Православное волонтерское движение

Содержание

Воспитательное мероприятие «Волонтерство как смысл жизни»

Сценарий классного часа, внеклассного мероприятия.

І. Общая характеристика зачетного воспитательного мероприятия

Форма проведения – Конкурсная программа

Тема мероприятия – «Волонтерство как смысл жизни»

Цели мероприятия:

  • воспитательная (воспитывать любовь к добровольческому делу, прививать чувство сострадания к другим людям, способствовать проявлению интереса к участию в добровольческой деятельности)
  • развивающая (развивать умение понимать мир другого человека, развивать чувство уважения к другому человеку и чувство собственного достоинства)+ развивать память, внимание, мышление, скорость принятия решений, умение быстро концентрироваться
  • обучающая (обобщить, систематизировать и закрепить полученные знания о значении добровольческой деятельности в современном мире).

Место проведения мероприятия и его продолжительность (актовый зал, 45 минут)

Оформления воспитательного мероприятия (предварительное объявление, соответствующее оформление помещения (название мероприятия на доске, презентация на ноутбуке, раздаточные карточки, таблица для подсчета голосов)

Оборудование (ноутбук, проектор, фоновая музыка для мероприятия)

ІІ. Подготовительная работа**

(**предложен примерный перечень видов деятельности)

1) Извещение детей о предстоящем мероприятии. Предварительно указав, что дети должны продумать благотворительный проект на 2 темы – помощь приюту животных, а также помощь деткам-инвалидам.

2) Для разбивки на команды: квадраты 2ух цветов (коробочка добра), которые дети выберут по вкусу – таким образом, образуются «разношерстные» команды с лидерами и одиночками, все будут задействованы и заинтересованы. Таблица для подсчетов будет нанесена на доску. Раздаточный конкурсный материал для команд распечатан заранее.

3) Для контроля оценки результатов мероприятия на доске будет изображена таблица для полученных баллов участвующих команд. После каждого конкурса в таблицу заносятся очки (0, 1). После последнего конкурса будет произведен подсчет. Команды получат грамоты. Команда-победитель получает первое место, а список «10 причин стать волонтером» – будет украшать классный уголок и вдохновлять ребят на добрый дела (Реализация проектов в течение месяца будет зафиксирована и описана в приложении к воспитательному мероприятию ).

4) План проведения воспитательного мероприятия

Вступительная часть:

1. Вступительное слово учителя – 5 мин.

(Что такое доброта? Что такое добродеятельность? Волонтерство как призвание. «Студенческое сердце»)

Основная часть:

2. Учитель предлагает детям распределиться на 2 команды по 9 человек и дает им время на обдумывание названия – 3 мин.

3.Представление команд – 2 мин.

4. Конкурс «Какая команда знает больше пословиц о доброте?» – 10 мин.

5. Конкурс «Объясните смысл высказывания» – 5 мин.

6. Конкурс «10 причин стать волонтером» – 5 мин.

7. Конкурс проектов «А что можем мы?» – 10 мин.

Заключительная часть:

8. Рефлексия. Обсуждение итогов мероприятия и будущей реализации проектов. Учитель проводит подсчет голосов по конкурсной таблице и награждение команд грамотами. Команда-победитель получает первое место и право на размещение лучшего варианта «10 ПРИЧИН СТАТЬ ВОЛОНТЕРОМ», который вешается на классный уголок – 5 мин.

ІІІ. Сценарий воспитательного мероприятия «Волонтерство как смысл жизни»

(В сценарии указаны ожидаемые ответы учащихся на вопросы).

Учитель входит в классную комнату. Приветствует детей.

1. ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО УЧИТЕЛЯ (5 МИН.)

Учитель: Ребята, кто мне скажет, что такое «доброта»?

Ученица: Доброта – это черта характера, которая описывает отношение человека к окружающему миру.

Учитель: Хорошо, а что такое «добродеятельность»?

Ученик: Добродеятельность – положительное духовно нравственное качество личности, характеризующее человека, склонного к постоянному направлению своих чувств, мыслей и воли на исполнение нравственных законов.

Учитель: Правильно. Как же нужна сейчас человеческая доброта нашему миру и всем людям! В современном обществе очень важно оставаться добрыми людьми! Ребята, а кто мне скажет, как называют людей, которые в любой момент готовы придти на помощь?

Ученица: Может быть, волонтеры?

Учитель: Абсолютно верно! Волонтерство – безвозмездно, добровольно. Это образ жизни современного цивилизованного человека. Особенно молодого. Более ста миллионов человек участвуют сегодня в волонтерском движении по всему миру. Наш город – не исключение! На своем личном примере я хочу поделиться с вами – будущими студентами, своими теплыми воспоминаниями.

(Фоновая фотопрезентация «Волонтерство в ГИИЯ»)

– Дружная команда волонтеров «Студенческое сердце» проводит мероприятия, работает на детских площадках, создает праздники, играет в игры. Волонтерство – это добровольное решение каждого человека дарить радость. Синоним к слову «волонтерство» – человеческое счастье. В институте существует несколько волонтерских проектов «Твори добро», «Помни о стариках», «Поющие клоуны» и «Плечом к плечу».

(Видеоролик «Делать добро – это по-нашему!»)

2. РАЗБИВКА НА КОМАНДЫ (3 МИН.)

– А сейчас, для того, чтобы побыть добродетелями и поучаствовать в конкурсах я предлагаю вам из «коробочки добра» взять квадрат по тому цвету, который вам больше всего нравится. (Разбивка на команды)

(Учитель проносит «коробочку добра», дети выбирают фигурки, всего два цвета – желтый и зеленый).

Учитель:Итак, все у кого желтый цвет – 1 команда. Все у кого зеленый цвет – 2 команда.Занимайте свои командные места, подумайте над названием команды и представителями команд – капитанами..

(дети заинтересовано шушукаются)

3. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ КОМАНД (2 МИН.)

1 команда: Мы – «ООС – объединённые открытые сердца»!

Учитель: какое интересное название вы выбрали, ребята! А как же называется наша вторая команда?

2 команда: Наша команда называется «Открытые сердца»!

4. КОНКУРС «ПОСЛОВИЦЫ О ДОБРОТЕ» (10 мин.)

Учитель: Командиры каждой команды, вы должны организовать слаженную работу в своей команде. Следующий конкурс называется «Пословицы о доброте». Давайте выясним, какая команда знает больше всего пословиц?

Условия конкурса: Каждая команда на листе бумаги должна написать как можно больше пословиц о добре, доброте. На работу у вас 7 минут. Работу групп зачитывают капитаны. (Команда, у которой пословиц будет больше, за конкурс получает 1 очко, проигравшая 0, если команды сравняются, то каждая получает 1 очко)

Выступление капитанов (3 мин.):

(Командиры команд зачитывают пословицы. Примерный список:

– Будь добрым с тем, кто от тебя зависит.

– Доброе слово лечит, зло калечит.

– Злой не верит, что есть доброта.

– Доброта лучше красоты.

– Добрая слава лежит, а худая бежит.

– Доброго чтут, а злого жалуют.

– Кто слишком долго думает о том, чтобы делать добро, тому нет времени быть добрым.)

