Розги для детей

Страницы истории: Розга ум бодрит… Применение телесных наказаний для воспитания детей (14 фото)


До недавнего времени в общественном укладе многих стран считалось, что родительская любовь состоит в строгом отношении к детям, а любое телесное наказание подразумевало пользу для самого ребенка. И вплоть до начала ХХ века порка розгами была обыденным делом, а в некоторых странах и до конца столетия это наказание имело место. И что примечательно у каждой народности своя национальная методика порки, выработанная веками: в Китае — бамбук, в Персии – плеть, в России – розги, а в Англии – палка. Шотландцы же предпочитали ремень и угревую кожу.
Один из известных общественных деятелей России говорил: «Вся жизнь народа проходила под вечным страхом истязания: пороли родители дома, порол учитель в школе, порол помещик на конюшне, пороли хозяева ремесел, пороли офицеры, становые, волостные судьи, казаки».

Порка крестьянина
Розги, будучи средствами воспитания в учебных заведениях, находились замоченными в кадке, установленной в конце класса и всегда были готовы к применению. За различные детские шалости и провинность было четко предусмотрено определенное количество ударов розгами.
Английская «методика» воспитания розгами

Наказание за провину.
Народная английская пословица гласит: «Пожалеешь палку – испортишь дитя». Палок на детей в Англии действительно никогда не жалели. Чтобы оправдать применение телесных наказаний в отношении детей, англичане часто ссылались на Библию, в особенности на притчи Соломона.

Приспособления для порки. / Разновидность розг.
Относительно же знаменитых итонских розг ХIХ века, то они вселяли жуткий страх в сердца учеников. Это была метелка из пучка толстых прутьев, прикрепленных к ручке длиною в метр. Заготовку таких розг проводил директорский слуга, каждое утро приносивший в школу целую охапку. Деревьев на это изводилось огромное множество, но как считалось игра — стоила свеч.

Порка розгами
За простые провинности, ученику регламентировалось 6 ударов, за серьезные проступки их число увеличивалось. Секли иногда до крови, а следы от ударов не сходили неделями.

Порка учениц.
Провинившихся же девочек в английских школах ХIХ века секли гораздо реже, чем мальчиков. В основном их били по рукам или плечам, лишь в очень редких случаях с воспитанниц снимали панталоны. В исправительных же школах для «трудных» девочек с большим усердием применяли розги, трость и ремень-тоуз.

Профилактическая порка учеников.
И что примечательно: телесные наказания в государственных школах Британии были категорически запрещены Европейским судом в Страсбурге, вы не поверите, лишь в 1987 году. Частные же школы еще 6 лет после этого прибегали к телесным наказаниям учеников.
Традиция суровых наказаний детей на Руси
Много веков в России массово практиковались телесные наказания. Причем если в рабоче-крестьянских семьях родители могли запросто накинуться на ребенка с кулаками, то детишек из среднего класса чинно секли розгами. В качестве средств воспитания также применялись трости, щетки, тапки и все на что была способна родительская изобретательность. Частенько в обязанности нянек и гувернанток входило сечь своих воспитанников. В некоторых же семьях папаши «воспитывали» своих детишек сами.


Порка гувернантками отпрыска дворянской семьи.
Наказание детей розгами в учебных учреждениях практиковалось повсеместно. Били не только за провинности, но и просто в «профилактических целях». А учащихся элитных учебных заведений били еще посильнее и почаще, нежели тех, кто посещал школу в родной деревне.
И что совсем шокирует, так это то, что родители за свое изуверство подвергались наказанию лишь в тех случаях, если случайно убивали своих детей в процессе «воспитания». За это преступление они приговаривались к году тюрьмы и церковному покаянию. И это при том, что за любое другое убийство без смягчающих обстоятельств полагалась в то время смертная казнь. Из всего этого следовало, что мягкое наказание родителям за их преступление способствовало развитию детоубийства.
«За одного битого — семь небитых дают»
Высшая аристократическая знать совсем не гнушалась чинить рукоприкладство и пороть своих детей розгами. Это было нормой поведения в отношении отпрысков даже в царских семьях.
Император Николай I.
Так к примеру, будущего императора Николая I, также как и его малолетних братьев, их наставник генерал Ламсдорф порол нещадно. Розгами, линейками, ружейными шомполами. Иногда в ярости он мог схватить великого князя за грудь и стукнуть об стену так, что тот лишался чувств. И что было ужасным, что это не только не скрывалось, но и записывалось им в ежедневный журнал.
Русский писатель Иван Сергеевич Тургенев.
Иван Тургенев вспоминал о жестокости матери, поровшей его до самого совершеннолетия, сетуя на то, что часто он и сам не знал, за что бывал наказан: «Драли меня за всякие пустяки, чуть не каждый день. Раз одна приживалка донесла на меня моей матери. Мать без всякого суда и расправы тотчас же начала меня сечь, — и секла собственными руками, и на все мои мольбы сказать, за что меня так наказывают, приговаривала: сам знаешь, сам должен знать, сам догадайся, сам догадайся, за что я секу тебя!»
Телесным наказаниям подвергались в детстве Афанасий Фет и Николай Некрасов.
Федор Сологуб(Тетерников). / Максим Горький.(Пешков).
О том как был бит до потери сознания маленький Алеша Пешков, будущий пролетарский писатель Горький, известно из его повести «Детство». А судьба Феди Тетерникова, ставшего поэтом и прозаиком Федором Сологубом, полна трагизма, так как в детстве был нещадно бит и «прикипел» к битью так, что физическая боль стала для него лекарством от боли душевной.
Мария и Наталья Пушкины — дочери русского поэта.
Жена Пушкина — Наталья Гончарова, никогда не интересовавшаяся стихами мужа, была строгой матерью. Воспитывая в дочерях чрезвычайную скромность и повиновение, за малейшую провиность безжалостно хлестала их по щекам. Сама же будучи обворожительно красивой и выросшая на детских страхах, так и не смогла блистать в свете.
Императрица Екатерина II. / Император Александр II.
Опережая время, еще при своем правлении Екатерина II в своем труде «Наставление к воспитанию внуков», призывала отказаться от насилия. Но лишь во второй четверти XIX столетия взгляды на воспитание детей стали серьезно меняться. И в 1864 году при правлении Александра II появился «Указ об изъятии от телесных наказаний учащихся средних учебных заведений». Но в те времена пороть учеников считалось настолько естественным, что подобный указ императора многими воспринялся как слишком либеральный.
Лев Толстой.
За отмену телесных наказаний выступал граф Лев Толстой. Осенью 1859-го он открыл в принадлежавшей ему Ясной Поляне школу для крестьянских детей и заявил, что «школа бесплатная и розг в ней не будет». А в 1895-м написал статью «Стыдно», в которой протестовал против телесных наказаний крестьян.
Эта пытка официально была отменена лишь в 1904 году. В наши дни в России официально наказания запрещены, однако в семьях рукоприкладство нередко, а отцовского ремня или розги по-прежнему боятся тысячи малышей. Так розга, начав историю с Древнего Рима, живет и в наши дни.

