Тютчев как поэт

ТЮТЧЕВ ФЁДОР ИВАНОВИЧ

Выдающийся русский поэт, публицист, дипломат, член-корреспондент Петербургской АН (1857).

Фёдор Иванович Тютчев родился 23 ноября 1803 года в селе Овстуг Орловской губернии Брянского уезда, в старинной среднепоместной дворянской семье. Он был младшим сыном И. Н. и Е. Л. Тютчевых. Отец – дворянин Иван Николаевич Тютчев — окончил Греческий корпус в Петербурге, служил смотрителем в «экспедиции Кремлёвского строения». Мать – Екатерина Львовна Тютчева, в девичестве Толстая, происходила из старинного дворянского рода, давшего русской литературе Льва Николаевича и Алексея Константиновича Толстых. Она была чуткой и умной женщиной, сумевшей привить своему сыну любовь к прекрасному. Родная усадьба, живописная река Десна, старинный парк с липовыми аллеями стали местом, где формировалась юная поэтическая натура Федора Тютчева.

До 14-ти лет Федор получал домашнее образование. Его первым учителем и наставником был молодой поэт, переводчик С. Е. Раич (Амфитеатров), которой познакомил своего ученика с лучшими образцами западноевропейской поэзии. Под его влиянием появились первые стихотворные опыты юного Тютчева. В 1817 году по представлению Раича Тютчев уже был избран членом Общества любителей российской словесности за перевод из Горация.

В 1819 году Ф.И. Тютчев поступил на словесное отделение Московского университета. До этого он два года посещал курс словесника А. Ф. Мерзлякова в качестве вольнослушателя. В университете поэт подружился с историком и публицистом М. П. Погодиным. Тютчевская поэзия студенческих лет была отмечена увлечением немецким романтизмом («Урания», 1820, переложение элегии Ламартина «Уединение»). Окончив университет в 1821 году со степенью кандидата словесных наук, в 1822 году Тютчев поступил на службу в Государственную коллегию иностранных дел.

В этом же году Ф. И. Тютчев был назначен чиновником при Русской дипломатической миссии в Мюнхене, столице тогдашнего Баварского королевства. В этом городе поэт провел последующие 22 года своей жизни. В Мюнхене он увлёкся немецкой идеалистической философией, познакомился с Шеллингом, завязал дружбу с Генрихом Гейне. Там же Тютчев женился на Элеоноре Петерсон, урождённой графине Ботмер. В Баварии у четы родились три дочери. В этот период связь поэта с русской литературной жизнью надолго прервалась. В силу своих служебных обязанностей существенную часть своей жизни Федор Иванович Тютчев провел за границей, но душой он всегда был с Россией, никогда не терял духовной связи с родиной. И Элеонора Петерсон, и Эрнестина Дернберг, вторая жена Тютчева, были иностранками. Языком семьи, языком службы, языком переписки Тютчева был французский. И только стихи он писал на русском языке.

Первые стихотворения Тютчева были напечатаны в 1826 году, в альманахе «Урания», где были помещены три его произведения: «К Нисе», «Песнь скандинавских воинов», «Проблеск». В 1829 -1830 годах в журнале Раича «Галатея» были опубликованы стихотворения Тютчева, свидетельствовавшие о зрелости его поэтического таланта («Летний вечер», «Видение», «Бессонница», «Сны»), но не принесшие тогда известности автору.

Первое настоящее признание поэзия Тютчева получила в 1836 году, когда в пушкинском «Современнике» появились 16 его стихотворений. Поэтическая тетрадь Тютчева, переправленная из Германии в Россию, попала в руки А.С.Пушкина, и Александр Сергеевич опубликовал понравившиеся ему талантливые произведения поэта.

Сам Федор Иванович не считал себя профессиональным литератором и не стремился к тому, чтобы его стихотворения увидели свет. Однако талант его позже был замечен и по достоинству оценен современниками.

В 1837 году Тютчев был назначен первым секретарем Русской миссии в Турине, где пережил первую тяжелую утрату: умерла жена. В 1839-м он вступил в новый брак с Э. Денберг. Служебный проступок Тютчева (самовольный отъезд в Швейцарию для венчания с Эрнестиной) положил конец его дипломатической карьере. Он ушел в отставку и поселился в Мюнхене, где провел еще пять лет в качестве частного лица. При этом поэт настойчиво искал пути возвращения на службу.

В 1841 году Тютчев познакомился с деятелем чешского национального возрождения В. Ганкой, оказавшим большое влияние на политические взгляды поэта. С этого времени идеи славянофильства и панславизма стали преобладающими в публицистике и политической лирике поэта. Деятельность Тютчева, направленная на повышение авторитета России за границей, снискала одобрение Николая I, и в 1844 году Тютчеву было возвращено звание камергера и место в Министерстве.

В 1843-1850-х годах Тютчев выступил в печати с политическими статьями «Россия и Германия», «Россия и Революция», «Папство и римский вопрос», в которых делал вывод о неизбежности столкновения между Россией и Западом и конечного торжества «России будущего», представлявшейся ему «всеславянской» империей.

В мае 1847 года у Федора Ивановича и Эрнестины Тютчевых родился сын Иван. Впоследствии именно Иван стал главным собирателем и хранителем литературного и мемориального наследия поэта в усадьбе Мураново.

В 1848 году Федор Иванович был назначен старшим цензором при особой канцелярии министерства иностранных дел. В 1848 — 1849 годах под впечатлениями от событий политической жизни, Тютчев создал такие прекрасные стихотворения, как «Неохотно и несмело…», «Когда в кругу убийственных забот…», «Русской женщине» и др.

1850-й год стал годом начала широкой поэтической известности Тютчева. Этому послужила статья Некрасова «Русские второстепенные поэты» в журнале «Современник», в которой, в частности, говорилось о несправедливом забвении поэзии Ф. И. Тютчева. «Второстепенные, — объяснял Некрасов, — не по степени достоинства, а по степени известности». В статье Некрасов назвал Тютчева «одним из замечательнейших наших поэтов, завещанных нам приветом и одобрением Пушкина». Одновременно со статьей было опубликовано 24 стихотворений Тютчева. К поэту пришло настоящее признание.

В 1854 году, спустя два месяца после выхода статьи, все собранные редакцией «Современника» произведения Тютчева были изданы отдельной книжкой под названием: «Стихотворения Ф.Тютчева. С.Петербург, 1854». В том же году был напечатан талантливый эмоциональный цикл лирических стихов, посвященных Елене Денисьевой, новой возлюбленной Тютчева, ровеснице его дочери. «Беззаконный» в глазах света роман немолодого поэта продолжался в течение четырнадцати лет и был очень драматичным (Тютчев был женат, и очень дорожил своим браком с умной, красивой и обеспеченной Эрнестиной). В 1860 году Тютчев с Денисьевой много путешествовали по Европе. У них родился сын Федор.

В 1861 году в свет вышел сборник стихотворений Тютчева на немецком языке.

С 1858 года Федор Иванович Тютчев служил председателем Комитета иностранной цензуры. В этой высокой должности он не раз выступал защитником преследуемых изданий. В этот период поэзия Тютчева была подчинена государственным интересам. Он создал много «публицистических статей в стихах»: «Гус на костре», «Славянам», «Современное», «Ватиканская годовщина». В 1861 и 1863 годах, Тютчев стал кавалером орденов Св. Станислава и Св. Анны первых степеней, а в 1865 году был произведен в тайные советники. Таким образом, на поприще государственной службы он достиг одной из высших иерархических степеней.

Однако в личной жизни с 1864 года для поэта началась череда тяжелых утрат: умерла от чахотки Елена Денисьева, через год не стало двоих их общих детей, скончалась мать поэта.

В марте 1868 года было напечатано второе издание стихотворений Тютчева. Последние годы жизни поэта были также омрачены тяжелыми потерями: умер его старший сын, брат, дочь Мария. Жизнь поэта, сломленная трагическими событиями, угасала. Это отразилось и на его поэтическом даре. В творчестве Тютчева 1860-1870 годов преобладали политические стихотворения и мелкие — в жанре «на случай» («Когда дряхлеющие силы…», 1866, «Славянам», 1867, и др.).

