Сам Сатана принимает вид ангела света

>Новый Завет

Второе послание к Коринфянам святого апостола Павла

Глава 11.

1О, если бы вы несколько были снисходительны к моему неразумию! Но вы и снисходите ко мне.

2Ибо я ревную о вас ревностью Божиею; потому что я обручил вас единому мужу, чтобы представить Христу чистою девою.

3Но боюсь, чтобы, как змий хитростью своею прельстил Еву, так и ваши умы не повредились, уклонившись от простоты во Христе.

4Ибо если бы кто, придя, начал проповедовать другого Иисуса, которого мы не проповедовали, или если бы вы получили иного Духа, которого не получили, или иное благовестие, которого не принимали,- то вы были бы очень снисходительны к тому. 5Но я думаю, что у меня ни в чем нет недостатка против высших Апостолов: 6хотя я и невежда в слове, но не в познании. Впрочем мы во всем совершенно известны вам.

7Согрешил ли я тем, что унижал себя, чтобы возвысить вас, потому что безмездно проповедовал вам Евангелие Божие?

8Другим церквам я причинял издержки, получая от них содержание для служения вам; и, будучи у вас, хотя терпел недостаток, никому не докучал, 9ибо недостаток мой восполнили братия, пришедшие из Македонии; да и во всем я старался и постараюсь не быть вам в тягость.

10По истине Христовой во мне скажу, что похвала сия не отнимется у меня в странах Ахаии.

11Почему же так поступаю? Потому ли, что не люблю вас? Богу известно! Но как поступаю, так и буду поступать, 12чтобы не дать повода ищущим повода, дабы они, чем хвалятся, в том оказались такими же, как и мы.

13Ибо таковые лжеапостолы, лукавые делатели, принимают вид Апостолов Христовых.

14И неудивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света, 15а потому не великое дело, если и служители его принимают вид служителей правды; но конец их будет по делам их.

16Еще скажу: не почти кто-нибудь меня неразумным; а если не так, то примите меня, хотя как неразумного, чтобы и мне сколько-нибудь похвалиться.

17Что’ скажу, то’ скажу не в Господе, но как бы в неразумии при такой отважности на похвалу.

18Как многие хвалятся по плоти, то и я буду хвалиться.

19Ибо вы, люди разумные, охотно терпите неразумных: 20вы терпите, когда кто вас порабощает, когда кто объедает, когда кто обирает, когда кто превозносится, когда кто бьет вас в лицо.

21К стыду говорю, что на это у нас недоставало сил. || А если кто смеет хвалиться чем-либо, то (скажу по неразумию) смею и я.

22Они Евреи? и я. Израильтяне? и я. Семя Авраамово? и я.

23Христовы служители? (в безумии говорю:) я больше. Я гораздо более был в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти.

24От Иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного; 25три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл во глубине морской; 26много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, 27в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе.

28Кроме посторонних приключений, у меня ежедневно стечение людей, забота о всех церквах.

29Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся?

30Если должно мне хвалиться, то буду хвалиться немощью моею.

31Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословенный во веки, знает, что я не лгу.

32В Дамаске областной правитель царя Ареты стерег город Дамаск, чтобы схватить меня; и я в корзине был спущен из окна по стене и избежал его рук.

Предыдущая книга

Следующая книга

» Предыдущая глава

Следующая глава «

LiveInternetLiveInternet

НЛО, ангелы и прочие «сверхъестественные» объекты, которые наблюдают люди, могут быть всего лишь результатом галлюцинаций, возникающих вследствие измененных состояний сознания, утверждают специалисты НАСА. Однако рассказы летчиков и космонавтов, которые встречали «представителей» других миров сразу же попадают в архивы под грифом «Секретно».

В 1985 году на борту советской косми­ческой станции «Салют-7» находился эки­паж из шести человек. Это были космонав­ты Леонид Кизим, Олег Атьков, Владимир Соловьев, Светлана Савицкая, Игорь Волк и Владимир Джанибеков. Шел 155-й день полета. Экипаж занимался обычными делами, готовился к проведе­нию серии лабораторных экспериментов. Внезапно привычный рабочий ритм был на­рушен. Станцию окутало облако странного оранжевого газа. Все присутствующие на ка­кое-то время полностью ослепли от ярко­го света. Когда же зрение вернулось к ним, члены экипажа отчетливо увидели по ту сторону иллюминатора семь фигур… Пришельцы были похожи на людей, но их отличал гигантский рост, большие кры­лья за спиной и сияющий нимб вокруг го­ловы. Существа выглядели именно так, как обычно описывают… ангелов!

Отчет о происшествии экипаж передал на Землю. Ознакомившись с ним, официальные должностные лица тотчас же наложили на документ гриф «Секретно». Всех участников инцидента подвергли различ­ным психологическим и медицинским тестам, которые, впрочем, показали, что ника­ких отклонений от нормы нет и в помине. Впоследствии космонавтам строго-настро­го запретили рассказывать об увиденном..

Это не единственная встреча с «анге­лами», состоявшаяся в космическом про­странстве. Не так давно западная пресса опубликовала сенсационные снимки, сде­ланные в разное время орбитальным теле­скопом «Хаббл». На них видны какие-то за­гадочные структуры — в частности, летящие человекоподобные силуэты с крыльями.

Особый интерес у исследователей не­познанного вызвала серия фотографий, запечатлевших на орбите Земли семь яр­ко светящихся объектов неизвестного про­исхождения. На некоторых снимках удает­ся различить слегка размытые крылатые фигуры. Инженеру проекта «Хаббл» Джону Пратчетту довелось лицезреть их собст­венными глазами. Он утверждает, что это действительно были живые существа рос­том около 20 метров и с размахом крыльев, до­стигшим длины современного аэробуса…

Выяснилось, что ангелоподобные со­здания неоднократно сопровождали в по­летах экипажи американских «Шаттлов». Но, как и в нашей стране, эти сведения в США держались под секретом.

26 декабря 1994 года телескоп «Хаббл» передал в центр космических полетов Годдарда в Гринбалте несколько сотен фото­снимков, запечатлевших большой белый город, плывущий в космическом простран­стве. Съемка велась из района звездного скопления, удаленного от Земли на значи­тельное расстояние. Город находился от­нюдь не на поверхности какой-нибудь пла­неты — он просто парил в космосе. Разу­меется, официальные круги США попыта­лись скрыть этот факт от широких слоев населения. Однако, по слухам, представите­ли высших эшелонов власти очень серьез­но отнеслись к докладу НАСА.

Один из российских космонав­тов, в течение полугода проработавший на орбитальной станции «Мир», поведал сво­им товарищам, что во время полета у не­го и у его напарника неоднократно быва­ли фантастические видения. Им казалось, что они превращаются в других существ — людей, животных и даже… гуманоидов вне­земного происхождения. О подобных состояниях рассказывали и другие члены экипажей космических ко­раблей. Известны случаи, когда космонавты видели на борту фанто­мы живых или умерших близких.

То же самое происходит и с пилотами самолетов. Речь идет, например, о фено­мене так называемой «гигантской руки». Как правило, он проявляется во время дли­тельных полетов. У пилота возникает ощу­щение, что штурвал удерживает чья-то не­видимая рука. Исследование, проведен­ное ВВС США, показало, что около 15 процентов летчиков испытывали на себе этот эффект. Возможно, нередко именно он оказывается и причиной катастроф.

Ученые пока не могут разобраться в природе странных галлюцинаций, посещающих космонавтов на околоземной орбите

Как уверяют специалисты, в космосе часто происходят странные процессы, в результате которых находящийся в сознании, бодрствующий космонавт видит и слышит нечто, не укладывающееся в рамки научных представлений. Этот феномен, по мнению исследователей, может иметь различное происхождение и воздействует на психику, вызывая состояния ступора и леденящего ужаса. И дело тут не в страхе — летчики и космонавты не из робкого десятка. Тогда в чем же?

Видения и звуки

Летчик-испытатель 1-го класса доктор технических наук Марина Попович собрала уникальную коллекцию свидетельств об аномальных явлениях на орбите — к сегодняшнему дню фактов более двух тысяч. Как-то, прослушав концерт ансамбля электромузыкальных инструментов, Юрий Гагарин признался, что похожая музыка звучала у него в ушах во время полета. Позже это ощущение подтвердил Алексей Леонов. Космонавт Владислав Волков рассказывал о странных звуках, которых в безвоздушном пространстве не может быть: «Внизу летела земная ночь. И вдруг из этой ночи донесся… лай собаки. А потом стал отчетливо слышен плач ребенка! И какие-то голоса. Объяснить все это невозможно».

Еще чаще космонавты наблюдают вполне реальные зрительные образы. Так, американский астронавт Гордон Купер, пролетая над Тибетом, невооруженным глазом увидел дома и другие постройки. Позже это явление назвали эффектом увеличения наземных объектов. Научного объяснения оно пока не получило: с расстояния в 300 километров такие объекты совершенно неразличимы. Космонавт Виталий Севастьянов утверждал, что, находясь на орбите, отчетливо разглядел свой маленький двухэтажный домик в Сочи.

Многие космонавты во время пребывания в космосе переживали грезы наяву, связанные с перемещением в пространстве и во времени. Например, один космонавт видел себя в «шкуре» динозавра. Ощущения были вполне реальны. Он подробно описал свои лапы, покрытую чешуей кожу, пальцы с перепонками. Он шагал по какой-то неизвестной планете, чувствовал, как вздыбливались пластины на хребте, напрягались и сокращались мускулы. Были слышны звуки окружающего мира, ощущались запахи. Зрительные образы были яркими, отчетливыми. Незнакомый мир воспринимался как привычный и родной. Другой утверждал, что побывал в теле инопланетного гуманоида. По мнению космонавтов, это были не сон, и не галлюцинации, а 100%-е «перемещения».

«Трансформация» всегда сопровождается уплотнением времени. По бортовым часам человек пребывает в таком состоянии всего несколько минут, но для самого «перемещавшегося» проходит несколько часов. Многие из столкнувшихся с феноменом ФСС воспринимали это как результат воздействия на их мозг некоего внешнего источника, словно кто-то снаружи, мощный и великий, стремился передать им важную и необычную информацию.

Космонавт-испытатель доктор философских и кандидат технических наук Сергей Кричевский впервые услышал о космических глюках от одного своего именитого коллеги, в течение полугода находившегося на орбитальном комплексе «Мир». Сергей тогда готовился к полету в космос, и коллега решил предупредить его о возможной опасности. Речь зашла о фантастических грезах наяву, которые посещали многих космонавтов. «Человек претерпевает одну или несколько трансформаций, — рассказывает он. — Превращения в тот момент кажутся ему естественным явлением, как будто так и должно быть. Видения у всех космонавтов разные. Сходно одно: побывавшие в подобном состоянии определяют некий идущий извне мощный поток информации. Никто из космонавтов назвать это галлюцинациями не может — слишком реальны ощущения».

