Христианство монотеистическая религия

Содержание

Монотеизм

Религия

Общие концепции

Авраамические религии

Индийские религии

Традиционные религии Дальнего Востока

Основные понятия

  • Список религий
  • Численность последователей
  • Портал:Религия

Не следует путать с единоверием.

Монотеи́зм (букв. «единобожие» от греч. μονος «один» + θεος «бог») — религиозное представление о существовании только одного Бога или о единственности Бога.

Монотеизм может быть эксклюзивным — вера в одного персонального и трансцендентного Бога (в противоположность политеизму и пантеизму), который объявляется личностью, и инклюзивным — допускает существование Бога в нескольких формах или манифестациях при условии, что все они, по сути, являются одним и тем же богом.

Монотеизм характерен для авраамических религий (иудаизм, христианство, ислам), но также представлен в философии индуизма, в сикхизме, в других религиях.

Некоторые исследователи считают, что монотеизм неоднороден и в нём можно выделить теизм, пантеизм, панентеизм, деизм и др.

Происхождение и развитие

Слово «монотеизм» образовано от греч. μονος (monos) — «один», θεος (theos) — «бог» и было создано в сравнительно недавнее время. Первое использование этого слова исследователи относят к работе «Тайна Божественного» (англ. The Grand Mystery of Godliness, 1660) английского неоплатоника Генри Мора.

Существуют две версии происхождения монотеизма:

Версия развития монотеизма из политеизма

Некоторые исследователи полагают, что понятие монотеизма относительно и эта концепция является результатом постепенного развития генотеизма (состояния религиозного сознания, когда единичные божества ещё не имеют определённости и устойчивости и каждое может заменять всех) и монолатрии (система представлений, основанных на вере во множество богов с одним богом-лидером).

В истории нескольких древних ближневосточных религий начиная с бронзового века можно выявить аспекты монотеизма или монолатрии: введение культа Атона в Египте фараоном Эхнатоном, почитание Мардука в Вавилоне и Ахура Мазды в зороастризме.

По мнению некоторых исследователей, элементы первобытной религии частично сохраняются в современных монотеистических религиях.

Версия изначального монотеизма (прамонотеизм)

Согласно этой версии, изначальной религией народов был монотеизм, который потом «деградировал» до политеизма.

В современном религиоведении концепция прамонотеизма используется в основном для обоснования богословских позиций.

Так, религиовед и церковный деятель Андрей Зубов высказывается следующим образом:

Если ученому удается преодолеть покров тайны, окутывающий личность и имя Бога-Творца, то он может обнаружить Его в религиозных представлениях практически любого племени. Как вы помните, в XIX и даже в самом начале XX века большинство ученых отрицали возможность веры в единого Бога-Творца у «дикарей». Они считались для этого «высокого знания» слишком примитивными. На грани веков доминировала точка зрения Э. Б. Тэйлора, не утратившая сторонников и по сей день, в соответствии с которой первоначальной религией является анимизм, вера в духов, постепенно развивающаяся до политеизма и в качестве высшей религиозной формы достигающая состояния единобожия, монотеизма. Первым среди религиоведов и этнологов это убеждение поколебал Эндрю Лэнг, издавший в 1898 году ставшую классической книгу «Становление религии». Это, построенное на большом этнографическом материале, собранном непосредственно автором, исследование, побудило другого ученого, немецкого католического священника, выдающегося этнолога и лингвиста Вильгельма Шмидта создать двенадцатитомную монографию «Истоки представлений о Боге», в которой на необъятном материале доказывалось, что первоначальной верой человечества являлся монотеизм, лишь со временем более или менее заросший ряской политеистических и анимистических предрассудков.

Косвенно подтверждает эту версию и наличие в некоторых политеистических религиях так называемых «небесных богов», которые характеризуются отсутствием культа и прежде всего отсутствием какого-либо календаря сезонных ритуалов.

Известный религиовед, историк религий, этнограф и писатель Мирча Элиаде приводит некоторые примеры таких «небесных богов», почитаемых разными малоцивилизованными народами. Говоря о «непопулярности» почитания «небесных богов» Элиаде утверждает, что «Верховный небесный бог повсюду уступает место другим объектам почитания. Морфология подобной субституции может быть различной, но смысл её практически везде один и тот же: отход от трансцендентности и пассивности небесного существа и обращение к более динамичным, активным и легкодоступным формам религии. Можно сказать, что мы наблюдаем за „постепенным понижением сакрального до уровня конкретного“, когда жизнь человека и окружающая среда приобретают все больше и больше оттенков сакральности».

Монотеизм в древнеегипетской религии

С точки зрения современного религиоведения, древнеегипетская религия является сугубо политеистической. Тем не менее, существует известная путаница между понятием монотеистических тенденций, выделением главных богов, и монотеизмом.

Часто повторяется точка зрения, что древнеегипетская религия, лишь по причине наличия в ней главных богов, коим, безусловно, являлся Амон, является уже по сути монотеистической, или была монотеистической неявно. Иногда утверждается, что даже культы некоторых из ранних богов вроде Гора, Ра, Осириса, Птаха были по факту монотеистическими, и всё множество древнеегипетского пантеона богов сводится к почитанию всего нескольких или одного из них.

Многие египтологи и историки XIX—начала XX века и строили весьма сложные теории так называемого «Египетского монотеизма», в некоторых из которых постулировалось, что египетский пантеон всегда представлял только одного бога, а разделение его на разных богов с разными функциями было нужно лишь для лучшего понимания религии простыми людьми. При отсутствии монотеистической предвзятости, все теологические и лингвистические вопросы касательно монотеизма в древнеегипетской религии разумно объясняются в контексте имевших место монотеистических тенденций.

Эхнатон и Нефертити поклоняются Атону. Каирский музей

Интересно, что все теории о древнеегипетском монотеизме в той или иной мере связаны со специфичным и характерным для ранней европейской египтологии подходом к изучению египетской культуры, начало которому положил Марсилио Фичино, стремившийся объединить богословие (а особенно христианское откровение), магию и науку. После распространения его идей, появились авторы, предпринимавшие попытки заполнить религиозный пробел (провести прямую связь) между Египтом и Израилем (а далее — Христианством), постулируя изначальный и неявный, скрытый монотеизм в древнем Египте, впоследствии якобы перешедший в Израиль.

Атонизм

Основные статьи: Атонизм и Атон

В среде исследователей существует мнение о тождественности религиозной реформы (атонизм) фараона XVIII династии Эхнатона (XIV век до н. э.) появлению первого монотеизма. Зигмунд Фрейд в работе «Моисей и монотеизм» высказал мнение, что культ Атона наложил серьёзный отпечаток на формирование и развитие иудейского монотеизма и предшествовал его появлению, поскольку ветхозаветный пророк Моисей, проживавший на территории Древнего Египта предположительно во время правления Эхнатона, мог воспринять многие идеи местного религиозного культа (Адонай). Другие считают, что Эхнатон практиковал единый культ (генотеизм или монолатрия) Атона не потому, что не верил в существование других богов, а потому, что воздерживался от поклонения любым богам, кроме Атона.

