Жизнь сельского священника

Жизнь жены священника

Как-то раз я стала свидетельницей слезной просьбы молоденького иерея, обращенной к о.Ионе (Игнатенко): “Помолитесь, батюшка, за мою матушку — несерьезная у меня матушка”. Не зря плакал молодой иерей, ведь несчастные браки священников больно бьют по приходу. Слабые в вере отпадают от церкви, и для всех без исключения развод или ссора священника с женой становятся искушением. Счастье батюшки и благополучие прихода целиком зависят от матушки.

Жизнь супруги священника можно описать кратко: бесконечный труд, терпение, молитва. Это не похвальба — Господь ставит в такие условия, что матушке остается лишь соответствовать им.

О лишениях и смирении

Жизнь матушки неразрывно связана со служением мужа. Особенно в маленьких городках и селах, где каждый знает супругу священника. По меткому выражению одного протоиерея, жизнь на приходе подобна жизни в аквариуме — у всех на виду. С одной стороны, это довольно неприятно. С другой — дисциплинирует матушку. К примеру, выйдет супружница священническая в город в брюках — обязательно кого-нибудь знакомого встретит, — неудобно. Приходится ходить в юбке. Приходится не кричать на мужа. Или кричать тихо, чтоб никто не знал. И «пилить» его тихо. И тихо хотеть внимания и ласки. И новое платье хотеть тихо. Или вообще молча.

Жизнь матушки — это лишения. Прокормить семью, и часто многодетную, батюшке одному не под силу. Приходится смиряться всем членам семьи — дети донашивают чужую одежду, матушка и батюшка ходят в чем придется. И когда встает вопрос, что покупать — батюшке новый подрясник или платье матушке, выбор падает на подрясник. Ведь батюшке нужно ездить на собрания, архиерейские службы, по делам. Если матушка работает, ей приходится совмещать работу с воспитанием детей, служением в церкви, домашними заботами. На сельском приходе ко всему добавляются огород и домашний скот.

Проповедница, организатор, психолог

Как всякая христианка, супруга священника несет миру свет Христов. Она невольно становится миссионером, человеком, проповедующим Евангелие. И проповедь эта может быть совершенно безгласной. Поведение матушки, ее речь, поступки находятся под пристальным наблюдением как христиан, так и атеистов. К тому же, всегда встречаются люди, которые хотят узнать о Христе, Церкви Христовой. Матушка должна быть образованной, уметь ответить на вопросы грамотно и исчерпывающе. Бытует такое выражение, что матушка — это священник в юбке. Действительно, за советом к супруге священника часто обращаются женщины, особенно ровесницы.

Матушка, без преувеличения, центр приходской жизни. Ей приходится организовывать детские утренники, социальную работу, трапезы и уборку в храме. Матушка-регент проводит спевки хора, разучивает новые песнопения, руководит хористами во время службы.

Часто матушка выполняет роль личного психолога мужа. Бывают у батюшки моменты и даже периоды уныния, расслабленности и упадка сил. Матушка утешает, ободряет, выслушивает и мотивирует двигаться дальше.

Духовная жизнь

Самое важное в жизни матушки — молитва. Поначалу Господь учит молитве в ожидании деток. Тяжелая беременность или бесплодие рождают горячую молитву. Затем начинается молитва о благополучных родах, о здравии малыша. О семейном благополучии, о батюшке и приходе. О родителях и родственниках. О друзьях и знакомых. О обидящих и ненавидящих. О спасении души и даровании благодати.

Без молитвы семья священника обречена на смерть. И пока батюшка трудится для Церкви, матушка хранит семейный очаг.

Матушкой быть нелегко. Но когда совсем уж трудно, на помощь приходит Господь. Сам лично. Ему становится жаль своих многопопечительных Марф. Он говорит “Марфо, Марфо, печешися и молвиши о мнозем…” и отирает слезы с глаз.

Отец Артемий Владимиров: в браке не бывает пустяков

Мы работаем на добровольных началах, поэтому будем рады, если вы поддержите проект лайком и репостом в социальных сетях. Храни Господь!

Будни и чудеса сельского прихода

Священник Сергий Бегиян – постоянный и любимый многими автор портала Православие.Ru – окормляет несколько сел и деревень в Белоруссии. Мы попросили батюшку, журналиста по светскому образованию, рассказать о буднях, скорбях и радостях своего священнического служения в белорусской глубинке.