Сам Кричевский называет это «эффектом Соляриса», предугаданным Станиславом Лемом. По мнению исследователя, это вовсе не фантастическая выдумка, а хорошо просчитанный прогноз ученого. В одноименном фильме Андрея Тарковского главный герой наблюдал помимо непрошеных гостей отчий дом, материализовавшийся посреди океана. А другой астронавт видел на фоне океана гигантскую фигуру ребенка. Не правда ли, похоже на видения космонавтов? Что, если космическая среда каким-то образом способствует материализации наших мыслей?

С чем же сталкиваются люди на орбите? Есть хоть какое-то объяснение всем этим странностям?

Измененное сознание

Некоторые исследователи предполагают, что возникновение подобных случаев можно отнести на счет воздействия микроволнового излучения. Все реакции организма в сантиметровом диапазоне давно описаны в работах ученых, например российского биофизика Александра Прессмана. Он доказал, что при частоте излучения свыше 3000 МГц и воздействии электромагнитной энергии на кожу возникает состояние оцепенения, когда невозможно пошевелить ни рукой, ни ногой. Поскольку сантиметровые волны влияют на эндокринные процессы и биопотенциалы мозга, ощущение страха может иметь тот же источник. Это объяснение подходит к рассказам о странных звуках на орбите.

Александр Серебров летал в космос четыре раза. Во время одного из первых полетов он случайно уронил магнит. Тот повел себя «неадекватно»: вместо того чтобы начать вращаться, как все предметы в состоянии невесомости, стал колебаться. Это означало, что внутри станции существует большое магнитное поле. В зависимости от положения станции по отношению к Солнцу ток меняет свое направление: магнит в тени притягивает предметы, на солнце — отскакивает от них. «Поначалу эти открытия меня шокировали, ведь всегда было принято считать, что в невесомости такого быть не может», — говорит Серебров. Вернувшись из полета, он доложил о своих наблюдениях. Но в Институте медико-биологических проблем этой проблемой не заинтересовались. В 1993 году, когда Серебров полетел в четвертый раз, он добился того, чтобы на борту установили приборы, с помощью которых удалось измерить магнитное поле в разных частях корабля. Выяснилось, что оно крайне неоднородно: меняется по 16 раз в сутки. Самой большой аномальной зоной оказалась командирская каюта, находящаяся по левому борту корабля: на расстоянии метра магнитное поле изменялось там в сто раз! Силовые кабели проходили по левому борту, прямо над головой командира корабля Василия Циблиева. Тот вел себя во сне очень беспокойно: метался, скрипел зубами, кричал. Но стоило ему перевернуться головой к полу, а ногами к проводам, как сон становился спокойнее. «Я спросил Василия, в чем дело, — вспоминает Серебров. — Оказалось, ему снились феерические сны, которые он порой принимал за явь. Пересказать их он не мог. Твердил только, что ничего подобного в жизни не видел. Уже потом, вернувшись из полета, я проконсультировался со специалистами, и они подтвердили: человек может жить в магнитном поле любой напряженности, но лишь в том случае, если оно однородное. А пребывание в градиентном поле может быть опасно для психики».

Впрочем, переменные магнитные поля — далеко не единственный фактор риска для психики на орбите. Каждый космонавт знает, например, о фосфенах — световых вспышках, фиксируемых при закрытых глазах. Впервые об этом эффекте рассказали после своего полета на Луну в 1969 году астронавты Эдвин Олдрин и Нил Армстронг. НАСА отнеслось к их рассказам со всей серьезностью и провело специальное исследование. Результатом его стал вывод о том, что за вспышки с большой вероятностью несут ответственность быстро движущиеся частицы космических лучей. Их физическая природа вполне ясна. Однако вопрос, что при этом происходит с нейронами мозга, остается открытым, хотя многие говорят, что чувствуют себя при этом странно и неуютно. «Там, в глубинах Вселенной, с людьми происходит неизвестно что, — говорит Серебров. — Состояние физическое худо-бедно изучается, а вот изменения сознания — темный лес. Медики делают вид, что человека можно ко всему подготовить на Земле. На самом деле это абсолютно не так».

Еще один участник полета на Луну, американский астронавт Эдгар Митчелл вот что писал по этому поводу: «Я уверен, что во Вселенной происходит нечто такое, что мы своим сознанием постичь не в состоянии. В космосе есть что-то очень важное, чего мы в настоящий момент не понимаем». Нечто похожее подмечает и Марина Попович: «Я вспоминаю наших космонавтов, многих из которых провожала в космос и потом встречала. Они, хотели этого или нет, уходили одними людьми, а возвращались другими, как будто столкнулись с чем-то необычайным, неизведанным, стали его частью». Остается добавить — это необычайное может быть опасно для любого, даже самого подготовленного специалиста. Ведь, похоже, мы пока сами не знаем, с чем имеем дело. Некоторые специалисты полагают, что в ряде случаев речь может идти о так называемых измененных состояниях сознания. Вероятно, непривычная среда, в которую попадают летчики и космонавты, каким-то образом провоцирует эти состояния. «Но, — отмечает доктор медицинских наук ведущий научный сотрудник Научного центра психического здоровья РАМН Владимир Воробьев, — видения и другие странные ощущения вне Земли, как правило, не мучают космонавтов, а доставляют им своеобразное удовольствие, даже если вызывают страх. В этом тоже кроется опасность. Не секрет, что, возвращаясь на Землю, многие из покорителей космоса начинают тосковать по этим явлениям, испытывают непреодолимую, порой болезненную тягу вновь погрузиться в эти состояния. Недаром некоторые из них становятся участниками экспедиций на места посадок НЛО, уходят в горы искать следы «снежного человека», приобретают интерес к философии и эзотерике — словом, начинают интересоваться всем необычным, где подобные ощущения также возникают». Изучением этих явлений официально никто не занимается. И хотя человечество уже заявило, что не намерено жить на Земле всегда, на самом деле выйти за ее пределы еще не готово. Иначе не было бы так беспечно…

Со знанием дела

Валерий Бурдаков, доктор технических наук, профессор МАИ:

— Я много лет работал с космонавтами и знаю, о чем идет речь. Находясь на орбите в состоянии сильного эмоционального потрясения, да еще «под прицелом» тяжелых космических частиц человек может потерять контроль над реальной ситуацией. Космонавты не раз делились со мной переживаниями, когда некто или нечто внушает им мысль о необходимости изменить курс корабля или выйти в космос без скафандра ради собственной безопасности. Только неимоверное волевое усилие уберегает от безумного поступка. Вывод может быть только один: эти явления надо изучать, а не делать вид, что их нет.

Юрий Бубеев, доктор медицинских наук, заведующий отделом психофизиологии Института медико-биологических проблем РАН:

— Психоэмоциональные переживания космонавта, покинувшего пределы родной планеты, чрезвычайно сильны и сложны. Практически все сталкиваются с так называемыми пиковыми переживаниями, когда они видят Землю из космоса, понимают, как она мала и уязвима, и испытывают сильнейшее потрясение. Это состояние, которое можно назвать пробуждением духовности, известно со времен полета Гагарина. Безусловно, это изменяет сознание. Что касается различных иллюзий и нарушений восприятия, то и это имеет место, хотя космонавты рассказывают об этом неохотно и лишь в доверительной беседе. Тем не менее данных скопилось так много, что пренебрегать ими нельзя, и в ближайшее время мы планируем заняться детальным изучением феномена.

Психологи НАСА считают, что большинство этих явлений имеют психическую природу и обусловлены воздействием на мозг таких факторов, как резкие перепады давления, температуры, нехватка кислорода и т.д. Хотя часть феноменов объяснить все же пока не удается.

К 75-летнему юбилею «Русские Витязи» нарисовали ангела в небе

Явления Ангелов

Ангелы являются разным людям по-разному, с различными целями в различных обстоятельствах. Ангел явился пастуху Моисею в пустыне:

Моисей пас овец у Иофора, тестя своего, священника Мадиамского. Однажды провел он стадо далеко в пустыню и пришел к горе Божией, Хориву. И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста. И увидел он, что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает (Исх. 3, 1–2).

Моисей не видел лица или образа, он лишь слышал голос из пламени, который позвал его и сказал ему, что он должен делать.

Ангел явился всему народу израильскому во время бегства из Египта:

Господь же шел пред ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем и ночью (Исх. 13, 21).

Но это не было явлением Самого Бога, это было явление Ангела Его. Это подтверждает сам Моисей:

и воззвали мы к Господу, и услышал Он голос наш, и послал Ангела, и вывел нас из Египта; и вот, мы в Кадесе, городе у самого предела твоего (Чис. 20, 16). В следующем случае, так же как и в некоторых других, Ангел отождествляется с Господом:

Вот, Я посылаю пред тобою Ангела хранить тебя на пути и ввести тебя в то место, которое Я приготовил; блюди себя пред лицем Его и слушай гласа Его; не упорствуй против Него, потому что Он не простит греха вашего, ибо имя Мое в Нем (ср.: Исх. 23, 20–21).

Гедеону Ангел явился в облике обычного человека, так же как Архангел Рафаил являлся Товии. Гедеон понял, что это был Ангел, только тогда, когда неизвестный гость сотворил чудо. Ангел сказал ему:

Господь с тобою, муж сильный! (Суд. 6, 12).

Жена некоего Маноя была бесплодна. Ангел явился ей с вестью, что она родит сына и наречет его именем Самсон. Рассказывая об этом таинственном событии мужу, она сказала:

человек Божий приходил ко мне, которого вид, как вид Ангела Божия, весьма почтенный; я не спросила его, откуда он, и он не сказал мне имени своего (Суд. 13, 6). Когда сирийцы окружили место, где жил пророк Елисей, его слуга в испуге спросил: увы, господин мой, что нам делать? Но пророк ответил ему: не бойся, потому что тех, которые с нами, больше, нежели тех, которые с ними. И помолился Елисей, говоря:

Господи, открой ему глаза, чтобы увидел , и Господь открыл зрение юноше, и тот увидел вокруг Елисея коней и колесницы огненные. Несомненно, это был сонм Ангелов Божиих, посланных на защиту праведника.

Пророку Иезекиилю Ангел явился в виде огня:

И увидел я: и вот подобие , как бы огненное, и от чресл его и ниже — огонь, и от чресл его и выше — как бы сияние, как бы свет пламени (Иез. 8, 2).

Великий ветхозаветный пророк видел следующее видение:

и поднял глаза мои, и увидел: вот один муж, облеченный в льняную одежду, и чресла его опоясаны золотом из Уфаза. Тело его — как топаз, лице его — как вид молнии; очи его — как горящие светильники, руки его и ноги его по виду — как блестящая медь, и глас речей его — как голос множества людей. И только один я, Даниил, видел это видение, а бывшие со мною люди не видели этого видения; но сильный страх напал на них и они убежали, чтобы скрыться. И остался я один и смотрел на это великое видение, но во мне не осталось крепости, и вид лица моего чрезвычайно изменился, не стало во мне бодрости (Дан. 10, 5–8). Это было явление Архангела Гавриила (см.: Дан. 8, 16).

