Скиты монастыри в глухих местах России

На Руси монастырей немало, но этот – Свято-Боголюбов, он особенный. Это один самых строгих монастырей России. Здесь живут по «афонскому уставу», пост круглый год, внутримонастырское время отличается от времени московского, службы полные, многочасовые, а не сокращенные. Эзотерики называют Боголюбово «местом силы», верующие – «местом намоленным». Здесь время искажается, а бабушки-свечницы видят тебя насквозь и пророчествуют так, что берет оторопь. Отец Петр, последний, наверное, настоятель монастыря с медалью за Отвагу, за взятие Кенигсберга и Будапешта. Нет уже больше на Руси пастырей, вынесших на себе самую страшную войну столетия.

И мне лично Боголюбово — не чужое. Не просто красивое русское имя древнего поселения.
Рядом со здешним монастырем – один из визуальных символов России – церковь Покров-на-Нерли. Я в ней венчался. Хотя в ней редко венчают – не все семейные пары соглашаются на месячный пост перед этим обрядом, посещение всех церковных служб, минимум неделю.

А в самом монастыре я крестил дочь, это ее духовная Родина. Она любит приезжать в Боголюбово.

И мне совсем не по нраву, что в местечке под названием Боголюбово, будут строить презервативную фабрику, как бы специально и цинично попирая божьи заповеди. И на упаковках с кондомами будет написано место изготовления этого товара. Намоленое веками место. Бог, конечно, не бывает поругаем, а вот чувства православных верующих – еще как.

Если кому-то непонятно, как нас оскорбили этой фабрикой, попытайтесь отзеркалить ситуацию, и представить такую постройку возле казанского медресе Муххамадия. Представить несложно, мы — Люди Книги, и христиане, и мусульмане, базовые заповеди у нас мало чем отличаются, и огорчаемся мы одинаково. Одно и тоже нас огорчает, понимаете? Об этом иногда надо тоже задумываться, не только о том, чтобы прибыль росла, была удобная логистика и хороший земельный участок.

В саванах карманов нет. Боголюбово переживет, конечно, эту фабрику, сочтя ее очередным проявлением земных мытарств.

И не такое переживали.

Но осадочек в душе все равно останется.

Тихие обители

Тихие обители
Я всегда призываю вас, дорогие читатели, делиться своими записками и фотографиями, сделанными в паломничествах и путешествиях. Подарите радость от встречи с дивными местами, с благодатными святынями и другим людям.
И вот мой друг и прихожанин Дмитрий Терентьев, всегда скорый в осуществлении христианских просветительских проектов, делится своей фотоподборкой и своими размышлениями об увиденном.
В октябре этого года Дмитрий вместе с группой прихожан нашего собора посетил два монастыря находящиеся в Ленинрадской области: Покрово-Тервенический и Введено-Оятский.
Эти прекрасные обители распахивают двери для всех желающих. Приезжайте сюда в любое время. Желающие пожить при монастыре, потрудиться на послушаниях, имеют такую возможность. Контактные телефоны обителей можно найти на их сайтах.
Но хватит говорить, давайте вместе с Дмитрием совершим небольшое виртуальное паломничество по тихим обителям.
Звонок от отца Сергия Шалберова: «Дима, тебя благословляют на поездку в Покрово-Тервенический и Введено-Оятский монастыри».
На радостях даже забыл название первого монастыря, перезванивать не стал – узнаю в поездке. В 7 утра у собора Святой Живоначальной Троицы лейб- гвардии Измайловского полка – автобус. Перед поездкой заходим в собор – темно, тихо и ощущение, что вошел в нечто огромное – живое.
В автобусе, проезжая по ещё спящему городу, отец Сергий читает, нет, поёт молитвы, его голос совсем другой, чем в соборе, вроде тот же бас, но тише, певучей. Сколько времени ехали, не помню. Любуюсь видами из окна и даже не замечаю пролетевшего времени. Совсем для меня неожиданно подъехали к Покрово-Тервеническому монастырю.
Утро выдалось хмурое, в свинцовых облаках небо, но, правду говоря, такое небо мне нравится больше, чем когда оно иссиня-синее и без облаков. Сразу за воротами обители, на небольшой возвышенности, – главный храм обители, церковь Покрова Божьей Матери. У Тервенической иконы Божьей Матери уже служится молебен, и мы присоединяемся к молитве. По окончании молебна, поклонившись Тервенической иконе, выходим в монастырский двор, где насельница монастыря рассказывает об обители.
Упоминание о Тервеническом погосте содержится в летописях XII века. Кладбища, села… Но монастыря здесь не было. Не было практически до самых последних лет, когда по соизволению Пресвятой Богородицы он появился.
Но, по порядку. Начало свое обитель отсчитывает с 1 июня 1991 года. В 19-м веке «всем миром» в деревне Тервеничи был построен каменный храм Успения Пресвятой Богородицы. Он был белый, с ярко-синими с золотом звездами на куполе, богато расписанный и полон икон… После закрытия церкви и прекращения богослужений в ней размещался клуб, затем склад зерна и, наконец, склад удобрений.
Летом 1991 года у руин храма появились первые сестры, и на развалинах был отслужен первый молебен. Так началось рождение новой обители. Как и каждое рождение, оно сопровождалось муками и радостью. Муками каждодневного, изнурительного труда. Радостью молитвы, вдохновения и совместного делания. Сейчас в обители около 30 сестер.
В каждом монастыре есть свои святыни – особо почитаемые чудотворные иконы, мощи святых. Они оберегают обитель, служат для ее насельников видимым знаком милости Божией.
Тем более, молодая обитель нуждается в такой святыне, не имея предстательства перед Богом живших здесь ранее монахов-подвижников. В феврале 1992 года, после усиленных молитв о даровании почитаемой святыни обители, посвященной Богородице, одному из монашествующих в тонком сне было явление Божией Матери. Пресвятая Богородица, стоя на Тервенической
земле, указывала на икону у своих ног, из-под которой струилась вода. Эта икона напоминала Касперовскую-Корсунскую «Умиление».
Спустя какое-то время в запасниках одной одесской художницы был обретен образ, указанный во сне, а одной из монахинь, не знавшей об этом, был голос: «Чем быстрее моя икона будет здесь, тем скорее моя милость будет с вами.»
Так сама Царица Небесная явила свое покровительство этой земле. А затем вскоре был обнаружен источник, указанный Богородицей.
14 апреля 1997 года решением Священного Синода Русской Православной Церкви Покровское сестричество получило статус монастыря, на сегодняшний день – самого молодого.
…Обойдя церковь, замираешь от восторга, увидев спокойный в своем величии простор: пока служился молебен, куда-то разбежались тучи, солнце осветило все осенние краски, а стоящая на берегу озера часовня Пресвятой Богородицы и купальня дополнили, оживили открывшийся вид и напомнили пейзажи Поленова.

