1480 год битва

Содержание

Стояние на реке Угре: водораздел между игом и свободой

8 октября 1480 года Московское княжество одержало бескровную победу в борьбе с Ордой

Если началом освобождения Руси от татаро-монгольского ига традиционно считается Куликовская битва, то финальную точку в нем поставили события, произошедшие ровно 100 лет спустя. 8 октября 1480 года началось знаменитое стояние на реке Угре двух войск — московского великого князя Ивана III и хана Большой Орды Ахмата. Благодаря военно-дипломатическим талантам московского князя, до прямого военного столкновения дело так и не дошло. Хан отступил в ордынские земли не солоно хлебавши, что было равносильно проигрышу, а Русь отстояла свое право на самостоятельность и независимость, о котором заявила веком ранее.

«Иван III разрывает ханскую грамоту и басту перед татарскими послами», картина художника Алексея Кившенко, 1880 год. По мнению большинства историков, это событие, якобы имевшее место в начале 1480 года — не более чем легенда, поскольку подобный поступок совершенно не характерен для осторожного и дипломатичного великого князя

Строптивый данник

Возглавив Большую Орду — одно из нескольких ханств, возникших на золотоордынских обломках, — хан Ахмат попытался восстановить прежнее государство — и почти преуспел в этом. Чтобы утвердить свое положение, ему, безусловно, требовалось привести к покорности русских. А Русь, видя, какие события разворачиваются в Орде, сразу же оценила возможности, которые открываются перед ней, — и не замедлила ими воспользоваться.

Подобно своему деду, великому князю московскому Василию I Дмитриевичу, который в 1405 году впервые во всеуслышание отказался платить дань Орде, Иван III в 1472 году тоже отказался выплачивать унизительный побор. Правда, в отличие от деда, которому пришлось дорого заплатить за свою решительность (в 1408 году хан Едигей отправился в поход и восстановил зависимость Москвы, получив колоссальную дань), ему удалось достичь успеха. При этом Иван III действовал теми же инструментами, что и его дед несколько десятилетий ранее: он использовал внутренние противоречия бывшей Орды. Прекращая платить дань, великий князь прекрасно понимал, что в данный момент правителю Большой Орды не до строптивого данника: он занят борьбой с другими ханами. Вскоре в этом можно было убедиться наглядно: поход, который хан Ахмат предпринял в том же 1472 году, чтобы восстановить данничество московского князя, завершился разгромом татарского войска в сражении под Алексином. И только четыре года спустя Ахмат решился вновь потребовать от великого князя московского возобновления выплаты дани, да еще и настаивал на его визите в Орду.

Великий князь Иоанн Васильевич, он же Иван III. Портрет из «Царского титулярника» XVII века

Время для этого было выбрано грамотно: как раз в это время усилился конфликт между Иваном III и его братьями, Андреем Галицким и Борисом Волоцким. Осложнилась и ситуация на севере, где Ливонский орден не оставлял попыток взять псковские и новгородские земли под свою руку. А к лету 1480 года ситуация вокруг Москвы стала совсем тяжелой: братья Ивана III решились на открытый мятеж, а Ливонский орден двинулся в крупный поход на Псков. Именно этот момент и выбрал хан Ахмат, чтобы призвать к мечу практически все мужское население Большой Орды и двинуться в поход на непокорную Москву. Отправляясь в эту военную экспедицию, хан рассчитывал на помощь польско-литовского короля Казимира IV, с которым он заключил военный союз. Против такой трехсторонней атаки Москва вряд ли устояла бы, и тогда можно было не только получить с нее недоплаченную дань, но и укрепить эту зависимость, что давало Ахмату лишний козырь в его борьбе за восстановление Золотой Орды.

Но и Иван III не ждал нападения сложа руки. Московский правитель успел заключить союз с крымским ханом Менгли-Гиреем, который тоже искал союзника в борьбе с ханом Ахматом, и убедил его начать военные действия на северо-западе, в ливонских землях. Сделано это было не случайно: к лету 1480 года обострились внутренние конфликты в польско-литовском королевстве, и это существенным образом отвлекало внимание Казимира IV. Когда войско хана Ахмата подошло к Оке и начало искать места для переправы на «московский» берег, крымские татары атаковали подольские княжества, и польскому королю стало не до поддержки своего ордынского союзника.

Иоанн III и татарские послы». Рисунок художника Константина Маковского из журнала «Нива», январь 1870 года

Стрелы против ядер и картечи

О продвижении татарского войска по южному берегу Оки в Москве узнали сразу же, как только первые конные разъезды противника были замечены на окских берегах. К тому времени северный берег Оки давно был превращен если не в непреодолимый рубеж, то в оборонительную линию, преодолеть которую без существенных потерь татары не смогли бы. Вдоль реки тянулись несколько линий засек, перекрывавших основные дороги вглубь московского княжества, а существенная часть мужского населения из ближних и дальних сел царским указом была обязана по первому же сигналу вооружиться и занять оборону вдоль Оки. И хотя подавляющее большинство такого войска составляла пехота, на этом рубеже она вполне могла успешно противостоять ордынской коннице.

Но одного порубежного ополчения было откровенно мало, чтобы не сдержать, а полностью остановить наступление ордынского войска, и потому к берегам Оки и Угры начали стягиваться и основные военные силы русских. Первым на южный рубеж отправился великокняжеский полк под командованием воеводы Даниила Холмского, на подмогу которому вскоре прибыли и полки других удельных княжеств, в частности Тверского, которым командовали воеводы Михаил Холмский и Иосиф Дорогобужский.

Стояние на Угре

https://pinterest.com

Добравшись до места впадения Угры в Оку и разослав в разные стороны разведчиков, которым надлежало отыскать удобные броды, хан Ахмат стал ждать обещанного ему польского подкрепления — но по известным причинам не дождался. Казимиру IV было не до того: его войска отчаянно сражались с конниками Менгли-Гирея, вторгшимися в Подолию. Так что рассчитывать ордынский хан мог только на собственные силы, которые не казались уже такими мощными в сравнении с русским войском. Дело в том, что не сработал и расчет Ахмата на русскую междоусобицу: в конце сентября на совете в Москве оба мятежных брата великого князя, Андрей Галицкий и Борис Волоцкий, прислали послов, заявивших, что они отказываются от мятежа и готовы поддержать старшего брата военной силой.

После нескольких попыток преодолеть Угру с налета, отбитых русскими войсками, хан Ахмат начал основное наступление 8 октября 1480 года. Сразу в нескольких местах его воины бросились в воду и поплыли к северному берегу, держась за лошадей и надутые бурдюки, а также пробираясь по разведанным бродам. Но в тех местах, где они выводили на противоположный берег, русские воины успели возвести укрепления, в каждом из которых разместились постоянные заставы. Их главным козырем стал «огненный наряд» — огнестрельные орудия, которых в армии московского князя становилось все больше и больше. Именно они и сыграли существенную роль в отражении первого, самого сильного натиска. Ядра, каменная и железная картечь хлестали по рвущимся к берегу ордынцам, производя настоящее опустошение в их рядах, пробивая бурдюки и не давая возможности приблизиться к противнику.

Стояние на реке Угре. Миниатюра из Лицевого летописного свода XVI века

Наблюдавшему за ходом форсирования хану Ахмату было видно и то, что укрывалось от глаз его плывущих и тонущих воинов. По северному берегу Оки курсировали несколько крупных отрядов русской конницы, готовых в любой момент оказаться там, где ордынские конники смогут достичь русского берега. Такая маневренная оборона не оставляла ордынскому войску никаких надежд на успех наступления — и хан прекратил его. Не удалась и предпринятая в тот же день попытка форсировать Угру ниже по течению, где ордынцам удалось накопить крупные силы: это сосредоточение было замечено, и атаку встретили своевременно подтянутые конные отряды русского войска, разгромившие и отбросившие врага.

Победа без битвы

Воспользовавшись тем, что ордынцы прекратили наступление, великий князь Иван III отправил к ним посольство с предложением обсудить условия мирного договора. Он вряд ли рассчитывал на успех этого предприятия, отчего и отправил послом всего лишь боярского сына Ивана Топоркова, но даже такая безуспешная попытка давала время перегруппировать войска и дождаться подкреплений — войск Андрея Галицкого и Бориса Волоцкого. К тому же время в любом случае играло на руку московскому князю: его войска, в отличие от ордынцев, могли рассчитывать на постоянный подвоз продовольствия и фуража, тогда как армия хана Ахмата пользовалась только тем, что сумела раздобыть по пути. Этих припасов было немного, и рассчитывать на новые не приходилось: разорив по пути все встретившиеся им селения, чтобы избежать удара с тыла, ордынцы сами лишили себя продовольственной и кормовой базы. К тому же подступали холода, которые войску Ахмата, одетому не слишком тепло, переносить было труднее, чем хорошо одетым русским.

Фрагмент диорамы «Великое Стояние на реке Угре». Музей-диорама. Калужская область, Дзержинский район, с. Дворцы, Владимирский скит Калужской Свято-Тихоновой пустыни.

