Синодик опальных царя Ивана грозного

Содержание

Мое отношение к Ивану Грозному

Мое отношение к Ивану Грозному неоднозначное.

С одной стороны, я думаю, что Иван Грозный был тираном и проводил реформы, которые обеспечили ухудшение ситуации и привели к Смуте.

Но с другой стороны, я понимаю, что как политик Иван Грозный состоялся довольно удачно. У него были реформы, безграничное влияние и власть, он существенно расширил территории и подчинил их, кроме того, он проводил масштабную внешнюю политику, учредил самоуправление и основы абсолютизма в России.

Кроме того, неоднозначность отношения обуславливается также тем, что Иван Грозный в начале своего правления проводил более менее полезную политику и реформы, которые имели смысл. Это касается самоуправления, в первую очередь, а также парламентаризма.

Но срок его правления был довольно большим и его политика изменилась. Поэтому в конце мы видим как великий царь сходит с ума, убивает людей и сжигает деревни без суда и следствия, учреждает Опричнину, которая носит открыто негативный характер, а также присоединяет территории, которые в целом не были необходимы, а только обострили плачевную экономическую ситуацию. Конец его правления приводит Россию к Смутному времени не только из-за того, что династия прервалась. Проблема заключалась также в хаосе, который царил в политической системе тогда.

Правда ли, что Иван IV Грозный был гомосексуалистом?

Дарья Daria 2946 4 года назад люблю лето

Однозначно подтвердить это или опровергнуть не представляется возможным.

Сохранились записки современников Грозного о том, что он, дескать, имел непотребные отношения с Федором Басмановым. Вот несколько подобных записок из Википедии wikipedia.org :

«В своих сочинениях Курбский, к сообщениям которого всё же принято относиться с долей скептицизма из-за глубокой вражды, питаемой им к Ивану, называет Фёдора Басманова «царёв любовник». Очевидно, Фёдор попал в фавор к царю ещё при жизни своего отца Алексея. Курбский обрушивается яростными нападками на некоего царского «потаковника», который «детьми своими паче Кроновых жрецов действует», как считается, намекая на выбранный Алексеем способ достичь высокого положения при дворе.

Интимный характер отношений Ивана Грозного с Фёдором Басмановым отмечали в своих записках иностранцы, посещавшие в то время Московское царство. Так, Альберт Шлихтинг в своём «Сказании» писал о царе, что тот «злоупотреблял любовью этого Федора, а он обычно подводил всех под гнев тирана».

Немецкий наёмник Генрих Штаден, служивший в России в 1564—1576 годах опричником, в своих «Записках о Московии» отмечал: «Алексей и его сын , с которым великий князь предавался разврату (pflegte Unzucht mitzutreiben), были убиты».

В труде С. М. Соловьёва «История России с древнейших времён» приводится рассказ ещё одного иностранца, Александра Гваньини (ни разу не бывавшего в Москве), о том, что молодой князь Дмитрий Оболенский-Овчинин, племянник любимца великой княгини Елены Глинской, казнен был по одному известию за то, что поссорился с Басмановым и сказал ему: «Я и предки мои служили всегда с пользою государю, а ты служишь гнусною содомиею». В следующий визит Оболенского во дворец его отвели в подвал, где он был задушен псарями. Сам Соловьёв высказывает сомнение в правдивости этого рассказа.»

Но пять же, однозначных оснований безоговорочно верить этим запискам нет, да и не всегда в них речь идет однозначно о гомосексуальных отношениях. Разврат — он очень разнообразен 🙂

igorkurl

Орест Бетехин. Опричнина. (Иван Грозный в Новгороде в 1570 году).
Уже поднимался у меня в фейсбуке, в связи с заявлением министра культуры В.Р. Мединского о «всего» «3-7 тысяч» жертвах грозненского террора в его позорном приветствии открытию памятника Ивану Грозному в Орле, одному из самых одиозных персонажей отечественной истории. Ту же цифру жуют-повторяет многочисленные современные апологеты Грозного (не только публицисты, но даже некоторые титулованные историки, правда, не специалисты именно по этой теме типа Вардена Багдасаряна, чья статья про ИГ – просто политизированный, фальшивый, искажающий реалии апологетический треп) с неизменными сравнениями с превосходящими ее в разы количеством жертв Варфоломеевской ночи, репрессий Генриха YIII и прочих европейских современников отечественного тирана.
Я написал тогда, что это цифра берется чиновником «с потолка». Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что не вполне с потолка. Нечто подобное писал советский историк Грозного и опричнины Руслан Скрынников. У него фигурируют 3-4 тысячи жертв террора, с опорой исключительно на «Синодик» опальных, составленный по материалам утраченного опричного архива. Однако же, при ближайшем рассмотрении стало заметно, что Скрынников неосновательно абсолютизировал этот источник. И противоречит сам себе, в одном месте замечая, что там очевидны такие-то пропуски, в другом – не сомневаясь в его полноте, основывает именно на Синодике свои подсчеты жертв опричнины.
Другой известный советский историк, специалист по эпохе Ивана Грозного В.Б. Кобрин в своей биографии Грозного («Иван Грозный», 1989) оспорил выводы Р.Г. Скрынникова. Вот что он пишет о жертвах Новгородского похода царя, — хоть и самой массовой, но только одной из карательных операций опричников:
«Сколько же было всего жертв? Разумеется, на этот вопрос трудно ответить достоверно, тем более что точной регистрации казненных, конечно, не вели. Если верить приведенному летописному рассказу, то легко рассчитать, что должно было погибнуть около 20 — 30 тысяч человек. Такие же, а то и большие цифры называют иностранные авторы. Они, однако, маловероятны: ведь все население Новгорода не превышало в это время 30 тысяч человек. В другой новгородской летописи есть сообщение, что через семь с небольшим месяцев после “государева погрома” в Новгороде состоялось торжественное отпевание жертв, похороненных в одной большой братской могиле (“скудельнице”); могилу вскрыли и посчитали тела; их оказалось 10 тысяч. Но единственное ли это место погребения погибших? Вероятно, все-таки цифра 10 — 15 тысяч человек будет близка к истине. Некоторое время тому назад советский историк Р.Г. Скрынников пришел к иному выводу о числе погибших в Новгороде. Чтобы понять ход его рассуждений, необходимо остановиться на одном источнике — так называемом “Синодике опальных”. Синодиками в это время именовали ведущиеся в монастырях и церквах книги, куда заносили имена тех, чьи души надлежало поминать во время богослужения. Такое посмертное поминовение могло, как думали, избавить покойных грешников, не успевших покаяться, от адских мук. В конце царствования Иван IV распорядился составить синодик, куда были внесены имена казненных по его приказу людей, и списки с этого синодика вместе с обширными денежными вкладами разослал по монастырям.

Нет, это не было пусть и запоздалым, но хотя бы раскаянием. Дело в другом. Многие, если не большинство, погибших от рук опричников не исповедовались перед смертью, не каялись в грехах и не получали их отпущения. Вместе с тем считалось, что за грехи человека, погибшего без покаяния, на том свете должен расплачиваться не только сам грешник, но и тот, по чьей вине покойный не смог исповедаться. Царь Иван, религиозный, как и все люди средневековья, спасал себя.
Но когда взялись за составление синодика, со времени многих казней прошел не один год, а то и не один десяток лет, многие погибли безымянными. Поэтому в синодике немало пропусков, часто вместо имен встречаются простые указания на место казней и количество погибших с прибавлением мрачной формулы: “…а имена их ты сам веси (знаешь. — В. К.), господи”.
Над изучением синодиков плодотворно работал С.Б. Веселовский. Его труд был успешно продолжен Р.Г. Скрынниковым, который установил, что имена жертв записаны в Синодике не в беспорядке: как правило, вместе называются казненные по одному делу. Еще Веселовский показал, что главным источником для составления синодика послужили отчеты палачей и убийц. Есть в синодике и запись о новгородском погроме:
“По Малютинские ноугородцкие посылки (посылка — поручение, задание. — В. К.) отделано скончавшихся православных христиан тысяща четыреста девятьдесять человек, да из пищалей стрелянием пятнадцать человек, им же имена сам ты, господи, веси”.
На этом основании Р.Г. Скрынников сделал вывод, что жертв было гораздо меньше. К числу 1505, имеющемуся в синодике, он прибавил поименно названных новгородцев и заключил, что в синодике перечислено 2170 — 2180 жертв новгородского погрома. Далее исследователь справедливо отметил, что донесения не могли быть полны, что многие действовали “независимо от распоряжений Скуратова” и допускает возможность, что погибло три-четыре тысячи человек.
Однако все это рассуждение основано на допущении, что Малюта Скуратов был главным распорядителем новгородского погрома. А между тем доказательств этого предположения у нас нет. Более того, маловероятно, чтобы в присутствии самого царя и его сына карательными акциями распоряжался только или хотя бы главным образом Малюта. Если это так, то 1505 человек — это цифра из отчета только одного из нескольких карательных отрядов. 10 — 15 тысяч жертв остается наиболее вероятной цифрой.»
Продолжим далее. Если 10-15 тыс. жертвы только похода на Новгород, то жертвы террора царя в целом превосходят озвученные Мединским и прочими в разы и на порядок. Да и в Синодик не заносились жертвы повседневного опричного террора, творимые слугами царя насилия (грабежи, сопровождаемые убийствами) на землях земских и опальных, на что они имели от Грозного карт-бланш. Чернь, простых людишек при таком порядке вряд ли кто считал.
Так или иначе, вопрос статистики жертв террора Ивана Грозного остается открыт. Его оценки, как десятки тысяч убитых, представляются вполне приемлемыми.

Иван Грозный был одним из самых гуманных правителей Европы
(2 фото)

