Протоиерей Александр Гаврилов

Что представляет собой тренинг «Преображение», проводимый священником Александром Гавриловым — 31.12.13

  • Главная
  • »

  • Психокульты
  • »

  • Общее о психокультах
  • »

  • Что представляет собой тренинг «Преображение», проводимый священником Александром Гавриловым

В наш Центр пришло письмо девушки, прошедшей тренинг священника РПЦ Александра Гаврилова в Санкт-Петербурге. Автор письма подчеркнула, что первоначально она сомневалась, может ли она записываться на этот «тренинг личностного роста», но ее убедили принять в нем участие именно тем, что ведущий является действующим священником РПЦ.

На наш взгляд, участие свящ. Александра Гаврилова в описанном автором письма действе является грубейшим нарушением его священнического долга и присяги и никоим образом не совместимо не только с его священным саном, но и вообще с православной верой и этикой.

Одновременно с публикацией, направляем этот материал в Санкт-Петербургскую митрополию РПЦ.

Священник РПЦ Александр Гаврилов, до недавнего времени служивший в Феодоровском соборе Санкт-Петербурга, проводит тренинг «Преображение». Этот тренинг позиционируется как «авторский курс» (https://vk.com/pravosvet) и «уникальная программа» («Предложение (публичная оферта) по предоставлению консультационных услуг по проведению семинаров», которое выдается участникам перед курсом в компании «Мастерская движения», где Александр Гаврилов проводил тренинг).

В основном студенты на курс приходят по приглашению друзей и родственников, уже прошедших тренинг или что-то слышавших о нем или об о. Александре, а также по рекламе Вконтакте (https://vk.com/pravosvet, https://vk.com/wall-16838988_9688, http://vk.com/wall-33080201_30977, https://vk.com/wall-35052626_2962) и некоторых периодических изданиях (Встретиться с собой. И преобразиться // Трезвение № 9(137) Ноябрь 2012 г.). В рекламных статьях, зазывающих на курс, и личных рекомендациях основной упор делается на то, что Александр Гаврилов, кроме того что имеет психологическое образование, является священником Русской Православной Церкви, а его методы не могут принести вреда.

Тренинг состоит из трех ступеней: базового курса, продвинутого курса и лидерской программы (стоимость 7000, 10000 и 12000 рублей соответственно, при оплате первого курса выдали расписку, деньги за второй и третий курсы передавались через капитанов, и документы не оформлялись).

В тренинге участвует тренер, капитаны и помощники (люди, прошедшие все 3 ступени тренинга), студенты — основные участники, для которых и проводится тренинг.

Первый курс длился 3 целых дня и один вечер, состоял из лекций тренера Александра Гаврилова и упражнений, которые выполняются в парах, малых группах (5-6 человек) или всей группой.

Перед началом тренинга всем участникам раздали бейджи с именем, причем можно было выбрать себе любое: либо уменьшительно-ласкательный вариант своего, либо вообще другое (кто-то этой возможностью воспользовался). В течение всего тренинга нужно было обращаться к человеку по имени, указанному на бейдже. Александр Гаврилов называл себя Отче.

В лекциях говорилось об отдавании, любви, контексте, Боге, ответственности, обязательствах, вовлечении, игре, концепциях «выиграй-выиграй», «быть-делать-иметь» и «больше-лучше-по-другому», а также о том, что человек не меняется, что все мы пока забирающие, а не отдающие, что мы «просираем нашу жизнь» (необходимо отметить, что эти и последующие цитаты, содержащие сниженную лексику, в точности передают речь православного священника и его ближайших помощников на тренинге – ред), «смотрим на все и живем через жопу» (жизненный опыт: жопыт), что все мы эгоисты и думаем только о себе, все мы по поводу себя, а нужно быть по поводу других.

Тренер, обращаясь к залу, говорил «ты», будто обращался к конкретному человеку. Записи и дискуссии на первом курсе были запрещены. Все участники тренинга объявлялись командой, вводилось условие: команда двигается вперед только в том случае, если все участники выполнили задание. Постоянно звучало: «Мы — одна команда» (или «тело»).

На первом курсе были следующие упражнения.