Мы только что приехали и спешим к молебну. На фотографии – Святые врата обители.

Стела, которую венчает скульптурное изображение Матушки Богородицы с Младенцем. Очень необычный для русских земель памятник…

Сразу за вратами – небольшой подъем к церкви Покрова Божьей Матери

Икона праздника, Царские Врата, иконостас. Поражает сочетание цветов – белый, голубой и золотой. Слева находится Чудотворная Тервеническая икона Богородицы, перед которой в данный момент служится молебен.

Девочка со свечой. Дети, а особенно в храме, всегда привлекают мое внимание, они будущее Церкви. Девочка, наверное, ждала кого-то из своих родителей и решила уединиться в уголочке.

Отец Сергий громогласствует на молебне у Тервенической иконы Богородицы.

Русский богатырь… Но почему-то не преклонил колени.

Помазание елеем. Как радостно детей видеть в церкви…
Обойдя церковь Покрова Божьей Матери, открываем этот дивный вид: на заднем плане – озеро, на переднем – часовня Пресвятой Богородицы, выстроенная над источником на месте Её явления, левее – монастырская купальня.
Просто перенесем камеру немного правее. И опять открывается такая красота, что дух захватывает.
На выходе из монастыря. Не будь этого мальчика, кадр был бы невозможно скучным.
На пути во Введено-Оятский монастырь.
Мы подъехали к одному из входов во Введено-Оятский монастырь. На переднем плане – сестринский корпус.
Заходим в монастырские ворота, обходим сестринский корпус и оказываемся во дворе монастыря. Перед нами Введенская церковь, все благоустроено…
А вот год назад, по словам отца Сергия, здесь было не пройти.
Эта картина – при входе во Введенскую церковь У изображенной на ней монахини в руках два зажженных светильника, как у девы благоразумной, вокруг все зло беснуется: «Оставь Крест!», но сверху – помощь Богородицы.
А вот это, мне думается, и есть Святые врата монастыря, над ними – колокольня.
Постарался охватить весь двор монастыря. (Был сильный контровой свет. Я стал в тень и активировал встроенный в камеру HDR.) На переднем плане хорошо видна Введенская церковь, правее – часовня преподобных Сергия и Варвары, а по центру – Царские врата монастыря с колокольней.
Из врат с колокольней выходишь на большое поле, дорожка через которое ведет к реке Оять…
Вернувшись обратно и выйдя за ограду монастыря, подходим к часовне с целебным источником.
Это бетонное сооружение заметил случайно – так оно заросло, чьё оно – можно только догадываться, пролистав несколько сайтов о немецких фортификационных сооружениях, подобного не нашел, а вот на наши жботы (жбот – железобетонная огневая точка) очень похоже, это наша жбот, а за ней, как молодой росток, высится колокольня монастыря.
В заключение скажу несколько слов. Дмитрий снимал прекрасной камерой PENTAX K5. Размер каждой фотографии… 10-15 Мб. Можете себе представить, какой величины можно напечатать фотографии, сияющие живыми красками золотой осени. Но для публикации в блоге мне пришлось фотографии сильно уменьшить. При открытии снимков качество может показаться недостаточным – эффект сильного сжатия. Если кто-то хочет получить себе какую-нибудь из этих фотографий в оригинальном размере, свяжитесь с Дмитрием: malakat@mail.ru

Мысли о прекрасном. Встреча с настоятелем Богоявленского Кожеозерского монастыря иеромонахом Михеем (Разиньковым). Часть 1

Аудио

Гость передачи — настоятель Богоявленского Кожеозерского монастыря иеромонах Михей (Разиньков). О возрождении иноческой жизни в самом труднодоступном монастыре России бывшим регентом Оптиной пустыни и Троице-Сергиевой Лавры отцом Михеем, о древнем знаменном распеве во время службы и об устроении жизни в обители рассказ в нашей передаче.

– Мне хотелось бы сегодня отклониться от натоптанных маршрутов туристического паломничества, которые всем известны и доступны, и углубиться в Архангельскую область, к берегам реки Онеги, попасть на отдаленный Кожостров, в Богоявленский Кожеозерский монастырь, игуменом которого и почти единственным жильцом и молитвенником является отец Михей.

Отец Михей, Вы фактически покинули светскую жизнь. Расскажите, как шел Ваш обратный путь из нынешней «цивилизации» к глубинной духовности русской культуры.