Безусловное большинство историков, публицистов, писателей и т. п. рассматривает его, как заведомо «беспрецедентного», в сущности, патологического тирана, деспота, палача.
Нелепо было бы оспаривать, что Иван IV был жестким правителем. Историк Скрынников, посвятивший несколько десятилетий изучению его эпохи, доказывает, что при Иване IV Грозном в России осуществлялся «массовый террор», в ходе которого было уничтожено около 3-4 тыс. человек.
Но зададимся вопросом: сколько людей отправили на тот свет западноевропейские современники Ивана Грозного: испанские короли Карл V и Филипп II, король Англии Генрих VIII и французский король Карл IX? Оказывается, они самым жестоким образом казнили сотни тысяч людей. Так, например, именно во время, синхронное правлению Ивана Грозного — с 1547 по 1584, в одних только Нидерландах, находившихся под властью Карла V и Филиппа II, «число жертв… доходило до 100 тыс.». Из них было «сожжено живьем 28 540 человек». Французский король Карл IX 23 августа 1572 года принял активное «личное» участие в так называемой Варфоломеевской ночи, во время которой было зверски убито «более 3 тыс. гугенотов» только за то, что они принадлежали к протестантству, а не к католицизму; таким образом, за одну ночь было уничтожено примерно столько же людей, сколько за все время террора Ивана Грозного! «Ночь» имела продолжение, и «в общем во Франции погибло тогда в течение двух недель около 30 тыс. протестантов». В Англии Генриха VIII только за «бродяжничество» вдоль больших дорог «было повешено 72 тысячи бродяг и нищих». В Германии, при подавлении крестьянского восстания 1525 г., казнили более 100.000 человек.
И все же, как это ни странно и даже поразительно, и в русском, и в равной мере западном сознании Иван Грозный предстает, как ни с кем не сравнимый, уникальный тиран и палач.
Нечто подобное происходит и с другими примерами ивановой жестокости, которые необходимо рассмотреть без привычной предвзятости и опираясь на документальные свидетельства и просто логику.
Миф 1. Беспричинный террор
Наверно, это самый главный аргумент против Ивана. Мол, исключительно ради забавы резал грозный царь ни в чем не повинных бояр. Хотя периодическое возникновение широко разветвленных заговоров в боярской среде не отрицает ни один уважающий себя историк, хотя бы потому, что заговоры — обычное дело при любом царском дворе. Мемуары той эпохи так и пестрят рассказами о бесчисленных интригах и изменах. Факты и документы — вещь упрямая, а они свидетельствуют, что против Грозного были составлены несколько следовавших один за другим опасных заговоров, объединявших многочисленных участников из царского окружения.
Так в 1566-1567 гг. царем были перехвачены письма от польского короля и от литовского гетмана к многим знатным подданным Иоанна. Среди них был и бывший конюший Челяднин-Федоров, чей чин делал его фактическим руководителем Боярской Думы и давал ему право решающего голоса при выборах нового государя. Вместе с ним письма из Польши получили князь Иван Куракин-Булгачов, три князя Ростовских, князь Бельский и некоторые другие бояре. Из них один Бельский не вступил с Сигизмундом в самостоятельную переписку и передал Иоанну письмо, в котором польский король предлагал князю обширные земли в Литве за измену русскому государю. Остальные адресаты Сигизмунда продолжили письменные сношения с Польшей и составили заговор, ставящий своей целью посадить на русский престол князя Владимира Старицкого. Осенью 1567 года, когда Иоанн возглавил поход против Литвы, к нему в руки попали новые свидетельства измены. Царю пришлось срочно вернуться в Москву не только для следствия по этому делу, но и для спасения собственной жизни: заговорщики предполагали с верными им воинскими отрядами окружить ставку царя, перебить опричную охрану и выдать Грозного полякам. Во главе мятежников встал Челяднин-Федоров. Сохранился отчет об этом заговоре политического агента польской короны Шлихтинга, в котором он сообщает Сигизмунду: «Много знатных лиц, приблизительно 30 человек… письменно обязались, что предали бы великого князя вместе с его опричниками в руки Вашего Королевского Величества, если бы только Ваше Королевское Величество двинулись на страну».
Состоялся суд Боярской Думы. Улики были неопровержимы: договор изменников с их подписями находился в руках у Иоанна. И бояре, и князь Владимир Старицкий, постаравшийся отмежеваться от заговора, признали мятежников виновными. Историки, основываясь на записках германского шпиона Штадена, сообщают о казни Челяднина-Федорова, Ивана Куракина-Булгачова и князей Ростовских. Их всех, якобы, жестоко пытали и казнили. Но, достоверно известно, что князь Иван Куракин, второй по важности участник заговора, остался жив и, более того, спустя 10 лет, занимал пост воеводы города Вендена. Осажденный поляками, он пьянствовал, забросив командование гарнизоном. Город был потерян для России, а князь-пьяница был за это казнен. Вроде не скажешь, что наказали ни за что.
И с многими казненными боярами случилась подобная волокита, не говоря уже о том, что нескольких бояр, наподобие братьев Воротынских, умертвили исключительно историки, а не Грозный. Исследователи-историки немало веселились, находя документы о жизни многих бояр, как ни в чем не бывало продолжавшейся и после того, как им будто бы отрубили голову или посадили на кол.
Миф 2. Разгром Новгорода
В 1563 году Иоанн узнает от служившего в Старице дьяка Савлука о «великих изменных делах» своего кузена князя Владимира Старицкого и его матери, княгини Ефросинии. Царь начал следствие и вскоре после этого в Литву бежал Андрей Курбский, близкий друг Старицкого семейства и активный участник всех его интриг. В то же время умирает родной брат Иоанна, Юрий Васильевич. Это приближает Владимира Старицкого вплотную к трону. Грозный вынужден принять ряд мер для обеспечения собственной безопасности. Царь заменяет всех ближних людей Владимира Андреевича на своих доверенных лиц, обменивает его удел на другой и лишает двоюродного брата права жить в Кремле. Иоанн составляет новое завещание, по которому Владимир Андреевич хотя и остается в опекунском совете, но уже рядовым членом, а не председателем, как раньше. Все эти меры нельзя назвать даже суровыми, они были просто адекватной реакцией на опасность. Уже в 1566 г. отходчивый царь прощает брата и жалует его новыми владениями и местом в Кремле для постройки дворца. Когда в 1567 г. Владимир вместе с Боярской Думой вынес обвинительный приговор Федорову-Челяднину и остальным своим тайным сообщникам, доверие к нему Иоанна возросло еще больше. Однако в конце лета того же года близкий Старицкому двору новгородский помещик Петр Иванович Волынский сообщает царю о новом заговоре такого масштаба, что Иоанн в страхе обратился к Елизавете Английской с просьбой о предоставлении ему, в крайнем случае, убежища на берегах Темзы. Суть заговора, вкратце, такова: подкупленный Старицким князем царский повар отравляет Иоанна ядом, а сам князь Владимир, возвращаясь в это время из похода, ведет за собой значительные воинские силы. С их помощью он уничтожает опричные отряды, свергает малолетнего наследника и захватывает престол. В этом ему помогают заговорщики в Москве, в том числе и из высших опричных кругов, боярская верхушка Новгорода и польский король. После победы участники заговора планировали поделить Россию следующим образом: князь Владимир получал трон, Польша — Псков и Новгород, а новгородская знать — вольности польских магнатов.
Было установлено участие в заговоре близких к царю московских бояр и чиновников: Вяземского, Басмановых, Фуникова и дьяка Висковатого.
В конце сентября 1569 года царь вызвал к себе Владимира Старицкого, после чего князь уходит с царского приема и умирает на другой день. Заговор был обезглавлен, но еще не уничтожен. Во главе заговора стал новгородский архиепископ Пимен. Иоанн двинулся к Новгороду. Наверное, никакое другое событие того времени не вызвало такого количества гневных выпадов против царя, как так называемый «новгородский погром». Известно, что 2 января 1570 года передовой отряд опричников выставил заставы вокруг Новгорода, а 6 или 8 января в город вошли царь и его личная охрана. Передовой отряд арестовал знатных граждан, чьи подписи стояли под договором с Сигизмундом, и некоторых монахов, виновных в ереси жидовствующих , которая служила идеологической подпиткой сепаратизма новгородской верхушки. После прибытия государя состоялся суд. Сколько было приговоренных к смерти изменников? Историк Скрынников, на основании изученных документов и личных записей царя, выводит цифру в 1505 человек. Примерно столько же, полторы тысячи имен насчитывает список, посланий Иоанном для молитвенного поминовения в Кирилло-Белозерский монастырь. Много это или мало для искоренения сепаратизма на трети территории страны? Не понимая того времени и не зная всех сопутствующих обстоятельств, на этот вопрос можно дать только какой-нибудь праздный ответ, ничего не объясняющий по существу. Но, может, все же правы те, кто сообщает о десятках тысяч «жертв царской тирании»? Ведь дыма без огня не бывает? Не зря же пишут о 5000 разоренных дворах из 6000 имевшихся в Новгороде, о 10.000 трупов, поднятых в августе 1570 года из братской могилы близ Рождественского храма? О запустении Новгородских земель к концу XVI века?
Все эти факты объяснимы и без дополнительных натяжек. В 1569-1571 гг. на Россию обрушилась чума. Особенно пострадали западные и северо-западные районы, в том числе и Новгород. От заразы погибли около 300.000 жителей России. В самой Москве в 1569 г. умирало по 600 человек в день — столько же, сколько, якобы, ежедневно казнил в Новгороде Грозный. Жертвы чумы и легли в основу мифа о «новгородском погроме».
Миф 3. «Сыноубийца»
Есть одна «жертва» Иоанна, о которой наслышаны все от мала до велика. Подробности убийства Иваном Грозным своего сына растиражированы в тысячах экземпляров художниками и писателями.
Отцом мифа о «сыноубийстве» был высокопоставленный иезуит, папский легат Антоний Поссевин. Ему принадлежит и авторство политической интриги, в результате которой католический Рим надеялся с помощью польско-литовско-шведской интервенции поставить Россию на колени и, воспользовавшись ее тяжелым положением, вынудить Иоанна подчинить Русскую Православную Церковь папскому престолу. Однако царь повел свою дипломатическую игру и сумел использовать Поссевина при заключении мира с Польшей, избежав при этом уступок в религиозном споре с Римом. Хотя историки и представляют Ям-Запольский мирный договор, как серьезное поражение России, надо сказать, что стараниями папского легата фактически Польша получила обратно только свой же собственный город Полоцк, отнятый Грозным у Сигизмунда в 1563 году. После заключения мира Иоанн даже отказался обсуждать с Поссевиным вопрос об объединении церквей — он ведь и не обещал этого. Провал католической авантюры сделал Поссевина личным врагом Иоанна. К тому же, иезуит прибыл в Москву через несколько месяцев после смерти царевича и не мог быть свидетелем происшествия.
Что касается истинных причин события, то смерть наследника престола вызвала недоуменную разноголосицу у современников и споры у историков. Версий смерти царевича было достаточно, но в каждой из них основным доказательством служили слова «быть может», «скорее всего», «вероятно» и «будто бы».
Но традиционная версия гласит так: однажды царь зашел в покои сына и увидел его беременную жену одетой не по уставу: было жарко, и она вместо трех рубах надела только одну. Царь стал бить невестку, а сын — ее защищать. Тогда Грозный и нанес сыну смертельный удар по голове. Но и в этой версии можно увидеть ряд несоответствий. «Свидетели» путаются. Одни говорит, что царевна надела лишь одно платье из трех полагающихся из-за жары. Это в ноябре-то? Тем более, что женщина в то время имела полное право находиться у себя в покоях только в одной сорочке, служившей домашним платьем. Другой автор указывает на отсутствие пояска, что, якобы, и привело в бешенство Иоанна, случайно встретившего невестку во «внутренних покоях дворца». Эта версия совершенно недостоверна хотя бы потому, что царю было бы очень сложно встретить царевну «одетой не по уставу», да еще во внутренних покоях. А по остальным дворцовым палатам даже полностью одетые дамы тогдашнего московского высшего света не расхаживали свободно. Для каждого члена царской семьи строились отдельные хоромы, соединенные с другими частями дворца довольно прохладными в зимнее время переходами. В таком отдельном тереме и проживала семья царевича. Распорядок жизни царевны Елены был таким же, как и у других знатных дам того века: после утреннего богослужения она отправлялась в свои покои и садилась за рукоделие со своими прислужницами. Знатные женщины жили взаперти. Проводя дни в своих светелках, они не смели показаться на людях и, даже сделавшись женою, не могли никуда выйти без позволения мужа, в том числе и в церковь, а за каждым их шагом следили неотступные слуги-стражи. Помещение знатной женщины находилось в глубине дома, куда вел особый вход, ключ от которого всегда лежал у мужа в кармане. На женскую половину терема не мог проникнуть никакой мужчина, хотя бы он был самым близким родственником.
Таким образом, царевна Елена находилась на женской половине отдельного терема, вход в которую всегда заперт, а ключ находится у мужа в кармане. Выйти оттуда она может только с разрешения супруга и в сопровождении многочисленных слуг и служанок, которые наверняка позаботились бы о приличной одежде. К тому же, Елена была беременна и едва ли ее оставили бы без присмотра. Выходит, что единственной возможностью для царя встретить невестку в полуодетом виде означало выломать запертую дверь в девичью и разогнать боярышень и сенных девушек. Но такого факта история в полной приключениями жизни Иоанна не зафиксировала.
Но если не было убийства, то от чего умер царевич? Царевич Иван умер от болезни, чему сохранились некоторые документальные подтверждения. Жак Маржерет писал: «Ходит слух, что старшего (сына) он (царь) убил своей собственной рукой, что произошло иначе, так как, хотя он и ударил его концом жезла… и он был ранен ударом, но умер он не от этого, а некоторое время спустя, в путешествии на богомолье». На примере этой фразы мы можем видеть, как ложная версия, популярная среди иностранцев с «легкой» руки Поссевина, переплетается с правдой о смерти царевича от болезни во время поездки на богомолье. К тому же, продолжительность болезни состовляла 10 дней, с 9 по 19 ноября 1581 года. Но что это была за болезнь?
В 1963 году в Архангельском соборе Московского Кремля были вскрыты четыре гробницы: Иоанна Грозного, царевича Ивана, царя Феодора Иоанновича и полководца Скопина-Шуйского. При исследовании останков была проверена версия об отравлении Грозного. Ученые обнаружили, что содержание мышьяка, наиболее популярного во все времена яда, примерно одинаково во всех четырех скелетах и не превышает нормы. Но в костях царя Иоанна и царевича Ивана Ивановича было обнаружено наличие ртути, намного превышающее допустимую норму.
Насколько случайно такое совпадение? К сожалению, о болезни царевича известно только то, что она длилась 10 дней. Место смерти наследника — Александрова слобода, расположенная к северу от Москвы. Можно предположить, что, почувствовав себя плохо, царевич выехал в Кирилло-Белозерский монастырь, чтобы там принять перед смертью монашеский постриг. Понятно, что если он решился отправиться в такой далекий путь, то не лежал без сознания с травмой черепа. В противном случае, царевича постригли бы на месте. Но в дороге наступило ухудшение состояния больного и, доехав до Александровской слободы, наследник окончательно слег и вскоре скончался от «горячки».
Миф 4. «Иван-многоженец»
Практически все историки и литераторы, писавшие о Грозном, не могут обойти стороной тему его супружеской жизни. И тут на сцену выступают пресловутые семь жен Ивана Грозного, созданные больным воображением западных мемуаристов, начитавшихся сказок о Синей Бороде, а также помнивших о реальных, трагически заканчивавшихся судьбах нескольких жен английского короля Генриха VIII. Иеремия Горсей, много лет проживший в России, не постеснялся записать в царские жены «Наталью Булгакову, дочь князя Федора Булгакова, главного воеводы, человека, пользовавшегося большим доверием и опытного на войне… вскоре этот вельможа был обезглавлен, а дочь его через год пострижена в монахини». Однако такой дамы вообще в природе не существовало. Это же самое можно повторить и по отношению к некоторым другим «женам» Иоанна. В своем «Путешествии по святым местам русским» А. Н. Муравьев указывает точное число Иоанновых жен. Описывая Вознесенский монастырь — место последнего упокоения Великих княгинь и русских цариц, он говорит: «Рядом с матерью Грозного четыре его супруги…». Конечно, четыре супруги это тоже немало. Но, во-первых, не семеро. А, во-вторых, третья супруга царя, Марфа Собакина, тяжело заболела еще невестой и умерла через неделю после венца, так и не став царской женой. Для установления этого факта была созвана специальная комиссия, и на основании ее выводов царь получил впоследствии разрешение на четвертый брак. По православному обычаю разрешалось жениться не более трех раз.
Миф 5. «Разгром немецкой слободы»
В 1580 году царь провел еще одну акцию, положившую конец благополучию немецкой слободы. Это тоже используется для очередной пропагандистской атаки на Грозного. Померанский историк пастор Одерборн описывает это события в мрачных и кровавых тонах: царь, оба его сына, опричники, все в черных одеждах, в полночь ворвались в мирно спящую слободу, убивали невинных жителей, насиловали женщин, отрезали языки, вырывали ногти, протыкали людей добела раскаленными копьями, жгли, топили и грабили. Однако, историк Валишевский считает, что данные лютеранского пастора абсолютно недостоверны. Тут надо добавить, что Одерборн писал свой пасквиль в Германии, очевидцем событий не был и испытывал к Иоанну ярко выраженную неприязнь за то, что царь не захотел поддержать протестантов в их борьбе с католическим Римом.
Совсем по-иному описывает это событие француз Жак Маржерет, много лет проживший в России: «Ливонцы, которые были взяты в плен и выведены в Москву, исповедующие лютеранскую веру, получив два храма внутри города Москвы, отправляли там публично службу; но в конце концов, из-за их гордости и тщеславия сказанные храмы… были разрушены и все их дома были разорены. И, хотя зимой они были изгнаны нагими, в чем мать родила, они не могли винить в этом никого кроме себя, ибо… они вели себя столь высокомерно, их манеры были столь надменны, а их одежды — столь роскошны, что их всех можно было принять за принцев и принцесс… Основной барыш им давало право продавать водку, мед и иные напитки, на чем они наживают не 10%, а сотню, что покажется невероятным, однако же это правда». Подобные же данные приводит и немецкий купец из города Любека, не просто очевидец, но и участник событий. Он сообщает, что хотя было приказано только конфисковать имущество, исполнители все же применяли плеть, так что досталось и ему. Однако, как и Маржерет, купец не говорит ни об убийствах, ни об изнасилованиях, ни о пытках. Но в чем же вина ливонцев, лишившихся в одночасье своих имений и барышей?
Немец Генрих Штаден, не питающий любви к России, сообщает, что русским запрещено торговать водкой, и этот промысел считается у них большим позором, тогда как иностранцам царь позволяет держать во дворе своего дома кабак и торговать спиртным, так как «иноземные солдаты — поляки, немцы, литовцы… по природе своей любят пьянствовать». Эту фразу можно дополнить словами иезуита и члена папского посольства Паоло Компани: «Закон запрещает продавать водку публично в харчевнях, так как это способствовало бы распространению пьянства». Таким образом, становится ясно, что ливонские переселенцы, получив право изготовлять и продавать водку своим соотечественникам, злоупотребили своими привилегиями и «стали развращать в своих кабаках русских».
Как бы ни возмущались платные агитаторы Стефана Батория и их современные адепты, факт остается фактом: ливонцы нарушили московское законодательство и понесли полагающееся по закону наказание. Михалон Литвин писал, что «в Московии нет нигде шинков, и если у какого-нибудь домохозяина найдут хоть каплю вина, то весь его дом разоряется, имение конфискуется, прислуга и соседи, живущие на той же улице, наказываются, а сам хозяин навсегда сажается в тюрьму… Так как московитяне воздерживаются от пьянства, то города их изобилуют прилежными в разных родах мастерами, которые, посылая нам деревянные чаши… седла, копья, украшения и различное оружие, грабят у нас золото».
Конечно, царь встревожился, когда узнал, что в немецкой слободе спаивают его подданных. Но никаких беззаконий не было, наказание соответствовало закону, основные положения которого приводятся у Михалона Литвина: дома преступников разорили; имущество конфисковали; прислуга и соседи были наказаны плетьми; и даже было оказано снисхождение — ливонцев не заключили пожизненно в тюрьму, как полагалось по закону, а только выселили за город и разрешили построить там дома и церковь.
Как видно из выше приведенных фактов, фигура Ивана Грозного была изрядно демонизирована, хотя, конечно, во время правления Грозного были темные страницы, но ничего такого, что выходило за рамки политической культуры и нравов того времени, за царем найти трудно.
Причем за явно искаженным образом Грозного многие исследователи не замечают положительных сторон правления Ивана Васильевича. А ведь их тоже немало.
При Иване Русь поднялась с колен и расправила плечи от Балтики до Сибири. При вступлении на престол Иоанн унаследовал 2,8 млн. кв. км, а в результате его правления территория государства увеличилась почти вдвое — до 5,4 млн. кв. км — чуть больше, чем вся остальная Европа. За то же время население выросло на 30-50% и составило 10-12 млн. человек. В 1547 году Грозный венчался на царство и принял титул царя, равнозначный императорскому. Такое положение дел было узаконено Вселенским Патриархом и другими иерархами Восточной Церкви, видевшими в Иоанне единственного защитника Православной веры. При Иване окончательно были уничтожены остатки феодальной раздробленности, а без этого не известно, пережила бы Россия смутное время или нет. Именно при Иоанне IV были проведены церковные Соборы 1547, 1549, 1551, 1553 и 1562 годов, заложившие основы церковного строительства Руси. В правление этого царя прошла канонизация 39 русских святых, тогда как до него (за шесть веков христианства на Руси!) прославили всего 22.
По велению Ивана Грозного было возведено свыше 40 каменных церквей, украшенных золотыми куполами. Царь основал 60 монастырей, подарив им купола и украшения, а также пожертвовав им денежные вклады.
Иоанн IV, под именем Парфения Юродивого, написал Канон и молитву архангелу Михаилу, назвав его именно Грозным Ангелом. Канон подчеркивает священный страх, исходящий от архангела, здесь он описан, как «грозный и смертоносный». Царь Иоанн писал еще и стихиры, о которых очень высоко отзываются знатоки нашей древней письменности.
Источник: https://fishki.net/profile/519824/answers/https://fishki.net/profile/519824/answers/ © Fishki.net