Известно также, что он явился священнику Захарии, отцу святого пророка Иоанна, и, хотя его явление не было таким устрашающим, как то, что открылось Даниилу, Захария испытал сильное волнение, его охватил страх. Поэтому Архангел и сказал ему:

не бойся, Захария (Лк. 1, 13). Когда же мы говорим о явлении Архангела Гавриила Деве Марии в Назарете, то предполагаем, что Архангел явился ей в кротком человеческом образе, в отличие от тех устрашающих образов, в которых Ангелы являлись ветхозаветному человеку. И все-таки Дева Мария встревожилась и разволновалась. В этом нет ничего удивительного: ведь нас смущают даже обычные внезапные явления, если мы не ожидаем их увидеть.

Когда родился Господь наш Иисус Христос, Ангел Божий явился вифлеемским пастухам. Явился Ангел, и их осветил свет Божественный; велик был страх пастухов, но Ангел сказал им:

не бойтесь .

Жены-мироносицы видели Ангела над отверстым гробом воскресшего Господа:

вид его был, как молния, и одежда его бела, как снег; устрашившись его, стерегущие пришли в трепет и стали, как мертвые. Ангел же, обратив речь к женщинам, сказал: не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого (Мф. 28, 3–5).

Ни в одной из священных книг не написано столько об Ангелах, как в Книге Откровения святого Иоанна Богослова. Святой апостол Иоанн видел сонмы Ангелов вокруг престола Всевышнего. Он видел Ангелов,

облеченных в чистую и светлую льняную одежду и опоясанных по персям золотыми поясами (ср.: Откр. 15, 6). Вот одно из самых впечатляющих описаний:

И видел я другого Ангела сильного, сходящего с неба, облеченного облаком; над головою его была радуга, и лице его как солнце, и ноги его как столпы огненные, в руке у него была книжка раскрытая. И поставил он правую ногу свою на море, а левую на землю, и воскликнул громким голосом, как рыкает лев; и когда он воскликнул, тогда семь громов проговорили голосами своими (Откр. 10, 1–3).

Облеченного облаком! Запомните, что говорит Господь о Своем Втором Пришествии:

тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою (Мф. 24, 30). Облака небесные будут представлять сонм Ангельский. Все ангельские явления суть только явления, и полностью их природы они не отражают, ибо они чистые духи и вся их духовная сила и красота нематериальна. Ангелы Божий не желают преклонения, подобающего Богу. Когда Ангел показывал святому Иоанну райские красоты и открывал небесные тайны, Апостол пал перед ним ниц, желая поклониться ему, но Ангел не позволил ему того, сказав:

смотри, не делай сего; ибо я сослужитель тебе и братьям твоим пророкам и соблюдающим слова книги сей; Богу поклонись (Откр. 22, 9).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Душа после смерти: Глава 3. Явления ангелов и бесов в час смерти

Душа после смерти: Глава 1. Некоторые аспекты современных опытов

Душа после смерти: Глава 2. Православное учение об ангелах

В этих случаях умершего обычно встречают два Ангела. Вот как описывает их автор «Невероятного для многих…»: «И едва она (старушка-сиделка) произнесла эти слова («Царство ему Небесное, вечный покой…»), как подле меня появились два Ангела, в одном из которых я почему-то узнал моего Ангела-Хранителя, а другой был мне неизвестен». Позже один благочестивый странник объяснил ему, что это был «встречный Ангел». Св. Феодора, чей путь после смерти через воздушные мытарства описан в житии св. Василия Нового (X век, 26 марта), рассказывает: «Когда я совершенно изнемогла, то увидела подходивших ко мне в образе красивых юношей двух Ангелов Божиих; лица их были светлые, глаза смотрели с любовью, волосы на голове были белые, как снег, и блестели, как золото; одежды были похожи на свет молнии, и на груди они были крестообразно подпоясаны золотыми поясами». Галльский епископ VI века, св. Сальвий, следующим образом описывает свой опыт смерти: «Когда моя келья сотряслася четыре дня назад и вы видели меня лежащим мертвым, я был поднят двумя Ангелами и отнесен на самую вершину небес» (Св. Григорий Турский. История франков. VII, 1).

Обязанность этих Ангелов — сопровождать душу умершего на его пути в загробную жизнь. Ни в их виде, ни в их поступках нет ничего неопределенного, — имея человеческий облик, они твердо схватывают «тонкое тело» души и уводят его. «Светлые Ангелы взяли ее (душу) к себе на руки» (св. Феодора). «Взяв меня под руки, Ангелы вынесли меня прямо через стену из палаты…» («Невероятное для многих…»). Св. Сальвий был «поднят двумя Ангелами». Подобные примеры можно было бы продолжать.

Поэтому нельзя утверждать, что «светящееся существо» из современных случаев, которое не имеет видимой формы, никуда не провожает душу, которое втягивает душу в разговор и показывает ей «обратные кадры» ее прошлой жизни, есть Ангел, сопровождающий в загробную жизнь. Не всякое существо, появляющееся как Ангел, действительно есть Ангел, потому что сам сатана принимает вид Ангела света (2Кор. 11, 14). И поэтому о существах, которые и вида-то Ангелов не имеют, можно с уверенностью сказать, что это не Ангелы. По причине, которую мы постараемся объяснить ниже, в современных «посмертных» опытах, по-видимому, никогда не бывает несомненных встреч с Ангелами.

Тогда не может ли быть так, чтобы на самом деле «светящееся существо» было бесом, маскирующимся под Ангела света, чтобы искушать умирающего, когда душа его покидает тело? Д-р Моуди («Жизнь после жизни», стр. 107-108, «Размышления», стр. 58-60) и другие исследователи действительно ставят этот вопрос, но лишь для того, чтобы отвергнуть эту возможность в связи с «хорошим» действием, которое производит это явление на умирающего. Разумеется, взгляды этих исследователей на зло наивны до предела. Д-р Моуди полагает, что «сатана, по-видимому, велит слугам следовать путем ненависти и разрушения» («Жизнь после жизни», стр. 108) и, похоже, совершенно не знаком с христианской литературой, описывающей настоящую природу бесовских искушений, которые неизменно представляются их жертвам как нечто «хорошее».

Каково же православное учение о бесовских искушениях в час смерти? Св. Василий Великий в своем толковании на слова псалма: спаси меня от всех гонителей моих и избавь меня; да не исторгнет он, подобно льву, души моей (Пс. 7, 2-3), дает такое объяснение: «Думаю же, что о мужественных Божиих подвижниках, которые через всю свою жизнь довольно боролись с невидимыми врагами, когда избежат всех их гонений, находясь при конце жизни, князь века сего изведывает, чтобы удержать их у себя, если найдутся на них раны, полученные во время борьбы, или какие-нибудь пятна и отпечатки греха. А если найдены будут неуязвленными и незапятнанными, то как непобедимые, как свободные будут упокоены Христом. Посему Пророк молится о будущей и настоящей жизни. Здесь говорит: спаси мя от гонящих, а там во время испытания: избави мя, да не когда похитит яко лев душу мою. И сие можешь узнать от Самого Господа, Который перед страданием говорит: идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего(Ин. 14, 30)» (т. 1, стр. 104).

Действительно, не только христианским подвижникам приходится сталкиваться с бесовским испытанием в час смерти. Св. Иоанн Златоуст в «Беседах на Евангелиста Матфея» образно описывает, что случается с обыкновенными грешниками во время смерти: «Посему много услышишь рассказов об ужасах при последнем конце и страшных явлениях, которых самый вид нестерпим для умирающих, так что лежащие на одре с великою силою сотрясают оный и страшно взирают на предстоящих, тогда как душа силится удержаться в теле и не хочет разлучаться с ним, ужасаясь видения приближающихся Ангелов. Ибо если мы, смотря на страшных людей, трепещем, то какое будет наше мучение, как увидим приближающихся Ангелов грозных и неумолимые силы, когда они душу нашу повлекут и будут отторгать от тела, когда много будет она рыдать, но вотще и без пользы» (Беседа 53, т. 3, стр. 414-415).

Православные жития святых полны рассказов о подобных бесовских зрелищах в момент смерти, цель которых обычно запугать умирающего и заставить отчаяться в собственном спасении. Например, св. Григорий в своих «Собеседованиях» рассказывает об одном богаче, бывшем рабом многих страстей: «Незадолго до смерти увидел стоящих перед ним гнусных духов, свирепо грозящих унести его в глубины ада… Вся семья собралась вокруг него, плача и стеная. Хотя они и не могли, по словам самого больного, по бледности его лица и по дрожанию его тела понять, что там были злые духи. В смертельном страхе перед этими ужасными видениями он метался на постели из стороны в сторону… И теперь почти обессиленный и отчаявшийся в каком-либо облегчении, он кричал:

«Дайте мне время до утра! Потерпите хоть до утра!» И на этом его жизнь прервалась» (IV, 40). Св. Григорий рассказывает и о других подобных случаях, также и Беда в своей «Истории Английской Церкви и народа» (кн. V, гл. 13, 15). Даже в Америке XIX века подобные случаи не были редкостью; недавно опубликованная антология содержит истории, имевшие место в прошлом веке, которые носят заголовки вроде: «Я в огне, вытащите меня!», «О, спасите меня, они меня утаскивают!», «Я иду в ад!» и «Дьявол идет, чтобы утащить мою душу в ад» (Джон Майерс. Голоса на краю вечности. Spire Books, Old Tappan, N.J., 1973, стр. 71, 109, 167, 196).

Однако д-р Моуди ничего подобного не сообщает: в сущности, в его книге все опыты умирающих (за достойным внимания исключением самоубийства, см. стр. 127-128) приятные — будь то христиане или нехристиане, люди религиозные или нет. С другой стороны, д-ра Осис и Харалдсон в своих исследованиях нашли нечто не столь далекое от этого опыта.

Эти ученые нашли в своих исследованиях американских случаев то же, что и д-р Моуди: явление потусторонних посетителей воспринимается как нечто положительное, больной принимает смерть, этот опыт приятен, вызывает спокойствие и душевный подъем и часто — прекращение боли перед смертью. В исследованиях же индийских случаев не менее одной трети больных, видевших явления, испытали страх, угнетение и беспокойство в результате появления «ямдутов» («вестников смерти», хинди) или других существ; эти индийцы сопротивляются или пытаются избежать потусторонних посланников. Так, в одном случае умирающий индийский конторский служащий говорил: «Кто-то здесь стоит! У него телега, наверное, это ямдут. Он, должно быть, заберет кого-то с собой. Он дразнит меня, что он хочет взять меня!.. Пожалуйста, держите меня, я не хочу!» Боли его возросли, и он умер («В час смерти», стр. 90). Один умирающий индиец внезапно сказал: «Вот идет ямдут, чтобы забрать меня. Снимите меня с постели, чтобы ямдут не нашел меня». Он показал наружу и вверх: «Вот он». Больничная палата была на первом этаже. Снаружи у стены здания было большое дерево, на ветвях которого сидело множество ворон. Как только больному представилось это видение, все вороны внезапно покинули дерево с большим шумом, как если бы кто выстрелил из ружья. Мы были удивлены этим и выбежали через открытую дверь комнаты, но не увидели ничего, что могло бы потревожить ворон. Обычно они были очень спокойны, поэтому всем нам, присутствующим, очень запомнилось то, что вороны улетели с большим шумом как раз тогда, когда у больного было видение. Как будто бы и они тоже почувствовали что-то ужасное. Когда это случилось, больной потерял сознание и через несколько минут испустил дух (стр. 41-42). Некоторые ямдуты имеют страшную внешность и вызывают в умирающем еще больший страх.