«Мама-Папа».

Участники разбиваются на пары, садятся друг напротив друга, голова на плече напарника. В зале темно. После долгой вводной речи тренера, отреагировав на его просьбы: «А теперь поднимите руки те, кто был нежеланным ребенком», «А теперь поднимите руки те, кто рос в неполной семье», «А теперь поднимите руки те, чей отец или мать были алкоголиками», «А теперь поднимите руки те, кого не любили и обижали в детстве» и т.п., участники под громкую музыку начинают говорить с воображаемым отцом/матерью. По очереди один из участников играет роль отца/матери другого. У родителей просят прощения, признаются в любви, прощаются с ними.

Игра «Биржа».

Все участники тренинга делятся на 2 группы, которые находятся в разных помещениях, зачитываются правила игры. Главная цель: команда должна выиграть. Каждой группе дается задание продавать песок и камень, а также таблица с результатами каждой сделки. На основании этой таблицы группа должна продать при каждом ходе либо песок, либо камень. Игроки в одном помещении не знают, что решили продать в другом. Периодически в помещение заходит один из капитанов, спрашивает о решении, уходит, не приняв его. Участники спорят и пытаются понять, какого решения от них ждут. Итог игры: выигравших нет.

Все снимали на камеру, потом показывали и комментировали наше поведение.

«Свалка».

Все сидят на стульях, глаза закрыты, тренер говорит, звучит музыка. Все должны были представить, что идут через лес и попадают на свалку, где сталкиваются с невыполненными обещаниями, обязательствами и обидами, которые сковывают наше тело панцирем. Мы избавляемся от них, сбрасывая с себя эти железные доспехи, которые с каждым годом все больше мешали нам жить.

«Кусок пирога».

После одного из упражнений нас пригласили в соседнюю комнату делить пирог. Нужно было быстро-быстро взять свой кусок и вернуться в зал для фотографии. Все снимали на камеру, потом показывали и комментировали наше поведение.

«Я тебе доверяю».

Участники ходят по залу, встречая каждого, глядя в глаза, говорят ему, доверяют ли они ему.

«Рассказать историю».

Нужно рассказать другому участнику историю своей жизни с позиции жертвы, потом участники меняются и рассказывают историю с позиции удачливого человека, а в конце снова меняются и рассказывают ту же историю на неизвестном языке, который сами же и придумывают.

«Визуализация».

Участники разбиваются на пары, по очереди описывают свою мечту так, как будто она уже осуществилась, используя визуальные, звуковые и тактильные образы.

«Способ».

Все проходят несколько метров так, как никто до них не проходил (шагом, бегом, на 1 ноге, на руках и т.п.).

«Горячая точка».

Некоторые из участников выходят на «горячую точку» в конце зала, в микрофон озвучивают свои проблемы.

«Круг».

Все участники становятся в два круга, один внутри другого, каждый участник лицом к лицу с человеком из другого круга. Тренер говорит текст, просит внимательно всмотреться в человека напротив, представить его ребенком, старцем, взрослым человеком. Потом все закрывают глаза, в зал тихо входят выпускники прошлых курсов с шариками и поздравлениями. В конце все обнимаются, становятся в один большой круг, звучит музыка, все раскачиваются ей в такт, дарят поцелуйчики по кругу. Эта вторая часть с большим кругом, «обнимашками» и поцелуйчиками также шла отдельным пунктом после других эмоционально-напряженных упражнений.

Продвинутый курс длился четыре полных дня и один вечер, на нем были более жесткие упражнения и правила. Так, если на первом курсе только оговаривалось, что на всех занятиях нужно быть вовремя, то на втором время входа в зал всей команды ограничивалось несколькими десятками секунд: вся группа должна зайти в зал и занять свои места, например, за 30 секунд, и тренировка по усаживанию группы продолжалась, пока студенты вовремя не займут свои места. Когда участники смогли зайти в зал за определенное время, его уменьшили: так было один или два раза. На втором курсе каждому участнику подобрали пару, в результате чего он стал ответственен не только за себя, но и за своего напарника — бадди. Все студенты на второй ступени вели дневник, с которым запрещалось расставаться все дни тренинга (и в зале, и даже в туалете), в нем выполнялись некоторые задания и записывались наблюдения. Слова тренера: «Дневник — это ваш пупок, потеряли пупок — отвалилась жопа».