С 1873 года поэта преследовали различные недуги, от которых он не оправился. 15 июля 1873 года Федора Ивановича Тютчева не стало. 18 июля он был похоронен в Петербурге, на Новодевичьем кладбище.

Ф. И. Тютчев по праву считался среди современников одним из самых знающих, образованных, остроумных людей своего времени. Внешнеполитические вопросы всегда были главнейшей темой его жизни, его творчества. Будущность России, ее положение в мире всегда волновали поэта . “Думаю, что невозможно быть более привязанным к своей стране, нежели я, более постоянно озабоченным тем, что до нее относится”. Внутриполитические взгляды Тютчева были вполне традиционными и консервативными. Однако идеал просвещенного самодержавия, провозглашенный Тютчевым, а именно: государственные чиновники не должны чувствовать себя самодержцами, а царь — чиновником, — так и не был, по его мнению, достигнут в России.

Истинно великим Тютчев предстал в своей лирике, темы которой вечны: смысл человеческого бытия, жизнь и красота природы, бессмертие и тлен, любовь. Тютчев – пейзажист создал такие лирические шедевры, как “Весенняя гроза”, “Есть в осени первоначальной…”, “Чародейкою Зимою…” и множество других, коротких и ёмких по смыслу, глубине и образности стихотворений.

Власть времени, которую так явственно ощущал поэт в явлениях природы и в жизни, оказалась бессильна перед его творчеством. Совершенство формы и глубина содержания поэзии Тютчева требуют от читателя особого настроя, определенного нравственного, интеллектуального и культурного уровня. Об этом в свое время в статье о Тютчеве писал еще А. Фет, резюмируя: “Тем больше чести народу, к которому поэт обращается с такими высокими требованиями. Теперь за нами очередь оправдать его тайные надежды”.

Ф.И.Тютчев. «Россия и Германия» ( «Письмо к г-ну доктору Кольбу»), 1844.

О России много говорят; в наши дни она стала предметом жгучего, беспокойного любопытства. Очевидно, что она сделалась одной из самых больших забот нынешнего века; однако следует признать, что эта забота, заметно отличаясь от других волнующих наше время проблем, скорее угнетает, нежели возбуждает современную мысль… Иначе и быть не могло: современная мысль, дитя Запада, видит в России если и не враждебную, то совсем чуждую и не зависящую от нее стихию. Она как будто боится изменить самой себе и подвергнуть сомнению собственную законность, если придется признать совершенно законным вставший перед нею вопрос, серьезно и добросовестно осознать и разрешить его… Что такое Россия? Каков смысл ее пребывания в мире, в чем ее исторический закон? Откуда пришла она? Куда идет? Что представляет собою?
Если бы еще можно было в разливе враждебных криков против России обнаружить разумный и благовидный повод для оправдания такой ненависти! Я знаю, что при необходимости найдутся безумцы, готовые с самым серьезным видом заявить: «Мы обязаны вас ненавидеть; ваши устои, само начало вашей цивилизации противны нам, немцам, людям Запада; у вас не было ни Феодализма, ни Папской Иерархии; вы не пережили войн Священства и Империи, Религиозных войн и даже Инквизиции; вы не участвовали в Крестовых походах, не знали Рыцарства, четыре столетия назад достигли единства, которого мы еще ищем; ваш жизненный принцип не дает достаточно свободы индивиду и не допускает разделения и раздробления». Все это так. Однако, будьте справедливы, помешало ли нам все это помогать вам мужественно и честно, когда необходимо было отстоять и отвоевать вашу политическую независимость и национальное бытие? И самое малое, что вы можете теперь сделать, — это признать наше собственное национальное бытие, не правда ли? Будем говорить серьезно, ибо сам предмет заслуживает подобного разговора. Россия готова уважать вашу историческую законность, историческую законность народов Запада. Тридцать лет назад она вместе с вами самоотверженно сражалась за ее восстановление на прежних основаниях. Россия весьма расположена уважать эту законность не только в главном начале, но даже во всех ее крайних следствиях, уклонениях и слабостях. Но и вы, со своей стороны, научитесь уважать нас в нашем единстве и силе.

Календарь поэзии. 5 декабря — дополнение

Фёдор Иванович Тютчев (23 ноября 1803, Овстуг, Брянский уезд, Орловская губерния — 15 июля 1873, Царское Село) — русский поэт, дипломат, консервативный публицист, член-корреспондент Петербургской Академии Наук с 1857 года.
Фёдор Иванович Тютчев родился 5 декабря 1803 года в родовой усадьбе Овстуг Орловской губернии. Тютчев получил домашнее образование, изучил латынь и древнеримскую поэзию, в тринадцать лет переводил оды Горация. С 1817 года в качестве вольнослушателя начал посещать лекции на Словесном отделении в Московском университете, где его преподавателями были Алексей Мерзляков и Михаил Каченовский. Ещё до зачисления был принят в число студентов в ноябре 1818 года, в 1819 году был избран членом Общества любителей российской словесности.
Получив аттестат об окончании университета в 1821 году, Тютчев поступает на службу в Государственную коллегию иностранных дел и отправляется в Мюнхен в качестве внештатного атташе Российской дипломатической миссии. Здесь он знакомится с Шеллингом и Гейне и в 1826 году женится на Элеоноре Петерсон, урождённой графине Ботмер, от которой имеет трех дочерей. Старшая из них, Анна, позже выходит замуж за Ивана Аксакова.
Пароход «Николай I», на котором семья Тютчева плывёт из Петербурга в Турин, терпит бедствие в Балтийском море. При спасении Элеоноре и детям помогает плывший на том же пароходе Иван Тургенев. Эта катастрофа серьёзно подкосила здоровье Элеоноры Тютчевой. В 1838 она умирает. Тютчев настолько опечален, что, проведя ночь у гроба покойной супруги, как утверждается, поседел за несколько часов. Однако уже в 1839 Тютчев сочетается браком с Эрнестиной Дёрнберг (урождённой Пфеффель), связь с которой, по всей видимости, имел ещё будучи женатым на Элеоноре. Сохранились воспоминания Эрнестины об одном бале в феврале 1833, на котором её первый муж почувствовал себя нездоровым. Не желая мешать жене веселиться, господин Дёрнберг решил уехать домой один. Обратившись к молодому русскому, с которым разговаривала баронесса, он сказал: «Поручаю вам мою жену». Этим русским был Тютчев. Через несколько дней барон Дёрнберг умер от тифа, эпидемия которого охватила в то время Мюнхен.
В 1839 году дипломатическая деятельность Тютчева внезапно прервалась, но до 1844 года он продолжал жить за границей. В 1843 г. он встретился с всесильным начальником III отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии А. Х. Бенкендорфом. Итогом этой встречи стала поддержка императором Николаем I всех инициатив Тютчева в работе по созданию позитивного облика России на Западе. Тютчеву дали добро на самостоятельное выступление в печати по политическим проблемам взаимоотношений между Европой и Россией.
Большой интерес Николая I вызвала анонимно опубликованная Тютчевым статья «Письмо к г-ну доктору Кольбу» («Россия и Германия»; 1844). Эта работа была предоставлена императору, который, как сообщил родителям Тютчев, «нашёл в ней все свои мысли и будто бы поинтересовался, кто её автор».
Вернувшись в Россию в 1844 году, Тютчев вновь поступает в министерство иностранных дел (1845), где с 1848 года занимал должность старшего цензора. Будучи им, он не разрешил распространять в России манифест коммунистической партии на русском языке, заявив, что «кому надо, прочтут и на немецком» .
Практически сразу же по возвращении Ф. И. Тютчев активно участвует в кружке Белинского.
Совсем не печатая в эти годы стихотворений, Тютчев выступает с публицистическими статьями на французском языке: «Письмо к г-ну доктору Кольбу» (1844), «Записка царю» (1845), «Россия и революция» (1849), «Папство и римский вопрос» (1850), а также позднее, уже в России написанная статья «О цензуре в России» (1857). Две последние являются одними из глав незавершённого трактата «Россия и Запад», задуманного им под впечатлением революционных событий 1848-49 гг.
В данном трактате Тютчев создаёт своего рода образ тысячелетней державы России. Излагая свое «учение об империи» и о характере империи в России, поэт отмечал её «православный характер». В статье «Россия и революция» Тютчевым была проведена мысль, что в «современном мире» существуют только две силы: революционная Европа и консервативная Россия. Тут же излагалась и идея создания союза славянско-православных государств под эгидой России.
В этот период и сама поэзия Тютчева подчинена государственным интересам, как он их понимал. Он создает много «зарифмованных лозунгов» или «публицистических статей в стихах»: «Гус на костре», «Славянам», «Современное», «Ватиканская годовщина».
17 апреля 1858 г. действительный статский советник Тютчев был назначен Председателем комитета иностранной цензуры. На этом посту, несмотря на многочисленные неприятности и столкновения с правительством, Тютчев пробыл 15 лет, вплоть до своей кончины. 30 августа 1865 г. Тютчев был произведен в тайные советники, тем самым достигнув третьей, а фактически и даже второй степени в государственной иерархии.
До самого конца Тютчев интересуется политической ситуацией в Европе. 4 декабря 1872 года поэт утратил свободу движения левой рукой и ощутил резкое ухудшение зрения; его начали одолевать мучительные головные боли. Утром 1 января 1873 года, невзирая на предостережение окружающих, поэт пошёл на прогулку, намереваясь посетить знакомых. На улице с ним случился удар, парализовавший всю левую половину тела. 15 июля 1873 в Царском Селе Тютчев скончался. 18 июля гроб с телом поэта был перевезен из Царского села в Петербург и похоронен на кладбище Новодевичьего монастыря.
**
Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора —
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера:
Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто всё — простор везде,
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде.
Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко еще до первых зимних бурь —
И льется чистая и теплая лазурь
На отдыхающее поле:
**
Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется, —
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать:
**
Последняя любовь
О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней:
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней!
Полнеба обхватила тень,
Лишь там, на западе, бродит сиянье,
Помедли, помедли, вечерний день,
Продлись, продлись, очарованье.
Пускай скудеет в жилах кровь,
Но в сердце не скудеет нежность:
О ты, последняя любовь!
Ты и блаженство, и безнадежность.
**
Природа — сфинкс. И тем она верней
Своим искусом губит человека,
Что, может статься, никакой от века
Загадки нет и не было у ней.
**