Исход стояния на Угре был необычным для того времени: так и не вступив в генеральное сражение, обе армии начали отступление от реки. Случилось это тогда, когда погода, казалось бы, обеспечила преимущество ордынцам: воду начал сковывать лед. Тогда, чтобы не держать войска растянутыми на 60 верст (а именно столько занимала к началу ноября русская оборонительная линия), Иван III оттянул их к Боровску и перегруппировал, заняв плотную оборону на наиболее удобном для этого участке.

Узнав о том, что русские отошли от Угры, хан Ахмат и был бы рад броситься за ними — но у него уже не было сил на такое наступление. К тому же именно в это время он узнал, что у него в тылу, в Большой Орде, действует небольшой, но сильный отряд из русских и крымчаков, заблаговременно отправленный в рейд по Волге великим князем Иваном III. Это грозило куда большими неприятностями, чем зимовка на Угре, и хан скомандовал отступление. Но дойти до дома ему не было суждено: в начале 1481 года Ахмат был убит в своей полевой ставке на Северском Донце тюменским ханом Ибаком.

Памятник «Стояние на реке Урге», установленный в 1980 году в честь 500-летия знаменитого события

В русской столице встреча вернувшегося с Угры великого князя Ивана III, которому удалось одержать бескровную победу, превратилась во всенародный праздник. Повод был более чем весомый: заставив Ахмата отказаться от продолжения похода, московский правитель не просто одержал над ним верх, но и доказал, что Русь стала достаточно сильной, чтобы больше не быть данником Орды и вернуться на путь самостоятельного развития, который в конце концов приведет к созданию Российской империи — самой крупной и одной из сильнейших в мире.

Великое стояние на реке Угре

Завершающим этапом в свержении ордынского ига, продолжавшегося практически 2 века, послужило Великое стояние на реке Угре. Однако, в современной литературе этому противостоянию уделяется малое внимание. Гораздо более известной является Куликовская битва, но именно стояние на реке Угре завершилось полным свержением ордынского ига.

Причины и предпосылки стояния на Угре 1480 года

В 1480 году произошло Великое стояние на реке Угре. Решающие события этого противостояния случились в октябре-ноябре месяце, но подготовительная работа, особенно со стороны ордынцев, началась гораздо раньше. По сути весь 1480 год был для России годом военным, когда вся страна готовилась в решающей битве для свержения ордынского ига.

Очевидность того, что ордынцы затевают крупный поход на Москву, стала понятной еще в начале марта 1480 года. Именно в это время недалеко от реки Ока, которая на тот момент была приграничной юго-западной территории российского государства, был замечен небольшой отряд ордынцев, который был разбит воеводами из Москвы. Но это появление монголо-татар было верным знаком того, что хан Ахмед собирает силы для похода на Русь.

На тот момент знаменитая Золотая Орда потеряла свой прежний статус и целостностью. Она была разорвана местными ханами на множество отдельных синдикатов внутри страны. Каждая самостоятельная территория получала сохраняла название Орда, но к ней прибавлялась еще и географическое местонахождение этого ханства. Самым крупным осколком великой Золотой Орды, была Большая Орда. Именно ею и управлял хан Ахмед. Летописцы говорят о том, что для похода на Москву Ахмед собрал все имеющиеся у него войска. Буквально все мужское население Орды было созвано для похода на Москву.

Почему же случилось противостояние, которое ознаменовало великое стояние на реке Угре? И почему это случилось именно в 1480 году? Ответ на эти вопросы прост. Лучшего момента для похода на Москву у хана Ахмеда могло больше и не быть. Ведь именно в это время князь московский Иван 3 находился в ссоре со своими братьями Андреем и Борисом, которые угрожали уходом своего войска на службу к князю литовскому Казимиру. В это же время Казимир со своим войском вторгся на территорию Пскова. В результате в случае нападения хана Ахмеда, князь Иван 3 грозился увязнуть не только в войне с ним, но и с князем литовским, и со своими братьями, желавшими укрепить свою власть в стране.

Подготовка сторон к сражению 1480 года

С весны 1480 года по всей земле русской стали собирать сильно е войско, которое бы смогло противостоять численности войска хана Ахмеда. Иван 3, понимая что воевать придется не только с ханом Ахмедом, но и с князем казимиром, занялся поисками союзника. Таким стал хан крымский Менги-Гирей. Он обещал, что в случае нападения на Русь ордынцев и литовцев, хан крымский введет свои войска на территорию Литовского княжества, тем самым вынудив Казимира вернуться в свои владения. После этого Иван 3 заключил мир с братьями, которые предоставили ему свои войска, для совместной борьбы с ханом Ахмедом. Случилось это 20 октября, когда стояние на реке Угре 1480 года уже шло.

Ход великого стояния на реке Угре

В августе 1480 года по Руси прошла весть о том, что Ахмед с огромным войском движется к южным границам Руси, но оно двигалось не на север, а западнее, что говорило о намерении хана Ахмеда атаковать Русь со стороны литовцев, чтобы те могли помочь ему войсками.

Только в начале октября 1480 года войско ордынцев подошло к границам Руси и началось великое стояние на реке Угре. Русское войско находилось в районе Калуги, в городке Кременец, откуда могло своевременно реагировать на все передвижения врага, а также перекрывало путь на Москву. Такое положение войск позволяло воеводам князя Ивана 3 оперативно реагировать на любые маневры легкой конницы хана Ахмеда.

Стояние на реке Угре 1480 года продолжается. Русские войска не стремятся перейти в атаку. Войска Большой Орды ищут, но до определенного времени безуспешно хорошие броды для форсирования реки. Большинство бродов, которых было на реке Угре достаточное количество, не были пригодны для форсирования реки конницей, поскольку пологие берега давали явное преимущество русской армии. Для перехода подходило только место недалеко от устья Угры, где и стояли противник. Иван 3 не торопит битву еще и соображениям того, что с каждым днем у армии Ахмеда заканчивается продовольствие и сено для лошадей. Кроме того приближалась зима, что также должно было сыграть за русских.

В течение октября 1480 года войско хана Ахмеда несколько раз пыталось перейти в брод реку Угру, но безрезультатно. Главным образом это было связано с тем, что монголы использовали старую тактику – закидать врага стрелами, а потом изрубить в конной атаке. Стояние на реке Угре 1480 года возможности ордынцам так атаковать не дало, поскольку мощная броня русских пехотинцев и большая дальность между берегами, делали стрелы безопасными для русских войск. А конные атаки вброд, были легко отбиты русскими за счет хорошего оружия, а также применения артиллерии, которая главным образом состояла из пушек и пищалей. Эта артиллерия носила название «броня».

После неудачных попыток перейти Угру вброд хан Ахмед стал ждать холодов, чтобы перейти реку по льду. В результате практически весь октябрь 1480 года продлилось великое стояние на реке Угре. Но уже к 22 октября река Угра стала покрываться коркой льда. Зима в тот год наступила раньше обычного. Князь Иван 3 принял решение отойти к городу Боровск и там дать врагу решительный бой.

26 октября 1480 года Угра встала. Русские ждали атаки ордынцев в любой момент, но она все так и не последовала. 1 ноября 1480 года русские разведчики принесли в Боровск весть о том, что армия хана Ахмеда отступила и отправилась назад в степь. Так завершилось великое стояние на реке Угре. Вместе с ним завершилось и ордынское иго на Руси.

Стояние на Угре

Силы великого князя московского Ивана III встретились с войском хана Большой Орды Ахмата. Противники встали на противоположных берегах реки, но после почти одновременно повернули свои войска вспять. Решающей битвы так и не состоялось, но это было сродни поражению для ордынского хана, которое стоило ему жизни.

В 1472 году хан Ахмат собрал больше войско и двинулся к Великому княжеству Московскому. Однако у Тарусы хан столкнулся с многочисленным русским войском, которое отбило все попытки Ахмата перебраться через Оку. Тогда разъяренный тем, что поход провалился, хан сжег город Алексин и перебил все его население. Считается, что в 1476 году великий князь московский Иван III прекратил платить Орде дань. Однако в летописях не зафиксирована точная дата прекращения выплат, поэтому данный вопрос до сих пор остается предметом спора среди исследователей. Например, существует упоминание в Вологодско-Пермской летописи: якобы в ходе переговоров в 1480 году Ахмат упрекал Ивана III в том, что тот не платит дань девятый год. Отсюда можно сделать вывод, что выплаты прекратились как раз перед сражением под Алексином.

Как бы то ни было, дань Орда не получала и давно. Но Ахмат был занят борьбой с Крымским ханством, поэтому обратил внимание на Великое княжество Московское только в 1480 году. Он вступил в сговор с польско-литовским королем Казимиром IV, который пообещал хану военную поддержку. Кроме того, Ахмат полагал, что в силу сложившихся обстоятельств настало удачный момент для похода. Псковские земли еще с начала 1480 года подвергались нападениям Ливонского ордена. Магистр ордена собрал «такую силу народа против русского, какой никогда не собирал ни один магистр ни до него, ни после». 100-тысячная армия пришла в русские земли, однако все, что смогла сделать — выжечь предместья Пскова. Кроме того, в то время у Ивана III испортились отношения с братьями.