– Мой путь начинался в 1988 году в Оптиной пустыни. Желание монашеской жизни в таком вот глухом месте, куда раньше уходили древние отцы, посетило не только меня, но и еще несколько монашествующих из Оптиной Пустыни. Но так получилось, что из тех, кто вместе со мной приехал туда, на Север, остался я один. Это можно объяснить только Промыслом Божиим, потому что раньше я и помыслить не мог, что могу поехать не то что на Север, но даже куда-то в Калугу, за двести пятьдесят километров от Москвы. А тут такие глухие места! Можно сказать, что если бы не помощь Божия и благодать, данная мне свыше, я бы, конечно, не смог там прожить (а я уже семнадцать лет живу в этом месте). До сих пор не знаю, Промысл ли Божий, но как иначе можно это объяснить?

В отдаленном углу России, в Онежском уезде Архангельской области, находится полуостров Лопский, омываемый водами Кожозера. Всеблагому и неисповедимому Промыслу Божию благоугодно было основать здесь святую иноческую обитель. Это пустынное место, удаленное от людских жилищ на пятьдесят и более верст, и доселе не имеет к себе проезжей дороги. Обитель Кожеозерска была основана около 1552 года неизвестно откуда пришедшим священноиноком Нифонтом, мужем строгой подвижнической, уединенной и благочестивой жизни. Как говорит предание, питался он травою и ягодами. Время поселения Нифонта близ Кожозера совпадает со временем покорения царства Казанского Иоанном IV Васильевичем Грозным. Между пленными татарскими вельможами, прибывшими в Россию, находился и юный казанский хан – магометанин Туртас Санжарович. Поселившись в Москве, Туртас жил в доме боярина Захара Ивановича Плещеева. Благочестивый боярин Плещеев часто беседовал с Туртасом об истинах христианской православной веры. Благодать Божия воссияла в сердце Туртаса. Он пожелал просветиться святым крещением и был наречен Сергием. Оставив все, Сергий четырнадцать лет с посохом странника переходил с места на место, идя все далее на север. Он посетил много святых обителей, видел воинов Царя Небесного, от них научился посту, молитвам и терпению. Напутствуемый Божией благодатью, Сергий достиг, наконец, безлюдного острова Лопского, где уже подвизался священноинок Нифонт. Удаленность острова от мирских жилищ, подвижническая жизнь Нифонта – все удовлетворяло цели странствования Сергия, и в нем поселилась мысль остаться здесь навсегда. Получив благословение Нифонта, Сергий сделался его послушником. С ним он молился, с ним постился, безропотно исполняя все возлагаемые на него послушания. Нифонт, видя в Сергии душу, испытанную во искушении, сердце, устремленное к Богу, облек его в ангельский образ, нарекши Серапионом. Молва о подвижниках распространилась далеко. К ним стали стекаться взыскующие Господа братья. Умножение их числа побудило Нифонта идти в Москву, просить утверждения места, избранного для основания обители. Нифонт отправился в путь пешком, не имея средств к такому дальнему странствованию. Преклонные лета его, путевые труды и лишения изнурили его. Едва достигши столицы, Нифонт скончался и был погребен в одной из московских обителей, но где именно – неизвестно. Весть о кончине Нифонта наконец достигла Кожеозерской братии. Серапион сам отправился в Москву, чтобы просить дозволения основать обитель на месте, избранном Нифонтом. Господь услышал молитву Серапиона – царь Федор Иоаннович приказал отвести для обители просимое место и выдал царскую грамоту на владение полуостровом Лопским и землей кругом озера на четыре версты во все стороны. С великой радостью возвратился Серапион к оставленной им братии, и они приступили к построению церкви. Был вырублен лес, уровнено место, и вскоре был воздвигнут первый храм во имя Богоявления Господня, чем и было положено основание монастырю. Первый патриарх в России Иов нарек Серапиона строителем обители и благословил его ученика, иеромонаха Авраамия, освятить созданный храм.

– Мы сейчас так просто говорим об этом, но ведь для становления такой жизни нужно оторваться от уже привычного уклада, пожертвовать многим. У Вас ведь, я знаю, есть музыкальное образование.

– Да, одиннадцать лет я учился в Московском государственном хоровом училище имени А. В. Свешникова. Конечно, полученная профессия дирижера и музыканта очень далека от того, чем мне пришлось заниматься: и лес валить, и дрова колоть, и в технике какой-то разбираться, потому что никто ведь за тебя этого не сделает. Но музыкальное образование дало мне очень многое. Если бы я не знал церковную службу, пение, первые годы (лет десять) было бы очень сложно пережить, потому что без богослужения в монастыре, да еще в таком месте, жить вообще невозможно. Служба должна быть благоустроенная, чтобы и пение, и чтение было такое, как надо, да и научить кого-то петь или читать сложно, если ты сам этого не умеешь.

Селенье в северной глуши.
К нему дорога непролазна.
Селенье – скит моей души,
В который тянет неотвязно.
И бурелом, и глухомань,
Лишь край реки блестит, как бритва…
А в окнах – темень или рань –
Горит свеча, идет молитва…

– Мой монашеский путь начинался в двух прославленных в России обителях: Свято-Введенской Оптиной пустыни, где я нес послушание регента с 1988 по 1994 год, и Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Через четыре года я оказался в пустынной Кожеозерской обители, в глухих лесах далекого русского Севера. «Даст ти Господь по сердцу твоему». Это были те слова, которые я прочитал перед тем, как зайти к отцу Кириллу с просьбой о благословении ехать из Лавры на Север. Немало было здесь таких моментов, которые действительно по сердцу моему. Я думаю, эти моменты должны привлекать и других единодушных людей, потому что без единодушия невозможно собрать монашеское братство или сестричество. Сейчас, кстати, созидается сестринская монашеская община с той целью, чтобы, если Бог даст, в дальнейшем преобразовать ее в женский монастырь.

