Болдинский монастырь Смоленской

Свято-Троицкий Болдин мужской монастырь

Россия Смоленская область деревня Болдино

Идёт загрузка карты…

Троицкий Болдин монастырь (Троице-Болдин монастырь, Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский монастырь) — мужской православный монастырь Смоленской епархии Русской православной церкви, расположенный в деревне Болдино Смоленской области в 15 километрах от города Дорогобужа.

История

Монастырь расположен на берегу речки Болдинки в 18 км от города Дорогобужа, на Старой Смоленской дороге. Основана обитель в 1528 г. преподобным Герасимом Болдинским. Со дня основания и до начала XVII века монастырь быстро развивался: строились храмы, собиралась братия. В 1580-1590-х гг. в Болдинском монастыре развернулось большое каменное строительство. Автором всего монастырского комплекса был известнейший московский мастер Федор Конь. В 1611 г. монастырь был захвачен поляками, в нем разместился католический орден иезуитов, во владении которых он находился до 1655 г. С 1656 г. монастырь вновь был освящен как православный.

В 1919-1927 гг. в монастыре были проведены реставрационные работы под руководством П. Д. Барановского. В бывших монастырских зданиях организован историко-художественный музей. В ноябре 1929 г. монастырь был официально закрыт. В Троицком соборе разместилось зернохранилище, во Введенском храме — колхозный сырзавод, в часовне — сепаратор для переработки молока.

Во время Великой Отечественной войны Болдинский монастырь был базой партизанских отрядов; в зданиях бывшей обители размещались ремонтные мастерские. В марте 1943 г. при отступлении немцы заминировали и взорвали храмы и колокольню. В 1964 г. началась реставрация монастыря по сохранившимся обмерам и фотографиям под руководством П. Д. Барановского.

В 1991 г. Болдинский монастырь передан Русской Православной Церкви. В 2001 году в монастыре были обретены мощи преподобного Герасима Болдинского.

В настоящее время практически все постройки монастыря восстановлены. Возрожден монастырский некрополь.

Храмы

Свято-Троицкий собор

Деревянный соборный храм в честь Святой Троицы с приделом во имя преподобного Сергия Радонежского построен в 1530-е гг. рядом с первыми постройками обители. Каменный собор в честь Святой Троицы с приделами во имя апостола Иоанна Богослова и благоверных князей Бориса и Глеба построен в 1585-1591 гг., по преданию, на средства инока Николая, из дворянского рода Арсеньевых. Собор был расписан фресками в византийских традициях на сюжеты из евангельских притч московскими государевыми иконописцами. В соборе хранился древний почитаемый образ Казанской иконы Божией Матери. Храм взорван в 1943 г. В 1991-2000 гг. проведены раскопки руин храма. В 2009 г. закончено восстановление Троицкого собора.

Церковь Введения во Храм Пресвятой Богородицы

Каменный двухэтажный трапезный Введенский храм с келарской палатой построен в 1590-е г. В 1843 г. при настоятеле игумене Никодиме на втором этаже трапезной, рядом с Введенским храмом устроен придел в честь святителя Митрофана Воронежского. Храм взорван в 1943 г. Первый этаж восстановлен в 1960-e гг. Реставрационные работы проведены в 1995—1997 гг. Возрожденный из руин Введенский храм освящен митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом 4 декабря 1997 г.

Церковь святителя Тихона Задонского

На месте первой келии преподобного Герасима, у древнего дуба в 1890-х г. братией обители поставлен небольшой каменный храм в честь преподобного Тихона Калужского. В 1990 г. восстановлен. В мае 1991 г. митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл освятил храм.

>Святыни

В настоящее время информация отсутствует. Вы можете помочь в заполнении подраздела.

>Престольные праздники

День Святой Троицы — 50-й день после Пасхи

Введение во храм Пресвятой Богородицы — 4 декабря

Фото

Видео

Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский монастырь

Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский монастырь

Путешествие в Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский монастырь в Смоленской области (2015)

В Свято-Троицком Герасимо-Болдинском монастыре >Контактные данные

E-mail: eparxysmolensk@mail.ru

Телефон: +7 (48144) 6-52-43

Адрес: Россия, Смоленская область, Дорогобужский район, с. Болдино

Проезд

На трассе Р134 Дорогобуж-Вязьма указатель на монастырь. Но дорога для легковых автомобилей может представлять затруднения. При проезде от Дорогобужа на Вязьму дорога после монастыря грунтовая, указателей нет, на развилке легко сбиться и попасть на левую дорогу, идущую в Игнатково, а не Семлево. Однако места невероятно хороши — идеальный ландшафт для велопутешествия.

Троицкий Болдинский монастырь и дорога к нему


Собираясь в Болдинский монастырь, мы знали только, что он где-то «рядом с Дорогобужем». Поездка в Смоленскую область получилась настолько спонтанной, что даже некогда было захватить из дома какую ни на есть литературу. Так что ехали мы наобум, надеясь спросить дорогу к монастырю у дорогобужцев, и думая, что монастырь должен находиться от города недалеко. Правда, если бы мы изначально знали, сколько до него пилить, а главное — какого качества дорога, то наверное и не сунулись бы.
Но когда, проделав до Дорогобужа от Минского шоссе тридцать километров, мы узнали, что до монастыря еще полстолько, воротить назад было обидно. Дорога на Дорогобуж и так была не сахар – латаная, в колдоёбинах и выбоинах, но это хотя бы был асфальт. Когда же мы свернули на пятнадцатикилометровую финишную кривую до Болдино, асфальт просто исчез. Ехать пришлось по непрерывным ухабам, покрытым грязью. Некоторые из них были слегка присыпаны щебенкой, но плавности хода и она способствовала мало.
Как я понимаю, чуть ли это и не была та самая старая Смоленская дорога, по которой шел Наполеон
К счастью, хотя бы несколько километров нашего тернистого пути оказались заасфальтированными. Благодаря этому, не все время мы ехали со скоростью 30 км\ч, и дорога от Дорогобужа до монастыря заняла чуть менее получаса. (Обратно, правда, мы добирались дольше, но уже по другой причине, о которой будет сказано в своем месте)

Хорошо хоть первую половину пути от Дорогобужа до монастыря скрашивал (мне лично) колоритнейший индустриальный пейзаж с весело дымящим заводом химических удобрений
Внимание! Не показывайте эти кадры Вашим знакомым шпионам!
Только людям доброй воли!