Некоторые упражнения второго курса.

«Лифт».

Участники рассаживаются на пол, закрывают глаза, звучит легкая красивая музыка. Тренер просит представить, как все оказались в чудесной свободной стране — США, в солнечный день пошли на экскурсию на крышу Всемирного торгового центра. Все сидят расслабленные, представляют себе экскурсию. Внезапно музыка и тон речи тренера меняются, оказывается, что террористы захватили самолет и врезались в башню. На крыше начинается паника. Есть только один способ выжить: спуститься на лифте, но желающих попасть в лифт много, а спуститься он может только один раз. Что сделаешь ты: попытаешься спуститься или дашь возможность спастись другому? Участники делятся на две группы: те, кто спустится, и те, кто уступит место другим. Каждый оправдывает свое решение. Тот, кто решил спастись — герой и молодец, а тот, кто уступил другому — несчастная жертва, решившая умереть и не способная взять ответственность за свою жизнь. Затем тренер говорит: «Из тех, кто решил остаться в живых нужно выбрать того, кто действительно выживет», это делают путем обсуждения и голосования те, кто решил умереть.

После этого каждому участнику выдается три палочки, все становятся в круг. Одна палочка — одна жизнь. Каждый человек должен распорядиться своими палочками, отдав их тем, кому посчитает нужным. Кто наберет наибольшее количество «жизней», выживет, остальные погибнут. Под музыку и слова тренера, практически в темноте, участники, сопровождаемые капитанами, по очереди обходят круг и отдают свои палочки. Нужно подойти к каждому, посмотреть ему в глаза и сказать: «Маша/Саша/Даша, ты будешь жить» и отдать палочку или сказать: «Маша/Даша/Саша, ты умрешь», ничего не отдавая. Палочек всего 3, а участников в несколько раз больше. В случае если студент отдает палочку, капитан произносит речь: «Ты отдал ему палочку. Ты хорошо подумал? Ты понимаешь, что своим выбором ты обрекаешь на смерть других участников?» В случае если человек не хочет отдать палочку этому участнику, а хочет сохранить ее для другого, капитан произносит речь: «Ты понимаешь, что случилось? Ты убиваешь этого человека. Ты обрекаешь его на смерть. Тебе на него насрать. Что ты чувствуешь? Как ты можешь так поступать? А ты, понимаешь ли, что ему насрать на тебя? Как ты проявился для него, если он не хочет спасти тебя?» В случае если человек не помнит имени того, к кому его подвели (несмотря на то, что участники вместе уже провели несколько дней, такие случаи были), капитан произносил речь: «Посмотри, тебе насрать на этого человека. Ты даже не помнишь его имени. Ты понимаешь, что тебе на него насрать? Ты понимаешь, что этим ты обрекаешь его на смерть? Так и скажи ему: «Мне на тебя насрать». А ты, ты понимаешь, что ему на тебя насрать?». Участник должен был сказать: «Мне на тебя насрать».

Некоторые участники отдали все три палочки другим людям, не оставив себе, таким образом, даже независимо от того, что они хотели спастись вначале, им пришлось умереть. В конце подсчитали количество палочек. «Спасшихся» усадили на стулья, остальные, у кого не было палочек и кто отдал свою другому, объявлялись умершими, стояли вокруг «живых» и нашептывали приветы и последние слова, которые хотели передать через них своим родным и друзьям.

«Похороны».

Все участники лежат на полу, свет погашен, звучит музыка, тренер говорит, что сейчас нас хоронят, слышен стук земли о крышку гроба, мы в могиле, а все наши родственники наверху, пришли на наши похороны. Сколько их? Что они говорят и делают? Не жалко ли нам, что наши похороны проходят именно так? Лежим мертвые в темноте, затем тренер говорит о выборе, о том, что пора бы проснуться, но как-то между делом. Начинает звучать бодрая музыка, включается свет, некоторые понимают, что слова про «проснуться» предназначались нам, умершим, и встают. Остальные лежат, вставшие поднимают тех, кто еще не понял, что нужно встать.