  • Авторы
  • Резюме
  • Файлы
  • Ключевые слова
  • Литература

Рубцова Е.В. 1 1 ФГБОУ ВО «Курский государственный медицинский университе» В статье проводится анализ публицистического наследия Ф.И. Тютчева, в результате которого делаются следующие выводы. Характер тютчевской историософии, отраженной в публицистических текстах, предопределен рядом обстоятельств: сложностью и противоречивостью общественно-политического фона 1850-1860 гг., непростыми обстоятельствами судьбы самого мыслителя, включая жизнь в Европе и дипломатическую службу. Ф.И. Тютчев-публицист испытывал влияние общественно-политических взглядов и идей славянофилов – преемников любомудров, но, вместе с тем, он обладал внутренней свободой мысли. В статье анализируется сотрудничество Тютчева со славянофильскими изданиями «Русская беседа», «День», «Москва», с главным редактором И.С. Аксаковым. В оценке любого события Тютчев самостоятелен, как критически оценивая точку зрения единомышленников, так и замечая рациональное звено в суждениях оппонентов. Благодаря этому публицист прозорливо просчитывает перспективу внутренней и внешней политики России. Убежденный монархист, Тютчев критически оценивает политику Николая I, видя в ней неосознанное предательство национальных интересов России, один из факторов распространения чуждых ему революционных идей и движений. Несмотря на то, что Тютчев служил цензором, долгий период возглавлял Комитет иностранной цензуры, он был последовательным сторонником свободы слова и совести. 932 KB Ф.И. Тютчев публицист славянофилы политика национальный интерес 1. Лабанов С.С. Политическая философия Ф.И. Тютчева: Автореф. дис. / Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. – М., 2001. – 24 с. 2. Лэйн Р. Публицистика Тютчева в оценке западноевропейской печати конца 1840-х – нач. 1850-х гг. // Лит.наследство. Т.97. Кн.1. – М., 1988. – С. 231-252. 3. Твардовская В.А. Тютчев в общественной борьбе пореформенной России // Литературное наследство. Т.97. Кн.1. – М., 1988. – С. 132-170. 4. Тютчев Ф.И. Незавершенный трактат «Россия и Запад» // Литературное наследство. Т. 97. Кн. 1. – М., 1988. 5. Тютчев Ф.И. Проблемы творчества и эстетической жизни наследия: сб. научн. трудов. М., 2006. – 640 с. 6. Тютчев Ф.И. ПСС в 6-ти томах. Сост. Б.Н. Тарасов. – М.: Издательский центр «Классика», 2003. 7. Цимбаев Н.И. Славянофильство. Из истории русской общественно-политической мысли XIX века. – М., 1986. – 271 с.

Усиливающийся сегодня интерес к проблеме исторического пути России актуализирует опыт публицистики прошлого, в том числе и Федора Ивановича Тютчева. Цель данной работы – дать системное описание публицистических воззрений Ф.И.Тютчева в соотнесении с внутренними и внешними социально-политическими событиями 1850-1870-х годов и его службой на дипломатическом поприще. Основные задачи состояли в том, чтобы: проанализировать связь его публицистических выступлений с идеологией раннего славянофильства; систематизировать данные об общественно-политических взглядах поэта; охарактеризовать его взгляды на цензуру и свободу печати; проанализировать тематическое своеобразие публицистических выступлений разных лет; выявить значение его публицистического опыта для развития русской общественной мысли в целом.

Один из авторитетных исследователей общественно-политических взглядов Ф.И. Тютчева, В.А. Твардовская отмечает значительность расхождений в оценке его публицистики: «от определения Тютчева как «идеолога самодержавия и апостола всемирной теократии» до утверждения, что поэт «глубоко презирал самодержавно-крепостническую систему, предвидя ее неизбежный крах», а «его консерватизм не был лишен черт стихийной революционности» . Но несмотря на пробелы и сложности в изучении политического мировоззрения, большинство исследователей Тютчева сходятся в утверждении, что рассматривать его взгляды следует в соотнесении с контекстом славянофильского движения.

В начале XX века, когда славянофилов отнесли к реакционному крылу русской мысли, оценка их наследия чрезмерно тенденциозна. Только в конце 1960-х годов отношение к тютчевской публицистике, к тому пониманию истории и национальных традиций, взаимоотношений России и Европы становится более заинтересованным. Среди современных авторов, интерпретирующих вопросы развития славянофильско-ориентированной публицистики, – В.В. Кожинов, И. Виноградов, В.А. Кошелев и др.

В последние годы сформировался внушительный массив исследовательской литературы. В нем выделяются исследования А.Н. Понкратовой, статьи В.А. Твардовской , Р.А. Лэйна , С.С. Лабанова . Наличие этих работ, тем не менее, не исключает востребованности предпринятого исследования, так как публицистика Ф.И. Тютчева будет рассматриваться с учетом общественно-политических реалий 2013-2015 годов.

Ключевая идея славянофильства, помним, – представление об исключительной роли России в мировом цивилизационном процессе. Вместе с Константином и Иваном Аксаковыми, А. Хомяковым Ф.И. Тютчев как в поэтической форме, так и в виде прямого публицистического наставления участвует в оформлении славянофильской доктрины, обосновывает своеобразие, уникальность (в сравнении с Европой) путей российской истории. И это тем необычнее, что значительную часть жизни мыслитель проводит вдали от родины, на собственном опыте сравнивая жизнь в России и Европе.

Тютчева иногда называли «русским выходцем из Европы», намекая на то, что он с ней был связан службой, местом жительства, духом и родством (обе его жены иностранки). Восприимчивость к достижениям европейского прогресса сочетались в нем с исключительной чуткостью к судьбе России.

В.А. Твардовская оспаривает мнение И.С. Аксакова, считавшего, что жизнь за рубежом отдалила Тютчева от России , напротив, «в мыслях Тютчева Россия всегда занимала огромное место… связи с Родиной никогда не прерывались: Тютчев регулярно переписывался с родными, много читал из русской истории и литературы. Россия, в ореоле славы недавних побед над наполеоновской армией, представлялась ему могучим исполином…» .