прочие промышленные объекты вдоль дороги


Но вот перед нами вожделенный указатель на Болдино
скоро открылся вид на сам монастырь
Пока вы любуетесь на него с дороги, я кратенько расскажу что знаю.
Троицкий Болдинский монастырь основан в 1530 году преподобным Герасимом Болдинским, монахом Переславльского Горицкого монастыря.
В 1580-90-е годы в монастыре возводятся Троицкий собор, трапезная с церковью Введения и колокольня.
В 1770-е годы он был обнесен кирпичной оградой.
На рубеже XIX-XX веков поставлена кирпичная часовня на месте кельи преподобного основателя монастыря, и устроены новые Святые ворота.
Монастырь разделял со Смоленской землей все невзгоды, и за три столетия пережил три великих нашествия на русскую землю.
При поляках, с 1611 по 1656 год его занимали иезуиты. (хотя абсолютно невозможно представить в этих стенах католических монахов)
Наполеоновские войска устроили здесь тюрьму для русских солдат, а собор превратили в конюшню (тем самым предвосхитив за сто с лишним лет образ действий большевиков).
Во время Великой Отечественной сначала в монастыре располагался штаб советских войск и мастерские.
Нашли ли во время оккупации его постройкам какое-либо применение немцы, я не знаю, но при отступлении они взорвали и собор, и трапезную, и колокольню.
К счастью, в 20-х годах сооружения монастыря исследовал знаменитый реставратор П.Д. Барановский.
Под его руководством после войны основные здания были восстановлены – правда, кроме собора.
Узнав о нелегкой судьбе Болдинского монастыря, осмотрим теперь его подробнее.
Проходим через ворота
Главной достопримечательностью после утраченного собора осталась колокольня.
Уникальна она тем, что представляет собой шестигранный столп.
Раньше в северо-восточной грани были установлены часы.
Встретил нас монастырь великолепным звоном
Трапезная с церковью Вознесения.
Росписи внутри все конечно новые. В церкви – мощи Герасима Болдинского
Рядом с бывшим собором сохранилось несколько старинных надгробий
Современная деревянная часовенка.
На заднем плане справа видна часовня над кельей преподобного Герасима
рядом с часовней – несколько надгробных крестов над могилами монахинь и пожилых женщин.
Год смерти – 2005, дата на крестах одинаковая. Может быть, они погибли в какой-то катастрофе?
Оригинально сложенная поленница рядом с одной из современных монастырских построек
а в центре монастыря воссоздается утраченный Троицкий собор
ну вот и все.
Остается только рассказать, что когда мы отъехали от монастыря, выяснилось, что проколото и полностью спущено заднее левое колесо. Остановившись, стали его естественно менять, но домкрат оказался маловат и все время срывался. Катя пошла обратно к монастырю, надеясь разжиться инструментом посерьезнее, и принесла одолженный «батюшкой-механиком» мощный домкрат, завернутый почему-то в рукав какой-то шубы. Издалека нам с Андреем показалось, что она несет на руках кошку.

Правда, монастырский агрегат не понадобился – к тому моменту мы с Божьей помощью умудрились поддомкратить машину, и уже поменяли колесо своими силами.
Вернув монастырю с благодарностью его собственность, мы выпили горячего чая из термоса, чтобы снять стресс, и поехали обратно в сторону трассы М1. По сравнению с перспективой лишиться колеса мелочи типа ухабов на дороге уже не казались серьезной проблемой
ЗЫ. На всякий случай напишу, что то Болдино, в котором наш великий поэт так плодотворно потрудился однажды осенью, не имеет с этим селом ничего общего, и находится вообще в Нижегородской области

Троицкий Болдин монастырь

У этого термина существуют и другие значения, см. Троицкий монастырь.

Монастырь

Троицкий Болдин монастырь


Троицкий Болдин монастырь

Страна

Россия

Местоположение

Болдино

Конфессия

Православие

Епархия

Смоленская

Тип

Мужской

Здания

Введенская церковь с трапезной • Колокольня • Стены и башни, Троицкий собор

Известные насельники

прп. Герасим Болдинский

Статус

Объект культурного наследия народов РФ федерального значения. Рег. № 671620450050006 (ЕГРОКН). Объект № 6710091000 (БД Викигида)

Медиафайлы на Викискладе

Троицкий Болдин монастырь (Троице-Болдин монастырь, Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский монастырь) — мужской православный монастырь Смоленской епархии Русской православной церкви, расположенный в деревне Болдино Смоленской области в 15 километрах от города Дорогобужа.

История

Средневековый период

Фреска «Собор святых» во Введенской церкви (XIX век); основатель монастыря Герасим Болдинский — второй слева

Монастырь был основан в 1530 году преподобным Герасимом Болдинским, мощи которого были захоронены в монастыре под спудом. В XVI веке монастырь неоднократно получал дары: земли от царя, крупные вклады от бояр и состоятельных людей; обитель занималась и собственной торговой и промысловой деятельностью. К концу XVI века обитель владела более 80 селами и деревнями в Дорогобужском уезде, около 20 монастырскими деревнями в других уездах, мельницами, охотничьими и бортными угодьями, скотными дворами, рыбными ловлями. Монастырские подворья и торговые лавки существовали в Дорогобуже, Вязьме, Смоленске, Москве. Монастырь владел мельницами, охотничьими и бортными угодьями, скотными дворами, рыбными ловлями.