«Альтернативная презентация».

Вечером дается задание: завтра прибыть на тренинг одетым так, как никогда не рискнешь показаться людям, в этом виде нужно идти по улице, ехать в транспорте. Утром участники приходят в костюмах и нелепой одежде.

«Горячая точка».

Участник выходит перед всеми и уже без микрофона говорит о своих проблемах.

«Ты проявляешься для меня».

На «горячую точку» выходит студент, а тренер, капитаны и помощники начинают давать ему характеристики с формулировкой «ты проявляешься для меня»: глупым, старым, безответственным, тряпкой, грубым, пустым, слюнтяем. К этому подключают остальных. Поначалу участники придумывают характеристики неохотно или не те, что нужны (не такие грубые и обидные, какие придумали капитаны), тогда капитаны и помощники напоминают им, что нужно делать, словами: «Команда сливает!», «Команда сливает игрока!», «Команде насрать на игрока!», произнося эти выражения часто и громко. Когда студенты уже не знают, какие отрицательные характеристики придумать, капитаны и помощники начинают кричать сильнее: «Команда сливает!», «Команда сливает игрока!». Затем все повторяется в «ромашках»: сначала это малые группы, которые меняют своих участников по одному, пока каждый участник не обойдет все малые группы, не выскажется обо всех участниках и не услышит мнения всех участников о себе. В «ромашках» капитаны уже не помогают ободряющими возгласами, а сами участвуют наряду со всеми: раздают и принимают характеристики.

«Я себе благодарен».

Упражнение также выполняется в «ромашках». Каждый участник сначала в своей группе говорит о том, за что он себе благодарен, затем идет в другую малую группу, говорит это там, и так до тех пор, пока каждый человек не обойдет все малые группы, и не скажет всем, что он себе благодарен за что-то.

«Я благодарен тебе».

Также выполняется в «ромашках», участники говорят каждому, за что они благодарны ему.

«Самый страшный секрет».

Участники садятся в круг, выключается свет, звучит музыка, тренер объявляет, что сейчас каждый расскажет самое-самое страшное и неприятное из своей жизни, о чем никогда никому не говорил. Участники начинают делиться самыми неприглядными моментами из своего опыта. Используется микрофон.

Успешно прошедшие базовый и продвинутый курсы приглашаются на лидерскую программу, длящуюся 3 месяца, на которой их ждет дальнейший «личностный рост», после чего они могут стать помощниками и капитанами для новых потоков.

Все вышеописанное: структура курса и содержание упражнений — наводит на мысль, что тренинг «Преображение» о. Александра является клоном психокульта Лайфспринг, о чем сам Александр Гаврилов не говорит студентам, называя тренинг «авторским курсом» и «уникальной программой», а защитники о. Александра и его тренингов указывают на то, что с тренингом Лайфспринг курс не имеет ничего общего. Обсуждение этой проблемы и отзывы пострадавших от тренингов о. Александра Гаврилова можно посмотреть здесь: http://www.huzhe.net/complaints/svjashjennik-aleksandr-gavrilov-c41922.html

Мария Климова

Обсудить данный материал вы можете на сектоведческом форуме.

Дорогие друзья, посетители нашего сайта — самого информативного и самого крупного противосектантского сайта всего русскоязычного интернета!

Для того, чтобы поддерживать и продвигать наш сайт, нужны средства. Если вы получили на сайте нужную информацию, которая помогла вам и вашим близким, пожалуйста, помогите нам материально. Ваше пожертвование сделает возможным донесение нужной информации до многих людей, которые в ней нуждаются, поможет им избежать попадания в секты или выручить тех, кто уже оказался в этих бесчеловечных организациях.

Мы нуждаемся в вашей помощи. Не оставайтесь равнодушными. Пусть дело противостояния тоталитарным сектам станет поистине всенародным!

Заранее — огромное спасибо!

А. Л. Дворкин и вся редакция сайта Центра священномученика Иринея Лионского

Для тех, кто понял, что на дне

Прийти за утешением в Церковь — дело обычное, тем более в болезни, но в храм иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» при городской наркологической больнице обращаются не только за этим. Здесь идет комплексная работа по реабилитации от тяжелых хронических недугов.