Борис Волоцкий и Андрей Большой восстали против московского князя, недовольные его усилением. Андрей Большой обвинял Ивана в том, что после смерти Дмитровского князя тот забрал все земли себе, ничего не дав братьям. Затем великий князь московский решил наказать Бориса Волоцкого за то, что тот посмел отъехать к своему брату. Андрей отказался его выдать. Братья решили искать поддержки в борьбе с Иваном у Казимира IV, но ничего не вышло. Только угроза нашествия ордынского хана заставила московского князя пойти на уступки, и братья примирились.

Фрагмент диорамы «Великое стояние на реке Угре». (regnum.ru)

Тем временем Ахмат решил воспользоваться сложившейся обстановкой и послал отряд на разведку правого берега Оки, а осенью уже собрал основные силы и выдвинулся к границам княжества. «Того же лета, злоименитый царь Ахмат… поиде на православное христьяньство, на Русь, на святые церкви и на великого князя, похваляся разорити святые церкви и все православие пленити и самого великого князя, яко же при Батый беше». Прознав о походе татарского хана, боярская верхушка раскололась.

Самые зажиточные и властные бояре, которых возглавили Иван Ощера и Григорий Мамон, советовали Ивану III спасаться бегством, остальные же настаивали на необходимости борьбы с Ордой. Народ устал от гнета и требовал от князя решительных действий. Возможно, именно это стало ключевым фактором, подтолкнувшим Ивана III к наступлению. Великий князь московский стал стягивать свои силы к берегам Оки: своего брата Андрея Меньшого он послал в его вотчину, Тарусу, а сына Ивана Молодого — в Серпухов. Сам же Иван III встал с войсками у Коломны и стал ждать дальнейшего развития событий. В тот же день в Москву доставили чудотворную икону Владимирской Божией Матери, так как считалось, что именно она спасла Русь от войск Тамерлана в 1395 году.

А тем временем Ахмат беспрепятственно продвигался по территории Великого княжества Литовского к Воротынску. Там он должен был получить помощь от короля Казимира IV, но так и не дождался подкрепления. Иван III вступил в сговор с крымскими татарами, и они напали на Подолию, тем самым оттянув литовскую армию на себя. Оставшись без поддержки и зная, что на Оке его ждут русские войска, Ахмат решил зайти на русскую территорию через Угру — левый приток Оки. Когда Иван III узнал об этих планах, то тут же направил к Калуге своего сына Ивана и брата Андрея Меньшого. Сам же великий князь 30 сентября направился из Коломны в Москву на совет с митрополитами и боярами. Те были единодушны: «Чтобы стоял крепко за православное христьяньство противу безсерменству». Тогда же Иван III получил и помощь от своих братьев, с которыми враждовал. Он послал Андрея Большого и Бориса Волоцкого с войсками к Оке. Со своим войском Иван III подошел к Кременцу, где остался стоять с небольшим отрядом, а основные силы направил к Угре. Русское войско растянулось по берегу реки на 60 верст.

«Стояние на Угре», миниатюра летописного свода. XVI в. (wikiwand.com)

Хан несколько раз принимал попытку форсировать Угру, но все они были остановлены. Тогда войска Ахмата отступили на две версты от Угры и встали в Лузе. Войска великого князя московского заняли оборонительную позицию на противоположном берегу реки. Началось «стояние на Угре». Несмотря на то, что периодически возникали перестрелки, никто из противников не решался на серьезную атаку. Начались переговоры. Хан Ахмат требовал, чтобы к нему на поклон пришел сам Иван III или его сын, кроме того, он настаивал на выплате дани за прошлые годы. Московский князь же отправил к хану сына боярина Ивана Товаркова с подарками.

Переговоры провалились, так как Иван III отказался выплачивать долг, в свою очередь Ахмат не принял подарки. Вероятно, московский князь пытался этими переговорами выиграть время. Во-первых, он ожидал, пока к нему подоспеют войска братьев. Во-вторых, войско хана было не готов к длительному стоянию, поскольку в качестве провианта они использовали овец, а большое количество лошадей и скота из-за длительного пребывания на одном месте опустошили все запасы корма в округе. Русское же войско снабжалось зерном и мукой из княжеских запасов. В-третьих, воспользовавшись отсутствием хана в Орде, Иван III решил направить туда небольшой, но боеспособный отряд. Князь полагал, раз хан увел с собой почти все войска и не оставил значительных резервов войск дома, то больших сил для операции не потребуется. Отряд возглавил князь Василий Ноздреватый, который должен был на челнах спуститься по Оке, затем по Волге и при поддержке крымского царевича Нур-Девлета совершить опустошительную диверсию во владениях Ахмата.

Картина «Лагерь русского ополчения». (icvl.ru)

Наступление холодов и предстоящее замерзание реки вынудили московского князя изменить тактику. 28 октября он решил отвести войска к Кременцу и сосредоточить их у Боровска, где надеялся в благоприятной обстановке дать хану Ахмату решающий бой. Однако Ахмат прознал, что в глубоком тылу против него действует диверсионный отряд, который должен захватить и разграбить столицу Орды. Хан решил не идти за русскими войсками и поспешил домой. 11 ноября он отправился обратно в Орду, по пути разрушая и грабя литовские города в отместку Казимиру IV за неоказанную помощь. Со стороны выглядело довольно странным, что оба войска почти одновременно развернулись и ушли от Угры. На Руси это приписали чудесному заступничеству Божьей Матери, а Угру стали называть «поясом Богородицы».

Великий князь Иван III со всем воинством вернулся в Москву, «и возрадовашася, и возвеселишася все людие радостию велиею зело». Для московского князя такой исход «стояния» был вполне благоприятным. Он не понес значительных потерь и не должен был выплачивать дань и долги за предыдущие годы. «Стояние» положило конец монголо-татарскому игу и сделало Русское государство свободным. Совсем иначе эти события восприняли в Орде. Ахмат, сам инициировавший поход, в итоге вернулся домой ни с чем. Это было равносильно поражению. 6 января 1481 года хан был убит в результате внезапного нападения тюменского хана Ибака. Предполагается, что Ибак вступил в сговор с Иваном III. После смерти Ахмата в Большой Орде началась междоусобная война, которая привела к развалу государства.

«Cтояние на Угре» между войсками князя Ивана III и хана Ахмата

Трон золотоордынского царства и титул великого хана находился в руках Ахмата, хана Большой Орды. Его власть распространялась на обширные территории между Волгой и Днепром.

В 1476 году князь Иван III перестал платить Орде ежегодный денежный «выход», который собирался с русских земель со времен Батыя. Хан Ахмат, занятый борьбой с Крымом, лишь в 1480 году начал активные действия против Руси. Ему удалось договориться с польско-литовским королем Казимиром IV о военной помощи.

Для похода был выбран подходящий момент, когда Иван III находился в плотном кольце врагов. На севере в районе Пскова войска Ливонского ордена захватили обширные территории страны. С запада грозил войной король Казимир IV. В январе 1480 года против Ивана III восстали его братья Борис (князь Угличский) и Андрей Большой (князь Волоцкий), недовольные усилением власти великого князя. Используя сложившуюся обстановку, хан Ахмат в июне 1480 года послал войска для разведки правого берега реки Оки, а осенью выступил с основными силами.

Иван III в свою очередь вступил в союз с соперником Ахмата крымским ханом Менгли-Гиреем и договорился с ним о совместном выступлении против польско-литовского короля Казимира IV.

К началу нашествия Ахмата на южных границах Московского государства существовала глубоко эшелонированная система оборонительных сооружений — Засечная черта, состоящая из городов-крепостей, многочисленных засек и земляных валов. При ее создании использовались все возможные защитные географические свойства местности: овраги, топкие болота, озера и особенно реки. Основная линия обороны южных границ тянулась по Оке. Эта часть Засечной черты именовалась «Окским береговым разрядом». Служба по его охране была введена Иваном III в обязательную повинность. Сюда, для защиты границ княжества, по очереди отправлялись крестьяне не только из ближних, но и дальних сел.

Получив весть о походе ордынцев в последних числах мая 1480 года, Иван III направил в район Оки воевод с вооруженными отрядами в помощь войскам, несущим постоянную службу на южной окраине. В Серпухов был наряжен сын Ивана III Иван Молодой. В Тарусу для подготовки города к обороне и организации отпора татарам отправился брат московского князя Андрей Меньшой.

Достаточно медленное выдвижение основных сил Ахмата позволило русскому командованию определить возможное направление его главного удара. К месту возможной встречи с противником был отправлен великокняжеский полк. Своевременное развертывание главных сил русских войск на оборонительных рубежах не дало возможность Ахмату форсировать Оку на центральном ее участке, что позволило бы ордынцам оказаться на кратчайшем направлении к Москве. Хан повернул войско к литовским владениям, где он мог соединиться с полками Казимира, а также без особых затруднений ворваться на территорию Московского княжества со стороны литовских земель.

Маневр Ахмата вдоль Окского рубежа был своевременно обнаружен русскими сторожевыми заставами. В связи с этим главные силы из Серпухова и Тарусы были переведены западнее, к Калуге и непосредственно на берег реки Угры. Туда же направлялись и полки, идущие на подкрепление великокняжеским войскам из различных русских городов.