Священник Сергий Бегиян с прихожанами

  • О сельском приходе замолвите слово…
    • «Сам читаю, сам пою, сам кадило подаю»
    • Пока в селе функционирует храм
    • Главнейшее здание
    • От молитвослова к молотку
    • Отшельник поневоле
  • Четыре остановки
    • Новоколосово
    • Кучкуны
    • Туленка
    • Жуков Борок
  • Просьба боголюбцам

О сельском приходе замолвите слово…

Сельский приход разительно отличается от городского своим составом, буднями и задачами. Для священника жизнь на таком приходе – это своеобразное отшельничество, сопряженное с нелегким трудом.

«Сам читаю, сам пою, сам кадило подаю»

Священник Сергий Бегиян У городского настоятеля в распоряжении – человеческие ресурсы и финансовые потоки. У него есть диакон, псаломщик, пономарь, хор, казначей-бухгалтер (или даже бухгалтерия, если приход велик), просфорник, преподаватели воскресной школы, завхоз (эконом) и, наконец, второй, третий, четвертый (и так далее) священник. Деревенский священник вынужден почти все эти должности совмещать в своем лице. Недаром появилась поговорка: «Сам читаю, сам пою, сам кадило подаю». Это про сельского батюшку. Да, по уставу в каждом приходе должен быть и казначей, и помощник настоятеля, и актив прихода. Однако реальность такова, что большая часть деревень – вымирающие. Поэтому на многих приходах есть деревни, где численность населения может составлять 150–100–50 и т.д. человек, большая часть из которых – пенсионеры. Если в таких местах на воскресную службу приходит 20 бабушек – это уже радость для священника: значит, собралось почти 100% верных. В этом случае практически невозможно не то что организовать вменяемый хор или найти сведущего казначея, а элементарно подыскать мужчину на должность пономаря. Поэтому нельзя укорять сельское духовенство за отсутствие воскресных школ, приходских сайтов и газет, миссионерской и просветительской деятельности. Служение Литургии практически в одиночку на подобном приходе – самая сильная проповедь христианства.

В деревне все знают, где и как живет сельский священник

Сельский приход – это проверка пастыря, проверка христианина и проверка просто человека. Городской батюшка большинству своих прихожан виден только в храме. Мало кто знает, где он живет (разве что соседи), а тем более как он живет. А если пастырь живет в другом конце города, то никому вообще не будут знакомы ни его матушка, ни чада. Семейная жизнь такого священника остается делом личным и неприкосновенным. Сельский священник не имеет роскоши анонимной жизни. В деревне все знают, где он живет и как он живет. Все знают в лицо и по имени и матушку, и всех детей. Все, что происходит во дворе сельского священника и что слышно из его дома, обрастет, как снежный ком, небылицами и мифами и пойдет гулять из дома в дом. И мифы эти по фантастичности не уступают древнегреческим.

Если священник небрежет о приусадебном участке (как, например, я), то его тут же назовут лентяем. Если он, наоборот, слишком налегает на крестьянский труд, ему грозит обвинение в жадности. И так во всем: что бы сельский священник ни делал, все его поступки злонамеренные люди видят как будто через кривое зеркало, осколок которого попал в глаз Каю.

Как правило, подобные сплетни происходят не из уст прихожан, а людей маловерных и религиозно безграмотных. Откуда происходят всевозможные клеветы и хуления в адрес священства? Я не могу сказать, конечно же, что духовенство, и городское, и сельское, совершенно безгрешно – все мы люди, каждый может оступиться и упасть. Однако хочу засвидетельствовать, что реальных поводов для порицания во сто крат меньше, чем напраслины, возводимой на священнослужителей. Причина этому – единственно ненависть врага рода человеческого – диавола – ко Христу и всему роду христианскому. Об этом говорит нам и Священное Писание: «Все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим. 3: 12). Клевета и хуления – неотъемлемая часть гонения на любого христианина, а тем более – на священнослужителя. Каждый, начавший ходить в церковь, испытал на себе косые взгляды и насмешки своих ближних, а иногда и вовсе противодействия со стороны родственников. Иногда в этом смысле безумие человеческое не знает границ. Мне, например, известен случай, когда родственники специально спаивали мужчину, лишь бы он не ходил в храм. Так бесы не остановятся, пока не погубят человека и не отвратят его от Христа. Что же удивляться клевете и проклятиям, посылаемым в след учеников Христовых, а тем более – Его служителей и проповедников! Поколебать авторитет священника в деревне, где личность батюшки – одна из центральных смысловых фигур, – задача для беса первостепенная. Ну что ж, напраслина и хула суть малые язвы, которые мы получаем в борьбе с князем мира сего (ср.: Ин. 12: 31).