Синодик опальных

Синодик опальных — синодик для церковного поминовения, написанный по указанию царя Ивана Грозного. Составлен с целью поминовения лиц, пострадавших в годы его правления.

Синодик составлен в конце жизни Ивана IV (около 1583 года), который объявил прощение всем казнённым им боярам и пожертвовал монастырям на помин их душ крупные денежные суммы. Одновременно им были разосланы в десятки монастырей поминальные списки, которые со времён Н. М. Карамзина популярны в качестве источников по истории опричнины. Сами синодики сохранились лишь в поздних, порой искажённых, монастырских копиях.

Академик С. Б. Веселовский высказал предположение, что царские синодики составлены на основе приказного списка казнённых, составленного царскими дьяками на основе подлинных документов опричнины. Им был составлен алфавитный перечень казнённых, на основе которого был сделан вывод о том, что синодик опальных содержит нехронологический и довольно неполный список жертв опалы Ивана Грозного. В него включены казнённые в 1564—65 и 1571—75 годах. Наиболее полно в нём перечислены лица, пострадавшие по делу князя Владимира Старицкого (1567—1570 годы, 3200 человек); по мнению Р. Г. Скрынникова, в синодике приведён полный хронологический перечень всех казненных по данному делу.

Синодик приводит также подробные данные о разорении Иваном Грозным Новгорода в 1570 году. Составители включили в синодик текст отчёта («сказку») Малюты Скуратова:

«По Малютине скаске в новгороцкой посылке Малюта отделал 1490 человек (ручным усечением), ис пищали отделано 15 человек».

Имена этих посадских людей в синодике не перечисляются, по именам указано несколько сотен дворян и их домочадцы.

Синодик опальных является источником, по которому к жертвам Ивана Грозного причисляют следующих православных святых:

  • Ефросинью Старицкую (утоплена в реке Шексне 11 октября 1569 года вместе с сопровождавшими её монахинями и слугами);
  • Корнилия Псково-Печерского (убит царём во время его похода на Псков в 1570 году вместе со старцем Вассианом Муромцевым, состоявшим в переписке с Андреем Курбским).

Список опальных Ивана Грозного 1583 года

Лета 7091/1583 года, по государеву царёву и великого князя Ивана Васильевича всея Руси указу, выписаны из государевых книг имена и прозвания опальных людей разных городов, поминать их по государевой царёву и великого князя грамоте на литиях и на литургиях и на панихидах в церквах божиих во все дни. А которые в сём поминании имена не писаны — прозвища или в котором месте писано 10 или 20 или 50 ибо тех поминали: «Ты, господи, сам ведаешь имена их».

Казни 1564 — 1565 г.

Князь Михаил Репнин, князь Юрий Кашин, князь Иван Кашин, князь Андрей Ногтев Оболенский, князь Александр Горбатый с сыном князем Петром, Пётр Головин, князья: два сына Дмитрия Куракина, князь Пётр Горинский, князь Никита и князь Андрей Чёрные-Оболенские, Леонтий Тимофеев.

Казни ноября 1567 — марта 1568 г.

Казарин Дубровский да два сына его, 10 человек его тех, которые приходили на помощь. Ишук Иван Бухарин, Богдан Шепяков, Иван Огалин, Иван Юмин, Григорий Темирев, Игнатий Заболоцкий, Фёдор Еропкин, Истома Кузьмин, князь Василий Волк Ростовский, Василий Никитич Борисов, Василий Хлуденёв, Никифор и Степан Товарищевы, Дмитрий Михайлович Товарищев, Иван Потапов, Григорий Фомин, Пётр Шестаков, князь Михаил Засекин, Михаил Лопатин, Тихон Тырнов, старец Афанасий Ивашов.

Митрополичьи: старец Левонтий Русинов, Никита Опухтин, Фёдор Рясин, Семён Мануилов.

Владыки Коломенского: боярин Александр Кожин, кравчий Тимофей Собакин, конюший Фёдор да дьяк владычный.

Казни по делу о заговоре в земщине март — июль 1568 г.

Ивановы люди Петрова Фёдорова: Смирной Кирьянов, дьяк Семён Антонов, татарин Янтуган Бахмет, Иван Лукин, Богдан Трофимов, Михаил Цибневский, Труха Ефремов, Артемий седельник.

В Коломенских сёлах: Григорий Ловчиков казнил Ивановых людей 20 человек.

В Губине: Малюта Скуратов с товарищами казнил 39 человек. Михаил Мазилов, Леонтий и Брех Григорьевы дети Кафтырева, Никита Левашов.

В Матвеищеве: казнено 84 человека да у трёх человек по руке отсечено. Григорий Кафтырев, Алексей Левашов, Севрин Басков, Фёдор Казаринов, инок Никита Казаринов, муромец Андрей Баскаков, Смирной да Терентий да Василий Тетерины, Иван Селиванов, Григорий да Ив да Василий да Михаил да дети их 5 человек — 9 человек дети Гундоровы Тетерина, Осип Тетерин, князь Данила Сицкий, Андрей Батанов, Иван Поярков Квашнин, Никита да Семён Сабуровы, Семён Бочин, Хозяин Тютин с женою да 5 сынов его, да Хозяина брат, Иван Колочов да сын его Иван, Иван Трусов, Никита Трофимов, Иван Ишуков Бухарин, князь Владимир Курлятьев, князь Фёдор Сисеев, Григорий Сидоров, Андрей Шеин да сын его Григорий и брат Алексей.

В Ивановском Большом: казнено 17 человек, да 14 человек ручным усечением конец приняли.

В Ивановском Меньшом: казнено 13 человек Исаковы жены людей Заборовского, да 7 человек отсечением рук скончавшимися.

В городище Чермневе: казнено 3 человека Тевриза да племянника его Якова.

В Солославле: казнено 2 человека.

В Бежецком Верху: казнено Ивановых людей 65 человек, да 12 человек скончались ручным усечением. Андрей и Григорий Дятловы, Семён Алябьев, Фёдор Образцов, Иван Меньшик Ларионов, Иван Ларионов, князь Семён Засекин Баташев, князь Иван Юрьевич сын Смелого Засекина, Пётр Шерефединов, Павел племянник Ишуков, Елизарий Шушерин, Фёдор Услюмов Данилов, Дмитрий и Юрий Дементьевы, Василий Захаров с женою да 3 сына, Василий Федчищев, Иван Большой и Иван Меньшой Григорьевы дети Пелепелицына, Григорий Перепечин, Андрей Бухарин.

А всего казнено на 6 июля 1568 года 369 человек.

Казни по делу о заговоре в земщине июнь — сентябрь 1568 г.

Андрей Зачесломский, Афанасий Ржевский, Федор да Петр да Тимофей Молчановы дети Дементьева, Гордей Ступишин, Иван Измайлов, князь Фёдор Сисеев; Иван Выродков и дети его Василий, Нагай, Никита, дочь его Марья, внук Алексей да два внука, да сестра Ивана Федоровича, да его братья Дмитрий да Иван; Иван и Пётр Веригины, Гаврила и Фёдор Дмитриевы да две жены, дочь, да внук Выродковы же 9 человек; Ширяй Тетерин и сын его Василий, Иван и Григорий Горяиновы дети Дементьева, Василий Колычев, Андрей и Семён Кочергины, Фёдор Карпов, Фёдор Заболоцкий, Михаил Шеин, князь Владимир и князь Андрей Гагарины, Афанасий и Молчан Шерефединовы, Иван и Захарий Глуховы, Иван Товарищев, Фёдор Бернядинов, Михаил Карпов, Фёдор и Василий Даниловичи дети Сотницкого, князь Данила Чулков сын Ушатого, князья Иван и Андрей Дашковы, Григорий и Семён Образцовы, Афанасий Образцов, Молчан Митков; князья: Фёдор, Осип, Григорий Ивановичи дети Хохолкова Ростовского; Рудак Бурцев, Михаил Образцов сын Рогатого, Осип Янов, князь Александр Ярославов, Василий Мухин, Пётр Малечкин, Иван Большой и Иван Меньшой да Василий Мунтовы дети Татищева, князь Фёдор Несвицкий, Дмитрий Сидоров, Утеш Капустин, князь Андрей Бабичев, Карп Языков, Матвей Иванов сын Глебов, Фёдор и Иван Дрожжины, Андрей и Иван Кульневы, Иван Ростопчин и брат его Молчан, Иван Третьяк и Григорий Растопчины, Иван Измайлов; Семён да Иван да Фёдор да Елизар да Иван Каменские, Иван Петрович Фёдоров.

На Москве казнены: Михаил Колычев да три сына его: Булат, Симеон и Миня;

Казнены по городам: князь Андрей Катырев, князь Фёдор Троекуров, Михаил Лыков с племянником, Ворошило Дементьев, да 26 человек от ручного усечения скончались; Афанасий Отяев, Третьяк Полугостев, дьяк Второй Бунков, Григорий Плещеев, Тимофей Кулешин .

Казни по делу об измене жителей Изборска в январе — феврале 1569 г.

В Изборском деле подьячих: Семён Андреевич Рубцов, Рубцов человек Оглобля, Петр Лазарев.

Псковичи: Алексей Шибников, Ефимий Герасимов, Иван Лыков, казанский жилец Юрий Селин, Василий Татьянин, Григорий Рубцов, Юрий Незнанов, Михаил Дымов, Михайлов человек Воронова Кузьма Кусов, Третьяк Лукин.

Казни во время пребывания Ивана Грозного в Вологде в мае — июне 1569 г.

На Вологде казнены: князь Пётр Крапоткин, Третьяк и его человек Тимофей Кожар. Повар Василий. Помяс Фёдор. Плотники: Неупокой, Данила, Михаил. Балаховец Ананья.

Нижегородцы из земского: Иван и Третьяк Сидоровы, Данила Айгустов, из переславля Иван Третьяк.

Казни по делу Старицких в октябре 1569 г.