Публицистические выступления Тютчева европейского периода были очень близки к раннему славянофильству, причем в его либеральном варианте. Прежде всего, отметим то, что Тютчев видит в России будущую основу союза славянских народов, который тем более значим, что это объединение – едва ли не единственная альтернатива надвигающимся с Запада революциям. При этом он нисколько не сомневается, что этот замысел соответствует духу и намерениям всех славянских народов: «Истинный панславизм, – в массах, он проявляется в общении русского солдата с первым встретившимся ему славянским крестьянином, словаком, сербом, болгарином и т.п., даже мадьяром. Все они солидарны между собой по отношению к немцу» . При этом Тютчев решительно отрицает возможные националистические и агрессивные стороны панславизма.

Написанные полтора века назад его статьи во многом совпадают с современными дискуссиями о единой Европе. Его «панславизм» предполагал объединение с целью сопротивления угрозам османизации, культурной и политической агрессии мусульманского мира.

Европейская печать направила против Тютчева целый шквал обвинений в новых имперских амбициях, видя за его идеями стремление России расширить пределы своего могущества за счет подчинения, покорения славянских народов, предрекая, что они неизбежно превратятся во «второстепенные» нации, рабов самодержавия. Тютчев отвергал подобного рода предположения категорично и последовательно. Россия, утверждал он, несет исключительно духовное возрождение. Надо отметить, что впоследствии взгляды Тютчева несколько изменились, и он не исключал возможности занятия русской армией некоторых славянских земель .

При этом, несмотря на очевидную близость мысли Тютчева ключевым идеям славянофильства, сам мыслитель не относил себя к кружку славянофилов и не разделял характерную для славянофильства идею национальной обособленности России от европейской истории, убежденности в том, что она «не причастна ни к европейскому добру, ни к европейскому злу».

Славянофильская основа политических взглядов Ф.И. Тютчева и обстоятельства семейного характера (в середине 1860 Тютчевы ближе сходятся с Аксаковыми, так старшая дочь поэта становится женой И.С. Аксакова) предопределили тот факт, что из всех русских периодических изданий того времени он чаще и охотнее всего сотрудничал именно со славянофильской прессой: «Русская беседа», «День», «Москва», «Москвич».

Так, в 1857–1859 гг. стихи Тютчева регулярно появляются в «Русской беседе». Говоря о сотрудничестве Тютчева с «Русской беседой», отметим, что Тютчев выступает в журнале в первую очередь в литературном отделе. Здесь поэтически осмысливались широко обсуждаемые в тот момент темы: Крымская война, ее цели и страшные следствия, тема судьбы народа, да и в широком смысле тема Судьбы России.

В мае 1858 года, когда крестьянский вопрос волновал русскую общественную мысль, Тютчев поместит в «Русской беседе» социально-политическое стихотворное размышление, очень актуальное на тот момент: «Над этой темною толпой / Непробужденного народа / Взойдешь ли ты когда, Свобода…».

Как видим, здесь явно звучат мотивы ожидания скорого освобождения крестьян, а учитывая, что в это время уже развернулась деятельность Секретного комитета по подготовке реформы, можно предположить, что вопрос отмены крепостного права поэт считает уже решенным. Его интересует то же, что беспокоило всю прогрессивно настроенную журналистику тех лет: насколько реальной окажется эта свобода, на каких условиях будет разворачиваться крестьянская реформа.

В отличие от радикально настроенной публицистики, интересовавшейся в первую очередь экономической составляющей крестьянской реформы, Тютчев размышляет о внутренней готовности масс к свободе, которая тоже может быть тяжелым испытанием для народа, унаследовавшего от веков крепостничества множество «старых, гнилых ран, рубцов насилия и обид», «растленье душ и пустоту». Мыслитель справедливо полагает, что это наследие крепостничества изжить простым указом или правительственным распоряжение не удастся. При этом ни правительство, ни землевладельцы не могут в полной мере помочь одолеть «рабскую психологию».

Еженедельная газета «День» начала выходить 15 октября 1861 года. Редактирует ее вновь И. Аксаков. В переписке Тютчева и Аксакова можно найти многочисленные свидетельства того, что общая концепция этой газеты была близка Тютчеву.

Для Тютчева очень значима была близость с Аксаковым в отношении свободы мнений, тем более что он повсюду (как в административных кругах, так и в литературной среде) видит пренебрежение таким фактором гражданского роста общества, политического прогресса, как свобода печати.

Позиция Тютчева в этом вопросе и сегодня выглядит удивительно актуальной. Особенно если посмотреть на следствия давления на оппозиционные движения и медиаресурсы. И в наше время во многом верным остается тютчевское мнение, что «система предостережений присвоила себе безграничную юрисдикцию по всем вопросам – и решает, как ей угодно, все познаваемое и изглаголенное… и все эти нравственные чудовищности и вопиющие нелепости проявляются у нас с таким милым детским простодушием» .

Еще одна газета, поддержанная Ф. Тютчевым, – «Москва» также выходила под редакцией Аксакова. Из многообразия тем, разрабатываемых новой газетой Аксакова (а по большей мере они касались все-таки внутренней экономической политики русского правительства), Тютчев сосредотачивает свое внимание на темах гласности, в том числе открытости судебного делопроизводства, вопросах развития земства и, главное, на проблемах внешней политики России.

Центральный вопрос, на котором фактически сконцентрированы его публицистические интересы, все тот же – славянский. В убеждениях Тютчева в это время произошли изменения. Но, по определению Б. Тарасова «тютчевский «политический панславизм» все более уступал место «панславизму духовному». Основу объединения он видит в общей культуре, языке (русском), православии, во «взаимной необходимости в этом союзе, оплоте против чужеземных завоевателей и притязаний католицизма» .

Тютчев вслед за славянофильской прессой поддерживал призывы министра иностранных дел Горчакова к выходу России из политической изоляции, ликвидации Парижского трактата, к усилению влияния России на Балканах . Характеризуя современную ему внешнюю политику как миролюбивую и соответствующую национальным интересам России, Тютчев считал, что ее непрерывно надо популяризировать в прессе, в обществе. Газете Аксакова, рассчитанной и на «верхи», отводилась особая роль. Публицист склоняет редактора к тому, чтобы «налечь всей силой убеждений» на внешнеполитическую проблематику, подталкивая к их решению русскую дипломатию. И Аксаков, как правило, соответствовал этому «запросу». К примеру, газета занимала протютчевскую позицию в отношении неприятия наполеоновской Франции, обосновывая необходимость ориентации на Пруссию и др.

Хотя, подчеркивая сходство публицистических оценок Ф.И. Тютчева и идейной концепции газеты И. Аксакова, не следует игнорировать и явного их расхождения. К примеру, Тютчев и Аксаков не сходились в отношении политики в Прибалтике, в вопросах роли русского языка в будущем панславянском государстве и др.

Правительство демонстрирует в отношении славянофильских изданий такую же негибкость, как и с демократической периодикой, не признает никаких отклонений от генерального курса самодержавия. За два года существования «Москва» получила девять предостережений, трижды приостанавливалась и, наконец, в феврале 1868 г. была прекращена .

Парадокс в том, что Тютчев и Аксаков – искренние союзники монархического строя, оказались невостребованными и непонятыми государственными идеологами . Но их деятельное сопротивление давлению на свободу мнений, слова, печати, характерное для обоих, делало их единомышленниками и обеспечило стабильное сотрудничество.

Самостоятельность публицистической позиции Ф.И. Тютчева проявилась в оценках внутренней и внешней политики России. Публицист всегда очень внимательно следит за информационной повесткой дня, и его оценки, как правило, корректировались представлением об особой роли России. Один из серьезных просчетов информационной политики русского правительства он видит в изоляционистской позиции, в последовательном стремлении формировать образы «внутреннего» и «внешнего» врага. По мысли Тютчева официозная печать слишком дистанцировалась от европейской общественной мысли.