Инструктаж по прикладному воспитанию

Ремень и розги – это сильнодействующее средство и применять его нужно только по строгим показаниям. Уж коль драть ребенка, то не чаще одного раза в неделю, лучше по субботам не из-за старинного русского обычая, а чтобы в воскресение ребенок мог бы прийти в чувство после наказания и осознать свою вину. Для порки маленьких детей лучше всего подходят прутья из красного дерна: длинные, ровные, без сучков и очень гибкие. Бить только одним прутом, не связывая их в пучок. Для порки более старших детей применяют ремень. Ремень применяется только для детей и еще слегка лишь опушившихся в паху подростков. Пряжкой лучше не пользоваться, а ремень складывают вдвое. Там где ложится “петля”, остается синяк. Детей иногда наказывают также мокрой веревкой. Порет взрослый детей и подростков и свежей крапивой, окуная ее в ведро с дождевой водой и высекая по голой заднице. Подростков с уже сильным оволосением в паху и более взрослых секут чаще всего розгами. Плетью порят за серьезные провинности, и только по решению главного. Розги заготавливают заранее. Срезают у ручья длинные ивовые прутья, вымачивают, замачивают в соленом растворе Подойдя к ведру, выбирают самый длинный прут. Если используются розги, ребенка рекомендуют всегда смазывать, втирая, вазелином, поскольку так получается больнее, кожа портится меньше, а следы проходят быстрее.
Бить ребенка рекомендуют, привязав его к дивану, а еще лучше – к скамейке, чтобы он не мог бы вырываться и получал бы удары только лишь по попе, а не по жизненно важным органам. Скамейку делают из очень толстых и плотно пригнанных друг к другу досок, долгое время лежавших в воде, и проделывают в скамейке несколько отверстий для того, чтобы фиксировать наказываемого так, чтобы попа не могла вертеться. Стоять такая скамейка может под окнами, а при необходимости выдвигаться на середину комнаты.
Порят, положив ничком и привязав к скамье (дивану) так, чтобы попа не дёргалась. Ребенка заставляют лечь на диван (скамейку) и вытянуть вперед руки, завертывают ему рубашку (платье) до подмышек и спускают до щиколоток трусы. Руки и ноги ребенка связываются ремнями и притягиваются к ножкам дивана (скамейки), вытягивая наказуемого как стрелку компаса. Как ребенок маленький, руки связывают вместе, и ноги связывают вместе, когда же вырастает, руки и ноги привязывают по отдельности к ножкам скамейки или табуреток, если скамейка становится коротковатой для полной растяжки. Нередко ребенка привязывают еще и за талию, чтобы он меньше вертелся. Под живот ему могут положить подушку, а могут и не положить. Однако чаще всего взрослый порет ребенка, укладывая его животом поперёк своих коленей или же стоя или сидя, зажав его голову между своих колен. Шлепает сильно ладонью, ремнем или плашмя ложкой, линейкой. Так как гениталии ребенка прижаты к коленям экзекутора или находятся как раз над коленями, отсюда и возникает возможность сексуального возбуждения и даже случайного оргазма в этом положении, и эта позиция, как полагают, является причиной, пробуждающей возникновение огромное количества фетишей и извращений, связанных с поркой, еще в детстве.
Иногда исполнители помогают наказуемому обнажить задницу и лечь. А иногда требуют, чтобы ребенок делал это самостоятельно. Если он сам не спускает с себя трусы и не ложится на живот, поднимая рубашку (платье), его ждут дополнительно несколько очень чувствительных ударов. Нарвавшись несколько раз, ребенок уже заголяется сам, даже без напоминания. Спину свою взрослый во время удара держит ровно, прут должен пересекать обе половинки, а дергать его на себя нельзя: порвется кожа. Нельзя бить два раза по одному и тому же месту: синяк будет больше, а пользы от такого воспитания меньше. За сопротивление могут возлагать дополнительное наказание.
Каковы при порке ощущения ребенка? Вначале по телу пробегает неприятный холодок. Ребенок ревет как белуга и судорожно сжимает ягодицы. Просит простить. Ему очень страшно. Его сердце отчаянно бьется, явно намереваясь выпрыгнуть из груди. Все достается его попке. Он вертит ею, как только может, взрослый не всегда попадает совсем точно, и бывает очень больно. Когда приходит черед розог, ребенок сперва слышит противный свист, и все его тело пронзает жуткая боль. Он орет как резаный. При порке крапивой сначала становится холодно, а потом тело все горит как на сковородке. Взрослый спокойно ждет, пока ребенок проорется. Когда боль у ребенка стихает, на него обрушивается следующий удар чуть выше первого. После порки рекомендуют мазать наказанное место маслом из лампадки, а если сильно повреждена кожа — йодом. Для того, чтобы не было следов, используется техника порки с разогревом. Воздействие вначале очень щадящее, мягкими порющими средствами. Это способствует притоку крови к обрабатываемому участку, увеличению эластичности кожи и мышц, и началу выделения эндорфинов. До, во время и после порки на кожу ягодиц наносятся специальные мази, кремы и гели, благодаря которым риск возникновения сле дов сводится к минимуму. Ребенок в полубессознательном состоянии может даже и не помнить, как его отвязывают. Прийдя в себя , при удобном случае он смотрит на свою попу в зеркало. На посиневшей попе вспухают аккуратно прочерченные параллельно друг другу полосы. Урока хватает недели на две-три. В случае порки детей, порка нередко является мощным эротическим переживанием для экзекутора.
kostercold@yandex.ru если вам интересна эта тема как таковая как с позитивных нак и с негативных сторон

Телесное наказание в семье

Эта статья или раздел описывает ситуацию применительно лишь к одному региону, возможно, нарушая при этом правило о взвешенности изложения. Вы можете помочь Википедии, добавив информацию для других стран и регионов. (Октябрь 2012)

Законность телесных наказаний в Европе

Телесные наказания запрещены и в школах, и дома Телесные наказания запрещены в школах Телесные наказания не запрещены

Законность телесных наказаний в США

Теле́сное наказа́ние в семье́, также родительское телесное наказание — форма физического насилия, осуществляемого в отношении ребёнка родителем, другим родственником или опекуном, обычно посредством шлёпания, пощёчин, либо порки ремнём, паддлом, тростью, домашней обувью.

Во многих культурах считалось, что на родителях лежит обязанность наказывать детей, телесные наказания считались приемлемыми. Однако ситуация изменилась в 1950—1960-х годах после выхода книги педиатра Бенджамина Спока The Common Sense Book of Baby and Child Care в 1946 году, которая призывала относиться к детям как к личностям, в противовес господствовавшей тогда точке зрения о том, что детей не следует баловать: к примеру, до него не рекомендовалось укачивать детей, которые плачут. Изменения, начатые им, впоследствии стали поддерживаться во всём мире. С 1979 по 2010 год 29 стран запретили телесные наказания детей, из них в Европе 22. Во многих странах, где подобного запрета нет, данная практика вызывает множество споров.

В Африке, на Ближнем Востоке и во многих странах Восточной Азии (включая Китай, Тайвань, Японию и Корею) наказание детей легально. В Сингапуре и Гонконге, несмотря на отсутствие законодательного запрета, не поощряется. Исторически в перечисленных регионах люди считали некоторое количество телесных наказаний необходимым, поэтому данная практика в общем поддерживается обществом.

Юридический статус

Запрещено

Телесные наказания в семье запрещены в следующих странах:

|-

|Австрия || 1989 |- | Албания || 2010 |- | Андорра || 2014 |- | Аргентина || 2014 |- | Бенин || 2015 |- | Болгария || 2000 |- | Боливия || 2014 |- | Бразилия || 2014 |- | Венгрия || 2004 |- | Венесуэла || 2007 |- | Германия || 2000 |- | Гондурас || 2013 |- | Греция || 2006 |- | Дания || 1997 |- | ДР Конго || 2010 |- | Израиль || 2000 |- | Ирландия || 2015 |- | Исландия || 1997 |- | Испания || 2007 |- | Кабо-Верде || 2013 |- | Кения || 2010 |- | Кипр || 1994 |- | Коста-Рика || 2008 |- | Латвия || 1998 |- | Литва || 2017 |- | Лихтенштейн || 2008 |- | Люксембург || 2008 |- | Северная Македония || 2008 |- | Молдавия || 2008 |- | Монголия || 2016 |- | Нидерланды || 2007 |- | Новая Зеландия || 2007 |- | Норвегия || 1987 |- | Парагвай || 2016 |- | Перу || 2015 |- | Польша || 2010 |- | Португалия || 2007 |- | Румыния || 2004 |- | Словения || 2016 |- | Того || 2007 |- | Тунис || 2010 |- | Украина || 2004 |- | Уругвай || 2007 |- | Финляндия || 1983 |- | Хорватия || 1999 |- | Швеция || 1979 |- | Эстония || 2014 |- | Южный Судан || 2011

|-

| Австрия || 1989 |- | Албания || 2010 |- | Андорра || 2014 |- | Аргентина || 2014 |- | Бенин || 2015 |- | Болгария || 2000 |- | Боливия || 2014 |- | Бразилия || 2014 |- | Венгрия || 2004 |- | Венесуэла || 2007 |- | Германия || 2000 |- | Гондурас || 2013 |- | Греция || 2006 |- | Дания || 1997 |- | ДР Конго || 2010 |- | Израиль || 2000 |- | Ирландия || 2015 |- | Исландия || 1997 |- | Испания || 2007 |- | Кабо-Верде || 2013 |- | Кения || 2010 |- | Кипр || 1994 |- | Коста-Рика || 2008 |- | Латвия || 1998 |- | Литва || 2017 |- | Лихтенштейн || 2008 |- | Люксембург || 2008 |- | Северная Македония || 2008 |- | Молдавия || 2008 |- | Монголия || 2016 |- | Нидерланды || 2007 |- | Новая Зеландия || 2007 |- | Норвегия || 1987 |- | Парагвай || 2016 |- | Перу || 2015 |- | Польша || 2010 |- | Португалия || 2007 |- | Румыния || 2004 |- | Словения || 2016 |- | Того || 2007 |- | Тунис || 2010 |- | Украина || 2004 |- | Уругвай || 2007 |- | Финляндия || 1983 |- | Хорватия || 1999 |- | Швеция || 1979 |- | Эстония || 2014 |- | Южный Судан || 2011 В разных странах наказание варьирует. К примеру, в Швеции телесные наказания являются уголовно наказуемым деянием только если может классифицироваться как побои, а в Норвегии с 2005 по 2010 годы «аккуратный шлепок» сразу после проступка был разрешён. В Бразилии обсуждается принятие закона, запрещающего физическое наказание.

Разрешено

В нижеследующих странах телесные наказания, не переходящие грань избиения, разрешены.

Австралия

В Австралии наказывать детей физически разрешено, если это «разумно» (англ. reasonable). В противном случае родители могут быть привлечены к ответственности за побои. В штате Тасмания и других статус физических наказаний пересматривается. Опрос общественного мнения в 2002 году показал, что большинство считает допустимым наказание рукой, без использования других предметов, хотя на 2010 год нет запрета на их использование. В Новом Южном Уэльсе действует закон, защищающий право родителей на предусмотренное законом исправительное воздействие.