Это самое большое различие между американским и индийским опытами умирания в исследованиях д-ров Осиса и Харалдсона, но авторы не находят ему объяснения. Естественно, возникает вопрос: почему в современном американском опыте почти совсем отсутствует один элемент — страх, вызываемый ужасными потусторонними явлениями, столь общими как для христианского опыта прошлого, так и настоящего индийского опыта?

Нам нет необходимости точно определять природу явлений умирающим, чтобы понять, что, как мы видели, они в какой-то мере зависят от того, что умирающий ожидает или что готов увидеть. Поэтому христиане прошлых веков, которые имели живую веру в ад и чья совесть в конце жизни обвиняла их, часто перед смертью видели бесов… Современные индусы, которые, конечно, более «примитивны», чем американцы, в своих верованиях и своем понимании, часто видят существа, которые соответствуют их все еще очень реальным страхам относительно загробной жизни. А современные «просвещенные» американцы видят явления, согласующиеся с их «комфортабельной» жизнью и убеждениями, которые, в общем, не включают реального страха ада или уверенности в существовании бесов.

В действительности сами бесы предлагают такие искушения, которые согласуются с духовным сознанием или ожиданиями искушаемых. Тем, кто боится ада, бесы могут явиться в ужасном виде, чтобы человек умер в состоянии отчаяния. Но тем, кто не верит в ад (или протестантам, которые верят, что они надежно спасены, и поэтому не боятся ада), бесы, естественно, предложили бы какие-то другие искушения, которые не обнаруживали бы столь ясно их злые намерения. Подобным же образом уже достаточно пострадавшему христианскому подвижнику бесы могут явиться в таком виде, чтобы соблазнить его, а не запугать.

Хорошим примером такого рода является искушение бесами в час смерти мученицы Мавры (III век). После того, как она была распята на кресте в течение девяти дней вместе с мужем, мучеником Тимофеем, дьявол искушал ее. В житии этих святых повествуется, как сама мученица Мавра рассказала о своих искушениях мужу и соучастнику в страданиях: «Ободрись, брат мой, и отгони от себя сон; бодрствуй и уразумей то, что я видела: мне показалось, что предо мною, находившейся как бы в восхищении, был человек, имевший в руке своей чашу, наполненную молоком и медом. Человек этот сказал мне: «Взявши это, выпей». Но я сказала ему: «Кто ты?» Он же ответил: «Я Ангел Божий». Тогда я сказала ему: «Помолимся ко Господу». Потом он сказал мне: «Я пришел к тебе для того, чтобы облегчить твои страдания. Я видел, что ты сильно хотела есть и пить, так как до сего времени ты не вкушала никакой пищи». Снова я сказала ему: «Кто побудил тебя оказать мне эту милость? И какое дело тебе до моего терпения и пощения? Разве ты не знаешь, что Бог силен сотворить и то, что невозможно людям?» Когда я помолилась, то увидела, что человек тот отворачивает лицо свое на запад. Из этого я поняла, что это было обольщение сатанинское; сатана хотел искусить нас на кресте. Затем вскоре видение то исчезло. Потом подошел другой человек, и мне показалось, что он привел меня к реке, текущей молоком и медом, и сказал мне: «Пей». Но я отвечала: «Я уже сказала тебе, что не буду пить ни воды, ни какого другого земного пития до тех пор, пока не испию чашу смерти за Христа, Господа моего, которую Он Сам растворит для меня спасением и бессмертием жизни вечной». Когда я говорила это, тот человек пил из реки, и вдруг исчез и он сам, и река с ним» («Житие святых мучеников Тимофея и Мавры», 3 мая). Ясно, какую осторожность должен проявлять христианин, получая «откровения» во время смерти.

Итак, час смерти — это воистину время бесовских искушений, и те духовные опыты, которые люди получают в это время (даже если кажется, что это происходит «после смерти», о чем речь будет идти ниже), должны быть оценены по тем же христианским меркам, что и любые другие духовные опыты. Аналогичным образом духи, которые могут встретиться в это время, должны быть подвергнуты всесторонней проверке, которую апостол Иоанн выражает следующим образом: испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире (1Ин. 4, 1).

Некоторые из критиков современных «посмертных» опытов уже указывали на сходство «светящегося существа» с «духами-руководителями» и «духами-друзьями» медиумического спиритизма. Поэтому рассмотрим вкратце спиритическое учение в той его части, где говорится о «светящихся существах» и их сообщениях. Один классический труд по спиритизму (Дж. Артур Хилл. Спиритизм. Его история, явления и учение. George H. Doran Co., Нью-Йорк, 1919) указывает, что спиритическое «учение всегда или практически всегда согласуется с высокими моральными нормами; в отношении веры оно всегда теистическое, всегда почтительно к ней, но не слишком-то интересуется такими интеллектуальными тонкостями, которые интересовали Отцов церковных соборов» (стр. 235). Затем в книге отмечается, что «ключом» и «центральной доктриной» спиритического учения является любовь (стр. 283), что от духов спириты получают «славное знание», которое обязывает их вести миссионерскую работу по распространению «знания о том, что жизнь после смерти действительно есть» (стр. 185-186) и что «совершенные» духи теряют «ограничения» личности и становятся более «влияниями», чем личностями, все более и более наполняясь «светом» (стр. 300-301). Действительно, в своих гимнах спириты буквально призывают «светящиеся существа»:

«Служители света блаженные,

От смертных очей сокровенные…

Вестников света пошли среди ночи,

Чтобы отверзть нам сердечные очи…»

(стр. 186-187)

Всего этого достаточно, чтобы усомниться в «светящемся существе», которое сейчас появляется людям, ничего не знающим о природе и коварстве бесовских ухищрений. Наша подозрительность только увеличивается, когда мы слышим от д-ра Моуди, что некоторые описывают это существо как «забавную личность» с «чувством юмора», которая «развлекает» и «забавляет» умирающего («Жизнь после жизни», стр. 49, 51). Подобное существо с его «любовью и пониманием» на самом деле удивительно похоже на тривиальных и часто добродушных духов на сеансах, которые, без всякого сомнения, являются бесами (если сами сеансы — не жульничество).

Этот факт привел к тому, что некоторые отрицают как бесовский обман вообще все сообщения о «посмертном» опыте, и в одной книге, написанной евангельскими протестантами, утверждается, что «существуют новые и неизведанные опасности во всем этом обмане о жизни и смерти. Даже смутная вера сообщениям о клинических опытах, по нашему убеждению, может иметь серьезные последствия для тех, кто верит в Библию. Не один искренний христианин полностью поверил тому, что светящееся существо есть не кто иной, как Иисус Христос и, к несчастью, этих людей можно очень легко дурачить» (Джон Уэлдон и Зола Левит «Есть ли жизнь после смерти?», Harvest House Publishers, Irvine, Calif., 1977, стр. 76). Помимо указания на тот несомненный факт, что ряд исследователей «посмертного» опыта также интересуется оккультизмом и даже имеет контакт с медиумами, авторы книги в поддержку этого утверждения проводят ряд замечательных параллелей между современным «посмертным» опытом и опытом медиумов и оккультистов недавнего прошлого (стр. 64-70).

В этих наблюдениях, конечно, много истины. К сожалению, без полного христианского учения о загробной жизни даже самые благонамеренные «верующие в Библию» заблуждаются, отвергая вместе с опытом, который может оказаться бесовским обманом, и подлинный посмертный опыт души. И, как мы увидим, сами эти люди способны поверить обманчивому «посмертному» опыту.

Д-ра Осис и Харалдсон, которые оба имели «непосредственный опыт общения с медиумами», отмечают некоторое сходство между явлениями умирающим и опытом спиритизма. Однако они отмечают существенное, «бросающееся в глаза расхождение» между ними: «Вместо продолжения мирской жизни (которую описывают медиумы) пережившие смерть предпочитают начать совершенно новый образ жизни и деятельности» («В час смерти,» стр. 200). На самом деле царство «посмертного» опыта не представляется полностью отличным от царства обычного медиумизма и спиритизма, но это все же царство, где бесовские обманы и внушения не только возможны, но положительно их следует ожидать, особенно в те последние дни, в какие мы живем, когда мы являемся свидетелями все новых и более тонких духовных искушений, даже великих знамений и чудес, чтобы прельстить, если возможно, и избранных (Мф. 24, 24).

Поэтому нам следует быть, по крайней мере, очень осторожными со «светлыми существами», которые как будто появляются в момент смерти. Очень уж они похожи на бесов, представляющихся «Ангелами света», чтобы соблазнить не только самого умирающего, но и тех, кому он впоследствии расскажет свою историю, если будет возвращен к жизни (о возможности чего, конечно, бесы хорошо осведомлены).

Однако, в конечном счете, наше суждение об этом и других «посмертных» явлениях должно основываться на учении, которое вытекает из них, — будь оно или дано каким-то духовным существом, увиденным в момент смерти, или просто подразумевается, или выводится из этих явлений.

Некоторые из «умерших» и возвращенных к жизни — обычно те, кто был или стал очень религиозным — отождествляли встреченное «светящееся существо» не с Ангелом, а с невидимым присутствием самого Христа. У этих людей такой опыт часто связан с другим явлением, которое для православных христиан является, возможно, самым загадочным на первый взгляд явлением, встречаемым в современных посмертных переживаниях — видением «неба».

Явления умерших

Рассказы очевидцев

Я была еще маленькой девочкой, — рассказывает одна дама, — когда стала свидетельницей необыкновенного случая, который не смогу забыть никогда. Однажды вечером, когда я легла спать и погасила свечу, вдруг увидела, что перед камином сидит какой-то священник и греет руки. Внешне он был очень похож на моего дядю, протоиерея, жившего недалеко от нас. Я сказала об этом сестре, которая спала вместе со мной. Она тоже узнала нашего дядю.

Тогда нами овладел невыразимый ужас, мы стали изо всех сил звать на помощь. Наш отец, спавший в соседней комнате, вскочил с постели и прибежал к нам со свечой в руке. Призрак сразу исчез. На следующее утро мы получили письмо, из которого узнали, что наш дядюшка протоиерей скончался в тот самый день и час, когда мы его видели».

***

«Несколько лет тому назад мы с товарищами сидели у меня дома. Вдруг раздался громкий стук в дверь. Мать тоже его услышала и крикнула, чтобы я пошел отворить. Не успел я сбежать с лестницы, как дверь открылась сама и в сени вошла моя тетка, старшая сестра моей матери. Она направилась прямо в гостиную. „Почему это тетя не поздоровалась и прошла в гостиную?» — удивились мы и пошли за ней. Но там, к нашему изумлению, мы никого не нашли.