Повелением царя Ивана Грозного потоплены в Горах в реке Шексне: удельная княгиня инока Евдокия мать князя Владимира Андреевича; инокиня Мария, инокиня Александра да 12 человек со старицами, которые с нею были — Володимерская постельница, что была у князя молодого приставлена Мария Ельчина, немка Анна Козина, татарка Анна, вдова Катуня, немка Ульяна, Марфа Жулебина, Акилина Палицына, Иван Ельчин, Пётр Качалкин, Иван Шунежской, Фёдор Ерофеевич Неклюдов, рыболов Корыпан, Фёдор Петров, Афанасьев человек Нащёкина Максим да его два человека Бык да Алексей; дворник Афонасий, Четвёртый да Дмитрий Ягины, Семён Лосминский, повар Молява, Ярыш Молявин, царский огородник Константин, Иван Молявин и брат его Левонтий, Третьяк Ягин, конюх Игнатий Ягин, Семён Лосминовский, подьячий Антон Свиязев, пушкари с коломны Ларион Ярыга и сын его Неустрой Бурковы, ряболов Ёж, ярославец Русин Шиловцев, рыболов Фёдор Соломонов, Василий Воронцов с товарищами, сытник Владимир Щёкин, Семён человек Грязной, Мария Былова и её сын, Левонтий Левошин.

На Богане: князь Владимир Андреевич с княгиней да с дочерью, дьяк Яков Захаров, Василий Чиркин, Анна и Ширяй Селезнёвы, Дмитрий Елсуфьев, Богдан Заболоцкий, Стефан Бутурлин.

Нижегородцы: Осей Иванов, Степан Бурнаков, Иван Дуплев, Иван Кашира.

Из Китая города: Воскресенский поп Василий, священоерей Григорий, церкви Петра и Вериги поп Кузьма, ведун баба Мария, Василий Неелов, москвитин Варлам Савин, Юрий Новокрещенов, подклюшник Иван Вешняков, Семён Чебуков, Семён Оплечюев, Второй Фёдоров сын Аникеев, Иван Боборыкин, Андрей Котов, Третьяк, Андрей Колычев, подьячий Василий Карпов, Василий Кошуркин, староста Иван Ушаков, ямской дьячок Горяин Пьямов, Третьяк Бакин, Андрей Щепотев и сын его Иван.

В Богородицком: земский охотник Семён Ширяев да псарей 16 человек.

В земском селе Братошине: псарей 20 человек.

В селе Озерецком: Левонтиевых людей Куркина 2 человека. .

Казни по делу новгородской измены в декабре 1569 — январе 1570 г.

Новоторжцы: Салман Глухов, Рудак да Богдан да Меньшой да Григорий да Шарап да Мисюрь Берновы, Осип да Иван Глуховы.

В новгородской посылке Малюта Скуратов казнил 1490 человек новгородцев, да 15 человек расстреляны из пищалей: Данила с женою и с детьми — самого Данилу четвертовали; Иван и Степан Фуниковы, Иван Бурово сын Чермазова, Михаил и Иван Павлиновы, жена Михаила Мазилова с двумя дочерьми и с двумя сыновьями; попов Филиппов сын благовещенского, Яков Змиев, Иван Извеков, Матвей Бухарин с сыном, Алексей Сауров, Козьма человек его, Роман Назариев сын Добровского, Фёдор Безсонов, Левонтий Мусорской, Сарыч Савуров, Матрёна Потякова, новгородский подьячий Молчан Григорьев, Андрей Горецкий.

Казни по дороге в Новгород в декабре 1569 — январе 1570 г.

На дороге от Москвы 6 человек.

В Клину: каменщик Иван.

Псковичи с женами и детьми на Медне: 190 человек.

В Торжке сожжённых: серебряник Невзор Лязвин, серебряник Ульян, Григорий. сытник Иван Тёщин.

Псковичи с женами и детьми: 30 человек.

Бежецкой пятины: Игнатий Неклюдов сын Юренева, Михаил Васаев, Кирей Новосильцев, Ждан Нелединский.

Казни в Новгороде в январе — феврале 1570 г.

Василий Дмитриевич Данилов, дьяк Андрей Безносов. Васильевы люди Дмитриевича, литвин Максим и немец Роп, Козьмины люди Румянцева два Третьяка, Михаил Романов, Третьяк Малечков да племянник Козьмин Третьяк Румянцев;

Новгородцы: сын боярский Третьяк Пешков, Шишка Чертовский, Василий Сысоев, Никита Чертовский, Андрей Паюсов, Иван да Прокофий да Меньшой Иван Паюсовы, дияк Юрий Сидоров, Василий Хвостов, Иван Сысоев, князь Владимиров сын боярский Григорий Бортенёв, Алексей Неелов, дьяк Иван Юрьев, Стефан Оплечюев, Семён Паюсов, Григорий и Алферий Безсоновы, князь Борис Глебович Засекин, Андрей Мусорский, Борис Лаптев, Русин Перфуров, Денис и Меньшик Кондауровы, Андрей Воронов, Постник да Третьяк да Матвей да Сурьян Иванов, да Григорий Паюсовы; Постник Сысоев, владыки тверского подключник Богдан Иванов, Фёдор Марьин, Тутыш Палицын, Михаил Бровцын, Григорий Цыплетев, изборска городового прикащика Рудаков брат Пятой Перфирьев, Меньшой и Андрей Аникеевы, Ивановы люди Петровича: Смирной, Оботур, Иван, Ларион, Богдан, Петр и Вавила Нагины.

Из Сорма с Москвы: Бажин старец Дионисий.

С Михайлова городка: старец Илинарх. Тимофей и Герасим Нащокины, подьячий Еремей Дервин, Фёдор Сырков, Алексей Сырков с женою и с дочерью, Варвара Третьякова жена Пешкова с двумя сыновьями, дьяк Иван Матвеев с женою и снохою, Матвей Харламов с женою и с дочерью, Семён Козавицын с женою, Второй с женою, Иван Плещеев, Григорий Волынский, Алексей Неклюдов с женою, Иван Жаденский с женою, Хотен с женою, Пётр Запоров с женою и сыном, Роман Амосов с женою и сестрою и с тёщей, Меньший Кротков с женою, Давид Оплечюев, Китай Шамшев, Пётр Оплечюев, Никита и Тимофей Котовы, Терентий Ивонин, Петр и Андрей Котовы, Постник Кувшинов, Пётр Блеклой с женою да снохою и с внуком, Пинай Потяков с женою и сыном, Иван Кострикин с женою да сыном ид дочерью, Шемяка и Ощера Кузьмины да Никон Ощерин сын — Болховские; Матвей Федотов, Бажен Иванов с женою да с сыном и дочерью, Сурьян Иванов, Иван Пасынок, Фёдор Жаденсков, Илья Плещеев, Иван Исаков с женою и 2 дочерьми, Андрей Шишкин с женою, Остафий Мухин с женою, Фуник Яковлев с женою, Фёдор Пивов с женою, Кирилл Голочелов с женою, Исак Басенков с женою, Дмитрий Елгозин, Иван Мелницкой, Пелагея Курдюкова, инок Александр, протопоп Амос, Яков Старый, Григорий Бестужев, Семён да Никита да Фёдор Палицыны, Субота Резанов с женою и с 2 дочерьми, Василий Веселой с женою, Иван Карпов с женою, Пятый Палицын, серебряник Родион, Обида Нестеров, ямской Дмитрий.

Подьячие новгородцкие: Фёдор Маслов с женою с сыном Дмитрием и дочерью Ириной, Иван Лукин с женою и детьми: Стефан, Анна, Катерина; Кирилл Андреянов с женою и детьми Василием и Марфой; Харитон Игнатьев с женою и дочерью Стефанидой, Петеля Резанцев с женою и сыном Карпом, Селянин Шахов с женою и детьми: Пелагея и Пётр; Глеб Ершов сын Климова с женою и дочерью Матрёною, Фёдор Борода с женою, Иван Ворыпаев с женою, Григорий Палицын с женою, Семён Иванов с женою и сыновьями Фёдором и Данилой, Алексей с женою, Василий Зворыкин с женою, Василий Орехов, Андрей Савуров с женою и сыном Лазарем, Болобока Игнатьев с женою, Неждан Оботуров с женою, Богдан Игнатьев с женою, Алексей Сунятев с женою и дочерью Марией, Григорий Павлов, Фёдор Жданов с женою да с сыном и 2 дочерьми, Григорий Степанов с женою, Алексей Артемьевич Сутянилов с женою и дочерью, Алексей Дыдылнин, Лука Шатерин с женою и сыном, Истома Кузьмин с женою с сыном и дочерью.

Новгородские подьячие неженатые: Алексей Иванов, Безсон Афанасьев, Сухан Григорьев, Семеон Ежов, Смирной Нестеров, Будило Никитин, Богдан Воронин, Мижуй Крюков, Яков Иванов, Илья Селин, Ждан Игнатьев, Василий Леонтьев, Фёдор Братской, Тимофей Лисин; Инок Нередицкого монастыря Пимин.

Новгородсие разсыльщики: Никифор Палицын с женою и 2 сыновьями, Семён Платюшкин с женою и 3 дочерьми, Андрей Выповский, Иван Ширяев с женою и 2 сыновьями, Андрей Юренев, подьячий Чиж с женою и с сыном и дочерью, Иван Едигеев;

Старица Евдокия Горбуша, Андрей Тараканов, Суморок Елгозин, Охлопок и Нечай люди Куликова, Яков Усов с женою с дочерью и сыном, Гурий Бутурлин, Исуп Колзоков, Иван Мячков, Истома Лукошков, холщевник Никифор с женою и сыном и дочерью, Яков Кудрявцев с женою и 2 сыновьями, Артемий Есипов с женою с сыном и 2 дочерьми; Семён Кроткий с женою с сыном и дочерью, Прокофий Огалин, Шестак Окунев, Яким Климов, Иван Палицын с женою и 2 сыновьями, князь Андрей Бычков Ростовский с матерью с женою с сыном и дочерью; Пятой Семёнов, Никита Никитин, охотник Гаврила, Игнатий Скомантов, Яков Шалимов, Неклюд Палицын, корелянин Варфоломей, староста Никифор, Ятцкой Дедяев, полоченин Алексей, портной Алексей, Микула Ездок и Иван Опалёвы, Левонтий Бутурлин, Ярой Тихонов, Василий Крюков, Иван Кутузов, Афанасий Бабкин, Немир Опалёв, Тимофей и Ратман Палицыны, подьячий Иван, Семён и Меньшик Шалимовы.

Логоцкого погоста старосты: Данила, Дмитрий Мякина Третьяков человек Шаблыкина, Левонтий, Данила, Нечай Матвеевы;

Княгиня Афросенья жена князя Никиты Ростовского-Лобанова, кожевник Антон, Богдан Игнатьев, Григорий Мотякин, полочанин Михаил, Замятня и Нерка Шепяковы, Иван Окунев, Ушак да Михаил да Богдан да Неудача Хвостовы; Иван да Юрий да Фёдор да Василий да Матвей Милославские; Алексей и Постник Хвостовы, Василий Бутурлин, Юрий Линёв, Данила слуга Басманова, Вешняк Дубровский с сыном, Алексей Дубровский с сыном, Игнатий и Данила Хвостовы. .

В Новгороде казнены 15 баб, называли их ведуньями.

Казни в Пскове в феврале 1570 г.

Из Пскова Печёрского монастыря игумен Корнилий и старец Васьян Муромцев, Борис Хвостов, Третьяк Свиязев, тёща Елена Неудачина, инок Дорофей Курцев, Пётр Оплечюев. Тимофей Колонтяев, Захар и Постник Спячие, Афонасий и Степан Мартьяновы, Василий да Матвей да Данила Коротнёвы, корелянин Третьяк, Андрей Образцов.

В Пскове: приказчиков городовых 2 человека: Тимофей Оплечуев и Василий Спячий; корелянин Гуляй, подьячий Афанасий Пуговка, Смага Ефимьев сын Вялицына, Алексей Пешков, Иван Клеопин, Иван Пузиков, Михаил Сумароков, немец Иван, Алексей Бовыкин.

Из новгородской тюрьмы: литовцы Марк и Фёдор;

Яков Юренев, Юрья Молвянинов, Тучко Юренев, Меньшик Юренев князь Иванов человек Бельского, Иван Веселой, Максим Зеленин, Иван Беликов, Сапун Дубровский с женой и детьми: 2 сына и дочь; Иван Аникеев, Никита Линёв. Игнатий Куничников, сытник Добрыня, Фёдор Свиязев, Булгак Безсонов, Алферий и Шестак Выповские, Никита Яковлев сын Хвостова, Некрас Поповкин, Истома Горин, Молчан Горин, Гаврила Чёботов сын Потперихина, Иван, Иван Вяземский, Сидор Уваров, псари: Третьяк и Четвертой Борзовы; Ушатой Поповкин, Суря Щекотов, Аксентий Путильцев, Федот Изугин, Иван Желтухин, Аксентий Олферьев, путимлец Дмитрий, Пётр, Иван Пасынков, Михаил Шелухин, пищальник Молчан, Грязной Вяземский, Всячина Скулин, псарь Иван, нарядчик Казарин Полевой, писщик Шеметко, псарь Нелюб Приезжий, жена Василия Прохнова с сыном и с дочерью, инок Афанасий Ежов, сытник Тимофей с сыном, князь Василий Гагарин, солотинский архимарит, стрелец Алексей, подьячий Ананий, псарь Иван Бердин.

Казни в Москве 03 июля 1570 г.

Третьяк Висковатый с женою, Лаврентий Паюсов, Пантелей и Третьяк Гнилевские, Третьяк Корнилов, Опасный Небытов, жена Алексея Дубровского с сыном и дочерью, жена Вешняка Дубровского с сыном и дочерью. Плохой Цвиленев, Прокофий Цвиленев, Афонасий Бубровин, подьячий Семён, архимарит Митрофан из Нижнего печерской, Елька Мальцев.

Казни в Москве 21 июля 1570 г.

Боярин князь Пётр Серебряный, дьяк Мясоев Вислой, князь Александр Ярославов княж Петров племянник, подьячий Леваш, Роман Полянинов, подьячий Вешняк Лобанов, Одинец Желнинской, Пётр Шепяков, сытник Иван, Иван Селезнёв, Пётр Тененев, Бакака Аникеев, дети Андрея Батанова: сын и дочь; жена Ишука Бухарина с невесткою.

Казни в Москве 27 июля 1570 г.

