Святитель Николай сербский

Содержание

15 цитат святителя Николая Сербского (Велимировича)

1. Ни офицерский мундир не сделает вас храбрым, ни священническая ряса — милосердным, ни судейская тога — справедливым, ни министерское кресло — сильным, если ваша душа не изобилует ни мужеством, ни состраданием, ни праведностью, ни крепостью.

2. Кто никогда не испугался самого себя, тот не знает страха. Ибо все чудовища внешние, которых человек страшится, находятся внутри него самого, причем в неразбавленной эссенции.

3. Главных евангельских идеи — три: идея братства, идея свободы и идея любви. Как три шелковых нити, проходят они через все четыре Евангелия.

4. Когда в душах людей угасают лампады и свечи, фимиам превращается в удушающий дым, а сердце, сделавшись холодным и твердым, как камень, перестает быть алтарем любви, — тогда и стены храма уже не радуют Бога.

5. Когда угасает любовь, люди ищут справедливости.

6. Испокон веков волки задирали овец, но никогда еще ни одна овца не задрала волка, однако же в мире всегда больше овец, чем волков.

7. Вера есть сила духовная. Малая вера не подвигнет ум к размышлениям о Боге и сердце на молитву Ему. Крепкая вера движет и ум, и сердце, и всю душу человека. Пока живет в душе крепкая вера, она силой своей устремляет душу к Богу.

8. Без стойкости в добре никто не может почувствовать подлинного удовлетворения жизнью. Ведь на пути к добру сначала вкушаешь горькое и лишь потом сладкое.

9. Блажен тот, кто способен искренне исповедать: моя сила ничтожна, мой разум немощен, воля моя неустойчива. Господи, помоги мне!

10. Нищета духовная — прямая противоположность надменности и хвастовству. От глупой-преглупой надменности и пагубного хвастовства хотел защитить нас Христос, когда восхвалял нищих духом.

11. Злые помыслы — семя всякого зла. Из этого семени вырастают грешные слова, грешные желания и грешные дела.

12. Некто Невидимый послал нас в этот мир. Некто Невидимый определяет место нашего служения в этом мире. Некто Невидимый уводит нас из этого мира. Этому Невидимому мы должны молиться, на Него взирать, от Него ожидать воздаяния. Что могут нам дать наемники, равные нам и такие же, как мы, нищие?

13. Даже наихудший человек трижды в жизни вспоминает о Боге: когда видит праведника, страдающего по его вине, когда он сам терпит скорби по чужой вине и когда наступает для него час смерти.

14. Без искренней и твердой веры в Бога живаго нет мужества. А где нет мужества, там люди прибегают к лукавству и изворотливости.

15. И все-таки один страх остается, совершенно уместный и оправданный: тот страх, который чувствовали и святые души в свой смертный час. Это не страх смерти, но страх своей неподготовленности к вечной жизни. Страх своей душевной нечистоты. Ибо нечистые не узрят Бога и жизнь истинную на святых небесах.

>Святитель Николай Сербский: Мысли о добре и зле

Николай Сербский: цитаты

Будучи богат, думай, сможешь ли ты достойно переносить бедность.

Будучи счастлив, представляй, как с достоинством встретить несчастье.

Когда люди тебя хвалят, думай, сможешь ли достойно переносить поношения.

И всю жизнь думай, как достойно встретить смерть.

Немощь

Иногда человек скрывает свои немощи от тех, кто его любит, чтобы они не начали гнушаться им. Скрывает и от тех, кто хвалит его, чтобы они не начали поносить его.

Он ошибается дважды: во-первых, ибо не понимает, что, если он сам откроет свои слабости, его не станут любить и хвалить меньше. Когда же другие люди откроют его слабости, вот тогда они непременно будут гнушаться им и поносить его. Во-вторых, он забывает, что есть Око, видящее и знающее о нем все.

Потому лучше открыть свои слабости прежде, чем они приобретут полную власть над нами и станут очевидны другим. Ибо в молодости переносить поношения легче, чем в старости.

Рай и ад

Может ли творить добро то, что не существует? — Посмотри, сколько добра принес человечеству ад: скольких злодеев обратил он к покаянию; скольких грешников превратил в святых; скольким преступлениям не дал совершиться!

Может ли творить добро то, что не существует? — Посмотри, сколько добра принес человечеству рай: сколько добрых дел он вдохновил; сколько скорбей претворил в радость; сколько слез осушил; в скольких душах пробудил божественную жажду!

Может ли сотворить добро то, что не существует?

Примирение с судьбой

Что значит «примирение с судьбой»?

Одно значение: подобно волу, безропотно и беззащитно идти на заклание. Другое: подобно истосковавшемуся сыну, радостно спешить в объятия Отца, через смерть, как через последнее препятствие.

Тщеславие

Как яблоня не может плодоносить, прежде чем не отцветет, так и человек не сможет принести плода духовного, пока не стряхнет с себя внешние наряды и украшения.

Пилатова правда

О какой правде ты говоришь? Разве Бог каждый день не дает нам в стократ больше, чем мы способны Ему вернуть? Однако Он не жалуется на неблагодарность.

О каких законах ты говоришь? Способен ли ты исполнять тот минимальный долг, который требует от тебя закон? Можешь ли ты считать себя гражданином, а не то что героем или святым?

Те, кто с Пилатом во главе казнили Христа, будут отвечать не за нарушение гражданского закона; они будут судимы за распятие Спасителя.

Когда человек исполнит все законы, тогда сможет он сказать: вот я дорос до животного, ибо животное живет в точности исполняя закон. Кто еще не дорос до животного, может ли дорасти до Бога?

Пять импульсов

Существует пять основных импульсов, движущих людьми: личная прибыль и собственные удовольствия; семейные и кровные узы; общественные законы; совесть и чувство присутствия Живого Бога.

Пятый импульс — первая линия обороны; если человек не удержит ее, отступает на вторую (четвертый импульс); не удержав вторую, отступает на третью (третий импульс) и так далее, до первого. Так происходит деградация человека, деградация и гибель. Гибель, ибо и последнюю линию обороны может потерять человек. И тогда ему уже не остается ничего, кроме тупого безразличия ко всему, отчаяния и — самоубийства.

Разные люди

Спроси плотского человека: «Кто ты?» Он ответит: «Я это я», имея в виду свое тело.

Спроси душевного человека: «Кто ты?» Он ответит: «Два антипода живут во мне, и я скитаюсь от одного к другому», — говоря о своей инстинктивной и сознательной природе.

Спроси духовного человека: «Кто ты?» Он ответит: «Есть Некто в моей душе, я протягиваю руки, чтобы коснуться Его, но понимаю, что руки мои должны быть пространнее небес». Спроси у Него, кто я?

Проклятие и восхваление

Старайся делать для людей то, за что они прежде будут поносить тебя, а уже потом восхвалять; и никогда не делай ничего для того, за что тебя восхвалят, но в конце концов проклянут.

Нерон поначалу восхвалял свою мать, ведущую его по пути порока, а когда порок привел его в пропасть, он ее проклял.

Ребенок будет радоваться и благодарить тебя, если ты подтолкнешь его санки с горы, но, разбившись, станет проклинать тебя, как виновника своей беды.

Грешники будут осыпать тебя похвалами, когда ты будешь оправдывать их грехи, но лучше не приближаться тебе к их смертному одру…

Здравый смысл

Маловерный никогда не пробудит веры в другом. Никогда не заслужит доверия надменный невежда. Люди восстают против богатства, когда оно в руках скупца; презирают власть, если она принадлежит бесчестным; больной не поверит больному врачу.

Есть у людей здравый смысл и верное суждение. Усталый путник сердится на трактирщика, который не может предложить ему ужин и постель, спрашивая его: зачем же ты назвался трактирщиком?

Жизнь и поэзия

Облеки свою жизнь в песню. Прошу тебя, облеки жизнь в песню: тогда ты сможешь ощутить гармонию жизни и свою связь с гармонией.

Ты можешь анализировать свою песню, но не забывай петь. Критики поэзии рождаются и умирают, а песни продолжают жить. Критика мертвит, песня живит. Только поэзия может воскресить прозу. Поэзия произросла от древа жизни, проза — из древа познания.

Все мы знаем: у лжи короткий век, истина вечна. Почему еще поэзия живет дольше прозы: не потому ли, что она ближе к истине, ближе к жизни? Если же облечешь свою жизнь в песню, и ты станешь ближе к истине, ближе к жизни.

Улыбка

Над смехом счастья и стоном скорби людей витает некая таинственная улыбка, согревающая, но необжигающая. Улыбка эта совершенно не похожа на презрительную, леденящую усмешку циника. Улыбка матери над разыгравшимся младенцем или улыбка святого над могущественным, но слабым напоминает эту таинственную, возвышенную улыбку.

Что другое еще может означать это тихое радование, как не соучастие в радости радующихся и плаче плачущих? О чем говорит эта улыбка, как не о том, что чрезмерная земная радость вскоре сменится печалью, а на смену печали придет радость?

Грустно, что из всех земных животных именно эти два наиболее характерно выражают человеческое помрачение — обезьяна и гиена. Старайся, чтобы радость твоя не походила на гримасы обезьян, а скорбь — на бессмысленную ипохондрию гиены.

Вспомни непостижимую и ласковую улыбку матери и святого, улыбку, заключающую в себе мудрость, милость, любовь и вечность. И вечность, ибо смех и плач временны, та улыбка пребывает во век.

Героизм и эгоизм

Не верь теориям и разговорам о законе эгоизма. Его не существует. Господь правит миром, а люди — род Божий.

Человек, прыгнувший в поток, чтобы спасти тонущего, в один миг уничтожает все эти теории и пресекает такие разговоры.

Природа — отражение человека

Теория о себялюбии не может быть оправдана природой. Люди слишком легко обвиняют других в собственном зле.

Природа нейтральна к людям. В согласии с человеческим характером она настраивает свой характер. Пока Адам был послушен Богу, и природа была послушна Адаму. Когда он восстал против Бога, природа взбунтовалась против Адама.

Как какое-либо желание, мысль или страсть действуют на все тело человека, так и его характер, настроение, вера и нравственность воздействует на природу. Человеческая злоба может наполнить природу злобой, а милость — милостью.

На Балканах по сей день народ сохранил веру в то, что дождь, засуха, град, урожайные и голодные времена, здоровье и болезни зависят от нравственной чистоты народа.

К святым людям природа всегда милостива, к нечистым и злонамеренным беспощадна.

Природа — отражение человека. Каков человек, таким она его показывает. Природе несвойствен эгоизм. Но люди эгоистичны, и потому они видят свое обезображенное отражение в зеркале природы и приписывают собственное уродство зеркалу.

Но разве зеркало виновно в уродстве лица, которое оно лишь правдиво отражает?

Святой и природа

Для святого природа представляет прошлое. Он изучил её азбуку, прочёл её слова, выслушал её звуки, понял все, что она поведала ему, и закрыл книгу. Только в святом природа смогла достичь своей цели: она пробудила в нем человека, указала ему на Бога и — укрылась от его глаз.

Святой бесконечно благодарен природе и бесконечно милосерден к ней, потому и она считает его своим единственным на земле настоящим другом.

Воистину нет более трогательной картины, чем дружба святого и диких зверей. И это несмотря на то, что он смотрит на нее, как взрослый на детские забавы: вот еще один взгляд, еще одна сочувственная улыбка, еще одно нежное воспоминание, — и путнику снова пора в дорогу, вперед и вверх, чрез все невзгоды. Он должен забыть обо всем. Оставить всё, чтобы познать и обрести всё.

Для гурмана природа — будущее, для художника — настоящее, для святого — прошлое.

Где ты закопаешь убитого?

Неважно, умрешь ли от болезни или от руки человека. Но болезнь не будет отвечать за смерть, а человек будет. Как поучителен пример пчелы: за укус она платит собственной жизнью.

Все убитые тобой имеют два покоища: одно — в мире ином, другое — в твоей совести.

Где бы ты ни закопал убитого, в полночь он проснется в твоей душе и станет задавать тебе вопросы, на которые, обливаясь холодным потом, совесть твоя будет отвечать до рассвета.

Без Бога как без воздуха

Как птица, попав в безвоздушное пространство, тотчас устремит свой полет прочь, назад, так и ты отвратись и беги от собрания неверующих, ибо среди них ты не сможешь удержаться на крыльях, но падешь. Снова прошу тебя: как птица, попавшая в безвоздушное пространство, тотчас устремит свой полет прочь, назад, так и ты отвратись и беги от собрания неверующих, ибо среди них ты не сможешь удержаться на крыльях, но падешь.

Бог — воздух твоей души. Без этого воздуха душа твоя упадет на землю и будет ползти в пыли, как змея.

Несчастье

Несчастье, которое Господь попускает нам претерпеть, лучше счастья, которое мы сами себе строим.

Своим верным Господь всегда вовремя попускает страдание. Это — голос друга, который в полночь будит спящего: пожар!

И мудрый, оставив горящий дом, бежит, спасая свою жизнь. А безумный сидит и стонет среди пламени, пока не погибнет вместе со сгоревшим домом.

>святитель Николай Сербский

День памяти: 20 апреля (3 мая) (Серб.)

Духовные искания

Святитель Николай Сербский (мирское имя — Никола Велимирович) родился на территории Западной Сербии, в селении Лелич, в многодетной крестьянской семье, 23 декабря 1880 года.

Родители Николы, Драгомир и Екатерина, были простыми в общении людьми, глубоко набожными. Дети (всего их было девять), воспитывались во взаимной любви, в духе христианских традиций.

Заботясь о должном образовании Николы, родители отдали его на обучение в школу при обители Челие. Здесь он сумел проявить свои дарования и добиться первых успехов.

Затем он был зачислен в Валевскую гимназию, а окончив её, продолжил образование в Белградской семинарии.

За хорошие достижения в учёбе Никола удостоился стипендии, что позволило ему продолжить обучение в Берне, на Старокатолическом факультете.

Учился он очень охотно, ответственно и прилежно. В возрасте 28 лет сподобился заслужить степень доктора богословия.

Не желая останавливаться на достигнутом, Никола Велимирович поступил в Оксфордский университет, на философский Факультет. Результатом его обучения там стала защита очередного доктората, философского.

Монашеский путь

Когда он вернулся в Отечество, его приняли на работу в Белградскую семинарию. Здесь он занимался преподавательской деятельностью. Благодаря блестящей подготовленности и умению подавать материал в доступной форме, среди студентов пользовался уважением.