Ввиду надвигавшейся опасности Иван III сумел договориться со своими мятежными братьями и те обещали помочь. 3 октября 1480 года великий князь отправился из Москвы к полкам, охранявшим левый берег Угры, и остановился в городе Кременце, находящемся в непосредственной близости от возможного театра военных действий. Основная группировка войск князя была сосредоточена в районе Калуги, прикрывая устье Угры. Кроме того, русские полки были расставлены вдоль всего нижнего течения реки. В местах, удобных для переправы, возводились укрепления, которые охранялись постоянными заставами, в состав которых входили пехотинцы и «огненный наряд», состоящий из стрельцов и артиллерийской прислуги. Небольшие конные разъезды патрулировали берег между заставами и поддерживали тесную связь между ними. В их задачу входил также захват вражеских разведчиков.

Навязываемая ордынцам тактика лишала тех возможности использовать преимущества своей легкой конницы во фланговых или обходных маневрах. Они вынуждены были действовать лишь во фронтальном наступлении на русские засеки, которые встречали их огнем из орудий (пищалей и тюфяков).

Хан Ахмат шел со всеми своими силами по правому берегу реки Оки через города Мценск, Любуцк и Одоев к Воротынску, расположенному недалеко от Калуги близ впадения Угры в Оку. Здесь Ахмат собирался дождаться помощи от Казимира IV. Но в это время крымский хан Менгли-Гирей по настоянию Ивана III начал боевые действия в Подолии, тем самым частично оттянув на себя войска и внимание польско-литовского короля. Занятый борьбой с Крымом и ликвидацией внутренних неурядиц тот не смог оказать содействие ордынцам.

Не дождавшись помощи от Казимира IV, Ахмат решил сам переправиться через реку в районе Калуги. Ордынские войска вышли к переправам на Угре 6-8 октября 1480 года и развернули военные действия сразу в нескольких местах.

Противники сошлись лицом к лицу, разделяла их только речная гладь Угры (в наиболее широких местах до 120-140 метров). На левом берегу у переправ и бродов выстроились русские лучники, а также расположились огнестрельные орудия с пушкарями и пищальниками. Полки дворянской конницы находились в готовности ударить по ордынцам, если бы тем удалось где-нибудь переправиться.

Сражение за переправы началось в час дня 8 октября и продолжалось по всей линии обороны почти четверо суток. После нескольких неудачных попыток форсировать Угру и овладеть русской позицией, войска хана Ахмата отступили, но сохранили свою боеспособность и готовность возобновить сражение.

20 октября полки Бориса и Андрея Большого пришли в Кременец. 26 октября замерзла река Угра, что существенно изменило обстановку для противоборствующих сторон не в пользу русских. Поэтому Иван III принял решение о переводе основных русских сил от левого берега реки Угры на северо-восток в район города Боровска, местность под которым была удобна для решающего сражения в том случае, если бы Ахмат все же решился перейти через Угру. Однако, узнав о прибытии войск братьев Ивана III и не получая известий от Казимира, хан не решился на это. Испытывая недостаток в провианте и страдая от сильных морозов, войска хана Ахмата 11 ноября начали отступать от русских рубежей.

28 декабря 1480 года великий князь Иван III возвратился в Москву, где был торжественно встречен горожанами. Война за освобождение Руси от ордынского ига была закончена.

Остатки воинства Ахмата бежали в степи. Против побежденного хана немедленно выступили соперники. 6 января 1481 года он был убит. В Большой Орде началась междоусобица.

Победа на Угре означала конец ига и восстановление полного национального суверенитета Русской земли. Это крупнейшее событие ХV века, а 12 ноября 1480 года — первый день полностью независимого Русского государства — одна из важнейших дат в истории Отечества.

В 1980 году в Калужской области на 176-м километре автотрассы Москва-Киев у моста через реку был открыт памятник Великому Стоянию на реке Угре.

В сентябре 2014 года недалеко от Калуги во Владимирском скиту Калужской Свято-Тихоновой пустыни (село Дворцы) был открыт музей-диорама «Великое Стояние на реке Угре». Он находится на территории, которая в 1480 году была занята войсками, участвовавшими в Великом Стоянии на Угре.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

>
Энциклопедия

Главная Энциклопедия История войн Подробнее

«Стояние на реке Угре» и конец Золотоордынского ига. 1480 г.


Иван III разрывает ханскую грамоту и топчет басму перед татарскими послами в 1478 г. Художник А.Д. Кившенко.

В памяти русского народа тяжелый период истории, называемый «ордынским игом», начинался в XIII в. трагическими событиями на реках Калке и Сити, длился почти 250 лет, но триумфально заканчивался на реке Угре в 1480 г.

Значению Куликовской битвы 1380 г. всегда придавалось большое внимание, а московский князь Дмитрий Иванович, получивший после сражения почетную приставку к имени «Донской», является национальным героем. Но не меньший героизм проявляли и другие исторические персонажи, а некоторые события, возможно незаслуженно забытые, соизмеримы по своей значительности с битвой на Дону. События, что положили в 1480 г. конец игу Орды, известны в исторической литературе под общим названием «стояние на Угре» или «Угорщина». Они представляли собой цепь боев границе Руси между войсками великого московского князя Ивана III и хана Большой Орды Ахмата.


Сражение на реке Угре, положившее конец ордынскому игу.
Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI в.

В 1462 г. московский великокняжеский трон унаследовал старший сын Василия II Темного Иван. Как руководитель внешней политики Московского княжества, Иван III знал, чего хотел: быть государем всей Руси, то есть объединить под своей властью все земли северо-востока и покончить с ордынской зависимостью. К этой цели великий князь шел всю жизнь и надо сказать успешно.


Государь всея Руси Иван III
Васильевич Великий.
Титулярник. XVII в.
К концу ХV века было почти завершено формирование основной территории Русского централизованного государства. Все столицы удельных княжеств Северо-Восточной Руси склонили голову перед Москвой: в 1464 г. было присоединено Ярославское княжество, а в 1474 г. – Ростовское. Вскоре такая же участь постигла Новгород: в 1472 г. частично, а в 1478 г. окончательно, Иван III перечеркнул сепаратистские тенденции части новгородского боярства и ликвидировал суверенитет Новгородской феодальной республики. Главный же символ новгородской вольности – вечевой колокол был им снят и отправлен в Москву.

Исторические слова, произнесенные при этом Иваном III: «Наше государство великих князей таково: вечю колоколу во отчине нашей в Новегороде не быти, посаднику не быти, а господарство свое нам держати», стали девизом русских государей на несколько столетий вперед.


Карта. Походы Ивана III.

В то время как Московское государство мужало и крепло, Золотая Орда уже распалась на несколько самостоятельных государственных образований не всегда мирно уживающихся друг с другом. Сначала от нее отделились земли Западной Сибири с центром в городе Чинга-Тура (нынешняя Тюмень). В 40-е гг. на территории между Волгой и Иртышом к северу от Каспийского моря образовалась самостоятельная Ногайская Орда с центром в городе Сарайчик. Чуть позже на землях бывшей монгольской империи вокруг границ ее преемницы – Большой Орды возникли Казанское (1438 г.) и Крымское (1443 г.), а в 60-е гг. – Казахское, Узбекское и Астраханское ханства. Трон же золотоордынского царства и титул великого хана находился в руках Ахмата, чья власть распространялась на обширные территории между Волгой и Днепром.

В этот период взаимоотношения между объединяющейся Северо-Восточной Русью и распадающейся Ордой носили неопределенный характер. А в 1472 г. Иван III окончательно прекратил выплату дани ордынцам. Поход Ахмат-хана в 1480 г. стал последней попыткой вернуть Русь в подчиненное Орде положение.

Для похода был выбран подходящий момент, когда Иван III находился в плотном кольце врагов. На севере в районе Пскова разбойничал Ливонский орден, войска которого под руководством магистра фон дер Борха захватили обширные территории на севере страны.

С запада грозил войной польский король Казимир IV. Непосредственно с польской угрозой была связана и смута, возникшая внутри государства. Новгородские бояре, уповая на помощь Казимира и ливонцев, организовали заговор с целью перехода Новгорода под власть иноземцев. Во главе заговора стоял пользующийся большим влиянием у новгородцев архиепископ Феофил. Кроме того, в Москве подняли мятеж родные братья Ивана III удельные князья Андрей Большой и Борис Волоцкий, требующие увеличения территории уделов и усиления их влияния на управление государством. Оба мятежных князя запросили помощь у Казимира и тот обещал им всяческую поддержку.

Весть о новом походе ордынцев достигло Москвы в последних числах мая 1480 г. В Типографской летописи о начале нашествия сказано: «Прииде же весть великому князю, яко дополна царь Ахмат идеть со своею ордою и царевичи, уланы и князми, еще же и с королем во единой думе с Казимером, король бо и подвел его на великого князя…».

Получив известие о выступлении Орды, великий князь должен был принять ответные меры как дипломатического, так и военного характера.