Сава Ездок, Иван Дивин, Иван Куличкин, Немятой Пивов, Никифор Семёнов, Иван Гам Люшин, Неустрой Маслов, Илья Окараков, Богдан Дивин, княжна Афимья жена Андрея Тулупова с дочерью Анной, Афимья Румянцева с сыном Алексеем и 3 дочерьми: Прасковья, Анна и Арина; Агафья Савина, Аксенья жена Полушкина с двумя сыновьями: Исаак и Захар да две дочери: Лукерья и Авдотья; Мария Васаева, Никифор и Воин Потяковы, Пелагея Дубнёва с сыном Андреем, Мамелва Ростовцева, Арина и Четвертый дети Ростовцева, Арина жена Ивана Басенкова с сыном Тихоном, жена Фёдора Чудинова, Авдотья Тиунова с сыновьями: Андреем, Михаилом, Иваном и дочерью Агафьей; Настасья Опалёва, Анна дочь Щёкина, Мария и Семён Кроткие, Настасья, Улиания Вахнёва, Исак, жена Ждана Путятина, Аксинья Елизарова, Мария Дубровина с сыновьями: Фёдор и Второй; Михаил и Никифор Акимовы, Лукьян, Акилина Щёкина с дочерью Анной, Анна, Лукерья Жданкова с сыном Андреем, Елена Остафьева с сыновьями: Фома, Игнатий и дочь Стефанида; Огропена Ездокова жена Мостина, Варвара жена Спячего с дочерью Ариною, Дарья Кречетникова с сыном Владимиром, княгиня Анна жена Василия Шехонского, Анна вдова Ростовцева с сыновьями: Иваном, Гаврилом и дочерьми Анной и Окилиной, Марья Неудачина жена Цыплетева с детьми Авдотьей и Титом, Андрей и Григорий Цыплетевы.

Казни в Москве 16 августа 1570 г.

Инок Дионисий Турпеев, сотник Пётр Верещагин, татарин Аинтуган.

Казни 1569-1571 г.

Алексей Басманов с сыном Петром, Захар и Иван Плещеевы, Полуехт Михайлович Тёщин, Михаил Дмитриев, Рюма Мелентьев, Иван Ржевский, подьячий Семён Фефилов, подьячий Василий Воронин, Кипчак Лабодинский, Василий и Иван Петровичи Яковлевы, князь Михаил Темрюкович Черкасский.

Казни 1571 — 1574 г.

Князь Василий Тёмкин с сыном князем Иваном, Фёдор Салтыков, Никифор Пушкин, Никита Салтыков, Докучай Пушкин, Никифор Ульянов, Фёдор Ульянов, Калинник Собакин; Парфений да Степан да Семён Собакины; Василий Шербинин; Никита да Иван да Богдан Кобылины; Булат Арцыбашев, Арина Сурвоцкая.

Казни 1575 г.

Князь Пётр Куракин, Иван Бутурлин с сыном и дочерью, Дмитрий Бутурлин, Никита Борисов, Василий Борисов, Дружина Владимиров, князь Данила Друцкой, Осип Ильин, протопоп, подьячие 3 человека, простые 5 человек. Семён Васильев с сыном Никитой, князь Данила Сицкий, Протасий Михайлович Юрьев, Василий Ошанин, Владимир Желнинский, князья: Борис, Владимир, Андрей, Никита Тулуповы; Михаил Плещеев, Василий Умный, Алексей и Фёдор Сторого, Арина Мансурова, Фёдор и Семён Сунбуловы, Яков Мансуров, Григорий и Александр Колтовские, княжна Мосальская, Андрей Молчанов, Тимофей и Венедикт Колычевы .

Примечания

  1. Синодик опальных Грозного — статья из Большой советской энциклопедии.
  2. 1 2 3 Скрынников Р. Г. Третий Рим. (Глава 4. Образование Московского царства) (недоступная ссылка)
  3. Веселовский С. Б. Исследования по истории опричнины. М., 1963
  4. Шаромазов М. Н. Летопись Горицкого монастыря
  5. Разгром Новгорода Великого // Флоря Б. Н. Иван Грозный
  6. Костомаров Н. И. Царь Иван Васильевич Грозный
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 А.В. Антонов. Памятники истории русского служилого сословия. — М.: Древлехранилище. 2011г. Рец. Ю.В. Анхимюк. Ю.М. Эскин. Синодик опальных Ивана Грозного 1583 года. стр. 214-224. ISBN 978-5-93646-176-7.//Р.Г. Скрынников. Опричный террор. Л., 1969г. стр. 266-288.//Р.Г. Скрынников. Царство террора. СПб., 1992г.

Литература и источники

  • Суворов Н. Тетрадь, а в ней имена писана опальных при Царе и Великом князе Иоанне Васильевиче, всеа Росии: (Выиска из Синодика Спасо-Прилуцкого монастыря) // ЧОИДР. 1859. Кн. 3, отд. V.
  • Скрынников Р. Г. Синодик опальных царя Ивана Грозного как исторический источник // Вопросы истории СССР XVI—XVIII вв.. — Л, 1965.
  • Булычев А.А. Между святыми и демонами: Заметки о посмертной судьбе опальных царя Ивана Грозного. — М: Знак, 2005. — 304 с. — ISBN 5955100962.

Иоанн Грозный Благоверный царь. Икона на холсте.

Икона царя Иоанна Грозного.

Заказать рукописную икону можно по телефону +74993916086 или написав на почту: ikony@shop-pobedinedug.ru или в магазине на Таганке. Опытные иконописцы г. Палех напишут нужный Вам образ в срок от 10 до 30 дней, стоимость иконы составит от 5 500 до 250 000 руб. в зависимости от размера и сложности исполнения. Возможно, нужный Вам образ уже есть готовый в разделе «Рукописные иконы»

Икона царя Иоанна Грозного есть образ чаемого Богоданного Русского Царства.
Последний Русский Царь размещен на иконе в Царском одеянии со скипетром и державой.

В 1480 г. Великий Московский Князь Иван III, принимая ордынское посольство, прибывшее к Нему за данью, отказался ее выплачивать хану, взял «басму лица его» и ее растоптал. Последовавшее за этим событием «Стояние на Угре» (1480 г.) знаменовало собой победу Русского Государства, в результате которой оно, наконец, получило окончательную независимость от Орды.

Однако еще долго восточные и юго-восточные области Руси подвергались татарским разорительным нашествиям с пленением незащищенного мирного населения. В первой половине XVI века Казанское ханство вело с Московским Княжеством постоянные изнурительные войны.

Казанцы совершили около сорока опустошительных вторжений на земли Нижнего Новгорода, Вятки, Владимира, Костромы, Галича, Мурома. Пленных русских татары угоняли в великом множестве. В одной только Казани тогда находилось около 100 тыс. русских пленников.

Когда ими переполнялись невольничьи рынки, цена на них падала, и те из этих страдальцев, кто был престарелым или казался больным и слабым, подвергались пыткам и лютой смерти.

Проблема рабства, в которое попадали русские, жившие от Волги до Карпат, вплоть до правления Императрицы Екатерины II, представляла собой главнейшую причину завоевания русским оружием данных земель.

Так всё оставалось и ко времени Царствования Иоанна Васильевича Грозного: «велик плач, и скорбь, и беда, и стонание от языка поганова» (Казанский летописец. От казанцов пленение Русскую землю и сквернение от них святых церквей и наругание христьяном православным).

Молодой Русский Царь «всегда сия реченная слыша, плач и рыдание, и погибель христьянскую, стоня, сердцем боля о них, яко оружием уязвляшеся, мысляше, как бы против воздати Казани»(Казанский летописец. Моление к Богу Царя и Великого Князя о жалости христьянского народа, кои в плен взяты).

Сам Бог определил Иоанну Васильевичу стать покорителем Казани. В Степенной книге содержатся предание о том, что это было предсказано задолго до рождения первого Русского Царя ферапонтовским иноком блаженным Галактионом.

Преподобный Галактион после неудачного похода русского войска на Казань в 1506 г. сказал, что еще не раз Великий Князь Василий III Иоаннович будет воевать против Казани, но безуспешно и только Его «Богодарованный Сын овладеет Казанским царством».

Всего Иван IV возглавил три похода на Казань. Третий поход (1552 г.) завершился взятием Казани.

Победе над Казанью предшествовало много предзнаменований. Казанский летописец повествует: » О видении сна Царя и Великого князя», «О бывшем звону на месте, и о чудотворении, и о явлении Сергея чудотворца», о чуде «святых апостол и святого Николы, како явишася на воздусе и благословиша землю ону и град Казань, да вселятся в нем православни христьяне», о чуде втором «святого Николы», о чуде третьем «преподобнаго Сергея чудотворца».

За победу в походе на Казань первого Русского Царя прозвали Грозным. «А не мочно Царю без грозы быти; как конь под Царем без узды, тако и Царство без грозы», – писал, имея ввиду особенности правления Иоанна Васильевича, Его благоразумный современник.

Спустя некоторое время Грозный Царь Сам напишет канон Своему ближайшему Небесному помощнику и заступнику под названием «Канон Ангелу Грозному, и воеводе, и хранителю всех человек от Бога посланному во вся душа человеческая».

Иоанн Васильевич всегда считал Архангела Михаила Своим покровителем. По возвращении из побежденной Казани Он совершает благодарственные моления, в которых особо упоминался предводитель Небесных сил вместе с благоверными воинами-князьями – святыми сродниками Царя.

Победитель в битве на Куликовом поле Великий Князь Дмитрий Донской в свое время также особо молился Архистратигу Михаилу, особо надеясь на Его помощь и заступничество.

В 1556 г. без особых трудов Царскими воеводами была покорена Астрахань, и все течение Волги от истока до устья стало Русской рекой. Татары говорили: «Государь взял всю Волгу до самого моря, скоро возьмет и сарайчик, возьмет весь Яик, Шемаху, Дербент, и нам всем быть от него взятым. Наши книги говорят. что все бусурманские государи Русскому Государю поработают» (Нечволодов А. Сказания о Русской земле, т.2, СПб., 2003, стр. 436).

Овладение всем течением Волги открыло путь к непосредственным контактам Русского Царя с племенами, заселявшими Кавказ. Скоро к Иоанну Грозному стали прибывать различные посланники из этих далеких краев, а также из Средней Азии. «Имя Белого Царя, сидевшего на высоком Московском столе, делалось все более и более знаменитым по всему мусульманскому востоку» (Нечволодов А. Там же).

В 1557 г. к Московскому Царству был присоединен и весь Урал на всем его направлении. Северный и Средний Урал, а также прилегающие к ним земли азиатского материка (Югра) до этого являлись уже частью Московской Руси. Присоединение Южного Урала, находящегося под протекторатом казанских царей, могло совершиться только после падения Казанского царства.

Незадолго до кончины Иоанна Васильевича Грозного татарская опасность и вовсе была окончательно уничтожена в результате покорения Сибири. И опять, явно Божия помощь содействовала Ермаку и его воинам. Ведь, Сибирское ханство под управлением прямого потомка Чингиз хана Кучума могло бы показаться ему грозным и могучим. Однако воинство Кучума, в сотни раз большее по численности, было разгромлено и рассеяно отрядом русских казаков.

Разве это не признак особого Божьего благословения святого благоверного Царя Иоанна Васильевича Грозного перед концом Его славного правления? Сибирь с ее громадными просторами до самого Тихого океана открылась для заселения русскими людьми и пользования ими ее неистощимыми богатствами.

Особую ценность, причем в мировом масштабе, и по сей день, представлял собой и Урал. Он совершенно уникален по содержанию своих недр, заполненных богатейшими залежами почти всех известных сегодня полезных ископаемых (нефть, газ, железо, алмазы, малахит, яшма и прочее, и прочее.).

В географическом понимании Урал, или, как его называли во времена Иоанна Васильевича, Каменный Пояс – узкая полоса гор (ее ширина не превышает 150 км), вытянутая на протяжении более чем на 2,5 тыс. км от приаральских пустынь до Ледовитого океана. Это своего рода планетарный шов, скрепивший два материка: Европу и Азию. Такие географические особенности и такое богатство недр издревле привлекали на Урал людей и овеивали его пеленой таинственности.

Можно сказать, что завоевание Урала русским Царским воинством представляло собой восстановление на Каменном Поясе и прилегающих к нему землях подлинного Царского правления, которое там перестало существовать еще в начале – середине 2 тыс. до Р.Х., с уходом с Урала на Юг протоиранцев (иранских ариев) – создателей высокотехнологичной городской цивилизации бронзового века, совсем недавно открытой и получившей название Аркаим. Аркаим представлял собой своеобразный сакральный центр, сосредоточивший высшую светскую и духовную власть.

Как показывают заключения ДНК-генеалогии, где-то в начале 3 тыс. до Р.Х. иранские арии, индоарии, завоевавшие во 2 тыс. до Р.Х. северный Индостан, а также протославяне (совершенно очевидно, что их тоже можно называть ариями или арийцами, так как искони себя называли так первые) представляли собой единое племя, обитавшее на территории будущей России.

Не вызывает сомнение то, что тогда нашим прямым предкам, как и иранским ариям, заселявшим Урал и прилегающие им степи, все еще было свойственно истинное Богопочитание. Следовательно, священные предания древних иранцев про их первых царей, относящиеся к тому времени, представляют особую ценность в вопросе происхождения и природы Царской власти. Видимо, какой-то глубокий духовный смысл имеет и место Царской жертвы 1918 года.

Издревле у многих народов Царь представлялся Центром Мира. Его священнодействия не только являлись источником общественной и государственной жизни, но и служили гарантом сохранения миропорядка. Без Царя космос мог бы превратиться в хаос, наступил бы конец света.

Такое представление о значении Царской власти не было порождением языческого мировоззрения, хотя и нашло отражение в языческих ритуалах. Скорее всего, оно являлось свидетельством Богоустановленности Царской власти и остатком неповрежденного языческим нечестием первобытного представления о Боге, мире и человеке.

Здесь следует заметить, что во многих древних традициях Центром Земли являлась Мировая гора. В арийской традиции Мировая гора помещалась далеко на Севере. У арийских предков древних иранцев это гора Хара, у индоариев – Мера (ср. русск. «мир», древнеслав.»мр»). Тщательное изучение современными исследователями древнейших арийских источников связывает местонахождение этой горы с Уралом или с расположенными рядом с ним Северными Увалами – главным водоразделом бассейнов северных и южных морей.