Платонизм

В древнегреческой мысли монотеистическая идея зарождается у Гесиода, Ксенофана и других мыслителей. Разработанная концепция Единого, или блага появляется в платонизме. В своих сочинениях Платон ещё использует политеистическую терминологию. Дилемма Евтифрона, например, формулируется как «благочестивое любимо богами потому, что оно благочестиво, или оно благочестиво потому, что его любят боги?» Прообразом монотеизма в платоновском диалоге «Государство» является поиск абсолютной истины в аллегории «Миф о пещере» и идея абсолютного блага. Позже в эллинистическом иудаизме эксплицитно формулируется монотеистическая концепция. В I веке Филон Александрийский предпринял попытку синтеза платонизма с представлениями о Боге в иудаизме.

Развитие философской разновидности монотеизма относится к времени поздней античности. В «Халдейских оракулах» (II век) отражены представления о едином божестве в промежуточном платонизме и с элементами гностицизма. В завершающей стадии развития античного платонизма неоплатонизм стал последней точкой опоры античной философии в полемике с христианским монотеизмом.

Иерусалим — святыня трёх религий

Авраамические религии

Основная статья: Авраамические религии

Иудаизм

Основная статья: Иудаизм

Современный иудаизм является строго монотеистической религией, в которой отрицается существование каких-либо сил, неподконтрольных Творцу, а тем более существование других богов. Однако считается, что на ранних этапах своей истории религия евреев имела форму монолатрии, а монотеизм начал оформляться только в VI в. до н. э., после возвращения евреев из Вавилонского пленения. Монотеистичный иудаизм впоследствии послужил основой для возникновения христианства и ислама.

С традиционной еврейской точки зрения, которой придерживались Маймонид (XII век) и другие еврейские мыслители, монотеизм — первичен и изначально был преобладающей формой почитания Высшей Силы, в то время как все другие культы образовались позже, в результате деградации идеи единобожия. Подобной теории придерживаются также и часть современных исследователей.

Профессор кафедры иудаики Нью-Йоркского университета Л. Шиффман пишет:

Некоторые ученые утверждают, что вероучение патриархов было просто одной из форм монолатрии…, но Библия твердо свидетельствует, что патриархи были настоящими монотеистами. Вместе с тем, позднейшее развитие библейской системы жертвоприношений делает очевидным тот факт, что ранние израильтяне также верили в демонические силы. Божественная свита ангельских существ в том виде, как она описывается в некоторых псалмах, несколько напоминает пантеоны политеистических Месопотамии и Угарита…

Христианство

Основная статья: Христианство

Христианство принимает ветхозаветную, восходящую к Аврааму, традицию почитания единого Бога (монотеизм), творца Вселенной и человека. Вместе с тем основные направления христианства привносят в монотеизм идею Троицы: трёх ипостасей (Бог Отец, Бог Сын, Святой Дух), единых по своей божественной природе.

В связи с приятием догмата Троицы христианство иногда трактуется другими авраамическими религиями (иудаизм, ислам) как тритеизм или политеизм. Подобная концепция о троебожии также неоднократно высказывалась в истории христианства, но была отвергнута на Первом Никейском соборе.

Один из Отцов Церкви, крупнейший систематизатор христианского вероучения Св. Иоанн Дамаскин так писал по этому вопросу:

Итак, мы называем ипостаси (Св. Троицы) совершенными, чтобы не ввести сложности в Божеское естество, ибо сложение — начало раздора. И опять говорим, что три ипостаси находятся одна в другой взаимно, чтобы не ввести множества и толпы богов. Исповедуя три ипостаси, признаем несложность и неслитность (в Божестве); а исповедуя, что эти ипостаси единосущны одна другой, и признавая в них тождество воли, действия, силы, власти и, если можно сказать, движения, мы признаем их нераздельность и то, что Бог есть един; ибо Бог, Слово и Дух Его истинно один Бог.

— Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. — Москва, 1992

Вместе с тем, подчёркивая монотеизм христианства, антитринитарии отрицают и критикуют тринитарное учение.

Ислам

Основная статья: Таухид

Ислам является религией со строгим принципом единобожия в своей основе. С исторической точки зрения ислам возник после иудаизма и христианства. С точки зрения Корана, мусульманами (покорившимися) были все пророки. В окончательном виде ислам был представлен в VII веке в проповедях пророка Мухаммеда, получившего сведения о новой религии в виде Корана. Ислам основывается на пяти фундаментальных положениях (Пять столпов ислама). Первое и главное из них — это Шахада, или свидетельство веры: «Нет никакого божества, кроме Аллаха, а Мухаммед — пророк Его»). В этой формуле заключена фундаментальная идея ислама — Таухид, то есть сам монотеизм. И действительно, все ритуалы ислама, все молитвы, все праздники и обряды направлены на то, чтобы показать Единство и Единственность Бога — Аллаха (в переводе с арабского означает «Бог»).

Таухид является одним из основных, фундаментальных догматов ислама, которое означает прежде всего отрицание политеизма (ширк), выражающееся в шахаде. Таухид означает признание того, что Аллах является единственным Творцом — Господом всего сущего. Основным принципом таухида является утверждение того, что существует только один Бог-Творец, сотворивший всё сущее бытие. Он вечен и управляет всеми процессами во вселенной. Всё нуждается в Нём, а Он не нуждается ни в чём и ни в ком. Доктрина таухида отвергает христианскую Троицу, утверждения о том, что якобы у Бога могут быть сыновья или дочери, а также утверждения иудеев о том, что Творец благоволит только одному избранному народу. Важной частью доктрины таухида является необходимость поклонения только лишь Аллаху. Ширк — многобожие, заключается в приравнивании Аллаху равных, «сотоварищей». Ширк является величайшим грехом в Исламе, за который человек не получит прощения. Ширк делится на большой и малый. Большой ширк — это прямое неповиновение Аллаху и приравнивание ему сотоварищей. Малый ширк — это лицемерие, которое заключается в том, что человек пользуется положениями религии ради своей личной выгоды в мирской жизни.

Согласно учению ислама, чистый таухид (монотеизм) исповедовали все пророки — от Адама до Мухаммада. Сам же ислам, согласно Корану и Сунне пророка Мухаммада, возрождает Таухид ханифа Ибрахима (библейского Авраама). На уровне спекулятивной теологии проблема таухида решалась в плане объяснения соотношения сущности (зат) Аллаха и Eго атрибутов (сифат), Tворца и Eго творений.

Принципы доктрины единобожия были подробно изучены и систематизированы мусульманскими богословами. Мутазилитская теология включала в понятие таухида отрицание отличных от сущности Аллаха и вечных его атрибутов. Ашариты и сифатиты толковали таухид как признание единственности Аллаха в отношении его сущности (вахид фи затихи ля шарика лах), его вечных атрибутов (вахид фи сифатихи аль-азалия ля назира лах) и его действий (вахид фи аф‘алихи ля шарика лах). Ханбалиты включали в понятие таухид признание только за Аллахом божественной природы (таухид аль-улюхия); признание его единственным Творцом и путеводителем (таухид ар-рубубия); и полную самоотдачу человека Аллаху (таухид аль-‘убудия). Понимание таухида в суфизме сводилось к отрицанию многобожия и считалось достоянием рядовых верующих (таухид аль-’амма). Суфии выделяли три главные формы таухида: растворение человеческой воли в божественной (таухид иради); самоуничтожение (фана’) человека в его бытии (таухид шухуди); постижение того, что нет ничего сущего, кроме Аллаха (таухид вуджуди). Последняя форма таухида была свойственна учению Ибн Араби, которое позже стали квалифицировать как учение о «единстве бытия» (вахдат аль-вуджуд).