Пока в селе функционирует храм…

Как только храм закрыли или разрушили, село словно распадается

Особая забота сельского священника – храмоздание. Множество храмов, разрушенных в советское время, до сих пор не восстановлено, да их, наверное, и не удастся восстановить никогда (как храм в Жуковом Борке, о чем будет сказано ниже). Хотя бы потому, что часть деревень, в которых они были построены, – опустела. Тут интересна закономерность: пока в селе функционирует храм, как будто сердце бьется и кровь течет по жилам. Как только храм закрыли или и того хуже – разрушили, село словно распадается. Храм всегда – средоточие самых нравственных слоев общества. В Боге – духовное питание этих людей. Как только их отлучают от духовной пищи – село перестает быть живым организмом и превращается в безликий «населенный пункт», где дома «снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты» (Мф. 23: 27). За время моего священства я заметил, что если в селе был разрушен храм и место это никак не почтено, заброшено и запущено – село само становится запущенным. Воочию видно, как за грех нескольких поколений (одни разрушали, другие оскверняли руины) Бог наказывает все поселение. Люди в таких селах как-то особенно мало восприимчивы к проповеди. Сердце остановилось, и кровоток прекратился…

Когда дело касается разрушения храмов, преступление и наказание, бывает, отстоят друг от друга во времени, а бывает, что они так тесно сплетаются, что становится не по себе. «Страшно впасть в руки Бога живаго!» (Евр. 10: 31).

Не так далеко от моего прихода есть деревня Тимковичи. Там есть храм во имя святителя Николая Чудотворца. Храм не пережил Вторую мировую войну. Но пережила ее колокольня.

Свято-Николаевский храм, Тимковичи. 1917 г.

Рассказывают, что после войны кому-то очень не понравилось, что колокольня с крестом гордо возвышается над деревней. Крест решили снять. Нашелся парень, который согласился залезть наверх и скинуть крест. Доброволец долго раскачивал крест и никак не мог выдернуть. Наконец железо поддалось, и обрадованный паренек закинул крест подальше. Когда он спустился, оказалось, что крест улетел в кусты, и парня отправили искать его. Юный богоборец отправился на поиски последней храмовой святыни, и вдруг в кустах прогремел взрыв. Это была невзорвавшаяся авиационная бомба, которая будто ждала своего часа. Говорят, что голова парня откатилась к колокольне, которую он только что осквернил. Сейчас храм в Тимковичах восстанавливается.

Строящийся храм святителя Николая в Тимковичах

Главнейшее здание

Без церкви село пусто

Храм – главнейшее здание среди людских построек, и в деревне это ощущаешь особенно остро. Пускай есть сельсовет, магазин, почта, школа и прочие здания, без которых немыслима ежедневная человеческая жизнь, но без церкви деревня пустая. Точно как и квартира – хоть вы ее всю уклейте виниловыми обоями, обложите итальянской плиткой и заставьте мебелью из красного дерева, стены все равно будут голыми, если нигде не будет икон, и без «красного угла» это будет не дом, а сарай.

В городе храм оказывается загороженным высотками и торговыми центрами – это «князь мира сего» старается умалить церковную архитектуру. И в городе его обман отчасти удается: за всевозможными ресторанами, кинотеатрами, парками развлечений и гипермаркетами ценность церкви становится эфемерной в глазах горожанина. Чтобы все встало на свои места, нужен «жареный петух», который клюнет и погонит легкомысленного обывателя ко Христу.

Крестный ход на престольный праздник

В деревне же храм возвышается над прочими созданиями рук человеческих не только мистически, но и реально. Бывает, едешь через какое-то захолустное село, и тут храм, которому уже лет 150–200, внезапно поражает своей красотой и величественностью. Впрочем, это раньше, до принятия священства, я лишь изумлялся великолепию сельских церковных зданий. Теперь я в такие моменты еще молитвенно желаю Божией помощи и поддержки настоятелю такого храма.

Архитектура XVII–XVIII веков удивляет, прежде всего, своими размерами. Часто в деревне и тысячи жителей нет, а храм – человек на 500. Сразу думаешь: зачем эта гигантомания, если в воскресенье и 50 человек нет на службе и храм стоит пустой? Просто дело в том, что 200 лет назад в таком селе почти все жители были не номинальными прихожанами, а реальными и меньший по размеру храм просто не вместил бы всех желающих помолиться.

От молитвослова к молотку

Сейчас же большой храм – испытание сил священника. Где в сельских условиях найти человеческие и финансовые ресурсы, чтобы обслужить (отопить и отремонтировать) огромное здание? Если у вас на воскресной службе всего 20–30 бабушек, эта проблема звучит намного острее, чем 200 лет назад, когда все село принимало участие в строительстве и ремонте церкви.