Помню, в детстве во время шестопсалмия на клиросе не включали свет. Вот последняя лампочка в храме… Так хотелось, чтобы она побыстрей выключилась и почувствовалась эта сокровенность, погас неестественный электрический свет. Потом я встретил то же самое в монастыре в городе Золотоноша: нет электрического освещения ни в храме, ни вообще во всем монастыре.

Здесь, в нашей обители, мы стараемся по возможности так же, как и в Оптиной пустыни при владыке Евлогии, когда он был у нас наместником монастыря, соблюдать определенный устав, но, конечно, у нас мало сил, потому что людей мало.

– Вы же раньше были регентом?

– Да, и в Оптиной пустыни нес послушание регента, и в Троице-Сергиевой Лавре тоже был регентом. У меня был интересный период жизни, еще до монастыря, когда я пел в «Древнерусском распеве» – довольно известном хоровом ансамбле. Он был организован митрополитом Питиримом при Издательском отделе Московской Патриархии и занимался восстановлением древнерусского знаменного пения.

– А какова особенность знаменного пения? Почему Вам стало ближе это, а, скажем, не партесное пение?

– Партесное пение вообще не прижилось в церкви.

– А в некоторых храмах Москвы поют: вот и в Толмачах, и на Ордынке… Тяжело, конечно, это слушать, даже невозможно, как мне кажется.

– Дело не в партесном пении, не в форме как таковой, хотя она тоже важна, а в том, как поют, каким духом! Знаменное пение – это не пение в один голос, как у нас это часто понимается. В православии очень большое значение имеет преемственность. Если нет преемственности, если что-то создается на пустом месте, с нуля, то нет и духовности. Ведь знаменное пение – это пение церковное, этим пением надо молиться. Если человек не молится, когда поет, от светского пения это ничем не отличается. Может собраться с десяток музыкантов, которые будут петь в один голос так называемый знаменный распев, а духа там никакого не будет! То есть знаменное пение – это пение особым духом, и я думаю, что сейчас редко у кого это может получиться, потому что нет преемственности. Этот вопрос меня очень сильно волновал. Чтобы возвратить настоящее знаменное пение, должен найтись такой музыкальный человек, который, в первую очередь, должен быть духовным, как преподобный Сергий Радонежский, который восстановил школу старчества и воспитал множество учеников. Избранник Божий, стяжавший Дух Святой, он дал плоды для всей Руси: были созданы и открыты десятки монастырей. Точно так же должен появиться такой духовный человек, который однажды возвратит знаменное пение. Так что пение в один голос и даже пение по крюкам – это еще не знаменное пение. Еще раз повторю: церковный принцип пения отличается от светского тем, что верующий человек поет и молится, а если человек неверующий или иной веры, то его пение будет только внешнее: громче-тише, с использованием всяких музыкальных приемов, но духа там не будет. Только человек, ведущий духовную жизнь (не просто верующий, а борющийся со своими внутренними страстями, действительно молящийся), может дать настоящее пение.

Наша пустынная обитель в честь Богоявления Господня, расположенная на Кожозере, имеет покровителем Самого Господа. Она как пустынная обитель нужна и нашей Церкви, и Отечеству. Для нас, монахов, она дорога тем, что остается такой же удаленной, как и четыреста лет назад. Там очень красиво: громадное озеро, необычайное северное небо, вокруг никого, но все это совсем не главное. Единственное, за что мы, немощные люди, можем держаться, – это богослужение: если оно совершается мирно, как должно и хор поет как надо – только это является настоящим утешением!

В нашем монастыре мы стараемся придерживаться такого устава: в три часа дня начинается вечерняя служба; после нее примерно через час трапеза; после трапезы – повечерие (читаются три канона и молитвы на сон грядущим). Потом остается часа полтора-два до отдыха, когда читаются келейные правила, после которых мы ложимся отдыхать. В три часа ночи мы встаем, и в полчетвертого начинается служба с молебна нашим преподобным Серапиону и Никодиму Кожеезерским. Потом полунощница, утренняя служба; когда есть литургия – часы и литургия. Без исповеди и причастия в монастыре вообще, а в пустынном монастыре особенно, жить очень трудно, поэтому надо чаще причащаться и, конечно же, готовиться к этому. У нас для этого есть все возможности и условия, лишь бы человек желал жить мирно. «Живите мирно», – так сказал отец Кирилл, духовник Троице-Сергиевой Лавры, отвечая на мой вопрос, как нам здесь жить, каким уставом. Конечно же, только смиренный человек может жить мирно. У меня у самого это не получается, много немощей, но я надеюсь, что приедут братья, сестры, которые помогут. Для укрепления обители нужно, чтобы здесь добавилось хотя бы немного людей. Так что, братья и сестры, кто захочет жить здесь той жизнью, какой живем мы, пусть приезжает и во славу Божию, во спасение своей души подвизается здесь, принося Богу в благодарность за то, что он пришел, родился, хотя бы малую часть.

Кожеозерский Богоявленский женский монастырь

Россия Архангельская область посёлок Кожпосёлок

Идёт загрузка карты…

Кожеезерский Богоявленский женский монастырь — православная женская обитель в Архангельской области, основанная в 1560 году. Монастырь закрыт в 1918 году, возобновлен в 1999 г.

История

  • Прп. Серапион Кожеозерский, основатель обители
  • Прп. Авраамий, первый игумен Кожеозерского монастыря

Монастырь основан преподобным Нифонтом и Серапионом Кожеезерскими в 1560 году. 30 сентября 1585 года Иван Грозный специальной грамотой пожаловал обители Лопский остров на Кожеозере, а вокруг него «матерой земли о четырех верст». Кроме того, Серапион Кожеезерский приобрёл за двести рублей земли в деревнях Керешка, Клещево, Канзапелда и Пияла на реке Онеге, а также «доли» в солеварнях на берегу Белого моря.