5. КОНКУРС «СМЫСЛ ВЫСКАЗЫВАНИЯ» (5 мин.)

Учитель: Какие у нас эрудированные команды и ответственный капитаны! Спасибо большое за участие. Итак, по итогам первого конкурса лидирует команда…

Следующим заданием будет объяснить смысл высказывания.

Условия конкурса: Каждой команде выдается карточка с высказываниями. Ваше задание объяснить, как вы их понимаете. На обдумывание всем командам 3 минуты. Сначала выступает команда 1, затем 2. Я буду внимательно слушать, а затем заносить очки в таблицу. (Команда, которая корректно и лучше справится с объяснением за конкурс получает 1 очко, проигравшая 0, если команды сравняются, то каждая получает 1 очко)

1 команда:

– Уже в IV веке до н.э. древнегреческий философ Платон утверждал: «Стараясь о счастье других, мы находим свое собственное счастье».

– Чем человек умнее и добрее, тем больше он замечает добро в людях. (Блез Паскаль).

2 команда:

– Истинная доброта заключается в благожелательном отношении к людям» (Жан Жак Руссо).

– Чтобы оценить доброту в человеке, надо иметь некоторую долю этого качества в самом себе» (Вильям Шекспир).

6. «10 ПРИЧИН СТАТЬ ВОЛОНТЕРОМ»

Учитель: Молодцы, ребята, отличные ответы. Итак, по итогам второго конкурса лидирует команда… Следующим заданием будет составить десять причин стать волонтером.

Условия конкурса: Каждая команда сообща пишет 10 причин стать волонтером, лучшая подборка будет украшать классный уголок. У вас 5 минут на написание ваших подборок, будьте готовы их презентовать). (Команда, которая напишет все 10 причин без повторения получает 1 очко, проигравшая 0, если команды сравняются, то каждая получает 1 очко)

Выступление команд.

Примерный список причин, чтобы стать волонтером:

  1. Волонтерство – средство нравственного воспитания, укрощение гордыни. Оно учит делать добро бескорыстно, не ожидая благодарности. Совершать хорошие поступки, о которых никто не узнает, и при этом не смотреть свысока на тех, кто этого не делает.
  2. Волонтерство помогает бороться с собственными страхами. Учит не только по-другому относиться к болезни, смерти, жизни, но и правильно общаться с людьми в непростой ситуации. Не бояться детей с ограниченными возможностями, не отводить глаза от инвалида, не понимая, как себя вести, а уметь протянуть руку помощи.
  3. Последнее, но не менее главное: волонтерство — это хороший пример для подрастающего поколения. Научить добру невозможно. Его можно только привить. А когда дети видят, что их родители регулярно безвозмездно помогают кому-то, делятся тем, что у них есть, с чужими людьми, то творить добро становится чем-то совершенно естественным. Нормой.
  4. Волонтерство – деятельность, сильно отличающаяся от того, чем вы занимаетесь в своей повседневной жизни. Поэтому для многих это способ сменить привычную обстановку, сломать стандартную схему существования. Некоторым такое жизненно необходимо. Это одна из самых частых причин, по которой диспетчер таксопарка идет в детский дом печь пироги, а офисный работник отправляется в лес искать пропавшую бабушку.
  5. В наш странный век странного общения волонтерство позволяет и даже заставляет людей знакомиться и общаться. Добровольческие бригады сводят удивительно разный народ, мужчин и женщин, которые в других обстоятельствах никогда бы не встретились. Это очень полезный, можно сказать, уникальный опыт.
  6. Когда человек делает что-то как волонтер, то чувствует, что занимается правильным делом. При достаточно размытых нравственных ориентирах в нашем обществе — это нужное чувство.
  7. В минуты депрессии и самобичевания люди, которые занимаются волонтерством, понимают: они не зря живут на этом свете. Звучит грубо, но бескорыстная помощь другим удовлетворяет базовую потребность человека чувствовать себя хорошим.
  8. Любой человек должен помогать тем, кто нуждается в помощи, если у него есть возможность. Для многих это аксиома. Поэтому волонтерство для них – способ выполнить эту обязанность.
  9. Находиться среди людей, которые тратят свое время на волонтерство, радостно. Они не святые, не альтруисты, не блаженные, не идеальные, у них очень разный характер и мотивы, но при этом есть одна общая черта: они неравнодушны. Хорошо, полезно и приятно находиться в обществе неравнодушных людей.
  10. Волонтеры меняют жизнь к лучшему. Доброволец — солдат огромной армии добра, которая растет с каждым днем. Именно волонтеры добиваются того, чего раньше в нашей жизни не было. Обращают внимание общества на то, мимо чего оно до этого равнодушно проходило мимо. Никогда прежде у нас не навещали стариков в домах престарелых, не ходили играть к детям-инвалидам, не тушили лесные пожары, не дарили любовь бездомным собакам в приютах. Это означает, что одиноким дедушкам, особенным детям, бездомным животным и многим другим стало жить немного легче.

7. КОНКУРС ПРОЕКТОВ «А ЧТО МОЖЕМ МЫ?» (10 мин.

Учитель: Отлично ребята. Скоро день добровольца – 5 декабря. Теперь, зная сталько прекрасных причин стать волонтером, вы можете задуматься, а что ВЫ можете сделать хорошего, доброго, полезного для других в канун этого дня? Предварительно вы должны были задуматься над двумя темами проектной работы. Сейчас вашим заданием будет составить план проектной работы, с последующей реализацией в течении месяца.

Итак:

1 команда работает над проектом – «Помощь приюту для животных»

2 команда работает над проектом – «Помощь детям-инвалидам»

У вас 7 минут на составление проекта и 3 минуты на презентацию вашей идеи.

Презентация проектов команд (3 мин)

8. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ:

Рефлексия

Учитель: Ребята сегодня с вами мы затронули одну из самых важных тем в нашем современном мире, кто скажет какую?

Ученица: Тему доброты и волонтерства!

Учитель: Абсолютно верно. Ребята, как вы считаете, волонтерство – это наше будущее или нет?

Ученик: Да, волонтерство – это ключ, открывающий все двери.

Ученица: Волонтерство – это возможность проявить себя и помочь другим.

Учитель: Ребята, помните, что вместе мы единая сила и мы можем быть волонтерами! Сегодня обе команды отлично справились со всеми конкурсами! По итогам баллов каждая команда набрала _______ количество баллов! Победителем сегодняшней викторины становится команда _____________. Каждая команда награждается грамотой, а команда-победитель получает первое место а также их подборка лучших причин стать волонтером будут висеть на классном уголке. Не забывайте, что наши проекты нужно реализовать и сделать добрые дела! Спасибо за ваше участие! Будьте добрыми!