Помимо преподавания, Никола Велимирович активно сотрудничал с церковными изданиями: публиковали статьи разной религиозной направленности.

Когда он подвергся тяжёлой болезни — дал обет, что в случае, если выздоровеет, посвятит свою жизнь Богу. Так и произошло: болезнь, неожиданно для окружающих, отступила; а Никола принял монашество и новое имя — Николай. Постриг состоялся в обители Раковиц (Раковица).

В 1910 году отец Николай стал студентом Санкт-Петербургской духовной академии. При этом он не поставил в известность администрацию, что закончил два видных европейских университета.

Обучаясь в академии, он вёл себя скромно, но его образованность говорила сама за себя. Он не раз вызывал удивление профессорско-преподавательского состава, а на одном из академических вечеров так изумил своей речью собравшихся, что вызвал всеобщее восхищение и восторг.

При этом он обратил на себя внимание архиерея Антония (Вадковского), митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского. После этого случая владыка выхлопотал для отца Николая пособие, чтобы тот смог отправиться в путешествие по стране. Путешествие помогло ему лучше узнать русский народ. Впоследствии он высказывался о России с теплом и любовью.

По возвращении отца Николая в Сербию грянула Первая Мировая война. Во время войны он не раз посещал места расположений воинских подразделений, как мог укреплял веру сербских бойцов, вдохновлял их на ратные подвиги, исповедовал, причащал Святых Тайн. Кроме того, радея о соотечественниках, он регулярно жертвовал своё жалование на нужды раненых.

Достойно удивления, что после завершения войны отец Николай предрёк воспламенение в будущем очередного крупномасштабного конфликта. Одной из центральных причин этого конфликта он считал удаление европейцев от Бога.

Епископское служение

В 1920 году отец Николай был рукоположен во епископа Охридского. На этом этапе служения он с ещё большей ревностью предавался монашескому деланию, много проповедовал, регулярно участвовал в богослужениях, занимался литературным трудом.

Контролируя вверенное ему духовенство и состояние дел, постоянно перемещался по территории своей епархии, посещал самые дальние приходы. Во время таких путешествий он знакомился с нуждами жителей и по мере возможностей оказывал им надлежащее архиерейское содействие: способствовал восстановлению храмов, разрушенных в результате войны, помогал монастырям, организовывал сиротские дома.

В 1924 год святитель, с благословения начальства, принял во временное управление Американскую епархию (функционировавшую при Сербском Патриархате). Эту миссию он исполнял вплоть до 1926 года.

В связи с охлаждением множества сербов к христианским обязанностям, а также и с целью противодействия нараставшим в стране сектантским настроениям, святитель организовал и лично возглавил движение, направленное на активизацию населения в области церковной деятельности. Это движение получило характерное название «Богомольческое». Вскоре оно охватило собой всю территорию Сербии.

В 1934 году Николай Сербский был возведен на Жичскую кафедру. Здесь, как и в Охридской епархии, он занимался просветительством, упорядочением церковной жизни, регулированием деятельности монастырей.

Много усилий было приложено для восстановления церквей. Особой заслугой святителя было способствование обновлению древней обители «Жича», одного из известнейших центров духовности и православной культуры.

Военные и послевоенные годы

Во время Второй Мировой войны святитель, по распоряжению командования оккупационных войск, был ограничен в свободе. Существуют свидетельства, что в конце 1942 года он пребывал в заточении в обители Войловица. Несмотря на трудности, здесь ему удавалось священнодействовать и работать.

Позднее он оказался вместе с Сербским Патриархом в одном из наиболее страшных концентрационных лагерей: в фашистском Дахау. Всё время пребывания там он спасался молитвой, надеждой и упованием на Божественное Проведение.

В мае 1945 года святитель был освобожден из заключения войсками союзников (американской армией).

К тому времени к власти в Югославии пришли атеисты. Как ни желал Николай Сербский вернуться служить на свою Родину, как ни скорбел об Отечестве, но обстоятельства располагали к другому.

По воле Божьей он оказался в Америке, в статусе эмигранта. Здесь он продолжал проповедовать о Христе, участвовать в богослужениях, заниматься писательской деятельностью.

На своей Родине он был объявлен пособником оккупантов (несмотря на то, что сам претерпел от них много страданий), а его литературные труды были поставлены под жёсткий цензурный запрет.

В последние дни своей жизни Николай Сербский нашёл приют в русском Тихоновском монастыре (штат Пенсильвания). 18 марта 1956 года он почил с молитвой на устах.

Тело святителя было перенесено с почестями в сербскую обитель святого Саввы (штат Иллинойс), а затем захоронено на территории местного кладбища.

Творческое наследие

Святитель Николай Сербский известен как один из наиболее ортодоксальных церковных мыслителей. Список его сочинений достаточно обширен. Среди них большей известностью пользуются: Беседы, Библейские темы, Вера святых. Катехизис Восточной Православной Церкви, Во что мы верим? Объяснение Символа веры, Десять Божиих заповедей, Индийские письма, Миссионерские письма, Любостыньский стослов, О трех самых важных вещах. Избранные письма духовным детям, Мысли о добре и зле, Слово о Законе, Толкование молитвы Господней: Отче наш…, Толкование заповедей блаженства, Феодул, или Раб Божий, Чудеса Божии и др.

Тропарь святителю Николаю Сербскому, глас 8

Златоустый проповедниче Воскресшаго Христа, путеводителю рода Сербскаго крестоноснаго в веках, благогласная лиро Духа Святаго, слово и любы монахов, радованье и похвало священников, учителю покаяния, предводителю богомольна воинства Христова святый Николае Сербский и всеправославный: со всеми святыми Небесныя Сербии моли Единаго Человеколюбца да дарует мир и единение роду нашему.

Кондак святителю Николаю Сербскому, глас 3

Сербскаго Лелича рождение, архипастырем во Охриде святаго Наума был еси, от престола святителя Саввы в Жичу предстал еси, научая и просвещая люди Божия Святым Евангелием. Многия к покаянию и любве ко Христу привел еси, Христа ради страсти в Дахау претерпел еси, и сего ради, святе, от Онего же прославлен еси, Николае, Божий новоявленный угодниче.

СВЯТИТЕЛЬ НИКОЛАЙ СЕРБСКИЙ

  • Главная
  • Разделы журнала
  • Персоны
  • СВЯТИТЕЛЬ НИКОЛАЙ СЕРБСКИЙ

— 14.03.2016

— 14.03.2016

СВЯТИТЕЛЬ НИКОЛАЙ СЕРБСКИЙ

«Тринадцатый апостол, пятый евангелист,

величайший серб после святого Саввы»

Преподобный Иустин (Попович)

Никола Велемирович родился 4 января 1881 года в селе Лелич в многодетной крестьянской семье. С малых лет вместе с родителями посещал монастырь Челие, где позже учился в школе. Закончив шесть классов гимназии в соседнем городе Валево, собирался поступать в Военную Академию, но не прошёл медкомиссию. Поступает в Белградскую Духовную Семинарию, где на него сразу же обратили внимание, как на одаренного ученика. По окончании семинарии в числе лучших студентов был назначен сельским учителем. После первых успешных публикаций получил стипендию и продолжил обучение в Германии, затем в Швейцарии, на Бернском старокатолическом факультете, и в Англии, где заканчивает философский факультет в Оксфорде. Изучил несколько иностранных языков и защитил две докторские диссертации, став доктором богословия и философии.

По возвращении на родину начинает преподавать в семинарии, получив место младшего преподавателя в Белграде. Стараниями завистников и недоброжелателей все европейские дипломы блестящего ученого, свободно владеющего немецким, французским и английским языками, были объявлены недействительными по причине отсутствия аттестата об окончании старших классов гимназии. Выпускник Оксфорда был вынужден сдавать экзамены за седьмой и восьмой классы.

Внезапно тяжело заболевает дизентерией, врачи утверждают, что только Бог может спасти больного, но сам доктор Велемирович оставался спокоен: «Если мое служение Богу угодно, Он спасёт меня». Никола решает посвятить свою жизнь Богу, Сербской Церкви и своему народу. После исцеления от долгой и тяжелой болезни сразу из больницы направляется в митрополию, получив благословение митрополита Дмитрия, поступает в монастырь Раковица недалеко от Белграда, где после нескольких месяцев послушаний принимает монашеский постриг с именем Николай, 19 декабря 1909 года рукоположен в иеродиакона, на следующий день в иеромонаха.

В 1910 году Николай приезжает учиться в Россию, в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. При приеме в Академию он не упомянул своих научных степеней и законченных им факультетов. Скромный студент регулярно посещал лекции и оставался незаметным для товарищей, пока не поразил своими знаниями и проповедническим даром студентов и преподавателей во время одной из публичных дискуссий. Стараниями питерского митрополита Антония, пораженного талантом сербского студента, получил стипендию на поездку по стране. Совершает паломничество по русским святыням. За год, проведенный здесь, будущий подвижник ближе знакомится с русской церковной и богословской традицией, узнает душевное устроение русских людей и проникается сердечной любовью к России. Позже, будучи епископом, он первым в мире заговорит о необходимости почитания памяти царя Николая II и положит начало прославления Царской Семьи.

К началу Первой мировой войны отец Николай был хорошо известным духовным автором и проповедником. Правительство Сербии отправляет его в Англию и Америку. На протяжении четырёх лет он выступает в церквях, университетах, колледжах, отелях, в самых различных собраниях, рассказывая о порабощённой Сербии, трагедии и страданиях сербского народа, непокорённой армии и Ледяной Голгофе, развенчивая мифы австрийской пропаганды, объединяя вокруг сербского вопроса большое количество людей. За эти годы им написано 14 книг, благодаря его выступлениям и книгам многие добровольцы отправились на Солунский фронт, на Корфу, где находилась отступившая сербская армия, появились несколько английских госпиталей, спасавших раненых и тяжелобольных сербов. Один из командующих английскими войсками назовет отца Николая «третьей армией» сражающейся Сербии.

После войны иеромонах Николай был рукоположен во епископа Жичьского, но вскоре в 1920 году был переведен на Охридского кафедру в Македонии. В древнем Охриде, колыбели славянской культуры и письменности на Балканах, на берегах одного из красивейших в мире озёр, он пишет ряд удивительных духовных трудов, среди которых «Охридский пролог», сопровождаемый многочисленными стихотворениями, «Молитвы на озере» и дивные россыпи премудрости — «Мысли о добре и зле». Именно в этот период происходит внутреннее духовное перерождение, как утверждает епископ Рашко-Призренский Артемий, «Николай-гений становится Николаем-святителем».

«Он молитвой думает, молитвой философствует. Его устами говорят светоносные души великих православных подвижников. Он молитвенно чувствует Бога, молитвенно чувствует все творение. Он — в молитвенном отношении со всеми, такое возможно только в Православии» — напишет о «Молитвах на озере» преподобный Иустин (Попович).

В 1934 году епископ Николай был переведен в Жичскую епархию, которая переживет при нем настоящее возрождение. Его усилиями восстановлен древний монастырь Жича, который требовал реставрации и обновления, как и многие другие монастыри в центральной Сербии. Немецкая бомбардировка этого монастыря в 1941 году станет тяжелым ударом для владыки, тогда пострадают почти все монастырские строения, включая епископскую резиденцию.

Несколько лет назад, при реставрации после землетрясения 2010 года, в церкви Святого Саввы, построенной по распоряжению владыки Николая на территории монастыря Жича, была обнаружена фреска с изображением царя Николая II, написанная в 1937 году, существование которой долгое время хранилось в строгой тайне. В 1945 году службы госбезопасности приказали сокрыть фреску, изображение было покрыто листом плотной синей бумаги. Рядом с последним русским императором изображены преподобный Серафим Саровский и равноапостольный князь Владимир.

Владыкой Николаем восстановлены многие монастыри в Охридской и Жичской епархиях, приведены в порядок и благоустроены кладбища и источники, открыты благотворительные детские дома во многих городах Сербии. При владыке формируется «народное христианское движение», называемого «богомольческим», распространившееся по всей Сербии и обновившего веру в простом народе. Это был период народного религиозного пробуждения и возрождения монашества, как мужского, так и женского. Православная Сербия приняла владыку Николая как своего духовного вождя. Постепенно он становился настоящей совестью своего народа.

Владыка Николай занял непримиримую позицию против соглашения с Ватиканом, принятого правительством Югославии в 1937 году. Конкордат ставил римо-католическую церковь в положение господствующей и доминирующей, предполагал различные привилегии и материальную поддержку, нарушал основу государственного суверенитета. 19 июня был организован Крестный ход в Белграде, переросший в столкновения с жандармерией. 23 июля в день голосования по утверждению конкордата неожиданно скончался патриарх Варнава, выступавший против ратификации договора, его странная болезнь началась в самый разгар борьбы против соглашения и породила слухи о том, что Святейший был отравлен. Все члены правительства православного вероисповедания, проголосовавшие за принятия Конкордата, были отлучены от церковного общения. 9 октября была отклонена ратификация документа в Сенате, спустя месяц было объявлено об аннулировании Конкордата. Победа в этой борьбе и отмена конкордата во многом была заслугой владыки Николая. Папа Пий XI в одной из своих речей произнес: «Наступит день — мне бы не хотелось это говорить, но я глубоко уверен в этом — наступит день, когда многие пожалеют, что не приняли с открытым сердцем и душой такое величайшее благо, как то, которое посланник Иисуса Христа предлагал их стране», спустя несколько лет сотни тысяч сербов примут мученические кончины от рук усташей, вдохновляемых римо-католическим клиром, принимавшем непосредственное участие в чудовищных преступлениях по истреблению сербского народа.

Начало Второй Мировой войны владыка Николай встретил в монастыре Жича. В первые месяцы оккупации был переведен на домашний арест в монастырь Любостыня, где условия заключения были мягкими, он мог принимать посетителей, гулять по монастырскому подворью и служить в храме. Освободившись от административных обязанностей, святитель много писал, возникала постоянная проблема с поиском бумаги. В декабре 1942 года за несколько дней до отъезда владыка стал прощаться со всеми сестрами монастыря, говоря, что покидает их навсегда. Через два дня появились немцы и перевезли его в монастырь Войловица недалеко от Панчево, куда чуть позже был доставлен и патриарх Сербский Гавриил.

По преданию, двигатель машины не мог завестись до тех пор, пока Николай не прочитал «Ныне отпущаеши» и не взмолился:

— Господи! Позволь мне взойти на мою Голгофу.

Тот час же машина завелась, и немцы увезли святителя из Любостыни.