В начале XVII века Борис Годунов сослал в монастырь своего политического противника Ивана Сицкого; здесь его насильно постригли в монахи.

В конце XVI века в монастыре постригся и прожил около трёх лет блаженный Леонид Устьнедумский (после он перешёл в Соловецкий монастырь). На рубеже XVI-XVII веков в монастыре жил св. Никодим Хозьюгский. После него в монастыре осталась икона Богоматери «Неопалимая Купина», которую Никодиму в 1605 году пожаловал Пафнутий, митрополит Сарский и Подонский.

В 1630-х годах в обитель из Анзерского скита перешёл Никон, и в 1643 году по просьбе братии он был поставлен игуменом. Никон наладил здесь бойкую торговлю солью и красной рыбой. Именно в это время Никон познакомился с будущим царём — семнадцатилетним Алексеем Михайловичем. В 1646 году, вскоре после восшествия на престол (1645), царь попросил патриарха Иосифа возвести Никона в сан архимандрита и назначить его настоятелем столичного Новоспасского монастыря.

В 1642 году княгиня Елена Куракина пожаловала монастырю серебряный крест с мощами разных святых и частями Животворящего Древа и ризы Господней.

В 1764 году монастырь был упразднён; в 1853 — возобновлён.

В 1885 году из часовни над гробницей св. Серапиона устроена каменная церковь во имя Иоанна Предтечи.

К концу XIX века в монастыре было 25 монахов во главе с архимандритом. К этому времени в обители находились две каменных (Богоявленская и Предтеческая) и одна деревянная церкви. В деревянном храме хранились мощи преподобного Никодима Хозьюгского.

Обитель уничтожена в 1918 году: настоятель, монахи, по одному из послушников, трудников и паломников убиты, монастырь разграблен. Выжившие монахи и миряне разбежались.

В 1997 году был воздвигнут Поклонный Крест. На следующий год появился первый насельник.

В 1999 году монастырь был официально возобновлён.

Настоятель — иеромонах Михей (Разиньков).

Воссоздаётся надвратная церковь обители.

В 2009 году настоятель получил благословение епископа (ныне митрополита) Архангельского и Холмогорского Даниила на создание женского монастыря.

На сегодня считается самым труднодоступным из действующих монастырей России.

Современное состояние

В настоящее время монастырь действующий. В монастырском храме богослужения совершаются каждый день.

Возрастает число насельниц обители.

Совершенствуются формы социального служения.

>Храмы

  • Церковь Тихвинской иконы Божией Матери

>Святыни

  • Преп. Серапион (XVI в.) и Авраамий (XVII в.) Кожеезерские (мощи под алтарем)
  • Храмовые иконы

>Престольные праздники

Богоявление (Крещение Господне) — 19 января

  • Церковь Тихвинской иконы Божией Матери — 9 июля

Фото

  • Церковь Тихвинской иконы Божией Матери

  • Паломническая гостиница

  • Северная хозпостройка

Видео

Как добраться

Адрес: Россия, Архангельская обл., Онежский р-н, Кожеезерский (Кожозерский) монастырь

  • Из Москвы до г. Вологда, а оттуда в 14 часов поездом «Вологда – Мурманск» до станции Нименьга. Или на поезде «Москва – Архангельск» до станции Обозёрская, далее поездами местного сообщения до станции Нименьга (расписание часто меняется).
  • От станции Нименьга на попутном лесовозе 80 км до лесной тропы, ведущей в монастырь. Обычно лесовозы начинают ходить с 6 утра (кроме воскресений и праздничных дней).
  • Путь по тропе до монастыря составляет 30 км. Сёстрам добираться по тропе до обители самостоятельно не благословляется!

Паломнику

Кожеезерский Богоявленский женский монастырь приглашает православных паломников принять участие в монастырских богослужениях, поклониться святыням, познакомиться с историей монастыря и его духовным наследием.

vyatich_79

ОБИТЕЛЬ В СЕВЕРНЫХ ЛЕСАХ

Богоявленский Кожеезерский монастырь ждёт насельников и паломников


Несколько лет назад в Архангельске у одного из наших сотрудников был такой диалог:

– Батюшка, а как в ваш монастырь добраться-то?

– Да очень просто, – ответил иеромонах Михей. – Не доезжая по Северной железной дороге одну станцию до Малошуйки, сходишь в Нименге. Прямо с крылечка вокзала видна дорога, идущая в лес. Иди к ней и жди лесовоза. Водителю скажешь, что едешь до монастырской тропы, они там все знают её. Потом пойдёшь по тропе, встретится избушка – заночуешь в ней. Наутро ещё по тропе пройдёшь, увидишь озеро. Это, значит, всё – пришёл. Скидывай рюкзачок и разжигай костёр.

– А зачем костёр-то?

– Чтобы сигнал подать – дым на другой стороне озера увидят и приплывут за тобой на лодке.

Прошло время, так и не удалось нам посетить лесной монастырь, и разговор этот почти забылся. А на днях батюшка сам позвонил. Рассказал, что в обители много добрых перемен. Обустроили жильё, купили спутниковый телефон (правда, дорого звонить, 50 руб. за минуту). «А ещё с бензопилой мы часть тропы прошли, расширили и укрепили – теперь как по асфальту. В смысле, посуху теперь можно идти, сняв резиновые сапоги». Но работы ещё много. Пользуясь случаем (не так часто удаётся на «большую землю» выбраться), батюшка по факсу послал нам заметку о том, что обитель нуждается в молитвенниках и рабочих руках. Ниже публикуем её.