V. Анализ проведенного зачетного мероприятия

  1. Соответствует ли содержание воспитательного мероприятия его целям и достигнутым результатам?
  2. Соответствует ли воспитательное мероприятие возрастным особенностям обучающихся?
  3. Учтены ли индивидуальные особенности отдельных обучающихся в мероприятии, на каких этапах?
  4. Выдержано ли мероприятие по времени?
  5. Является ли внеклассное мероприятие структурным или представляет собой набор не связанных между собой фрагментов?
  6. Каково отношение обучающихся к мероприятию?
  7. Все ли обучающиеся приняли участие в нем?
  8. Кто из ребят был самым активным, чье участие Вам понравилось больше всего?
  9. Поведение, каких детей у Вас вызывало тревогу?
  10. Какие эмоции вызвало воспитательное мероприятие у обучающихся класса?
  11. Какой была атмосфера воспитательного мероприятия?
  12. Какие моменты воспитательного мероприятия Вам понравились больше всего? Почему?
  13. Какие моменты воспитательного мероприятия Вам не понравились больше всего? Почему?

Волонтерство как смысл жизни.

Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования

Октябрьского района города Ростова-на-Дону

«Центр дополнительного образования детей»

Мирошниченко

Марина

Григорьевна

Педагог-организатор МБУ ДО ЦДОД,

волонтёр

Цель моей деятельности: развитие сети волонтерского движения в Октябрьском районе города Ростова-на-Дону, а также увеличение числа желающих стать волонтерами в школах.

Волонтерское движение будет организовано в рамках реализации районного проекта «Путь к успеху» по воспитанию толерантности и милосердия у молодёжи города Ростова-на-Дону, вовлечения молодежи в социальную практику (поддержку молодежного волонтерского движения).

Кто такие волонтёры?

В переводе с французского языка волонтёр – это добровольный помощник , то есть человек, который делает добрые и важные дела без оплаты, не ради получения прибыли или карьерного роста . Основная награда волонтера – моральное (внутреннее) удовлетворение, осознание, что поступил хорошо, помог кому-то.

Чем занимаются волонтёры?

Совершать добрые и нужные поступки можно по-разному. Так и волонтерство бывает разное.

Целевая аудитория : молодежь от 14 до 18 лет, обучающиеся ОУ Октябрьского района

Задачи :

1. развитие и поддержка молодежного волонтерского движения 2. создание мобильных групп волонтеров 3. структуризация мероприятий в рамках волонтёрского движения 4. сбор портфолио о ходе реализации и результатах волонтёрской деятельности

Проблема породила актуальность: Молодежь не заинтересована в том, что бы заниматься волонтёрством (это сделало бы их отчасти активными гражданами), потому что считают, что это для них неактуально. Мы не хотим заставлять людей работать волонтёрами, но мы хотим показать, что нам всем дает волонтерство: поощрения, баллы к ЕГЭ, опыт и новых друзей. Согласно Ассоциации волонтерских инициатив, только 15% населения занимаются волонтёрством, но 50% ВСЕГО населения готовы заниматься волонтёрством. Согласно социологическому опросу 76% учащихся школ не хотят или не готовы заниматься волонтёрством.

Направления деятельности волонтёров

Спортивное (событийное)

Культурное

Забота о животных

Военно-патриотическое

Экологическое

Социальное

Образовательное

Зачем становиться волонтёром

Есть много причин стать волонтером, и у большинства людей причины

разные, например:

  • стремление совершать добрые дела, делать жизнь чуть лучше;
  • желание развить профессиональные навыки, получить опыт, который пригодится в будущей карьере;
  • интерес к чему-то новому, к новым занятиям и активностям;
  • получение положительных эмоций, удовлетворения;
  • решение важных для человечества проблем (например, проблем экологических);
  • расширение круга друзей и знакомых – общие дела объединяют людей.
  • для людей старшего возраста волонтерство – это возможность и способ делиться опытом, передавать свои знания и умения.

Как стать волонтёром

Выбирая направление волонтёрства, важно помнить: делай то, что нравится – иначе результата не будет. Сначала необходимо узнать как можно больше о вариантах волонтёрства в твоём городе или районе. Информацию можно найти в социальных сетях, на форумах, через знакомых.

Сайт https:// добровольцыроссии.рф

Школы волонтёров (в крупных городах России) .

Важные качества волонтёров

Каждый человек может стать волонтером – вне зависимости от пола, образования и, конечно, возраста. Но прежде важно выработать такие качества характера, как:

  • ответственность
  • щедрость, то есть готовность дарить свои силы, внимание и время людям и значимым проектам;
  • способность быстро учиться;
  • психологическая устойчивость;
  • добросовестность;
  • милосердие;
  • благородство;
  • толератность

поступкам.

Мои результаты

Планируемые результаты моей деятельности в данном направлении: 1. Привлечь молодёжь к волонтёрской деятельности 2. Публикация информационных материалов в средствах массовой информации, сайтах ОУ о ходе и результатах волонтёрской деятельности 3. Увеличить количество учеников с волонтёрской книжкой с 5 человек до 30 в одном учреждении. 4. Проводить анкетирование молодежи и анализировать результаты 5. Оказывать информационную, организационную и методическую поддержку образовательным учреждениям Октябрьского района города Ростова-на-Дону в организации волонтёрского движения

«Смелые мечты всегда работают на большую цель, мы должны раскрыть талант, который есть у каждого ребёнка, помочь ему реализовать свои устремления, в школьных классах формируется будущее России»

В.В. Путин

Спасибо за внимание!

Волонтерство и церковь: подчинение или сотрудничество?

Каковы основные подходы к организации волонтерской деятельности в рамках социального служения и диаконических практик современного православия? Об этом шла речь на очередном научном семинаре Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора (ЦИГОиНС) НИУ ВШЭ, прошедшем под руководством первого проректора НИУ ВШЭ, научного руководителя ЦИГО и НС профессора Льва Якобсона.

Докладчик, доцент факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ, кандидат философских наук Борис Кнорре сфокусировал внимание аудитории на главных типах религиозных волонтерских объединений, благотворительных организаций и головных церковных структур, активно привлекающих добровольцев к своей деятельности. Также было отмечено наличие в самой Русской православной церкви процесса институционализации и аналитического осмысления социального служения.

Анализируя механизмы привлечения волонтеров и особенности их мотивации, Борис Кнорре выделяет (с определенной степенью условности) две основные модели организации православных сообществ и социальных групп: авторитарно-мистическую и социально-открытую. Появление последней модели показывает динамику изменения религиозности и социокультурных приоритетов в современном православии. Анализ основан на эмпирических данных, полученных в ходе интервью с приходскими священниками и организаторами церковных диаконических инициатив на протяжении ряда лет.

Помощь разная нужна

Поскольку привлечение волонтеров в социальную деятельность Русской православной церкви преимущественно связано с развитием социального служения в церкви, то докладчик напомнил об основных шагах церковного руководства, направленных 7–8 лет назад на то, чтобы сделать православное социальное служение более системным, всеохватывающим и неотъемлемым от церковно-приходской жизни. Он также обратил отдельное внимание на то, что Отделом по церковной благотворительности и социальному служению Русской православной церкви (далее ОЦБСС) была сформирована специальная База данных социального служения, которая стала осуществлять мониторинг православного социального служения по епархиям. База частично охватывает даже некоторые церковные социальные службы, организованные в зарубежных епархиях, но основный массив данных (95%) относится к России.