На месте строительства будущего монастыря подвизался и был погребен затворник Аркадий Дорогобужский, прославленный в лике преподобных Русской церковью.

Каменное строительство в монастыре развернулось в 1590-х годах. Тогда были выстроены пятикупольный Троицкий собор (взорван, ныне почти восстановлен), колокольня (сохранилась), трапезная палата с церковью Введения во храм Богородицы (сохранились) и стены (перестроены). Согласно гипотезе П. Д. Барановского, в строительстве принял участие государев зодчий Фёдор Конь.

С 1617 по 1654 годы Дорогобужский край находился в составе государства Речь Посполитая. Монастырь опустел; позже его строения были переданы Смоленскому иезуитскому коллегиуму. Монастырь возрождён в 1654 году, когда смоленские земли вновь вошли в состав Русского царства. Обитель не смогла сохранить за собою былых богатств: к концу XVII века ей принадлежало около 20 деревень.

XVIII — начало XX века

Колокольня Троице-Болдина монастыряВведенская церковь с монастырской трапезной

В начале XVIII века святителем Иоанном (Максимовичем) в монастыре была открыта типография. В ней печатались богослужебные книги, учебные пособия, сочинения духовно-нравственного содержания, включая труды самого Иоанна, переводы с латыни.

В 1764 году, согласно манифесту, подписанному Екатериной II (1764) у монастыря были отобраны все земли. Большую помощь монастырю оказал благотворитель — князь Андрей Долгоруков. Тем не менее, монастырь был приписан к III классу штатных монастырей и стал получать государственное финансирование.

На 1870—1880-е годы приходится новый расцвет монастыря. Настоятелем был назначен иеромонах (впоследствии архимандрит) Андрей (Васильев). За время его 24-летнего управления монастырем были отремонтированы и перестроены все существовавшие здания и храмы монастыря, построены новые Святые ворота, часовня на месте кельи св. Герасима Болдинсого, деревянные кельи, хозяйственные здания, гостиница для паломников, настоятельский дом, просфорная, мельница на озере, высажен сад (в 700 корней). Он же на основе двух древних текстов написал и издал новое «Житие Преподобного Герасима».

В 1919—1927 годах в монастыре были проведены реставрационные работы под руководством П. Д. Барановского. В бывших монастырских зданиях организован историко-художественный музей, в экспозицию которого, в числе прочих экспонатов, вошли фрагменты изразцовых печей XVII-XVIII веков, деревянная скульптура, собранная М. И. Погодиным. На территорию обители был перевезён деревянный храм из села Усвятье.

Упразднение и возрождение монастыря

В ноябре 1929 года монастырь был официально закрыт. В Троицком соборе разместилось зернохранилище, во Введенском храме — колхозный сырзавод, в часовне — сепаратор для переработки молока.

Во время Великой Отечественной войны Болдинский монастырь был базой партизанских отрядов; в зданиях бывшей обители разместились ремонтные мастерские. В марте 1943 года при отступлении немцы заминировали и взорвали старинные постройки — Троицкий собор, Введенский храм и колокольню.

В 1964 году началась реставрация монастыря по сохранившимся обмерам и фотографиям под руководством П. Д. Барановского. Они продолжаются и поныне (руководитель — ученик Барановского А. М. Пономарёв).

В 1991 году Болдинский монастырь передан Русской православной церкви.

В настоящее время восстановлена каменная стена с четырьмя башнями, колокольня, трапезная палата с Введенской церковью. Среди других построек — деревянный дом игумена, сторожка у Святых ворот, каменный келейный корпус, каменный казначейский корпус на подклете, деревянная часовня на монастырском кладбище. Каменная часовня была перестроена в храм во имя преподобного Тихона Калужского. Троицкий собор освящён патриархом Кириллом в июне 2010 года.

Возрождён монастырский некрополь. Среди сохранившихся захоронений — могила семьи Вистицких, с металлической оградой и двумя гранитными колоннами: Стефана Вистицкого и его сыновей — Михаила Степановича (генерал-майор, в 1812 году был назначен генерал-квартирмейстером русской армии), Семёна Степановича (генерал-майор, в 1813 году возглавивший Смоленское ополчение после генерала Н. П. Лебедева; автор одного из первых учебников по тактике), Василия Степановича (бригадир), Андрея Степановича (генерал-майор) и Дмитрия Степановича (полковник).

Монастырь имеет подворье (деревянный храм) в Дорогобуже; патронирует открытие Дмитровского женского монастыря в Дорогобуже.

Нынешний настоятель монастыря — архимандрит Антоний (Мезенцов).

Панорама Болдинского монастыря

Примечания

  1. Болдин-Троицкий монастырь // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. 1 2 3 Зверинский В.В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи с библиографическим указателем. В 3-х тт. — Т.II. Монастыри по штатам 1764, 1786 и 1795 годов. — Санкт-Петербург: Типография В. Безобразова и компании, 1892. — С. 77-78. — 462 с.
  3. Родовое имение Вистицких находилось в селе Елисеенки — рядом с Дорогобужем.

Ссылки

  • Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский монастырь на сайте www.pravoslavie.ru
  • Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский монастырь на сайте Смоленскотй и Калининградской епархии (Там же — братия монастыря)
  • Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский монастырь на сайте www.patriarchia.ru
  • Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский монастырь и житие Герасима Болдинского на сайте Дорогобужа

Литература

  • Болдин-Троицкий монастырь // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Болдино. Троицкий Герасимо-Болдинский мужской монастырь.