Создание коалиции с Крымским ханством, направленной против Большой Орды, началось Иваном III незадолго до начала нашествия. 16 апреля 1480 г. московское посольство во главе с князем И.И. Звенигородским-Звенцом отправилось в Крым. В Бахчисарае московский посол подписал с ханом Менгли-Гиреем договор о взаимопомощи. Русско-крымский союз имел оборонительно-наступательный характер по отношению к Казимиру и оборонительный по отношению к Ахмату. «А на Ахмата царя, – писал крымский хан к Ивану III, быти нам с тобой за один. Коли пойдет на меня царь Ахмат, и тобе моему брату великому князю Ивану, царевичей своих отпустити на орду с уланами и со князми. А потом на тебя Ахмат царь и мне Менгли-Гирею царю на Ахмата царя пойти или брата своего отпустити с своими людьми».

Союз с Менгли-Гиреем был заключен, но сложность обстановки на границе Крыма и Великого княжества Литовского, а также относительная слабость Менгли-Гирея, как союзника, не позволяла надеяться на предотвращение ордынской агрессии только дипломатическими путями. Поэтому для обороны страны Иван III принял ряд действий и военного характера.


Фрагмент диорамы «Великое Стояние на реке Угре». Музей-диорама. Калужская область, Дзержинский район, с. Дворцы, Владимирский скит Калужской Свято-Тихоновой пустыни.

К началу нашествия Ахмата на южных границах Московского государства существовала глубоко эшелонированная система оборонительных сооружений. Эта Засечная черта состояла из городов-крепостей, многочисленных засек и земляных валов. При ее создании использовались все возможные защитные географические свойства местности: овраги, топкие болота, озера и особенно реки. Основная линия обороны южных границ тянулась по Оке. Эта часть Засечной черты именовалась «Окским береговым разрядом».

Служба по охране окского рубежа была введена Иваном III в обязательную повинность. Сюда, для защиты границ княжества, по очереди отправлялись крестьяне из не только ближних, но и дальних сел. Во время нашествий Орды – это пешее ополчение должно было выдержать первый натиск и удержать врага на пограничных рубежах до подхода главных сил. Принципы обороны рубежа также были разработаны военной администрацией великого князя заранее. Сохранившийся «Наказ угорским воеводам» это наглядно показывает.


Фрагмент диорамы «Великое Стояние на реке Угре». Музей-диорама. Калужская область, Дзержинский район, с. Дворцы, Владимирский скит Калужской Свято-Тихоновой пустыни.

В помощь войскам, несущим постоянную службу на южной «украине», в конце мая – начале июня великий князь направил в район Оки воевод с вооруженными отрядами. В Серпухов был наряжен сын Ивана III Иван Молодой. В Тарусу для подготовки города к обороне и организации отпора татарам отправился брат московского князя Андрей Меньшой. Кроме них в русских летописях, как один из руководителей обороны Засечной черты, упоминается дальний родственник Ивана III князь Василий Верейский.

Меры, принятые великим князем, оказались своевременными. Вскоре на правом берегу Оки появились отдельные вражеские разъезды. Этот факт нашел отражение в летописи: «Татарове же пришедше плениша Беспуту и отидоша». Первый удар, совершенный видимо с разведывательной целью, был нанесен по одной из правобережных приокских русских волостей, не прикрытой водной преградой от нападений со стороны степи. Но увидев, что русские войска заняли оборону на противоположном берегу, неприятель отошел.

Достаточно медленное выдвижение основных сил Ахмата позволило русскому командованию определить возможное направление главного удара Ахмата. Прорыв Засечной черты должен был проходить либо между Серпуховым и Коломной, либо ниже Коломны. Выдвижение великокняжеского полка под руководством воеводы князя Д.Д. Холмского к месту возможной встречи с противником завершилось в июле 1480 г.

На решительность целей Ахмата указывают конкретные факты, нашедшие свое отражение в летописных источниках. Войско Ахмата, по всей вероятности, включало в себя все наличные военные силы Большой Орды в то время. Согласно летописям, совместно с Ахматом выступил его племянник Касим, и еще шесть царевичей, имена которых в русских летописях не сохранились. Сравнивая с теми силами, что выставляла Орда раньше (например, нашествие Едигея в 1408 г., Мазовши в 1451 г.), можно сделать вывод о численном составе войска Ахмата. Речь идет о 80–90 тысячах воинов. Естественно, эта цифра не является точной, но она дает общее представление о масштабе вторжения.

Своевременное развертывание главных сил русских войск на оборонительных рубежах не дало возможность Ахмату форсировать Оку на центральном ее участке, что позволило бы ордынцам оказаться на кратчайшем направлении к Москве. Хан повернул войско к литовским владениям, где он мог успешно решить двойную задачу: во-первых, соединиться с полками Казимира, а во-вторых, без особых затруднений ворваться на территорию Московского княжества со стороны литовских земель. Об этом есть прямые известия в русских летописях: «…поиде к Литовскои земли, обходя реку Оку, а ожидая к себе короля на помочь или силы».

Маневр Ахмата вдоль Окского рубежа был своевременно обнаружен русскими сторожевыми заставами. В связи с этим главные силы из Серпухова и Тарусы были переведены западнее, к Калуге и непосредственно на берег реки Угры. Туда же направлялись и полки, идущие на подкрепление великокняжеским войскам из различных русских городов. Так, например, к Угре прибыли силы тверского княжества во главе с воеводами Михаилом Холмским и Иосифом Дорогобужским. Опередить ордынцев, раньше их выйти к берегам Угры, занять и укрепить все удобные для переправы места – такая задача стояла перед русскими войсками.

Движение Ахмата к Угре таило в себе большую опасность. Во-первых, эта река, как естественная преграда, значительно уступала Оке. Во-вторых, выходя к Угре, Ахмат продолжал оставаться в непосредственной близости от Москвы и при быстром форсировании водного рубежа мог достичь столицы княжества за 3 конных перехода. В-третьих, вступление ордынцев в пределы Литовской земли подталкивало Казимира к выступлению и усиливало вероятность соединения ордынцев с польскими войсками.

Все эти обстоятельства заставили московское правительство принять чрезвычайные меры. Одной из таких мер стало проведение совета. В обсуждении сложившейся ситуации приняли участие сын и соправитель великого князя Иван Молодой, его мать – князя инокиня Марфа, дядя – князь Михаил Андреевич Верейский, митрополит всея Руси Геронтий, архиепископ ростовский Вассиан и многие бояре. На совете был принят стратегический план действий, направленный на предотвращение вторжения ордынцев в русские земли. В нем предусматривалось одновременное решение нескольких различных по характеру задач.

Во-первых, было достигнуто соглашение с мятежными братьями об окончании «замятни». Прекращение феодального мятежа значительно укрепляло военно-политическое положение Русского государства перед лицом ордынской опасности, лишало Ахмата и Казимира одного из главных козырей в их политической игре. Во-вторых, было принято решение о переводе Москвы и ряда городов на осадное положение. Так, по словам Московской летописи, «…в осаде в граде Москве сел митрополит Геронтий, да великая княгиня инока Марфа, да князь Михаил Андреевич, да наместник московский Иван Юрьевич, и многое множество народа от многих градов». Проводилась частичная эвакуация столицы (из Москвы на Белоозеро отправлялись жена Ивана III великая княгиня Софья, малолетние дети и государственная казна). Частично эвакуировалось населения приокских городов, а гарнизоны в них укреплялись государевыми стрельцами из Москвы. В-третьих, Иван III распорядился о проведении дополнительной воинской мобилизации на территории Московского княжества. В-четвертых, было принято решение о рейде русских отрядов на территорию Орды для проведения отвлекающего удара. С этой целью вниз по Волге была направлена судовая рать под руководством служилого крымского царевича Нур-Даулета и князя Василия Звенигородского-Ноздроватого.

3 октября великий князь отправился из Москвы к полкам, охранявшим левый берег Угры. Прибыв к войску, Иван III остановился в городе Кременце, расположенном между Медынью и Боровском и находящемся в непосредственной близости от возможного театра военных действий. По свидетельству Московской летописи он «…ста на Кременце с малыми людми, а людей всех отпусти на Угру к сыну своему великому князю Ивану». Занятие позиции, расположенной на 50 км в тылу войск, развернутых вдоль берега Угры, обеспечивало центральному военному руководству надежную связь с главными силами и позволяло прикрыть путь на Москву в случае прорыва ордынских отрядов через заградительные заслоны русских войск.

Источники не сохранили официального летописного отчета об «Угорщине», отсутствуют росписи полков и воевод, хотя от времени Ивана III сохранилось немало воинских разрядов. Формально во главе армии стоял сын и соправитель Ивана III Иван Молодой, при котором находился его дядя – Андрей Меньшой. Фактически же военными действиями руководили старые испытанные воеводы великого князя, имевшие большой опыт ведения войны с кочевниками. Большим воеводой являлся князь Данила Холмский. Его соратниками были не менее известные полководцы – Семен Ряполовский-Хрипун и Данила Патрикеев-Щеня. Основная группировка войск была сосредоточена в районе Калуги, прикрывая устье Угры. Кроме того, русские полки были расставлены вдоль всего нижнего течения реки. Как сообщает Вологодско-Пермская летопись, великокняжеские воеводы «…ста по Оке и по Угре на 60 верстах» на участке от Калуги до Юхнова».