— Наверное, мы услышим о ее смерти, — сказал отец, записывая день и час этого явления.

В тот же день вечером мы получили телеграмму, извещавшую нас о смерти тетки. Она скончалась именно в тот час, когда мы видели ее призрак».

* * *

У помещика Нефедова был брат, давно болевший туберкулезом. Когда у него гостили друзья, он получил письмо от жены своего брата. Она сообщала, что болезнь ее мужа приняла угрожающий характер, и просила немедленно приехать к умирающему. Это письмо он показал гостям и сказал, что завтра же утром едет в Петербург.

Выйдя из гостиной в переднюю, чтобы отдать нужные приказания прислуге, он с удивлением увидел там своего брата, который снимал пальто.

— Что это значит?! — воскликнул он и вернулся в комнату, чтобы объявить своим домашним о приезде брата и показать ему только что полученное письмо.

Через минуту он вернулся в переднюю, но брата там не было. Нефедов спросил у прислуги и гостей, не видели ли они его. Оказалось, что несколько человек совершенно ясно видели брата в передней, но объяснить, куда он мог исчезнуть, они не смогли.

На следующий день утром Нефедов получил телеграмму о кончине брата, которая последовала накануне в одиннадцать часов вечера, как раз в то время, когда он явился.

* * *

«Однажды во время дежурства, это было минувшей зимой, я прилег поспать, так как устал после срочной операции. Вдруг в дверь постучали. Это был фельдшер:

— Ваше благородие, в пятой палате больной очень плох!

— Хорошо, — сказал я, — сейчас иду.

Я поднялся по лестнице и увидел, что этот больной стоит в халате.

— Почему ты не спишь? — сказал я, и вдруг он исчез.

Мне стало не по себе. Я пришел к нему в палату, а фельдшер сказал:

— Он только что умер!

Я пощупал его пульс — не бьется, положил руку на сердце — все тихо. Я никому не рассказывал об этом случае, только записал его в свой дневник. Вернувшись в кабинет, я долго не мог уснуть…»

* * *

«В год кончины моей матушки я получил от нее письмо, в котором она извещала меня, что собирается на все лето приехать ко мне. Это было в конце зимы. Я ответил, что буду очень рад и приготовлю все для ее отдыха.

Зная, как она любит цветы, я сделал ремонт в большой половине дома, обращенной в сад и прилегавшей к оранжерее, а себе оставил половину, выходившую окнами во двор. Однажды, лежа в спальне, я вдруг увидел, что дверь моей комнаты открылась и вошла матушка. Я вскочил с постели и, запахнув халат, бросился к ней навстречу, говоря:

— Матушка, как я рад, что вы приехали!

В этот момент я совершенно забыл, что до ее приезда осталось несколько месяцев. Она пристально посмотрела на меня и исчезла. Я был поражен и не знал, что думать…

Спустя две недели после этого случая я получил письмо от своей сестры, которая извещала, что матушка умерла как раз в тот день и час, когда она явилась мне».

***

Этот случай произошел в Филадельфии. Там был «неспокойный» дом, в котором никто не решался жить. Однажды в этот город приехали две сестры. Они стали искать квартиру, и кто-то указал им на этот дом. Хозяин согласился пустить их бесплатно, не скрывая, однако, причины, по которой он давно остается без жильцов. Сестры переехали в этот страшный дом.

В первые два-три дня ничего особенного не происходило. Но вот однажды ночью, когда они уже легли спать, в доме поднялся какой-то непонятный шум, так что они испугались. Встав с постели, одна из них спросила:

— Кто здесь и что нужно?

Вдруг, как будто из-под земли, появился незнакомый мужчина и сказал:

— Если бы кто-нибудь раньше спросил меня об этом! Поэтому я и давал о себе знать разными способами. Я прошу вас помочь мне! Несколько лет тому назад я был хозяином этого дома. Однажды ко мне приехал мой племянник-сирота, которому я предложил жить у меня. Он был бедным человеком. Я хотел оставить ему все свое состояние, так как кроме него у меня никого не было. Я полюбил его и ничего от него не скрывал, так что он знал, что у меня были большие деньги. Однажды ночью он зарезал меня и скрыл мой труп в этой комнате под полом, а деньги, сто тысяч долларов, украл, и в ту же злосчастную ночь уехал из этого города по железной дороге, а теперь живет под чужим именем вдали отсюда.

Прошу вас заявить об этом полиции, которая найдет мой труп под полом и предаст надлежащему погребению, и я тогда успокоюсь!

На следующий день сестры заявили об этом в полицию, и действительно она нашла под полом скелет человека, которого предали земле по христианскому обряду. С тех пор в доме стало спокойно.

* * *

«В моей жизни, — писал митрополит Платон, — есть один интересный случай. Это было в тридцатых годах, когда я был инспектором Санкт-Петербургской духовной академии. У нас учился некий Иван Крылов, прибывший из Орловской семинарии. Учился он отлично, имел тихий нрав и благообразный вид. Однажды он пришел ко мне и попросил, чтобы я позволил ему лечь в больницу. Я благословил его. Прошел месяц. Как-то я отдыхал в своей келье и вдруг увидел Крылова. Он стоял рядом и грустно смотрел на меня. В этот момент раздался стук в дверь. Крылов сразу исчез. Пока я раздумывал, что это значит, вошел больничный сторож и сказал:

— Студент Крылов преставился!

— Давно ли? — спросил я, потрясенный.

— Да минут пять назад!

Все это, — заключил владыка, — несомненно доказывает нам какую-то таинственную связь между нами и душами умерших».

***

«Я зашел к болящему Иоанну, послушнику покойного схимонаха Моисея. Он был при смерти. В этот день он сподобился пособороваться. Увидев его в благодушном состоянии, я спросил:

— Что, отец Иоанн, видно, в путь собираешься?

— Да, батюшка, помолись, да пошлет мне, грешному, Господь Свою милость!

— Кланяйся от меня своему старцу Моисею.

— Я сегодня виделся с ним, он был у меня и читал акафист Божией Матери, а меня, как и раньше, заставил петь припевы. И так он все правило у меня совершил. Старец сказал мне с радостью: «Мы с тобой и там вместе будем жить, мне разрешили проводить тебя туда». Мы с ним еще помолились, он перекрестил меня и отошел. Поэтому я, батюшка, жду не дождусь, когда уйду отсюда. Отец Моисей сказал, что там несказанно хорошо».

* * *

В одном селе жила почтенная чета: заштатный священник, отец Артемий, и его супруга, матушка Домна. Они прожили душа в душу многие годы. Батюшка был добрый и внимательный к своим чадам, его все очень любили. Но всему приходит конец: отец Артемий занемог, слег в постель и, напутствованный христианскими Таинствами, тихо и мирно перешел в вечность, оставив горько оплакивавшую его спутницу жизни…

Незаметно прошел год. Старушка вдова после поминок прилегла отдохнуть. И вот она увидела во сне покойного мужа. С радостью бросилась она к нему и стала расспрашивать, что с ним и где он теперь находится. Отец Артемий сказал:

— Так как при жизни у меня не было от тебя никаких тайн, то скажу, что, по милости Божией, я не в аду. Скоро и ты последуешь за мной, готовься к смерти через три недели после этого дня!

Покойник медленно ушел, как бы не желая с ней расстаться, а матушка Домна, проснувшись, радостно стала всем рассказывать о своем свидании с покойным мужем. И действительно, ровно через три недели она мирно скончалась.

***

«Мой отец знал о своей кончине за несколько лет, и вот как это ему было открыто. Накануне своих именин он увидел во сне своего отца, который объявил ему об их скором свидании в лучшем мире.

— Ты умрешь, — сказал мой дедушка, — 2 января, в день моей смерти.

— Как? — вскричал мой отец. — Так скоро?

— Нет, ты умрешь в среду.

И действительно, спустя несколько лет, в первую случившуюся среду, которая совпадала со вторым днем января, мой отец умер».

* * *

Этот случай произошел в семье одного помещика. Великим постом он неожиданно тяжело заболел. Ему становилось все хуже, и врачи отказались его лечить. Убитая горем жена оплакивала больного мужа, думая, что он безнадежен. Видя это, больной стал мысленно просить Бога продлить ему жизнь, пока он пристроит старших сыновей и таким образом оставит на их попечение своих младших детей. После этой молитвы он крепко уснул.

Проснувшись, он позвал жену и радостно сообщил ей, что видел в сне святителя Иоасафа Белгородского, которого знал еще при жизни. В сонном видении архипастырь сказал ему, что по милосердию Божию, ради невинных малюток ему дается еще двадцать лет жизни. Но через двадцать лет, ровно в этот день, Господь призовет его к Себе.

Рассказав свое сновидение, больной попросил жену все это записать в молитвенник, что и было исполнено. И безнадежный больной, к удивлению семьи и лечивших его врачей, стал быстро поправляться и вскоре совсем выздоровел.

Ровно через двадцать лет, в назначенный день, он почил вечным сном на руках своих сыновей и дочерей, уже пристроенных и обеспеченных, с благодарной молитвой на устах. Его молитвенник с этой записью до сих пор хранится у его потомков как семейная ценность.

***

«Наши родители жили в своем имении и так любили друг друга, что пережили один другого ненадолго. Вскоре после их кончины наступил храмовый праздник в нашем селе. Мы с сестрами уже были замужем, но к этому дню мы собирались всей семьей в наше имение, чтобы вместе помолиться о наших дорогих родителях. Это было летом. У всех были хорошие голоса, и мы пели на клиросе.

Накануне праздника, после обеда, все мы сидели в большом зале. Дверь из него выходила на террасу, а с террасы — в сад. Сестры репетировали, готовясь петь на следующий день за обедней. Я же была не совсем здорова и в спевке не участвовала, а сидела в конце зала, напротив стеклянной двери, разговаривая с братом. Сестры пели очень хорошо. Слушая их, я подумала: «Вот если бы наши родители были живы, как они были бы довольны!» Вдруг я посмотрела на дверь, выходящую на террасу, и — о ужас! — в дверях стояла моя мать в простом белом платье, как была похоронена, и пристально смотрела на меня. Не веря своим глазам и думая, что это игра воображения, я отвернулась. Через минуту подняла глаза и увидела, что она тихо приближается ко мне.

Я встала и пошла к ней навстречу. Как только я встала, она стала отступать к двери, лицом ко мне, не оборачиваясь. Я приблизилась к ней, а она все еще отступала, продолжая пристально смотреть на меня. Так она спустилась с террасы в сад, я — за ней. В аллее она остановилась. Я также остановилась и хотела взять ее за руку. Но она отчетливо сказала:

— Не прикасайся ко мне, тебе еще не время!

Затем мама улыбнулась, ее лицо точно просветлело отчего-то, и она стала тихо отделяться от земли, подниматься вверх, и исчезла в пространстве».