Расположен в лесистой местности вблизи от старой Смоленской дороги, на берегу искусственного озера, устроенного в пойме речки Болдинка. Основан в 1530 г. Герасимом — иноком Горицкого монастыря в Переславле-Залесском. Первой постройкой здесь была деревянная Троицкая церковь с Сергиевским приделом, освященная в 1530 г. В 1580-90-е гг. созданы главные каменные сооружения монастыря. Доминантой нового ансамбля стал Троицкий собор в центре вытянутой прямоугольной территории. К юго-западу от него расположилась трапезная палата с церковью Введения. Колокольню возвели посредине площадки, ограниченной с востока собором, а с юга — трапезной палатой. В приходо-расходных книгах монастыря за 1592 г. несколько раз упоминается имя церковного мастера Терентия. Был связан с монастырем и знаменитый «государев мастер» Федор Конь — строитель Смоленской крепости. В 1594 и 1606 гг. он и его пасынок делали крупные денежные вклады в монастырь. Вследствие польско-шведской интервенции монастырь с 1611 по 1655 г. занимали иезуиты. В 1656 г. он снова стал православным, однако крупные строительные работы в нем уже не велись. В 1770-е гг. построена кирпичная ограда монастыря взамен существовавшей ранее деревянной. В нач. 19 в. монастырь был разграблен частями наполеоновской армии, превратившими его помещения в тюрьму для русских солдат, а Троицкий собор — в конюшню.

На рубеже 19-20 вв. на месте кельи преподобного Герасима возведена небольшая кирпичная церковь («часовня»). Тогда же были переделаны Святые ворота ограды и сооружены небольшие жилые и хозяйственные постройки, в том числе дом настоятеля и просфорная. В начале 20 в. архит. П.Д. Барановский (1892-1984) тщательно исследовал сооружения монастыря и на основании археологических обмеров составил проекты реставрации. В 1920-е гг. под его руководством были конструктивно укреплены трапезная палата и шатровая церковь Введения, восстановлены декоративные элементы их фасадов — кокошники у основания шатра и карнизы. На территории монастыря устроили музей. Его закрыли — одновременно с местной общиной верующих — уже в 1929 г. В годы Великой Отечественной войны в монастыре располагались штаб советских войск и ремонтные оружейные мастерские. Фашистские захватчики при отступлении в марте 1943 г. взорвали основные сооружения монастыря: Троицкий собор, трапезную палату с церковью Введения и колокольню. Это древнейший на Смоленщине монастырский ансамбль, фрагментарно сохранивший оригинальные произведения зодчества 16-17 вв. В 1964 г. под руководством П.Д. Барановского были начаты реставрационные работы. С 1969 г. они ведутся под руководством A.M. Пономарёва. После передачи ансамбля Русской православной церкви (1990) здесь возведены новые сооружения с внеисторическим обликом, искажен силуэт церкви Введения, а от собора по-прежнему остаются руины (данные на 1997 год).

Трапезная. Двухэтажное здание с пристроенными к восточной стороне церковью Введения и Келарской палатой, сходное с трапезными палатами Пафнутьево-Боровского монастыря и Успенского монастыря в Старице. Первый этаж восстановлен в 1975 г.; второй и северное крыльцо — в 1997 г. Кирпичные стены покрыты известковой обмазкой. Между этажами проходил профилированный поясок. Окна первого этажа на западной стене обрамлены прямоугольными наличниками. Введенская церковь завершилась монументальным кирпичным шатром над небольшим восьмериком. В основании шатра прошел пояс кокошников (по два на грань). Нынешний деревянный шатер на целых шесть метров ниже первоначального и едва виден за кокошниками. Завершает его высокая шлемовидная главка. Реставраторы надеются, что с появлением необходимого финансирования исторический облик шатра будет восстановлен. Внутри помещения первого этажа трапезной были заняты под склад, кухню и другие хозяйственные нужды. Основное помещение второго этажа — квадратная одностолпная палата. Проемы в ее восточной стене ведут в церковь Введения и Келарскую палату. В интерьерах были изразцовые печи.

Ограда. В виде кирпичной стены охватывает всю территорию монастыря. Утраченные прясла, завершение стен и четыре угловые башни восстановлены в 1993 г. Стены с внешней стороны расчленены лопатками на прясла, в которые вписаны неглубокие фигурные ниши. В северной стене ограды находятся Святые ворота, перестроенные в нач. 20 в. в русском стиле. Арочные ворота и калитки на других сторонах ограды (местами переложенные) намного проще.

Просфорная. Небольшое прямоугольное одноэтажное кирпичное здание у северной стены монастыря. В южной и восточной стенах прорезаны по два оконных проема с лучковыми перемычками. Основная плоскость фасадов оформлена в виде неглубокой прямоугольной ниши. С западной стороны примыкал деревянный прируб, замененный в 1990 г. кирпичной пристройкой.

Дом настоятеля. Деревянное одноэтажное здание у восточной стены монастыря. Прямоугольный сруб был обшит тесом. В четырехскатной кровле с западной стороны (по главному фасаду) было устроено большое слуховое окно. Шесть окон западного фасада были украшены наличниками с накладной резьбой. Здание сгорело в 1984 г., и в 1993 г. на старом фундаменте возвели нынешнюю постройку в прежних объемах. При строительных работах 1991-97 гг. под братские кельи был приспособлен бывший дом казначея (к востоку от трапезной палаты) и появились два новых келейных корпуса — в северо-восточной и в западной частях монастырской территории.

Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Смоленская область. Москва, «Наука», 2001 г.

Свято-Троицкий Болдинский монастырь
Фото: Н.Б. Кротова

Золотошвейная мастерская осени-кружевницы хорошела под яркими лучами последних деньков «бабьего лета». Чуть заметный ветерок с легким шорохом отделял точеные листья один от другого, показывал солнцу, как мастер проверяет на свет свою работу, а то щедро поливало их золотой краской. И небо в искрящейся синеве своей сквозь эти краски, резьбу и формы кружило голову.