Главная задача полков, разбросанных вдоль берега реки, состояла в предотвращении прорыва противника через Угру, а для этого необходимо было надежно защищать удобные для переправы места.

Непосредственная оборона бродов и перелазов была поручена пехоте. В местах, удобных для переправы, возводились укрепления, которые охранялись постоянными заставами. В состав таких застав входили пехотинцы и «огненный наряд», состоящий из стрельцов и артиллерийской прислуги.

Несколько иная роль отводилась коннице. Небольшие конные разъезды патрулировали берег между заставами и поддерживали тесную связь между ними. В их задачу входил также захват вражеских разведчиков, пытавшихся выяснить расположение русских отрядов на берегах Угры и разведать удобные места для форсирования реки. Большие конные полки спешили на помощь заставам, стоящим у переправ, лишь только определялось направление главного удара противника. Допускались и атакующие или разведывательные походы на противоположный, занятый врагом берег.

Таким образом, на широком фронте вдоль реки Угры была создана позиционная оборона с активными вылазками конных отрядов. Причем основной силой, находящейся в укрепленных узлах обороны у мест переправы, являлась пехота, оснащенная огнестрельным оружием.

Массовое использование русскими воинами огнестрельного оружия во время «стояние на Угре» отмечается всеми летописями. Применялись пищали – длинноствольные орудия, обладавшие прицельным и эффективным огнем. Использовались и так называемые тюфяки – огнестрельные орудия для стрельбы каменным или металлическим дробом на близкое расстояние по живой силе противника. «Огненный наряд» широко и с наибольшей пользой мог быть применен в позиционном, оборонительном сражении. Поэтому выбор именно оборонительной позиции на берегу Угры кроме выгодного стратегического положения диктовался еще и желанием эффективно использовать новый род войск в русской армии – артиллерию.

Навязываемая ордынцам тактика лишала тех возможности использовать преимущества своей легкой конницы во фланговых или обходных маневрах. Они вынуждены были действовать лишь во фронтальном наступлении на русские засеки, идти в лоб на пищали и тюфяки, на сомкнутый строй тежеловооруженных русских воинов.

Летописи сообщают, что Ахмат шел со всеми своими силами по правому берегу реки Оки через города Мценск, Любуцк и Одоев к Воротынску, городку, расположенному недалеко от Калуги близ впадения Угры в Оку. Здесь Ахмат собирался дождаться помощи от Казимира.

Но в это время крымский хан Менгли-Гирей по настоянию Ивана III начал боевые действия в Подолии, тем самым частично оттянув на себя войска и внимание польского короля. Занятый борьбой с Крымом и ликвидацией внутренних неурядиц тот не смог оказать содействие ордынцам.

Не дождавшись помощи поляков, Ахмат решил сам переправиться через реку в районе Калуги. Ордынские войска вышли к переправам на Угре 6–8 октября 1480 г. и развернули военные действия сразу в нескольких местах: «…татарове …же приидоша против князя Ондрея, а инии проти великого князя мнози, а овии против воевод вдруг приступиша».

Противники сошлись лицом к лицу, разделяла их только речная гладь Угры (в наиболее широких местах до 120–140 м). На левом берегу у переправ и бродов выстроились русские лучники, были расположены пищали и тюфяки с пушкарями и пищальниками. Полки дворянской конницы в блестящих на солнце доспехах, с саблями находились в готовности ударить по ордынцам, если бы тем удалось где-нибудь уцепиться за наш берег. Сражение за переправы началось в час дня 8 октября и продолжалось по всей линии обороны почти четверо суток.

Русские воеводы с максимальной выгодой использовали преимущества своих войск в стрелковом вооружении и расстреливали ордынцев еще в воде. Им так и не удалось форсировать реку ни на одном участке. Особую роль в боях за переправы сыграл «огненный наряд». Ядра, дроб и картечь наносили значительный урон. Железо и камень прошивали насквозь бурдюки, которые использовались ордынцами для переправы. Лишенные поддержки лошади и всадники быстро выбивались из сил. Те, кого щадил огонь, шли на дно. Барахтающиеся в холодной воде ордынцы стали хорошей мишенью русским стрелкам, а сами они не могли использовать излюбленный прием – массированную стрельбу из луков. Долетавшие через реку на излете стрелы теряли свою убойную силу и практически не приносили вреда русским воинам. Несмотря на огромные потери, хан снова и снова гнал вперед свою конницу. Но все попытки Ахмата с хода форсировать реку окончились безрезультатно. «Царь же не возможе берег взяти и отступи от реки от Угры за две версты и ста в Лузе» – сообщает Вологодско-Пермская летопись.

Новую попытку осуществить переправу ордынцы предприняли в районе Опакова городища. Здесь условия местности позволяли скрытно сосредоточить конницу на литовском берегу, а затем сравнительно легко форсировать мелководную реку. Однако русские воеводы внимательно следили за передвижением татар и умело маневрировали полками. В результате, на переправе ордынцев встретила не малочисленная сторожевая застава, а крупные силы, которые отразили последнюю отчаянную попытку Ахмата.

Русское войско остановило Орду на пограничных рубежах и не пропустило неприятеля к Москве. Но окончательный перелом в борьбе с нашествием Ахмата еще не наступил. Грозное ордынское войско на берегах Угры сохранило свою боеспособность и готовность возобновить сражение.

В этих условиях Иван III начал дипломатические переговоры с Ахматом. К ордынцам отправилось русское посольство во главе с думным дьяком Иваном Товарковым. Но эти переговоры показали принципиальную несовместимость взглядов сторон на возможность достижения перемирия. Если Ахмат настаивал на продолжении властвования Орды над Русью, то Иван III рассматривал это требование как неприемлемое. По всей вероятности, переговоры были затеяны русскими лишь для того, чтобы как-то протянуть время и выяснить дальнейшие намерения ордынцев и их союзников, а также дождаться свежих полков Андрея Большого и Бориса Волоцкого, спешащих на подмогу. В конечном счете переговоры так ни к чему не привели.

Но Ахмат продолжал верить в успешное завершение предпринятого похода на Москву. В Софийской летописи есть фраза, которую летописец вложил в уста ордынского хана по окончанию неудачных переговоров: «Дай Бог зиму на вас, и реки все станут, ино много дорог будет на Русь». Установление ледового покрова на порубежных реках существенно меняло обстановку для противоборствующих сторон и не в пользу русских. Поэтому великим князем были приняты новые оперативно-тактические решения. Одним из таких решений был перевод основных русских сил от левого берега реки Угры на северо-восток в район городов Кременец и Боровск. Сюда же, на помощь главным силам, двигались свежие полки, набранные на севере. В результате этой передислокации ликвидировался растянутый в длину фронт, который при потере такого естественного защитного рубежа, каким являлась Угра, существенно ослаблялся. Кроме того, в районе Кременца формировался мощный кулак, быстрое перемещение которого позволило бы преградить дорогу ордынцам на возможном пути наступления на Москву. Отвод войск от Угры начался сразу после 26 октября. Причем войска отводились сначала к Кременцу, а затем еще дальше в глубь страны, к Боровску, где великого князя Ивана III поджидали прибывшие из Новгородской земли войска его братьев. Перенос позиции с Кременца в Боровск был сделан вероятнее всего потому, что новое расположение русских войск прикрывало путь на Москву не только со стороны Угры, но и со стороны Калуги; из Боровска можно было быстро переместить войска к среднему течению Оки между Калугой и Серпуховом, если бы Ахмат решил изменить направление главного удара. По словам Типографской летописи «…князь великий приидоша к Боровску, глаголюще яко – и на тех полях бой с ними поставим».

Местность под Боровском была очень удобна для решающего сражения в том случае, если бы Ахмат все же решился перейти через Угру. Город располагался на правом берегу Протвы, на холмах с хорошим обзором. Покрытая густым лесом местность под Боровском не позволила бы Ахмату полностью использовать свою главную ударную силу – многочисленную конницу. Общий стратегический план русского командования не менялся – дать оборонительное сражение в выгодных для себя условиях и не допустить прорыва противника к столице.

Однако Ахмат не только не предпринял новую попытку перейти Угру и вступить в сражение, но 6 ноября начал отступать от русских рубежей. 11 ноября это известие достигло лагеря Ивана III. Маршрут отступления Ахмата проходил через города Мценск, Серенск и далее в Орду. Муртоза, самый энергичный из сыновей Ахмата, предпринял попытку разорить русские волости на правом берегу Оки. Как пишет летописец, захвачены были два сельца в районе Алексина. Но Иван III приказал своим братьям не мешкая выступить навстречу неприятелю. Узнав о приближении княжеских дружин Муртоза отступил.

На этом бесславно закончился последний поход Большой Орды на Русь. На берегах Оки и Угры была одержана решающая политическая победа – фактически свергнуто ордынское иго, тяготевшее над Русью более двух веков.

28 декабря 1480 г. великий князь Иван III возвратился в Москву, где был торжественно встречен ликующими горожанами. Война за освобождение Руси от ордынского ига была закончена.