Бахаи

Основная статья: Бахаи

Концепция Бога в вере бахаи монотеистична и трансцендентна. Бог описывается как «личностный, непознаваемый, недостижимый, источник всех откровений, вечный, всеведующий, вездесущий и всемогущий». Единственной связью между Богом и людьми бахаи считают посланников Бога (пророков), которых они называют «Богоявлениями». Обязательная молитва в бахаи содержит явное признание монотеизма.

Китайские воззрения

Основная статья: Моизм

Традиционной системой верования многих династий начиная с династии Шан (1766 г. до н. э.) до современного периода сконцентрировано на почитании Шан-Ди (буквально «высший предок», обычно переводится как «Бог») или Тянь (небо) как всемогущей силы. Эта система верования предшествовала развитию конфуцианства и даосизма, и введению буддизма и христианства. Небо рассматривалось как всемогущее существо, наделённое персонифицированной, но не телесной формой, что является особенностью монотеизма. В изречениях Конфуция в Лунь юй мы видим представления о небе, которое ведёт человека на протяжении всей жизни, поддерживает с человеком личные отношения, ставит задачи, которые люди должны выполнить, чтобы научиться добродетельности и нравственности. Однако эта вера не была подлинно монотеистической, существовали другие меньшие боги и духи в разных местностях, которым поклонялись наряду с Шан-Ди. В некоторых течениях, таких, как моизм, заметно приближение к монотеизму, поскольку меньшие боги и древние духи полностью подчиняются воле Шан-Ди (по аналогии с ангелами в западной цивилизации).

Индийские религии

Индуизм

Основная статья: Монотеизм в индуизме Храм Шарангапани в Кумбаконаме, посвящённый Вишну

Индуизм принято описывать как политеистическую религию. Ни в какой другой религиозной традиции мира невозможно встретить такого изобилия богов и богинь, полубожественных и демонических существ, проявлений божества в человеческих и животных формах. Но всё это всего лишь внешний, красочный аспект глубокой религиозной традиции. Индуизм представляет собой семейство разнообразных религиозных традиций, философских систем и верований, основанных на монотеизме, политеизме, панентеизме, пантеизме, монизме и даже атеизме. Трудно провести параллель между индуизмом и библейским или исламским монотеизмом. В индуизме развились свои, крайне сложные монотеистические представления. В богословии многих форм вайшнавизма, шиваизма и шактизма Единое Верховное Существо выступает в роли Творца, хранителя и разрушителя материальной вселенной, в роли спасителя верующих.

Вайшнавизм — одно из основных направлений в индуизме. Все ветви вайшнавизма отличает приверженность монотеизму. Верования и практики данной традиции, в особенности такие ключевые концепции, как бхакти и бхакти-йога, базируются на таких пуранических текстах, как «Бхагават-гита», «Вишну-пурана», «Падма-пурана» и «Бхагавата-пурана». Для обозначения Кришны как Верховной ипостаси Бога в монотеистическом контексте используется санскритский термин сваям-бхагаван.

В ньяйе, одной из шести главных теистических школ индийской философии, приводятся несколько аргументов в обоснование существования Бога и идеи монотеизма, оспаривается предположение школы миманса о существовании множества полубогов (девов) и мудрецов (риши) и их роль в начале мироздания.

Сикхизм

Основная статья: Сикхизм

Сикхизм — монотеистическая религия, возникшая в XV веке в Пенджабе на основе учения гуру Нанака (1469—1539) и десяти гуру сикхов (включая священное писание). Иногда сикхизм относят к одной из разновидностей индуизма.

«Один Бог для всех» — одно из фундаментальных положений священного текста сикхизма Гуру Грантх Сахиб. Бог рассматривается в двух аспектах — как Ниргун (Абсолют) и как Саргун (персональный Бог внутри каждого из людей). Сикхи верят в единого Бога, всемогущего и всепронизывающего Творца.

Кроме монотеизма, в сикхизме выражена идеалистическая форма монизма: внешний мир является иллюзией (майя) и только Бог является протяжённой реальностью.

Зороастризм

Основная статья: Зороастризм См. также: Ахура Мазда и Ангра-Майнью

Зороастрийское учение, распространившееся в 1-е тысячелетии до н. э. на северо-востоке Ирана и в соседних областях, содержит как монотеистические, так и дуалистические черты. Зороастризм никогда не проповедовал явный монотеизм (подобно иудаизму или исламу), являясь на деле оригинальной попыткой унификации политеистической религии под культом единого верховного Бога.

Современный зороастризм базируется на принципах, кодифицированных в Авесте. Ахура Мазда (Ормазд, «Господь Мудрый») — авестийское имя божества, провозглашённое пророком Заратустрой единым Богом. Бог Ангра-Майнью — властелин смерти и мрака — является противовесом и вечным врагом Ормазда и его блаженного царства света.

Зороастризм оказал влияние на авраамические религии. На Востоке зороастризм повлиял и на становление северного варианта буддизма, а в первые века христианства на него ориентировались учения гностиков (манихейство).

Религия инков

Основная статья: Виракоча (божество)

Есть основания говорить о монотеистических тенденциях в религии народов Анд, о складывающейся тенденции считать всех богов ипостасями Виракочи-Пача Камака. Известно несколько явно монотеистических гимнов Виракоче, приписываемых Пачакутеку Юпанки.