С востока монастырь окружает роща; в стародавние времена были в ней могучие, древние дубы, по-славянски «болды», теперь же они поразбавились, и ныне уже другая поросль по-детски теснится к монастырю. Оттого в пурпуре и золоте кленовой, березовой и дубовой листвы обитель сияет как в драгоценном окладе. Небольшое озерцо с камышовыми берегами точь-в-точь отражает белоснежные стены, а насельники его — гусиные семейства плавают прямо через храмы и башни. По берегу пасутся пугливые пушисто-палевые овцы, да задумчивая корова с рыжими пятнами. И в этом золоте, подаренном миру, себя тоже чувствуешь необделенным, и на душе оттого беззаботно.

Почти пятьсот лет назад прозвонили над той дубравой невидимые колокола. Разнес этот звон ветер, и лишь один монах, проходивший мимо, услышал его. Привлекло это необычное знамение странника. Взобрался он на горку, осмотрелся, да и решил здесь остаться. Нашел дуб — столь древний и великий, что в дупле его свободно мог разместиться человек, в нем он и поселился, просто, — так немного ему было надо.

Два года жил он до того в лесной чаще. Не один, были у него и соседи, и не только птицы да звери дикие — невдалеке торговая дорога вилась средь лесов, а кто деньги возил через эту глушь — попадал под разбойничий набег; эти-то лихие люди и были самыми неспокойными соседями. Много раз пытались они его прогнать, бивали даже, а он все терпел и молился. «Для чего я, грешный, из Переславля, от старца Даниила ушел, — думал он, — сам ведь просил безмолвия и уединения. Неужто столь малых скорбей не потерплю, а они что же, окаянные, будут души христианские губить?» С этим и жил.

С детства, с 13 лет постриг его старец в монахи и нарек Герасимом. Определил ему и послушание, быть «кожешвецем» — обувь для братии да для нищих божедомцев шить. И со временем за богомудрый нрав снискал себе молодой монах уважение не только в обители Переславской, но и в самом первопрестольном граде. Из-за этого-то, после двадцати лет послушания, благословился Герасим на отшельничество, да и ушел в леса. Не любил славы человеческой.

Но и на Болдиной горе спокойнее жить ему не стало. Узнали о Герасиме местные жители, что жили под горой. Дики они были нравом, что те же лесные грабители; в вере православной не вразумленные, — только ведь Смоленское княжество от Литвы отошло: вот и обеспокоились крестьяне, безо всякой причины, за владения свои. Стали они инока прогонять — придут деревенские мужики и начнут палками бить, да насмехаться. А однажды связали по рукам и ногам и поволокли к озеру топить, чуть не бросили уже, но один сказал: «Коль убьем его, самим отвечать придется, лучше отведем его к наместнику Дорогобужскому, и подарочек притом не забудем, все и уладится». Так и сделали. Наместник избитого Герасима обругал и в тюрьму посадил, как бродягу, вот и стал он улицы подметать, да работу всякую черную исполнять, — без укоров, и с молитвою. За этим-то делом и застал его как-то раз один боярин, что к наместнику от царя прибыл. Узнал он Герасима, виделись они, когда тот со старцем к царю приходил, старец-то его, Даниил Переславский, царским духовником был. Поклонился Герасиму боярин в пояс и благословение у него взял, а тот как с метлой был, так и благословил. Наместник тут испугался, выпустил тотчас своего заключенного, покаялся перед ним, грамоты охранные дал, да еще пожертвование упросил взять. С того времени стали Герасима уважать и к дубу его приходить за советом и благословением. Находились и такие, кто, услышав об отшельнике, придя к нему, да побеседовав о спасении души, оставались, разделяя с ним труды монашеские.

Всех гостей преподобный с радостью принимал, церковку построил, чтоб помолиться где было о нуждах людских, а потом и в Москву направился просить позволение на основание новой обители. Шел он пешочком четыреста верст по Смоленской дороге, иначе ведь как пешком преподобный во всю свою жизнь никак и не передвигался. Дошел в столицу к празднику — родился у государя долгожданный наследник Иоанн Васильевич. А на крещении младенца встретил Герасим своего старца в числе восприемников. Побеседовали, кто как спасается, молитв друг у друга испросили, и разошлись восвояси.

После всеобщей радости государь Герасима ласково принял, побеседовал, царской грамотой наделил, да еще щедро подарками пожаловал новую обитель. На царские деньги и воздвигли храм да братские кельи. Строила их вся новая братия во главе с игуменом Герасимом. Но и став игуменом, сохранил преподобный строгость жития своего — как и прежде, ел одну лишь воду с хлебом, да со всеми на равных трудился: рожь молол, хлебы пек, дрова рубил, за больными ходил, да еще же службы… Спать-то когда? — спрашивали любопытные. А этого за ним и не замечали, если и дремал он, то только не лежа.