Докладчик привел таблицу, составленную на основе Базы данных, где были приведены различные виды помощи, оказываемые церковными социальными центрами и службами. Такая помощь на сегодня достаточно различна: она может быть медицинской, реабилитационной, социальной, психологической, консультационной, духовной, но не менее половины видов помощи, оказываемой церковными социальными службами, направлена на удовлетворение минимальных материальных нужд и восполнение недостатка благосостояния у социально уязвимых категорий населения. Например, в раздаче вещевой помощи задействовано 1018 организаций, а в снабжении продуктами — 967. В осуществлении видов этой помощи преимущественно задействованы волонтеры. Кроме того, волонтеры есть и в центрах, которые снабжают людей одеждой, медикаментами, продуктами питания и способствуют восполнению недостающих для их жизни ресурсов (это также помощь в организации ночлега, в покупке билетов до места проживания для людей, попавших в бедственные ситуации, помощь на дому, включая ремонт и благоустройство жилища, транспортная помощь).

В общей сложности сегодня в российских епархиях социальную помощь оказывают 4302 церковных социальных служб и организаций, более 90% из них организованы при храмах и монастырях. Организаторы церковного социального служения, накопившие соответствующий опыт, издают специальные пособия по долговременной реабилитации категорий социально-исключенных граждан.

Среди слабостей данного процесса систематизации, по мнению докладчика, невозможность администрировать всевозможные социальные службы, так как они возникают иногда спонтанно, по велению сердца энтузиастов, и соответственно помощь ближнему не может до конца быть встроена в какую-либо централизованную и регулируемую систему. Как отмечается в исследовании Забаева И.В., Орешиной Д.А., Пруцковой Е.В. «Специфика социальной работы на приходах Русской православной церкви: проблема коцептуализации», неформальная, непрофессиональная социальная деятельность «плохо поддается фиксации и презентации в отчетных документах», соответственно «церковная социальная жизнь может получить перекос в сторону видов деятельности, которые укладываются в рамки формальной отчетности. Как следствие, наиболее простой, продуктивный и, по-видимому, наиболее окупаемый уровень неспециализированной социальной работы может оказаться недооцененным и некультивируемым на приходах».

Теме не менее, как считает докладчик, у РПЦ есть на этом поприще определенные успехи. Церковно-социальная деятельность стала более систематичной, можно говорить об ее институционализации и о широком волонтерском участии в социальном служении.

Добровольцы в православной диаконии: побуждаемое волонтерство и монашески ориентированные правила

По мнению Бориса Кнорре, волонтерство неотъемлемо от социального служения, потому что социальная деятельность церкви в той или иной степени подразумевает момент жертвенности, благотворительности. Даже те сотрудники социальных центров, которые получают плату за свою работу, все равно в какой-то степени могут выступать в качестве волонтеров, так как эта плата обычно ниже той, которая положена в соответствующих светских организациях. Но в целом деятельность церковных социальных центров основывается на труде энтузиастов, помогающим страдающим людям абсолютно бесплатно.

Кнорре отмечает, что за годы исследования этой темы ему приходилось сталкиваться с разным отношением к понятию волонтерства в церкви. Встречается даже и негативное отношение к слову доброволец. Свое отношение стоящие на такой позиции объясняют тем, что в целом служение к ближнему в христианстве не может быть предметом личного произвольного выбора, а должно определяться своеобразной этикой долга,памятуя, что помощь ближнему — долг христианина, и никто не имеет права от этого долга уклоняться.

Кроме того, докладчик отметил, что есть церковные социальные центры, как приходские, так и монастырские, где священники-руководители настаивают на том, что не только решение служить ближнему, но и выбор самого вида социального служения должен определяться священником, а не волонтером. Священник предлагает выполнять то или иное служение в качестве послушания. А энтузиаст, сам пришедший с инициативой проявить себя в конкретной диаконической практике, может соприкоснуться с недоверием или даже с некоторым сомнением со стороны священника. Последний может предложить потенциальному добровольцу взяться за совершенно другой род деятельности, чем он хотел бы предложить.

Примеры, когда человеку предлагают помогать не по собственной прихоти, но и в силу определенных ценностей, внутренней культуры организаций, этической заданности, на самом деле встраиваются в более широкое явление — «побуждаемое волонтерство»

Докладчик привел в виде примеров интервью, полученные во время исследования темы в 2015–2017 гг. Среди показательных примеров недоверчивого отношения к волонтерству оказалась ситуация, рассказанная монахиней, работающей в одном из социальных церковных центров г. Калуги, которая была переведена туда вопреки своей воле из захолустного сельского монастыря. Она рассказала, что оказывала различную помощь одиноким старикам, живущим рядом с этим монастырем, но инокиню в какой-то момент решили против ее воли перевести в крупный городской центр (на церковном языке — дали специальное «послушание»). Поначалу это повергло ее в шок, однако в какой-то момент инокиня не только почувствовала себя естественно на новом месте, но и убедилась, что при приоритет нужно отдавать «не тому делу, к которому лежит душа, а тому, на которое тебя благословят, и исполнять последнее в качестве послушания».

Как сказал докладчик, данная позиция не исключена, однако, и для мирян. Так, например, председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению епископ Пантелеимон (Штатов) в бытность еще будучи «белым» священником по имени о. Аркадий, обращаясь к сестрам милосердия из Свято-Дмитриевского сестричества, высказывал точку зрения, что дела милосердия должны быть лишены примеси личных страстей, например, «страсти к новизнам».Он отмечал,что люди, которые стремятся помогать на порыве, следуя лишь своим собственным душевным импульсам, неизбежно охладевают, когда человек сталкивается с реальностью, а не с той картиной, которую он себе представлял.

В своих встречах и публикациях, посвященных синдрому выгорания, который встречается у «сестер милосердия», Шатов отмечал, что потерю воодушевления, энтузиазма нужно воспринимать даже как необходимый и в чем-то нормативный этап на духовном пути человека, так как оно помогает преодолевать грех и страстную природу человека. О. Аркадий подчеркивал значение «послушания» и «благословения», говоря о том, что «очень важно научиться такому послушанию, чтобы делать не по-своему, не по своему желанию, а делать так, как тебя благословят».

При этом заметим, что именно Шатову, несмотря на многие психологические проблемы, возникавшие у его подопечных, удалось создать совершенно уникальную и очень действенную комплексную службу социального служения «Милосердие», допускающую сегодня разноплановый опыт организации социального служения при активном привлечении волонтеров.

Борис Кнорре считает все же, что эти примеры наглядно характеризуют парадигму, которую можно назвать авторитарно-мистической. Она позволяет объяснить те авторитарные принципы, которые свойственны отдельным церковным общинам при организации оказания социальной помощи и базируются на монашески понятых принципах послушания и отречения от своей воли. По мнению докладчика, принципы, проиллюстрированные им, разумеется, не воспроизводят в полной монашескую аскетическую модель, а лишь демонстрируют культурные установки, вытекающие из монашеского опыта и получившие свою локальную рецепцию в русской церковной традиции в частности.