Вот, например, километров за 30 от меня храм в честь Рождества святого Иоанна Предтечи. Храм старинный и большущий. Смотришь на него, когда подъезжаешь к деревне, – ну ни дать ни взять, место такой церкви в большом городе. 11 метров под куполом! Это вам не игрушки. Это почти четырехэтажный дом – внутри церкви. А снаружи – 20 с лишним метров – это уже семь этажей привычной нам многоэтажки. Чтобы только покрасить такой храм – уже нужна уйма денег и сил. Что же говорить о капитальном ремонте здания?! Батюшка Геннадий – настоятель храма – с гордостью показывает мне снаружи оштукатуренный и покрашенный кусок стены и сообщает:

– Вот на это ушли средства, собранные за год.

«Н-да, – думаю я и сразу же оцениваю в уме количество оставшейся работы. – Сделано-то в лучшем случае 20% от общего объема работы. Это еще лет на пять, если чудом не найдутся финансы».

Отреставрированный храм честь Рождества святого Иоанна Предтечи, Вишневец

Однако он еще не в самом плохом положении, потому что в храме совершается Литургия, а значит, община живет, значит, звучит проповедь, раздается слово о Христе – и это уже дает надежду. Гораздо хуже тем отцам-строителям, которые создают на пустом месте: служить негде, а надо созидать храм. Приход еще мертв или, лучше сказать, не рожден, а ему уже поручают дело совершеннолетнего.

В этом случае священник не задумывается и сам берется за лопату, молоток, дрель – лишь бы дело двигалось. Конечно, не все работы можно выполнить самому, но хоть что-то!

Но и тут подстерегает очередное искушение: бывает, трудишься-трудишься, и в разгар работы посещает такой помысл: «А нужен ли Богу этот труд?» В растерянности застываешь на одном месте, руки с инструментом обессиленно опускаются. Сразу вспоминается схиигумен Мелхиседек, о котором рассказывает отец Тихон (Шевкунов) (ныне епископ Тихон) в книге «Несвятые святые». Отец Мелхиседек был искусным столяром и с утра до ночи мастерил всевозможные киоты, аналои и прочую храмовую мебель. Однако однажды он замертво упал. Ему явилась Пресвятая Богородица и с грустью сказала: «Ты монах, Мы ждали от тебя главного – покаяния и молитвы. А ты принес лишь это…» – и она указала на лежащие в грязи поломанные и исковерканные киоты, оклады икон, стулья, аналои.

По человеческому разумению – легче взяться за молоток. А по духовному – нужно браться за молитвослов

Тут же приходит в голову, что Господь и от каждого священника ждет дел пастыря: молитвы, священнодействия и проповеди. А приходится тратить часы и дни, занимаясь работой строителя, бухгалтера, прораба, просфорника… Может, просто стоит заниматься своим священническим делом – молитвой, и все остальное Господь устроит сам? На этот вопрос каждый раз отвечаешь по-разному. Но сил ответить на него хватает не всегда. По человеческому разумению – легче взяться за молоток. А по духовному – нужно браться за молитвослов.

Отшельник поневоле

Однако и это искушение не самое сильное в служении сельского духовенства. Сельский священник – отшельник поневоле, а всякий знает, что до отшельничества нужно дорасти. Батюшка в деревне лишен соборного богослужения, лишен общения с собратьями-священниками. Часто он вынужден служить не тогда, когда хочет, а когда это возможно (потому что певчие сельского хора не получают зарплату, как городские, и в будние дни их банально может не быть), вынужден исповедоваться не когда этого требует душа, а когда появляется время съездить к духовнику. Конечно, можно поисповедоваться у ближайшего соседа-священника, но это не всегда взаимозаменяемые вещи.

Священник Сергий Бегиян с прихожанами. Рождество Христово

Порой так не хватает дружеского хлопка по плечу и слов: “Не переживай, отче, Господь все устроит”.

Священник на селе опирается в основном на свою молитву. Если он приуныл, его утешают духовные книги и Господь. Если он разленился, то должен сам взять себя в руки. Живое слово утешения и назидания – духовный дефицит для души сельского пастыря. И, поверьте мне, порой так не хватает дружеского хлопка по плечу и слов: «Не переживай, отче, Господь все устроит».

Сельский священник воистину апостол Христов. Как написано на иерейском наперсном кресте: «Образ буди верным словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою» (Тим. 4: 12). Эти слова касаются каждого священника, но образцовое повседневное «житие» обязан являть своим овцам именно сельский пастырь, ибо он живет как бы на вершине горы, видимый отовсюду (ср.: Мф. 5: 14).