Во все времена монашествующие люди стремились приобретать плоды духовной жизни в уединении, подальше от мирской суеты. Они шли в безлюдные, глухие места северных пустынных земель, не боясь дальности пути. Подвизаясь на этих землях и истинно возлюбив Господа, пустынники сохраняли в своих сердцах неугасимую любовь ко Христу до конца жизни, пребывая в подвижническом уединении и молитве. Так возникали многие северные обители, в том числе и Соловецкий монастырь – оплот русского духовного северного монашества.

Обитель на перемычке меж двух лесных озёр год от года обустраивается

Это рвение к подвижнической жизни сохранилось и по сей день. После 80 лет гонений на Русскую Православную Церковь затеплилась лампада молитвы ко Господу в одном из самых глухих и труднодоступных монастырей Русского Севера. Само местоположение Кожеезерского монастыря, его удалённость от городов и мирских селений даёт необходимую основу для построения монашеской общины, где строгое воздержание и богослужение являются главенствующими во внутреннем устроении монастыря.

Это место духовной подвижнической жизни явили нам благочестивые насельники и преподобные, которые подвизались на Кожозере с XVI века. По неисповедимому промыслу Божию в этом пустынном месте, удалённом от ближайших селений, не имеющем дорог, Богу угодно было основать в царствование Иоанна IV Васильевича Грозного святую обитель. Устроителями этой обители были пустынножители: отшельник священноинок Нифонт и преподобные Серапион, Никодим и Авраамий, которые угождали Христу добродетельной жизнью, соревнуя своими иноческими подвигами древним преподобным отцам первых веков.

Насельники Кожеезерского монастыря

В 1998 г. по благословению епископа Архангельского и Холмогорского Тихона началось возрождение Кожеезерской обители. В первый раз оптинская братия приехала в монастырь 29 апреля, а ровно через год, по Божьему смотрению, состоялось заседание Св. Синода, где было дано благословение на открытие обители. Строителем монастыря был поставлен иеромонах Михей, бывший насельник Оптиной пустыни. Неся послушание регента, отец Михей провёл свою последнюю службу 3/16 июля 1994 г. в Оптиной, в день памяти св. Филиппа Московского и преподобного Никодима Кожеезерского. Духовник Троице-Сергиевой лавры архимандрит Кирилл благословил братию на подвижнический труд образом преподобного Амвросия Оптинского, обретение мощей которого состоялось через некоторое время, также в день памяти Кожеезерского подвижника – преподобного Серапиона.

В столь труднодоступное место иноки отправились не случайно. Им хотелось сохранить то устроение обители, которое было создано при первом игумене монастыря архимандрите Евлогии. Иноки стремились создать монастырский уклад по примеру последнего уставного монастыря Русской Православной Церкви – Глинской пустыни, в которой было неопустительно каждодневное посещение братией всех богослужений суточного круга. В Кожеезерском монастыре главным является стремление к благоустроенному пению и чтению на службе, что и должно определять монашескую настроенность. Все находящиеся в обители посещают богослужения, которые являются основным утешением и помощью в монашеской жизни и иноческом подвиге, коему неизменно сопутствуют тяготы и скорби. И где, как не на службе, молитвенное чтение и пение успокаивают и умиротворяют душу, и она получает духовное подкрепление. С первых дней открытия обители жизнь в монастыре устроена таким образом, что её насельники стараются придерживаться простого образа жизни. Жизнь без излишеств, в умеренности содействует насельникам создавать монашеское устроение Кожеезерской пустыни.

«Насельники стараются придерживаться простого образа жизни»

В настоящее время в монастыре придерживаются богослужебного устава, который был определён святыми отцами и всегда исполнялся в православных монастырях, скитах и храмах. Вечерня и повечерие, а утром – полунощница, утреня, часы, литургия или обедница. По окончании утреннего богослужения –трапеза и небольшой отдых, после которого насельники несут послушания до вечерней службы. А в воскресные и праздничные дни работ и послушаний нет. У Кожеезерского монастыря есть некоторые особенности, отличающие его от других обителей. Он поддерживает благочестивую традицию русских и афонских монастырей в неиспользовании электричества. Такая же духовная и благоговейная обстановка была и в старинном Красногорском монастыре в г. Золотоноша Черкасской области, где и в наше время все сёстры трудились вручную и электрической лампочки не было даже на кухне. Ещё св. Патриарх Алексий I (Симанский) и другие благочестивые архипастыри были против использования электрического света в церкви. Патриарх говорил, чтобы освещение в храмах было церковное, с настоящим церковным маслом, а не яркими электрическими лампочками, которых так много на витринах театров и клубов. «И менее всего, – говорил Патриарх, – мы желаем видеть их в наших храмах. Освещение в храмах должно быть скромным, мягким, даже чуть затемнённым, потому что для молитвы яркий свет не нужен, а вреден. Он рассеивает молитву и развлекает ум». Наверно, каждый христианин и сейчас душой и сердцем чувствует те благодатные моменты богослужения, когда во время чтения шестопсалмия в храме гасится электрическое освещение.

Другая особенность этого монастыря в том, что его насельники всю работу делают своими руками. С помощью Божьей они восстанавливают обитель; трудятся на огородном хозяйстве, где хорошо растёт картофель, морковь, свёкла, огурцы, помидоры и другие культуры; разработаны сенокосы. Хорошим подспорьем для монастыря является рыба, которая водится в озере. В своём распоряжении монастырь имеет молочарню с сохранившимся подвалом, погреб и ледник для хранения продуктов в жаркое летнее время, два амбара, деревянную баню с парной и овин для сушки снопов. Насельники этой обители, вверившие Богу попечение о себе, своим трудом и молитвой подвизаются непрестанно угождать Господу, стремясь взращивать в своём сердце любовь и бесстрастие.