Нужно признать, что в своей оценке авторитарно-мистической модели организации волонтерских групп докладчик не был однозначен. Он привел в качестве аргумента «Pro» исследование западных ученых Агаты Ладиковской и Детелины Точевой «Women teachers of religion in Russia: gendered authority in the Orthodox Church» («Женские религиозные наставники в России: гендерная власть в православной церкви»), опубликованной в Archives de Sciences Sociales des Religions, 162, 2013, рр. 55–74. По его словам, исследовательницы убедительно показывают, что традиционные для патриархальных иерархически-выстроенных культур принципы послушания, покорности, жесткой авторитарной субординации и контроля со стороны священнослужителей не всегда работают однозначно на ограничение человеческой самореализации. Авторы приводят в пример православных учителей-женщин, получающих благодаря благословению священнослужителей «новое дыхание» в своей профессии. Принимая систему церковного этоса, в том числе в форме той самой авторитарно-мистической парадигмы, они ничуть не чувствуют какого-либо подавления или дискриминации, а напротив, в лице благословляющих их священников ощущают в себе дополнительную силу, empowerment в плане отстаивания своих идейных и профессиональных принципов в светском образовании и даже в академической науке.

Свою оценку представленной модели дал ведущий семинара, первый проректор НИУ ВШЭ, научный руководитель Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ Лев Якобсон. Он отметил, что приведенные примеры, когда человеку предлагают помогать не по собственной прихоти, но и в силу определенных ценностей, внутренней культуры организаций, этической заданности, на самом деле встраиваются в более широкое явление — «побуждаемое волонтерство». Он отметил, что «побуждаемое волонтерство» существует не только в церкви. Например, можно провести параллели с волонтерством в учебных заведениях. По его словам, советская практика дает яркие образцы побуждаемого добровольчества, причем те, кто жил в то время, понимают, что это было настоящее добровольчество. Здесь есть, что изучать, и это интересно.

Мысль Льва Якобсона поддержала аналитик Центра фундаментальных исследований НИУ ВШЭ Дарья Дубовка. Она привела в пример в качестве образца побуждаемого волонтерства деятельность добровольцев из Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК), действующего в последние 25 лет советской власти. По ее мнению, некоторые принципы, которыми руководствовались добровольцы ВООПиК, сходны с принципами, озвученными докладчиком.

Пример Свято-Дмитриевского сестричества, который привел в своем выступлении докладчик, однако, вызвал на семинаре дискуссию. Главный редактор интернет-портала «Милосердие.ру» Юлия Данилова высказалась за то, что сестер милосердия из Свято-Димитриевского сестричества не очень правомерно относить к волонтерам, так как это совершенно особая категория, с совершенно особенным типом поведения. «Если их отнести к волонтерам, то тогда это очень специфическая категория волонтеров, приближенная к монашескому служению». Как выяснилось, сестры милосердия даже дают особые обеты. По словам Даниловой, деятельность сестричества заслуживает более подробного научного изучения.

В сфере церковного социального служения сегодня определенно налицо гораздо бОльшая разность подходов к организации деятельности добровольцев, чем раньше

Выступивший на семинаре руководитель добровольческого движения «Даниловцы» Юрий Белановский (Движение было создано 8,5 лет назад как один из проектов Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи при Даниловом монастыре) отметил, что во время его многочисленных поездок в российские регионы, которые он совершает с целью обмена опытом, его очень часто просят помочь в организации волонтерских групп именно по модели «добровольчества по послушанию». Эта модель многими видится привлекательной с точки зрения своей кажущейся простоты — с ее помощью организаторы надеются наиболее быстро направить людские ресурсы на реализацию конкретных задач. В то же время на деле оказывается, что эта модель работает гораздо хуже, и приходится уже отходить от «послушания» и руководствоваться уже совершенно другими принципами, основывающемся на индивидуальном выборе человека. По мнению руководителя даниловцев, это приводит к своеобразной двойственности, когда идеал сохраняется за аскетической моделью «добровольчества по послушанию», а на практике приходится выбирать социально-ориентированную модель, чтобы что-то реально можно было сделать.

Волонтерство социально-открытой модели

Закончив разговор о церковных социальных центрах мистико-авторитарной модели, докладчик отметил, что сегодня эта модель, однако, отнюдь не единственная. Более того, некоторые волонтерские православные организации ее даже критикуют. В этой связи докладчик привел слова Юрия Белановского: «Волонтер и доброволец, исходя из самого определения этого слова — человек, который берется помогать ближним по своей воле, по своему доброму желанию, а не в силу чьих-либо указаний и манипуляций. К сожалению, нередко в некоторых церковных приходах человека побуждают к социальной работе вопреки его внутреннему побуждению. Им могут манипулировать, на него могут психологически надавить, в том числе спекулируя на том, что он должен исполнять послушания».

По словам Белановского, последний случай являет собою подмену, некий суррогат волонтерства.

Как отметил далее Кнорре, за вторую половину периода постсоветского возрождения православия в России для многих православных верующих стала свойственна саморефлексия по поводу субкультурных традиций, церковной этики и аскетических монашеских принципов. Приходы стали больше ориентироваться на социальную открытость, на предоставление большей доли ответственности прихожанам (хотя эта доля сильно зависит от епархии и от прихода).

По той же логике церковные центры, организующие социальное служение, стали перестраивать принципы организации добровольцев и предлагать уже более сложную мотивацию для их вовлечения в дела милосердия. Докладчик привел следующие характерные высказывания священников: «Молодежь сегодня разговорами о послушании и отсечении воли к социальной деятельности не привлечешь. Делая добрые дела, волонтеры должны реализовывать себя, оправдывая свои представления о жизни, внутренние идеалы» (иерей Алексей Алексеев, Высоко-Петровский монастырь).

«В качестве волонтеров, на которых можно положиться, к делам милосердия стоит привлекать лишь взрослых людей со сложившимися принципами, а если задействовать молодежь, то уже не столько для дел милосердия, сколько для того, чтобы предоставить возможность личностного поиска и самоопределения для самой молодежи» (прот. Александр Сандырев, председатель Молодежного отдела Екатеринбургской епархии)

«Волонтеры — не только альтруисты, они работают ради приобретения опыта, специальных навыков и знаний, установления личных контактов». (Волонтерство — общие вопросы. Изд-е Синодального молодежного отдела РПЦ. Тверь, 2014).

То есть с этой точки зрения волонтерство осознается как некоторый трамплин для возможности самореализации или даже выбора жизненного пути, а отнюдь не как путь монашески понимаемого послушания. Очевидно, что здесь об авторитарно-мистических принципах не может идти и речи. Модель организации церковного социального служения, представленную в приведенных примерах, можно охарактеризовать как модель социально-открытого типа, потому что она позволяет волонтерам более индивидуально и свободно выбирать вид социального служения. Таким образом, на конкретных примерах мы можем увидеть в корне отличающийся подход к волонтерству.

Кроме того, Кнорре отметил, что изменения в сторону социально-открытого подхода могут проходить и в рамках одной и той же церковной структуры, в частности, так происходит в вышеупомянутой службе «Милосердие», сотрудники которой демонстрируют достаточную гибкость и вариативность. В сфере церковного социального служения сегодня определенно налицо гораздо бОльшая разность подходов к организации деятельности добровольцев, чем раньше.