План есть, и он работает

— Я вышла замуж за прекрасного человека. Вадим разносторонний, талантливый, легкий в быту, при этом верующий, что для меня, конечно, важно. Однако было одно «но»: иногда он начинал пить. Два года мы жили в целом хорошо, правда, только от запоя до запоя. Мне казалось, что Господь всё управит, а моя любовь всё покроет, но в какой-то момент и надежда, и силы меня покинули. Ведь пьющий человек переживает такие изменения сознания и поведения, что узнать в заявившемся монстре горячо любимого мужа делается невозможным. Однажды вместо родного человека рядом обнаруживаешь изворотливого манипулятора, движимого только своим пороком. Это страшно. Мне было не под силу это вынести.

Юля не просто ушла от мужа, она сбежала: оборвала все контакты, поменяла квартиру, адрес не сообщала даже друзьям.

— Я счел это предательством, — вспоминает Юлин муж, Вадим. — Ведь я принял решение больше не пить и не мог понять, почему близкие мне не верят. В том, что срыва больше не будет, я был убежден на все сто процентов, ведь последний запой закончился отеком мозга и комой. Наступил катарсис… так казалось. Кроме того, я каждую неделю исповедовался и причащался. Нет, срыв был невозможен, просто невозможен ни при каких обстоятельствах. И все-таки он случился.

— И жена, конечно, не вернулась?

— Вернулась. Да и я в конце концов ушел в ремиссию, но не только благодаря моим «озарениям» или частому причащению.

— А благодаря чему?

— Священник Александр Гаврилов помог. Я хожу в его группы анонимных алкоголиков в храме иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» с тех пор, как лежал на Четвертой (Городская наркологическая больница на 4-й линии Васильевского острова. — Прим. ред.). А Юля ходит на встречи для созависимых (созависимость — патологическое поведение близких людей, подчиненное жизни и действиям другого зависимого человека: алкоголика, игромана или наркомана. — Прим. ред.). Она первая обратилась сюда за поддержкой, а потом и я вслед за ней. Хватило нескольких месяцев работы в группе, чтобы наша семья снова воссоединилась.

— Неужели собственного решения, усилия воли и Таинств недостаточно?

— Нет. Здесь нужна программа, комплекс, что-то вроде плана лечения. Ведь это болезнь.

— А у отца Александра этот план есть?

— Есть, и он работает.

Окормление нон-стоп

Достаточно заглянуть на сайт храма иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша», чтобы убедиться в том, что приходская жизнь здесь не ограничивается богослужениями. Кроме трех Литургий в неделю, вечерних служб и панихид, молитв с акафистом по соглашению, каждый день собираются группы психологической помощи зависимым людям и их родственникам. В храме почти весь день людно. Когда заканчиваются все запланированные по расписанию дела, прихожане не расходятся.

Одни наводят порядок и чистоту, другие, как, например, было в одно из воскресений, готовят сценку к свадьбе друзей, которую покажут после Венчания, третьи просто остаются поговорить. Настоятель иерей Александр Гаврилов обычно в храме до вечера. К нему идут поплакаться, спросить совета, поделиться радостью или планами, исповедаться. Он вникает во все детали жизненных перипетий своих прихожан, а ведь каждый из них — человек непростой судьбы.

— С одной стороны, тяжело, когда тебя окружают люди с серьезными проблемами, — признается отец Александр. — Ведь это они только выглядят такими оптимистичными, веселыми. Они могут быть хорошо одеты, могут красноречиво говорить, шутить, смеяться, но внутри у каждого такое, что ой-ой-ой. А с другой стороны, мне без них уже скучно. Наверное, это тоже какая-то зависимость (смеется).

Скорая духовная помощь

— У тех, кого вы здесь видите, часто нет времени для долгого входа в веру. Им нужна «скорая духовная помощь», — рассказал отец Александр. — Три проповеди за Литургию, выданный всем молящимся текст богослужения, частые лекции о вере — и, как результат, наши прихожане уже на пятую-шестую службу приходят, зная её наизусть.

