допустили, сказав, что Прасковья Ивановна в дурном настроении» (Воспоминания монахини Серафимы (Булгаковой) // Преподобный Серафим Саровский и Дивеевская обитель. М.: Отчий дом, 2011. С. 396).
5 В воспоминаниях монахини Серафимы (Булгаковой) также сообщается об этом факте: «Перед смертью она все клала земные поклоны перед портретом Государя. Когда она уже была не в силах, то ее опускали и поднимали келейницы.
— Что ты, Мамашенька, так на Государя-то молишься?
— Глупые, он выше всех царей будет.
Было два портрета царских: вдвоем с Государыней и он один. Но она кланялась тому портрету, где он был один. Еще она говорила про Государя:
— Не знай преподобный, не знай мученик?» (Там же. С. 396)
«Незадолго до своей смерти Прасковья Ивановна сняла портрет Государя и поцеловала в ножки со словами:
— Миленький уже при конце» (Там же. С. 397).

* * *

Воистину Воскресе!
Глубокопочитаемый батюшка О. Серафим!
Наконец-то и от Вас получила весточку. Спаси Вас Господи за добрыя Ваши пожелания. Взаимно и Вам желаю всего наилучшего, а паче всего душевнаго спасения.
Я Вам посылала письмо, но видно его не получали, не знаю, и это сохранно-ли получите. О дорогой нашей мамашеньки сообщаю Вам вторично, что она, наша дорогая, волею Божиею тихо и безболезненно скончалась 1915 г. Сент. 22 дня. Этот год она ослабела, но особенно с 14 сент. Ее соборовали, несколько раз причащали Св. Тайн и прочитали отходную, после чего она ясно сказала: «слава Богу». Говорила она мало. 14 Сент. сестры все с ней прощались, она раньше никому не позволяла целовать ручки, а если кому и давала это редкость, а тут всем давала, даже приподнимала, а кого за голову, или за волосы потреплет, как-бы учит. С этого дня она только и питалась св. водичкой. Глазками глядела на Св. Иконы и говорила: «Папенька! Батюшка Серафим! возьми меня я уезжаю домой», или «возьми меня», а ручкой как-бы кого к себе манила. Матуш. Игумения1 почти неотлучно здесь была, т.к. много раз приходилось ее безпокоить, и она несмотря на свои безчисленные дела по Обители все оставляла и приходила. Старица бывало скажет: «Матушка, дорогая сядь, сядь», и до тех пор не успокоится, пока она сядет около ея. Каждое слово старицы нельзя было слушать без слез. Когда мы просили ее помолиться за благодетелей ея, то Она сказала: «помолюсь за всех, за всех». Мы тут заплакали и спросили: Мамашенька, на кого-же ты нас оставляешь? «на Бога» Последния минуты она тихо дышала, и тако ея Праведная душа отошла ко Господу в 2? ч. дня. Тяжело было раставаться с этим духов. сокровищем, но путь этот неизбежен и твердо надеемся, что Она всех своих чад и кто ее помнит не забудет в своих великих молитвах у Престола Божия! Она и Вас незабудет свое чадо у Престола Божия. Отпевание соверш. 25 Сент. Нашим Преосвящ. Иоакимом2. (Было торжественно и не вериться, что мамашеньки нет. Она духом всегда с нами.) Духовенством сказано было надгробное слово — и все присутствующия неутешно плакали.

Во время стихир на отпевании: Придите последнее целование все последний раз прощались с дорогой мамашенькой я и за всех ея почитателей простилась с Ней, как и при жизни ея я тоже за всех Вас прощалась.
Старица лежала величественная и покойная, так и не ушел бы от Нея. Тело ея погребено у собора рядом с блаженными Пелагией Ив. и Наташинькой. Стоит на ея могилке Крест, горит лампадочка, служ. панихиды.
В келии ея в продолжении 40 дней читали псалтирь о упокоении Праведной ея души, а теперь и о всех благодетелей. Горят свечи, масло и служат панихиды ежедневно.
На молитвен. память посылаю Вам поясок, которым послед. дни она была опоясана и держала своими ручками, и карточку. Я верю, что Вы молитесь о ней.
Убедительно прошу Вас о получении письма меня уведомить.
Душевно рада за Вас, что вы живете под Покровом Царицы Неб. и уже привыкли. Слава Богу! Да хранит Вас Матерь Божия за молитвы старицы во все дни жизни Вашей.
Прошу Св. молитв Ваших, греш. послуш. Пелагия.
1916 г. Мая 11 дня.
P.S. Новых книг о старице пока еще нет3.

Примечания

1 Игумения Александра (Траковская).
2 Иоаким (Левитский), архиепископ Нижегородский и Арзамасский в 1910–1918 гг.
3 Отдельные жизнеописания Паши Саровской помимо содержащегося в «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» были изданы еще при ее жизни:
Паша Саровская юродивая. М.: Изд-во И.Д. Сытина, 1904.
Юродивая Паша Саровская, старица и подвижница Серафимо-Дивеевского женскаго монастыря.
М., 1904.
Саровская Паша юродивая подвижница. СПб.: Изд-во А.А. и Н.И. Холмушиных, 1906.
Паша, Саровская юродивая. Полное жизнеописание подвижницы. Одесса: Тип. Е.И. Фесенко, 1909. Последнее жизнеописание блаженной пользовалось особенно широкой известностью. В 1912 г. в Одессе было напечатано второе издание. По свидетельству А.С. Волжского (Глинки): «Книгу эту здесь (в Дивееве) продают всюду. Ею благословляет сама Паша — из рук ея дают книжку ухаживающия за Пасковьей Ивановной послушницы» (Волжский А.С. В обители преподобного Серафима. М.: Путь, 1914. С. 61).