Остатки воинства Ахмата бежали в степи. Против побежденного хана немедленно выступили соперники. Эта борьба закончилась его гибелью. В январе 1481 г. в донских степях утомленные долгим и бесплодным походом ордынцы потеряли бдительность и были настигнуты ногайским ханом Иваком. Убийство Ахмата мурзой Ямгурчеем привело к мгновенному распаду ордынского войска. Но решающим фактором, приведшим Ахмата к гибели, а его орду к разгрому было, конечно, их поражение в осенней кампании 1480 г.

Действия русского командования, приведшие к победе, имели некоторые новые черты, характерные уже не для удельной Руси, а для единого государства. Во-первых, строгая централизация руководства отражением нашествия. Все управление войсками, определение рубежей развертывания основных сил, выбор тыловых позиций, подготовка городов в тылу к обороне, все это находилось в руках главы государства. Во-вторых, сохранение на всех этапах противостояния постоянной и хорошо отлаженной связи с войсками, своевременное реагирование на быстро меняющуюся обстановку. И последнее, стремление действовать на широком фронте, умение собирать в кулак силы на наиболее опасных направлениях, высокая маневренность войск и отличная разведка.

Действия русских войск в ходе осенней кампании 1480 г. по отражению нашествия Ахмата – яркая страница в военной истории нашей страны. Если победа на Куликовом поле означала начало перелома в русско-ордынских отношениях – переход от пассивной обороны к активной борьбе за свержение ига, то победа на Угре означала конец ига и восстановление полного национального суверенитета Русской земли. Это крупнейшее событие ХV века, а воскресенье 12 ноября 1480 г. – первый день полностью независимого Русского государства – одна из важнейших дат в истории Отечества. ПCPЛ. T.26. M.-Л., 1959.

Памятник Великому Стоянию на реке Угре. Расположен в Калужской области на 176-м км автотрассы Москва-Киев у моста через реку. Открыт в 1980 г.
Авторы: В.А. Фролов. М.А. Неймарк и Е.И. Киреев.

____________________________________________________

См.: Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью. Полное собрание русских летописей (далее – ПСРЛ). Т. XII. СПб., 1901. С. 181.

Цит. по: Boинcкиe повести Древней Руси. Л., 1985, С. 290.

Калугин И.К. Дипломатические сношения России c Крымом в княжение Ивана III. M., 1855. С. 15.

Разрядная книга 1475-1598 гг. M., 1966. С. 46.

Воинские повести Древней Руси. С. 290.

Mocкoвcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.25. M.-Л., 1949. С. 327.

Tвepcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.15. CПб., 1863. Стб. 497-498.

Mocкoвcкaя лeтoпиcь. С. 327.

Черепнин Л.B. Oбpaзoвaниe pyccкoгo цeнтpaлизoвaннoгo гocyдapcтвa в XIV-XV вeкax. M., 1960. С. 881.

Mocкoвcкaя лeтoпиcь. С. 327.

Boлoгoдcкo-Пepмcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.26. M.-Л., 1959. С. 263.

Tипoгpaфcкaя Aкaдeмичecкaя лeтoпиcь». ПЛДP. Bтopaя пoлoвинa XV в. M., 1982. С. 516.

Boлoгoдcкo-Пepмcкaя лeтoпиcь. С. 264.

Coфийcкaя-Львoвcкaя лeтoпиcь. ПCPЛ. T.20, ч.1. CПб, 1910-1914. С. 346.

Boинcкиe пoвecти Дpeвнeй Pycи. С. 290.

Юрий Алексеев, старший научный сотрудник
Научно-исследовательского института военной истории
Военной академии Генерального штаба
Вооруженных Сил Российской Федерации

О трех факторах «чуда на реке Хан»

Южную Корею вполне справедливо называют чудом на реке Хан. Ведь эта страна за 50 лет буквально восстала из пепла после войны 1950-1953 годов. В этом может убедиться кто угодно, посетив это государство. Все знают о корпорации Samsung, продукция которой присутствует во всех уголках мира. Но еще больше поражают дороги, инфраструктура, о которых нашей стране можно только мечтать. И еще одним признаком в Корее является то, что там доминирует автомобильная техника местного производства, которая достаточно успешно конкурирует с мировыми марками. Поэтому возникает вопрос: как Южной Корее удалось достичь таких успехов, причем при нехватке ресурсов, которые сосредоточены как раз в северной части Кореи?

Первая такая возможность спросить об этом возникла у меня во время посещений кладбища-мемориала ООН в корейском городе Пусан. Директор по международным отношениям в офисе этого мемориала Лео Дж. Димей рассказал «Дню», что он полюбил Корею после первого посещения могилы своего отца, который погиб в войне 1950-53 гг. и похоронен на этом кладбище. «Честно говоря, корейцы работали очень тяжело. Но следует также помнить, что 55 стран-членов ООН давали гранты и займы Корее, чтобы она осуществила чудо. И нужно отдать им должное — они это сделали. А многие другие страны, вы как журналист видели, получили фонды — средства в качестве помощи и главным образом использовали их, чтобы выжить, а корейцы использовали их, чтобы развиваться. Другой интересный нюанс заключается в том, что здесь нет религиозной дискриминации. Корейцы живут очень гармонично, независимо от того, какая у них религия. Кроме того, стоит отметить такую черту, как сильный национализм. Порой национализм позитивный, порой бывает вовсе не полезным. В случае Кореи он до сих пор был очень позитивным и помог отстроить страну из пепла. И я это очень уважаю».

Во время посещения Сеула «День» взял эксклюзивное интервью у посла Украины в Республике Корея Василия МАРМАЗОВА.

«ИХ СТАРТОВЫЕ ПОЗИЦИИ БЫЛИ НАМНОГО ХУЖЕ, ЧЕМ У УКРАИНЫ В НАЧАЛЕ 1990-х ГОДОВ»

— Пан Посол, как корейцам удалось из пепла превратить свою страну в «чудо на реке Хан»?

— То, что мы называем «чудом на реке Хан», — это действительно одно из выдающихся достижений современной Южной Кореи, которым корейский народ справедливо гордится. В действительности их стартовые позиции были намного хуже, чем у Украины в начале 1990-х годов. Их можно сравнить с той ситуацией, которая была у нас после Второй мировой войны. Поэтому еще больше поражает то, как за достаточно короткий промежуток времени им удалось достичь таких заметных результатов в развитии страны. Здесь, безусловно, определяющую роль сыграл менталитет корейского народа и его ценности, базирующиеся на конфуцианской этике и морали. Важной составляющей успеха стала также политическая воля руководства Южной Кореи, которое в 60-х годах прошлого века сумело сформировать четко определенную программу реформ и привлечь к ее выполнению большую часть общества. Да, тогда также были применены некоторые жесткие административные меры, но в совокупности это дало желаемый результат. И, в-третьих, корейцы поняли, что самостоятельно они не справятся с обновлением страны, с интеграцией в мировую экономическую систему. Поэтому они активно привлекали международную помощь как от отдельных стран, так и от международных финансовых структур, поддержавших Южную Корею. Вот эти факторы дали результат. Но я бы все-таки на первое место поставил особенности, индивидуальные качества корейского народа, который отличается работоспособностью, высокой организацией. Главное, что они видели конкретную цель, которой они достигли. Хотя это не означает, что в нынешней Южной Корее не существует проблем, в том числе и экономических.

— Директор по международным отношениям кладбища-мемориала ООН в Пусане, канадец Лео Дж. Димей рассказал, что одной из причин успеха является то, что, несмотря на существование трех религий, они не настроены агрессивно друг против друга…

— Это действительно так. В Южной Корее широко распространено христианство, хоть исторически большая часть населения исповедует буддизм. И, несмотря на то, что сейчас корейцы придерживаются разных религиозных убеждений, все же в корейском обществе доминируют конфуцианские традиции и принципы. Некоторые исследователи, изучающие корейское общество, говорят, что само сочетание конфуцианства с христианством и позволило мобилизовать большинство населения на решение тех вызовов, которые стояли перед корейским обществом после Корейской войны.

«КОРЕЙЦЫ ПОДЧЕРКИВАЮТ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ К СВОЕЙ НАЦИИ, ГОРДЯТСЯ НАЦИОНАЛЬНЫМИ СИМВОЛАМИ»

— Кое-кто обращает внимание на то, что Южная Корея обязана своим успехом здоровому национализму, что скажете?

— Я бы назвал это патриотизмом. Понятно, что противостояние колониальному господству, события Корейской войны, непростые отношения между двумя Кореями, конкуренция между Южной Кореей и странами-соседями в известной степени стимулировали национализм. Корейцы подчеркивают свою принадлежность к своей нации, гордятся национальными символами. Я это наблюдаю во время национальных праздников, когда они искренне реагируют на свой флаг, другие государственные и религиозные символы. Но это не означает, что страна пренебрежительно относится к представителям других национальностей, даже тех, с которыми у них исторически непростые взаимоотношения. Я никогда не наблюдал, чтобы были какие-то проявления нетерпимости или агрессии по отношению к иностранцам.

— А тот факт, что корейцы считают себя нацией, родившейся 5 тыс. лет назад, как-то влияет на их менталитет?