Примечания

  1. Религии мира: история, культура, вероучение/ Под ред. А. О. Чубарьяна, Г. М. Бонгард-Левина. — М.: Олма медиа групп, 2006. — С. 111. ISBN 978-5-373-00714-6
  2. Согласно действующим «Правилам русской орфографии и пунктуации» с большой буквы пишутся только «индивидуальные названия, относящиеся к области религии и мифологии». В справочнике «Правила русской орфографии и пунктуации» Российской Академии наук (2007), «с прописной буквы рекомендуется писать слово Бог как название единого верховного существа (в монотеистических религиях)… Слово бог в формах множественного числа, а также в значении одного из множества богов или в переносном значении пишется со строчной буквы, напр.: боги Олимпа, бог Аполлон, бог войны». Исключение — поговорки и междометия: ей-богу, бог знает кто, о господи и т. п.
  3. 1 2 «Monotheism, belief in the existence of one god, or in the oneness of God; as such, it is distinguished from polytheism, the belief in the existence of many gods, and from atheism, the belief that there is no god. Monotheism characterizes the traditions of Judaism, Christianity, and Islam, and elements of the belief are discernible in numerous other religions. Monotheism and polytheism are often thought of in rather simple terms—e.g., as a merely numerical contrast between the one and the many. The history of religions, however, indicates many phenomena and concepts that should warn against oversimplification in this matter.» — Monotheism (недоступная ссылка). Encyclopædia Britannica. Дата обращения 22 апреля 2013. Архивировано 4 июня 2011 года.
  4. Лопухов А. М. Словарь терминов и понятий по обществознанию
  5. Monotheism // Cross & Livingstone The Oxford Dictionary of the Christian Church, 1974.
    «…belief in one personal and transcendent God»
  6. Теизм // Струнино — Тихорецк. — М. : Советская энциклопедия, 1976. — (Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 25).
  7. Монотеизм — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  8. «Inclusive monotheism accepts the existence of a great number of gods but holds that all gods are essentially one and the same, so that it makes little or no difference under which name or according to which rite a god or goddess is invoked. Such conceptions characterized the ancient Hellenistic religions.» — Monotheism (theology) // Encyclopædia Britannica
  9. Hopkins E. W. The religions of India. — Jr. Ginn & Co, 1896. — ISBN 9781603031431.
  10. Кривушин И. В.Монотеизм // Энциклопедия «Кругосвет».
  11. Monotheism , Catholic Encyclopedia
  12. Nathan MacDonald. Early Jewish and Christian Monotheism/ The Origin of ‘Monotheism’. — T&T Clark International, 2004. — ISBN 0-567-08363-2.
  13. Монотеизм // Мёзия — Моршанск. — М. : Советская энциклопедия, 1974. — (Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 16).
  14. Karen Armstrong. A History of God. — New York: Ballantine Books, 1993. — 460 с. — ISBN 0-345-38456-3.
  15. Monotheism // Stanford Encyclopedia of Philosophy
  16. Ю. И. Семёнов, Основные этапы эволюции первобытной религии
  17. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О БОГЕ-ТВОРЦЕ У НЕПИСЬМЕННЫХ НАРОДОВ // Зубов А. Б. История религии.
  18. 1 2 Элиаде М. Очерки сравнительного религиоведения
  19. 1 2 Jan Assmann. Religion and Cultural Memory: Ten Studies. — Stanford University Press, 2005. — С. 11, 59.
  20. 1 2 3 4 Simson Najovits. Egypt, the Trunk of the Tree, Vol.II: A Modern Survey of and Ancient Land. — Algora Publishing, 2003. — 366 с. — ISBN 9780875862576.
  21. Wilkinson, Richard H. The Complete Gods and Goddesses of Ancient Egypt. — Thames & Hudson, 2003. — С. 236—240.
  22. Зигмунд Фрейд. Моисей и монотеизм.
  23. Dominic Montserrat. Akhenaten: History, Fantasy and Ancient Egypt. — Routledge, 2000. — С. 36, 40. — ISBN 0-415-18549-1.
  24. История человечества / А. Н. Сахаров. — Тверь: Магистр-Пресс, 2003. — Т. 3.
  25. Э. Виллер. Учение о едином в античности и средневековье. — СПб: Алетейя, 2002. — 668 с.
  26. Ксенофан // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин, заместители предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  27. А. Л. Доброхотов. Платон /Категория бытия в классической западноевропейской философии. М. Издательство Московского университета, 1986
  28. PLATO HODIE — ПЛАТОН СЕГОДНЯ: ДИАЛОГИ ПЛАТОНА. www.plato.spbu.ru. Дата обращения 5 января 2019.
  29. Филон Александрийский — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  30. «Халдейские оракулы» — статья из Новой философской энциклопедии
  31. Неоплатонизм // Моршин — Никиш. — М. : Советская энциклопедия, 1974. — (Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 17).
  32. Linda Trinkaus Zagzebski. 1.2.1 Monotheism // Philosophy of religion: an historical introduction. — Wiley-Blackwell, 2007. — С. 16. — 254 с. — (Fundamentals of philosophy). — ISBN 1405118725.
  33. Don Mackenzie,Ted Falcon,Jamal Rahman. Getting to the Heart of Interfaith. — SkyLight Paths Publishing, 2009. — С. 91—92. — 183 с. — ISBN 1594732639.
  34. 1 2 3 Религия. Энциклопедия / А. А. Грицанов, Г. В. Синило. — М.: Книжный дом, 2007. — 960 с. — ISBN 985-489-355-3.
  35. 1 2 раввин Адин Штейнзальц, статья Авраам
  36. Шиффман, Лоуренс. От текста к традиции: История иудаизма в эпоху Второго Храма и период Мишны и Талмуда / Пер. с англ. А. М. Сиверцева. — М.; Иерусалим: Мосты культуры: Гешарим, 2000. — 276 c.
  37. Беседы с раввином Штейнзальцем
  38. Ален Безансон, L’Islam Архивная копия от 21 ноября 2008 на Wayback Machine, Académie des sciences morales et politiques, p. 9.
  39. Tritheists, Catholic Encyclopedia
  40. Бернард К. Дэвид. Тринитаризм: определение и историческое развитие
  41. «Islam», Encyclopaedia Britannica Online
  42. А. Али-заде. Исламский энциклопедический словарь (недоступная ссылка). Дата обращения 20 ноября 2010. Архивировано 13 октября 2010 года.
  43. аль-Бакара 2:4, аль-Бакара 2:285, ан-Ниса 4:136
  44. «Столпы ислама», Encyclopaedia Britannica Online
  45. Шахада // Религия: Энциклопедия / Сост. и общ. ред. А. А. Грицанов, Г. В. Синило. — Мн.: Книжный Дом, 2007.— 960 с.— (Мир энциклопедий)
  46. Tawhid in Oxford Islamic Studies Online
  47. 1 2 3 4 5 6 Ислам: ЭС, 1991.
  48. 1 2 3 4 Али-заде, 2007.
  49. Kamoonpuri, S: «Basic Beliefs of Islam» pages 42-58. Tanzania Printers Limited, 2001
  50. аль-Бакара 2:131—135
  51. Ханифизм
  52. James R. Lewis. The encyclopedia of cults, sects, and new religions. — Prometheus Books, 1998. — P. 66. — 595 p. — ISBN 1573922226.
  53. Shoghi Effendi. God Passes By, Bahá’í Publishing Trust, p. 139, ISBN 0-87743-020-9
  54. Momen, M. A Short Introduction to the Bahá’í Faith, Oxford, UK: One World Publications. ISBN 1-85168-209-0
  55. Тянь // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  56. 1 2 Homer H. Dubs, «Theism and Naturalism in Ancient Chinese Philosophy, » Philosophy of East and West, Vol. 9, No. 3/4, 1959
  57. 1 2 3 4 5 6 Klostermaier, 2007, p. 16
  58. The History Of Indic Monotheism And Modern Chaitanya Vaishnavism/ The Hare Krishna Movement: the Postcharismatic Fate of a Religious Transplant, Columbia University Press, 2004
  59. Elkman, S.M.; Gosvami, J. Jiva Gosvamin’s Tattvasandarbha: A Study on the Philosophical and Sectarian Development of the Gaudiya Vaisnava Movement (англ.). — Motilal Banarsidass, 1986.
  60. Sharma, C. (1997). A Critical Survey of Indian Philosophy, Delhi: Motilal Banarsidass, ISBN 81-208-0365-5, pp.209-10
  61. Удаяна // Энциклопедия «Кругосвет».
  62. Сикхизм — статья из Большого Энциклопедического словаря
  63. Mark Juergensmeyer, Gurinder Singh Mann. The Oxford Handbook of Global Religions (англ.). — US: Oxford University Press, 2006. — P. 41. — ISBN 978-0-19-513798-9.
  64. Daljeet Singh. Consept of God in Sikhism
  65. Зороастризм // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин, заместители предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  66. 1 2 3 Zoroastrianism // Encyclopædia Britannica
  67. Goodstein, Laurie. Zoroastrians Keep the Faith, and Keep Dwindling, The New York Times.
  68. Catholic Encyclopedia — Manichæism
  69. Берёзкин Ю. Е. Инки: исторический опыт империи. Л.: Наука, 1991.
  70. Священные гимны Пачакутека Архивная копия от 24 февраля 2014 на Wayback Machine, на сайте Месоамерика Архивная копия от 26 января 2012 на Wayback Machine

Литература

  • Али-заде А. А. Монотеизм // Исламский энциклопедический словарь. — М. : Ансар, 2007. — 400 с. — (Золотой фонд исламской мысли). — ISBN 5-98443-025-8.
  • Ибрагим Т. К. и Сагадеев А. В. ат-Таухид // Ислам: энциклопедический словарь / Отв. ред. С. М. Прозоров. — М. : Наука, ГРВЛ, 1991. — С. 232. — ISBN 5-02-016941-2.
  • Монотеизм / Казарян А. Т. // Монголы — Наноматериалы . — 2012. — С. 42—43. — (Большая российская энциклопедия : / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 21). — ISBN 978-5-85270-355-2.
  • Klostermaier, Klaus K. (2007), A Survey of Hinduism (3rd ed.), Albany, NY: State University of New York Press, ISBN 0791470822, <https://books.google.com/books?id=E_6-JbUiHB4C&printsec=frontcover>

Ссылки

  • Монотеизм — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  • Статья «Монотеизм» в Энциклопедии современной эзотерики
  • Статья «Монотеизм» в энциклопедии Кругосвет

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

GND: 4040107-8 · LCCN: sh85086976

>Монотеизм — Единство Б-га

Иудаизм — монотеистическая религия. Она не только проповедует самосовершенствование, но и призывает помогать ближнему.