В Войловице был заведен настоящий тюремный режим: приём посетителей и переписка и были запрещены, постоянная стража, закрытые окна и двери, короткие прогулки под присмотром.

Осенью 1944 года епископ Николай и патриарх были переправлены отступавшими немецкими солдатами в концлагерь Дахау, где они оставались до конца войны. После освобождения из немецкого плена, святитель отправляется в Англию, он не мог вернулся на Родину, где к власти пришли коммунисты, записавшие его в ряды народных предателей.

В последние годы своей жизни святитель предвидел падение коммунизма и искусственного югославского образования, знал, что Запад и папство вновь поддержат врагов его народа и православия, говорил, что сербам необходимо думать о том, как защитить себя в этих страшных грядущих событиях.

Покинув Лондон, он отправляется в Америку, где продолжил свою миссионерскую, писательскую, богословскую деятельность, оттуда он направлял в сербские церкви и монастыри скромную материальную помощь.

Сербская диаспора в Америке была разобщена после того, как туда влилась волна послевоенной эмиграции из противоборствующих в гражданской войне армий. Сербы в эмиграции находились в непрестанных междоусобных конфликтах. Непросто сложились отношения владыки Николая с епископом американо-канадским Дионисием, который отличался немилосердным отношением к старцу. Церковная власть оставила своего иерарха, известного всей Православной Церкви, без элементарной заботы и внимания. Спокойствие и умиротворение святитель смог обрести, только перебравшись к русским эмигрантам. Его последние дни протекли в русском монастыре Святителя Тихона Задонского в штате Пенсильвания, где он преподавал догматическое и пастырское богословие в семинарии, а с осени 1955 года был избран ректором.

Житие святителя говорит о том, что он мирно отошёл ко Господу рано утром в воскресенье 18 марта 1956 года, был найден в своей келье коленопреклоненным в молитве перед совершением литургии. За день до своей кончины он отслужил Божественную литургию и причастился. Его тело было перенесено в монастырь святого Саввы в Либертвилле и похоронено 27 марта 1956 года около алтаря храма. В Сербии о кончине святителя возвестили колокола многих храмов и монастырей.

Существует версия, что владыка был отравлен, его келья разгромлена, а завещание пропало, его желание быть похороненным в русском монастыре «рядом с теми, с кем жил и Богу молился», не было исполнено. Об этом подробно рассказывается в воспоминаниях «Мои встречи и жизнь с владыкой Николаем» профессора Свято-Тихоновской семинарии Владимира Маевского, который был другом владыки, и был близок с ним в последние годы жизни. Также о жизни владыки в Америке и его кончине можно судить по книге отца Драголюба Цокича «Владыка Николай — мои размышления и воспоминания», которой был очевидцем тех событий, ему владыка говорил что будет покоиться в родных краях «там где начал, там и завершу».

В журнале «Србобран» будут опубликованы слова воеводы Момчило Джуича:

«…Ты не просто изгнанник вместе с нами, но ты изгнан и нами самими».

Для многих епископ Николай был святым ещё при жизни, ведь вся его жизнь была подобна жизни святых. В 1958 году святитель Сан-Францисский Иоанн (Максимович) назвал его «великим святителем, Златоустом наших дней и вселенским учителем Православия». Преподобный Иустин Попович всегда называл его не иначе как «Святой Владыко Николай» и «Сербский Златоуст».

Прославление святителя Николая как местночтимого святого совершилось в монастыре Лелич 18 марта 1987 года в день его памяти. Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви единогласно принял решение о канонизации святителя Николая (Велемировича), епископа Охридского и Жичского 19 мая 2003 года.

Мощи святого владыки Николая были перенесены в Сербию 3 мая 1991 года. Святыню встречал Патриарх Сербский Павел, многочисленное духовенство и народ. Торжественная встреча была устроена в храме святого Саввы в Белграде и в монастыре Жича, откуда мощи были перенесены в родное село Лелич и положены в храме святителя Николая Мирликийского, ктитором которого был сам владыка Николай в конце 20-х годов прошлого столетия.

В Леличе оборудован музей, посвященный жизни святителя в котором хранятся личные вещи и скромные облачения владыки, представлены многочисленные кадры фотохроники.

Дни памяти святителя Николая Сербского: 5 марта/18 марта, 20 апреля/3 мая, 30 августа/12 сентября.

†††††

Подробным и интересным жизнеописанием Владыки Николая является книга Павла Тихомирова «Белые пятна на сербском кресте», опубликованная на страницах Русской народной линии, в которой автору удалось талантливо рассказать о жизни святителя, учитывая особенности эпохи и различных обстоятельств, при которых довелось жить подвижнику, восполнив многочисленные пробелы в существующих текстах жития святителя. Книга дополнена любопытными и поучительными случаями из жизни святого владыки, передаваемыми на его родине из уст в уста, большинство из которых собраны и опубликованы Владимиром Радосавлевичем, перескажем некоторые из них:

†††††

Когда во время одной из лекций, проводимых Велимировичем в Лондоне, был обрублен электрический свет и зал погрузился во тьму, то Николай, после краткой паузы, обратился к собравшимся со следующими словами:

— Братья! Видите, каково в темноте! Вот так сейчас и в Сербии — мрак и тьма!

†††††

В 1921 году, во время своего второго посещения Америки владыка выступил со 140 публичными лекциями и проповедями. Однажды в Чикаго на лекции, посвящённой теме превосходства христианства над прочими религиями, главный чикагский раввин вопросил докладчика:

— Как же так, дорогой владыка, разве Моисеев закон не является основанием вашей веры?

В зале наступила тишина.

— Знаете, в моём селе есть такой обычай: когда рождается солнце, то старые керосиновые лампы прячут в шкаф, — ответил улыбающийся владыка.

После этого охотников спорить больше не находилось.

†††††

Однажды во время поста владыка, служив Литургию, вышел из алтаря и обратился к готовящимся причаститься Святых Таин:

— Пусть достойные Причастия станут справа, а неготовые — слева.

Вскоре почти весь народ — а причастников было несколько сотен — помаленечку собрался на левой стороне. И лишь четверо стояли справа.

— Ну, что же, — произнёс владыка, — сейчас грешники подойдут к чаше с Пречистым Телом и Кровью, а праведники могут не подходить. Они ведь и так уже безгрешны. Зачем же им Причастие?

†††††

Придя в родной дом, владыка застал своего отца Драгомира тяжко расхворавшимся. Николай подошел к постели и, подбадривая больного, вроде бы шутя, обратился к нему:

— Должен немедленно поправиться! Вечером будут гости. Кто их будет принимать?!

Затем владыка прислонился к кровати, а голову опустил на грудь своему отцу и долго-долго молился про себя. Через полчаса Драгомир встал с одра совершенно здоровым.

Позже он признался:

— Впервые в жизни боюсь своего сына.

†††††

Однажды король Александр приехал к владыке в монастырь во время поста. Приехал с телохранителями и поваром. Повар пожарил молочного поросёнка и выставил снедь в трапезной. Гости были приглашены к столу. Когда владыка вошел в трапезную, он молча отворил окно и выбросил поросёнка в озеро. Все сели за стол, как ни в чем не бывало. Король же был в бешенстве.

†††††

Накануне Второй Мировой войны в Жичу приехал молодой король Югославии Петар II, сын убитого усташами в Марселе Александра. При встрече юноша подал святителю руку в перчатке. Зайдя в храм, этот семнадцатилетний юноша ни разу не перекрестился, держа руки за спиной. Пока владыка Николай рассказывал об истории монастыря, юный король рассеянно глядел по сторонам, демонстративно позёвывая.

Спустя 6 лет в Лондоне изгнанный король Петар встретился со владыкой вновь. Когда Николай Велимирович вошёл в комнату, в которой его с нетерпением ожидал Петар Карадьжорджевич, то молодой человек вскочил и прямо повалился на колени, припав святителю к ногам.

— Ах, Ваше высочество, — со слезами промолвил владыка, — поздно целовать ноги. Уже поздно. Да и не к чему. Это раньше нужно было целовать. И не ноги. Если бы вовремя приложились к образам святым, то ныне не пришлось бы прикладываться к сапогам.

†††††

Однажды в камеру к епископу Николаю зашел молодой офицер СС.

— Неужели Вы и вправду веруете в Бога?

— Я этого не говорил, — тихо ответил старец.

— Так я и думал! — радостно воскликнул эсэсовец. — Я счастлив, что вижу перед собой культурного человека! В детстве меня часто водили в кирху. Мои родители — набожные люди и в детстве я тоже верил в Христа. Но когда я выучился в школе, я стал совсем другим!

— Велика разница между твоим и моим неверием в Господа. В зрелом возрасте ты стал атеистом, тогда как я в твои годы ощутил Его всем сердцем и всем своим существом. С тех пор я знаю о том, что Он есть. И верование мне больше не потребно.

http://foma.ru/svyatitel-nikolaj-serbskij-aforizmyi.htm

http://www.pravoslavie.ru/53719.html

http://vk.com/serbsk

http://drevo-info.ru/articles/3185.html

http://citaty.info/man/svyatitel-nikolai-serbskii

https://www.livelib.ru/author/158995/quotes

https://azbyka.ru/otechnik/Nikolaj_Serbskij/biblejskie-temy/14

https://azbyka.ru/otechnik/Nikolaj_Serbskij/nikolaj-serbskij-biografija/

http://www.world-war.ru/ispytaniya-vladyki-nikolaya-i-patriarxa-gavriila-v-daxau/

http://ruskline.ru/analitika/2012/12/29/belye_pyatna_na_serbskom_kreste_4/

http://odigitriya.com.ua/node/3639

http://www.srpska.ru/article.php?nid=25583

http://www.novosti.rs/vesti/naslovna/reportaze/aktuelno.293.html:551397-Rusi-hrle-u-Zicu

http://www.srpska.ru/article.php?nid=11015

Краткое жизнеописание святителя Николая Сербского (Велимировича), епископа Охридского и Жичского

Будущий святитель родился 23 декабря 1880 года в крестьянской семье в самом центре Сербии. Его родное село Лелич расположено неподалеку от Вальева. Родители будущего архиерея, крестьяне Драгомир и Катарина, были людьми благочестивыми и пользовались уважением соседей. Их первенец вскоре после рождения был крещен с именем Никола в монастыре Челие. Раннее детство его прошло в родительском доме, где в обществе братьев и сестер мальчик рос, укрепляясь духом и телом и получая первые уроки благочестия. Мать часто водила сына на богомолье в монастырь, первый опыт богообщения крепко запечатлелся в детской душе.

Позднее отец отвел Николу в тот же монастырь учиться грамоте. Уже в раннем детстве в мальчике проявились незаурядные способности и усердие к учебе. По воспоминаниям современников, в школьные годы Никола нередко предпочитал уединение детским забавам. На школьных переменах он убегал на монастырскую колокольню и там предавался чтению и молитве. Во время учебы в гимназии в Вальево он был одним из лучших учеников. Вместе с тем ему приходилось самостоятельно заботиться о хлебе насущном. Параллельно с учебой он, как и многие его сверстники, прислуживал в домах горожан.

По окончании 6-го класса гимназии Никола хотел сначала поступить в Военную академию, но медицинская комиссия признала его не годным для офицерской службы. Тогда он подал документы и был принят в Белградскую семинарию. Здесь Никола быстро выделился своими успехами в учебе, которые были прямым следствием его упорного труда и прилежания, столь необходимого для раскрытия полученных от Бога талантов. Всегда помня о том, насколько великим грехом будет закопать талант Божий, он неустанно трудился над тем, чтобы его преумножить. Во время учебы он читал не только учебную литературу, но познакомился и со многими классическими произведениями, принадлежащими к сокровищнице мировой литературы. Своими ораторскими способностями и даром слова Никола удивлял учеников и преподавателей семинарии. Во время учебы он принимал участие в издании газеты «Христианский благовестник», где публиковал свои статьи. Вместе с тем в семинарские годы Никола терпел крайнюю нужду и лишения, следствием которых стал физический недуг, от которого он страдал на протяжении нескольких лет.

По окончании семинарии он учительствовал в селах неподалеку от Вальева, где еще ближе познакомился с жизнью и душевным устроением своего народа. В это время он близко дружил со священником Саввой Поповичем и помогал ему в его служении. Летние каникулы по совету врача Никола проводил у моря, где познакомился со святынями Адриатического побережья Черногории и Далмации. Со временем впечатления, полученные в этих краях, нашли отражение в его ранних произведениях.

Вскоре по решению церковного священноначалия Никола Велимирович вошел в число государственных стипендиатов и был направлен на учебу за границу. Так он попал на Старокатолический богословский факультет в Берне (Швейцария), где в 1908 году защитил докторскую диссертацию на тему «Вера в воскресение Христово как основной догмат Апостольской Церкви». Следующий 1909 год он провел в Оксфорде, где подготовил диссертацию по философии Беркли, которую затем защитил на французском языке в Женеве.

В лучших европейских университетах он с жадностью впитывал знания, приобретя с годами прекрасное для того времени образование. Благодаря своему оригинальному мышлению и феноменальной памяти ему удалось обогатиться многими знаниями и затем найти им достойное применение.

Осенью 1909 года Никола возвращается на родину, где тяжело заболевает. Шесть недель он проводит в больничных покоях, но, несмотря на смертельную опасность, упование на волю Божию ни на минуту не покидает молодого подвижника. В это время он дает обет, что в случае выздоровления примет монашеский постриг и без остатка посвятит свою жизнь усердному служению Богу и Церкви. Действительно, поправившись и выйдя из больницы, он вскоре принял монашество с именем Николай и 20 декабря 1909 года был рукоположен в священнический сан.

Через некоторое время Сербский митрополит Димитрий (Павлович) направляет отца Николая в Россию для того, чтобы он ближе познакомился с русской церковной и богословской традицией. Сербский богослов проводит в России год, посещая ее многочисленные святыни и ближе знакомясь с душевным устроением русского человека. Пребывание в России оказало огромное влияние на мировоззрение отца Николая.

После возвращения в Сербию он преподает в Белградской семинарии философию, логику, психологию, историю и иностранные языки. Его деятельность не ограничивается только стенами духовного училища. Он много пишет и публикует в различных изданиях свои статьи, беседы и исследования на различные философско-богословские темы. Молодой ученый иеромонах выступает с беседами и лекциями по всей Сербии, благодаря чему приобретает широкую известность. Его выступления и беседы посвящены, в первую очередь, различным нравственным аспектам народной жизни. Непривычная и оригинальная ораторская манера отца Николая особо привлекает сербскую интеллигенцию.