Канада

В Канаде родители могут шлёпать детей, но на это накладываются некоторые ограничения.

В деле Канадский фонд детства, юности и закона против Канады Верховный суд Канады разрешил «разумное» использование физического воздействия на детей, постановив, что оно не нарушает прав последних. Тем не менее, было наложено условие: наказывающий должен быть либо родителем, либо официальным опекуном, ни учителя, ни другие родственники, ни няни не могут этого делать; ребёнку должно быть больше двух, но меньше 12 лет, использование силы должно быть «соответствующим обстоятельствам», что означает недопустимость телесного вреда, даже потенциального. Суд постановил, что шлепки и удары по голове являются вредом. Использование любых предметов запрещено; бить ребёнка, будучи разгневанным или же за поступки, которые ребёнок совершил случайно, запрещено. В 43-м параграфе Верховный суд постановил, что наказание должно иметь «кратковременный и несерьёзный» эффект. К примеру, нельзя наносить удары, следы от которых не проходят несколько часов. У провинций Канады есть право полностью запрещать физические наказания на своей территории.

Великобритания

В Великобритании телесные наказания легальны, но от них не должно оставаться следов; в Шотландии с 2003 года запрещено наказывать детей как-либо помимо открытой ладони. Проводились опросы относительно допустимости наказаний: в опросе 2004 года 71 % населения поддерживал запрет телесных наказаний, в опросе 2006 года 80 % граждан сообщили, что считают порку допустимой, причём 73 % сообщили, что считают запрет телесных наказаний недопустимым из-за того, что он, по их мнению, вызовет резкое ухудшение поведения детей. Семь из десяти родителей сообщили, что используют телесные наказания. В опросе общественного мнения, проведённого в 2012 году Angus Reid Public Opinion, 63 процента британцев высказались против запрета телесных наказаний.

США

Несмотря на то, что в США взгляды на телесные наказания в семье разнятся, на данный момент они легальны во всех штатах. Предложения о запрете поступали в Массачусетсе и Калифорнии, но не были приняты в виде законов. В Делавэре в 2012 было запрещено нанесение физического вреда ребёнку, включая любую боль или ухудшение физического состояния.

В США расовая и половая принадлежность человека, а также слой общества к которому он принадлежит, зачастую определяют его взгляды в отношении телесных наказаний. Мальчиков чаще шлёпают, чем девочек, причём наказание в отношении мальчиков обычно сильнее и более жестоко, несмотря на результаты исследований, свидетельствующих о том, что наказывать их ещё более контрпродуктивно. Родители в состоятельных семьях шлёпают детей редко, в семьях среднего достатка — чаще, в бедных семьях телесные наказания наиболее распространены. В семьях чернокожих бьют детей чаще, чем в семьях белых.

В большинстве штатов физические наказания легальны, пока не начинают соответствовать определению нападения, насилия над детьми, побои, домашнего насилия. Грань между ними определяется законами штата и не всегда чёткая. В 2008 году Верховный суд Миннесоты посчитал, что нанесение 36 ударов паддлом 12-летнему сыну является побоями, но решение было оспорено из опасения, что это вызовет запрет телесных наказаний вообще.

Применение телесных наказаний может вызвать проверки со стороны защищающих детей социальных работников, попадая в сферу влияния организации Child Protective Services. Законы предписывают наблюдателям сообщать о случаях наличия на детях следов насилия. Если социальными работниками определяется плохое отношение к ребёнку, они имеют право предупредить родителя и установить в базе агентства отметку напротив его имени, вплоть до немедленного изъятия ребёнка из семьи.

Точки зрения на телесные наказания

Существуют разные взгляды на то, какой эффект оказывает физическое наказание на детей. В США и Великобритании от 61 до 80 процентов населения поддерживают их применение, в Швеции до запрета, введённого в 1979 году, более половины населения считали телесные наказания необходимой частью воспитательного процесса; к 1996 году количество поддерживающих данную точку зрения людей равнялось 11 %, менее 34 % считают такие наказания допустимыми.

С другой стороны, результаты нескольких исследований свидетельствуют о том, что телесные наказания могут провоцировать тревогу, алкоголизм, инфантильность и проблемы дефицита внимания с гиперактивностью, а также быть источником других проблем.

С другой стороны, подобные исследования критиковались как ненадёжные из-за проблем в методологии. Тем не менее, лонгитюдное исследование, законченное в Тулейнском университете в 2010 году, подтвердило наличие отрицательного эффекта от наказаний. Согласно автору исследования, Кэтрин Тэйлор, результаты свидетельствуют о том, что причина агрессивного поведения детей, которых бьют, не в том, что бьют более агрессивных детей.

Социальные психологи предполагают, что резкие отличия между мнением населения и научными данными являются следствием когнитивного диссонанса. В таких странах, как США и Великобритания, шлёпать детей не запрещено, однако насилие над детьми не только запрещено, но и сильно опозоривает. Из-за этого шлёпающим детей людям сложно принять результаты научных исследований, так как, признав, что наказание вредит детям, они чувствуют себя жестокими. Аналогично, те, кого в детстве били, зачастую не могут признать, что собственные родители были с ними жестоки, и чувствуют себя жертвами. Такие чувства могут вызывать эмоциональный дискомфорт, заставляя отбрасывать научные данные в пользу слухов и искажённой саморефлексии. Часто это выражается во фразах вроде: «Я бил своих детей, и они выросли хорошими людьми», или: «Меня били, но я вырос нормально». Данные фразы не могут быть использованы для обоснования из-за отсутствия определения «нормального» или «хорошего» человека, а также игнорирования или отрицании возможно наличествующих проблем.

Исследования телесных наказаний

Выводы литературного обзора, проведённого в 1996 году Робертом Ларзелером, заключаются в том, что шлёпание может вызвать кратковременную покорность распоряжениям родителей, если применяется по отношению к детям от 2 до 6 лет, выполняется только рукой и при отсутствии свидетелей, с частотой не больше раза в неделю. Несмотря на это, исследованный также метод минутного тайм-аута был настолько же или более эффективен. Долговременные эффекты шлёпания не исследовались.

Дайана Баумринд исследовала последствия различных стилей воспитания детей и выразила мнение о том, что лёгкие шлепки открытой ладонью в авторитетном стиле воспитания (не авторитарном), скорее всего, не будут иметь значительного отрицательного эффекта. Она также указала на то, что из-за слишком значительного влияния прочих факторов невозможно выяснить, является ли шлёпание хорошим методом родительства, а имеющиеся исследования часто предвзяты из-за влияния на результат точки зрения авторов.

В исследовании 1996 года М. Страус сделал вывод о том, что дети, которых били в детстве, более агрессивны, чаще бьют своих детей и супругов, а также чаще ругаются со своими супругами. Согласно исследованию 1996 года Кона (англ. Cohen), дети старшего возраста, если их бьют, чаще проявляют физическую агрессию, имеют в среднем больше проблем со злоупотреблением наркотиками (включая алкоголь) и со следованию законам. Исследование 1997 года, проведённое Страусом, Дэвидом Шугамэном (англ. Sugarman) и Джайлз-Симсом обнаружило, что постоянное использование даже несерьёзных физических наказаний, в отличие от других видов, приводит к отрицательным последствиям для детей. Эти выводы критиковал Ларзелер. Ларзелер утверждает, что лёгкие наказания не могут иметь отрицательного эффекта на детей.

Социолог и сексолог Игорь Кон в своей книге делает обзор исследований телесных наказаний, подчёркивая, что психологи, не поддерживающие полный запрет телесных наказаний, рекомендуют не смешивать понятия порки и шлепка открытой ладонью, который не наносит ущерба здоровью ребенка и который сами дети признают законным. Также в литературе по практической психологии есть рекомендация разделять понятия наказания — чаще всего отсроченного по времени и малоэффективного — и отрицательного подкрепления (нахмуривание бровей, неприятный звук, но может быть и шлепок), которое не отделено по времени от демонстрации нежелательного поведения и может быть эффективным методом его контроля, в том числе у детей.

Американская академия педиатрии (англ. American Academy of Pediatrics) в официальном заявлении сообщила, что «физические наказания имеют ограниченный эффект и имеют потенциальные отрицательные последствия». Академия рекомендует избегать битья детей, указывая на то, что наказание, не являющееся шлепком ладонью по ягодицам или конечностям, категорически недопустимо. В качестве обоснования приводится вывод нескольких исследований, в котором говорится о повышенной агрессивности, проблемах с наркотиками и законом подвергавшихся битью в детстве людей. Исследование, опубликованное в журнале Pediatrics в 2012 году и основанное на данных, полученных от взрослых, не подвергавшихся насилию, в США показало корреляцию между сильным физическим наказанием, агрессией и разнообразными психиатрическими расстройствами.