Специфика религиозности и попытка найти теоретический бэкграунд православной волонтерской этики

По словам докладчика, религиозность православных волонтеров социально-открытого типа гораздо сложнее на сегодняшний день описать и объяснить с богословской и вообще с идейно-теоретической точки зрения. Если за мистико-авторитарной парадигмой стоит в целом монашески-ориентированная традиция (пусть и с поправкой на субкультуризацию, геттоизацию, самозамыкание во время Советского периода), то за религиозностью социально-открытой модели нет какой-либо давнишней, системно устоявшейся традиции. Ведь волонтеры социально-открытой модели выбирают формы практикования православия гораздо более свободно и произвольно, чем волонтеры консервативных центров, ориентирующихся на традиционную церковную субкультуру. Отчасти к ним применимо определение знаменитой исследовательницы, британского социолога Грейс Дэйви (Grace Davie) «believing without belonging» («вера без принадлежности»), характеризующую современную ситуацию, когда верующий может уже не придерживаться четкой приверженности институту той религиозной традиции, с которой он себя идентифицирует.

По мнению докладчика, для религиозности волонтерских групп социально-открытого типа подходит такая применяемая на западе характеристика, как «user-friendly Orthodoxy», то есть форма практикования православия, адаптированная под современные условия, под специфику тех или иных профессиональных и психологических качеств отдельных групп людей и социальных категорий. О ней, в частности, говорят такие ученые, как Тобиас Кёллнер в статье «Businessmen, Priests and Parishes. Religious Individualization and Privatization in Russia» и Жанна Кормина в статье «Avtobusniki: Russian Orthodox Pilgrims’ Longing for Authenticity». Они выделяют отдельные субкультуры или сообщества по интересам в сегодняшнем православном многообразии (соответственно — православных бизнесменов и паломников) и рассматривают, как в этих субкультутрах православная вера отражается на поведении людей. Эти исследователи анализируют, насколько они выполняют или наоборот, игнорируют традиционные церковные нормы, какие предпочтения и приоритеты делают для себя, в какой форме проявляется институциональный контроль со стороны духовенства на жизни этих людей.

Как считает Кнорре, волонтеры социально-открытого типа по специфике субординации и приверженности церковным нормам стоят посередине между группами, ориентирующимися на монашески-аскетические принципы, и субкультурами православных паломников или православных бизнесменов. Волонтерам социально-открытого типа свойственно более строгое отношение к церковным нормам, чем последним двум. Тем не менее в силу определенной произвольности выбора этих норм, православные волонтеры представляют своеобразный тип «user-friendly Orthodoxy».

Религиозно мотивированные волонтеры нередко с большей готовностью, чем остальные, берутся за самые тяжелые физически и морально виды помощи

Не менее сложно определить и богословский или идейно-психологический бэкграунд церковных объединений социально-открытого типа. Однако, как считает докладчик, отчасти с ними (по крайней мере с некоторыми из них) коррелирует гуманитарно-антропологический подход, предложенный современными христианскими психологами Виктором Слободчиковым, Александром Шуваловым, Борисом Братусем.

Сторонники такого подхода предлагают не делать акцент на несовершенстве природы, а воспринимать человека с точки зрения его духовного предназначения (соответствие образу и подобию Божию). Предлагается ставить в основу духовной практики совершенствование через свое служение ближним, через дела милосердия, где в каждом ближнем видят Христа. То есть гуманитарно-антропологический подход в традиции диалогизма ставит во главу угла выстраивание отношений внутри общины, а не индивидуальный монашески-ориентированный опыт. Идейные разработчики этого подхода говорят об опасности культивирования заниженной самооценки человека и концентрации внимания на греховности в трактовке основных этико-поведенческих категорий церковного этоса, таких, как, например, послушание и смирение. В то же время греховность человеческой природы как таковая здесь не отрицается, но в качестве мерила правильного отношения к ней и понимания ее связи с такими категориями, как послушание и смирение, предлагается адекватность. Такой принцип, например, приводится в работах игумена Петра (Мещеринова) о православной религиозности и практиках духовничества.

Подытоживая свое выступление, докладчик отметил, что развитие волонтерства в православных диаконических практиках и социальной деятельности церкви значит нечто большее, чем собственно социальное служение. Оно означает существенный сдвиг в плане социо-культурных предпочтений в церковном пространстве за последние 10 лет: возможности для изменения церковного этоса от оппрессивных и охранительных установок в сторону индивидуального эмпауэрмента, повышения значения личного энтузиазма и мотивации. В подобном процессе изменения коммуникативной культуры российского православия можно видеть предпосылки для выработки православной мирянкой этики, о недостатке которой писал русский исследователь русского религиозного сознания Георгий Федотов (если взять в особенности его работу «Русская религиозность»).

Тот факт, что охранительные этико-поведенческие установки постсоветского православия, такие, как акцент на послушании и самобичевании, заниженная самооценка и «антропологический пессимизм» постепенно уступают место приоритетам личной автономии, свободного выбора и индивидуальных траекторий социальной самореализации, говорит о том, что этико-поведенческие принципы социально-открытых сообществ можно рассматривать как альтернативу монашески-ориентированной парадигме. Но в то же время принципы социально-открытых православных групп было бы неправильно отождествлять с принципами антропоцентричной секулярной гуманистической модели. В этой связи представляется, что волонтерские православные группы социально-открытого типа заслуживают более подробного изучения.

Итоги семинара и проходившей в его рамках дискуссии подвел Лев Якобсон.

Он отметил, что если посмотреть на то, что пишут в западных работах, то там уже как очевидный факт признается, что очень значительная часть волонтерства — это религиозно мотивируемая деятельность, которая в большой мере организуется конфессиональными структурами. В нашей стране такая деятельность тоже во многом инициируется, организуется и поощряется религиозными структурами, в том числе православными и другими христианскими, а также мусульманскими, иудейскими и буддистскими организациями.

Лев Якобсон подчеркнул, что успехи Русской православной церкви и других конфессиональных структур в сфере социального служения и привлечения волонтерства неоспоримы. Религиозно мотивированные волонтеры нередко с большей готовностью, чем остальные, берутся за самые тяжелые физически и морально виды помощи. Однако в этой сфере, как и в любой другой, есть проблемы, и часть из них показала прошедшая дискуссия. К сожалению, попытки непредвзято говорить о том, что составляет тему этой дискуссии, подчас наталкиваются на специфические культурные ограничения. С одной стороны, бытует ложное представление, будто обсуждение религиозно мотивированного волонтерства, не сводящееся к комплиментам, — чуть ли не кощунство. С другой стороны, встречается точки зрения, согласно которой такая деятельность — не настоящее волонтерство. Довольно широкой распространенностью этих двух установок отчасти обусловлено то, что религиозное волонтерство в России сегодня не только мало изучено, но и мало отрефлексировано. Необходимо серьезно и беспристрастно анализировать этот феномен — резюмировал руководитель семинара.

Текст и фото: Татьяна Богословская

Добровольческое служение: проблемы, развитие, духовный смысл

Доклад главного координатора службы добровольцев «Милосердие» на заседании рабочей группы комиссии по социальному служению и церковной благотворительности Межсоборного присутствия, прошедшем 30 апреля 2010 г.