Часто деревенского батюшку обвиняют в необразованности, незнании этикета, в любостяжании, однако мало какой городской священник согласится поменяться местами с сельским иереем. Я думаю, что одно это говорит о многом. Поэтому, дорогие, помолимся, да поможет Господь каждому нести смиренно свой крест во славу Божию.

Четыре остановки

Божий Промысл поставил меня, обычного сельского священника, в такие условия, что я опекаю деревни и села, расположенные в радиусе 30 километров. Я проезжаю эти километры по разным деревням и дорогам, и встречаются мне совершенно разные люди. Сегодня хочется вспомнить некоторых из них. Кто знает, может быть, боголюбивый читатель найдет среди моих сельских историй что-то поучительное и душеполезное. Итак, в путь.

Новоколосово

Поселок Новоколосово – место моего первого служения. Когда-то это была засекреченная часть ракетчиков союзного значения. Однако Союз развалился, часть рассекретили, и военный городок теперь медленно трансформируется в гражданский поселок.

Поселок Новоколосово. Стелла при въезде в городок

Поскольку люди тут в основном приезжие военные со всего Союза, в духовном плане есть определенные проблемы, которых нет на других приходах. Например, в обычных деревнях почти все друг другу родственники, поэтому сильной вражды и ненависти друг к другу нет. Опять же, в деревнях люди более открытые и прямодушные, привычные к сельскому труду и земле и генетически более верующие в Бога. Когда целый день общаешься с природой, поневоле ум восходит к созерцанию ее Творца.

Жители Новоколосово друг другу не родственники и на земле не работают. Может быть, поэтому они не так открыты друг для друга и для Бога. В храм ходит 1–3% жителей. И если у кого-то в семье начинаются проблемы даже откровенно мистического характера, люди предпочитают перетерпеть, чем элементарно спросить у священника совет. И до каких пределов доходит их терпение – просто диву даешься. Вот одна показательная история.

Новоселы стали замечать странные вещи: в квартире раздавались шаги, сам по себе включался свет посреди ночи, открывались двери

Еще до моего назначения в Новоколосово случилось в поселке несчастье: в одной семье утонула девочка. После этого семья переехала в другое место, а их квартиру купила молодая семья – всего три человека. Вскоре новоселы стали замечать странные вещи: в квартире раздавались шаги, сам по себе включался свет посреди ночи, открывались двери. Муж с женой, конечно, пугались, однако терпели. Дальше – больше. Скоро эти звуки стали дополняться еще более странными явлениями: к новым жителям квартиры стала приходить девочка-утопленница. Например, ложатся все спать, вдруг посреди ночи зажигается свет и появляется девочка…

Тут уже мало кто смог бы выдержать, но новоселы продолжали терпеть. Терпение кончилось в одну из ночей, когда появившаяся «девочка» привела с собой других «детей». Онемевшего от ужаса хозяина они заставили встать на колени – поклониться им…

На следующее утро новоселы зеленого цвета с дрожащими руками прибежали к старосте прихода. Священник освятил их квартиру, отслужили панихиду по усопшей – и все кончилось.

Временный храм во имя святого великомученика Георгия Победоносца

Это далеко не единичный случай, когда человек предпочитает чуть ли не с ума сойти от страха, но в церковь почему-то все равно не идет. А когда предлагаешь ему освятить дом – шарахается от тебя как от прокаженного. К сожалению, из этого случая данная семья ничему особо не научилась: в церкви их по-прежнему нет, до исповеди и причастия они тогда так и не дошли. Поэтому, как следствие игнорирования посещения Божия, новые тяжелые скорби опять терзают людей.

Что же касается «девочки», очевидно, что это была вовсе не утопленница, а явление бесовское с целью запугать людей до безумия, что подтверждается и требованием духа воздать себе поклонение.

Кучкуны

Деревня Кучкуны находится немного в стороне от трассы, но почти каждый раз, когда я еду на Литургию, я сворачиваю с дороги и заезжаю туда. Там я подбираю бабушку Яну и еду дальше вместе с ней.

Яне Адамовне 84 года. Но мне кажется, что она прожила намного меньше, если бы у нее не было возможности бывать в храме каждое воскресенье. Она из той породы праведников, без которых не стоит ни одно село.

Бабушка Яна возле дома

Яна родилась 12 июля – в день святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Конечно же, она почитает их как своих покровителей и каждый год старается причаститься в этот славный праздник. Однажды приключилась с ней такая поучительная история.

Летом 2000 года у Яны гостили внуки. 12 июля она, как обычно, поехала в храм. Тогда ближайший храм был в районном центре – в городе Столбцы. Туда она и отправилась. Все было, как всегда, прекрасно: служба, исповедь, причащение. После Литургии она добралась домой. Немного перекусив, прилегла отдохнуть и заснула.