Монотеизм (Единобожие)

Монотеизм, или Единобожие — учение о Едином Б-ге, Творце Вселенной. Идея Единства Б-га легла в основу иудаизма, первой монотеистической религии, где Б-г представляется как Единый Источник всего, Единственный Творец и Владыка мира. Монотеизм сложился в эпоху всеобщего идолопоклонства, и потому идею монотеизма о Единстве и Единственности Б-га можно смело назвать уникальной, а монотеизм иудаизма — уникальным путем еврейского народа на протяжении уже многих веков. Первооткрывателем этого монотеистического пути считается Авраам, первый праотец еврейского народа. Впоследствии, через 15-20 веков, на почве иудаизма выросли и другие мировые монотеистические религии — христианство и ислам. Вместе они называются «авраамические» религии, т. к. в их основе — один и тот же корень, «посаженный» когда-то праотцом Авраамом.

Единство Творца — основа Иудаизма

Представление о наличии множества богов — «племенных» или олицетворяющих различные силы природы, или просто двух — Добра и Зла — это взгляд политеизма, язычества, и полностью противоречит еврейской философии. Провозглашая «Шма Исраэль», еврей утверждает две вещи: что Вс-вышний — НАШ Б-г и что Он при этом ОДИН. Как это понимать? Что, у других народов нет Б-га?

Постулат об абсолютном единстве Б-га — основной принцип Иудаизма. Этот очень сложный философский вопрос осложняется ещё и тем, что наш разум не способен воспринимать вещи, выходящие за рамки привычного нам мира. Но, даже оперируя привычными понятиями, думающий человек может понять, что мир создан и управляется Единым Разумом. Во всём устройстве мира царит гармония, все силы действуют слаженно и предсказуемо, дополняя и ограничивая друг друга. Весь мир представляет собой единую систему, из которой нельзя исключить ни одного элемента без того, чтобы разрушилось всё его существование. Всеми процессами управляют одни и те же принципы, называемые «Законами природы». Но почему именно эти? Кто «издал» законы природы и следит за их скрупулёзным выполнением?

Наука не в состоянии ответить на эти вопросы. Вот что писал Исаак Ньютон, который, как и большинство великих учёных прежних времён, не только занимался исследованием мира, но и стремился докопаться до глубинных причин его существования: «Вы не найдёте во Вселенной места, где между любыми двумя точками не действовали бы силы: притяжения или отталкивания, электрические или химические… Я вижу в этом вездесущие Б-га».

Можно возразить, что Ньютон был «так воспитан», что он видел, а мы «воспитаны» так, чтобы не видеть. Но факт остаётся фактом: сегодня к вере намного легче приходят люди, связанные с естественными и точными науками, т.е. знающие об устройстве мира и управляющих им законах, чем гуманитарии, у которых в голове есть множество отвлечённых «идей», но нет чёткой картины мира…

Праотец Авраам — провозвестник монотеизма

Наш праотец Авраам был первым человеком в мире, который сам, эмпирическим путём дошёл до идеи существования и единства Творца. Именно его принято считать основателем монотеизма, первооткрывателем, проложившим дорогу не только своим потомкам-евреям, но и миллионам людей на всем земном шаре.

Рассказывают, что Авраам пришел к идее Б-га, наблюдая за природой: такой гармоничный и целесообразный мир не мог возникнуть сам по себе, случайно. Скорее всего, существует некая сила, которая запланировала и создала этот мир.

По источникам Устной Торы мы можем примерно восстановить ход его мысли.

Человеческое мышление различает между явлениями и их причинами, причем причина не отождествляется с самим явлением. Когда ученый говорит, скажем, о гравитации, он подразумевает, что нечто, из-за чего предмет падает вниз, отличается от самого падающего предмета. Падающее яблоко — это одно, а причина, из-за которой оно падает, сила гравитации, — это совсем другое.

Причины не тождественны явлениям, они — совершенно другая категория, другой этаж реальной действительности.

Если мир — материален и ограничен законами материи, то его причина должна быть абсолютно отделена от этого мира, не являться никакой его частью, и, кроме того, следуя логике — быть совершенно нематериальной. На нее не распространяются ограничения материи, такие как ограниченность в пространстве и времени.

Она вне нашего мира, как писатель вне мира персонажей своей книги.

Итак, у мира есть Первопричина. Мир был когда-то создан. Так мы подходим к идее того, что у мира есть Творец, который зачем-то (пока мы не знаем, зачем) создал нашу Вселенную.

Важное замечание. Если мы попытаемся «определить» Всевышнего, используя какие-то категории, как мы описываем объекты нашего мира (камень — холодный, твердый, черный, на ощупь шершавый и т.д.), то у нас ничего не получится. Определения можно дать только конечным объектам. Само слово «определение» (на иврите агдара, от слова гадер — ограда, забор; по-русски — предел, граница) предполагает, что, называя объект, мы его выделяем из множества прочих объектов. Определение помогает мне выделить данный объект из множества других, которые не подходят этому определению.

Безграничное и бесконечное определить нельзя. При наших попытках»описать» Всемогущего мы говорим, чем Он НЕ является. Например: Он безграничен, т.е. Он не является ничем, что ограничено. Можно сказать по-другому: мы смотрим на конечные, ограниченные во времени и пространстве существа и тела нашего мира, и отмечаем, в чем проявляется их ограниченность.

Часто возникает другая, чисто языковая проблема. Про Творца говорить глаголами — решил, захотел, создал, сделал — следует очень осторожно, чтобы не вложить в них привычные нам реалии. Мы употребляем глаголы применительно к Нему только из-за бедности наших языковых ресурсов и ограниченности нашего опыта.

Та картина мира, о которой говорил Авраам, шла вразрез с картиной его современников.

На уровне логики возразить Аврааму было нечего. Но сложность здесь была не интеллектуальная, а психологическая. Отказаться от язычества означало отказаться от очень удобного образа жизни. Если нет единого начала мира, тогда нет и единого смысла, единой цели его существования.

Когда богов — много, фундаментальный поиск ответов на вопросы «зачем существует мир» или «какова моя задача в нем» — бессмыслен, ведь единого, верного ответа на такие вопросы не существует. На первый план выходит другой вопрос: «как лучше устроится в жизни». Во власти каждого из богов находится какой-то один жизненно важный вопрос: солнце, дождь, коммерция, война, любовь. Для того чтобы лучше прожить, надо только угодить богам знакомыми человеку способами.