Начало-середина 2-го тыс. до Р.Х. в ранних письменных источниках, отразивших сакральную традицию иранских ариев и индоариев обозначено, как время, когда они навсегда покинули «страну гипербореев». Гиперборея (в представлениях древних греков и римлян некая страна всеобщего благоденствия с исключительными, почти райскими природными условиями) помещалась далеко на Севере, и одной из ее главных достопримечательностей были Рипейские горы (так их назвал добравшийся до них первым из греков древнегреческий путешественник Аристей (7 в. до Р.Х.)).

Рипейские (их еще можно называть «Гиперборейские») горы по своему местонахождению и богатству недр более всего соответствуют Уральским горам или Северным Увалам. Двум последним в преданиях древних иранцев соответствуют горы вышеупомянутой Хары с их главной вершиной – горой Хукайрья. На этой горе, как на центральном священном царском месте, совершали свои молитвы и приношения первые арийские цари первобытной древности.

Следует ещё добавить к всему этому, что кроме завоевания Казани, Астрахани и Сибири, в деле уничтожения татарской угрозы, в Царствование Иоанна Васильевича, русскому оружию Бог даровал еще величайшую победу, освещенную на страницах официальной истории более, чем скромно.

Речь идет о битве при Молодях, состоявшейся в 40 верстах от Москвы (1572 г.). Почти 120-ти тысячная армия (целая орда!) хорошо вооруженных крымских татар сошлась в кровавой шестидневной битве с многократно меньшей по численности русской армией и потерпела сокрушительное поражение.

Крымское ханство, начиная с 1475 года, входило в состав Османской империи. Крымский хан назначался и смещался султанским фирманом (в первой половине XVI века и в Казанском царстве правили ханы из крымского рода Гиреев). На Крымском полуострове находился султанский наместник, и стояли турецкие гарнизоны.

К тому времени Османская империя раздвинула свои границы от Каспийского моря, Персии и Персидского залива на Востоке и почти до самого Атлантического океана на Западе. Западноевропейские государи содрогались от страха перед возможностью вторжения на территории своих государств наиболее передовой для своего времени турецкой армии, ее численности (Османская империя могла единовременно выставить на поле боя никак не меньше полумиллиона хорошо подготовленных воинов) и мощи (в технологии производства вооружений и доспехов они превзошли европейцев).

Но не в силе Бог, а в правде. Великий Русский Государь Иоанн Васильевич Грозный был единственным, кто побеждал татар, находящихся под покровительством Османской империи. Тем самым, Он неоднократно бросал вызов самому сильному в то время государству.

В итоге, благодаря Его усилиям, в будущем стало возможно присоединение Крыма к Российской Империи. Так велик был этот Святой Государь.

Исполнение Икона выполнена методом прямой печати специальными красками по подготовленной поверхности натурального льняного холста. Уникальный способ печати передает все цвета и оттенки подлинной иконы.
Производитель Православная мастерская «Благолепие»
Значение Покровитель мужчин по имени Иван
Рама и оформление могут отличаться от представленных на сайте.
Страна производства Россия

Оставить отзыв Аналогичные товары Иоанн Колов преподобный Скитский отшельник. Икона на холсте. Иоанн Тобольский Святитель митрополит. Икона на холсте. Иов Почаевский Преподобный. Икона на холсте. Иоанн Воин святой мученик. Икона на холсте. Иоанн Рыльский преподобный. Икона на холсте. Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский Святитель Чудотворец. Икона на холсте. Иоанн Предтеча. Рукописная икона. Иоанн Кассиан Римлянин преподобный. Икона на холсте. Иоанн Хозевит Преподобный. Икона на холсте. Иоанн Варяг Печерский Киевский отрок первомученик Российский. Икона на холсте. Иоанн Сочавский великомученик. Икона на холсте. Иоанн Русский исповедник. Икона в серебряном окладе. Иоанн Русский исповедник. Икона на холсте.

ИВАН ГРОЗНЫЙ И ПРАВОСЛАВИЕ

Иван Грозный является наиболее противоречивой и загадочной фигурой в истории России и Русской Православной Церкви. Мнения о нем кардинально различаются. С одной стороны, царь изображается большинством историков как неуравновешенный злодей, кровавый тиран, с другой стороны, многие православные считают его святым великомучеником Русской Православной церкви.

Рассмотрим различные точки зрения на личность царя и его правление.

Бесспорно, Ивана Грозного нельзя оценивать по меркам сегодняшнего дня. В разные эпохи были совершенно иные нравственные критерии. Поэтому любую историческую личность надо рассматривать и судить с позиции его времени.

Сначала обратимся к взглядам историков, церковных деятелей и богословов, которые называют Ивана Грозного жестоким реформатором, извергом, своим правлением поправшим законы Божии.

Русским правителям, в целом, были несвойственны злобность и кровопролитие. Поэтому Иван Грозный ярко выделяется на общем фоне. Такие жестокости были скорее типичными для европейских правителей. Например, правящими в Голландии испанскими королями Карлом V и Филиппом II были казнены около 100 тысяч человек. Из них более 28000 человек были сожжены на костре как еретики. Король Франции Карл IX лично участвовал в кровавой Варфоломеевской ночи, когда более 3 тысяч гугенотов были зверским образом убиты. Вся их вина заключалась лишь в том, что они были протестантами, а не католиками, как их король.

Народ еще при жизни царя Ивана IV дал ему прозвище «Мучитель», а «Грозным» его прозвали уже после смерти. За годы своего правления им было казнено 4-5 тысяч человек, причем самыми изощренными и зверскими способами, многие из которых были придуманы самим царем.

Итак, модель правления Ивана Васильевича была совершенно западноевропейской, не характерной для православного государства. Он пришел к ней постепенно.

Еще в юношестве Иван пытается найти близкие его характеру образцы правления. Его взгляды устремляются на Восток. В те времена весьма известным на Руси было «Сказание о Магмет-салтане» Ивана Пересветова, где автор описывает идеального правителя: жестокого, порабощающего волю своих подданных, но мудрого и справедливого. Ивану Грозному был близок этот образ, понятны его поступки. Иван Пересветов провозгласил: «Правда выше веры». Грозный был абсолютно с ним согласен.

Еще одним образцом для подражания стал для Ивана Васильевича пророк Моисей, который погубил 3 тысячи израильтян, отступивших от истинной веры и поклонившихся Золотому тельцу. Видимо, Грозный сравнивал себя с Моисеем, когда отправлялся в Новгород, жители которого восстали против тирании русского царя и отказались присоединиться к Москве. В наказание Иван Грозный приказал казнить с применением самых изощренных пыток 2000 жителей города, включая женщин и детей.

Во время одной казни царь собственноручно пронзил копьем приговоренного к смерти. При этом он как бы уподоблялся еще одному библейскому персонажу Финеесу, который пронзил копьем двух развратников, остановив тем самым языческое развращение израильтян, которые стали жениться на мадианитянках и поклоняться их языческим богам.

С годами Иван Грозный сознательно отказывается от византийской модели императорской власти, которая предполагает, что правитель — исполнитель воли Бога, правит на благо своего народа, руководствуясь божественными законами, и понимает всю ответственность за своих подданных перед Богом, боится гнева Божьего. Царь принимает для себя западноевропейскую секулярную модель правления, то есть начинает строить свою политическую деятельность с учетом уменьшения влияния и роли религии в сознании людей и жизни общества.

По мнению Ивана Грозного, Восточно-Римская империя и многие православные государства пали от того, что их правители были чересчур зависимыми от Церкви и знатных и влиятельных особ, государство беднело, богатели отдельные представители высших сословий, воинство ослабевало, и все закончилось вторжением турок и гибелью государств.

В связи с этим Иван Грозный считал, что он, как государь, должен быть жесток, должен наказывать и даже казнить не подчиняющихся его воле, а если он будет проявлять добро и милосердие, а значит, будет слабым – его страну ждет погибель. Царь уподоблял свою волю с волей Бога. По его мнению, никакие нравственные законы не должны применяться к царю. Он считал, что правитель может не выполнять своих обещаний, если это не приносит пользу его стране. Что бы государь ни делал, греха в этом нет, если все действия идут на пользу государству. А значит, государь не подвластен никому, а сопротивление его воле должно наказываться по церковным законам.

По мнению официальной историографии, в целом правление Ивана Грозного принесло положительные результаты для Российского государства. Но все преобразования были достигнуты слишком высокой ценой. И, конечно, царем были допущены и значительные промахи. Пока Иван действовал сообща со своим окружением, он добивался значительных успехов в своем правлении. Когда же он не стал доверять абсолютно всему своему окружению, боярству и духовенству, и даже целым городам, таким как Новгород и Псков, стал всех подозревать в государственной измене и замыслил разделить Русь, то тогда едва не воплотились в жизнь евангельские слова: «Всякое царство, разделившееся само в себе, пустеет» (Мф. 12:25). Эти слова, как предостережение, цитировал Ивану Грозному святой митрополит Филипп, за что и поплатился жизнью.

Таким образом, мы рассмотрели взгляды тех историков и церковных деятелей, которые видели правление Ивана Грозного в основном как борьбу царя за единоличную власть, за укрепление самодержавия самыми жестокими методами, никак не сопоставимыми с православными канонами.

Но теперь рассмотрим точку зрения их оппонентов. Они считают, что основным образцом правления для Ивана Васильевича послужил библейский царь Давид.

Иван Грозный был очарован образом идеального властителя царя Давида, который был и воином, и пророком одновременно, вел, с одной стороны, монашескую, а с другой — героическую жизнь, был окружен союзниками, преданных ему не за награды и почести, а за его мужество и веру в Бога. Иван Грозный мечтал, что ему удастся, так же как и царю Давиду, собрать единомышленников, горячо преданных ему и верных Богу, и возродить вместе с ними Святую Русь, укрепить ее могущество, освободив от ереси и смуты.

И Иван Васильевич, прихватив с собой из Москвы преданных людей, взял в удел опричное царство, где построил монастырь. Там он жил некоторое время по монастырским законам, соблюдая все церковные каноны. Так что можно сделать вывод, что опричнина царя была построена по библейскому образцу.

Для Ивана Грозного история царя Давида стала образцом и для установления на Руси института царской власти. Впервые в истории Руси Иван Грозный венчался на Царство, тем самым указал на свою миссию царя как посредника между Богом и людьми, стал как бы земным воплощением Христа. Таким образом, Иван Грозный максимально укрепил центральную власть и навеки сделал Русь великой державой, оплотом православного мира.

Итак, по мнению отдельных историков и богословов, заслуги Ивана Грозного как правителя заключались в следующем: формирование земского самоуправления, создание государственного законодательства, увеличение территории Руси в 2 раза путем присоединения Казанского, Астраханского и Сибирского царств, военные реформы, способствовавшие укреплению армии, формирование сильного централизованного государства. Иван Грозный для них — создатель великой мощной державы, истинно православный царь.

Эти же историки и церковные деятели утверждают, что у них есть серьезные основания полагать, что Иван Грозный был после смерти канонизирован Русской Православной церковью как местночтимый святой, что царь назван «святым великомучеником» в святцах Коряжемского монастыря, что существуют изображения царя на иконах 16-17 вв. с нимбом, что сохранилась мироточащая икона Ивана IV. Но никаких неопровержимых доказательств, подтверждающих эти факты, нет.

В российском обществе движение за канонизацию первого русского царя стало заметным в конце 20 века. Люди, призывающие к канонизации Ивана Грозного, навязывают общественности мнение, что царь был святым великомучеником, защитником Святой Руси и Православия, а его жестокость оправдывают тем, что так он боролся с ересью и смутой.

Синодальная комиссия по канонизации святых в 2004 году сделала однозначный вывод, одобренный Архиерейским Собором, что нет оснований для канонизации царя Ивана Грозного и нет оснований для опровержения авторитетных общепризнанных выводов исторической науки. Да и как можно считать святым великомучеником человека, который был виновен в гонениях и гибели святых русской церкви: митрополита московского Филиппа, игумена Псково-Печерского монастыря Корнилия, новгородского архиепископа Пимена, казанского архиепископа Германа, Ефросиньи Старицкой?

В заключении хотелось бы сказать, что Иван Грозный был неординарной личностью, человеком глубокой веры, острого ума, человеком мужественным и волевым, человеком, осознающим свою высокую миссию. Он изо всех сил старался беречь и защищать свою страну так, как ему казалось правильным. Он свято верил, что сохраняет то Византийское наследие, те основы, которые были заложены его предшественниками, а в конечном итоге не щадя рушил старые основы православного государства, пытаясь создать некий аналог секулярной западноевропейской национальной монархии.

Правление Ивана Грозного скорее напоминает духовное заблуждение или неадекватное восприятие действительности, которые привели Русь ко многим бедам, а самого царя — к личной трагедии. Можно утверждать, что Святорусское государство Грозный строил, основываясь на заповеди Нового Завета: «Один Господь, одна вера, одно крещение» (ЕФ., 4:5). И в этом своем строительстве он усматривал служение Богу.

Список литературы:

  1. Веселовский С.Б. Исследования по истории опричнины.- Москва: Издательство АН СССР, 1963.-с.35
  2. Виппер Р.Ю. Иван Грозный. — Москва: Издательство Академии Наук СССР, 1944.-с.124.
  3. Вопрос о канонизации Ивана Грозного// Режим доступа: www.encyclopaedia-russia.ru
  4. Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Самодержавие духа. — Санкт-Петербург: Издательство Л.С. Яковлевой, 1994. — 352с.
  5. Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Доклад. Режим доступа: www. patriarchia.ru
  6. Православный журнал Фома. Поэт власти. Иван Грозный: благочестие на крови. — 2006 №4
  7. Протоиерей Олег Митров. Почему не будет прославлен царь Иван Грозный Режим доступа: kanonkom.ru
  8. Скрынников Р.Г. Иван Грозный. — Москва: ООО Издательство АСТ, 2006. — 480с.
  9. Соловьев С.М. Сочинения: история России с древнейших времен. — Москва: Мысль, 1989.