Храм во имя святой праведной Анны

Апостол Петр указал перстом на Яну: “Скорби!” Тут Яна и проснулась

И вот видится Яне Адамовне, словно в тонком сне, будто стоит она в Столбцовском Свято-Анненском храме. Церковь полна людей, идет служба. Вдруг открывается диаконская дверь в левой части иконостаса, и на солею выходят апостолы Петр и Павел в священнических облачениях. Апостолы вышли на амвон, и Петр громко спросил: «Кто здесь Иоанна?» «Я», – сказала Яна, оробев. Петр взмахнул рукой и указал перстом на нее и, будто оглашая приговор, громко произнес только одно слово: «Скорби!» Тут Яна и проснулась.

Интерьер храма святой праведной Анны, г. Столбцы

В недоумении и тоске стала она перебирать в уме своих болящих родственников, выискивая, с какой стороны может прийти несчастье. В растерянности она пыталась заниматься обычными домашними делами, когда наступило время скорби.

Внуки Яны все это время играли во дворе. Около полудня внучка Лена легла позагорать, да и задремала на траве. Пару часов она проспала на жарком июльском солнце, а когда встала, то почувствовала слабость. Вскоре начались головные боли, сильная рвота, а спустя еще некоторое время девочка перестала узнавать родных.

«Скорая» приехала быстро, и без лишних разговоров девочку положили в реанимацию с простым диагнозом: солнечный удар. К вечеру она уже не могла вспомнить даже своего имени. Десять дней Лена балансировала между жизнью и смертью, а Яна Адамовна слезно молила Господа и святых апостолов об исцелении внучки. Ее молитвы были услышаны: Лена выздоровела. Сейчас она уже взрослая девушка. Правда, на солнце ей долго находиться нельзя до сих пор.

Таких историй сверхъестественного посещения во сне мне известно несколько, но от подобных явлений нужно строго отличать всевозможные пустые сны, которые не дают покоя суеверным людям.

Туленка

Это совсем крошечная деревушка. Я бы и не останавливал внимания на ней, если бы не один забавный случай. Как-то после Крещения Господня, когда освящаются дома, в этой деревне мне подали в чашке вместо святой воды… растворитель! Перепутали, конечно. Но все же: где нужно хранить святую воду, чтобы так ошибиться?

Вообще, когда я перебираю забавные случаи на приходе, мне сразу приходит в голову случай с моим другом, отцом Павлом. Его храм расположен в поле, немного в стороне от жилых домов. Там свободно можно встретить и зверя, и крупную птицу. Как-то в воскресное утро, в один из тех темных зимних дней, когда так хочется поплотнее закутаться в одеяло и остаться в постели, батюшка отправился на службу. Он, как и любой сельский священник, приходит в храм первым – чтобы подготовиться к проскомидии.

Отец Павел заходит в храм… и тут из алтаря с шумом подымается тень на крыльях!

И вот представьте: отец Павел спокойно открывает дверь, заходит в храм, включает свет… и тут из алтаря с шумом подымается тень на крыльях! Побледневший отец Павел обмер и чуть не присел.

Церковь в честь Вознесения Господня, д. Киевичи

Слегка опомнившись, батюшка обнаружил, что тень никак не относится к духовным существам. Просто-напросто огромная птица, вроде беркута или орлана, видимо накануне преследуя добычу, не рассчитала траекторию полета, пробила стекло в окне подкупольного барабана и залетела в храм. Как только включился свет, встревоженная птаха стала лихорадочно искать выход из западни. Какое-то время отец Павел еще гонялся за ней по храму, пытаясь выгнать ее в открытую дверь, но непрошенный гость в результате вылетел в ту же дыру, которую сам и сделал. Чего только не бывает!

Жуков Борок

Эта деревня расположена на живописном берегу реки Неман. Деревушка махонькая – всего домов 50, а жилых хорошо, если треть. Собственно, она и не была никогда большой деревней, но значение имела немалое.

Во время русско-польской войны 1654–1667 годов здесь произошел бой между армией Самуила Кмитича и московскими войсками, которые были разбиты. После одной из этих войн здесь и вырос курган, под которым, как говорят, и находятся захоронения павших воинов с обеих сторон.

Жуков Борок. Справа – курган с возможными захоронениями, слева – остатки храма

Около этого кургана в XVIII веке была построена церковь в честь Покрова Божией Матери. Возможно, одной из причин ее строительства была цель поминовения усопших воинов, захороненных рядом. Рассказывают, что при реставрационных работах в XX веке случилось чудо: один человек сорвался с купола церкви и, падая вниз, закричал: «Спаси меня, Матерь Божия!» Говорят, будто он завис в воздухе, успел ухватиться за балку и остался жив.