Психологический педиатрский комитет Канадского общества педиатров тщательно исследовал доступные работы в спорной области шлёпания детей (7—15 лет). Выводы существующих исследований свидетельствуют о том, что шлепки и другие формы физического насилия связаны с отрицательными для детей последствиями. Поэтому Канадское общество педиатров рекомендует врачам резко осуждать любые формы телесных наказаний. В Великобритании Королевский колледж педиатрии и детского здоровья и Королевский колледж психиатрии выступают за полный запрет физических наказаний, сообщив, что «считают неверным и неосуществимым поиск допустимых форм физического наказания детей. Подобные упражнения несправедливы. Удары, наносимые детям, — это урок плохого поведения», а также что «бить детей недопустимо ни в каких случаях». Австралийское психологическое общество утверждает, что физические наказания детей не могут быть использованы даже в самых минимальных количествах, не учат допустимому поведению и часто поощряют недопустимое — вызывающее неповиновение, вступление в преступные группировки и принятие насилия в качестве нормального ответа на конфликтные ситуации.

Оппоненты физического наказания иногда указывают на то, что шлепки являются насилием по определению. Некоторые исследования свидетельствуют о том, что в семьях, где используется физическое наказание, уменьшается доверие между детьми и родителями, а дети вырастают злопамятными, замкнутыми, неуверенными или агрессивными. У взрослых, которых в детстве подвергали физическим наказаниям, чаще обнаруживаются тревожные расстройства, злоупотребление алкоголя, а также гиперактивность. Некоторые исследователи предполагают, что наказания имеют эффект противоположный цели, так как дети не слушаются людей, которым не доверяют. Мета-анализ, проведённый в 2002 году Элизабет Гершофф, предметом которого были проводимые на протяжении 60 лет исследования, содержал вывод о том, что единственным положительным эффектом физических наказаний является немедленное повиновение, однако в долговременной перспективе уровень повиновения снижается. Физические наказания в выводе были связаны с девятью отрицательными последствиями, включая увеличение агрессии, проблемы с психическим здоровьем, сложности в общении с родителями и увеличение шанса стать мишенью нападений.

Противники физических наказаний утверждают, что больша́я часть насилия над детьми начинается со шлёпания: когда физическое воздействие становится нормой, перейти грань легче. Согласно результатам опроса, 40 % из 111 опрошенных матерей высказывали опасения в том, что могут причинить детям физический вред.

Кроме того, несколькими источниками, включая Американскую академию педиатрии, высказывается точка зрения, согласно которой сила воздействия должна постоянно увеличиваться для достижения эффекта.

Академия педиатрии также утверждает, что физическое наказание ухудшает отношения между родителями и детьми, уменьшая сотрудничество со стороны ребёнка.

Мета-анализ 88 исследований подтверждает наличие кратковременных и долговременных отрицательных последствий, включая агрессию, замещение взаимоотношения личности и внешнего мира внутренними представлениями и ухудшение психического здоровья. Обзор доступных на 2003 год данных привёл авторов к выводу о том, что имеются надёжные свидетельства того, что физические наказания провоцируют риски для физического и психологического состояния детей.

В исследовании 2006 года, посвящённому насилию в отношении детей, независимый эксперт генерального секретаря Генеральной ассамблеи указывал на то, что дети испытывают страдания, не только физические, но и моральные. Ретроспективное новозеландское исследование 2006 года привело авторов к выводу о том, что физические наказания были обычны в 1970—1980-х годах, 80 % опрошенных указывали на тот или иной вид физических наказаний со стороны своих родителей. Среди них 29 % сообщали о наказании рукой, 45 % — предметом, 6 % являлись жертвами физического насилия. Было выявлено, что физические наказания чаще исходили от отцов и зачастую включали удары по голове или торсу вместо ягодиц или конечностей.

В исследовании, опубликованном в 2008 году в издании American Journal of Preventive Medicine сообщалось, что матери, шлёпавшие своих детей, втрое чаще использовали также другие насильственные методы воспитания (6 % против 2 %), к примеру, избиения, прожигание кожи, пинки, удары предметами по голове и телу, тряска детей младше двух лет; частотность битья коррелировала с шансами наличия более серьёзного насилия.

Имеются сведения, полученные с помощью томографии, что люди 18—25 лет, которых били в детстве, имеют меньше серого вещества в префронтальной коре, что может вызывать снижение IQ.

Связь с религией

Некоторые люди, использующие физические наказания, делают это по религиозным причинам. Дуглас Уилсон считает, что бить детей необходимо, так как в этом говорится в Библии («Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его», Притчи 13:24), указывая, вместе с тем, на то, что библейское воспитание состоит вовсе не только из розог. Уилсон также указывает на слова «ибо кого любит Господь, того наказывает и благоволит к тому, как отец к сыну своему» (Притчи, 3:12)..

Хотя некоторые христиане наказывают своих детей физически по религиозным соображениям, Европейская комиссия по правам человека отклонила в 1982 году заявление шведской пары, утверждавшей, что запрет физических наказаний нарушает их права. Комиссар Совета Европы по правам человека сообщил, что права на свободу религии не могут нарушать права других на телесную неприкосновенность и достоинство личности.

Организации, выступающие против применения физических наказаний

Несколько организаций выступили с заявлениями против применения физического насилия в качестве наказания.

Международные

UNESCO рекомендует запрет телесных наказаний в школе, дома и властных структурах, утверждая, что оно является нарушением прав человека, контрпродуктивно, неэффективно, опасно и вредит детям.

Организация «Save the Children» выступает против любых видов физических наказаний детей.

Австралийское психологическое общество утверждает, что физические наказания детей — неэффективный метод воспитания, так как не предоставляет образца желаемого поведения, закрепляя нежелательное.

Канадское общество педиатрии после проведения анализа имеющихся исследований пришло к выводу о том, что телесные наказания имеют множество отрицательных последствий, рекомендуя воздерживаться от подобной формы воспитания.

Королевский колледж педиатрии и детского здоровья выступает против порки и любых ударов безотносительно обстоятельств, а Королевский колледж психиатрии придерживается точки зрения, согласно которой телесные наказания недопустимы ни при каких обстоятельствах.

Американская академия педиатрии утверждает, что физические наказания имеют несколько отрицательных эффектов и ограниченные положительные последствия, рекомендуя использование других методов воздействия на детей. На конференции Академии, проведённой в 1996 году, было выдвинуто утверждение об абсолютной недопустимости шлёпания детей до двух лет возраста; шлепки могут быть использованы по отношению к детям дошкольного возраста при использовании словесного уточнения, и не могут быть использованы по отношению к детям школьного возраста и старше. Национальная ассоциация социальных работников выступает против телесных наказаний дома, в школах и других местах ухода за детьми и их обучения.

> Примечания

См. также

  • Детское послушание
  • Шлёпание
Страна Год
Австрия 1989
Албания 2010
Андорра 2014
Аргентина 2014
Бенин 2015
Болгария 2000
Боливия 2014
Бразилия 2014
Венгрия 2004
Венесуэла 2007
Германия 2000
Гондурас 2013
Греция 2006
Дания 1997
ДР Конго 2010
Израиль 2000
Ирландия 2015
Исландия 1997
Испания 2007
Кабо-Верде 2013
Кения 2010
Кипр 1994
Коста-Рика 2008
Латвия 1998
Литва 2017
Лихтенштейн 2008
Люксембург 2008
Северная Македония 2008
Молдавия 2008
Монголия 2016
Нидерланды 2007
Новая Зеландия 2007
Норвегия 1987
Парагвай 2016
Перу 2015
Польша 2010
Португалия 2007
Румыния 2004
Словения 2016
Того 2007
Тунис 2010
Украина 2004
Уругвай 2007
Финляндия 1983
Хорватия 1999
Швеция 1979
Эстония 2014
Южный Судан 2011
Япония 2020

Физические наказания – почему они недопустимы?

Последствия физических наказаний

1. Настороженное и недоверчивое отношение как к взрослым людям, так и к сверстникам. Ребенок, которого бьют дома за провинности, в скором времени перестает доверять окружающему миру, ведь болезненные ощущения он получает от самых близких людей.

2. Подавленность, безразличие к окружающему миру. Часто родители подростков восклицают: «Ему же ничего не интересно!», даже не догадываясь, что инертность – следствие того, что в раннем детстве ребенка били по попе за любую провинность.

3. Депрессивные состояния в подростковом возрасте. В целом для тинейджеров характерна хандра вследствие возрастных особенностей, но дети, подвергающиеся насилию в семье, более склонны к депрессивным состояниям, которые в тяжелой форме могут привести и к суицидальным попыткам.

4. Жесткость по отношению к младшим детям и/или животным. Все чаще в СМИ появляются заголовки о жестоких детях, мучающих животных. Такое поведение характерно для жертв насилия, которые не могут выплеснуть свою агрессию на насильника, поэтому ведут себя жестоко по отношению к тем, кто заведомо слабее и не может дать отпор.

5. Раннее увлечение психоактивными веществами, алкоголем, никотином. Детям, которых родители били в детстве, необходимо как-то справляться со своим эмоциональным состоянием, поэтому они нередко прибегают к химической зависимости.

6. Зависимое поведение в целом. Интернет-зависимость, зависимые отношения, игровая зависимость – все это может стать следствием того, что ребенка наказывали физически. Уход в зависимое поведение всегда связан с попыткой как-то изменить реальность. Жертвам насилия зависимость дарит иллюзию того, что насилия нет и не было в их жизни.