Вопрос о канонизации Ивана Грозного

Возможно, эта статья содержит оригинальное исследование. Добавьте , в противном случае она может быть выставлена на удаление.
Дополнительные сведения могут быть на странице обсуждения. (6 августа 2016)
В этой статье или разделе имеется список источников или внешних ссылок, но источники отдельных утверждений остаются неясными из-за отсутствия сносок. Утверждения, не подкреплённые источниками, могут быть поставлены под сомнение и удалены. Вы можете улучшить статью, внеся более точные указания на источники.

Изображение Ивана IV с нимбом в Грановитой палате Московского Кремля (палехские мастера, 1882 год на основе барельефа работы Ф. И. Шубина (1774-1775 гг.), хранящегося в Оружейной палате)

Вопрос о канонизации Ивана Грозного — дискуссия о причислении русского царя Ивана IV Васильевича Грозного к лику святых Русской Православной Церкви. Ставился некоторыми националистически и монархически настроенными церковными и околоцерковными кругами, основывающимися, по их словам, на якобы фактах традиционного народного почитания этого царя.

Данная тема нашла отклик в ряде публикаций церковных историков и богословов, например, протодиакона Андрея Кураева, профессора Александра Дворкина, Алексея Беглова, Виталия Питанова, протоиерея Владислава Цыпина, архимандрита Макария (Веретенникова), игумена Дамаскина (Орловского).

Издательским Советом Русской Православной Церкви в 2003 году была выпущена книга «Царь Иван Васильевич: Грозный или святой? Аргументы Церкви против канонизации Ивана Грозного и Григория Распутина»

Вопрос встретил резкий отпор со стороны священноначалия, большинства клириков и мирян. Идея канонизации была официально отвергнута в докладе председателя Синодальной комиссии по канонизации, митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, Архиерейскому собору РПЦ в октябре 2004 года. В докладе отмечено, что вопрос о канонизации Ивана Грозного, «вопрос не столько веры, религиозного чувства или достоверного исторического знания, сколько вопрос общественно-политической борьбы.»

Движение за канонизацию

Основополагающими для движения за канонизацию Ивана Грозного послужили статьи и труды митрополита Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычёва), изданные главным образом в 1995 году — в особенности же его сочинение «Самодержавие Духа». Митрополит Иоанн был известен как активный монархист, традиционалист, русский националист и антисемит; его идеалом была теократическая самодержавная монархия, а идеал подобного монарха он видел именно в Иване Грозном. При этом все негативные свидетельства о Грозном он отверг, как недостоверные и исходящие, по его мнению, от иностранцев — врагов России (Поссевино, Штадена, Горсея). Таким образом, православный царь в его сочинениях предстал жертвой «глобального четырёхвекового заговора».

После смерти митрополита Иоанна (1995) движение за канонизацию Ивана Грозного возглавил его бывший пресс-секретарь, главный редактор газеты «Русь Православная» Константин Душенов, которому в церковных кругах приписывают соавторство или даже авторство написанных митрополитом Иоанном работ.

Вслед за ним появился ещё ряд церковных историков и публицистов, работавших в том же направлении. 4 октября 2002 года в Москве на Международном форуме славянской письменности и культуры состоялось то, что организаторы назвали «научно-богословской конференцией „Исторические мифы и реальность“», а сочувствующие церковные журналисты — «конференцией ученых и специалистов по анализу фактов жизни и разоблачению клеветы на царя Иоанна Грозного и Григория Распутина». Участники конференции направили письмо Патриарху с просьбой о канонизации этих деятелей, указывая, прежде всего, на факты почитания Ивана Грозного в XVI—XVII вв. и на то, что он «являлся во плоти отцом двух святых» — (местночтимого) царя Фёдора Иоанновича и царевича Дмитрия, и отвергнув все обвинения против Ивана Грозного на том основании, что «историография, особенно светская, посвященная эпохе Царя Иоанна Грозного, полна противоречий и искажений, имеющих не фактологическое, а идеологическое и политическое происхождение». При этом один из участников конференции, Андрей Хвалин, таким образом изложил свою «научную методологию», позволившую ему прийти к столь смелым, с точки зрения традиционной науки, выводам: из источников следует брать то, что «созвучно сердечному исповеданию… Вообще говоря, чем ближе церковный историк ко Христу Спасителю и Христу — Помазаннику Божьему, тем полнее его индивидуальный голос сливается с соборным голосом Церкви».

Доводы сторонников канонизации

Утверждение о личном благочестии и праведности Ивана ГрозногоИзображение отца Ивана Грозного с нимбом: «Святитель Василий и великий князь Василий III»

В заслугу Ивану Грозному ставится то, что перед смертью принял великую схиму с именем Иона.

Доводы об успешной церковной и государственной деятельности в его царствование

В некоторых кругах Иван Грозный и его деятельность, в том числе и Опричнина, оценивается положительно. Приводятся доводы о том, что при нём было возведено более 40 каменных церквей, основано свыше 60 монастырей, прославлено 39 (или 52) русских святых, были изданы Степенная книга, Лицевой летописный свод, Судебник, Стоглав, Четьи-Минеи, Домострой, было построено 155 крепостей и 300 новых городов, основано около 300 почтовых станций, были созваны Церковные Соборы: в 1547 и 1549 (см. Макарьевские соборы), 1551 (см. Стоглавый собор), 1553, 1562, 1580 годах.

Утверждения о канонизации Ивана Грозного как местночтимого святого Московской епархииФрески Архангельского собора Московского кремля изображают всех погребенных в нём до 1508 года великих князей с нимбами, а все надгробные эпитафии — от Ивана Калиты до царевича Александра Петровича — содержат титул «благоверный».

В книге митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанн (Снычёв) то, что он считает фактами почитания царя русским народом до революции 1917 года: «Как первый Помазанник Божий на русском престоле Иоанн IV, без сомнения, так же почитался в народе после своей кончины, как местночтимый святой благоверный царь».

Святцы Коряжемского монастыря

Одним из доводов сторонников канонизации были опубликованные в 2002 году газетой «Русский Вестник» «Святцы Коряжемского монастыря» (1624 год), в которых на обороте 205-го листа под датой 10 июня находится запись: «В той же день обретение святаго телеси великомученика Царя Ивана». Церковный историк, профессор Евгений Голубинский в своём труде «История канонизации святых в Русской Церкви» (1903 год) признавал, что речь идёт о мощах именно Царя Иоанна Грозного, но отмечал, что он входит в «список усопших, на самом деле не почитаемых, но имена которых внесены в каталоги святых», понимая под каталогом частный список из Коряжемских святцев, отмечая что они не отличаются большой достоверностью. При этом в составленной в конце XVII века «Книге, глаголемой о русских святых» среди общерусских или местночтимых святых имя Ивана Грозного не упоминается, хотя составленный в начале XX века «Полный месяцеслов Востока» архиепископа Сергия (Спасского) практически дословно повторяет текст Коряжемских святцев.

Изображение Ивана Грозного с нимбом

Там же в книге «Самодержавие духа» сказано: «Это почитание и отражают нимбы на нескольких известных ныне изображениях Государя».

Противники канонизации указывают, что наличие нимба вовсе необязательно свидетельствует о почитании «нимбоносца» как святого Церкви и отображает византийскую традицию отмечать таким способом царствующую особу. Так на фресках Архангельского собора Московского Кремля имеются изображения всех погребённых в нём до 1508 года великих князей с нимбами, а надгробные эпитафии имеют эпитет «благоверный», который был частью официального титула. Первым изображением русского правителя с нимбом, как указывает Т. Е. Самойлова, является портрет Дмитрия Внука на пелене Елены Волошанки (1498 год). Надгробный образ из Архангельского собора «Святитель Василий и великий князь Василий III» (3-я четверть XVI века), где московский князь изображён с нимбом, по мнению искусствоведов, другой ранний пример изображения несвятого русского князя с нимбом. Его «можно отнести к нововведениям в русской иконографии, к редким примерам заимствования византийских императорских традиций в их канонической и богословской полноте и репрезентативности»

Упоминание о панихидах по Ивану Грозному у гробницы Ивана Грозного как о свидетельстве религиозного почитания

В книге «Самодержавие духа» далее указывается: «До 1917 года на гробницу Иоанна Васильевича в Московском Кремле приходили простые русские люди просить царя о заступничестве в суде, как небесного предстоятеля перед Праведным Судьей». Это утверждения является отсылкой к труду протоиерея Николая Извекова «Московский придворный Архангельский Собор» (1916 год), где сообщается: «У гробницы его, по усердию многих богомольцев собора, служатся панихиды с поминовением или одного имени царя Иоанна Васильевича или же с прибавлением к оному имен своих родственников».

Утверждение о подготовке к канонизации Ивана Грозного на Поместном соборе 1917—1918 годов

Публицист Леонид Болотин утверждает, ссылаясь на писателя А. Н. Стрижева, что последний во время работы в отделе рукописей ГБЛ с документами фондов Святейшего Правительствующего Синода десятых годов XX века — до Собора 1917—1918 годов, якобы обнаружил там список подвижников благочестия, к канонизации которых готовился Синод. Там были и Блаженная Ксения Петербургская, и Святитель Игнатий Брянчанинов, и Святитель Феофан Затворник, и Святитель Филарет Московский, и Праведный Иоанн Кронштадтский, и царь Иоанн Васильевич Грозный (всего более 25 имён). Однако независимых подтверждений присутствия Грозного в списке не существует, равно как и наличия самого списка — в действительности, Синодальный фонд хранится в РГИА в Санкт-Петербурге.

Московские князья Иван Калита (в постриге Анания) и Симеон Гордый (в постриге Созонт) — также стали монахами перед смертью. Фреска в Архангельском соборе Утверждение о почитании Ивана Грозного Николаем Гурьяновым

В качестве ещё одного довода сторонниками канонизации приводился факт почитания Иоанна Грозного уважаемым в народе старцем Николаем Гурьяновым (1909—2002), которого Святейший Патриарх назвал «столпом русского старчества».

Реакция церковного руководства

В ходе встречи с представителями ряда российских радиостанций в канун Нового 2000 года, патриарх Алексий II категорически осудил идеи канонизации Ивана Грозного, особо указав на вину Грозного перед церковью (Среди святых русской церкви, пострадавших от него, значатся: митрополит московский Филипп, игумен Псково-Печерского монастыря Корнилий, казанский архиепископ Герман, новгородский архиепископ Пимен, Ефросинья Старицкая):

Возможно ли в одно и то же время молитвенно прославлять и мучеников, и их жестоких гонителей? Ибо канонизация царя Иоанна Грозного фактически поставила бы под сомнение исповеднический подвиг святителя Филиппа и священномученика Корнилия Псково-Печерского, который, по свидетельству летописи, «от тленного сего жития земным царем был предпослан к Небесному Царю в вечное жилище».

Против канонизации выступил в 2003 году глава Украинской православной церкви митрополит Владимир (Сабодан):

Те, кто выступает за канонизацию Ивана Грозного и Григория Распутина, руководствуются явно нецерковными и псевдодуховными соображениями. Это таит большую опасность внести в церковную среду соблазн, посеять недоверие, сомнение, дискредитировать идею святости и стать причиной раскола. Эта идея носит провокационный характер. Какие бы аргументы ни приводили сторонники канонизации, они не могут быть достаточными, потому что не было и нет общенародного почитания этих лиц. А публикация в прессе на эту тему — это своего рода реклама, обработка общественного мнения, это искусственное превозношение неподтверждённых их добродетелей. Поэтому считаю своей обязанностью предостеречь наших верующих от соблазна, который сеется радетелями канонизации, советую быть мудрыми и рассудительными в подходе к этому вопросу.

В крайне резких выражениях эта идея была отвергнута в докладе председателя Синодальной комиссии по канонизации, митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, Архиерейскому собору РПЦ (октябрь 2004). В докладе отмечено, что вопрос о канонизации Ивана Грозного, «вопрос не столько веры, религиозного чувства или достоверного исторического знания, сколько вопрос общественно-политической борьбы.» А имя Ивана Грозного «используются в этой борьбе как знамя, как символ политической нетерпимости и особой «народной религиозности», которая противопоставляется «официальной религиозности» священства… В лице первого Царя и «друга» последнего Самодержца пытаются прославить не христиан, стяжавших Духа Святого, а принцип неограниченной, в том числе — морально и религиозно, политической власти, которая и является для организаторов кампании высшей духовной ценностью.» Митрополит Ювеналий отметил, что данную кампанию проводят «псевдоцерковные журналисты и публицисты, возглавляемые К.Душеновым и обосновывающие свои „открытия“ авторитетом покойного Митрополита Иоанна (Снычёва), никогда не являвшегося специалистом в области русской истории XVI века».

В докладе был сделан историографический обзор и особо отмечено, что негативная оценка Грозного едва ли не всеми крупными историками; апологетические же труды про Грозного, отмеченные в советские времена, по словам доклада, писались по личному указанию Иосифа Виссарионовича Сталина. «В современной научной литературе отсутствуют какие-либо попытки апологии Ивана Грозного и его политики. Ряд исследователей объясняют трагические стороны правления Ивана Грозного душевной болезнью царя — паранойей, манией преследования, комплексом неполноценности и т. п., не отвергая при этом психическую вменяемость Ивана Грозного» — отмечалось далее. Фактически, митрополит Ювеналий солидаризовался с процитированным им мнением, что требование канонизации Грозного — «ни с чем не сообразное, безграмотное и с исторической, и с богословской точки зрения». Сочинения сторонников канонизации он прямо назвал «измышлениями», отметив, что они произвольно обращаются с источниками: вырывают их из контекста, отвергают или замалчивают неугодные и пр. Далее с иронией отмечается, что «сторонники канонизации Ивана Грозного, часто не понимающие разницы между православным церковным вероучением, основывающимся на Божественном Откровении, и государственно-политической тоталитарной идеологией, произрастающей из человеческого мифотворчества, навязывают русскому церковному народу миф о святом Царе, ставшем жертвой невиданного в мировой истории четырёхвекового „клеветнического заговора“, причём участниками этого „заговора“ оказываются русские летописцы и агиографы, включая Святителя Димитирия Ростовского, и также крупнейшие национальные историки, а его „разоблачителями“ — „немногочисленные, выполнявшие социальный заказ ВКП(б) сталинские историки“. Наконец, отмечалось, что сторонникам канонизации не удалось найти ни каких-либо фактов, неизвестных современной науке и опровергающих сложившееся мнение, ни достоверных свидетельств его почитания в русском церковном народе.

Митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий (Фомин) в марте 2006 году в ходе собрания монашествующих в Алексиево-Акатовом монастыре Воронежа отметил:

Канонизация Григория Распутина и Ивана Грозного, чин соборного всенародного покаяния в грехе цареубийства — все эти проблемы искусственно навязаны Церкви людьми, которые стремятся добиться её раскола. Вместо того чтобы показывать красоту Православия и прививать нравственный образ жизни людям, их начинают сбивать с толку.

Мнения богословов и церковных историков

Далеко не сразу отреагировали круги церковной интеллигенции. Но в целом их мнение было однозначным в данном вопросе.

Медиевист архимандрит Макарий (Веретенников) — в своей статье „Осторожно, сектантство“ — характеризует призывы к канонизации Ивана Грозного как попытки дестабилизировать внутрицерковную атмосферу:

Бесспорно, необходимо историческое исследование личности Ивана Грозного, его заслуг и т. д. Но те, кто выступают за его канонизацию, исходят при этом отнюдь не из его особого церковного благочестия. Речь идёт как бы о канонизации монархии. <…> Известна точка зрения нашей Церкви по этому вопросу, но она не волнует „ревнителей“. Она не волнует их, поскольку сегодня личность Ивана Грозного переживает необычайное мифологическое переосмысление. Причем это не стихийный, а вполне организованный процесс. <…>

Какие при этом создаются мифы? Первое: оказывается, Иван Васильевич уже канонизирован! Я поначалу не мог понять — как же так, откуда это идёт? На самом деле это активно муссируется в соответствующей прессе и распространяется. Например, не успела пройти передача по радио „Радонеж“, как уже выходит аудиокассета в типографской обложке, а на ней — и икона, и чудеса. <…>

Все усилия по „канонизации царя“ Ивана Васильевича смущают простых верующих. И мы видим, что эта ситуация нагнетается с помощью некоторых средств массовой информации.

Протоиерей Владислав Цыпин кампанию по канонизации назвал антицерковной провокацией:

Мысль о канонизации царя Ивана Грозного, насколько мне известно, никогда в прошлом всерьёз никем не высказывалась. Эта идея — явление последних лет. Для историков эпоха Ивана Грозного и его место в истории России — это область исследований и полемики, но до последнего времени спор шёл об оценке Ивана Грозного исключительно как исторического деятеля. А вот что он, оказывается, ещё и один из угодников Божиих — такая экстравагантная мысль принадлежит уже нашему времени, и это симптом болезненного состояния религиозного сознания части нашего народа. <…> Для одних это действительно сознательная антицерковная провокация, направленная на то, чтобы по возможности затруднить церковное делание, создать ранее не существовавшие проблемы, обострить уже имеющиеся. Другие из тех, кто ведёт эту кампанию, считают, что Церковь должна быть служанкой в делах политических, что её нужно использовать в своих целях. Вероятно, этим людям представляется, что если бы они привлекли Церковь на свою сторону, она была бы им мощной поддержкой. Но есть ещё и множество людей исторически и богословски наивных. Они легко верят всему, что написано. И мы более всего должны быть обеспокоены тем, что в сознание этих людей вносится смущение.

Александр Дворкин указывает на формирование внутрицерковного сектантства:

Опровергать все эти мифологемы невозможно, потому что возникают все новые и новые. Причина их появления — крайне низкая духовная культура людей, присоединяющихся к Церкви, массовый приток неофитов — совершенно неподготовленных, готовых слепо воспринимать любые высказывания всех, кто на шаг старше их в церковности. Плюс советская привычка диссидентства, привычка жить с кукишем в кармане. Привычка жить двойной жизнью: с одной стороны, ходить на партсобрания, а с другой — рассказывать политические анекдоты. Вот с этим расколотым сознанием приходят люди в Церковь, и эти схемы советской жизни они переносят на церковную реальность. Поэтому и священноначалие они воспринимают так же, как когда-то воспринимали советское правительство. Да, внешне его можно почитать — в то же время публикуя газетные статьи, написанные эзоповым языком и полные каких-то намеков, понося и ругая священноначалие, тем более, что за это можно не опасаться наказания. Другая основа этого сектантства — ностальгия по сильной руке. Сейчас, дескать, все разваливается, а как хорошо было при Сталине или при Иване Грозном, когда все трепетали, а врагов ждала неотвратимая кара.» «Итак, с одной стороны, есть ностальгия по сильной руке, а с другой — религиозная истерика и кликушество. Отсюда гремучая смесь, которая ложится в основу псевдоправославных, а на самом деле оккультизированных сект.

Диакон Андрей Кураев — видит в данном явлении привычку диссидентствовать, выработанную за долгие годы тоталитарного прошлого:

Интеллигенту трудно быть вместе с властью. Для него неестественно власть поддерживать. Он себя очень уютно чувствует в диссидентском подполье, особенно если оно более или менее безопасное: ты им фигу показал и спрятался, а на самом деле тебя никто и не преследует. То есть психологически я понимаю, почему эти люди там, но все-таки надо хоть чуть-чуть церковно взрослеть и церковно меняться. <…> Казалось бы, так хорошо сказать: да, они все хорошие люди были, замечательные, святые, и так хочется, чтобы ещё одним молитвенным заступником было больше, — и все-таки это желание надо сверять с голосом церковного предания. <…> Взять того же царя Ивана Грозного и его отношение к святителю Филиппу. Ведь помимо разнообразных исторических документов существует литургическое предание Церкви. Литургическое предание выразило себя в службе святителю Филиппу Московскому, в частности в июньской службе, где в каноне на утрене содержится вполне ясная характеристика того человека, чье вмешательство в судьбу святителя Филиппа было столь трагическим. Этот человек не называется по имени, но ведь понятно, о ком идет речь и кто там называется «новым фараоном» и «новым Иродом»».

По словам игумена Дамаскина (Орловского) «ныне же множество людей воспринимают Церковь относительно этого вопроса как инструмент для достижения тех или иных политических целей». Отсюда, по его словам священнослужителя, рождается пожелание канонизировать Ивана Грозного или Григория Распутина. «Однако в тех случаях, когда канонизация имеет нецерковные цели, она становится средством разрушения Церкви».

Священник Георгий Максимов, комментируя установку двух памятников Ивану Грозному в 2016 году, написал:

на самом деле Чикатило далеко до некоторых «художеств» Ивана Грозного. Почитатели последнего любят говорить, что, мол, это все клевета, оболгали злые западники «Помазанника Божия». Правда, почему-то эти же самые источники не «лгали» таким образом ни на отца, ни на сына Ивана IV, ни на кого-либо из его предшественников или преемников. На самом деле в этой «защите» есть изрядное лукавство, поскольку если действительно считать все рассказы о зверствах Ивана Грозного клеветой, то без них он потерял бы всякую привлекательность и притягательность для современных любителей «сильной руки». Как Иван III, например, который сделал не меньше, а то и больше для будущего Руси, однако никто не бегает с его иконами и не требует канонизации. Даже не вспоминает никто.

Тем-то и цепляет Грозный своих нынешних почитателей — пытками, массовыми казнями над «врагами страны», от рассказов о которых стынет кровь в жилах. Вот, мол, какие у нас цари! Вот как у нас порядок наводят! Трепещите, враги внешние и внутренние! <…>

меня печалят те православные почитатели Грозного, которые все знают о нём — и оправдывают. <…> Когда я слышу от наших православных: ну, подумаешь, что оболгал, сместил и убил святого предстоятеля Русской Церкви, зато границы страны расширил! Подумаешь, что массово пытал и убивал, в том числе и младенцев, зато подавил «пятую колонну» внутри страны! Подумаешь, что шесть раз женат был, зато стихиры писал! — когда я такое слышу, то вижу в этом крайне болезненное и опасное извращение Православия.

  1. Иоанн IV Васильевич // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2010. — Т. XXIII. — С. 628-648. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 978-5-89572-042-4.
  2. Аркадий Блюмбаум (филолог, философ) . Умер митрополит Петербургский и Ладожский Иоанн Архивная копия от 22 декабря 2010 на Wayback Machine // Новейшая история отечественного кино. 1986—2000. Кино и контекст. Т. VI. СПб, Сеанс, 2004.
  3. Костантин Костюк (философ, социолог, богослов Три портрета//»Континент», 2002, № 113
  4. Владимир Федоров, протоиерей РПЦ, директор Православного института миссиологии и экуменизма (Санкт-Петербург)»Ультра православные» Архивная копия от 16 августа 2008 на Wayback Machine // «Новая газета», 27 апреля 2006
  5. Времени в обрез. Алла Боссарт. // «Новая газета», 27 октября 2005 (перепечатка на православном сайте о. Якова Кротова)
  6. КОНФЕРЕНЦИЯ УЧЕНЫХ И СПЕЦИАЛИСТОВ ПО АНАЛИЗУ ФАКТОВ ЖИЗНИ И РАЗОБЛАЧЕНИЮ КЛЕВЕТЫ НА ЦАРЯ ИОАННА ГРОЗНОГО И ГРИГОРИЯ РАСПУТИНА Архивная копия от 13 октября 2008 на Wayback Machine
  7. Обращение участников конференции «Исторические мифы и реальность» Архивная копия от 13 октября 2008 на Wayback Machine
  8. Александр Шмелев. Канонизация Григория Распутина и учение о русской теократии
  9. Собрание государственных грамот и договоров. Ч.1. М. 1813. № 202.
  10. Дмитриевский А. Архиепископ Елассонский и мемуары его из Русской истории. Киев. 1899. С.76.
  11. ПСРЛ. Т. 14. СПб, 1910. С. 2.
  12. ПСРЛ. Т. 29. М. 1965. С. 219.
  13. 1 2 Н. Парфеньев. Наш ответ Чемберлену \\ «Русский Вестник», 2005 год
  14. Православно-патриотический альманах «Царьград». 2003. Выпуск № 1, С. 47
  15. 1 2 3 Митрополит Иоанн Снычев. Самодержавие духа. Москва, 1995 год, стр. 162.
  16. Историческое свидетельство. Русский Вестник, 2002, № 45-46, стр.11
  17. Голубинский Е. История канонизации Святых в Русской Церкви. М. 1903. С. 358.
  18. Голубинский Е. Е. «История канонизации святых русской церкви». М. 1903. С. 345
  19. Приложение N4 к докладу митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, Председателя Синодальной комиссии по канонизации святых
  20. Полный Месяцеслов Востока. Т. 1. Восточная агиология. Арх. Сергий (Спасский). Владимир. 1901. С. 357
  21. В. Манягин. Вождь воинствующей Церкви. Из-во Сербский Крест. М. 2003. С.4-19.
  22. Шарль Диль История Византийской империи Архивная копия от 12 мая 2008 на Wayback Machine
  23. «О Царе Иоанне Грозном» (Приложение к докладу митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной комиссии по канонизации святых
  24. Самойлова Т. Е. «Новооткрытый» портрет Василия III и идеи святости государева рода // Искусствознание. М., 1999. Вып. 1. С. 39-58
  25. Александр Горматюк. Царский лик. Надгробная икона Великого князя Василия III. Москва, 2003. С.21
  26. Леонид Болотин. Что есть дьякон «всея Руси» против Царственного игумена Земли Русской? — Москва, 19-20 декабря 2002 года по Р. Х. Интернет-агентство «Русская линия»
  27. Т. Гроян. Старец Николай — царский архиерей. Стр. 89-91.
  28. Светлой памяти Талабского (Залитского) старца протоиерея Николая Гурьянова (1910—2002). Журнал «Церковный вестник», 2002. Архивная копия от 27 мая 2008 на Wayback Machine
  29. СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ ОТВЕРГ ВОЗМОЖНОСТЬ КАНОНИЗАЦИИ ИВАНА ГРОЗНОГО И ГРИГОРИЯ РАСПУТИНА Архивная копия от 30 апреля 2010 на Wayback Machine
  30. Патриарх Алексий II выступает против канонизации Ивана Грозного и Распутина и не верит в очередную «спасшуюся Анастасию»
  31. Митрополит Владимир (Сабодан): «Идея канонизации Ивана Грозного и Г. Распутина носит провокационный характер // журнал «Киевская Русь»
  32. К ВОПРОСУ О КАНОНИЗАЦИИ ЦАРЯ ИВАНА ГРОЗНОГО И Г. Е. РАСПУТИНА.
  33. Митрополит Сергий: постановка вопроса о канонизации Иоанна Грозного и Григория Распутина недопустима / Новости / Патриархия.ru
  34. Архимандрит Макарий (Веретенников) Осторожно — сектантство! (недоступная ссылка). Дата обращения 15 апреля 2019. Архивировано 29 мая 2016 года.
  35. Протоиерей Владислав Цыпин: Идея этой канонизации — провокационная Архивная копия от 7 марта 2016 на Wayback Machine
  36. Александр Дворкин: Царь Иван Грозный и современное сектантство (недоступная ссылка)
  37. Диакон Андрей Кураев: Новые «ревнители» и их привычка бунтовать Архивная копия от 29 марта 2009 на Wayback Machine
  38. Игумен Дамаскин (Орловский) заявляет о недопустимости причисления к лику святых в политических целях / Новости / Патриархия.ru
  39. Про почитателей Ивана Грозного: yurij_maximov

Ссылки

  • Протоиерей Олег Митров. Почему не будет прославлен царь Иван Грозный (недоступная ссылка). Синодальная комиссия по канонизации святых. Дата обращения 16 октября 2016. Архивировано 19 октября 2016 года.
  • Иоанн Снычев. Ложь и правда об Иоанне Грозном
  • Иоанн Снычев. Правда о великом царе
  • Труды митрополита Иоанна
  • Митрополит Иоанн. Самодержавие духа
  • Е. А. Газов. О ситуации вокруг канонизации Иоанна Грозного
  • Леонид Болотин. Новое о «требованиях» канонизации Царя Иоанна Грозного
  • Святой и благочестивый ли царь Иоанн Васильевич Грозный?