Кроме Болдина монастыря, построил преподобный еще три обители, и все разбойники на его пути встречались. Однажды пришел он в самый разбойничий притон на окраине Вязьмы. Много вяземцы от душегубов этих натерпелись, потому ограждали они дома свои высоким тыном, а ночами не спали, все ходили в дозор. Богатый боярин разбойникам потакал, и не было на них никакой управы. Вот преподобный Герасим ею и стал. Не смущаясь, приходил он на бандитские сборища и увещевал их исправиться. Вначале его, конечно, били, грозили, гнали, потом прислушиваться стали, а дальше случилось чудо — размягчились под святым словом очерствевшие сердца, и трое страшных разбойников — Добрыня, Лютый и Опта покаялись, да от жития демонского к житию равноангельскому обратились — монахами стали. Так возник Иоанно-Предтеченский монастырь у Вязьмы, прямо на месте притона. А еще была Введенская пустынь на реке Жиздре, что по просьбе местных преподобный основал, и Рождественский монастырь под Дорогобужем. И везде самолично трудился он над постройками, собирал братию, а потом из учеников своих ставил игумена. «Все в монастыре должно быть общее — учил он. — В келье ничего, кроме одежды, держать не надобно, да и та должна быть проста, из сукна. Хмельного пития в обители тоже иметь не следует, даже для гостей. Кормить всех лучше вместе — игумена, братию и гостей, да пищей одинаковой. Из обители никого не выгонять, даже за прегрешения, их надо помогать исправлять». Необычное в обителях своих преподобный управление установил — в помощь игумену — собор 12 старцев, самых мудрых, чтобы, «в случае чего» и самого игумена поправить, тоже ведь человек — всякое бывает. Впрочем, было Герасиму на кого обители свои оставить, ярких светильников веры воспитал он: Аркадий затворник и Антоний, первый епископ Вологодский, как святые церковью прославлены, а другие ученики сами монастыри основывали, учителю своему подражая. Преставился преподобный отец наш Герасим 1 (14) мая 1554 года, когда было ему от рождения лет 66, иноческого же жития да подвигов — более полувека.

И по небесным молитвам старца, обитель продолжала расцветать. Немного спустя построены были Троицкий и Введенский храмы, колокольня, — причем каждое сооружение архитектурным шедевром было. Славились монахи Болдинского монастыря и высотой духовной жизни, и ученостью своей. От Болдина начинался путь свт. Феоктиста Тверского, прп. Рахили Бородинской, и иных, менее известных подвижников. Простой же люд в великом множестве с немощами своими приходил к святому Герасиму, и вскорости всяк молящийся получал утешение в бедах и исцеление от болезней. А по праздникам престольным у монастырских стен разворачивалась ярмарка — и от такой близости к святыне гулянья народные шли чинно, без обмана и излишеств.

Но недолго братия пребывала в спокойствии — много скорбей суждено было претерпеть обители Болдинской. В 1611 году, во время польского ига, попал монастырь в иезуитские руки, и только лишь через пятьдесят лет смогли вернуть его православные. Два века спустя, в 1811, разорила и осквернила монастырь проходящая армия Наполеона, французы превратили его в тюрьму для русских пленных. По прошествии еще ста лет, в 1922 году, по приказу Советской власти монастырь был закрыт и превращен в антирелигиозный музей. Монахов, кто был помоложе, разогнали, а братия постарше устроилась работать в музее — кто смотрителями, кто дворниками, жили же они в деревне. Поначалу еще терпимо было — даже собор Троицкий не отобрали, там те «дворники» и «смотрители» и служили Богу. Только в 1929 году дозналась красная власть, что директор музейный что-то мало атеистическую пропаганду ведет, монахов пригрел, мракобесие разводит, вот и сослали его в лагеря с остатками братии и игуменом Пафнутием.

А потом война грянула, шли здесь бои лютые — вся земля смоленская огнем была повыжжена, кровью да слезами полита. И много фашистам партизаны местные докучали, а штаб партизанский и склады размещались как раз в Болдинском монастыре. В отместку за это немцы, отходя в 1943 году, взорвали монастырь. И осталась от великой и славной обители только огромная груда камней XVI века.

Фото из книги «Русские монастыри»

На нее-то и пришел в 1989 году отец Антоний. Едва только построил он храм Князя Владимира в районном центре Сафоново, что в пятидесяти верстах от Болдина, как направили его сюда. Была здесь лишь одна колокольня, восстановленная в 1960-х годах реставраторами за красоту и древность. Первым делом отремонтировал отец Антоний маленький храмик Тихвинской иконы Божией Матери, что лучше всех сохранился, да под богослужения его приспособил, — верил он, что возрождение монастыря начинаться должно с возрождения молитвы. Так оно и получилось.

Собрались вскоре помощники, стали разбирать развалины, да строить заново, не глядели, что по мирским меркам дело представлялось безнадежным. И вот, в декабре 1997 года, посреди крепких, русских морозов, торжественно освятили вновь отстроенный огромный Введенский храм, двухэтажный. Восстанавливали все по чертежам Барановского, он этот храм еще целым видел, и по монастырю Болдину свой дипломный проект защищал. Так и соорудили точную копию XVI века, а двумя годами позже удалось и расписать его. Потом корпус настоятельский восстановили, кельи, где и живут теперь.

Ныне в обители уже 15 монахов, да столько же трудников. Помимо новых построек, хозяйства, да разбора завалов их же трудами посажен яблоневый сад, коим всегда славился монастырь, переиздано житие прп. Герасима, проводятся регулярные крещения и наставления в вере христианской местного населения, сего ради в монастырь едут со всей округи, даже где свои церкви есть… Но главное, конечно, не в этом, главное — в возрождении духовного делания, для которого в наш век всеобщего обмирщения потребно много больше усилий, чем в древности.

Не мирян это дело — судить о высоте равноангельного чина. То лишь духовно опытным людям ведомо. Но вот что можно сказать: удивительно теплые воспоминания остаются о тех из братии Болдина монастыря, с кем нам посчастливилось общаться. И о строгом отце Евмении, что не хотел помогать нам без благословения настоятеля, и о скромном послушнике Дионисие, это благословение для нас получившем, и об интеллигентном отце Зосиме, подробно беседовавшем с нами о древней и новой истории монастыря, и о сосредоточенном брате Сергие, подвезшем нас на обратном пути, и, конечно же, о самом отце Антоние — богатыре с огромной, с проседью бородой, и добрыми, внимательными глазами. От них всех веяло святой, бесхитростной и богомудрой простотой, непричастной к страстям грешного мира.