7. Уступчивость, угодливость, заискивание перед взрослыми людьми. Дети, которых воспитывают жесткими тоталитарными методами с использованием физического насилия, стараются максимально угодить взрослым, чтобы избежать наказания.

8. Низкая самооценка. Естественно, ребенок, который подвергается физическому насилию дома, менее уверен в себе, не верит в собственные силы.

9. Суицидальное, аутоагрессивное поведение – нанесение себе порезов и других повреждений.

10. Низкие социальные навыки, закрытость, невозможность установления коммуникации.

11. Преобладающие чувства – гнев и вина.

Психические травмы

Жестокое обращение с детьми ведет к психическим травмам. По тяжести и устойчивости последствий оно сопоставимо с травмой заложника, пленника и жертвы изнасилования. Как и любая психическая травма, насилие имеет свои последствия, которые не связаны с формированием устойчивых личностных качеств.

Более того, дети, которых родители воспитывали с применением физической силы, с большей вероятностью в будущем будут иметь проблемы с воспитанием собственных детей. У них чаще возникают проблемы с обучением. Для них характерен низкий социально-экономический статус, проблемы с поиском работы, а также склонность к совершению правонарушений и преступлений.

Если эмоции зашкаливают…

Физические наказания негативно влияют и на детско-родительские отношения. Если всё же в порыве гнева родитель и ударил ребёнка, нужно извиниться и объяснить своё поведение. Самое важное – родитель должен проговорить случившееся: ребёнок не виноват в том, что мама/папа не сдержали своих эмоций, что родители его очень любят и действительно сильно жалеют о том, что произошло.

Если же родитель решит не извиняться перед ребёнком и сделает вид, что всё хорошо, то у малыша закрепится чёткое чувство вины и стыда. Более того, родительская фигура для ребёнка является безусловно авторитетной, а значит, применение физической силы станет для сына или дочки нормой: «раз мама может меня бить, значит, я тоже могу бить тех, кто слабее». Итог — ребёнок начинает применять физическую силу в своём окружении.

Разговор о случившемся должен происходить на языке, понятном для ребёнка, чтобы донести до него свою любовь, ласку. Очень важен тактильный контакт – с малышом и подростком он должен быть разным, но он очень нужен и важен в любом возрасте.

Если родитель понимает, что бить ребенка недопустимо, но чувствует, что не в состоянии сдерживать себя, то лучше всего посетить тренинги по управлению гневом. Они проводятся во многих психологических центрах и направлены на коррекцию поведения человека в эмоционально-напряжённых ситуациях.

Екатерина Головина

Понимаете ли вы своего ребенка? Много ли у вас с ним общего? Не давите ли вы на ребенка излишним контролем? А может, вы неуверенно чувствуете себя в роли родителя? Взглянуть со стороны на систему воспитания, сложившуюся в вашей семье, поможет наш тест. Пройти тест

LiveInternetLiveInternet

Епитимья за побег

В конце длинного туннеля была еще одна дверь, но не было никакого способа открыть ее. Тем не менее, один из священников точно знал, где находится секретная кнопка, и когда он нажал на нее, большая, тяжелая дверь бесшумно распахнулась. За ней стояла и ждала игуменья. Ее жестокое лицо было мрачным и твердым, она как отрезала: «Приведите ее сюда». Я много раз видела этот беспощадный взгляд прежде, и это было как повторение тысяч других ужасающих кошмаров боли и страданий.
Игуменья молча повела меня в другую комнату и жестко приказала мне пасть ниц на пол. У меня не было никакого выбора, кроме как подчиняться, как это было и раньше очень много сотен раз. Игуменья позвонила в колокол, и неожиданно появились две монахини и установили на полу рядом со мной странно выглядящий предмет. Она вручила каждой сестре кусок веревки, и они надежно связали мне руки и ноги. Они действовали тихо и быстро, и, очевидно, имели большой опыт в этом.
Предмет на полу был паяльным факелом, но я никогда не видела и не знала, что это было. Игуменья дала быстрое указание, и монахиня зажгла ее. Одна монахиня взяла меня под руки, другая — за лодыжки, и они подняли меня. Игуменья подошла и остановилась надо мной, требуя, чтобы я сказала, что я извиняюсь за зло, которое сделала, отрекаюсь от побега из монастыря и обещаю, что никогда больше не убегу.
Я знала, что убегу при первой же возможности и никогда не дам такое обещание. На основе большого опыта я знала, что столкнусь с болью и пытками, независимо от того, что я сказала или не сказала. Не было никакого милосердия или избавления, независимо от обещаний. Я была опытным человеком в понимании двуличности, лжи, лицемерия и предательства в монастыре. Все было разработано так, чтобы обмануть и завлечь неосторожного. Не было абсолютно никакой возможности выиграть справедливое слушание дела во время разбирательств.
Когда игуменья умирает, у них всегда есть три-четыре замены, одна из которых может занять ее место. Их всегда выбирают за их жесткое, безжалостное и бесчеловечное игнорирование страданий и несчастий и отсутствие сострадания. Должно быть, она показала себя полностью лояльной к системе со всей ее гнилью и даже смаковала и наслаждалась всеми грубыми методами.
Игуменья повторила свое требование три раза, но я встретила их с мрачным молчанием. Она дала указание опустить мое тело на факел. Естественно, я кричала и билась, брыкаясь и извиваясь, пытаясь спастись от беспощадного огня под моей спиной. Когда моя одежда загорелась, я корчилась и визжала в агонии, когда плоть шипела и пузырилась, в то время как неустанные и бесчувственные сестры крепко держали меня над огнем. Наконец, игуменья решила, что я горела на сегодня достаточно и прокатила меня по грязному ковру, чтобы задушить пламя. Я была, как дикое существо, пульсирующее с невероятной раскаленной добела болью и страданием.
После того, как она сделала это, монахини грубо бросили меня на пол, и я закричала еще громче, поскольку опаленная и покрытая пузырями плоть на моей спине содралась. Потом меня поместили в больницу, где я была выложена на деревянную плиту. Меня положили на живот, потому что спина была ужасно опалена. Страдания и мучения от ожогов были неописуемы. После этого игуменья и монахини вышли, закрыв и заперев дверь. Снова я стала узницей тех, кто не имел сердца и совести, и жил, причиняя страдания и пытки каждой беспомощной жертве.
Я умоляла и плакала, со стоном выпрашивая воду, когда монахини проходили мимо, но они были роботами, запрограммированными игнорировать страдания, и они не остановились. Мои жестокие похитители думали, что я, безусловно, умру, и я тоже в это верила. Поскольку я продолжала жить, игуменья вызвала врача. Я часто задаюсь вопросом, какую ложь она сказала ему, чтобы объяснить ужасные обширные ожоги на моем разрушенном теле. Он пришел через нескольких недель, чтобы перевязать и подлечить от ожогов. Один несчастный день медленно переползал в другой.

Епитимья на кухне
Прошли месяцы, прежде чем я смогла ходить. В первый день, когда я смогла подняться, меня сопроводили в огнеупорную, где подавали блюда. Как обычно, у каждой монахини было свое место за столом, но для меня места не было. Игуменья приказала мне идти в угол комнаты. Там полку можно настраивать по росту монахини, и на ней была моя оловянная чашка черного кофе и сто грамм хлеба. Я должна была стоять носом в угол, чтобы съесть мой скудный паек.
Вечером, когда меня снова сопроводили в огнеупорную, полка была пуста, и игуменья провела меня в другое место, за последние три статуи. Они взяли из оловянной кастрюли все мои овощи и положили их на пол, 50 граммовый кусочек хлеба и оловянную чашку кофе. Я должна была сидеть на полу и есть с пола, и так продолжалось месяцами.
Однажды я попросила разрешения поговорить с игуменьей. Я сказала ей, что если она не будет принуждать меня ко греху, я не нарушу правила монастыря. Она надменно сообщила мне, что, если я буду соблюдать все правила, в один прекрасный день меня выпустят во двор на короткий период отдыха.
Несколько лет назад я научилась никогда не доверять и не верить в ложь бессовестных игумений в монастыре. Они были мастерами обмана, манипуляции и садистской жестокости. Мне давно стало понятно, что моя жизнь должна стать одной постоянной епитимьей и страданием, потому что я осмелилась попытаться уйти из монастыря. Абсолютно все, что было предельно тяжелым, она делала с удвоенной силой, не обращая внимания на то, каково это было. Это было ее всеобщей кампанией, чтобы сломать меня полностью, и ничто из того, что она придумывала, не казалось ей слишком жестоким, бесчеловечным или болезненным.
Епитимья в ванной
Однажды утром я была доставлена для епитимьи к длинному металлическому корыту, служившему монахиням в качестве ванной. Мне было приказано содрать одежду, надеть ночную рубашку из марлевки и войти в ванну с водой. Игуменья схватила меня за голову и опустила мое лицо в грязную воду, затем вверх, а затем обратно в воду. Я едва могла перевести дыхание и задыхалась, когда она продолжала это непрерывно. Я настолько истощилась, что рухнула в ванну, будучи настолько слабой, что я уже не могла сопротивляться и даже бороться, несмотря на страх удушения и утопления. Психические и физические нагрузки такого наказания трудно описать.
Две маленьких монахини вытащили меня из резервуара, вялую и в полубессознательном состоянии, задыхавшуюся, с рвотным и удушающим кашлем. Они крепко держали меня, в то время как две другие начали бить меня со всей силой жесткими, режущими, бичующими кнутами, цепи и острые металлические зубья злобно вонзались и кромсали сквозь тонкую мокрую ночную рубашку из марлевки. Вскоре я была пропитана собственной кровью, все мое тело было разодрано.
Гноящийся палец
В монастыре жалобы и ропот строго запрещены и навлекали быстрые и суровые наказания. Поэтому вы учитесь выносить все, без надежды на какую-либо помощь. На моем пальце развилась гнойная инфекция, и с каждым днем становилось все хуже. Ужасно опухший и болезненный, он пульсировал так, чтобы я больше не могла этого игнорировать. Его нужно было вскрыть, чтобы снизить давление. В тот день я была назначена исполнять обязанности на кухне, и я знала, что мне в течение всего дня предстоит держать руки в горячей мыльной воде во время мытья и уборки.
Когда я попросила у игуменьи разрешения поговорить с ней, она посмотрела на меня, но дала согласие. Положив свой палец на рабочий стол кухни, чтобы она увидела, я объяснила, как ужасно болезненно это было, и попросила, если можно, передать обязанности другой монахине, чтобы держать его вне воды, пока не станет лучше. Она взглянула на него и быстро, как вспышка, выхватила топорик для мяса, и, прежде чем я поняла, что происходит, жестоко рубанула палец со стороны инфекции.
Хотя, к счастью, я упала в обморок, они быстро привели меня в чувство. Игуменья сердито огрызнулась на меня и сказала: «Теперь перестань дурачиться, придумывая оправдания, и займись мытьем». У меня не было выбора, кроме как подчиниться, и я работала, как раб, в горячей, мыльной воде целый день, несколько раз падая в обморок от бесконечной боли.