— Безусловно, это так. Но история этого региона непростая. У них было много трагических событий, были столкновения, борьба между разными центрами влияния. Но они, тем не менее, сохранили свою идентичность во время достаточно жесткого колониального периода, когда они дискриминировались, а корейский язык и вообще принадлежность к корейской нации запрещались. Была дискриминация при назначении на руководящие должности.

«СЕУЛ ОСУЖДАЕТ НАРУШЕНИЕ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ И СУВЕРЕНИТЕТА НАШЕГО ГОСУДАРСТВА»

— Я имел возможность спросить спикера Национальной ассамблеи Южной Кореи, почему она не вводит санкцию против России, как это сделали ЕС, США, Канада, Австралия и Япония. Он ответил мне, что Южная Корея старается, но это очень деликатный вопрос в связи с особым положением России как участника группы шести относительно северокорейской ядерной проблемы, и не может этого сделать. Разделяете ли вы такое мнение, что это может мешать Сеулу присоединиться к санкциям против России?

— Во-первых, я бы хотел отметить, что Республика Корея была одним из соавторов резолюции ГА ООН о поддержке территориальной целостности Украины. После этого было несколько заявлений Южной Кореи, которые осуждали вмешательство во внутренние дела Украины, она поддерживала достижение определенных договоренностей в Минске. И сейчас они, конечно, заинтересованы в том, чтобы Минские договоренности были полностью имплементированы. Что касается санкций, действительно, это деликатный вопрос для Южной Кореи, которая экономически связана с Россией. И вы правильно отмечаете, что Россия — участник шестисторонних переговоров по проблематике КНДР. При этом Южная Корея стремится оказывать поддержку Украине. Представители этой страны примут участие в Международной конференции в поддержку реформ в Украине, которая пройдет в конце апреля в Киеве. Что касается парламентских кругов, я тоже имел возможность общаться с депутатами Национальной ассамблеи. Они активно интересуются ситуацией в Украине. В прошлом месяце делегация южнокорейских парламентариев высокого уровня посетила Украину. В Национальной ассамблее Республики Корея уже долгое время функционирует группа дружбы с Украиной, которая состоит из представителей как правящей партии, так и оппозиции. Поэтому чувствуется и парламентская поддержка. Но в завершение я бы привел факт, что президент Республики Корея Пак отказалась принимать участие в праздновании в Москве по случаю

70-летия победы во Второй мировой войне 9 мая этого года. Хоть и корейский народ с уважением относится к этой дате, много потерь понес во время Второй мировой войны и Корейской войны. Но это тоже определенный политический шаг. Поэтому я бы сказал так: Сеул осуждает вмешательство во внутренние дела, нарушение территориальной целостности и суверенитета нашего государства. Во-вторых, Южная Корея стремится оказывать максимальную поддержку как на политическом, так и на экономическом уровнях.

— Кстати, в редакционной статье Korean Times говорится как раз о том, что президент Южной Кореи должна была поехать в Москву, чтобы пожать руку северокорейскому лидеру и, таким образом, дать начало политическому диалогу. Насколько такие взгляды распространены в этой стране?

— Это нормально, Республика Корея — демократическая страна. Есть критика внешней политики нынешней администрации. Есть сторонники того, чтобы лидеры двух стран встретились в Москве. Кстати, участие Ким Чен Ина в упомянутом праздновании уже подтверждено. Что касается такой встречи обоих лидеров, то нужна готовность к ней. Президент Южной Кореи Пак Кин Хе, говоря о вероятности переговоров с лидером КНДР, уже неоднократно заявляла, что «встреча ради встречи» не нужна.

— В прошлый раз, когда я посещал Южную Корею во время Ядерного саммита в 2012 году, наша делегация встречалась с руководством Samsung и Hyundai Motors, обсуждались планы сборки авто в Украине. Что сейчас с этими планами, как развивается сотрудничество с Южной Кореей?

— Скажу откровенно: последние события в Украине — и в политической, и в экономической сферах — приостановили реализацию многих проектов, которые были наработаны за последние три года. Но актуальность их сохраняется. Это проект в сфере сельского хозяйства, целый ряд серьезных компаний заинтересованы в создании надлежащей инфраструктуры для переработки сельскохозяйственной продукции и в ее последующем экспорте на другие рынки. Автомобилестроение — это постоянная тема, и также продолжаются консультации между украинскими и корейскими автопроизводителями. Что касается сферы IТ, Samsung продолжает активно работать в Украине. Так, в Киеве успешно функционирует созданный этой компанией научно-исследовательский центр (на сегодняшний день — один из крупнейших в Восточной Европе), в котором занято 2 тыс. сотрудников, в основном украинцев. Продолжается сотрудничество в сфере космоса, из российского космодрома собранными в Украине ракетоносителями запускаем корейские спутники. На сегодняшний день есть все предпосылки для того, чтобы такие проекты продолжали развиваться.

«КОРЕЙСКИЙ ОПЫТ МОДЕРНИЗАЦИИ — ЧРЕЗВЫЧАЙНО ИНТЕРЕСЕН»

— Развиваются ли побратимские отношения между нашими и корейскими городами? Например, я был у Пусане, четвертом в мире порту, этот город мог бы стать побратимом Одессы?

— Это действительно был бы интересный проект, но многое еще зависит от местной власти в Одессе и региональных лидеров. Было бы во многом полезно изучать опыт Пусана не только Одессе, но и многим другим портам, нуждающимся в модернизации. Существует целый ряд корейских компаний, которые были бы заинтересованы в таких проектах также. В последнее время подписан меморандум о сотрудничестве между Кировоградской областной администрацией и третьим, самым крупным после Сеула и Пусана, южнокорейским городом — Инчхоном, который на сегодняшний день очень динамично развивается. Кстати, Инчхон — это также важный транспортный узел страны, где находятся самый крупный порт на западном побережье Корейского полуострова и один из лучших в мире международных аэропортов.

— В достаточной ли степени используется в нашем сотрудничестве тот фактор, что Украина и Южная Корея имеют определенные сходства?

— Если провести параллели в истории Кореи и Украины, у нас много сходств, несмотря на то, что мы далеко находимся друг от друга. Даже то, что в Украине присутствует немалая корейская диаспора, также говорит о том, что у нас много возможностей и связей для развития сотрудничества. А корейский опыт модернизации, в проведении реформ — чрезвычайно интересный. Сейчас многие европейские страны ищут пути для того, чтобы сотрудничать с Южной Кореей, привлекать корейские инвестиции в европейскую экономику, соответственно европейские компании приходят на корейский рынок. Поэтому и Украине нельзя замыкаться на одном направлении сейчас. Мы — часть Европы, интегрируемся в европейское экономическое пространство, но должны помнить, что мир — глобальный, есть другие динамические центры, есть страны с чрезвычайно интересным потенциалом. Поэтому не случайно в марте этого года министр иностранных дел Украины Павел Климкин осуществил визит в Японию, сейчас мы работаем над тем, чтобы произошел обмен визитами глав внешнеполитических ведомств Украины и Республики Корея. Все это говорит о том, что в Киеве есть полное понимание важности развития взаимовыгодного сотрудничества с Северо-Восточной Азией и другими азиатскими центрами. Потенциал такого сотрудничества чрезвычайно велик, в первую очередь — в экономической сфере.

«ДЛЯ УКРАИНСКИХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ ПРОДУКТОВ КОРЕЙСКИЙ РЫНОК ВЕСЬМА ПЕРСПЕКТИВЕН»

— А какие наши компании уже работают в Южной Корее или имеют потенциал выхода на корейский рынок и что мешает это сделать, если есть желание?

— Сейчас в Корее нет представительств украинских компаний. Однако благодаря активному сотрудничеству отдела по экономическим вопросам Посольства с рядом украинских производителей сейчас на полках корейских супермаркетов можно купить пиво «Оболонь», шоколад «Рошен», водку «Немиров», чего не было еще два года назад. Нравится корейцам и херсонская мука, полтавское подсолнечное масло, Ивано-Франковский яичный порошок, кировоградский лук. Для украинских производителей продуктов корейский рынок — весьма перспективен. Но для того, чтобы войти на этот рынок, украинский бизнес должен быть активнее, принимать участие в международных специализированных выставках, должен научиться меняться и приспосабливаться к новым условиям. Хочу привести весьма показательный пример: корейцы ежегодно импортируют более 90 тыс. тонн сыра, так как в Корее этот продукт практически не производится, ежегодно импорт сыра в Корее увеличивается на 15%. Я уверен, что для украинских твердых сыров также есть место на корейском рынке. Посольство планирует принять участие в международной специализированной выставке продуктов питания Seoul Food 2015, которая пройдет в мае. На выставке благодаря спонсорской помощи будет обустроен стенд Посольства, где мы познакомим корейцев с продукцией таких украинских компаний, как «Креатив» (подсолнечное масло), «Милкиленд-Украина» (твердые сыры), «Золотой век» (халва, кондитерские изделия), «Радивиловмолоко» (сливочное масло). Пользуясь случаем, приглашаем к сотрудничеству и украинские компании. Мы всегда готовы помочь в освоении корейского рынка.