Иеромонах Николай (Велимирович) Отец Николай, принимавший активное участие в общественной жизни, вызывал у многих удивление и уважение. Не только в Белграде, но и в других сербских краях начали говорить об образованном собеседнике и ораторе. В 1912 году он был приглашен на торжества в Сараево. Его приезд и выступления вызвали воодушевление в среде сербской молодежи Боснии и Герцеговины. Здесь он познакомился с лучшими представителями местной сербской интеллигенции. Яркие и смелые высказывания отца Николая не могли остаться незамеченным со стороны австрийских властей, управлявших Боснией и Герцеговиной. На обратном пути в Сербию он был задержан на несколько дней на границе, а на следующий год австрийские власти не разрешили ему приехать в Загреб для участия в торжествах, посвященных памяти митрополита Петра (Петровича-Негоша). Однако его приветственная речь все-таки была передана и зачитана перед собравшимися.

Труды отца Николая на благо своего народа умножились, когда в начале XX века Сербия вновь вступила на тернистый путь освободительных войн. Во время Балканских и Первой мировой войн иеромонах Николай не только внимательно следил за развитием событий на фронте и в тылу и выступал с речами, поддерживая и укрепляя сербский народ в его борьбе, но и непосредственно участвовал в оказании помощи пострадавшим, раненым и обездоленным. Свое жалование он пожертвовал до окончания войны на нужды государства. Известен случай, когда иеромонах Николай принимал участие в смелой операции сербских войск в начале Первой мировой войны. По воспоминаниям генерала Джукича, в сентябре 1914 года священник вместе с сербскими солдатами высадился на противоположный берег реки Савы и даже принял на короткое время командование небольшим отрядом в ходе кратковременного освобождения Земуна.

Однако как дипломат и оратор, владеющий несколькими европейскими языками, иеромонах Николай мог принести намного больше пользы сербскому народу в его неравной и отчаянной борьбе. В апреле 1915 года он был послан сербским правительством в США и Великобританию, где самоотверженно трудился на пользу сербских национальных интересов. Со свойственными ему мудростью и красноречием отец Николай старался донести до западных союзников истинную картину страданий сербского народа. Он постоянно выступал с лекциями в храмах, университетах и других общественных местах, внося таким образом неоценимый вклад в дело спасения и освобождения своего народа. Ему удалось идейно объединить не только православных, но и римо-католиков, униатов и протестантов, все более склонявшихся к идее борьбы за освобождение и объединение южнославянских народов.

Не в последнюю очередь благодаря деятельности отца Николая немалое число добровольцев из-за границы отправилось сражаться на Балканы, так что высказывание одного английского офицера о том, что отец Николай «был третьей армией», можно считать вполне справедливым.

25 марта 1919 года иеромонах Николай избран епископом Жичским, а уже в конце 1920 году переведен на Охридскую епархию. Именно возглавляя Охридскую и Жичскую кафедры владыка Николай развил во всей полноте свою деятельность по всем направлениям церковной жизни, не оставляя при этом и богословско-литературных трудов.

Вне всякого сомнения, особое впечатление на владыку Николая оказал древний Охрид – колыбель славянской письменности и культуры. Именно здесь, в Охриде, в святителе произошла глубокая внутренняя перемена, которая с этого времени была особенно явной. Это внутреннее духовное перерождение и внешне проявлялось во многом: в речах, поступках и творениях.

Верность святоотеческим традициям и жизнь по Евангелию привлекали к нему верующих. К сожалению, и теперь владыку не оставляли многие неприятели и клеветники. Но он превозмогал их злобу своим открытым сердцем, жизнью и деланием пред лицом Божиим.

Владыка Николай, подобно святому Савве, постепенно становился настоящей совестью своего народа. Православная Сербия приняла владыку Николая как своего духовного вождя. К периоду епископства в Охриде и Жиче принадлежат фундаментальные творения святителя. В это время он активно поддерживает связь с простыми верующими людьми и движением «Богомольцы», восстанавливает запустевшие святыни, полуразрушенные монастыри Охридско-Битольской и Жичской епархий, приводит в порядок кладбища, памятники, поддерживает благотворительные начинания. Особое место в его деятельности занимает работа с детьми бедняков и сиротами.

Хорошо известен основанный им приют для бедных и осиротевших детей в Битоле – знаменитый «Дедушкин Богдай». Детские дома и приюты для сирот были открыты владыкой Николаем и в других городах, так что в них содержалось около 600 детей. Можно сказать, что епископ Николай был великим обновителем евангельской, литургической, подвижнической и монашеской жизни в традициях православного Предания.

Немалый вклад был внесен им и в дело объединения всех частей Сербской Церкви на территории новообразованного королевства Сербов, Хорватов и Словенцев (с 1929 года – Королевство Югославия).

Епископ Николай неоднократно выполнял различные церковные и государственные миссии. 21 января 1921 года владыка вновь прибывает в США, где проводит следующие шесть месяцев. За это время им было проведено около 140 лекций и бесед в самых известных американских университетах, приходах и миссионерских общинах. Повсюду его принимали с особым теплом и любовью. Особым предметом забот владыки было состояние церковной жизни местной сербской общины. По возвращении на родину владыка Николай подготовил и представил Архиерейскому Собору специальное сообщение, в котором подробно описал положение дел в сербской православной общине на североамериканском континенте. 21 сентября 1921 года того же года он был назначен первым сербским епископом-администратором США и Канады и нес это послушание до 1923 года. Владыка выступает с инициативой постройки монастыря святого Саввы в Либертвилле.

Архиерей посетил американский континент и позднее. В 1927 году по приглашению Американо-югославского общества и ряда других общественных организаций он вновь приезжал в США и читал лекции в Политическом институте в Вильямстауне. Во время двухмесячного пребывания он вновь выступал с беседами в епископальных и православных церквях, в Пристонском университете и Федеральном Совете Церквей.

Епископ Жичский Николай (Велимирович) В июне 1936 года владыка Николай вновь назначается на Жичскую епархию – одну из старейших и крупнейших в Сербской Церкви. При нем епархия переживает настоящее возрождение. Обновляются многие древние монастыри, строятся новые храмы. Предметом особых забот стал для него имеющий неоценимое значение для Сербской Церкви и истории монастырь Жича. Здесь стараниями владыки Николая развернулась активная реконструкция с участием известных специалистов и архитекторов. В период с 1935 по 1941 год здесь были построены церковь святителя Саввы с народной трапезной, кладбищенская церковь с колокольней, новый епископский корпус и многие другие постройки, большая часть из которых, к сожалению, погибла при бомбардировке монастыря в 1941 году.

Из-за политики правительства Стоядиновича в старой Югославии святитель Николай вынужден был вмешаться в известную борьбу против подписания конкордата между югославским правительством и Римско-католической Церковью. Победа в этой борьбе и отмена конкордата во многом была заслугой владыки Николая.

Накануне Второй мировой войны святитель вместе с патриархом Сербским Гавриилом сыграл значительную роль в отмене антинародного пакта правительства с гитлеровской Германией, благодаря чему был любим народом и особенно ненавидим оккупантами. Весной 1941 года, вскоре после нападения Германии и ее союзников на Югославию, святитель был арестован немцами.

В момент нападения Германии и ее союзников и последовавшей стремительной оккупации Югославии в апреле 1941 года владыка Николай находился в своей епископской резиденции в монастыре Жича под Кральево. Сразу после установления оккупационного режима в Белграде немецкие офицеры стали приезжать в Жичу, проводить обыски и допросы владыки Николая. Немцы считали сербского святителя англофилом и даже английским шпионом. Несмотря на то, что прямых улик сотрудничества владыки с англичанами найдено не было, немцы заставили его подать прошение в Священный Синод об освобождении от управления Жичской епархией. Вскоре это прошение было удовлетворено.

Само нахождение епископа Николая в Жиче вызывало у немцев беспокойство. 12 июля 1941 года владыка был переведен в монастырь Любостиню, где провел почти полтора года. Период затвора в Любостине стал для владыки Николая довольно плодотворным в творческом отношении. Невольно освободившись от административных обязанностей, святитель направил всю свою энергию на написание новых творений. Он писал здесь настолько много, что постоянно возникала проблема с поиском бумаги.

Несмотря на то, что владыка был отстранен от административного управления, в Любостине ему все равно приходилось участвовать в жизни епархии. Приезжавшие к архиерею священнослужители информировали его о положении дел и получали от него инструкции и распоряжения. Эти визиты вызывали у немцев подозрение. В Любостине гестаповцы продолжали допрашивать владыку. Немцы в то же время пытались использовать авторитет владыки в своих пропагандистских целях, но мудрый архиерей отклонял их лукавые предложения и сумел остаться не замешанным в их планах.

Несмотря на домашний арест, святитель не оставался безучастным к судьбе горячо любимой им паствы. Осенью 1941 года немцы провели в Кралево массовые аресты и расстрелы мужского населения. Узнав о разразившейся трагедии, владыка Николай, несмотря на официальный запрет, с риском для жизни добрался до города и лично обратился к немецкому коменданту с просьбой прекратить кровопролитие.

Тяжелым ударом для владыки стала немецкая бомбардировка монастыря Жича, когда была практически полностью разрушена вся западная стена храма Вознесения Господня. Тогда же погибли все монастырские строения, включая епископскую резиденцию.

В связи с обострением ситуации присутствие владыки Николая становилось для немцев все более проблематичным. Ими было принято решение о переводе узника в более удаленное и безопасное место, в качестве которого был избран монастырь Войловица около Панчево на северо-западе Сербии.

В середине декабря 1942 года он был перевезен в Войловицу, куда чуть позже был доставлен и патриарх Сербский Гавриил. Режим пребывания на новом месте был намного суровей. К узникам была приставлена постоянная охрана, окна и двери были постоянно закрыты, запрещалось принимать посетителей и почту. Узники, включая владыку Николая, были практически полностью изолированы от внешнего мира. Раз в месяц для встречи с заключенными приезжал капитан Майер, отвечавший за религиозные вопросы и контакты с Сербской Патриархией. Немцы открывали церковь и разрешали совершать Божественную литургию только по воскресеньям и праздникам. Присутствовать на богослужении могли только заключенные. Несмотря на строгую изоляцию, известие о нахождении в монастыре владыки Николая быстро разнеслось по округе. Жители окрестных сел неоднократно пытались попасть в обитель на богослужение, но этому препятствовала охрана.

В Войловице владыка Николай не оставлял своих трудов. Он взялся за редактирование сербского перевода Нового Завета, выполненного в свое время Вуком Караджичем. Обеспечив себя наиболее авторитетными переводами Нового Завета на других иностранных языках, он приступил к работе вместе с иеромонахом Василием (Костичем). Этому труду были посвящены почти два года пребывания в Войловице. В итоге обновленная редакция Нового Завета была закончена. Помимо исправления Нового Завета владыка исписывал целые тетради различными поучениями, стихотворениями, песнями, которые он посвящал разным духовным лицам и дорогим его сердцу людям. По воспоминаниям очевидцев, владыка вырезал из белградских газет некрологи умерших с фотографиями и постоянно молился об упокоении их душ.

От тех дней сохранился написанные владыкой Николаем в одной тетради «Молебный канон» и «Молитва Пресвятой Богородице Войловачской», как и написанные позже в Вене «Три молитвы в тени немецких штыков».

14 сентября 1944 года владыку Николая и патриарха Сербского Гавриила отправили из Войловицы в концентрационный лагерь Дахау, где они оставались до конца войны.

8 мая 1945 года они оба были освобождены американскими войсками. После освобождения из концлагеря святитель не вернулся на Родину, где к власти пришли коммунисты. Более того, он был записан новыми властями в ряды народных предателей, его имя на долгие годы стало объектом грязной клеветы.

Тем не менее сербский народ со вниманием следил за деятельностью святителя за границей, с любовью внимая его устному и письменному слову. Творения святителя читались и размножались, пересказывались и запоминались надолго. Богатство в Боге – вот что пленяло душу серба во владыке. В своем сердце святитель продолжал всю жизнь творить теплую молитву о своем народе и Родине.

Несмотря на ухудшение здоровья, владыка Николай находил силы для миссионерской деятельности и церковной работы, путешествовал по просторам США и Канады, ободряя малодушных, примиряя враждующих и научая истинам евангельской веры и жизни многие ищущие Бога души. Православные и другие христиане Америки высоко ценили его миссионерские труды, так что он по праву причислен к сонму апостолов и миссионеров Нового континента. Святитель Николай и в Америке продолжил свою писательскую и богословскую деятельность как на сербском, так и на английском языках. Он старался, насколько это возможно, помочь сербским монастырям и некоторым знакомым на Родине, посылая скромные посылки и пожертвования.

В США владыка Николай преподавал в семинарии святого Саввы в монастыре Либертвилль, академии святого Владимира в Нью-Йорке, в русских семинариях – Свято-Троицкой в Джорданвилле и Свято-Тихоновской в Саут-Канаане, в Пенсильвании.

С принцами Томиславом и Андреем Карагеоргиевичами

Все свободное от работы в семинарии время владыка Николай посвящал научным и литературным трудам, которые представляют собой самую выдающуюся и богатую сторону его деятельности во время пребывания в Америке. Именно здесь лучше всего проявились данные ему от Бога таланты: широта знаний, ученость и трудолюбие. При знакомстве с этой стороной деятельности владыки поражает его необычайная плодотворность. Он писал много, писал постоянно и по различным вопросам. Его перо не знало отдыха, и часто случалось так, что он одновременно писал несколько работ. Святитель оставил богатейшее литературное наследие.

На родине югославские коммунисты не забывали о владыке. Известно, что при избрании нового патриарха в 1950 году имя святителя было в списке тех архиереев, которые, по мнению властей, ни в кое случае не должны были быть допущены в число кандидатов на патриарший престол. В числе других сербских архиереев владыка был зачислен в ярые противники коммунистического режима. По решению коммунистических властей владыка Николай был лишен югославского гражданства, что окончательно поставило крест на возможности его возвращения на родину. Тем не менее Священный Синод ежегодно извещал его о предстоящих Архиерейских Соборах, приехать на которые он уже не мог.

Последние месяцы своей жизни владыка провел в русском монастыре в Саут-Канаане (штат Пенсильвания). За день до своего упокоения он отслужил Божественную литургию и причастился святых Христовых таин. Святитель мирно отошел ко Господу рано утром в воскресенье 18 марта 1956 года. Из монастыря святителя Тихона тело его было перенесено в монастырь святого Саввы в Либертвилле и 27 марта 1956 года похоронено около алтаря храма в присутствии большого количества сербов и других православных верующих из всех уголков Америки. В Сербии на известие о кончине владыки Николая во многих церквях и монастырях звонили колокола и служились поминовения.