Часть 4. Гл 1 Кошмар в отчем доме

Монастырские будни
Глава первая. Кошмар в отчем доме.
Предисловие к английским эротическим новеллам
http://www.proza.ru/2016/10/20/377
* Часть четвертая. Монастырские будни

Тот факт, что половой разврат в религиозных празднествах присущ самым разнообразным религиям всего земного шара и существовал уже в древнейшее время, показывает, что эти явления имеют общий корень с религией, и что они нисколько не зависят от исторической формы того или иного исповедания. В новейшее время ответственность за подобного рода явления часто взваливалась на католицизм, но это некритическое утверждение в высшей степени несправедливо, ибо католицизм, как таковой, столько же ответствен за это, как и все другие вероисповедания
Блох
** Глава первая. Отцовское напутствие
Всё идёт в одно место;
всё произошло из праха,
и всё возвратится в прах.
( Екклезиаст, Глава 3 )
Поместье и родовой замок сэр Мартин получил в приданное за спасение прекрасной Эллин из лап мужа-разбойника. Об этом здесь: http://www.proza.ru/2009/09/22/256
Это был старый замок, возведенный согласно моде далеких времен и состоящий главным образом из темных извилистых коридоров, башен и залов со сводчатыми потолками.
Старый звонарь отрабатывал жалованье, честно ударяя в колокол при приезде гостей, на восходе и на закате солнца.
Красавица Эллин подарила своему мужу троих детей, двух мальчиков и одну девочку, но она умерла во младенчестве. Еще трое детишек умерли, не дожив до трех лет. Еще троих подарила Алисин, наложница для согревания постели. Незаконных детей рыцарь отдавал на воспитание в деревню, только Катрину Эллин велела оставить в замке и воспитывать как родную дочь.
После приключения в замке минуло добрых двадцать лет.
«Вот и вечерний колокол зазвонит, сейчас решится моя судьба, – сердце Катрины, молоденькой рыжеволосой девушки, живущей в башне замка, отчаянно забилось. – Или меня отдадут замуж или…» О перспективе второго пути думать не хотелось. Что могло ждать юную девушку в пятнадцатом веке? Это только в Московии рыжим везет, их и без приданного замуж берут, так как считают первыми красавицами! В Англии девушкам, хоть рыжим хоть не рыжим, только два пути: замуж или в монастырь. Сэру Мартину, недавно овдовевшему доблестному рыцарю, надо было решить непростую задачу: найти деньги или земли в приданное за дочь, а тут еще двух сыновей надо отправлять на войну с лягушатниками, чтобы старший сын, наследник всех титулов, мог спать спокойно.
К пятнадцати годам Катрина превратилась в настоящую красавицу: невысокая, но стройная, с целой копной рыжих волос,и не изуродованное оспой, неземное по красоте лицо: тонкие черты, нежные губы, ровный прямой нос, узкие росчерки темных бровей. Но самые удивительные в Катрине это ее чудные глаза, смотрящие на мир из-под длинных черных бровей.
«Вот я лягу на брачную кровать, – мечтая о муже, девушка задрала юбку, и запустила между ног пальчик, чтобы хоть немного унять беснующуюся плоть, – раздвину ножки и подарю самое главное приданное! Да простит мне Господь маленький грех!»
В монастыре, где она воспитывалась, многие девушки практиковали этот способ осквернения плоти и даже на исповеди не признавались в этом грехе во избежание епитимьи: суровейшей порки розгами, длительного поста на хлебе и воде.
Со стены на Катрину строго смотрел портрет прадедушки Максимилиана. Слуги шептались, что его призрак иногда гуляет по замку. Манфред, старый звонарь, единственный слуга, оставшийся в замке со времен первого мужа прекрасной Эллин, напившись крепкого пива, рассказывал, что по молодости лет искал в замке клад и увидел призрак.
– Хочешь найти клад? – спросил он меня, грешного звонаря. – Тогда пойдем со мной!
– Веди меня! – воскликнул я. – Я пойду за тобой хоть в самую преисподнюю!
Призрак степенно, но с угрюмым видом прошествовал до конца галереи и свернул в подвал. Я следовал за ним на некотором расстоянии, исполненный тревоги и ужаса, но без колебаний. Когда я захотел войти в тайную комнату вслед за призраком, незримая рука резко захлопнула передо мной дверь! Я, собрав всю свою смелость, стал ломиться в дверь, ударяя в нее ногой, но убедился, что она не поддается никаким усилиям, а на следующий день на этом месте была глухая стена!»
Весь замок, включая леди Катрину, весело смеялся над рассказами звонаря. Впрочем, сейчас девушке было не до смеха. Всего на полгода ее привезли в родительский дом на похороны матери, и папа, известный не только храбростью на ратном поле, но и тугодумием, решал, куда отдать дочку: под венец или в монастырь, навсегда.
В ожидании отцовского вердикта Катрина читала Библию и проводила дни в молитвах, но сегодня ни чтение, ни размышления не лезли ей в голову. Она решила посмотреть на себя в зеркало при свете свечи.
– Поставила подсвечники по обе стороны от зеркала и стащила через голову рубашку. Ей нравилось рассматривать свое тело, особенно после того, как проклюнулись и набухли груди. Удлиненная шея плавно переходит в округлые плечи… Те аккуратные груди, при мерцающем пламени свечи казались похожими на две большие груши. Если перемещать свечу то выше, то ниже, тогда тени от грудей то сокращаются, то удлиняются… Можно выбрать любую форму… Медленно повернувшись, Катрина увидела в зеркале выпукло-солидные шары ягодиц, подпираемые сильными и широкими бедрами и стройные, длинные ноги.
Девушка, подумав, решила, что портрет не будет возражать, если она слегка погладит себя.
– Прости меня, грешную! – Катрина с восторгом предалась грешному занятию, не обращая внимания на портрет, дрожавший от справедливого негодования. Взгляд рыцаря стал строгим. Казалось вот-вот, и он сойдет со своего места, чтобы покарать бесстыдницу самым жестоким образом, но возмездие пришло совсем с другой стороны.
«Вот сейчас…– думала девушка, работая пальчиком, – Вот еще немного и…» В этот момент портрет прадеда, висевший над сундуком, явственно вздохнул, и грудь его поднялась и опустилась, но юная грешница была слишком занята для того, чтобы любоваться живописью в такой сладкий момент.
– Катрина! – ударом ноги отец открыл дверь, перепугав девушку до смерти.
Она схватилась за задранную юбку, намереваясь одернуть ее вниз.
– Стой, паршивка! – лицо девушки украсила крепкая оплеуха.
– Грязная грешница! – отец усмехнулся, глядя, как лицо дочери залила краска стыда.
Девушка медлила. Несмотря на все старания сохранить самообладание, Катрина не могла сдержать дрожь. Ей, взрослой девушке стоять вот так, голой перед отцом?!
– Папа, – девушка отскочила, ухватившись за щеку и на ходу.
Катрина стояла посреди комнаты, пунцовая от смущения и была готова провалиться сквозь землю. Тогда отец, уже окончательно решивший участь дочери, решил напоследок воспользоваться своей властью.
– Ты, бесстыдница, должна подчиняться отцовской воле! Сейчас устрою тебе belting по одному месту
Казалось, сама природа встала на сторону родителя. За окном сгустились тучи, раздались мощные раскаты грома.
– Да, сэр! – та нерешительно кивнула. – Я готова подчиниться!
Катрина, неизменно верная дочернему долгу, трепетала от страха перед суровостью сэра Мартина: братья не раз встречались с отцовским ремнем и свежим орешником. Воспитанием дочери он практически не занимался, поручив ее заботам Эллин и монахам. Теперь надо было наверстывать упущенное. Отец строго посмотрел на дочь, потом на распятие в углу комнаты и на старую гравюру, изображавшую воспитание девушек в школе, и на портрет своего деда Максимилиана. «Вот это правильно! – подумал он, любуясь учителем с пучком прутьев в руках. – Так и надо воспитывать юных грешниц! Говорят, дедушка был строгим, но справедливым! Он бы оценил!»
– Ты ведь знаешь, насколько сурово церковь карает за подобный грех? Похоже, я не уделил твоему воспитанию достаточно внимания, доверившись монахиням! Мало тебя в монастыре пороли!
– Простите, сэр, – пробормотала она, – я совершила великий грех!