Господь благословил эту обитель, и преподобные Никодим, Серапион и Авраамий незримо помогают насельникам в их каждодневных трудах и подвигах, а также тем, кто хочет приехать и потрудиться во славу Божию в этой обители. Монастырские насельники с радушием и любовью стараются принимать всех, как монашествующих, так и паломников, прошедших долгий трудный путь пешком по лесной тропе и болотистым местам до Богоявленского монастыря, приветствуя благочестивых паломников, которые приносят в обитель молитву и помощь.

В последнее время появляются желающие среди монашествующих сестёр посетить Кожеезерскую обитель, имеющие или сохранившие первоначальный порыв и ревность служить Христу в иноческом чине, придерживаясь простого образа жизни. На сегодняшний день при монастыре начинает складываться женская община. Сёстры живут по тому же церковному уставу и порядку, что и в обители. Думается, что легко будет тем сёстрам, которые желают воспринять порядок, где главное – не внешнее устроение обители, излишнее строительство и физические труды, а богослужение и монашеская жизнь в послушании. Они неизменно находятся на всех службах, и даже трапеза готовится заблаговременно, а не во время службы. Тем монашествующим сёстрам и паломницам, которые желают приехать в монастырь и будут рады жить по изложенному уставу, лучше позвонить по телефонам, указанным ниже, для того чтобы их встретил заранее отец Михей или кто-то из насельников по его благословению.

* * *

Избушка на пути в пустынь

Как добраться до обители? Кожеезерский монастырь находится в архангельских лесах, и добраться до него можно разными способами. Можно дойти пешком по лесной тропе из Нименги. Из Москвы удобнее всего добираться поездом до станции Вологда, далее пересесть на поезд Вологда – Мурманск и ехать до ст. Нименга. От станции Нименга дойти до автобазы посёлка Нименга (2 км). Оттуда рано утром лесовозом или вахтовкой (около 80 км) вас довезут до тропы, ведущей в монастырь. Идти около 30 км. В начале пути дорога будет проходить по болотистой местности, поэтому обязательно нужно иметь сапоги (до колен). Идти надо в светлое время суток. Вся тропа помечена затесками, выкрашенными красной или жёлтой краской, чтоб не сбиться с пути. Через 8 км есть оборудованная изба, в которой можно переночевать. В избушке есть печка. Ещё через 9 километров дорога выходит к большому Вингозеру, на котором тоже есть изба. Если созвониться заблаговременно, то вас встретят на лодке у второй избы и по озёрам через протоку довезут до монастыря. Дорога до Винга – 17 км.

В крайнем случае нужно будет пройти ещё 9 км по красивой сухой тропе вдоль озёр: 6 км дорога идёт по бугру вдоль Вингозера и приводит к Кожозеру, на котором есть ещё две избы. А через 3 км – песчаный пляж, с которого виден монастырский корпус. Добравшись до песчаного пляжа в пределах прямой видимости монастыря, следует развести дымный костёр и стучать в металлическую трубу, для того чтобы обитатели монастыря заметили вас и перевезли на лодке. Следует учитывать, что летом, начиная со второй половины мая и до середины августа, светло круглые сутки, в конце сентября темнеет в семь часов вечера, а в конце ноября – в пятом часу дня.

Другие варианты: поезд Москва – Архангельск, через станцию Обозерская. От Обозерской – с пересадкой до Нименги. Из Санкт-Петербурга лучше добираться через Вологду или станцию Беломорск Мурманского направления. От Беломорска – до Нименги. От Архангельска нужно ехать на мурманском поезде.

В заключение хотелось бы сказать вот о чём. Напрасные страхи развиваются у сестёр, что Север страшен, малопригоден для жизни. Всё это не так, это пугает враг. И в старые времена, и в наши дни действуют женские монастыри и в более тяжёлых условиях: намного севернее, и даже в Сибири, где гораздо суровее. Главное – не климатические условия, а то духовное направление обители, которое стараются возродить. А то, что немало людей говорят, что сейчас другие времена, что люди слабее – это даже не вражье расслабление и собственное нерадение, а лень. В итоге монастырь может превратиться в некое комфортно устроенное место с современными условиями, почти и не отличающимися от условий богатых людей. Надо помнить слова преподобного Антония Великого, жившего ещё в IV веке, что настанет время, когда монастырские жилища будут препираться пышностью с дворцами вельмож. Поэтому надо стараться жить в простоте, благочестии и чистоте, чтобы всё было просто, но чисто, и подальше от мирской суеты.

А что дорога до монастыря длинная и далёкая – это тоже пугает малодушие и враг. По сути, надо пройти по лесной дороге за день всего 8 км (на что уходит 2-4 часа) и переночевать в избушке. С утра на следующий день пройти ещё 9 км до следующей избушки (на что уходит 3-5 часов, в зависимости от возраста и физического состояния человека и груза, который несёт он в рюкзаке. В идеале вес рюкзака должен составлять 8-10 кг). В некоторых местах тропа проходит по болотам, но они не топкие, даже не колышутся под ногами; просто по ним тяжелее идти, чем по твёрдому грунту, а самая большая неприятность – можно набрать воды в сапоги. Замечено, что дальность дороги отпугивает только в городе, в тёплом месте. А на самом деле ничего страшного и сложного. Прийти нужно всего один раз, так как уходить из монастыря монахам вообще ни к чему, да и незачем. Всё необходимое завозится зимой на снегоходах и лошадях, а остальное выращивается на огородах.