Несмотря на коммунистическую пропаганду, почитание владыки Николая у него на Родине росло, а труды его издавались за границей. О святителе Николае как о святом первым в сербском народе стал открыто говорить еще в 1962 году отец Иустин (Попович), а святитель Сан-Францисский Иоанн (Максимович) еще в 1958 году назвал его «великим святителем, Златоустом наших дней и вселенским учителем Православия».

Мощи святого владыки Николая были перевезены из США в Сербию 5 мая 1991 года, где их на аэродроме встречал Сербский патриарх Павел, многочисленные архиереи, духовенство, монашество и народ. Торжественная встреча была устроена в храме святого Саввы на Врачаре, а затем в Жичском монастыре, откуда мощи были перенесены в его родное село Лелич и положены в храме святителя Николая Мирликийского.

19 мая 2003 года Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви единогласно принял решение о канонизации епископа Жичского Николая (Велимировича). Определением Собора память его совершается 18 марта (в день упокоения) и 20 апреля / 3 мая (в день перенесения мощей). Общецерковное прославление угодника Божия святителя Николая, епископа Охридского и Жичского, совершено 24 мая 2003 года в храме святого Саввы на Врачаре.

8 мая 2004 года в Шабацкой епархии был освящен первый монастырь в честь святителя Николая Сербского. В этой обители находится музей святителя и «Дом владыки Николая».

***

Из собрания творений святителя Николая Сербского (Велимировича) в трех книгах, выпущенного издательством Сретенского монастыря. Приобрести издание можно в магазине «Сретение».

Миссионерские письма

Аудио

К русскому читателю

Письмо 1. Рабочему, спрашивающему о духовной жизни Письмо 2. Человеку, который верит в Бога, но не молится Ему Письмо 3. Образованной верующей женщине, терпящей насмешки от близких Письмо 4. Богослову, скорбящему о неверии людей Письмо 5. Матери, которая не смогла найти могилу сына Письмо 6. Разорившемуся купцу, которого все покинули Письмо 7. Девушке, выбирающей между браком и монашеством Письмо 8. Священнику К., о мировом кризисе Письмо 9. Кузнецу К., о значении слов Христовых: «не мир пришел Я принести, но меч» Письмо 10. Молодому учителю, спрашивающему, есть ли сейчас истинные христиане Письмо 11. Крестьянину Здравко Т., на вопрос о значении слов Христа «Огонь пришел Я низвести на землю» Письмо 12. Женщине, на вопрос о воздаянии умерших Письмо 13. Чиновнику, который считает, что народ слишком много празднует Письмо 14. Паломнику Иоанну, на вопрос о том, что главное для спасения Письмо 15. Одному сербскому патриоту, утверждающему, что важнее быть честным сербом, а вера – дело второстепенное Письмо 16. Сильно страдающему молодому человеку Письмо 17. Женщине, которую гнетет тяжелое уныние Письмо 18. П. Ю., на вопрос, зачем перед иконой зажигается лампадка Письмо 19. Сыну, который подвергся родительскому проклятию Письмо 20. Студенту, который спрашивает, кто такие «нищие духом» Письмо 21. Вдове, которая много печалится и беспокоится Письмо 22. Пенсионеру С. П., который по своему разумению объясняет японо-китайскую войну Письмо 23. Воину Иоанну Н., обретшему веру Христову Письмо 24. Одной благочестивой семье, на вопрос: «Как воскрес Христос?» Письмо 25. Русскому ветерану, оплакивающему свою распятую родину Письмо 26. Скромному чиновнику, жалующемуся на гордого друга Письмо 27. Друзьям, на вопрос: «Кто мне свидетельствует Христово воскресение?» Письмо 28. Православному сестричеству, о семи речениях Христовых с Креста Письмо 29. Образованной девушке, о пяти ранах Христовых Письмо 30. На Великую Пятницу, из Иерусалима Письмо 31. На Великую Субботу, из Иерусалима Письмо 32. О пасхальной службе в Иерусалиме Письмо 33. Профессору М., который не празднует Крестную Славу из-за траура Письмо 34. Петру Ю., на вопрос, чем сербы обязаны Христу Письмо 35. Крестьянину С. И., который жалуется на нападение беса страха Письмо 36. Богослову Б. Р., на вопрос, как я понимаю слова: «Я в Отце и Отец во Мне» Письмо 37. Сестре, которая скорбит об испорченности брата Письмо 38. Двум друзьям, которые спорят о том, нужно ли причащать больных Письмо 39. Судье С. В., который спрашивает, как ему отблагодарить своего благодетеля Письмо 40. Монаху Аввакуму, о греховных помыслах Письмо 41. Писарю Веселину Г., который удивляется тому, что святой Савва не писал книг Письмо 42. Ревностному читателю Священного Писания, на вопрос, почему Дух Святый явился в виде огня Письмо 43. Драгичу М., который иногда чувствует себя совсем другим человеком Письмо 44. Миссионеру Петру С., на вопрос о том, что есть хула на Духа Святаго Письмо 45. Машинисту Стамену И., который жалуется на скучную работу Письмо 46. Господину Скотту, американскому униату, выступающему против Святой Троицы Письмо 47. Одному брату из Сараева, на вопрос о поминовении усопших после Светлой седмицы Письмо 48. Православному ученику, на вопрос, почему у православных нет своего папы Письмо 49. Журналисту И. Т., на вопрос о сожжении мертвых Письмо 50. Владельцу кофейни, которому пришлось выбирать между самоубийством и нищетой Письмо 51. Ремесленнику Симе М., которого мучает мысль, что эта жизнь – суд Божий Письмо 52. Снова воину И., в подтверждение случившегося с ним Письмо 53. Марии Ж., на вопрос о значении евангельской притчи о десяти девах Письмо 54. Братьям Радославу и Милосаву, на их вопрос о камнях, которые вопиют Письмо 55. Образованному человеку, который пришел к заключению, что есть «что-то» Письмо 56. Книготорговцу Светолику М., о новых еретиках Письмо 57. Браниславу Н., на вопрос о внезапной смерти Письмо 58. Монахине Варваре в Иерусалим, о трех одеждах Христовых Письмо 59. Американцу Джону Дэвису, которого пугает умножение рода человеческого Письмо 60. Мелентию Д., на вопрос, что означают слова «вечная память» Письмо 61. Афонскому монаху, о Защитнице Святой Горы Письмо 62. Сербской женщине, которая спрашивает, почему русские особо почитают Богородицу Письмо 63. Художнику Павлу И., на вопрос о том, как узнать православную икону Пресвятой Богородицы Письмо 64. Учительнице, о явлении Божией Матери Письмо 65. Чиновнику Иоанну Ю., о трех великих вещах Письмо 66. Пенсионерке, которая сетует на моду Письмо 67. Братству святого пророка Илии, о сеятеле плевел Письмо 68. Человеку, который спрашивает, укорил ли Господь Свою Матерь Письмо 69. Неправославному священнику, на вопрос: «За что Бог наказывает православную Россию?» Письмо 70. Скромному человеку, который покаялся в том, что согрешил словом Письмо 71. Образованной женщине, которая жалуется на неблагодарность Письмо 72. Одинокой больной женщине, о самоубийстве Письмо 73. Политику Н. Н., о политической морали Письмо 74. Богомольцу, над которым насмехаются домашние Письмо 75. Человеку, который сокрушается о том, что не верует в Бога Письмо 76. Человеку, который получил высокую должность, но не стал счастливым Письмо 77. Спасое С., на вопрос о том, почему неправедные преуспевают Письмо 78. Православному американцу, которого смутил некий писатель Письмо 79. Болящей Стании Д., на вопрос о том, что такое обет Письмо 80. Одному рантье, который рассказывает, как он обеспечил себе безбедное существование Письмо 81. Глигору И., на вопрос о значении слов «иго» и «бремя» Письмо 82. О вере и мужестве Письмо 83. Молодому человеку, который беспокоится о своем тщеславном друге Письмо 84. Человеку, которому отвечают на добро злом Письмо 85. Ремесленнику Петру Ч., об исповеди Письмо 86. Студенту И. К., о книге Екклезиаста Письмо 87. Болгарскому священнику Ивану Д., отчаявшемуся из-за безбожников Письмо 88. Сироте, которая спрашивает, почему в Евангелии не говорится о счастье Письмо 89. Англичанину Чарльзу Б., на вопрос о личности индийца Ганди Письмо 90. Братству Рождества Христова на вопрос о том, почему мы приветствуем друг друга словами: «Христос родился!» Письмо 91. Малышу, который просил рассказать рождественскую сказку Письмо 92. Учителю Николе С., о том, почему Христос должен был родиться, а не просто явиться Письмо 93. Одному паломнику, о Вифлеемской пещере Письмо 94. Одинокой женщине, о празднике Рождества Христова для сестры Йованки Письмо 95. Миссионеру Даниилу М., о буквах на нимбе Христовом Письмо 96. Воину Светиславу К., на вопрос о том, что значит: «Бог внутри человека» Письмо 97. Рабочему М. Ф., о том, почему Спаситель родился в пещере Письмо 98. Немецкому богослову, о Православной Церкви и мире Письмо 99. Леснику Манойло, о крыльях святого Иоанна Письмо 100. К. К., на вопрос, можно ли гадать на кресте Письмо 101. Учительнице В. Ш., о свидетельствах существования Бога Письмо 102. Вдове, которая спрашивает, уходить ли ей в монастырь Письмо 103. Крестьянину Остое Р., на вопрос о том, есть ли благословенные и неблагословенные души Письмо 104. Одной матери, об избрании королевы красоты Письмо 105. Подмастерью, который просит совета в духовной жизни Письмо 106. Фабричной работнице Станке К., на вопрос о значении слов: «Тебе, Господи!» Письмо 107. Ставро И., о страхе смерти Письмо 108. «Степану Д., на вопрос о том, что нам делать, чтобы лучше жить Письмо 109. Монахине, о закваске и трех мерах муки Письмо 110. Отцу, который жалуется на неблагодарного сына Письмо 111. Cтоляру Илье С., о словах Христа из Евангелия от Марка Письмо 112. Писателю о том, что нам сделать в этом году для мира в мире Письмо 113. Осужденному П. Ю., который жалуется на человеческую несправедливость Письмо 114. Братству святого апостола Иоанна, об апокалиптических явлениях в наше время Письмо 115. Рантье Момчило Н., на вопрос о том, что было до Христа Письмо 116. Паломнику Младену С., о порядке заповедей Письмо 117. Станимиру И., на вопрос, действительно ли вторник – несчастливый день Письмо 118. Осужденному, который спрашивает о лжесвидетельстве Письмо 119. Студенту духовной семинарии, о значении слов из Послания апостола Павла к Ефесянам Письмо 120. Почтальону Илье К., о доказательствах существования Бога Письмо 121. Отцу, который всюду искал исцеления для сына Письмо 122. Юристу Д. М., о второй заповеди Письмо 123. Одному хозяину, который жалуется на «голодный хлеб» Письмо 124. Торговцу С. Т., которого «Бог не слышит» Письмо 125. Человеку, который жалуется на неразумную жену Письмо 126. Пенсионеру П. Н., о необычном видении Письмо 127. Брату Здравко Т., о вознесении Господа Письмо 128. Послушнику Гавриилу Ю., на вопрос о том, почему Христос ушел Письмо 129. Богомольцу Петру, о печали ради Христа Письмо 130. Диакону П. Н., о суеверии безбожника Письмо 131. Родителю, который спрашивает, существуют ли духи Письмо 132. Старице, о воскресении тела Письмо 133. Преподавателю Милану И., который просит растолковать Первое послание к Коринфянам Письмо 134. Чиновнику С. П., притча об усыновлении Письмо 135. Честолюбивому, о клеветниках Письмо 136. Н. Н., о нарушенном обете Письмо 137. Бакалейщику, о правой мере Письмо 138. Униату, о перемене веры Письмо 139. Жестянщику С. П., о крестных ходах Письмо 140. Отцу, о злосчастном приданом Письмо 141. Крестьянину Николе Ч., о внутренней милостыне Письмо 142. Одному больному полководцу, о вечной награде Письмо 143. Судье Петру П., о «резкости» Христа Письмо 144. Маляру Любисаву И., о Божием дне Письмо 145. Студенту, на вопрос о влиянии мира духовного на мир земной Письмо 146. Радосаву И., об Иуде – предателе Письмо 147. Тому же, о спасении всех грешников Письмо 148. Одному попечителю, о священстве Письмо 149. Бедной женщине, о крепкой молитве Письмо 150. Носильщику Бранимиру И., о Послании к Галатам Письмо 151. Русскому К. Т., о русской трагедии Письмо 152. Одному священнику, о внешних «мелочах» Письмо 153. Преподавателю Закона Божия Письмо 154. Монаху Симеону, о дне и ночи Письмо 155. Иоксиму П., о злом рабе Письмо 156. Земледельцу Предрагу А., о том, чего боятся бесы Письмо 157. Одинокой женщине, о молитве Письмо 158. Печатнику Ю. К., о целовании руки священника Письмо 159. Любителю Священного Писания, о благоухании и запахе Письмо 160. Монаху Савве, о нападках на монашество Письмо 161. Начинающему в вере, о возвращении к вере Письмо 162. Преподавателю Владимиру В., о словах из Евангелия от Марка Письмо 163. Жене, о безумном муже Письмо 164. Воину В., «о трупе и орлах» Письмо 165. Слесарю Иосифу Т., о жизни грешника Письмо 166. Славянофилу, о голоде в «раю» Письмо 167. Священнику Драгутину Д., о двух свидетелях Божиих Письмо 168. Неизвестному о том, что чудесного сотворил Христос Письмо 169. Художнику С. З., о простом народе Письмо 170. Петру И., о вере в природу Письмо 171. Врачу Т., о действии Промысла Письмо 172. Одному ремесленнику, об истинном господстве Письмо 173. Американцу К., о том, кому нужно верить Письмо 174. Скупому господину, о церковном блеске Письмо 175. Тому же, о церковной роскоши Письмо 176. И., о необъяснимом страдании Письмо 177. Неизвестному, о главной разрушительной догме Письмо 178. Адвокату Симе М., о Каиновом страхе Письмо 179. Одной благочестивой душе, о важнейшем упражнении Письмо 180. Извозчику К., о безумной клятве Письмо 181. Незнакомому человеку, о помощи Божией Письмо 182. Мили Д., о самодостаточной вере Письмо 183. Фабриканту С. С., о душевной пустоте Письмо 184. Томе С., о «судьбе» Письмо 185. Новому утописту, об иностранных туристах Письмо 186. Вдове Д., о победе над злом Письмо 187. Братству святого Стефана, о Благом дне Письмо 188. Братству святого пророка Исаии: «Исаие, ликуй!» Письмо 189. Аджему С., об алчущем Христе Письмо 190. Молодому наследнику, о последнем желании Письмо 191. Богослову К. И., о врагах веры Письмо 192. Неизвестному, о Пресвятой Деве Письмо 193. Одному революционеру, о сострадании Письмо 194. Русскому изгнаннику, о единственно непостыдном Письмо 195. Преподавателю В. В., об изображении святых на игральных картах Письмо 196. Разным лицам о разных предметах Скорбящему Петру Болезненной девушке Господину С. С Госпоже Евдокимовой Иоанну из Сараева Письмо 197. Матери, о вечной жизни Письмо 198. Брату Живану, о добром начальнике Письмо 199. Железнодорожнику М.М., о словах Откровения Письмо 200. Писателю С. К., о Хозяине Письмо 201. Новообращенному, о плодах веры Письмо 202. Болгарскому профессору Христо Й., о мире и братолюбии Письмо 203. «Любителю истины», о бесах Письмо 204. Виноделу С., о брате Письмо 205. Брату И., о слезах Христа Письмо 206. Студенту педагогической гимназии, о новом человеке Письмо 207. Ревнителю веры, о безбожниках Письмо 208. Джордже П., о молитве «Господи, помилуй!» Письмо 209. Рабочему Матии С., о человеческом братстве Письмо 210. Братству святых апостолов, о посвящении храма Письмо 211. Манойло Й.: кто имеет, тому дано будет Письмо 212. Стевану И., о воздаянии Письмо 213. Состоятельной женщине, о безработном Письмо 214. К. П., о познании Христа Письмо 215. Продавцу газет, о жизненных испытаниях Письмо 216. Священнику Аврааму И., о принятии Христа Письмо 217. Православному П. Т. из Лозницы, о сектантской милостыне Письмо 218. Торговцу М. С.: и слуга тоже человек Письмо 219. Вождю некой партии, о молитве за гонителей Письмо 220. Изгнанным из рая, о воскресении мертвых Письмо 221. Одинокому человеку, о душевном покое Письмо 222. Братству N., о тех, кто отпадает Письмо 223. Писателю Васо Д., о богоборцах Письмо 224. Р. З., о культуре и человеке Письмо 225. Спрашивающему о том, что вне вопросов Письмо 226. Неразумному читателю, о небесной милости Письмо 227. Одному строгому коммунисту, о христианском общежитии Письмо 228. Марко Н., о воспитании малых и старых Письмо 229. Крестьянину Светолику Д., о потребности в «едином духе» Письмо 230. «Искателю истины», о Святом Духе Письмо 231. Монаху Варахиилу, о старце Михаиле Письмо 232. Молодому священнику: не бойся Письмо 233. Паломнику А. Васичу, об исполнившемся предсказании Письмо 234. Профессору Иоанну П., о молитве об умножении любви и искоренении злобы Письмо 235. Человеку, который не видит себя: о страстях Письмо 236. Человеку, отмеченному наградами: о милосердии к бессловесным Письмо 237. Крестьянину Браниславу С. Т., о Христе и об апостоле Павле Письмо 238. Одному эгоисту, об опасном счастье Письмо 239. Священнику Станко С., о строительстве и разрушении Письмо 240. Поэту С. С., о том, как люди умирают Письмо 241. Паломнику Савватию Н., о новых и старых ревнителях Письмо 242. А.П. из Призрена, о предсмертной болезни Письмо 243. Н., о свете праведников Письмо 244. Писарю Н. П., о исправлении грешников Письмо 245. Павлу А., о хранении сокровища Письмо 246. Старцу Иоксиму Б., об истине и дисциплине Письмо 247. Жителю Сараева, о «грехах» православной веры Письмо 248. Почтальону из Загреба, о тайной молитве Письмо 249. Доброй супруге, о муже-сектанте Письмо 250. Учителю Славко, о перерождении Письмо 251. Cвятогорцу, об общежитии Письмо 252. Крестьянину Миловану М., о дешевой книге Письмо 253. Пожилому профессору, о Пилатовом царстве Письмо 254. Читателю, о воде живой Письмо 255. Радое И., о сущности вещей Письмо 256. Скорбящей матери, о жестоких детях Письмо 257. Пчеловоду М. А., о вразумлении от пчел Письмо 258. Судье М. Д., о редком открытии Письмо 259. Православному словенцу, о святой Русской Церкви Письмо 260. Братству святого Петра, о материалистах Письмо 261. Павлу Н., о материалистах Письмо 262. Владельцу кофейни И. У. в Мостаре, о недоверии Письмо 263. Пенсионеру из Ниша, о храмах Божиих Письмо 264. Одному простому человеку, об исповедничестве Письмо 265. Гимназисту П. У., о созерцании Христа Письмо 266. Торговцу скотом, о досадном препятствии Письмо 267. Оскорбленному соседу, на Евангелие от Матфея Письмо 268. Торговцу К. К., о плодах поста Письмо 269. Братству святой Параскевы Пятницы, об источнике с водой живой и мертвой Письмо 270. Невенчанному, о двойной неправде Письмо 271. Загребскому писателю, о войне Письмо 272. Бесплодной жене, о детях Письмо 273. Монаху Савве, о мученичестве Письмо 274. Русскому ученому П. С., о сновидении Письмо 275. Жителю Земуна, о гибели Содома Письмо 276. Тому же, о цели жизни Письмо 277. Тому же, о том же Письмо 278. Любителю роскоши, о преходящем Письмо 279. Учительнице Яне З., о молитве Письмо 280. Русскому священнику Н. С., о беспокойстве за Церковь Письмо 281. Богатому, который не умеет прощать Письмо 282. Разным лицам о разных предметах Студенту-богослову М. О Железнодорожнику Н. Госпоже О. Письмо 283. Православным братствам, на Рождество Письмо 284. Уездному казначею Б. Д., о священниках Письмо 285. Гонимому, о суде человеческом Письмо 286. Владе Ц.: «Кто другому яму роет…» Письмо 287. Инвалиду войны, о попущении Божием Письмо 288. Человеку «собственных убеждений», о святом Киприане Письмо 289. Любителю Священного Писания, на Евангелие от Иоанна Письмо 290. Журналисту Душану Ш., о царском милосердии Письмо 291. Коммунисту, о Боге и богах Письмо 292. Студенту С. Б., о подражании