Критично Тютчев оценивает все действия монархии в период Крымской войны. Поражение России ему кажется трагической неизбежностью, которую не смогли предугадать правительственные верхи. События войны во многом развеяли утопические представления о правительственной политике, которые были свойственны Ф. Тютчеву до 1848 года. Война выявила извечный русский конфликт: с одной стороны, жертвенность, самоотверженность народа, героизм и мужество воюющих, с другой – фактическое предательство национальных интересов верховной властью. Эту мысль Тютчев прямолинейнее всего выразит в поэтических строках эпитафии Николаю Первому: «Не Богу ты служил и не России…»

Для Тютчева очевидно, что вслед за провалами во внешней политике может последовать столь же тяжелое осложнение положения внутри страны. Главная претензия, предъявляемая им к верхам, это отношение к собственному народу как к вечному несовершеннолетнему, которого надо от всего ограждать.

Как и многие современники, Тютчев колоссальные надежды связывал с новым самодержцем – Александром Вторым. Знавший о его реформаторских амбициях, он горячо их поддерживал. Особенно важными он считал подвижки в крестьянском вопросе, видя в них необходимые шаги к возрождению внутренней мощи Отечества .

В 1856-1860-е годы взгляд Тютчева на общественно-политическую повестку дня выражен наиболее полно, хотя основным средством позиционирования его убеждений выступает поэзия.

Как и многие современники, Тютчев не сомневается, что страна подошла к порогу масштабных, радикальных перемен. Но ни на одну из активизировавшихся общественных сил он не возлагает надежд. Революция для него неприемлема. Позиция либеральной оппозиции также от него далека. Все его реформаторские чаяния связаны с верховной властью, от нее он ждет пробуждения и сознательных поступков. А между тем видит только бессилие правительства.

Четкое представление о кризисе самодержавной власти вынуждает Ф.И. Тютчева резче и категоричнее отзываться о нравственном состоянии и интеллектуальном уровне людей у трона. Пусть не в открытой печати, но в переписке он дает беспощадные характеристики тем, кто в общественном сознании олицетворял сущность власти: Николая Первого, П.А. Шувалова, П.А. Валуева и др.. .

Вероятно, для Тютчева очень важна была мысль о личной ответственности каждого думающего человека и тем более человека, наделенного властью, за судьбы отечества. Иначе чем объяснить такую строгость оценок людей власти при несомненной уверенности, что основы самодержавия, сложившиеся принципы власти по-прежнему должны оставаться вне критики. Тютчевский идеализм заставляет его верить, что если правительство проникнется национальными интересами, станет на прогрессивные позиции – то его политика, не меняя сложившегося уклада жизни, станет другой, соответствующей народным интересам.

Именно поэтому мыслитель, используя как возможности поэтического слова, так и средства печати, старается убедить правительство в необходимости перемен «сверху», прояснить первостепенные задачи внутренней и внешней политики, «осовременить» самодержавие, призвать власть к ответственности.

Как и многие его предшественники, идеализировавшие монархию, Тютчев разграничивает деятельность правительственных чиновников, самодержавного аппарата и саму идею самодержавия. Что сильнее: «русский ли царь или петербургские чиновники», кто одержит верх: тот, кто должен править или те, «путает Россию, а не правит ею» – вот вопросы, которыми задается публицист .

Вполне современно звучат размышления публициста о коррупционности и неукротимой тяге к паразитизму, свойственных русскому чиновничеству, о том, что верхи далеко не всегда осведомлены о том, что происходит на местах. Фактически Тютчев говорит о двоевластии – «верховной власти самодержавия, не ведающего, что? творят его министры и чиновники, и «клики» чиновников и министров, орудующей вопреки высшей воле «помазанника божьего» .

Открытый критицизм по отношению к тем, кто злоупотребляет своим государственным положением, необходим. Печать должна быть свободнее в суждениях о людях власти с тем, чтобы не расшатывать, а именно укреплять существующий строй, служить на пользу государству. Любая власть требует конструктивной критики, обновления, а в политике русского самодержавия все чаще чувствуется пристрастие к лжестабильности.

Отмечает мыслитель и растущую бездуховность власти, ее ханжеское отношение к православию (его духу), кризис идеологии, падение морального авторитета власти, бессознательную боязнь идейных дискуссий, пристрастие к ограничительно-репрессивным мерам. Но даже в этом Тютчев видит не проявление сущности самодержавия, а отклонения от нее. Это позволяет нам отнести Тютчева, несмотря на последовательную критику внутренней и внешней политики, чиновников, к публицистам имперской направленности.

Библиографическая ссылка

Рубцова Е.В. ФИЛОСОФСКИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ Ф.И. ТЮТЧЕВА И ИХ ПРОЕКЦИЯ В ПУБЛИЦИСТИКЕ И ОБЩЕСТВЕННО-ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – № 11-6. – С. 1218-1222;
URL: https://applied-research.ru/ru/article/view?id=10759 (дата обращения: 04.01.2020). Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания» (Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления) «Современные проблемы науки и образования» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.791 «Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074 «Современные наукоемкие технологии» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.909 «Успехи современного естествознания» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.736 «Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований» ИФ РИНЦ = 0.570 «Международный журнал экспериментального образования» ИФ РИНЦ = 0.431 «Научное Обозрение. Биологические Науки» ИФ РИНЦ = 0.303 «Научное Обозрение. Медицинские Науки» ИФ РИНЦ = 0.380 «Научное Обозрение. Экономические Науки» ИФ РИНЦ = 0.600 «Научное Обозрение. Педагогические Науки» ИФ РИНЦ = 0.308 «European journal of natural history» ИФ РИНЦ = 1.369 Издание научной и учебно-методической литературы ISBN РИНЦ DOI

Политическе и историко-филосовские взгляды тютчева

Литературное наследие его невелико: несколько публицистических статей и около 50 переводных и 250 оригинальных стихотворений, среди которых довольно много неудачных. Зато среди остальных есть жемчужины философской лирики, бессмертные и недосягаемые по глубине мысли, силе и сжатости выражения, размаху вдохновения. Как поэт Тютчев сложился на рубеже 1820–1830 х гг. К этому времени относятся шедевры его лирики: «Бессонница», «Летний вечер», «Видение», «Последний катаклизм», «Как океан объемлет шар земной», «Цицерон», «Весенние воды», «Осенний вечер» и др. Проникнутая страстной, напряженной мыслью и одновременно острым чувством трагизма жизни, лирика Тютчева художественно выразила сложность и противоречивость действительности. Философские взгляды Тютчева формировались под воздействием натурфилософских взглядов Ф. Шеллинга. Лирика Тютчева пропитана тревогой. Мир, природа, человек предстают в его стихах в постоянном столкновении противоборствующих сил. Человек обречен на «безнадежный», «неравный» бой, «отчаянную» борьбу с жизнью, роком, самим собой. Особое тяготение проявляет поэт к изображению бурь и гроз в природе и в человеческой душе. Образы природы в поздней лирике окрашиваются прежде отсутствующим в них национально русским колоритом. Тютчев наряду с Е. А. Баратынским – крупнейший представитель русской философской лирики XIX в. Художественный метод Тютчева отражает общее для русской поэзии движение от романтизма к реализму. Дарование Тютчева, который охотно обращался к стихийным основам бытия, само имело нечто стихийное. Идейное содержание философской лирики Тютчева значительно не столько своим разнообразием, сколько глубиной. Наименьшее место занимает здесь лирика сострадания, представленная, однако, такими захватывающими произведениями, как «Слезы людские» и «Пошли, Господь, свою отраду». Пределы, поставленные человеческому познанию, ограниченность знания «человеческого Я», слияния человека с жизнью природы, описания природы, нежное и безотрадное признание ограниченности человеческой любви – таковы господствующие мотивы философской поэзии Тютчева. Но есть еще один мотив – это мотив хаотической, мистической первоосновы жизни. Здесь Тютчев действительно является вполне своеобразным и если не единственным, то, наверное, самым сильным во всей поэтической литературе». В этом мотиве отражается вся поэзия Тютчева. Стихотворения «Святая ночь», «О чем ты воешь, ветр ночной», «О, вещая душа моя», «Как океан объемлет шар земной», «Ночные голоса», «Ночное небо», «День и ночь», «Безумие» и другие представляют собой единственную в своем роде лирическую философию хаоса, стихийного безобразия и безумия. И описания природы, и отзвуки любви проникнуты у Тютчева этим сознанием: за всем этим скрывается их роковая сущность, таинственная, отрицательная и страшная. Поэтому его философское раздумье всегда пронизано грустью, тоскливым сознанием своей ограниченности и преклонением пред неустранимым роком. Лишь политическая поэзия Тютчева запечатлена бодростью, силой и надеждами, которые иногда обманывали поэта. Политические стихотворения Тютчева уступают его философской лирике. Чтобы быть настоящим поэтом того направления, в котором писал Тютчев, надо было любить искренне Россию, знать ее, верить в нее. Этого, по собственным признаниям Тютчева, у него не было. Пробыв с 18 до 40 лет за границей, поэт не знал родины и в целом ряде стихотворений («На возвратном пути», «Вновь твои я вижу очи», «Итак, опять увидел я», «Глядел я, стоя над Невой») признавался, что родина ему не мила и не была «для души его родимым краем». Значение Тютчева в развитии русской лирической поэзии определяется его историческим положением: он, ученик Пушкина, стал учителем лириков послепушкинского периода. Его оценили раньше других Некрасов и Тургенев. Как и предсказывал Тургенев, Тютчев остался до сих пор поэтом немногих ценителей; волна общественной реакции лишь временно расширяла его известность, представляя его певцом своих настроений. Тютчев вошел в историю русской литературы как могучий, бессмертный представитель философской лирики, учитель поэзии для поэтов.