Краткое жизнеописание

Блаженная Параскева Дивеевская, более известная как Паша Саровская (в миру Ирина Ивановна), родилась в селе Никольском Спасского уезда Тамбовской губернии (ныне Торбеевский район Мордовской Республики). Точная дата ее рождения неизвестна и определяется приблизительно между 1795 и 1807 годами. Согласно свидетельству ее первого биографа священномученика Серафима (Чичагова), автора труда под названием «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря Нижегородской губ. Ардатовского уезда», блаженная Параскева была дочерью Ивана и Дарьи, крепостных крестьян помещиков Булыгиных. Кроме нее в семье было еще трое сыновей и две дочери.

В 17-летнем возрасте Ирина была выдана замуж за крестьянина Федора, с которым прожила 15 лет, не имея детей. По прошествии этого срока они с мужем были проданы в соседнее татарское село Сургодь помещикам-немцам лютеранского вероисповедания. Новыми хозяевами будущей блаженной стали подлекарь (врач, не имеющий законченного медицинского образования), надворный советник Карл Шмиде и его супруга, урожденная фон Ганевальд. Любопытно, что некоторые подробности биографии супругов Шмиде позволяют более точно определить дату рождения Саровской чудотворицы. «Шмид» (Schmied) по-немецки значит «кузнец», или Кузнецов, что указывает на низкое происхождение, в отличие от дворянской фамилии его супруги. Однако Карл Шмиде и его потомство были в 1832 году внесены в Третью часть дворянской книги Пензенской губернии, а позже и Тамбовской. Это значит, что около 1832 года Карл Шмиде дослужился до чина коллежского асессора, дававшего в то время потомственное дворянство и право владеть крепостными. Место службы Карла Шмиде, по-видимому, находилось в городе Пензе, где он с супругой числился среди прихожан местной Лютеранской Евангелической Церкви (ГАТО. Ф. 161. Оп. 1. Д. 7198. 1845 г. Л. 22). Очевидно, что после получения дворянства в 1832 году Шмиде и купили землю в селе Сургодь, а к ней стали прикупать и крепостных крестьян. Если признать хронологически точными данные чичаговской «Летописи» о ключевых событиях из жизни святой, то выходит, что блаженная Параскева родилась не ранее 1800 года.

Через пять лет муж Ирины умер от чахотки и хозяева взяли ее в кухарки и экономки. Она категорически отказалась вновь выходить замуж и добросовестно занималась господским хозяйством. Но через полтора года произошла кража холстов у помещиков и подозрение пало на Ирину. По просьбе господ полицейские жестоко ее пытали, но она не призналась в краже. Позже благодаря помощи местных жителей полиция обнаружила истинную виновницу и место, где было спрятано украденное.

После происшедшего Ирина убежала в Киев, где ее нашли среди богомольцев. Беглянку вернули по этапу, но через год она вновь покинула прежних хозяев. Ее вновь разыскали и вернули помещикам, но те не захотели ее принять, и она пять лет скиталась в родных местах, пока не переселилась в глухой Саровский лес, где прожила около 30 лет. За годы подвижничества и юродства она приобрела широкую известность как среди монашествующих Саровского и Дивеевского монастырей, так и среди местного населения.

После кончины 30 января 1884 года (по ст. ст.) блаженной Пелагеи Дивеевской Параскева навсегда поселилась в Серафимо-Дивеевском монастыре, где приобрела буквально всероссийскую известность благодаря дару прозорливости.

Во время саровских торжеств 1903 года по канонизации преподобного Серафима Саровского блаженную посетили император с императрицей и члены царской семьи. Согласно дивеевскому преданию, Параскева предсказала им рождение сына-наследника. С этого времени началось почитание старицы царской семьей, так что, по свидетельству ее келейницы Евдокии Барсковой, к блаженной постоянно приезжали великие князья с вопросами от государя.

Блаженная скончалась 22 сентября 1915 года (по ст. ст.) в третьем часу дня. Она была похоронена за алтарем Троицкого собора Серафимо-Дивеевского монастыря в кирпичном склепе, над которым устроили часовню. ­Отпевание блаженной совершил епископ Нижегородский Иоаким (Левицкий). В советское время захоронение блаженной подверглось осквернению. При возобновлении монастыря в 1990 году могила была восстановлена и на ней поставлен крест.

Во время торжеств, посвященных 250-летию рождения преподобного Серафима Саровского, 31 июля 2004 года блаженная Параскева была причислена к лику местночтимых святых Нижегородской епархии, а 6 октября того же года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви установил ее общецерковное почитание. Святые мощи были обретены 20 сентября 2004 года и почивают ныне в Казанской церкви Серафимо-Дивеевского монастыря. Память ее празднуется 22 сентября / 5 октября, а также в день памяти Собора Дивеевских святых 14 / 27 июня.
Домик-келья, где она жила, в 2004 году передан монастырю, ныне в нем находится музей блаженной Паши и истории Дивеевской обители.