К русскому читателю

Перед вами сборник писем одного из известнейших епископов, проповедников и мыслителей Сербской Церкви – Николая Велимировича.

Православный писатель, создавший такие произведения, как беседы «Над грехом и смертью», «Омилии», «Охридский пролог», «Нагорные проповеди», «Слово о Всечеловеке», оставивший после себя и много других подобных духовных жемчужин, отвечает на вопросы верующих. К сожалению, из множества писем сохранилось лишь около трехсот.

Их ценность и красота заключаются в том, что великий знаток человеческой души, православной веры и всех областей земного человеческого бытия объяснял глубочайшие мысли и истины просто и доступно, объяснял их каждому богоискателю, несмотря на его возраст и степень образованности.

Его стиль – поэзия, язык чист, как горный родник. Он сам – носитель святоотеческого Православия, золота, переплавленного в семь Вселенских Соборов.

Ответы на самые разнообразные вопросы, мучающие немощного человека, непосредственность речи, глубокие мысли и убедительная сила языка автора и в наши дни делают эту книгу лучшей духовной хрестоматией сербского народа.

«Миссионерские письма» спасли множество сербских душ от блужданий по пустым нивам, где царит духовный голод, от отпадения от святоотеческого Православия, от уныния и отчаяния в тяжелейших условиях рабства и частых войн.

Под влиянием этой книги была создана «Народная православная христианская община», которую возглавил сам владыка Николай, насчитывавшая более двухсот тысяч зарегистрированных членов и внесшая неоценимый вклад в сохранение веры и нравственности в Сербии.

С сердечным теплом мы передаем эту книгу в руки русского читателя, передаем ее братскому русскому народу с надеждой, что она еще больше сблизит нас в нашем святом и прекрасном Православии.

Епископ Шабацко-Валевский Лаврентий

12 3 4 5 6 7 …115

Николай Сербский. Миссионерские письма

К русскому читателю

Перед вами сборник писем одного из известнейших епископов, проповедников и мыслителей Сербской Церкви — Николая Велимировича.

Православный писатель, создавший такие произведения, как беседы “Над грехом и смертью”, “Омилии”, “Охридский пролог”, “Нагорные проповеди”, “Слово о Всечеловеке”, оставивший после себя и много других подобных духовных жемчужин, отвечает на вопросы верующих. К сожалению, из множества писем сохранилось лишь около трехсот.

Их ценность и красота заключаются в том, что великий знаток человеческой души, православной веры и всех областей земного человеческого бытия объяснял глубочайшие мысли и истины просто и доступно, объяснял их каждому богоискателю, несмотря на его возраст и степень образованности.

Его стиль — поэзия, язык чист, как горный родник. Он сам — носитель святоотеческого Православия, золота, переплавленного в семь Вселенских Соборов.

Ответы на самые разнообразные вопросы, мучающие немощного человека, непосредственность речи, глубокие мысли и убедительная сила языка автора и в наши дни делают эту книгу лучшей духовной хрестоматией сербского народа.

“Миссионерские письма” спасли множество сербских душ от блужданий по пустым нивам, где царит духовный голод, от отпадения от святоотеческого Православия, от уныния и отчаяния в тяжелейших условиях рабства и частых войн.

Под влиянием этой книги была создана “Народная православная христианская община”, которую возглавил сам владыка Николай, насчитывавшая более двухсот тысяч зарегистрированных членов и внесшая неоценимый вклад в сохранение веры и нравственности в Сербии.

С сердечным теплом мы передаем эту книгу в руки русского читателя, передаем ее братскому русскому народу с надеждой, что она еще больше сблизит нас в нашем святом и прекрасном Православии.

Епископ Шабацко-Валевский Лаврентий

Письмо 1 рабочему, спрашивающему о духовной жизни

Духовная жизнь и есть настоящая жизнь. Все остальное — прах.

Прах и тело наше — земля, взятая в долг у земли. Земля, вода, огонь и воздух — из них, этих четырех стихий, создано тело человека. Создано так искусно, так чудесно, что не выразить. И все же само по себе тело не есть жизнь, повозка не путник, клетка не птица.

Что же такое жизнь? Священное Писание Божие ясно отвечает на этот вопрос на первой своей странице: И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою .

Хорошо ли ты понимаешь значение слов “опосредованно” и “непосредственно”? Опосредованно, то есть посредством земли, сотворил Господь плоть, а непосредственно — из Себя вдунул в лице его дух жизни. Так человек стал душею живою.

Итак, человек видимым образом телесен, но тело имеет в себе дыхание жизни, которое непосредственно от Творца.

Этот дух связывает человека с Творцом и с небесным духовным миром вокруг Него. Малое пламя, подобное вечному Божественному пламени. И, хотя тело наше влачится по земле среди насекомых и зверей, этим пламенем связаны мы с небом и вечностью.

Жизнь души, которую ведет и живит Божественный Дух, — вот что такое человеческая жизнь.

Иными словами, духовная жизнь — это непрестанный труд ради того, чтобы стать достойным Божественного Духа, Который в нас. Почему нам надлежит трудиться? Потому, что мы получили дар от Творца. Никто из нас не покупал его и не платил за него; он дарован нам Вечной Любовью. За дар плата не дается. Дар есть дар. Но тот, кто принимает дар, и такой драгоценный дар, как жизнь, должен показать себя достойным этого дара.

Как нам любовью ответить Господу на Его любовь и как нам стать достойными этого Божественного дара — в этом великая наука, называемая духовной наукой, которая выше всех наук. Она дана человеку Духом Святым. Тот, Кто даровал драгоценнейший дар, Сам научил человека быть достойным его.

Если желаешь проникнуть в эту светлую и сладкую науку, да будет благословенно желание твое.

Мир тебе и радость от Господа.

Письмо 2 человеку, который верит в Бога, но не молится Ему

Трудись и укрепляй в себе веру. Со временем почувствуешь потребность в молитве. Пока слаба твоя вера и не заставляет тебя молиться.

Смотрели мы, как слабая струя воды падала на колесо водяной мельницы и оставалось колесо неподвижным; когда же прибыла вода, колесо двинулось.

Вера есть сила духовная. Малая вера не подвигнет ум к размышлениям о Боге и сердце на молитву Ему. Крепкая вера движет и ум, и сердце, и всю душу человека. Пока живет в душе крепкая вера, она силой своей устремляет душу к Богу.

Ты говоришь, что, прочитав слова Спасителя: знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него , ты сделал вывод, что молитва не нужна. Конечно, знает Господь, что нам нужно, но Он хочет, чтобы мы молились Ему. Поэтому и заповедал Спаситель: Непрестанно молитесь — и научил нас молиться.

Это легче объяснить родителям, чем тебе, холостяку. Ведь и родители знают, что нужно детям, но ждут, пока ребенок попросит их. Знают родители, что прошение умягчает и облагораживает детское сердце, делает его смиренным, кротким, послушным, милостивым и благодарным. Видишь, сколько небесных искр высекает молитва из человеческого сердца!

Прочитал я, как один странник остановился перед домом у дороги. Было там собрание рабочих, вдруг наступила в доме тишина: рабочие преклонили колена на молитву. Но один из них вышел и стал ходить вокруг дома. Спросил его странник:

— Что происходит в доме?

— Молятся Богу. Мне стало стыдно, и я вышел.

Странник замолчал в ожидании.

— Кого ты ждешь? — спросил рабочий.

— Жду, когда кто-нибудь выйдет, чтобы спросить его о дороге.

— Почему не спросишь меня? Я покажу тебе дорогу.

Покачал головой странник и отвечал:

— Как может показать правильный путь тот, кто стыдится Бога и своих братьев?

Думаю, что ты молитвы не стыдишься, но вера твоя еще не окрепла. Береги, укрепляй в себе этого младенца. Когда вырастет он и возмужает, стократно воздаст тебе за твой труд.

Мужественная вера повернет внутреннее колесо твоего естества, и ты обретешь жизнь новую.