***

«Мою знакомую Марию выдали замуж в двадцать лет. Через год после свадьбы ее мужа забрали в солдаты, и бедная молодая женщина, прожив после этого года четыре скромно и честно, повела разгульную жизнь. Духовный отец Марии часто призывал ее раскаяться и перестать грешить, но всегда получал один и тот же ответ:

— Постараюсь, батюшка, исправиться, постараюсь!

Но несмотря на обещания исправиться, поток искушений снова увлекал ее в грехи. Таким образом, бедная женщина провела много лет то в грехе, то в раскаянии, то опять в грехе. Но вот однажды к ней позвали духовника для ее напутствования.

— Давно ли Мария больна? — спросил батюшка и узнал, что она уже три месяца страдает водянкой и часто о чем-то плачет.

Во время исповеди духовник увидел, что Мария сокрушается и надеется на милосердие Божие. Она рассказала, что за эти три месяца болезни она много страдала от угрызений совести при воспоминании о своих грехах и при мысли, что не воспользовалась в свое время наставлениями духовника. Часто она начинала унывать и предаваться отчаянию, но в то же время чувствовала, что какой-то голос говорил в ее сердце: «Ты лучше поплачь о своих грехах, и Господь простит тебя, ведь у Него милости больше, чем капель в море».

Это был голос Божий, призывающий душу к покаянию и дающий надежду на милосердие Спасителя к грешникам. И Мария плакала от глубокого покаянного чувства дни и ночи, она молила Господа даровать ей целое море слез. И после этого ей становилось легко на душе.

— Прошлой ночью, — прибавила она, — мне было особенно тяжело. Враг силился отнять у меня всякую надежду на спасение. Я томилась и уже не знала, что делать, как вдруг (не знаю — в сонном ли забытьи, или наяву) ко мне явился старец, которого я приняла у себя год назад. Он тогда был больным и изможденным, я заботилась о нем, как о родном отце. А когда он поправился, обшила его, подарила свою шубу и проводила, слушая его мудрые наставления и прося его молиться обо мне, грешной. Этот старец вдруг явился мне и сказал строгим голосом:

— Мария, ты грешишь еще и против Божьего милосердия! Пострадавший за наши грехи разве может радоваться о погибели бедных грешников? Или ты не знаешь, как милостиво Он принимал и прощал великих грешников, прибегавших к Его милосердию? Молись и надейся! Посмотри на меня. Вот и я ходатайствую за тебя! Ты успокоила мою старость, вылечила меня, отдала последнюю шубу, которая для меня дороже царских одежд. Узнаешь ли ты ее? Она одна у тебя и была, но ты пожертвовала ее ради Христа Спасителя и ради любви к ближнему. Мир тебе, дочь моя, — сказал старец и скрылся…

С тех пор, батюшка, я чувствую какое-то дивное, необъяснимое спокойствие, а поскольку жить мне осталось немного, хочу исповедаться во многих и тяжких грехах и получить ваше прощение в том, что я не слушалась ваших советов и наставлений. Простите, батюшка, меня, Бога ради…

Мария вечером того же дня скончалась. Вскоре после ухода духовника она простилась со всеми и уже не говорила ни с кем ни слова. Некто из святых сказал: «Смирение и любовь — это два великих крыла, на которых возносятся на Небеса».

* * *

«Вернувшись домой после Светлой заутрени, я легла спать. Как только я забылась, услышала чей-то горький плач. Боясь открыть глаза, я робко спросила:

— Надя, это ты, моя родная?

Я боялась услышать ответ, потому что думала, что это явилась моя умершая сестра. Но на мой вопрос грустный девичий голос ответил:

— Нет, я не Надя!

— Кто же вы? — спросила я. — Скажите, что вам нужно? Я все сделаю.

Тогда она ответила:

— Меня зовут Варвара. Ради Бога, помолитесь обо мне, помяните меня за литургией!

Я пообещала, и рыдания утихли. После этого я открыла глаза, в комнате никого не было. Когда через несколько дней к нам приехали родственники, я спросила зятя моего мужа, как звали его сестру, скончавшуюся недавно в Москве. Он ответил:

— Варвара Николаевна.

Тогда я рассказала ему о моем видении. Он был поражен рассказом и немедленно стал поминать свою сестру».

***

«Моя племянница Юленька живет у нас уже семь лет. Я взяла ее трехлетним ребенком после смерти ее матери, моей сестры. Теперь ей исполнилось десять лет. Однажды утром она мне сказала:

— Тетя, я видела во сне мою маму, она обещала прийти ко мне наяву и сказала, чтобы я не боялась ее!

Через три дня, утром, Юля учила географию. Вдруг она встала и пошла к двери, как бы к кому-то навстречу, сказав при этом:

— Мама пришла!

Затем она протянула руку и подняла голову, как бы для получения поцелуя, села на стул рядом с кем-то невидимым, сказав, что с ней присела ее мать. Юля сказала, что мама велела передать мне то-то и то-то. При этом она говорила о таких вещах, которые ей были неизвестны, а главное — недоступны в ее годы. Например, она рассказала факты из прошлого, известные только покойной сестре и мне, и передавала такие рассуждения от ее имени, каких ни один десятилетний ребенок не только не мог бы придумать, но даже и передать толком. Эти явления часто повторялись, и мы уже привыкли к ним.

— Скажи тете, — сказала она однажды, — что я могла бы стать видимой и для нее, но она не вынесет и может заболеть, поэтому я говорю с ней через тебя. Дети меньше нас боятся, чем взрослые.

Очень часто она просила молиться о ней, как-то раз даже заказала отслужить по ней заупокойную обедню и панихиду. Мы все тогда пошли в храм. Батюшка уже привык к нашим рассказам и перестал им удивляться. Как только началась обедня, Юленька сказала:

— Вот и мама пришла со своей подругой, они встали на колени перед царскими вратами.

В начале панихиды Юленька сообщила:

— Мама сказала, что ей не такую надо панихиду, а сугубую.

Я подошла к священнику и повторила ему просьбу покойницы, причем спросила, действительно ли существует сугубая панихида.

— Она не так называется, — сказал батюшка, — но все равно я понимаю, что вам нужно. Это длинная заупокойная служба, отправляемая чаще в монастырях. Хорошо, я отслужу ее.

Когда запели: «Со святыми упокой», Юленька сказала:

— Мама плачет, молится и говорит: «Куда уж мне со святыми! Хотя бы немного успокоиться!»

В одно из своих явлений она сказала Юленьке:

— Твой отец скоро женится, но ты не пугайся, твоя мачеха будет доброй и очень тебя полюбит, даже оставит тебе в наследство все свое состояние.

Это предсказание полностью исполнилось. Через полгода она сказала, что она больше не будет приходить. Сестра постоянно просила меня» молиться за нее, хотя до той поры мы, откровенно сказать, были не особенно богомольны, а после посещений сестры стали часто ходить в церковь».

***

К преосвященному Мартиниану, епископу Таврическому и Симферопольскому, пришли настоятель Петропавловской церкви отец Димитрий и учитель местной гимназии. Вот что они рассказали владыке.

Недавно ночью учителю приснился сон, что к нему подошел какой-то офицер с окровавленной повязкой на голове и попросил его задать священнику Петропавловской церкви вопрос: почему тот не молится за него? И почему он не молится тем угодникам Божиим, мощи которых находятся в пожертвованной им иконе, причем прибавил, что 2 августа, на Илию пророка, этой иконе исполнится двести лет. Видевший сон немедленно пошел к настоятелю Петропавловской церкви и рассказал ему о своем сне. На это отец Димитрий заметил, что в церкви нет двухсотлетней иконы, так как сама церковь существует меньше ста лет, также в ней нет икон с частицами мощей. Но вскоре он вспомнил, что в храме есть одна икона. Ее во время Крымской кампании привез какой-то офицер и оставил в церкви с условием, что если он вернется из Севастополя, то заберет ее обратно. Если же не вернется, то жертвует ее храму. Об этом отцу Димитрию рассказал его предшественник, покойный отец Богдан.

Неизвестный офицер не вернулся, и икона осталась в церкви. Это совпадение побудило отца Димитрия осмотреть эту святыню, причем батюшка сказал, что четырнадцать лет служа в этом храме, он ни разу не открывал этот образ. Они немедленно пошли в церковь.

Икона была написана на кипарисовой доске. На ней была изображена Пресвятая Троица, а также лики нескольких угодников. В особом углублении помещался серебряный крест. Когда его с большим трудом достали, то оказалось, что он раздвигается и в нем находятся частицы мощей святого Лазаря, святого великомученика Феодора Стратилата, святого апостола и евангелиста Луки и святого первомученика и архидьякона Стефана.

Надписи указывали, что тут еще были другие частицы мощей. Но как они удивились, когда увидели, что внизу креста чуть заметной вязью стояла надпись: «1652 год»! Следовательно, иконе исполнилось двести лет. Когда об этом доложили преосвященному Мартиниану, владыка сделал распоряжение, чтобы в этой церкви ежедневно совершали заупокойные ектеньи о воинах, павших на поле брани за веру, царя и Отечество.

* * *

«Мой брат, офицер гусарского полка, как-то возвращался со своим товарищем домой с вечерней пирушки. Он вышел из экипажа около своего дома, а его товарищ поехал дальше. Брат вошел в кабинет вместе с денщиком, и увидел, что за письменным столом, к ним спиной, сидит его товарищ, с которым он только что расстался. Денщик сказал:

— Я и не заметил, как он вошел!

Брат посмотрел на сидящего и увидел, что у него искаженное лицо. В ту же минуту слуга товарища прибежал доложить, что его барин только что вернулся домой и неожиданно умер».

***

«Находясь на службе в Москве, я в начале февраля был командирован в Архангельск. Перед отъездом я написал письмо моей матушке, жившей в Петербурге, прося ее заочно благословить меня в путь-дорогу. После этого я спешно уехал. Остановившись на одной станции отдохнуть и не успев прилечь на диван, я, к моему крайнему удивлению, вдруг увидел перед собой мою матушку. Она стояла вместе с моей усопшей сестрой. Пораженный этим удивительным видением, я не мог пошевельнуться, но пристально и, признаюсь, с каким-то непонятным страхом смотрел на них. Матушка перекрестила меня. Я взял спичку, зажег свечу, и в светлой комнате никого не стало!

Это произошло с 12-го на 13-е февраля, в третьем часу утра. Прибыв в Архангельск, я получил письмо от зятя с известием, что в ту самую ночь моя матушка скончалась».

***

Когда Ломоносов плыл морем из-за границы в свое Отечество, с ним произошло происшествие, которое он не мог забыть. Михаил Васильевич увидел во сне своего отца, выброшенного кораблекрушением на остров в Белом море. Этот остров Ломоносов помнил с детства, потому что они с отцом приплывали к нему.

Лишь только он приехал в Санкт-Петербург, как поспешил узнать об отце у своих земляков. Ему сказали, что он еще прошлой осенью отправился на рыбную ловлю и с тех пор не вернулся, поэтому считают, что с ним случилось несчастье.