Запрос «Тютчев» перенаправляется сюда; см. также другие значения.

Фёдор Тютчев

220px
Фёдор Тютчев, Литография Ф.А. Брокгауза по фото С. Левицкого (1873)

Дата рождения:

23 ноября (5 декабря) 1803

Место рождения:

Овстуг, Брянский уезд, Орловская губерния, Российская империя

Дата смерти:

15 (27) июля 1873 (69 лет)

Место смерти:

Царское Село, Российская империя

Род деятельности:

поэт, публицист, дипломат

Годы творчества:

1813—1873

Направление:

романтизм

Жанр:

фрагмент

Произведения на сайте Lib.ru

Произведения в Викитеке.

Фёдор Ива́нович Тю́тчев (23 ноября (5 декабря) 1803, Овстуг, Брянский уезд, Орловская губерния — 15 (27) июля 1873, Царское Село) — русский поэт, дипломат, консервативный публицист, член-корреспондент Петербургской АН с 1857 г.

Биография Править

Отец — Иван Николаевич Тютчев (1768—1846). Происходил из старинного дворянского рода.

Тютчев получил домашнее образование под руководством Семёна Раича, ставшего также впоследствии учителем Михаила Лермонтова. Изучил латынь и древнеримскую поэзию, в тринадцать лет переводил оды Горация. Продолжил гуманитарное образование на Словесном отделении в Московском университете, где его преподавателями были Алексей Мерзляков и Михаил Каченовский. Ещё до зачисления в число студентов, в 1818 избран сотрудником Общества любителей российской словесности.

Получив аттестат об окончании университета в 1821, Тютчев поступает на службу в Государственную Коллегию Иностранных Дел и отправляется в Мюнхен в качестве внештатного атташе российской дипломатической миссии. Здесь он знакомится с Шеллингом и Гейне и женится на Элеоноре Петерсон, урождённой графине Ботмер, от которой имеет трех дочерей. Старшая из них, Анна, позже выходит замуж за Ивана Аксакова.

Пароход «Николай 2», на котором семья Тютчева едет из Петербурга в Турин, терпит бедствие в Балтийском море. При спасении Элеоноре и детям помогает плывший на том же пароходе Иван Тургенев. Эта катастрофа серьёзно подкосила здоровье Элеоноры Тютчевой. В 1838 она умирает. Тютчев настолько опечален, что, проведя ночь у гроба покойной супруги, поседел за несколько часов. Однако уже в 1839 Тютчев сочетается браком с Эрнестиной Дёрнберг (урождённой Пфеффель), связь с которой, по всей видимости, имел ещё будучи женатым на Элеоноре. Первая жена, крайне раздосадованная изменой супруга, пыталась даже покончить с собой. Сохранились воспоминания Эрнестины об одном бале в феврале 1833, на котором её первый муж почувствовал себя нездоровым. Не желая мешать жене веселиться, господин Дёрнберг решил уехать домой один. Обратившись к молодому русскому, с которым разговаривала баронесса, он сказал: «Поручаю вам мою жену». Этим русским был Тютчев. Через несколько дней барон Дёрнберг умер от тифа, эпидемия которого охватила в то время Мюнхен.

В 1839 году дипломатическая деятельность Тютчева внезапно прервалась, но до 1844 года он продолжал жить за границей. В 1843 г. он встретился с всесильным начальником III отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярия А.Х. Бенкендорфом. Итогом этой встречи стала поддержка императором Николаем I всех инициатив Тютчева в работе по созданию позитивного облика России на Западе. Тютчеву дали добро на самостоятельное выступление в печати по политическим проблемам взаимоотношений между Европой и Россией.

Большой интерес Николая I вызвала анонимно опубликованная Тютчевым брошюра «Россия и Германия» (1844). Эта работа была предоставлена императору, который, как сообщил родителям Тютчев, «нашел в ней все свои мысли и будто бы поинтересовался, кто ее автор».

Активность Тютчева не осталась без внимания. Вернувшись в Россию в 1844 году, он вновь поступил в министерство иностранных дел (1845), где с 1848 года занимал должность старшего цензора. Будучи им он не разрешил распространять в России манифест коммунистической партии на русском языке, заявляя что «кому надо, прочтут и на немецком». Совсем не печатая в эти годы стихотворений, Тютчев выступает с публицистическими статьями на французском языке: «Письмо к г-ну доктору Кольбу» (1844), «Записка царю» (1845), «Россия и революция» (1849), «Папство и римский вопрос»(1850), а также позднее, уже в России написанная статья «О цензуре в России» (1857). Две последние являются одними из глав задуманного им под впечатлением революционных событий 1848-49 гг., но не завершенного трактата «Россия и Запад».

В данном трактате Тютчев создает своего рода образ тысячелетней державы России. Излагая свое «учение об империи» и о характере империи в России, поэт отмечал ее «православный характер». В статье «Россия и революция» Тютчевым была проведена мысль, что в «современном мире» существуют только две силы: революционная Европа и консервативная Россия. Тут же излагалась и идея создания союза славянско-православных государств под эгидой России.

В этот период и сама поэзия Тютчева подчинена государственным интересам, как он их понимал. Он создает много «зарифмованных лозунгов» или «публицистических статей в стихах»: «Гус на костре», «Славянам», «Современное», «Ватиканская годовщина».

17 апреля 1858 г. действительный статский советник Тютчев был назначен Председателем комитета иностранной цензуры. На этом посту, несмотря на многочисленные неприятности и столкновения с правительством, Тютчев пробыл 15 лет, вплоть до своей кончины. 30 августа 1865 г. Тютчев был произведен в тайные советники, тем самым достигнув третьей, а фактически и даже второй степени в государственной иерархии.

До самого конца Тютчев интересуется политической ситуацией в Европе. 4 декабря 1872 года поэт утратил свободу движения левой рукой и ощутил резкое ухудшение зрения; его начали одолевать мучительные головные боли. Утром 1 января 1873 года, невзирая на предостережение окружающих, поэт пошёл на прогулку, намереваясь посетить знакомых. На улице с ним случился удар, парализовавший всю левую половину тела. 15 июля 1873 в Царском Селе Тютчев скончался. 18 июля гроб с телом поэта был перевезен из Царского села в Петербург и похоронен на кладбище Новодевичьего монастыря.

> Адреса в Санкт-Петербурге Править

1854—1872 — дом Армянской церкви святой Екатерины — Невский проспект, 42. Он также проживал три года в Японии на острове Окинава.

Адреса в Москве Править

  • 1807 — бывшая усадьба графа Остермана (XVIII век) — бывший Мясницкий полицейский дом (XIX в). — Хитровский переулок угол Малого Трёхсвятительского переулка
  • в Церкви Трёх Святителей, что на Кулишках, крестили сестру Ф.И. Тютчева, отпевали его малолетнего брата (в обоих случаях несовершеннолетний будущий поэт был восприемником).