Мир тебе и благословение Божие.

Письмо 3 образованной верующей женщине, терпящей насмешки от близких

В понедельник 25 декабря в 18.30 состоялось очередное представление книги уважаемого председателя Русского экономического общества. Встреча традиционно проходила в стенах вместительного зала Синодального отдела Московской Патриархии на Серпуховской 24.
На завершающем собрании 2017 года присутствовали постоянные члены РЭОШ, но было также много новых лиц. Новая книга из серии «Метафизика истории» выпущена издательством «Институт русской цивилизации».

Как ясно из названия, в основу труда легли жизненные наблюдения и опыт знаменитого общественного деятеля и мыслителя святителя Николая Сербского. Николай Сербский прожил долгую, полную испытаний жизнь, став свидетелем таких катастрофических событий, как революции в России, война на Балканах 1912-1913 гг., две Мировые войны, Великая Депрессия 1930-х годов, рождение Холодной войны, установление коммунистического режима И. Тито в Югославии и т.д. Происходило стремительное развитие науки, техники, медицины, и не менее стремительное духовное обнищание людей. Можно сказать, что святитель — наш современник, поскольку ушел из жизни в 1956 году в США, в Тихоновском монастыре штата Пенсильвании (род.1880 г.).

Так почему всё же именно творчество святителя из Сербии так заинтересовало нашего автора? Конечно, в России были свои святители – такие как Иоанн Кронштадтский, Игнатий Брянчанинов и другие. Однако Николай Сербский занимает особое место среди них. По мнению профессора, он наиболее точно и квалифицированно описывал те многочисленные процессы и явления, которые происходили в его время и свидетелем которых он стал. Именно в аспекте духовной стороны жизни человека. Сербский – человек, который интересуется очень многим. Он много лет посвятил учёбе – в самой Сербии, а также в Англии, Швейцарии, Германии, России. Задавался судьбами Европы и её христианского пути. Изучал общество, процессы, происходящие в нём, и человека. На него сильно повлияли две войны, особенно Вторая Мировая, а в его биографии были даже эпизоды с арестом, преследованием и кратковременным отбыванием в концентрационном лагере Дахау (1944 год).

Вот названия некоторых глав книги: О «закате Европы» и «конце истории»; Война и Христианство; О законах; О науке и образовании; О философии; Духовная зараза Нашего времени; О душе человека и его мыслях; О законах общества и его идеалах; О слове и духовной грамотности.

Николай Сербский много внимания уделял символам, знамениями, сигналам. Считал это не просто случайностью, а Божьими знаками, заставляющих задуматься о главном. О духовном развитии людей. У него был пристальный взгляд человека, с чётким фокусом на мир. Приобщившись к идеям Сербского, мы понимаем, что часто видим мир в перевернутом виде. Сербский помогает нам многие представление повернуть на 180 градусов.
В своем выступлении Валентин Юрьевич не мог не коснуться темы образования молодёжи. Именно в молодом возрасте у человека образуется искаженное, перевернутое мировосприятие. В школе и университете дается узкий взгляд на мир, формируется «туннельное» сознание. Такое сознание не позволяет постичь общей картины, ответить на вопросы: Что есть главное, что второстепенное? Что причина, а что следствие? Из этого вытекает то, что молодой человек теряет способность целеполагания. Определять и формулировать истинные цели. Такой человек полагается на рефлексы – страх, удовольствия и желание быстрого, лёгкого обогащения. В связи с этим совершаются характерные поступки. И наконец, происходит подмена смыслов, понятий и языка общения.
Собрание сочинений Н. Сербского насчитывает более 15 томов, исследователи наследия продолжают находить его рукописи до сих пор.

В конце представления благодарная публика наградила автора торжественными аплодисментами. Подошло время вопросов. Слушателей интересовала якобы существовавшая связь А. Гитлера и Н. Сербского. Двухмерное восприятие мира человеком без духовной компоненты. Божественные «наказание» и «попущение» в деяниях человека. Как сочетаются Воля Бога и действия человека. Вопросы про «последний день» с точки зрения Н. Сербского. Спрашивали и об общественной деятельности святителя. Было задано и несколько личных вопросов автору.

По регламенту, после вопросов наступила небольшая пауза. Собрание завершилось прениями, дискуссиями и разным.

Член РЭОШ Михаил Елизаров

К русскому читателю

Перед вами сборник писем одного из известнейших епископов, проповедников и мыслителей Сербской Церкви — Николая Велимировича.

Православный писатель, создавший такие произведения, как беседы «Над грехом и смертью», «Омилии», «Охридский пролог», «Нагорные проповеди», «Слово о Всечеловеке», оставивший после себя и много других подобных духовных жемчужин, отвечает на вопросы верующих. К сожалению, из множества писем сохранилось лишь около трехсот.

Их ценность и красота заключаются в том, что великий знаток человеческой души, православной веры и всех областей земного человеческого бытия объяснял глубочайшие мысли и истины просто и доступно, объяснял их каждому богоискателю, несмотря на его возраст и степень образованности.

Его стиль — поэзия, язык чист, как горный родник. Он сам — носитель святоотеческого Православия, золота, переплавленного в семь Вселенских Соборов.

Ответы на самые разнообразные вопросы, мучающие немощного человека, непосредственность речи, глубокие мысли и убедительная сила языка автора и в наши дни делают эту книгу лучшей духовной хрестоматией сербского народа.

«Миссионерские письма» спасли множество сербских душ от блужданий по пустым нивам, где царит духовный голод, от отпадения от святоотеческого Православия, от уныния и отчаяния в тяжелейших условиях рабства и частых войн.

Под влиянием этой книги была создана «Народная православная христианская община», которую возглавил сам владыка Николай, насчитывавшая более двухсот тысяч зарегистрированных членов и внесшая неоценимый вклад в сохранение веры и нравственности в Сербии.

С сердечным теплом мы передаем эту книгу в руки русского читателя, передаем ее братскому русскому народу с надеждой, что она еще больше сблизит нас в нашем святом и прекрасном Православии.

Епископ Шабацко-Валевский ЛАВРЕНТИЙ

ПИСЬМО 1
рабочему, спрашивающему о духовной жизни

Духовная жизнь и есть настоящая жизнь. Все остальное — прах.

Прах и тело наше — земля, взятая в долг у земли. Земля, вода, огонь и воздух — из них, этих четырех стихий, создано тело человека. Создано так искусно, так чудесно, что не выразить. И все же само по себе тело не есть жизнь, повозка не путник, клетка не птица.

Что же такое жизнь? Священное Писание Божие ясно отвечает на этот вопрос на первой своей странице: И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою.

Хорошо ли ты понимаешь значение слов «опосредованно» и «непосредственно»? Опосредованно, то есть посредством земли, сотворил Господь плоть, а непосредственно из Себя вдунул в лице его дух жизни. Так человек стал душею живою.

Итак, человек видимым образом телесен, но тело имеет в себе дыхание жизни, которое непосредственно от Творца.

Этот дух связывает человека с Творцом и с небесным духовным миром вокруг Него. Малое пламя, подобное вечному Божественному пламени. И, хотя тело наше влачится по земле среди насекомых и зверей, этим пламенем связаны мы с небом и вечностью.

Жизнь души, которую ведет и живит Божественный Дух,— вот что такое человеческая жизнь.

Иными словами, духовная жизнь — это непрестанный труд ради того, чтобы стать достойным Божественного Духа, Который в нас. Почему нам надлежит трудиться? Потому, что мы получили дар от Творца. Никто из нас не покупал его и не платил за него; он дарован нам Вечной Любовью. За дар плата не дается. Дар есть дар. Но тот, кто принимает дар, и такой драгоценный дар, как жизнь, должен показать себя достойным этого дара.

Как нам любовью ответить Господу на Его любовь и как нам стать достойными этого Божественного дара — в этом великая наука, называемая духовной наукой, которая выше всех наук. Она дана человеку Духом Святым. Тот, Кто даровал драгоценнейший дар, Сам научил человека быть достойным его.

Если желаешь проникнуть в эту светлую и сладкую науку, да будет благословенно желание твое.

Мир тебе и радость от Господа.

ПИСЬМО 2
человеку, который верит в Бога, но не молится Ему

Трудись и укрепляй в себе веру. Со временем почувствуешь потребность в молитве. Пока слаба твоя вера и не заставляет тебя молиться.

Смотрели мы, как слабая струя воды падала на колесо водяной мельницы и оставалось колесо неподвижным; когда же прибыла вода, колесо двинулось.

Вера есть сила духовная. Малая вера не подвигнет ум к размышлениям о Боге и сердце на молитву Ему. Крепкая вера движет и ум, и сердце, и всю душу человека. Пока живет в душе крепкая вера, она силой своей устремляет душу к Богу. Ты говоришь, что, прочитав слова Спасителя: знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него, ты сделал вывод, что молитва не нужна. Конечно, знает Господь, что нам нужно, но Он хочет, чтобы мы молились Ему. Поэтому и заповедал Спаситель: Непрестанно молитесь — и научил нас молиться. Это легче объяснить родителям, чем тебе, холостяку. Ведь и родители знают, что нужно детям, но ждут, пока ребенок попросит их. Знают родители, что прошение умягчает и облагораживает детское сердце, делает его смиренным, кротким, послушным, милостивым и благодарным. Видишь, сколько небесных искр высекает молитва из человеческого сердца! Прочитал я, как один странник остановился перед домом у дороги. Было там собрание рабочих, вдруг наступила в доме тишина: рабочие преклонили колена на молитву. Но один из них вышел и стал ходить вокруг дома. Спросил его странник:

— Что происходит в доме?
— Молятся Богу. Мне стало стыдно, и я вышел. Странник замолчал в ожидании.
— Кого ты ждешь? — спросил рабочий.
— Жду, когда кто-нибудь выйдет, чтобы спросить его о дороге.
— Почему не спросишь меня? Я покажу тебе дорогу. Покачал головой странник и отвечал:
— Как может показать правильный путь тот, кто стыдится Бога и своих братьев?

Думаю, что ты молитвы не стыдишься, но вера твоя еще не окрепла. Береги, укрепляй в себе этого младенца.

Когда вырастет он и возмужает, стократно воздаст тебе за твой труд. v Мужественная вера повернет внутреннее колесо твоего естества, и ты обретешь жизнь новую. Мир тебе и благословение Божие.

ПИСЬМО 3
образованной верующей женщине, терпящей насмешки от близких

Отвечай на их насмешки улыбкой. Их насмешки исходят из злых сердец; твоя же улыбка да будет беззлобной. Насмешка всегда от незнания, улыбка — от знания. Насмешками они делают твою молитву вечному Судие драгоценнее. Ибо нет для Господа молитвы дороже, чем молитва отважного сердца, окруженного стрелами злобы, ненависти, издевок и насмешек. Это обоюдоострые стрелы, но притупляются они от твоего мужества и острием возвращаются к стрелкам и наносят им раны.

Жена царя Давида однажды посмеялась над вдохновенной молитвой своего мужа. Насмешка эта оскорбила Бога больше, чем царя Давида, и наказал Всевышний дочь Саулову, и не имела она потомков до смерти своей. Кто внимательно наблюдает за человеческими судьбами и событиями, знает, как сурово Господь наказывает насмешников над святынями.

А ты скажи насмешникам своим, если считаешь, что слово будет лекарством лучшим, чем молчание, скажи им: «Обманывает ли меня зрение или действительно вижу, как вы каждый день молитесь торговцам, старостам и полицейским о своих нуждах? Отчего же вы насмехаетесь надо мной, когда я молюсь вечному Творцу? Разве молиться немощным не смешно? Разве не безумие — поклоняться праху, а не Жизнодавцу и Господу?».

Сказано где-то у пророка: проклят всякий надеющийся на человека. Очевидно, что тот, кто полагает упование на смертного человека, на мыльный пузырь, а не на Бога Вседержителя, проклят. И это проклятие, лежащее на нем и доме его, заметно в каждый день его жизни. Ясно также, что проклят всякий человек, молящий только человека и не молящий Того, Кто все держит и все может. Но, смотри, иногда молчание полезнее таких слов.

Первая насмешка смущает молитвенную душу. Но ты уже пережила ее и не оставила молитву. А следующая насмешка побуждает к молитве. Ты говоришь, что и сама это испытала. Теперь тебе и Господь ближе, и церковь милее, и молитва слаще. Знай, наступит время, когда насмешки прекратятся, а будет одобрение, удивление и благодарность; но тогда твоя душа окажется в большей опасности, чем теперь. Сейчас ты учишься смирению, а тогда тебе придется защищаться от гордости. А это уже другое испытание, другое искушение. Знай, именно те, кто мучает нас насмешками, наши враги. 0 них говорил Господь: любите врагов ваших-. Не зная, что делают, они делают нам добро. Огорчая и притесняя нас, они разжигают в нас факел Божественного огня. Ругаясь вслед нам, когда мы идем в храм Божий, они подвигают нас ближе к Богу. Досаждая нам на земле, они делают небеса более желанными для нас. Мороз и ветер не желают дереву добра, но и невольно приносят ему добро. Так и враги твои.

Поэтому прости и благослови их, и молись Богу за них, и люби их, как своих величайших после Господа благодетелей,— в этом вершина любви.

Но, если душа твоя не потерпит этого ничтожного шуршания праха земного, постыдишься тогда пред Христом, тогда Он посмеется тебе, а не только люди и демоны.

Чаще посещай дома скорби, посещай кладбища. Думай о Кресте Христовом и прикладывайся к нему чаще. Думай о конце жизни. Все это поможет тебе укрепиться в молитвенном расположении и одержать победу. Мир тебе и милость Божия.

ПИСЬМО 4
богослову, скорбящему о неверии людей

Много горькой правды в твоем письме, но не отчаивайся, отчаяние — приданое смерти, которое безбожники получают, венчаясь со смертью.

Было более тяжелое для Церкви Христовой время, но воины не падали духом и не проиграли битвы. Почитай только святителя Василия Великого, что творилось тогда в Церкви и в мире — черная ночь в бурном море. Казалось, что приближается конец мира, что приходит Суд Божий. И вот пронеслись столетия. Вера Христова не только не угасла, но распространилась по всей земле и осветила все стороны света. И пусть она не везде светит одинаково ярко, все-таки лучи ее проникают всюду, где-то прямо, где-то косо.

Несколько дней назад у меня был профессор Манинг из Нью-Йорка. Богатая душа, наполненная и светскими знаниями, и верой одновременно. Я спросил его о вере американских студентов.