Свято-Покровская церковь, Жуков Борок. XX в.

Церковь, как и еще две в ближайших деревнях, была разрушена во времена хрущевских гонений. Остался только фундамент, да стараниями духовенства был сооружен крест на месте алтаря. Эта церковь не будет восстанавливаться, поскольку деревня почти опустела. Но Промыслом Божиим в соседней деревне с необычным названием Аталезь, за пару километров отсюда, строится храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы – и это своеобразный знак духовной преемственности.

Поклонный крест на месте алтаря Свято-Покровской церкви

Просьба боголюбцам

Дорогие братья и сестры! Этой статьей я хотел не только показать тяжесть служения сельского священника, но и обратить ваше внимание на помощь храмам в деревнях. В городских церквах (благодарение Богу!) постоянные пожертвования доброхотов немало способствуют строительству. Во многих сельских храмах ситуация со строительством катастрофическая, и часто деревенские жители вынуждены месяцами оставаться без Литургии, потому что крайне сложно, а иногда и невозможно попасть в ближайший храм за несколько десятков километров. (Общественный транспорт во многих селах ходит пару раз в день, кое-где – не каждый день, а в некоторых местах – не ходит вовсе.) Поэтому если у вас есть выбор: помочь храму в селе или городскому рядом с вашим домом, помогите тому, кто больше нуждается. А это почти всегда сельский храм.

Строящийся храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы, Аталезь

Если среди читателей есть христолюбцы, готовые на доброе дело сейчас же, то я прошу оказать помощь одному из приходов, попечение о котором мне вверено. Уже пятый год идет строительство храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы в агрогородке Аталезь – духовного преемника храма д. Жуков Борок. Храм был задуман небольшим – с учетом сложности обслуживания церкви в сельской местности. За это время здание закончено вчерне, осталось завершить внутреннюю и наружную отделку помещения, установить купол, подвести коммуникации. На все это необходимо порядка 15 тыс. дол. Прошу оказать содействие нашей небольшой деревне (около 400 человек) в строительстве храма Божия.

Эскиз аталезского Свято-Покровского храма

Посильную помощь можно перечислить на счета прихода:

«Приход храма Покрова Пресвятой Богородицы аг. Аталезь Столбцовского р-на Молодечненской епархии Белорусской Православной Церкви» (УНП 601066299)

в белорусских рублях:

р/с 3015062408943 в ЦБУ № 624 филиала № 500 – Минского управления ОАО «АСБ Беларусбанк», МФО 153001601, УНП 100603596.

в российских рублях благотворительный счет:

3135062400498 в ЦБУ № 624 филиала № 500 – Минского управления ОАО «АСБ Беларусбанк», МФО 153001601, УНП 100603596.

в долларах США благотворительный счет:

3135062400502 в ЦБУ № 624 филиала № 500 – Минского управления ОАО «АСБ Беларусбанк», МФО 153001601, УНП 100603596.

Если будут вопросы – пишите на адрес: atalez_hram@mail.ru.

Михаил Задорнов «Время больших перемен»