Обычно в наркологическую больницу человек попадает в крайне остром состоянии. Тяжелый стресс переживают и тело, и душа. Нередко бывает, что первым местом, куда может дойти пришедший в чувство, становится храм. Иногда это первое знакомство с Церковью. От того, как оно пройдет, может зависеть дальнейшая судьба человека, а порой и то, будет ли он жить, или безвременно погибнет от снедающей его пагубной привычки.

Немало среди пациентов больницы тех, кто заходит в храм, но не решается подойти к священнику. Чем он поможет? Поймет ли то, что не пережил сам? Для растерянных новичков и скептически настроенных настоящая находка — свечник Константин Николаевич. Вот уже двадцать лет ему помогают не пить группа анонимных алкоголиков и церковная жизнь. С ним точно можно поделиться, а там, глядишь, страх и недоверчивость постепенно уйдут.

А если только верой ?

Полагаться, что Церковь и Таинства чудесным образом избавят человека от зависимости, могут только те, кто не занимался этой темой всерьез. И не каждый священник может дать правильный совет, задать нужный вектор движения. Пару десятков лет назад наркозависимых во многих храмах даже причащали отдельно, а ВИЧ-инфицированным не благословляли венчаться. Сейчас грамотность духовенства значительно повысилась, но для работы с зависимыми нужен комплекс мер, не только Таинства.

— Был у меня период, когда я думал, что справлюсь при помощи одной веры: самодисциплина, молитвенные правила, богослужения, еженедельные Исповедь и Причастие, — вспоминает Вадим. — Ко всем психологическим группам относился скептически, тем более, что уже всё это проходил не раз, а когда помогало, бросал. И вот я всё делаю, как надо. И музыку бросил, и художественную литературу заменил святоотеческой. Кажется, оторвался от прошлого… и вдруг срыв. Не знаю до конца, как это работает, но на своем примере убедился — без психологической поддержки не обойтись.

Отец Александр такую поддержку оказывает профессионально. По второму образованию он психолог, о проблемах своих подопечных осведомлен не понаслышке: с зависимыми работает уже 15 лет. И работает серьезно, глубоко, всесторонне.

В Городской наркологической больнице священник служит четвертый год. Сюда его пригласил главврач Дмитрий Константинов, постоянный прихожанин храма. К этому времени уже все люди «в теме» знали отца Александра и успели удостовериться, что его работа с нарко- и алкозависимыми эффективна и безопасна.

Ничего нового отец Александр не изобрел. Изучил все психологические методики, работающие в этом направлении, и выбрал 12-шаговую программу реабилитации. Это программа известна во всем мире. По числу тех, кто избавился с её помощью от зависимости, она, несомненно, вне конкуренции.

Это сейчас 12-шаговую программу широко применяют и в монастырях, где есть реабилитационные центры, и на приходах, а когда-то её считали чуть ли не сектантской. К переложению американской разработки на православную основу многие относились с подозрением. Ушли годы, если не десятки лет, прежде чем опасения развеялись.

Нужен ли Бог?

В основе варианта программы «12 шагов», который применяют в храме иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша», конечно, лежит православие, хотя во всем мире группы анонимных алкоголиков и наркоманов обходятся и без Церкви, просто верят в «высшие силы».

— На самом деле долгая ремиссия может наступить только в одном случае: если есть подлинная мотивация отказаться от зависимости, а без веры это невозможно. Даже любовь редко становится причиной долговременного отказа от алкоголя и наркотиков. Нужно что-то непреходящее, а это только Бог, — убежден отец Александр.

По мнению священника, зависимость должна рассматриваться, как био-психо-социо-духовная болезнь. С био-составляющей медики справляются хорошо, тело можно восстановить: зубы вставить, печень подлечить, даже при ВИЧ-инфекции, принимая терапию, возможно жить вполне полноценно и долго. С психикой справляется 12-шаговая система, недаром над ней десятки лет работали виднейшие специалисты: американцы уже полвека финансируют эту программу из бюджета, по ней проводятся исследования, защищаются диссертации. Социальные институты тоже есть: всевозможные тренинги, кружки, мастер-классы научат общаться с людьми, писать резюме, помогут открыть свое дело. Всё это дает при грамотном подходе хороший результат. Проблема остается только одна — этот результат удержать. А вот это возможно только с обретением веры в Бога, то есть той самой непреходящей мотивации для изменения своей жизни раз и навсегда.