Говоря, что Авраам открыл единого Творца, мы имеем в виду следующее: Авраам открыл, что существует только один Творец, бытие Которого не зависит ни от какой другой причины кроме Него Самого. Т.е. Его существование ничем не обусловлено, а стало быть, абсолютно. Но существование всего остального — всего, кроме Него — обусловлено исключительно Его волей.

Это очень важно, поэтому повторим: нет в мире ничего и никого, что существовало бы само по себе вопреки Его желанию. Нет ничего и никого, кто может препятствовать Его безграничной воле. Любое создание, проявляющее какую бы то ни было силу, обладает ею только потому и только в той мере, что Всевышний наделил его этой силой.

Народ Авраама

Авраам готов был идти в огонь, защищая свои убеждения. За преданность Авраама, доказанную во многих испытаниях, Творец мира объявил ему, что от него произойдёт особый народ, у которого будут близкие отношения со Вс-вышним. Не такие, как у других народов.

Народы мира могут рассчитывать на Его помощь и просить о ней, если выполняют основные требования — 7 заповедей сыновей Ноаха.

К еврейскому народу — намного больше требований (613 заповедей), и его могут строго наказывать за их нарушение. Но он может и рассчитывать на особые, близкие, доверительные отношения со Вс-вышним. Поэтому мы говорим, что Он — наш Б-г. Царь — для всех, и для нас тоже, а Отец — только для нас.

Однако, необходимо помнить, что любой нееврей, который захочет таких отношений, может принять на себя 613 заповедей — читайте материал по теме Гиюр, принятие еврейства.

Тот, кому необходимы эксперименты, чтобы во всём этом убедиться, может посмотреть на историю нашего народа. Это самый грандиозный эксперимент, подтверждающий существование Вс-вышнего и Его особую связь с еврейским народом. Как сказали наши Мудрецы: «Овца среди семидесяти волков — разве может она уцелеть? — Только если у неё есть пастух, который её охраняет!».

Две тысячи лет наш народ в изгнании. Две тысячи лет нас преследуют, убивают, изгоняют из разных стран и — нет нам покоя даже в своей стране. Крестовые походы, инквизиция, резня во времена Хмельницкого, Катастрофа европейского еврейства, — от нас давно ничего не должно было остаться. Все народы, существовавшие во времена нашего зарождения, полностью изменили свой облик, некоторые исчезли, оставив только «археологические объекты». Все народы сменили свою религию с распространением христианства, ислама и буддизма. И только мы, вопреки всем ожиданиям и желаниям окружающих народов, продолжаем упорно держаться своей веры и так же, как три тысячи лет назад, провозглашаем: «Шма Исраэль!».

Иудаизм — одна из мировых религий

Большинство ученых перечисляют пять основных мировых религий: иудаизм, индуизм, буддизм, ислам и христианство.

Все религии утверждают, что они способствуют росту духовности и внутренней гармонии человека. Хотя всегда ли это так, — можно спорить. Большинство религий базируется на священных текстах, говорит о вере, устанавливает институт молитвы. В чем же уникальность иудаизма?

Очевидно, что иудаизм это единственная религия, которую еврейский народ исповедовал на протяжении всей своей истории, что позволило ему пережить бесчисленные опасности. Другие религии восприняли принципы и обряды иудаизма — первой монотеистической религии.

Рассмотрим, чем же иудаизм отличается от остальных религий.

Индуизм

а) Индуизм (или Брахманизм) — древняя восточная религия, историческим центром которой является Индия. Индуизм политеистичен, он насчитывает 30 миллионов богов, каждый из которых наделен особой властью, положительным или отрицательным влиянием.

Иудаизм же признает лишь одного всемогущего Б-га.

Индуизм учит поклоняться некоторым живым существам, как, например, корове, считая их божественными, тогда как иудаизм учит поклоняться только Б-гу.

Индуизм считает мир иллюзией, а жизнь по сути своей — злом, тогда как иудаизм считает мир добром, т. к. он был создан милостью Всевышнего.

Индуизм утверждает, что конечной целью жизни является освобождение от непрерывного цикла смерти и возрождения, что внутренняя сущность человека (атман) воплощается в разных поколениях, пока окончательно не очистится от греха.

Практическим следствием этой веры является кастовая система, то есть представление, что некоторые люди от природы неполноценны в сравнении с другими, так как грешили в своих предыдущих воплощениях.

Кастовая система столетиями препятствовала включению так называемых «неприкасаемых» в жизнь общества, причем не из-за их собственных проступков, а исключительно потому, что им, якобы, присуща нечистота.

Иудаизм, напротив, подчеркивает единство еврейского народа. Хотя в нем существуют разные группы (коэны, левиты, исраэлиты), их различия касаются лишь разных способов служения Б-гу. В обществе о евреях судят не по их происхождению, а по делам. Даже выходцы из самых скромных и бедных семей могут стать уважаемыми учителями.

Буддизм

б) Буддизм — религия множества народов Юго-Восточной Азии, включая и Китай (а в несколько измененной форме — синтоизм — и Японию). Существуют различные течения буддизма, такие как зен, хинаяна, махаяна.

Первоначально буддизм был создан разочаровавшимся индуистом по имени Гаутама, учившим вере в непрерывное перерождение (карма). Он заимствовал в индуизме представление о том, что низкое положение человека в обществе указывает на его грехи в предыдущей жизни. Единственный способ для человека избавить свою душу от постоянных перевоплощений, учил Гаутама, это следовать в жизни Среднему Пути, подчинив все желания своей воле.

Человек должен вести жизнь согласно восьми принципам, делая упор на размышлении и контроле разума, что, по его утверждениям, должно приводить к высшему духовному уровню — нирване.

Хотя иудаизм, несомненно, и рекомендует духовное самосовершенствование и говорит о «среднем пути», он также проповедует заботу о ближнем, а не полное погружение в себя. Он утверждает, что человек создан для действия на земле и что каждый еврей обязан помогать ближнему продвигаться в социальной и религиозной областях. Погружение в себя и игнорирование других людей — не что иное, как простой эгоизм.

Кроме того, иудаизм уделяет гораздо большее внимание соблюдению законов, то есть конкретным способам служения Б-гу и исполнения Его воли. Со своей стороны, буддизм не признает никаких богов, и связанные с ним ритуалы в основном базируются на суевериях.

Ислам

Ислам: как и в случае с буддизмом, основные принципы этой религии были сформулированы человеком из плоти и крови, которого на этот раз звали Мохамед. До его появления арабы были анимистами и политеистами.

Мохамед, живший в Медине, попав под сильное влияние евреев и христиан, принял монотеизм, перенял некоторые ритуалы и обычаи евреев, такие как молитва несколько раз в день, воздержание от свинины, пожертвования бедным, соблюдение поста, называемого у арабов Рамаданом.

Несмотря на то, что история ислама не отмечена чудесными Б-жественными откровениями, которые отличают еврейскую историю, Мохамед считал себя пророком Б-га. Он сократил перечень требований, предъявляемых к мусульманам, и в исламе отсутствует всеохватывающий свод законов, составляющий основу иудаизма.

Возможно, самым важным отличием иудаизма от ислама является то, что приверженцы последнего стараются силой обратить в свою веру весь остальной мир. Уже при жизни Мохамеда его последователи начали поход с целью распространения ислама. Мусульмане завоевали значительную часть восточного мира и были близки к покорению Европы; большинства своих побед они добились кровопролитием. Те, кто отказывались обратиться в ислам, подвергались дискриминации.