«И какие черти занесли его в мою башню? – подумала девушка. – Прямо как нарочно!»
– Тебе что, святые отцы не объяснили, что за этот грех тебя ждут вечные муки? – взгляд отца метал громы и молнии. – Проси отца наказать тебя!
– Пожалуйста, сэр, накажите меня! – девушка с трудом выдавливала из себя каждое слово.
В сознание медленно заползал ужас перед строгим родителем и его страшным толстым ремнем. Взволнованная покрасневшая девушка была чудо, как хороша, и сэр Мартин вдруг почувствовал себя лет на двадцать моложе, полным сил рыцарем, лишающим невинности юную крестьянку на брачном ложе прекрасной Эллин.
«Молодая, красивая бесстыдница! – подумал он. – Вкусная, как персик! И когда она успела вырасти?»
– Папа, я дочь рыцаря, в моих жилах течет кровь потомков Вильгельма-Завоевателя! Меня нельзя бить как крестьянку! – юная леди сделала шаг назад. – Папа, можешь меня выпороть, но раздеваться я не могу! Что бы сказала моя матушка?
По спине Катрины потекли струи холодного пота: такого унижения она не испытывала ни разу в жизни! Папа смотрел на нее и думал, насколько красивы правильные черты хорошенького личика и как соблазнительно свежо обнаженное трепещущее тело.
– Ты еще споришь, бесстыдница! – отец грозно сдвинул брови. – Твоя матушка на небесах, мир ее праху, а ты, грешница, здесь! Ты не просто дочь рыцаря, ты моя дочь!
Катрина подумала, что сейчас, наверное, она первый раз в жизни упадет в обморок. Только сейчас папочке пришла внезапная мысль, заставившая бурлить кровь: одного рыцарского ремня за блудодейство явно будет мало, надо заставить дочь сделать то, что делали пленные мавританки с помощью губ и языка, и что категорически отказывалась делать его покойная жена. Конечно, «seminen in ore» тоже грех, зато какой приятный!
Ни жива, ни мертва от объявшего ее страха, Катрина вскрикнула и вырвалась от него. Катрине отчаяние придало храбрости, и, больше всего страшась настойчивого стремления сэра Мартина осуществить жестокий замысел, она крикнула:
– Смотрите, смотрите! Само небо осуждает ваши нечестивые намерения!
Погода ощутимо портилась. Свинцовые тучи собрались над замком, и первые раскаты грома оповестили о начинающемся буйстве природы.
– Ни небо, ни ад не помешают мне выполнить то, что я задумал, – Мартин закрыл дверь изнутри на засов и подошел к дочери.
За окном сверкнула молния, осветив комнату отблеском адского пламени. Катрина, стоявшая спиной к портрету, не заметила, как портрет шевельнулся, и не знала, откуда донесся услышанный ею вздох, но вся задрожала.
– Папа, погоди! Извини меня. Поверь, я не хотела ничего дурного. Исполню все, что ты велишь! – Катрина, низко склонившись, поцеловала ему руку. – Папа, милый, прости меня!
– Ты ведь хочешь искупить свое плохое поведение, – отец ухмыльнулся, вспомнив прекрасных пленниц, проигранных им в кости, – греховодница? Снимай платье! Впрочем, я могу позвать слуг, они помогут!
Несчастной Катрине вдруг стало холодно.
– Да, сэр! – глотая набежавшую слезу, девушка выдернула шнуровку, и платье упало к ее ногам. – Только не надо звать слуг!
Последняя надежда, что позорного и унизительного наказания удастся избежать, рухнула. «За старым гобеленом есть тайная дверь! – мозг Катрины лихорадочно искал пути к спасению. – Но куда мне бежать?»
– Юбки и корсет долой!
«Только не в монастырь, – думала девушка, решив подчиниться воле отца, – пусть выпорет, но отдаст замуж!»
– Ты вполне сформировавшаяся женщина, – улыбнулся папа, снимая кожаный ремень, верно служивший ему уже не один десяток лет, – у тебя тонкая талия и крутой изгиб бедер, прямо как у твоей покойной матушки! А теперь, юная леди, становись на колени!
Краем глаза он тоже заметил, что портрет ожил, но это не остановило его намерения.
«Хорошая из нее получится монашка, – подумал рыцарь, любуясь прекрасным телом, – будет, кому замаливать мои грехи!»
Катрин, оставшись в костюме праматери Евы, стыдливо прикрыла руками груди и низ живота. Конечно, в монастыре, где она провела последние годы, святые отцы не раз задирали ученицам юбки и, шепча молитвы о спасении их душ, и, краснея от вожделения, украшали нежные половинки следами березовых розог, но никогда ей не приходилась раздеваться полностью перед мужчиной, тем более перед собственным папой.
– Ну-с, юная леди, начнем! – мужчина подмигнул портрету, зажал голову дочери между своих ног и грубо потискал пышную попку, чтобы усилить мучительные переживания от предстоящего наказания.
Бедная девушка молила пощадить ее, но голос терялся в гневных раскатах грома. Туча между тем продолжала плыть над замком. Она закрыла солнце, и на землю спустился сумрак. Казалось, сама природа требовала наказать девушку.
– Сейчас твоя попа получит то, что заслуживает! – он наслаждался видом расколотой луны, вздрагивающей в предвкушении наказания. – Надо было зажечь факел, а то моему предку плохо видно!
От каждого папиного слова дочка мелко вздрагивала, а ужас полностью овладел всем ее телом. Попытки высвободить голову были совершенно напрасны. Сэр Мартин, много времени проводивший в седле, держал шею дочери как тисками.
– Господи, прости ее грешную! – отец сложил ремень вдвое. – Поза как раз для молитвы! Читай Pater Noster! И не дай Бог собьешься! Начну сначала!
Мужчина придавил спину Катрины левой рукой, затем поднял ремень, любуясь, как дочка мелко дрожит в коленопреклоненной позе, столь унизительной для юной леди на выданье.
Кожа спины и плеч приговоренной стала покрываться мелкими пупырышками: явный признак того, что Катрина боится. Но тут она почувствовала, что не может произнести ни одного слова. Ужас от предстоящего наказания наложил на уста девушки печать.
– Возьмись руками за мои сапоги! – приказал папа. – Читай!
По замковой черепице застучали первые капли дождя.
– Pater noster, qui es in caelis… – сумела выдавить из себя Катрина и крепко зажмурилась.
Папа с треском опустил воспитательный инструмент на круглый зад, непроизвольно сжавшийся в предвкушении удара.
– Больно! А-аа! – дочка, забыв о молитве, открыла рот от боли, и тело вздрогнуло. –Sanctificetur nomen Tuum…
– Это только начало! – улыбнулся сэр Мартин, снова поднимая ремень. – Читай молитву!
– Так ее! – вмешался портрет со стены. – Эта бесстыдница не стеснялась даже меня, сэра Максимилиана! Давно пора!
– Adveniat regnum Tuum! – девушка тихо вскрикнула, тело непроизвольно дернулось вновь, но мужчина не выказал никакого милосердия.
– Всыплю, мало не покажется! – ответил предку сэр Мартин, не подумав удивляться. Он был так увлечен наказанием, что ни ужаса, ни страха перед ожившим портретом не испытывал, а Катрине тем более было не до удивления. Ремень кусал и кусал ее тело, и страшная боль не давала возможности сосредоточиться на чем-то еще. За задержку очередной фразы она получила основательный удар.
– Fiat voluntas Tua, … – Катрина не выдержала и прикрыла ягодицы руками, – sicut in caelo et in terra!
Ей показалось, что от боли из глаз посыпались искры.
– Начать сначала? – спросил папа, припечатывая ремнем еще раз.
– Panem nostrum quotidianum da nobis hodie! – с последним словом ремень угодил как раз в щель между ягодиц.
Не выдержав, она стала крутить попкой, наивно считая, что сможет увернуться от нового удара.
– Не жалей ее! – приказал дед со стены. Максимилиану хотелось вылезти из рамки, но слова молитвы накрепко привязали его к холсту.
– Что заслужила, то и получила! – методично и по-рыцарски крепко мужчина хлестал обнаженный зад, пока несчастная произносила слово за словом. – Руки на сапоги!
– Et dimitte nobis debita nostra! – девушка с трудом выкрикивала знакомые с детства слова, когда ремень снова и снова врезался в мягкое тело, всякий раз оставляя все следы на нежной коже.. – Sicut et nos dimittimus debitoribus nostris!
–А-а! – получив крепкий удар, девушка пронзительно закричала, а потом, собравшись с силами, читала молитву. – Et ne nos inducas in tentationem!