Мы стоим с отцом Зосимой под глубоким синим небом, между поднявшимся из праха Введенским храмом и огромными руинами Троицкого собора — он последний в очереди на восстановление. Льется из уст монашеских сказ о делах древних, о преподобном Герасиме, ветер теребит тонкую бородку, в очках яркое осеннее солнышко отражается. Улыбается отец Зосима и каждое слово исполнено любовью к монастырю, к каждому камушку, к каждому известному и безвестному его насельнику, к каждому, большому и малому событию.

Невольно глянешь, заслушавшись, — от монастырских стен, вдаль за речку Болдинку, лесок желтеет, жмутся друг к дружке избушки деревенских, поля просторные, земелька распаханная небу синему улыбается, а по нему облака плывут. Заглядишься — а то не облака вовсе, а дымы из труб химзавода, что из-за горизонта грязными кирпичными пальцами вверх тычут. Тревожное соседство, дымы разноцветные прямо на монастырские поля веют. Спрашиваем мы у батюшки: «вредно, должно быть, от такого дела и растениям, и животине монастырской, и самим братиям?» Нет, отвечает со скромной улыбкой отец Зосима, приезжали специально ученые, делали замеры и удивлялись — все показатели в норме.

И не только так оберегает Господь монастырь. Явлено новой братии за труды их два больших знамения, укрепляющих в подвигах и напоминающих о небесном заступничестве славного основателя монастыря.

Первое — это древний антиминс игумена Пафнутия, чудесным образом сохранившийся в годы безбожной власти и, по возрождении, снова оказавшийся в монастыре. Так знаменовано было духовное преемство между воспитанниками преподобного Герасима и новой братией.

Фото: сайт Смоленско-Калининградской епархии

О втором же знамении рассказ особый. Святые мощи старца Герасима более четырехсот лет под спудом почивали, как раз под каменным Троицким храмом. Многие тысячи паломников посещали то место с молитвами и поклонами. При закрытии же монастыря было решено большевиками устроить «освидетельствование» почитаемых мощей, т.е. осквернение, в порядке борьбы с «религиозным опиумом». Начали копать они под Троицким храмом. Прокопав метр, наткнулись на гробик. Дальше копать заленились, а то, что нашли, и объявили останками прп. Герасима Болдинского и перезахоронили их в другом месте. Однако верующие не поверили им, и место нового погребения «мощей» ими не почиталось. Уже в наше время это подтвердилось с научной стороны — в 1998 году экспертиза установила, что найденные коммунистами останки принадлежат пятилетнему ребенку.

В то время о. Антоний с братией вел расчистку руин взорванного храма Св. Троицы. Расчистив предел до уровня пола, было решено, с молитвенным дерзновением, продолжить копать. В этом году к делу подключились и археологи. Сантиметр за сантиметром проходили века, эпохи, история монастыря раскрывалась пред глазами, но все, с замиранием, ждали встречи с самим основателем.

И вот, на глубине более 3 метров от уровня пола начала ХХ века открылись всечестные останки преподобного Герасима Болдинского. Покоились они в большой выдолбленной колоде (в древности гробы такие были), а на ногах преподобного сохранилась кожаная обувка, самим же им и вытачанная. Был же Герасим кожешвец! Без малого полтысячелетья обувь его пережила в целости!

Случилось это великое и радостное событие 17 июля, а три дня спустя было дано официальное заключение по поводу принадлежности найденных останков преподобному Герасиму. Потому и митрополит Смоленский благословил 20 июля считать датой обретения его всечестных мощей.

Поместили мощи в возрожденном Введенском храме, под иконой, единственной сохранившейся от древнего монастыря. На иконе старец Герасим с Николаем Чудотворцем держат икону Казанской Заступницы нашей за Землю русскую — Богородицы. И в иконе этой ответы на все возможные прошения наша: и за Отечество, и за здравие ближних, и за путешествующих, и на защиту от разбойников и для самих разбойников помилование.

Внешне вроде все тоже в монастыре, а говорят, изменилось в невидимом что-то. Ни спокойнее, ни легче не зажили, но и не в этом радость. Царствие Божие ближе стало. Вот они — мощи, нетленные, благоухающие тому подтверждение. Было уже и исцеление от новообретенной святыни, паломницы одной, из Дорогобужа.

Ехали мы обратно через деревню. Измельчало Болдино, захирело, умирает оно, как и вся древняя крестьянская Русь. От двухсот дворов, что в царское время здесь стояли, ныне едва домов двадцать наберется, да и в тех старушки лишь век свой доживают, а в храм никто не зайдет, будто нет ничего рядом, если и вспомнят, то только молодость свою комсомольскую: «весело, мол, было, когда клуб в соборе был».

Проносятся за окном болдинские просторы, стены белые позади, позади уж и деревня, все ближе заводские трубы, но мысли все еще там, в храме, а душа даже не просто радуется, а ликует — бывает же и в наши дни такое чудо, чтобы прямо на глазах из грязи да груды строительного мусора вырос огромный красавец-монастырь, словно видимый залог того, что и души наши, осуетившиеся грехами могут по милости Божией также преобразиться.

Захотелось нам радостью этой поделиться с нашими друзьями. «Можно ли, — спрашиваем, — батюшка, приехать сюда к Вам попаломничать, может, группами даже, остаться подольше?» — «Конечно, приезжайте, — просто сказал отец Антоний, — всех примем, всем рады».