Поэтика Править

Файл:Fyodor Tyutchev.jpg

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить

По мнению Ю. Н. Тынянова, небольшие стихотворения Тютчева — это продукт разложения объёмных произведений одического жанра, развившегося в русской поэзии XVIII века (Державин, Ломоносов). Он называет форму Тютчева «фрагментом», который есть сжатая до краткого текста ода. «Благодаря этому композиционные структуры у Тютчева максимально напряжены и выглядят гиперкомпенсацией конструктивных усилий» (Ю. Н. Чумаков). Отсюда же «образный преизбыток», «перенасыщенность компонентов различных порядков», позволяющие проникновенно передавать трагическое ощущение космических противоречий бытия.

Один из первых серьёзных исследователей Тютчева Л. В. Пумпянский считает характернейшей чертой поэтики Тютчева т. н. «дублеты» — повторяющиеся из стихотворения в стихотворение образы, варьирующие схожие темы «с сохранением всех главных отличительных её особенностей»:

Небесный свод, горящий славой звездной
Таинственно глядит из глубины, —
И мы плывем, пылающею бездной
Со всех сторон окружены.
(«Как океан объёмлет шар земной…»)

и:

Она, между двойною бездной,
Лелеет твой всезрящий сон —
И полной славой тверди звездной
Ты отовсюду окружен.
(«Лебедь») <p /> Это обусловливает тематическое и мотивное единство лирики Тютчева, составными частями которого выступают как раз тыняновские «фрагменты». Таким образом, по словам Романа Лейбова, «интерпретатор сталкивается с известным парадоксом: с одной стороны, „никакое отдельное стихотворение Тютчева не раскроется нам в всей своей глубине, если рассматривать его как самостоятельную единицу“ . С другой стороны — тютчевский корпус откровенно „случаен“, перед нами тексты, не прикрепленные институционально к словесности, не поддержанные авторской волей, отражающие гипотетическое „тютчевское наследие“ заведомо неполно. „Единство“ и „теснота“ тютчевского поэтического наследия позволяют сопоставлять его с фольклором».

Весьма важным для понимания поэтики Тютчева является его принципиальная дистанцированность от литературного процесса, нежелание видеть себя в роли профессионального литератора и даже пренебрежение к результатам собственного творчества. По всей видимости, это «Тютчев не пишет стихов, записывая уже сложившиеся текстовые блоки. В ряде случаев мы имеем возможность наблюдать за тем, как идет работа над первоначальными вариантами тютчевских текстов: к смутному, часто оформленному тавтологически (ещё одна параллель с фольклорной лирикой) ядру Тютчев прилагает разного рода „правильные“ риторические устройства, заботясь об устранении тавтологий, разъяснении аллегорических смыслов (тютчевский текст в этом смысле развертывается во времени, повторяя общие черты эволюции поэтических приемов, описанные в работах А. Н. Веселовского, посвященных параллелизму — от нерасчлененного отождествления явлений разных рядов к сложной аналогии). Часто именно на позднем этапе работы над текстом (соответствующем закреплению его письменного статуса) местоименно вводится лирический субъект» (Роман Лейбов «„Лирический фрагмент“ Тютчева: жанр и контекст»).

Периодизация Править

Файл:Tyutchev memorial Bryansk.jpg

Согласно Юрию Лотману, составляющее немногим более 400 стихотворений творчество Тютчева при всем его внутреннем единстве можно разделить на три периода:

1-й период — начальный, 10-е — начало 20-х годов, когда Тютчев создает свои юношеские стихи, архаичные по стилю и близкие к поэзии XVIII века.

2-й период — вторая половина 20-х — 40-е годы, начиная со стихотворения «Проблеск», в творчестве Тютчева заметны уже черты его оригинальной поэтики. Это сплав русской одической поэзии XVIII века и традиции европейского романтизма.

3-й период — 50-е — начало 70-х годов. Этот период отделен от предыдущего десятилетием 40-х годов, когда Тютчев почти не пишет стихов. В этот период создаются многочисленные политические стихотворения, стихотворения «на случай» и пронзительный «денисьевский цикл». Журнал Современник

Любовная лирика Править

В любовной лирике Тютчев создает ряд стихотворений, которые принято объединять в «любовно-трагедийный» цикл, называемый «денисьевским циклом», так как большинство принадлежащих к нему стихотворений посвящено Е. А. Денисьевой. Характерное для них осмысление любви как трагедии, как фатальной силы, ведущей к опустошению и гибели, встречается и в раннем творчестве Тютчева, поэтому правильнее было бы назвать относящиеся к «денисьевскому циклу» стихотворения без привязки к биографии поэта. Сам Тютчев в формировании «цикла» участия не принимал, поэтому зачастую неясно, к кому обращены те или иные стихи — к Е. А. Денисьевой или жене Эрнестине. В тютчеведении не раз подчеркивалось сходство «денисьевского цикла» с жанром лирического дневника (исповедальность) и мотивами романов Достоевского (болезненность чувства).

До нас дошло более 1200 писем Тютчева.

Тютчев и Пушкин Править

В 1920-х годах Ю. Н. Тынянов выдвинул теорию о том, что Тютчев и Пушкин принадлежат к настолько различным направлениям русской литературы, что это различие исключает даже признание одного поэта другим. Позднее такая версия была оспорена и обосновано (в том числе документально), что Пушкин вполне осознанно поместил стихи Тютчева в «Современнике», настаивал перед цензурой на замене исключённых строф стихотворения «Не то, что мните вы, природа…» рядами точек, считая неправильным никак не обозначать отброшенные строки, и в целом относился к творчеству Тютчева весьма сочувственно.

Тем не менее, поэтическая образность Тютчева и Пушкина в самом деле серьёзно различаются. Н. В. Королёва формулирует разницу так: «Пушкин рисует человека, живущего кипучей, реальной, подчас даже будничной жизнью, Тютчев — человека вне будней, иногда даже вне реальности, вслушивающегося в мгновенный звон эоловой арфы, впитывающего в себя красоту природы и преклоняющегося перед нею, тоскующего перед „глухими времени стенаньями“» (1). Тютчев посвятил Пушкину два стихотворения: «К оде Пушкина на Вольность» и «29 января 1837», последнее из которых кардинально отличается от произведений других поэтов на смерть Пушкина отсутствием прямых пушкинских реминисценций и архаизированным языком в своей стилистике.

Файл:Est v oseni pervonachalnoj (aut).jpg

Музеи Править

Имеется музей-усадьба поэта в подмосковном Муранове, доставшаяся во владение потомкам поэта, которые и собрали там мемориальные экспонаты. Сам Тютчев, по всей видимости, в Муранове никогда не был. 27 июля 2006 года от удара молнии в музее вспыхнул пожар на площади в 500 м², в борьбе с огнём пострадали двое сотрудников музея, которым удалось спасти часть экспонатов.

Родовое поместье Тютчевых находилось в селе Овстуг (ныне Жуковский район Брянской области). Центральное здание усадьбы, в связи с ветхим состоянием, в 1914 году было разобрано на кирпич, из которого было построено здание волостного правления (сохранилось; ныне — музей истории села Овстуг). Парк с прудом долгое время находились в запущенном состоянии. Восстановление усадьбы началось в 1957 году благодаря энтузиазму В. Д. Гамолина: под создаванный музей Ф. И. Тютчева было передано сохранившееся здание сельской школы (1871), восстановлен парк, установлен бюст Ф. И. Тютчева, а в 1980-е годы по сохранившимся эскизам воссоздано здание усадьбы, в которое в 1986 году и переместилась экспозиция музея (включает несколько тысяч подлинных экспонатов). В прежнем здании музея (бывшей школе) находится картинная галерея. В 2003 году в Овстуге восстановлено здание Успенской церкви.