«Это не школьные розги! – успела подумать она, и снова ремень оставил отметину. – Не переживу!»
– Sed libera nos a malo! – обезумев от дикой раздирающей боли, униженная и морально раздавленная, дочь рыцаря билась и кричала, как простая крестьянка, поротая за недоимки в замковом дворе, а папа спокойно ждал, пока она произнесет последнюю фразу, которую от всей души припечатал ремнем к попе.
– Amen!
– Amen! – добавил портрет.
После последнего «Аминь», ей показалось, что истерзанная попка лопнет как спелый гранат!
«Неужели все кончилось? – подумала Катрина, и на минутку приоткрыла плотно зажмуренные глаза. – Это же мои слезы сбегают вниз по носу и капают на пол!»
Отец стоял, усмехаясь при виде того, как вздрагивает дочь после унизительной воспитательной процедуры.
Девушка еще не знала, как поможет ей эта молитва, в момент куда более страшный, чем отцовская порка. Предок, с интересом наблюдавший за наказанием, от возбуждения чуть не вывалился из рамы.
– Любой грех можно искупить молитвой наказанием и покаянием! – улыбнулся портрет.
– Правильно, дедушка! – сэр Мартин разжал колени. – Боже, будь милостив ко мне, грешному! У тебя, доченька, будет время, чтобы покаяться. А теперь иди сюда, возьми его в ладошку! Думаю, дедушка не будет возражать!
– Папа… – Катрина жалобно всхлипывала, – прошу вас, не надо!
– Мне начать порку с самого начала? – Он поднял ее за волосы до уровня своего паха, расстегнул гульфик, повернулся к портрету спиной, вынув напряженный до предела член, и накинул ремень петлей на шею Катрины.
– Нет! – Она впервые в жизни видела этот интересный орган так близко. Напряженный и крепкий член казался ей по неопытности огромным.
«Откажусь, так еще раз выпорет! – сейчас она не согласилась бы ни за какие медовые коржики испытать на себе отцовский ремень еще раз. – По крайней мере, это не так больно!»
Покраснев от смущения до кончиков ушей, девушка потянула руку и, взяв член, сжала в ладошке. Упругий член вздрагивал и пульсировал в руке, как живая рыба.
– Правильно! А теперь соси! – приказал отец, слегка потянув концы ремня в стороны. – Так, так как ты сосала ледяную сосульку с крыши сарая!
– Медленно! – уточнил дед, обидевшись на то, что ему плохо видно.
В ноздри Катрины ударил запах немытого мужского тела. Сэр Мартин, как и большинство мужчин в те далекие времена, не очень-то заботился о чистоте. Зверски избитая измученная девушка послушно открыла рот, даже не пытаясь протестовать.
Папа дышал тяжело и мучительно, а Катрина с трудом удерживалась от того, чтобы желудок не вывернулся наизнанку.
– Ну вот, так-то лучше! – смеялся отец, зная, что уже сегодня девушка навсегда покинет родной дом, и мать настоятельница вот-вот приедет. – Теперь проведи по нему языком и снова заглатывай!
«Боже, что же я делаю?» – Катрина едва не подавилась и хватала воздух ртом, когда папа изверг семя. А потом, стыдливо прикрывая грудь, поперхнулась и залилась слезами. Ее лицо было пунцово-красным, сравнимым по оттенку с истерзанной попкой.
– Теперь одевайся! – папа убрал обмякший член и улыбнулся. – Умойся и приведи себя в порядок! У нас сегодня будут гости!
– С этого мгновения ужас от боли и унижения в душе Катрины сменился состоянием самого тяжкого уныния. Дыхание восстанавливалось, и боль от жестокого наказания, вытесняющая из сознания весь мир, постепенно расступалась, концентрируясь на попе. Она как будто медленно, нехотя всплывала на поверхность из глубины ужаса. Постепенно появлялись очертания комнаты, будто исчезнувшие за время наказания: кровать, гобелен, кувшин для умывания. «Сама не знаю, что со мной творится! Как он смог сделать со мной такое. Как я позволила? Я такая скверная, ненавижу себя!» Но, что самое удивительное, тело, столь жестоко наказанное, хотело жить дальше. Казалось, время остановилось. «Неужели в монастырь? – сердце девушки отчаянно билось. – Не хочу!»
Немного оправившись от потрясения, вызванного жестоким и унизительным наказанием, она поспешила утереть слезы, чтобы скрыть происшедшее от слуг. Со стены довольно ухмылялся прадедушкин портрет. Его щеки раскраснелись, а усы топорщилась, придавая изображению бравый вид лихого воина и покорителя женских сердец.
За окном лил слезы холодный английский дождь.
*****************
**
Ее худшие предположения оправдались: сэр Мартин был готов дать два воза зерна на монастырские нужды, но денег не хотел давать ни пенса!
– У меня сейчас не лучшие времена! – Мартин был скуп.
Изольда долго объясняла, что деньги необходимы монастырю, решившему дать приют его собственной дочери.
При этом она сидела у камина, и от монастырской одежды поднимался пар. Камин в замке был замечательный: сложенный добрых две сотни лет назад, он нещадно дымил, пока отец леди Эвелины не нанял искусного мастера-француза, переложившего трубу, но топка сохранила старый вид. Старый камин был столь огромен, что по большим праздникам в нем запросто жарили быка. Сейчас на вертеле крутился всего лишь десятифунтовый поросенок. Каминная топка достигала высоты в полтора человеческих роста.
В таком немножко комично виде было сложно вести переговоры, но жареный поросенок, и крепкий эль были полноправными партнерами в столь серьезном деле, как выбор платы за помещение в монастырь. Наконец, они ударили по рукам.
В это время Катрина приходила в чувство.
«Мой собственный отец и вверг меня в смертный грех! – При воспоминании о пережитом ужасе слезы вновь навернулись на глаза. – Сизый голубь сел на окно и постучал клювом в стекло.
– Что же ты раньше не прилетел? – Катрина вспомнила легенду, которую слышала в монастырской школе: один ученик взмолился об избежании наказания у гроба святого, но учитель заявил, что выпорет его даже тогда, когда сам Спаситель будет просить за него! При этих словах на гроб святого спустился красивый белый голубь, который так склонил свою голову и так замахал крылышками, словно выражал какую-то просьбу…
Гнев учителя моментально исчез. К сожалению, на снисхождение и отцовскую милость рассчитывать не приходилось.
– Катрина, спуститесь, пожалуйста, вниз! – старая служанка постучала в комнату к девушке. – Вас зовет отец!
С каждым шагом девушка чувствовала, что в ее и без того опечаленную душу вселяются очень нехорошие предчувствия. Глашатаи не трубили в трубы, значит, претендент на ее руку и сердце не явился.
– Боже, помяни царя Давида и всю его кротость! – Девушка вспомнила школьную молитву, защиту от гнева учителя. Невидимая сила остановила ее у входа. «Сейчас решится моя судьба!» Стоя в нерешительности перед дверью, она слышала, как отец, то быстрей, то медленней, ходит взад и вперед по комнате. Такое состояние его духа только усилило дурные предчувствия. Однако она собиралась уже заявить о себе стуком и попросить разрешения войти, как вдруг сэр Мартин сам отворил дверь.
– Дорогой отец, это я, ваша дочь, – дрожа, Катрина присела в почтительном реверансе.
«Все, кончено, – подумала она, увидев в комнате женщину в монашеской одежде. – Ну, почему?» Тело девушки и ее душа мечтали не о молитвах, а о крепких мужских объятиях.
– Ну вот, моя доченька, познакомься с матерью настоятельницей, – сэр Мартин вздохнул, еще раз пожалев денег и двух обозов с зерном, что пришлось отдать жадной настоятельнице за то, что она согласилась взять Катрину себе. – С ней ты поедешь в Крейцбергскую женскую обитель. Будешь служить там Богу и молить его о том, чтобы он послал удачу твоим братьям в походе против лягушатников.
– Нет, папа! – девушка закрыла лицо руками.
Мечта, скрасившая юность девушки, что ее отдадут замуж, рухнула.
Ужас от перспективы всю жизнь прожить в монастырской келье подкосил девушку, и она без чувств упала на пол.
– Не плачь доченька, – ласково сказала матушка Изольда, – у нас тебе будет хорошо! In nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti. Amen!
Продолжение http://www.proza.ru/2012/07/18/588