Традиции добровольческого движения

Всегда, во все времена люди помогали друг другу. В России до революции сложилось много традиций такой помощи внутри каждого сословия и всего общества. Например, если в крестьянской общине в какой-то семье умирали родители, соседи брали детей в свои семьи. Или было почетным делом принять в дом странника — даже очень бедные люди давали им приют и последний кусок хлеба. То, что мы сейчас воспринимаем как подвиг, раньше было делом обыденным, само собой разумеющимся.

Купцы и обеспеченные люди других сословий создавали благотворительные столовые, приюты, родильные и странноприимные дома. Это тоже было делом чести.

Личную ответственность за других – обездоленных, больных, нищих и сирот – чувствовал каждый человек. Особенно широко это проявлялось в периоды социальных катастроф – во время войн, голода и эпидемий. Помощь раненым, пожертвования в помощь голодающим, устройство госпиталей и другая безвозмездная помощь – всё это было общенациональным делом.

Разнообразная безвозмездная помощь ближнему была настолько распространена, что даже члены царской семьи с детских лет воспринимали как должное свое участие в уходе за больными в больницах.

И хотя преемственность этих традиций прервалась, но потребность помогать другим в людях осталась и останется всегда. Это относится не только к верующим людям, но и ко всем людям с живой совестью и душой. Потому что помощь тому, кому плохо, кто одинок и несчастен, — это одна из базовых потребностей человека.

Одно из зарубежных исследований, проведенное в 1997 году, (Университет Джона Хопкинса), выяснило мотивы, которые приводят людей к добровольческому служению. Самым распространенным из них оказался такой:
• Хочу помогать нуждающимся людям — 61%

Остальные ответы были такими:
• Надеюсь научиться чему- то новому — 46%
• Хочу иметь какое- то занятие — 41%
• Для собственного удовольствия — 31%
• Хочу познакомиться с новыми людьми — 29%
• Хочу ответить людям за добро добром — 11%
• Хочу бороться с определенной проблемой — 7%
• У меня есть свободное время — 4%

В России ответы вроде «Надеюсь научиться чему-то новому» и «Хочу иметь какое- то занятие» не столь актуальны, как в США, где проводились эти исследования. Но зато у нас сильнее мотив одиночества – добровольцами часто становятся те, кто хочет найти единомышленников. Это относится и к тем, кто только начинает свой пути в Православии. И все же главным остается желание помочь.

Волонтерство в мире
Чтобы вы представляли себе масштабы добровольческого движения в мире, приведу некоторые цифры.

В США добровольческой деятельностью в 1998 г. была охвачена почти половина граждан. 48,8% взрослого населения США посвящали безвозмездному труду в среднем 4,2 ч в неделю (помимо основной работы) , а с учетом подростков старше 14 лет — 79%.

В Великобритании добровольная работа занимает примерно 2,5 часа в неделю. Самые частые виды деятельности волонтеров — это сбор средств, работа в комиссиях и комитетах, преподавание и обучение.

Для молодых людей особенно выражен мотив приобретения новых знаний, умения, опыта. Это связано с тем, что волонтерская деятельность в Великобритании воспринимается как прямой путь к постоянной работе. При поиске работы или поступлении в вуз полезно указать, что ты работал в качестве добровольца в соответствующей сфере. В социальной сфере принято в документах о приеме на работу указывать продолжительность и род волонтерской деятельности, которые рассматриваются как опыт практической работы.

Во Франции 19% взрослого населения хотя бы раз в жизни участвовали в волонтерских акциях. Из них 60% регулярно участвуют в добровольческой работе, отдавая ей более 20 часов в месяц. 46% опрашиваемых сказали, что они стали волонтерами, потому что чувствуют в себе большое желание помогать другим.

34% населения Германии – т.е. каждый третий немец — является волонтерами, посвящая этой работе более 15 часов в месяц.

26% японцев имеют опыт волонтерства. Из них 48% уверены, что добровольческий труд очень полезен для личностного роста и общества в целом.

Около 33% взрослого населения Ирландии является волонтерами. Общее количество времени, отданное на волонтерскую работу, равняется 96454 рабочим часам в год. 72% населения считает, что волонтеры делают то, что никогда не может быть сделано руками оплачиваемых сотрудников.

В странах, где не прерывалась религиозная традиция, активным социальным служением занимаются христианские общины и братства. Наиболее известны из них католическая организация Каритас (она действует в 198 странах), Итальянская католическая Община Святого Эгидия и другие.

Ситуация в России
В России по официальной статистике в добровольческом служении участвует только 1% граждан. Однако, по данным исследования ВЦИОМ, 32% опрошенных за последние 2-3 года несколько раз добровольно и безвозмездно трудились на благо других людей (не для родных и близких), 9% россиян делали это постоянно и 7% — лишь однажды. Разница в цифрах объясняется тем, что чаще всего россияне занимаются этим в одиночку — об этом свидетельствуют ответы 37% опрошенных.

По сравнению с другими странами, цифры очень скромные. Причины этому называют такие:
• кризисное состояние некоммерческих организаций, неразвитость гражданского общества,
• слишком низкий уровень жизни – поэтому почти никто не готов работать бесплатно. Все свободное время люди с активной жизненной позицией пытаются заработать себе на жизнь.
• отсутствует планомерная государственная поддержка волонтерства и благотворительности в целом. За рубежом волонтерам от государства достается множество преференций: например, студентам снижают плату обучение, выплачивают специальные стипендии.
• подорванность авторитета общественной работы в связи с приобретением ею принудительного характера в период до 1990-х годов, сильной политизации в период 1990-х годов и коммерциализации в последующие годы.

Тем не менее, если опираться не на официальные данные, а на практику, то становится очевидным, что идея добровольного труда очень популярна – в том числе и среди верующих. Правда, большинство православных добровольческих организаций не имеет каких-либо формальных структур. Оценить, как много людей в приходах занимается подобной деятельностью, пока чрезвычайно сложно.

Среди известных примеров организованных православных служб выделяется http://miloserdie.ru/forumСлужба добровольцев «Милосердие» в Москве, объединяющая около 1000 человек (по ее примеру созданы службы при православных храмах и монастырях в Нижнем Новгороде, Калуге и Сергиевом Посаде) и Православная служба «Милосердие» в Екатеринбурге.

Московская служба была создана всего 4 года назад. Количество новых людей, приходящих на собеседование, порой достигает 30 человек в неделю. 45% узнает о ней через интернет, 25% — от знакомых, друзей или священников, остальные – из публикаций, объявлений в храмах и пр. По возрастному составу: 43% — люди от 21 до 30 лет, 25% — от 31 до 40, 13% — от 41 до 50, остальные – за этими возрастными рамками. Самому юному добровольцев 14 лет, самому пожилому – 77.

Пока серьезной работы по созданию добровольческих служб на базе приходов не ведется. Хотя очень важно, чтобы добровольное служение ближним направляли священники, которые могут и объяснить важность такой помощи, и поддержать, и научить христианскому отношению к скорбям, болезням, к смерти. Задача священнослужителей — не самим организовывать служение, а быть вдохновителями, оказывать духовную помощь добровольцам.