Елена Максимова

reddiz

Сегодня мы отправимся за 110 километров от города по старой Смоленской дороге в самый древний из существующих и действующих ныне монастырей в Смоленской области — Свято-Троицкий Герасимо-Болдинский.
Сам монастырь был основан в 1530 году преподобным Герасимом Болдинским. К концу века это был крупный центр культурной и духовной жизни. Самый расцвет пришёлся на конец 16 и начало 17 века до польской войны. Тогда же и широко развернулось каменное строительство. Назван монастырь Болдинским потому что с востока монастырь окружает небольшой лес, в прошлые века в нем росли дубы, по-славянски «болды», от чего и место было так названо. По легенде, преподобному Герасиму, который вел отшельнический образ жизни, приглянулось это место и остался он ночевать тут, найдя большой дуб, в дупле которого мог он поместиться. Да так и остался тут жить. Через несколько лет, когда о нём уже прознали местные жители, стали они приходить к нему за советом, а некоторые просили оставить их здесь учиться мудрости. Срубив небольшую деревянную церковь Герасим и основал монастырь.
Впоследствии, когда послушников стало много, он отправился пешком в Москву просить государя жаловать ему средств на постройку здесь каменных строений.
Государь принял Герасима и жаловал ему грамоты охранные и средства необходимые для постройки. С тех пор монастырь переживал и расцветы и упадки. В польскую войну монастырь опустел, спустя некоторое время его здания были переданы Смоленскому иезуитскому коллегиуму. После возвращения земель в 1654 году монастырь был возрождён, но уже никогда не был столь богат. В 18 веке тут была открыта типография, отстроены многие здания. В Наполеоновскую войну монастырь был снова закрыт и превращён в тюрьму для русских солдат.
В 1922 году монастырь был опять закрыт и превращен в антирелигиозный музей. Однако монахи постарше остались тут работать музейными сотрудниками и проводили службы до 1929 года, когда до власти дошли слухи о «религиозном мракобесии» и все оставшиеся монахи-сотрудники были сосланы в лагеря. Тогда же архитектор П.Д. Барановский исследовал и обмерил все сооружения монастыря, составил план его и проекты реставрации.
В Великую Отечественную Дорогобуж и окрестности были партизанским краем, лютые бои проходили тут когда немцы рвались к Москве. В самом монастыре был штаб, ремонтные мастерские и склады. В отместку за партизанские нападения монастырь был взорван.
После войны монастырь пришёл в полное запустение, местные жители даже стали разбирать его на кирпич. И только 1964 году, тот же архитектор П.Д. Барановский что в двадцатые годы проводил обмеры, руководствуясь чудом сохранившимся планами и обмерами взялся за восстановление обители. Он умер в 1984 году, восстановив лишь трапезную палату, но ученик его А.М. Пономарев продолжил работы.
Вокруг монастыря возведена стена, а южнее есть небольшое озеро с живописными мостками.
Отправимся внутрь. Ворота монастыря.
Крайне чистое, приятное и живописное место. Осенняя природа придаёт лёгкую нотку мечтательности и созерцания.
Осеннее небо, опадающие листья и желтеющая листва дополняют картину
Сам монастырь во всей красе.
Колодец
Отправимся на центральную колокольню
Главный колокол
Виды из под колоколов
Ныне монастырь полностью восстановлен из руин и доступен для посещения. Несмотря на отдалённость от современной дороги на Москву паломники тут есть даже в промозглый осенний день.
А вот деревня Болдино приходит в запустение, а местные жители вспоминают о храме только когда говорят о своей бурной комсомольской молодости и походах в клуб который ранее располагался внутри.
А мы отправляемся домой с приятным умиротворением от посещения столь прекрасного места
Другие фотопосты по тегу Фотопост
ФОТОПРОЕКТ: Новая фотография Смоленска каждый день в 22:05 продолжается — все новые фото как всегда
Копытенская башня изнутри
Первая часть о закрытых башнях
Х Юбилейный велопробег, часть I

Троицкий Герасимо-Болдинский мужской монастырь. 14.06.16 г.

Это была необычная поездка. Ведь мы не просто ехали в монастырь. Навестить его настоятеля отца Антония ехала матушка Иосифа. Одиннадцать лет назад он постриг её в монахини. С тех пор и не виделись.
Свои чувства словами передать невозможно. И фотографии призваны открыть окошко в ещё одно необыкновенное путешествие — посещение древнейшего монастыря Смоленской области.
Дорога к монастырю пролегала через Ельню и Дорогобуж. Кругом — бескрайнее небо и поля, давно не знающие человеческого ухода.
И хотя мы знали, что вот-вот — и должен открыться вид на монастырь, дыхание захватило от появившихся золотых маковок белоснежного Троицкого Собора.
Два фото из былых времён.
И краткая ИСТОРИЯ монастыря.
Прежде чем войти через святые врата, по неприметной тропинке пошли вдоль монастырских стен.
Монастыркая пасека. Отец Антоний дал нам в дорогу 70-килограммовый бочонок мёда.
Северная сторона стены. И такая буйная и высоченная растительность!
Монастырский пруд.
На западной стене сидела белая кошка.
Напротив святых врат. А к ним в этот момент подъехала семья.
Кто без платочка и не в юбке — на стуле всё необходимое.
Собор Троицы Живоначальной.
Отец Антоний благословил на эту фотографию с матушкой Иосифой. Добрый. Рядом с ним на душе тепло и уютно. Несколько часов мы провели рядом с батюшкой, и будто и жили тут в монастыре.
Церковь Введения во Храм Пресвятой Богородицы.
Колокольня.
Церковь прп.Тихона Задонского.
Встреченная собака, спокойная и приветливая.
В часовне при монастырском кладбище.
Рядом со старой колокольней была выстроена ещё одна, специально для колокола, который был отлит в Донецке и подарен монастырю. Внизу этой колокольни — постоянно действующий источник из подземного озера на глубине 150 метров.
Отец Антоний благословил матушку Иосифу, и тяжеленное било — в её руках! Звонить в этот колокол — очень тяжёлое послушание.
Иеромонах Пётр.
Богослужебные книги, икона Божией Матери Умиление, частичка мощей прп. Герасима Болдинского. Всё это — дар батюшки Антония возрождающемуся Белокопытовскому Казансому Боголюбивому женскому монастырю.
В радости и со светом в душе покидали мы этот монастырь. С благословением на дорогу от отца Антония.