У меня сохранился мой школьный дневник. Я не был отличником, не был примерным учеником. Весь дневник исписан замечаниями учителей, их обращениями к моим родителям.
Недавно сегодняшние учителя той школы, в которой я учился, показали мне дневники нынешних учеников. «Да-а-а… — подумал я, – если б мои учителя знали, как изменятся через 40 – 50 лет дети, меня б не считали шалопаем, озорником и не исключили бы с позором из пионеров на глазах у всей школьной пионерской дружины».
Чтобы моя нерадостная мысль была понятна, я решил нафантазировать миниатюрку, сравнив замечания в дневниках учеников советского прошлого и сегодняшнего настоящего.
СССР: Это безобразие! Ваша дочь пришла в школу с накрашенными ресницами.
РОССИЯ: Это возмутительно! Ваша дочь пришла в школу ненакрашенной.
СССР: Ваша дочь бессовестно списывала во время контрольной работы.
РОССИЯ: Ваша дочь во время контрольной бессовестно скачивала.
СССР: — Ваш сын на уроках постоянно разговаривает с соседом по парте.
РОССИЯ: — Ваш сын на уроках постоянно переписывается с соседом по парте по «аське».
СССР: Ваш сын в каждом предложении на уроке чистописания
ставит кляксы.
РОССИЯ: Ваш сын в каждое предложение во время диктанта вставляет смайлики.
СССР: Ваша дочь опять пришла в школу с несвежим белым воротничком.
РОССИЯ: Ваша дочь явилась в юбке короче ее ногтей.
СССР: Ваш сын не смог назвать дату рождения Ленина!
РОССИЯ: Ваш сын на вопрос «Кто такой Ленин?» ответил, что он точно не помнит, кто это… Или вождь индейского племени пролетариату, или… первый российский фараон, мумию которого нашли в мавзолее.
СССР: Пишет Вам учитель по труду. Ваш сын курит на переменах. На уроках от него на весь класс пахнет табаком.
РОССИЯ: Пишет Вам школьный трудовик. Купите своему сыну сигареты. А то он их стреляет у меня.
СССР: Ваш сын на уроке пения насвистывал антисоветские мелодии «Битлз».
РОССИЯ: Ваш сын на уроке пения требовал разучить песню со словами: «Я целую тебя в рот, ты меня – наоборот…»
СССР: Ваш сын ударил одноклассницу линейкой, и у неё вскочила шишка.
РОССИЯ: Ваш сын ударил одноклассницу, и у неё начались преждевременные роды.
СССР: Ваш сын в диктанте написал «коэффициент» с одной «ф».
РОССИЯ: Ваш сын в диктанте написал вместо слова «коэффициент» — «кайф цент».
СССР: Ваш сын на уроке истории бессовестно жевал жвачку и давал её жевать другим.
РОССИЯ: Вашему сыну на уроке истории доставили пиццу, и он распродавал ее по партам.
СССР: Ваш сын написал в туалете на стене «Вова + Маша = любовь»
РОССИЯ: Ваш сын написал в туалете на стене «Вова + Миша = любовь»
СССР: Когда всем классом ходили в кино на фильм «Чапаев», ваш сын на весь зал кричал «Бей белых!»
РОССИЯ: Когда всем классом ходили на фильм «Аватар», после просмотра ваш сын отказался отдавать очки «3D».
СССР: Ваш сын был приведен в школу участковым за то, что перевел старушку через улицу на красный свет.
РОССИЯ: Ваш сын был приведен в школу ОМОНовцами за то, что переводил старушек через улицу за деньги без их согласия.
СССР: Ваша дочь не прочитала за лето пьесу Фонвизина «Недоросль».
РОССИЯ: Ваша дочь попросила в школьной библиотеке пьесу Фонвизина «Водоросль».
СССР: На уроке химии ваш сын дергал одноклассницу за косичку.
РОССИЯ: На уроке химии ваш сын «дернул косячок» с одноклассницей.
СССР: Ваша дочь в сочинении «Как я провела лето» сделала сорок ошибок.
РОССИЯ: Сочинение вашей дочери «Как я провела лето» признано хитом на сайте «Шалунья.ру»
СССР: Ваш сын второй день не является в школу, оправдываясь тем, что находится в депрессии.
РОССИЯ: Ваш сын второй месяц не является в школу, оправдываясь тем, что находится в федеральном розыске.
СССР: Ваша дочь не выучила наизусть отрывок из повести Гоголя «Шинель».
РОССИЯ: Ваша дочь сказала, что не будет читать повесть Гоголя, как она выразилась… «Шанель», потому что не смогла найти в ней пробников.
СССР: Ваш сын принес в школу рогатку и выбил в кабинете директора стекло.
РОССИЯ: Ваш сын принес в школу пистолет и «выбил» у директора пять тысяч рублей.
СССР: Ваш сын натер доску мылом, и теперь на ней невозможно писать.
РОССИЯ: Ваш сын подсыпал кокаин в свисток физруку, и теперь нашего физрука невозможно остановить.
СССР: Ваш сын утверждал на уроке литературы, что Маяковский писал лесенкой, потому что ему платили построчно.
РОССИЯ: Ваш сын убеждал весь класс, что Маяковский писал лесенкой, потому что у него заедала клавиатура, а паспорт он «вынимал из широких штанин», поскольку в советское время паспорта были формата А4.
СССР: Ваш сын в школьном туалете на перемене бросил в унитаз дрожжи.
РОССИЯ: Ваш сын бросил в раковину в учительской радиоактивный полоний. Извините за неразборчивый почерк – тяжело писать щупальцами.
Шутки шутками, но в одной из российских газет была напечатана статья, в которой рассказывалось о том, как пошутили ученики – насыпали местному попу в кадило коноплю. Статья называлась «ПРИХОД В ПРИХОДЕ!»

Предупреждение: Данная новость взята отсюда. Авторство НЕ принадлежит Muz4in.Net. При использовании указывайте как источник.

Вам понравилась статья? Просто перейди по рекламе после статьи. Там ты найдешь то, что ты искал, а нам бонус…

Почитать ещё:

  • Наши у них…
  • Истории
  • Авто
  • Прикольные кошки