— Я знаю, — сказал он, — что вера Христова — непобедимая сила. Словно ртуть в барометре, она убывает и прибывает, но не слабеет. Мелкие и невежественные люди жестоко ошибаются, когда пророчат христианству гибель. Сто лет назад, когда интерес к изучению естественных наук уже пробудился, на богословском факультете университета П. было только пять студентов. Только пять! И когда они сдавали экзамены, сверстники смеялись над ними, говоря: «Неужели вам непонятно, что с религией покончено?». Сегодня же, спустя сто лет, в том же университете несколько сотен студентов-богословов.

Так говорит американец об американцах. А ты, серб, посмотри, сколько богословов только в одной семинарии!

Больше двухсот. Что привело вас в духовную школу — неверие ваших двухсот отцов и двухсот матерей или ваша вера? Без сомнения, вера.

А то, что некоторые христиане отпали от веры, чья это беда, если не их собственная? Разве их неверие отменяет веру Христову?’ Так вопрошал апостол Христов в первые дни христианской истории, которая теперь насчитывает девятнадцать столетий. Прошедшие столетия оправдали его светлый взгляд в будущее. Смотри и ты таким же светлым, апостольским взглядом на будущее христианства. Попробуй написать исследование о Церкви под заглавием: «Триумфальная колесница Христа».

Твоя скорбь о неверии некоторых людей выдает твою любовь к Богу. Ты и сам знаешь, что скорбь — одно из наиболее частых проявлений любви.

Но берегись, чтобы не возненавидеть неверующих. Это было бы гибельно для тебя и не принесло бы им никакой пользы. Смотри на них с жалостью, как на странников, ограбленных в дороге разбойниками. Сострадай им, как сострадаешь нищим и бездомным.

И молись Богу за них. И станешь миссионером. Пусть твоим первым миссионерским правилом будет молитва за отпавших от веры.

Да пребудет благодать Божия на тебе.

ПИСЬМО 5
матери, которая не смогла найти могилу сына

Искала ты его на всех военных кладбищах. Прошла от Златибора до Корфу и Салоник, поднималась на Каймакчалан, на Кошачий Камень. Спускалась в долины мертвых. Где бы ни услышала о военном кладбище, спешила туда.

Просила читать тебе списки погребенных. Сама читала надписи на крестах. Нет и нет его.

Не горюй, дорогая мать. Грешно сильно горевать. Божия земля и все, что на ней’. Где бы ни была могила твоего сына, она на Божией земле. Коснись земли перед порогом дома, и ты коснешься края могилы сына твоего. А для всевидящего ока Божия, озирающего землю, мертвых нет. Если сын твой скрыт от тебя, он не скрыт от Бога. Господь Сам скрыл его от тебя, чтобы очистить скорбью твое сердце и подготовить его к нечаянной радости встречи с сыном в вечных чертогах Своих.

Могилы многих великих и святых людей неизвестны. Неизвестна могила пророка Моисея, неизвестны могилы многих апостолов и мучеников Христовых, неизвестны могилы пустынников и постников… Но имена их красными буквами вписаны в календарь. Мы прославляем память их, возводим храмы в честь их, возносим к ним молитвы, но могил их не знаем. Не скорби же, что и могила твоего сына известна только Господу, как и могилы стольких святых Его.

Есть в Дебаре одна мать, сын которой похоронен в далекой стране. По немощи она не могла побывать на его могиле. Тогда решила она каждую субботу приходить на военное кладбище в Дебаре. Там лежат воины, чьи матери не могут добраться до могил сыновей. И она ставит на этих могилах свечи и молится. И просит священника окропить могилы и помянуть имена, написанные на крестах, и помянуть сына ее Афанасия.

И ты можешь поступать так же, и утихнет твоя боль. Важно, чтобы ты думала не о могиле, а о душе дитяти своего. Пойми, ни в одной могиле на земле нет души его. Душа его ближе к тебе, чем к могиле.

Была еще одна мать, которая желала найти могилу своего сына. Но могила его находилась на поле битвы, и не пустили ее. Вернулась она, безутешная, домой. Но однажды по Промыслу Божию явился ей сын в комнате ее. Вскочила мать и воскликнула: «Где ты, сын мой?!» —»Ходил с тобою, мама, и вернулся». И еще сказал ей, чтобы перестала она плакать, потому что ему хорошо.

И ты не плачь, начни творить милостыню за упокой души сына твоего. Слезами ты довольно напитала землю сердца своего, пора взойти росткам. Самые драгоценные ростки, из слез возрастающие,— молитва, милостыня и смирение пред волей Божией. Пусть молитва станет одной крестной досочкой, а милостыня другой, из них сделаешь крест сыну твоему. Молитва устремляется ввысь, а милостыня распространяется в ширину. Кротость пред волей Божией пусть будет гвоздем, которым скрепляется крест. Не отделяй молитву от милостыни, и благодатное утешение неба сойдет на сердце твое, словно роса на жаждущую траву.

Мир тебе и Божие благословение!

ПИСЬМО 6
разорившемуся купцу, которого все покинули

Ты пишешь, что разорился. Друзья тебя покинули. Одни отвернулись, другие насмехаются. Только вера в Бога удерживает тебя от сумасшествия или от злодейства над собой. Так ты пишешь.

Пропало имение, но ты не пропал. Если пропала торговля, это не значит, что пропал человек. Богатство не родилось вместе с тобой, оно прилепилось к тебе на жизненном пути и к концу жизни должно отлепиться от всякого.

Однако оно отошло от тебя раньше конца твоей жизни, и . это огорчило тебя, хотя именно это стало счастьем для многих, ибо, лишившись тленного земного богатства, они имели достаточно времени, чтобы обогатить душу Богом. Те же, кто сбрасывает с себя бремя плоти одновременно с бременем богатства, могут опоздать и потерять все.

Ты пишешь, что честно работал. За честность обещана вечная награда, а не временная. Честным трудом можно разбогатеть, а можно и обнищать. Но как богатство не возвышает человека, так же и бедность не унижает его. Кто думает иначе, тот не в христианской вере живет, а в язычестве, для которого цена человека равна содержимому его кошелька. Христос для того и взошел на Голгофу и дал распять Себя, чтобы упразднить это варварское мерило и установить новое — духовное и нравственное.

По Христовой мере, то, что составляет вечную ценность человека, не прибывает с богатством и не убывает с бедностью. Но приливы и отливы этой вечной ценности, которая не сходит с телом в могилу, зависят от силы любви человека к заповедям Божиим.

Конечно, больно, что друзья оставили тебя в беде, отворачиваются либо смеются тебе в лицо, но это лишь еще одно свидетельство их приверженности к язычеству и его обычаям. Когда Господа распинали на Кресте, где были те, кто перед этим хотел сделать Его царем? Где были те, кто кричал Ему: «Осанна!»? Не было ни одного. У Креста стояли только равнодушные и хулители. Римские воины зевали от скуки, а еврейские псы злорадно лаяли. И у твоего креста стоят скучающие зеваки и злорадные насмешники. Радуйся, что капля твоей горечи подобна морю горечи распятого Господа.

Благо тебе, что держишься веры Христовой. И она поддержит тебя в эти тяжкие дни, которые растают, как туман. Вот держит человек в руке палку, а палка поддерживает его при спуске с крутой горы. Одни люди носят палку для красоты, другие — как помощь в трудном пути. Вера в Бога украшает человека и помогает ему. Пока ты был богат, она была твоим украшением, теперь она служит тебе поддержкой. Светлее лик ее, когда она служит и помогает, нежели когда просто украшает.

Говоришь, что боишься сойти с ума. Не бойся: немногие сошли с ума от бедности, больше обезумевших от богатства. О злодействе над собой пишешь. Не о самоубийстве ли думаешь? Вот будет пир диаволу! Значит, не Божией воле последуешь, а диавольской. Веревка на шее — и потеряна жизнь вечная. Действительно, в неожиданной перемене твоей жизни ничто не может поддержать тебя, кроме веры в Бога живаго, дарующего и взыскующего, испытывающего нашу веру и любовь.

Безбожники падают с Иудой и вешаются, а мужественные души с крепкой верой восходят на Голгофу, чтобы испить чашу горькую и воскреснуть.

Господь да поможет тебе!

ПИСЬМО 7
девушке, выбирающей между браком и монашеством

Чадо, если колеблешься, то знай: ты скорее за брак, чем за монастырь. Монашеская жизнь для тех, кто не колеблется. Святой Савва не испытывал сомнения. Ни святые Феодора, Ксения и Евфимия, ни многие другие, ставшие истинными подвижниками монашеской жизни, не сомневались. Ибо не все могут вместить, но кому дано.

Говоришь, часто сидите с матерью у огня и взвешиваете «за» и «против». А я тебе скажу: сколько ни взвешивай, все равно не «за» и «против» решают, а любовь. Любовь выше всех доводов. Если любовь ко Христу не приведет тебя в уединение монастырской тишины, тогда любовь к миру удержит тебя в мире и приведет к браку. Но и в этом случае будешь благословенна благословением Сары и Рахили и твоей собственной матери.

Великая любовь к Богу не выносит мира, чуждается общества, ищет уединения. Такая любовь подвигла тысячи душ уклониться с широкого пути мира и уйти в пустыни, чтобы быть наедине с любимым Господом. Чтобы иметь втайне свидание с Создателем своим, Который весь — любовь, и по имени, и по существу. Но прежде всего, чтобы удостоиться этого созерцания и встречи, монахи и монахини принимают и пост, и труд, и смирение, и бдение, и бедность, и послушание, и другие обеты, только чтобы удостоиться этого духовного свидания с Господом своим. И на этом тесном пути душа удостаивается встречи с Ним, когда освободится, очистится и украсится. От чего должна освободиться душа пустынника? От всех земных уз и пристрастий. От чего должна очиститься? От всякой так называемой любви телесной и земной, от любви к плоти, родным и друзьям, к своей деревне или городу, к имению, одежде, еде, к украшениям. Чем должна украситься душа? Одной только любовью ко Христу, которая вмещает в себя все украшения, весь жемчуг веры, все изумруды надежды, все самоцветы добродетелей. Испостившееся тело монаха служит только легким покровом этого бесценного небесного сокровища.

Итак пишу тебе не для того, чтобы привлечь тебя к монашеству, но, скорее, чтобы отвратить тебя от него. Ибо если в колебании духа удалишься от мира, то тяга к миру в тебе усилится, и боюсь, что поборет тебя. И будешь ты телом в монастыре, а душой в миру. А мир, отраженный в зеркале души, мучает сильнее, нежели в действительности.

Благодари Господа, что, кроме тесного монашеского пути, Он указал тебе более просторный путь ко спасению и вечной жизни. Иди же, чадо, по этому просторному пути, который более отвечает твоим склонностям. Ступай по этому пути, но иди со страхом Божиим и полным доверием ко Господу. Ибо знай: и этот путь не одолеть без Бога.

Благословение Божие да будет с тобою!

ПИСЬМО 8
cвященнику К., о мировом кризисе

Спрашиваешь меня, человек Божий, о причине и значении наступившего кризиса. Кто я такой, что ты спрашиваешь меня об этой великой тайне? «Говори, если есть у тебя нечто большее молчания»,— сказал святитель Григорий Богослов. И хотя я нахожу, что сейчас молчание выше всякого слова, но из любви к тебе напишу, что я думаю об этом вопросе. «Кризис» — слово греческое, в переводе оно означает «суд». В Священном Писании слово «суд» употребляется многократно. Так мы читаем у псалмопевца: Сего ради не воскреснут нечестивии на суд (Пс. 1, 5). Далее опять: Милость и суд воспою Тебе, Господи (Пс. 100, 1). Мудрый царь Соломон пишет, что от Господа придет суд всякому (см.: Притч. 29, 26). Сам Спаситель сказал: Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну (Ин. 5, 22). Апостол же Петр пишет: время начаться суду с дома Божия (1 Пет. 4, 17).

Замени слово «суд» словом «кризис» и читай: «Милость и кризис воспою», «от Господа придет кризис всякому», «Отец весь кризис отдал Сыну», «Время начаться кризису с дома Божия».

Прежде европейцы, если постигало их какое-то несчастье, употребляли слово «суд» вместо слова «кризис». Сейчас слово «суд» заменили словом «кризис», понятное слово менее понятным. Наступала засуха, говорили: «суд Божий!», наводнение — «суд Божий!». Начиналась война или эпидемия — «суд Божий!»; землетрясения, саранча, другие бедствия, всегда одно — «суд Божий!». Значит, кризис из-за засухи, кризис из-за наводнения, из-за войн и эпидемий. И на теперешнюю финансово-экономическую катастрофу народ смотрит как на суд Божий, но называет ее не «судом», а «кризисом». Дабы умножилась беда от неразумия! Ибо, пока произносилось понятное слово «суд», была понятна и причина, которая привела к беде, был известен и Судия, попустивший беду, и цель, ради которой беда была попущена. После подмены слова «суд» словом «кризис», малопонятным для большинства, никто не может объяснить, ни от чего он, ни от кого, ни для чего. Только этим и отличается теперешний кризис от кризиса, происходящего из-за засухи и наводнения, войны или эпидемии, саранчи или другой напасти.

Ты спрашиваешь о причине настоящего кризиса, или суда Божиего? Причина всегда одна. Причина всех засух, наводнений, эпидемий и других бед та же, что и нынешнего кризиса,— богоотступничество. Грех богоотступничества вызвал и этот кризис, и Господь попустил его, чтобы пробудить, отрезвить людей, чтобы они опомнились и вернулись к Нему. По грехам и кризис. В самом деле, Гocподь использовал современные средства, чтобы вразумить современных людей: Он нанес удар по банкам, биржам, по всей финансовой системе. Опрокинул столы менял всего мира, как когда-то Он сделал это в Иерусалимском храме. Произвел небывалую панику среди торговцев и менял. Возмутил, низверг, смешал, смутил, вселил страх. И все для того, чтобы надменные европейские и американские мудрецы пробудились, опомнились, вспомнили Бога. Для того, чтобы они, утвердившиеся в гавани материального благополучия, вспомнили о душах, признали свои беззакония и поклонились Богу Вышнему, Богу живому.

Как долго продлится кризис? До тех пор, пока надменные виновники не признают победу Всесильного. До тех пор, пока люди не догадаются непонятное слово «кризис» перевести на свой родной язык и с покаянным вздохом не воскликнут: «суд Божий!».

Назови и ты, честный отче, «кризис» «судом Божиим», и все будет тебе понятно.

Привет тебе и мир от Господа!