Ломоносов был так поражен этим известием, что дал себе слово отправиться на родину, найти тело несчастного отца на том самом острове, на котором он ему приснился, и похоронить его. Но так как занятия в Санкт-Петербурге не позволяли Ломоносову осуществить это, то он с купцами, возвращавшимися из Санкт-Петербурга на его родину, послал письмо к своим родным.

Его желание было исполнено тем же летом: холмогорские рыбаки, пристав к указанному острову, действительно нашли мертвое тело Василия Ломоносова, которое и предали земле.

***

Графиня Елизавета Ивановна, супруга Владимира Григорьевича Орлова, до замужества была фрейлиной императрицы Екатерины II. Как-то к Елизавете Ивановне пришли ее молодые подруги.

Веселые шутки и смех оживляли их беседу. Елизавета Ивановна случайно устремила свой взор к окну, вскочила с кресла и сказала:

— Батюшка приехал! Он подошел к окну!

Все побежали в сад, но графа нигде не было. Тогда глубокая печаль поселилась в сердце нежной дочери. Напрасно подруги старались разубедить ее, что это ей только привиделось. Молодая графиня повторяла, что она три раза видела своего отца, что сначала сама не хотела верить своим глазам, и продолжала тосковать.

За обеденным столом у императрицы фрейлины подшучивали над легковерной подругой. Когда государыня узнала, над чем они смеются, утешила Елизавету Ивановну:

— Успокойся, твоего отца нет в Петербурге. Он не мог бы приехать сюда без моего позволения. Тебе это показалось. Советую, однако, записать это видение.

Через несколько дней пришло известие из Риги о кончине отца Елизаветы Ивановны. Оказалось, что он умер в тот самый день и час, когда явился дочери.

***

«Мой дядя погиб во время войны с турками. Он явился своей матери в минуту смерти. Как-то после обеда она прилегла отдохнуть. Вскоре она выбежала из своей спальни и стала спрашивать у домашних:

— Где он?

— Кто? — спросили ее.

— Как кто? Мой сын! Я стала засыпать, вдруг услышала шорох, открыла глаза и увидела, что он тихо проходит мимо дверей моей спальни, чтобы не разбудить меня. Где он? Не прячьте его!

Ее уверили, что он не приезжал и что ей это пригрезилось. Вскоре в комнату вошел ее зять. Узнав о случившемся, он призадумался и, достав из кармана записную книжку, записал день и час этого случая. Через две недели было получено письмо, подтверждающее, что мой дядя скончался именно в тот момент, когда он явился своей матери».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Явления умерших живым из мира загробного Текст

По благословению

Епископа Пермского и Соликамского Афанасия

Москва: Е.И. Коновалова, 1902

Предисловие

Вера в загробное существование в той или иной форме, можно сказать, присуща почти всему человечеству. Вера в индивидуальное бессмертие, в продолжение личной жизни человека за гробом, по ту сторону видимого мира, особенно важна, понятна и дорога христианам, имеющим в Божественном откровении твердую основу для учения о бессмертии души. Внешним, фактическим, опытным подкреплением этой веры и этого учения служат явления умерших живым собратиям своим.

Фактичность этих явлений во сне или наяву неопровержима, но не объяснима одной наукой.

С точки зрения безрелигиозной науки эти явления получили наименование ретроспективной девтероскопии. Но этот термин, иногда и отчасти выясняя пассивную сторону явлений умерших, всецело несправедлив по отношению к активной стороне, которую он не затрагивает, и которая так и остается невыясненною, хотя и не подлежит по существу ни малейшему сомнению в своей реальности.

Сами доверяя возможности подобных явлений и их реальности, мы приводим ниже двадцать пять рассказов о явлениях умерших живым – преимущественно духовным и светским лицам русского общества.

Среди духовных лиц мы назовем таких, как Филарет, митрополит Московский, Нил, архиепископ Ярославский, и Евгений, архиепископ Ярославский, прежде Тобольский, правдивость сообщений которых нельзя заподозрить.

Леонид Денисов

Случай из жизни Филарета, митрополита Московского

В один из московских монастырей поступил иеромонах из полковых вдовых священников. В скором времени предался он известной человеческой слабости – стал сильно пить. На увещания архимандрита несчастный слезно каялся и зарекался от этой слабости, однако неоднократно нарушал свой зарок. Архимандрит, наконец, вынужден был войти к митрополиту Филарету с донесением и предложением запретить слабому иеромонаху священнослужение, хотя бы временно.

Святитель Филарет не особенно любил, чтобы начальники монастырей обращались за содействием к его высшей власти для устройства или поправки подведомых им дел. Архимандриту, часто жаловавшемуся на своих послушников, митрополит наконец сказал:

– И тот у тебя нехорош, и этот худ. Набери ты мне ангелов… а грешников старайся исправить!

По делу же с прибывшим полковым священником, вероятно, доводы архимандрита были довольно основательны, потому что Владыка решил запретить ему священнослужение.

Резолюция, однако, не была еще написана, и вот после обеда митрополит Филарет лег на диван для кратковременного отдыха. Лишь только смежил он глаза в легком сне, как увидел своего бывшего любимого Владыку, митрополита Платона.

Явился он к нему, как бы в прежнее время, в своем любимом Вифанском саду, одетый в легкую и простую ряску, в бархатной скуфейке на голове, и, ласково глядя на Филарета, говорил ему: «Василий Михайлович (под таковым еще светским именем знавал Филарета митрополит Платон), прости ты прегрешившего отца Ивана». И едва хотел Василий Дроздов, как было прежде, повергнуться к стопам любимого святителя, как видение исчезло, и митрополит Филарет открыл глаза, будучи еще объят живостью всей обстановки посетившего его видения.

– Какой такой прегрешивший отец Иван? – подумал Владыка. – Много у меня отцов Иванов! – и за разными делами забыл об этом видении в тот же вечер.

Но вот в наступившую ночь видит Владыка второй необыкновенный сон: является к нему Император Александр I и тоже просит Филарета: «Не клади гнева, Владыко, на моего храброго попа Ивана!»

«Сердцеведче Господи! – подумал Владыка, проснувшись от сна. – Кто такой поп Иван, что вот уже в другой раз души усопших из горних селений приходят просить меня о нем?» И на имевшейся около его постели аспидной доске он записал, так как имел обыкновение ловить мимолетные мысли, несколько слов на память.

После этого Филарет снова заснул, и по малом времени из сонной, подобно смерти, тьмы сознания выступил перед ним третий величавый образ фельдмаршала, князя Кутузова-Смоленского. Славный победитель Наполеона предстал перед Владыкой старым и изможденным краткой, но смертельной болезнью своей, поразившей его во время погони за отступавшим великим полководцем, и тоже обратил к Филарету просительные слова: «Не входи в суд, Владыко, – говорил обитатель загробного мира, – снизойди к слабости духовника моего Ивана!»

Только что хотел было митрополит воздеть руку для благословения болящего старца, образ его как бы растаял во мгле, и Филарет снова пробудился.

Уже брезжил свет утра; пора было и вставать.

Сильно взволнованный такими необычайными снами, Владыка стал перед образами и в усердной молитве просил у Бога вразумления.

Севши по некотором времени за дела, первое, что увидел Владыка, – было дело о неисправном иеромонахе Иване, присужденном к запрещению. Филарета сразу осенило.

«Вот он! – подумал святитель. – Это и есть тот поп Иван, чья судьба потревожила души великих людей в их вечном упокоении и заставила их явиться ко мне, недостойному, с просьбами… Да… он из полковых и мог быть знаем этими персонами, – но что значит столь разнообразное их появление? Почто взволновали душу мою столь дорогие образы?!»

Никому не сообщая о своих тайных думах, Владыка послал в монастырь за неисправным монахом, чтобы он в тот же день явился к нему.

Со строгим взором и нахмуренным челом ждал Владыка виновного иеромонаха. Но вот и виновный. Отворив дверь покоя, где находился митрополит, келейник пропустил мимо себя высокого манатейного старца, в большой бороде которого седина не могла еще совсем побороть черного цвета молодости, и он пробивался сквозь нее прядями. Помолившись и облобызав руку Владыки, иеромонах упал ему в ноги и со слезами стал просить:

– Вем, Владыко, почто звал еси мя! Не помяни греха моего! Стыд мой предо мною есть выну!.. Не лишай, Влыдыко, благодати благословения десницу, благословлявшую Царя на битву!

Эти слезы и слова старца-монаха взволновали митрополита, и он, сдерживая волнение, сказал ему:

– Встань, слабый, и скажи мне, как протекла жизнь твоя и откуда ты произошел?

– Из причетнических детей, Владыко, а обучался в Московской Духовной Академии.

– Значит, ты должен помнить Владыку Платона, когда он был учителем пиитики и катехизатором Академии? – спросил Филарет.

– Помнить, Владыко! – воскликнул иеромонах, всплеснув руками, причем обильные слезы снова полились из глаз. – Владыку Платона помнить?!.. Пусть прильпнет язык к гортани моей, когда я забуду Владыку Платона! Забудь меня Господь Бог, когда я хоть раз, отойдя ко сну, забуду вознести молитву о Владыке Платоне. Он питал ко мне отчую любовь;

я был у него лучшим учеником: Владыка пророчил мне высокую участь, но волею Создателя я пошел в белое духовенство, а у Владыки Платона явился другой, достойнейший приемник, Василий Михайлович Дроздов, звезда коего воссияла, и на ком до сих пор почиет благословение Владыки Платона!

Иеромонах-старец, говоря это, плакал; по лицу митрополита Филарета тоже текли невольные слезы при воспоминании о Платоне, нарекшем его своим духовным преемником в деле проповедования слова Божия.

И этот ныне виновный монах, и святитель, держащий судьбу его в своей власти, были когда-то одинаково близки сердцу Платона.

– Дальше, дальше, – говорил Филарет.

– Дальше – женился, и суета мирская объяла меня… что должно было расцвести и принести плод, еще в состоянии почки было побито хладом мятежной жизни… При полках протекало мое служение, и с ними я отправился в великий поход против предводителя галлов и с ним двунадесяти языков…

– Так… так… Ну, и здесь ты имел случай видеться с покойным Императором Александром Благословенным?

– Неоднократно служил я на походе благодарственные молебны о дарованных нашему оружию победах, и сия недостойная десница благословляла монарха и была лобызаема им с христианским благоговением.

– Но это к храбрости еще не относится… Что ж ты воевал, что ли? – расспрашивал архипастырь.

– Меча в руки не брал, но силою креста Господня трижды прогонял супостатов и, вознося его пред строем дрогнувших воинов, вливал новую бодрость и отвагу, и вел на вражеские окопы. Зело любим был я и простыми воинами, и военачальниками, и сам монарх лобызал однажды меня в уста, и слезы тогда блистали в его добрых глазах.

– Так вот ты каков!.. – подумал про себя Филарет, оглядывая крупную и сильную фигуру иеромонаха.

– Ты говоришь, – военачальники тебя любили?.. Ты не состоял ли при Кутузове – Смоленском?