Сказанное относилось и к евреям, которых Мохамед сам предполагал обратить и которые вызвали его гнев, когда отказались сделать это.

Постоянно прибегая к силе для обращения иноверцев, ислам приобрел агрессивность, совершенно не свойственную иудаизму. Последователи иудаизма не только не побуждают других к изменению веры, но, наоборот, стараются предостеречь тех, кто неискренен в своих устремлениях. Иудаизму чуждо использование силы для расширения своих рядов.

Христианство

Христианство: существует множество различных видов христианства, и каждый подчеркивает особый характер своей веры. Однако все они берут свое начало в проповедях еврея по имени Иисус, изложенных другим евреем по имени Шаул (позже Павел). Христиане, несомненно, заимствовали многие принципы иудаизма, а некоторые течения утверждают, что они унаследовали титул Избранного Б-гом Народа, принадлежавший вначале евреям.

Христиане приняли Пятикнижие Моше, назвали Танах «Ветхим Заветом» и утверждают, что «Новый Завет» является его естественным продолжением.

Однако евреи отрицают эти притязания и по-прежнему считают, что они остаются тем, чем были всегда: Избранным Народом Писания, и что со времен дарования Торы не произошло ничего, что изменило бы это положение.

Центральным моментом является вопрос о статусе одного еврея, Иисуса. Христианство утверждает, что этот человек был на самом деле не только еврейским Машиахом (Мессией), но истинным сыном Б-га (и, следовательно, частью Самого Б-га). Христиане утверждают, что он умер, дабы искупить грехи человечества и снова появиться на земле во время Второго Пришествия.

В качестве последователей этого человека христиане считают себя новыми поборниками воли Б-жьей на земле, и некоторые из них полагают целью своей жизни обратить в христианство как можно больше людей.

Евреи же, уважая концепции любви и мира, которые, как утверждает христианство, лежат в его основе, отвергают утверждение о том, что Иисус не был обычным человеком, погибшим на кресте. (Мы рассмотрим причины такой точки зрения далее).

Евреи считают, что вера в Иисуса неуместна, и человек должен молиться Самому Б-гу. Евреи не нуждаются ни в каких посредниках между ними и Б-гом, они не верят также, что человек может достичь искупления только через Иисуса. Добиться искупления грехов можно через молитву (Малахим 8:33—34), благотворительность (Теилим 21:3) и раскаяние (Ирмеяу 36:3) — путем прямого общения с Б-гом.

Практически главное различие между двумя религиями состоит в том, что иудаизм принимает Тору целиком, а христианство — нет. Несмотря на то, что Иисус был евреем и проповедовал преданность законам Торы («Не думайте, что я пришел, чтобы отменить Закон Пророков; я пришел не отменить, а исполнить его… Всякий, кто нарушит хоть самую малую из этих заповедей и будет учить этому людей, последним будет в Царствии Небесном» — Матфей 5:17—19), в наше время христиане не соблюдают многих законов Торы: кашрута, тфилин, мезузы, Шабата (Субботы) и других. Павел, фактически создавший христианскую религию, считал, что законы Торы слишком трудны для среднего христианина. Вместо заповедей христианство предлагает идеи веры и любви и считает, что этого достаточно, чтобы сделать человека хорошим.

Заповедь «Возлюби ближнего»

Иудаизм, конечно, соглашается, что любовь и вера необходимы для нравственного оздоровления человека: именно Тора является источником заповеди «Люби своего ближнего» (Ваикра 18:19). Однако иудаизм утверждает, что общего пожелания быть добрым и любящим само по себе недостаточно. Человек легко может объявить себя верующим, но при этом давать волю своему животному началу. Человек может сказать: «Я люблю», а после этого совершить насилие и прелюбодеяние.

Христиане едва ли оставались верны своему кредо. На протяжении веков бесчисленное множество евреев было убито за то, что они — «губители Иисуса», множество других погибли в результате жестоких попыток насильственного обращения их в христианство.

Тора устанавливает более упорядоченные, конкретные рамки проявлений любви и доброты. «Если будет в твоей среде бедняк… со всей щедростью открой ему свою руку и ссуди ему все, в чем он нуждается».(Дварим 15:7—8). «Да не будет так, что ты увидишь осла своего брата или его вола, упавших на дороге, и скроешься от них; поднять ты должен вместе с ним» (Дварим 22:4).

Существуют особые законы благотворительности, гостеприимства и помощи больным. Детализируя способы, которыми человек может делать добро, Тора гарантирует положительный результат, даже когда, человек не задумывался о цели своих действий. Вот почему Тора — не книга суровых ограничивающих законов, а законодательство, укрепляющее любовь и делающее человека лучше.

Кроме того, иудаизм утверждает, что эти и другие законы Торы вечны, и от них нельзя отказаться ни при каких обстоятельствах. Их соблюдение гарантирует, что человек будет выражать свою веру в Б-га в конкретных, позитивных делах.

Вывод

Подводя итог, можно сказать, что иудаизм отличается от других религий не только тем, что является традицией, которая привела к сохранению еврейского народа на протяжении столетий, но также и тем, что он всегда отстаивал веру в Единого Б-га, приверженность четким законам Торы, а не туманным верованиям, способствовал не только самосовершенствованию, но и активной помощи другим, и никогда не пускался в воинственные крестовые походы для обращения иноверцев.

Это единственный план жизни, идущий непосредственно от Б-га.

Как отмечал рав Шимшон Рафаэль Гирш, в других религиях человек тянется к Б-гу, но в иудаизме — Б-г протягивает руку человеку.

Как нас касаются обетования, данные Богом Аврааму?

Устами апостола Павла Церковь напоминает нам сегодня про обетования Божии, данные Богом Аврааму: «истинно благословляя благословлю тебя и размножая размножу тебя» (Евр. 6:14). Сразу возникает закономерный вопрос: какое дело современному человеку до обещаний, данных Богом родоначальнику еврейского народа больше трех тысяч лет назад?

Прежде всего, обратим внимание вот на что. Павел не приводит обетования Аврааму полностью, а дает лишь одну строчку, зная, что такой важный момент Писания, несомненно, хорошо известен любому еврею и нет нужды цитировать весь текст. Обетование же это взято из 22-й главы Бытия, где описывается жертвоприношение Авраама, и звучит так: «Мною клянусь, говорит Господь, что, так как ты сделал сие дело (т. е. согласился принести Исаака в жертву Богу. – Прим. автора), и не пожалел сына твоего, единственного твоего для Меня, то Я благословляя благословлю тебя и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твое городами врагов своих; и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего» (Быт. 22:16–18).

Большая часть обетования относится не столько к самому Аврааму, сколько к его «семени». Это слово употребляется в Библии с разными смысловыми оттенками. В данном случае оно имеет три основных значения.

Прежде всего, это израильский народ, который произошел от Авраама. Потом – христиане, согласно словам апостола: «Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники» (Гал. 3:29). Третье значение – указание на Мессию, долженствовавшего произойти от Авраама – на Иисуса Христа, «Сына Божьего», «Сына Авраама» (Лк. 3:38; Мф. 1:1). «Семенем» Христос именуется и в начале книги Бытия, в эпизоде суда Бога над змием: «и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; ОН будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить Его в пяту» (Быт. 3:15 – греческий текст).