Контактные телефоны:
Посёлок Шомокша — (81839) 32-434, Олег и Любовь,
Архангельск — (8182) 29-48-68, Евгений и Галина,
Архангельск — (964) 291-36-94,
Москва — (926) 536-82-33, Георгий,
Москва — (963) 992-95-94.
Управление Архангельской Епархии: (8182) 68-07-73.
Адрес для писем: 164874, Архангельская обл., Онежский р-н, пос. Шомокша, Кожеезерский монастырь, иеромонаху Михею.
http://www.rusvera.mrezha.ru/618/3.htm

Новости храма и приходской жизни

Паломничество в Кожеозерский монастырь

Фотоальбом.

В феврале 2010 г. прихожанин нашего Храма Юрий Царьков совершил паломничество В Кожеезерский монастырь. Ему не только удалось добраться до самого труднодоступного монастыря России, но и понести послушания во Славу Божию, помогая в восстановлении обители.

Вот что вспоминает Юрий о своем путешествии: «Когда я впервые узнал о Кожеезерском мужском монастыре у меня появилось непреодолимое желание туда съездить. К тому же я узнал, что Ксения Машковцева знает настоятеля монастыря — отца Михея. Она сказал мне, что без его благословления ехать в монастырь нельзя».

Обитель находится в Архангельской области. В монастыре нет никакой связи с «внешним миром»: нет электричества, не работает мобильная связь и даже нет дорог, по которым туда можно доехать на машине.

«Как же мне взять благословение у настоятеля, если с ним невозможно связаться? Как туда добраться? Где мне найти время, чтобы туда съездить? А надо ли мне туда…? Вот далеко не весь перечень вопросов, которые я задавал сам себе, — продолжает свой рассказ паломник. — Дальше стали происходить события, рассеивающие мои сомнения и придающие мне уверенности в моем желании съездить в Кожеезерский монастырь. У меня появились ничем не занятые две недели. И тут мне неожиданно позвонила Ксения (Машковцева) и сказала, что отец Михей сейчас проездом в Москве – будет на Ярославском вокзале в 18 часов, а его поезд отправляется через час. Я сразу поехал на вокзал. Получив благословение, я узнал несколько способов добраться до монастыря. Еще Батюшка дал мне несколько номеров телефонов людей, живущих в тех краях и хорошо его знающих.

Начались сборы. Собирали меня всем приходом. Семья Мащковцевых предоставила мне рюкзак и теплую одежду, Лосицкий Олег — навигатор, Антон Соловьев — настоящий охотничий нож, Андрей Григорьев — валенки и фотоаппарат, отец Сергий — лыжи и благословение.

Билеты я купил за день до отъезда: в феврале месяце желающих поехать в Архангельскую область — немного. Поезд привез меня на станцию Плисецкая в 2 часа ночи. Дальше на такси до поселка Шомокши — 120 км. Это последний населенный пункт по дороге в монастырь. От Шомокши до монастыря 65 км: 40 из них я проехал на вахтовом автобусе, а 25 км мне предстояло идти на лыжах. Надо сказать, что когда я собирался в это паломничество, то 25 км на лыжах мне казались вполне реальными, но в этот день внезапно потеплело и снег на мои лыжи стал налипать огромными комьями. Моя средняя скорость составляла не более 2 км/час. Так я прошел примерно 12 км. Начинало темнеть, а ночевать в лесу мне не хотелось. Чтобы не поддаться панике я молился, как умел, надеясь на Божию помощь. И помощь пришла. Навстречу мне со стороны монастыря выехал монастырский снегоход. Я спасен! Вторую половину пути я проехал с «ветерком». По промыслу Божию я приехал в монастырь даже до начала вечерней службы».

В монастыре один жилой корпус. Это двухэтажное кирпичное здание, первый этаж которого — нежилой. На втором этаже находится трапезная и несколько келий. В одной из келий живет Отец настоятель, в других — монахи, послушники, трудники и паломники.

«Отец Михей распорядился, чтобы меня накормили и разместили, — продолжает Юрий Царьков — и началась моя жизнь в монастыре. Первое самое сильное впечатление — это вечерняя служба. Храм, в котором проходят Богослужения, очень маленький (надвратный). В нем темно, так как весь свет — это четыре горящих лампадки у Икон и несколько свечек. На службе пять человек – отец настоятель, монахиня Валентина, инок Виктор, трудник Геннадий и я.

На следующий день батюшка дал мне послушание — готовить для всех в трапезной. В мои обязанности входило не только приготовление пищи, но и мытье посуды, и уборка трапезной. В свободное от этого послушания время — я мастерил ограду для теленка, которого недавно родила единственная на монастырском дворе корова.

Кроме этого, мне посчастливилось поучаствовать в зимнем ловле рыбы на Кожозере (отсюда и название монастыря), в заготовке дров. Как ни странно, но зимой заготавливать дрова удобнее: их тогда легче довезти. Распиленные деревья грузятся на сани, в которые запрягается не очень любящая работать лошадь по кличке Хоста.

Еще одним сильным впечатлением для меня стало полное безмолвие вокруг, как и отсутствие всякой физической связи с миром.

Две недели прошли очень быстро. Отцу Михею надо было уезжать по делам на несколько дней раньше, чем мне. Поэтому батюшка благословил инока Виктора отвезти меня на «Буране» до дороги (это 25 км). Дальше, как сказали мне насельники монастыря, можно проехать оставшуюся часть пути до Шомокши на лесовозах, которые появляются на дороге в среднем раз в час. Однако этот день оказался праздничным (23 февраля) и мне пришлось все 40 км идти пешком. Но с Божьей помощью я это выдержал».

Мы надеемся, что после поездки Юрия желание потрудиться в монастыре появится и у других прихожан. Если задумаете поехать, то звоните по телефону (495) 714-08-57 или 8-926-536-82-33 за подробной информацией. Квартира семьи Царьковых после Юриного паломничества в простонародии стала именоваться «подворьем Кожеезерского монастыря».
Записал Алексей Машковцев