Родовое поместье в с. Знаменское (на реке Катка) недалеко от Углича (Ярославская область). До сих пор сохранился дом, полуразрушенная церковь и необычайной красоты парк. В ближайшем будущем планируется реконструкция усадьбы. Когда началась война с французами в 1812 году, Тютчевы собрались в эвакуацию. Семейство Тютчевых выехало не в Ярославль, а в Ярославскую губернию, в село Знаменское. Там жила бабушка Федора Ивановича Тютчева со стороны его отца. Пелагея Денисовна давно и тяжело болела. Родные застали бабушку живой, но 3 декабря 1812 года она скончалась. Вероятно, после кончины бабушки они прожили в Знаменском 40 дней по русскому обычаю. Иван Николаевич (отец поэта) отправил своего управляющего в Москву, чтобы узнать, как там обстоят дела. Управляющий, вернувшись, доложил: Наполеон из Первопрестольной ушел, дом барский цел, только жить в Москве тяжело — есть нечего, дров нет. Иван Николаевич с семейством решили в столицу не возвращаться, а ехать в свое имение в Овстуг. Из Знаменского с ними выехал и Раич, будущий наставник и друг Феденьки Тютчева. Через полтора года после смерти бабушки начался раздел всего имущества. Он должен был происходить между тремя сыновьями. Но поскольку старший Дмитрий был отринут семейством за женитьбу без родительского благословения, в разделе могли участвовать двое: Николай Николаевич и Иван Николаевич. Но Знаменское было неделимым имением, своеобразным тютчевским майоратом. Его нельзя было делить, менять или продавать. Братья в Знаменском давно не жили: Николай Николаевич находился в Санкт-Петербурге, Иван Николаевич — в Москве, к тому же у него уже было имение в Брянской губернии. Таким образом, Знаменское получил Николай Николаевич. В конце 20-х годов умер Николай Николаевич. Иван Николаевич (отец поэта) стал опекуном детей брата. Все они осели в Москве и Петербурге за исключением Алексея, который жил в Знаменском. Вот от него и пошла так называемая «ярославская» ветка Тютчевых. Его сын, Александр Алексеевич Тютчев, то есть племянник Федора Ивановича, 20 лет был уездным предводителем дворянства. И он же — последний помещик Знаменского.

Файл:MonumentTutchev.JPG > См. также Править

  • Умом Россию не понять — о знаменитом четверостишии Тютчева.
  • Тютчеведы
  • Афанасий Фет

Файл:Owstug.JPG

Ссылки Править

30px

Тютчев в Викицитатнике

30px

Тютчев в Викитеке

30px

Тютчев на Викискладе

  • С. Лабанов. «Федор Тютчев: поэт, дипломат, политический публицист»
  • Тексты Тютчева в Фундаментальной электронной библиотеке
  • Тютчевиана. Сайт рабочей группы по изучению творчества Ф. И. Тютчева
  • Тютчев, Фёдор Иванович в библиотеке Максима Мошкова
  • Стихи Тютчева
  • Письма Ф. И. Тютчева к родителям 11 писем 1837-1846 годов из Петербурга, Любека, Мюнхена и Ревеля
  • Слушать: Стихи Тютчева читают И. Смоктуновский, М. Козаков и др.

Примечания Править

ar:فيودور إيفانوفيتش تيوتشيف

Тютчев о Николае 1-м

В письме жене после падения Севастополя:
«Для того, чтобы создать такое безвыходное положение, нужна была чудовищная тупость этого злосчастного человека, который в течение своего тридцатилетнего царствования, находясь постоянно в самых выгодных условиях, ничем не воспользовался и все упустил, умудрившись завязать борьбу при самых невозможных обстоятельствах».
А на смерть Николая Тютчев откликнулся такими стихами:
Не Богу ты служил и не России,
Служил лишь суете своей,
И все дела твои, и добрые, и злые, —
Все было ложь в тебе, все призраки пустые:
Ты был не царь, а лицедей.
З.Ы. Насколько я могу судить, у нас сейчас хватает людей, склонных весьма высоко оценивать личность и деятельность Николая 1-го, отчасти в силу собств. весьма малых знаний истории Отечества (а с этим у нас дела вообще оч. плохо обстоят, увы), отчасти в силу понятной в наше поганое время, когда Россия фактически раздроблена и превращена в ряд зависимых полуколоний, тоски по величию и мощи страны. На этом совр. фоне Российская империя времен Николая 1-го выглядит (если не присматриваться и списывать все дальнейшее исключительно на происки зловредного Запада и «внутренних врагов») мощной державой и чуть ли европейским гегемоном своего времени. Но это только фасад, видимость. Прочной экономической, технической, социальной и политической базы за этим фасадом не было и в немалой степени — не было именно благодаря Николаю 1-му и проводимой им политики консервации старого, крепостнического порядка. Николай бездарно промотал наследие своих предшественников — пик реальной мощи и влияния РИ пришелся либо на начало его царствования, либо на время правления его ст. брата — Александра 1-го (который в общем, тоже постарался — во многом политика Николая 1-го есть продолжение политики Александра, особенно характерны тут роль и личность Аракчеева при обоих императорах и все, что связано с т.н. «Священным союзом» и политикой подавления по всей Европе революции или того, что за революцию Александром и Николаем принималось). Итак, Николай 1-й:
во-первых превратил РИ в полицейское гос-во (к чему, впрочем, старательно вели дело и его предшественники на троне — и Александр и Павел, да и вообще для абсолютизма это свойственно) — причем это было не полицеское гос-во по нашим совр. либерастам, а настоящее — вот как вы полагаете, это нормально, когда император устанавливает — представители какой соц. группы должны носить усы или бакенбарды, а какой — не имеют такого права?
во-вторых, Николай фактически заморозил на 25-30 лет дело уничтожения позорнейшей крепостной зависимости русских крестьян, вполне проявив себя и тут, как везде, первым и главным помещиком и крепостником страны, в-третьих, он всячески зажимал промышленное и техническое развитие страны, затормозив его настолько, что это уже не давало оставаться на равных с передовыми европейскими даже русской армии, которая вроде бы была особым предметом забот Николая (тут надо еще понимать, что, как и все пр. Голштейн-Готторпы, начиная с Павла, Николай именно наст. военного дела, наст. войны и наст. военной подготовки — учить войска тому, что необходимо на войне — никогда не знал, не чувствовал и не понимал (будучи зато, так же, как и его отец и братья, буквально помешанным на внешней красивости и игре в солдатики — парадах, шагистике, «балете»).
Ну и в четвертых, Николай, взявшись фактически единолично рулить русской дипломатией и считая себя и свою империю всесильной, «обеспечил» своей внешней политикой России полную изоляцию и безнадежную в плане победы войну с европейской коалицией. Это помимо вреднейшего и ненужнейшего России подавления венгерской революции русской армией и спасения Австрийской империи — за что Габсбургская монархия и «отблагодарила» и Николая и царскую Россию во время Крымской войны сполна. Таковы основные «успехи и достижения» императора Николая 1-го, он же Николай Палкин.

Императору Николаю I (Людвиг I; Тютчев)/ПСС 2002 (СО)

<С немецкого>

О Николай, народов победитель,
Ты имя оправдал свое! Ты победил!
Ты, господом воздвигнутый воитель,
Неистовство врагов его смирил…
5 Настал конец жестоких испытаний,
Настал конец неизреченных мук.
‎Ликуйте, христиане!
‎Ваш бог, бог милостей и браней,
Исторг кровавый скиптр из нечестивых рук.
10 Тебе, тебе, послу его велений —
Кому сам Бог вручил свой страшный меч, —
Известь народ его из смертной тени
И вековую цепь навек рассечь.
Над избранной, о царь, твоей главою
15 Как солнце просияла благодать!
‎Бледнея пред тобою,
‎Луна покрылась тьмою —
Владычеству Корана не восстать…
Твой гневный глас послыша в отдаленье,
20 Содроглися Османовы врата:
Твоей руки одно лишь мановенье —
И в прах падут к подножию Креста.
Сверши свой труд, сверши людей спасенье.
Реки: «Да будет свет» — и будет свет!
25 ‎Довольно крови, слез пролитых,
‎Довольно жен, детей избитых,
Довольно над Христом ругался Магомет!..
Твоя душа мирской не жаждет славы,
Не на земное устремлен твой взор.
30 Но Тот, о царь, кем держатся державы,
Врагам своим изрек их приговор…
Он Сам от них лицо свое отводит,
Их злую власть давно подмыла кровь,
Над их главою ангел смерти бродит,
35 ‎Стамбул исходит —
Константинополь воскресает вновь…