Перспективы и проблемы развития добровольческого движения

В настоящее время существует государственная программа развития добровольчества. Она разработана в соответствии с посланиями Президента России Федеральному Собранию и проводится в жизнь госструктурами.

Эта программа нацелена на создание «ресурсных центров», которые должны будут координировать добровольческую деятельность на определенной территории, обучать добровольцев и оказывать им методическую и консультационную поддержку. Финансирование таких центров предполагается осуществлять из средств бюджета.

Кроме того, в 2009 году Министерством спорта, туризма и молодежной политики России разработан новый для российской практики механизм регистрации и учета волонтеров – так называемая «личная книжка волонтера». Она будет содержать сведения о трудовом стаже добровольца, его поощрениях и дополнительной подготовке. Всё это будут фиксировать, заверять подписью и печатью — организации, в которых работает волонтер.

Выдача «личных книжек волонтеров» (также известных как «паспорт волонтера») в ряде регионов уже началась. В волонтерской среде эти документы вызывают неоднозначную реакцию – от решительной поддержки до полного отрицания.

На наш взгляд, для православного человека документ такого рода неприемлем. Сама идея записать свои добрые дела в количестве часов и заверить все это подписями и печатями, противоречит евангельскому принципу: «Пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Матф.6:3). И значит, инициатива государства может привести к некой маргинализации православных людей, которые не захотят «засвечивать» свои дела, либо же притоку в добровольчество тех, кто будет охотиться за льготами для обладателей «паспорта волонтеров». Сама система заполнения «паспортов» может дискредитировать не только сам документ, но и идею волонтерского движения, изжив из нее искреннее, глубоко личное стремление человека делать добро.

Есть еще одна опасность в том, что государство начинает активно заниматься развитием добровольчества. Эта опасность состоит в формальных, бюрократических методах, которые применяются: спущенные сверху разнарядки, отправленные наверх раппорты о выполнении и перевыполнении… Уже сейчас известны случаи, когда в местные органы власти приходит разнарядка: сколько должно быть добровольцев по району (в зависимости от количества проживающей здесь молодежи).

На настоящий момент все, чем занимаются добровольцы, организованные государством — это либо деятельность по уборке улиц, природных территорий, охране порядка, либо разовые акции, в том числе политические. Но разовые акции, даже самые замечательные, самые массовые и затратные, имеют очень мало смысла — для добровольческого движения в первую очередь важна регулярность. Старики и инвалиды живут каждый день, а не только в день Победы или день пожилого человека, и им каждый день нужны еда, лекарства, гигиенические процедуры, общение. Даже самая небольшая, но регулярная помощь для них гораздо важнее, чем самый дорогой продуктовый паек раз в году от очередного кандидата в депутаты.

Участие Церкви

Конечно, для того, чтобы развивалось добровольческое служение, нужно уметь его правильно организовать. При этом слишком большая заорганизованность — как и слишком большая свобода – будут одинаково опасны. В первом случае – погибнет сам дух добровольного служения ближнему и останутся только политические мотивы и карьерные амбиции. А при слишком большой свободе, переходящей в анархию, служба развалится, не успев сделать ничего путного.

Итак, для волонтерского движения важно правильно организованная работа. Но не менее важны цель и духовное наполнение этой деятельности.

Если для государственных социальных служб важно решить социальную проблему – уменьшить количество нищих на улицах, уменьшить смертность за счет помощи больным и т.д. – то для людей, собранных вместе ради служения ближнему, главной целью должен оставаться сам ближний! А духовное наполнение этому труду даст только любовь к ближнему и к Богу.

Государство в принципе не способно помочь каждому конкретному человеку, потому что оно исходит из стандартных инструкций и правил. Но живой страдающий человек, его жизненные коллизии сплошь и рядом не укладываются в стандартные рамки, и его проблемы нельзя решить шаблонным методом. Здесь нужно увидеть и полюбить именно этого человека. И научиться этой любви помогает Церковь и вера.

Церковь всегда, с самого начала занималась тем, что мы сейчас называем социальным служением – но не для того, чтобы решить социальные проблемы! Христос, Который и есть Глава нашей Церкви, сказал нам, что в образе нищих, больных, бездомных, голодных приходит к нам Он Сам! И помогая несчастным, мы служим Ему. Весь закон духовной жизни Христос уместил в двух заповедях – возлюби Бога и ближнего. А ближние – это не только наши родственники, друзья и знакомые. Из притчи о милосердном самарянине мы понимаем, что ближний может быть максимально далеким, чужим и даже чуждым, непохожим на нас! Он может быть другой веры, национальности, других взглядов и обычаев, но если он страдает и нуждается в помощи – он наш ближний.

Память об этом очень важна для труда добровольцев. Ведь люди, которым они помогают, не всегда приятны в общении, их вид далеко не всегда ласкает взгляд, вместо благодарности от них можно услышать нечто противоположное. Поэтому для такой деятельности остро необходимы духовные силы, которые может дать только Бог. Нужна молитва, нужны церковные таинства, нужна духовная жизнь, чтобы не утонуть в душевных и психологических переживаниях. Без обращения к Богу невозможно долго «гореть» желанием помогать — можно сгореть самому и не помочь другому. Как бы хорошо добровольца не подготовил «ресурсный центр», какой бы информацией не снабдил, этого не достаточно, чтобы доброволец смог найти выход из кризисной для себя ситуации и найти силы для продолжения волонтерства.

Нам приходилось разговаривать с добровольцами, которые перестали помогать детям в РДКБ из-за того, что не могли смириться со смертью малышей. В светских добровольческих организациях нет священников, нет тех, кто мог бы открыть волонтерам глубину и смысл происходящего. Поэтому текучка в таких организациях всегда будет выше, добровольцы будут уходить от этой стрессовой для них деятельности гораздо быстрее, чем это могло бы произойти в церковных службах.

Церковь должна стать объединяющим началом для развития здорового добровольческого служения. Мы не призываем игнорировать государственные инициативы, но предлагаем создавать те же ресурсные центры в сотрудничестве с Церковью. Церковь не навязывает своего участия, но предлагает свою помощь.

Как, например, это устроено в Православной службе добровольцев «Милосердие»? Служба создана по инициативе Церкви и силами православных верующих. Первую встречу с добровольцами проводит священник, у каждого добровольца есть возможность участвовать в богослужениях, узнать о Таинствах и пойти по пути воцерковления. Но: никто не навязывает дальнейшего общения со священниками, не проводит никаких «обязательных духовных бесед», не обязывает ходить в храм. К нашему православному движению может присоединиться человек любого вероисповедания и найти себе дело по вкусу. Единственное ограничение в таких случаях – не проповедовать своей веры. Так что даже в собственно православной службе мы ничего добровольцам не навязываем. Но нам кажется очень важным дать импульс, сказать о духовном содержании служения и о том, что в момент духовного кризиса Церковь готова прийти на помощь добровольцу – если он сам этого захочет. Наша цель – научить того, кто этого захочет, любить и жалеть страдающего человека, сострадать ему, жертвовать ради него своим временем и силами. И кроме Церкви, кроме Бога научить этому не может никто.