– Не состоял при нем, но был любим маститым князем. Когда в немецкой земле, в городе Бунцлау, сего предводителя застиг внезапный и тяжелый недуг, я, недостойный, принял от него предсмертную исповедь и напутствовал его в жизнь вечную.

«Так вот он каков, храбрый поп Иван! – удивлялся в душе Владыка, созерцая мощную фигуру, стоящую теперь перед ним, скорбно и смиренно согнувшуюся… – Да, многомятежна была жизнь его, и в свое время он был истинный иерей Божий и много пользы принес, – думал Филарет. – Нет, это не простое совпадение обстоятельств, столь легко разрешимое людьми материального образа жизни, – соображал старец-святитель, – не пойду я в суд с храбрым попом Иваном, снизойду и прощу ему, по глаголу отца моего по духу, Владыки Платона!..»

Сказав несколько увещательных слов иеромонаху, Владыка преподал ему благословение и отпустил.

– Иди и не прегрешай больше, – сказал ему митрополит Филарет, и иеромонах Иван по-прежнему стал священнодействовать, но от порока своего скоро совсем избавился.

Свящ. Д. Булгаковский. Из загробного мира,

2 изд. 1901 г., стр. 145–152.

Замечательное сновидение Нила, архиепископа Ярославского

В 1871 году состоявший в певческом хоре А. Я-в, прожив не более 24-хлет, умер от эпидемической холеры. Через девять дней после смерти, именно утром 16 июля, явился он мне во сне, – пишет архиепископ Нил.

На нем был знакомый мне сюртук, только удлинневший до пят. В момент явления ко мне Я-ва сидел я у стола гостиной своей, а он вошел из залы довольно скорым шагом, как это и всегда бывало. Показав знаки уважения ко мне, приблизился он к столу, и, не сказав ни слова, начал высыпать на стол из-под жилета медные деньги, с малой примесью серебряной, очень истертой, монеты.

С изумлением спросил я:

– Что это значит?

Он отвечал:

– На уплату долга.

Это меня очень поразило, и я неоднократно повторил:

– Нет, нет, не нужны твои деньги, сам заплачу твой долг.

При этих словах Я-в с заметной осторожностью сказал мне:

– Говорите потише, чтобы не слыхали другие.

На выраженную же мною готовность уплатить за него долг, он не возражал, а деньги не укоснил сгрести рукой со стола.

Но куда положил он их, не удалось мне заметить, а, кажется, они тут же исчезли.

Затем, вставши со стула, я обратился к Я-ву с вопросом:

– Где находишься ты, отшедши от нас?

– Как бы в заключенном замке.

– Имеете ли вы какое-либо сближение с ангелами?

– Для ангелов мы чужды.

– А к Богу какое имеете отношение?

– Об этом после когда-нибудь скажу.

– Не в одном ли месте с тобою Миша?

– Не в одном.

– Кто же с тобой?

– Всякий сброд.

– Имеете ли вы какое-либо развлечение?

– Никакого. У нас даже звуки не слышатся никогда; ибо духи не говорят между собой.

– А пища какая-либо есть ли у духов?

– Ни-ни…

Звуки эти произнесены были с явным неудовольствием и, конечно, по причине неуместности вопроса.

– Ты же как чувствуешь себя?

– Я тоскую.

– Чем же этому помочь?

– Молитесь за меня: вот доныне не совершаются заупокойные обо мне литургии.

При этих словах душа моя возмутилась, и я стал перед покойником извиняться, что не заказал сорокоуста, но что непременно сделаю.

Последние слова видимо успокоили собеседника.

За этим он просил благословения, чтобы идти в путь свой.

При этом я спросил его:

– Нужно ли испрашивать у кого-либо дозволения на отлучку?

Его ответ заключался в одном слове:

– Да.

И слово это произнесено было протяжно, уныло и как бы по принуждению.

Тут он вторично попросил благословения, и я благословил его, знаменуя большим крестом, с произнесением следующих слов:

– Благословит тя Господь от Сиона, живый во Иерусалиме, отныне и до века.

Надобно заметить, что эти слова вовсе необычные для меня, и только во сне уста произнесли их.

Однако же Я-в не удовольствовался этим благословением, ибо оно произносилось в тот момент, когда он занят был застегиванием пуговиц и вообще поправкой одежды, чтобы идти в путь.

Итак, просьба о благословении, с простиранием рук для его принятия, еще раз повторена была, и я в последний раз благословил его, произнося:

– Буди благословен вовеки, во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

Я-в сильно прижал руку мою к устам своим; ему не хотелось выпустить ее. Сочувствуя ему, я облобызал его отеческим лобзанием, вполне сознавая, что он есть гость, пришедший ко мне из другого мира.

И тут я стал вглядываться в него и, вглядевшись пристально, увидел неизменные знакомые мне черты.

Только белизна и утонченность изменяла прежний тип. К тому же пот в виде росы покрывал его лицо, а глаза при яркости своей выражали утомление и упадок сил душевных.

Вышел он от меня дверью, обращенной к Туговой горе, на которой покоится прах его.

За ним следил я с чувством глубокой скорби и с пламенным желанием видеть след его. И что же? Сверх всякого чаяния очутился я на горном хребте, разделенном надвое.

С высоты хребта, в глубине расселины, увидел я тот самый замок, о котором вспоминал Я-в.

Замок имел форму параллелограмма. Из четырех стен его только в одной, к югу обращенной, замечен был мною малый просвет, да и тот с железной решеткой. Кроме этого единственного просвета стены представляли сплошную каменную массу без окон, дверей и даже без кровли.

Последнее обстоятельство дало мне возможность видеть, хотя сквозь полумрак, внутренность замка и совершающееся в нем. Особенно благоприятствовало мне положение мое на окраине горы, поднимавшейся гораздо выше стен.

Казалось, что взор мой досягал до самого дна. Но вглядываясь пристально, я замечал в глубине только мрак, движущийся наподобие черных облаков или волн; но проявления жизни и определенных форм тут ни следа не было.

Наконец душа моя возмутилась: я увидел Я-ва, за несколько перед этим минут посетившего меня. Местом же для него служил угол здания, обращенный к северо-востоку.

Он сидел с поникшей головой и поджатыми ногами, а руки сложены были накрест. Одежда же его заключалась в сорочке, проявлявшей белизну даже сквозь мрак.

Белизна та, среди господствующего всюду хаоса, показалась мне чрезвычайным явлением, и у меня родилась мысль, что положение Я-ва не безотрадно, и он имеет некий почет сравнительно с прочими заключенными этого узилища.

Недвижимость же Я-ва дала мне такой вопрос: ужели душам умерших воспрещено всякое движение и всякая перемена позиции?

И когда таким образом мысль моя и взор будто магнитом влеклись к Я-ву, какой-то почтенной наружности человек, неведомо как и откуда очутившийся позади меня и стоявший на некотором возвышении, обратил внимание мое в противоположную сторону. Я заметил, что южная стена, на небольшом протяжении, в части, примыкающей к просвету, медленно и грозно приподнимается. Вслед за тем в основании стены, на месте подъема или точнее зева, показался на мгновение свет, а внутри вертепа произошло колебание мрака.

А еще минута – и все пришло в прежний порядок. Как ни велико было в эту пору смущение мое, но все-таки я старался разгадать причину совершившегося передо мной явления.

Благодаря таинственному незнакомцу, томился я недолго. Со стороны его донеслись ко мне ответные на мысль мою слова:

– Это знак прихода новой пресельницы.

Обратясь спешно в ту сторону, внимательным взором искал я человека, который рисовался уже в воображении моем ангелом, свыше посланным; но поиск не привел меня ни к чему.

Я видел перед собой лишь безжизненную страшную пустыню.

Картина эта, с рядом предшествовавших явлений, до глубины возмутила душу мою, и я проснулся. И тут же взялся за перо, чтобы виденное передать письменно, с возможной верностью.

Отдельный оттиск

из Ярославских Епархиальных Ведомостей. 1870 г.

Душеполезные Размышленения. 1881 г.

Кто заберет душу? Как можно забрать душу?

1)Человек состоит из двух частей видимой (тело) и невидимой (душа).
2)Душа это сгусток энергии в виде небольшого облачка диаметром от 3 до 15 см. Этот сгусток состоит из невидимых тончайших серебряных ниточек. В центре облачка находится светящаяся точка. Весит душа от 34 до 10 граммов.
3)Человеческая душа вечна. В душе сохраняется вся информация о прошлом, настоящем и будущем человека.
В каждом из нас живет Божья искра, Святой Дух, наша душа, которая принадлежит Отцу нашему Небесному, а в душе, как в сундуке, находится Ангел-Хранитель, который пришел вместе с нами и ради нас. Он вселился в тело человека, когда тот сделал первый вздох, и Он вместе с его душой уйдет из физического тела, когда человек сделает последний выдох на этой Земле.
4)Личность человека это не мозг, это его душа. Мысли рождаются в душе и поступают в мозг уже в готовом виде.
Бог на самом деле является Богом именно человеческих душ, а не физических тел.
Родившись на Земле, душа переживает девять перевоплощений и затем переходит на следующий более высокий уровень, который находится далеко за пределами Земли на другой планете. Вся информация о прошлых жизнях человека хранится у него в душе.
5)Человеческое тело это невероятно сложная, но все-таки машина. Тело смертно. Если душа покидает эту машину, то она приходит в негодность тело умирает, превращается в труп, разлагается… Смерть человека наступает в тот момент, когда душа расстается с телом. Душа же вечна, она остается жить.
6)Смерть это переход человека из Земного мира в Небесный.
7)Смерть — это переход в другое состояние и не следует относиться к ней так трагически.
После смерти человека его бессмертная душа попадает или в Рай, или в Ад.
Отбыв на Небесах определенное время, душа вновь возвращается на Землю, вселяясь в тело новорожденного ребенка.
Душе предстоит 9 реинкарнаций.
Душу на Небеса (в Духовный мир) забирает ангел смерти. После этого тело умирает.
Далее душу ждет высший суд, где решается попадет она в Ад или в рай.

Почему Фауст попал в рай?

Бездарный Критикан 2342 4 года назад Взволнованный столичный блогер https://vk.com/absolutecritic

Копипаста из википедии:

На исходе жизни ослепший Фауст предпринимает постройку плотины для блага человечества. Слыша звук лопат, он переживает величайший миг в своей жизни, полагая, что его работа принесёт большую пользу людям. Ему невдомёк, что это по заданию Мефистофеля лемуры (ночные духи) копают его могилу. Вспомнив про контракт с Мефистофелем, Фауст просит именно здесь остановить мгновенье его жизни.

Согласно условиям контракта душа Фауста должна попасть в ад. Однако пари, заключённое между Мефистофелем и Богом, о том, сможет ли Фауст спастись, Господь разрешает в пользу спасения души Фауста, поскольку тот до последнего дня своей жизни трудился на благо человечества.

Таким образом, в отличие от традиционных версий легенды, согласно которым Фауст попадает в ад, в версии Гёте, несмотря на выполнение условий соглашения и на то, что Мефистофель действовал с разрешения Бога, ангелы забирают душу Фауста у Мефистофеля и уносят её в рай.