Конечно, на реабилитацию, пусть даже и православную, люди приходят не ради воцерковления, а ради избавления. Придут ли они к вере, неизвестно. Им помогают в любом случае, а дальше просто ждут, постучит ли Бог в сердце. Обычно Он стучит.

Мети свою сторону улицы

— Я ровесница Цоя, и круг общения у нас, можно сказать, был один. Например, Свин (Андрей Панов, яркий представитель ленинградской панк-рок культуры. — Прим. ред.) был одноклассником моего мужа. Мы все встречались у одного пивного ларька, — вспоминает Марина. — Я училась в ЛЭТИ и думала, что веду богемный образ жизни. Мы с друзьями пили, но в то же время вели, как нам казалось, философские беседы и обсуждали уравнения Максвелла. Правда, может, нам только казалось, что мы говорим умные вещи? Во всяком случае, когда я прочла свои стихи, написанные в пьяном угаре, оказалось, что это просто бред сивой кобылы. Потом я вышла замуж, родила детей, как-то умудрялась водить их на кружки, работать инженером. В общем, старалась казаться нормальным человеком, но у меня всегда был с собой «малек» (бутылка водки объемом 0,25 литра. — Прим. ред.).

— Значит, вы не достигли того дна, о котором говорят многие?

— Достигла. Оно наступило, когда от меня все ушли. Муж, дети, друзья. Однажды я проснулась в своей трехкомнатной квартире в центре Петербурга совершенно одна. В тот день ко мне пришел электрик и спросил: «Эта квартира нежилая?» А она ведь и правда казалась нежилой, и я сама была жива только наполовину, да и не хотелось мне жить. Думала, как бы поскорее отправиться на тот свет, не налагая на себя руки. На реабилитацию пошла только для того, чтобы меня не уволили с работы, мол, вот я же что-то делаю, борюсь. Но меня всё равно уволили. Зато в реабилитационном центре я познакомилась с отцом Александром и с тех пор следую за ним, куда бы его ни назначили на служение. Благодаря ему я обрела Бога, воцерковилась. В храме работаю в гардеробе. Раньше ужасно раздражалась, а теперь ничего, учусь смирению.

— А дети как? С ними общение наладилось?

— Когда я воцерковилась, мне хотелось, чтобы все сразу поняли: теперь я новый человек. А они никак не понимали, продолжали обижаться. Тогда отец Александр мне дал такой совет: «Мети свою сторону улицы». Я не сразу поняла, что имеется в виду, а теперь знаю, что только так и нужно — менять себя, а остальное само изменится. С детьми у нас сейчас хорошие отношения. Раньше мне не давали внучку, а теперь мы с ней лучшие друзья. И с бывшим мужем возобновилось общение, даже в отпуск ездили вместе, внучку брали с собой.

Поднялся сам — помоги другому

Для прихожан храма иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша» исцеление — не конечная остановка. Путь личного спасения христианина невозможен без служения ближним. Здесь это понимается буквально и воплощается в жизнь всеми по мере сил. Главная поддержка, которую верующие оказывают друг другу, состоит в обмене опытом. Каждый, кто прожил в трезвости какое-то время, становится помощником для вновь прибывшего. Такого наставника называют впередиидущим. Подопечный может позвонить ему в любое время, чтобы получить совет, не выдуманный, а рожденный в борьбе. Однажды эти люди выбрали жизнь вместо смерти и стараются хранить верность своему решению. А всё остальное постепенно приходит само. Находится хорошая работа, заключаются счастливые браки, рождаются здоровые дети. Кстати, детей в храме много, у них даже есть игровая зона, а скоро появится воскресная школа. И то, что их малыш окормляется в храме при наркологической больнице, никого из родителей не смущает. Это место стало для них чем-то вроде второй родины, где произошло новое рождение для совершенно другой жизни.