«Овладеет семя твое городами врагов своих» – здесь речь идет не только о завоевании израильтянами Палестины, но и о победе Христа над адом и дьяволом. Ибо Он сокрушил врата медные и вереи железные сломил (Пс. 106:16), – поет псалмопевец об этой победе.

«И благословятся в семени твоем все народы земли». «Благословятся в семени» значит «благословятся во Христе». Во Христе все люди снова получают утраченное грехопадением благоволение и благословение Отца; неуверовавшие – как возможность; уверовавшие и пребывающие в Церкви – как реальность и действие.

Итак, мы видим, что обетование, часть которого приводит Павел, прямо касается нас, христиан, людей Церкви. Более того, сам Авраам не увидел исполнения обетования до конца – оно раскрылось и исполнилось именно в Церкви Христовой. Исполнилось в нас! Поэтому Павел и напоминает христианам об этом обетовании, чтобы «твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду, которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий» (Евр. 6:18–19).

Апостол сравнивает надежду с якорем. Этот предмет, как всем известно, удерживает корабль непоколебимым, несмотря на движение вод. Чем глубже опускается якорь в грунт, тем устойчивее корабль. Если якорь устремляется в грунт, то куда же направляется наша надежда? Она «входит во внутреннейшее за завесу, куда предтечею за нас вошел Иисус, сделавшись Первосвященником навек по чину Мелхиседека» (Евр. 6:19–20). Что здесь имеется в виду?

В отличие от ветхозаветных первосвященников, входящих с жертвенной кровью один раз в год во «святое святых» скинии земной, Первосвященник Иисус один раз в истории мира вошел в скинию небесную и принес Свою Кровь за грехи всех людей.

Заметим, что ветхозаветный Храм (а перед ним и скиния, т. е. храм-палатка) делился на три части: святое святых, святилище и двор. Святое святых отделялось от святилища завесой. Это и есть то «внутреннейшее за завесой», о котором говорит апостол, только уже имея в виду скинию небесную, «которую воздвиг Господь, а не человек» (Евр. 8:2). Иисус вошел туда «предтечею». Значит, открыл путь и для нас. Поэтому, кстати, и разорвалась завеса в Иерусалимском Храме, когда Иисус испустил дух (см. Мф. 27:51). Это было великое знамение, о котором толкователь Евфимий Зигабен говорит: «Так как внутренняя сторона завесы служила образом неба, а внешняя – образом земли, то раздрание завесы означало то, что уничтожена преграда между небом и землею, т. е. вражда между Богом и человеком, и что небо стало доступно для людей, потому что Иисус Христос, уничтожив эту преграду, возобновил нам этот доступ» (Толк. на Мф. 27).

Именно туда, в Небо, в Небесную скинию, во «внутреннейшее за завесой», и следует простираться надежде нашей, братья и сестры. Там должен бросить якорь корабль жизни нашей, со всех сторон колеблемый волнами житейских бурь. Ибо все мы странники и пришельцы на земле, «не имамы бо зде пребывающаго града, но грядущаго взыскуем» (Евр. 13:14). А что за «грядущий град»? Это – «святой город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего», не имеющий нужды «ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его – Агнец» (Откр. 21:2; 21:23).

Туда, «в горняя… в горняя… к свету…», как произнес умирающий Григорий Палама, туда должны устремляться и упование, и все помышления наши. Там «отрет Бог всякую слезу с очей, и смерти не будет уже, ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло» (Откр. 21:4). Обратим туда надежду нашу и будем веровать: она не посрамит нас, ибо обетования Божии непреложны.

Вот сколько всего находим мы в сегодняшнем апостольском чтении! И утешение, и увещание, и надежду, и ободрение, и напоминание обетований. Таково слово Божие, «богодухновенное и полезное для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности» (ср. 2 Тим. 3:16). Запасемся же драгоценными семенами слова Божьего в это благодатное время поста, чтобы они со временем проросли в плод духовный, который есть «любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5:22). Сами мы да будем истинным семенем Авраама и наследниками всех обетований Божиих (ср. Гал. 3:29).

«Ибо не Ангелов восприемлет Он, но восприемлет семя Авраамово. Посему Он должен был во всем уподобиться братиям». Том 12, книга 1, Беседа 5

1. Желая показать великое снисхождение Бога и любовь, какую Он имеет к роду человеческому, Павел после того, как сказал: «А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные» (Евр. 2:14), объясняет это место и говорить: «не Ангелов восприемлет». Не просто, говорит, выслушай сказанное и не почитай каким-нибудь обыкновенным делом того, что Он принял нашу плоть; ведь Он не удостоил этого ангелов. Потому и выражается так: «не Ангелов восприемлет Он, но восприемлет семя Авраамово». Что означают слова его? Не в ангельское, говорить, естество облекся Он, но в человеческое. А что значит: «восприемлет»? Не ангельское, говорит, естество принял Он, но наше. Почему же он не сказал: принял, но употребил такое выражение: «восприемлет» (έπιλαμβάνεται)? Он заимствует это выражение из примера бегущих за теми, которые уходят от них, и употребляющих все меры к тому, чтобы настигнуть убегающих и удержать удаляющихся. Так и Христос сам устремился и настигнул род человеческий, бежавший от Него и бежавший далеко, — мы ведь были, говорит (апостол), без — Бога – были отчуждены далеко и были безбожники в мире (Еф. 2:12,13). Здесь он показывает, что (Бог) сделал это единственно по снисхождению, любви и попечению об нас. Как выше, когда говорит: «Не все ли они суть служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение?» (Евр.1:14), он показывает любовь Его к роду человеческому и то, что Бог много печется о нем, так и здесь еще больше подтверждает это посредством сравнения, говоря: «не Ангелов восприемлет». Подлинно, великое, чудное и изумительное дело, что наша плоть сидит на небесах и удостаивается поклонения от ангелов, архангелов, серафимов и херувимов. Представляя себе это, я часто удивляюсь и высоким предаюсь мыслям о роде человеческом, потому что вижу великие и светлые начатки и многое попечение Божие о естестве нашем. И не про­сто сказал (апостол): от людей приемлет, но, желая возвы­сить их, и показать, как велик и почтенен род их, говорит: «но восприемлет семя Авраамово. Посему Он должен был во всем уподобиться братиям». Что значит: «во всем»? Он родился, говорит, воспитывался, возрастал, претерпел все, что следовало, и наконец умер: вот что означают слова: «во всем уподобиться братиям». Так как он много говорил о величии и высшей славе (Христа), то теперь ведёт речь о домостроительстве Его; и посмотри, с какою мудростью и силою доказывает, что Он приложил большое старание, чтобы уподобиться нам; это — знак великого Его попечения об нас. Сказав выше: «А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные» (апостол) и здесь говорит: «во всем уподобиться братиям», т.е. как бы так говорит: Тот, кто так велик, кто есть сияние славы и образ ипостаси, кто сотворил века и сидит одесную Отца, Тот восхотел и потщился сделаться нашим братом во всём, и для того оставил ангелов и горние силы, сошел к нам и принял нашу (плоть). И смотри, сколько Он доставил благ: разрушил смерть, освободил нас от власти диавола, избавил от рабства, почтил своим братством, и не только удостоил братства, но и других бесчисленных (благодеяний), — Он восхотел быть нашим первосвященником пред Отцом: «чтобы быть милостивым», — продолжает (апостол), — «и верным первосвященником пред Богом». Он принял, говорит, плоть нашу единственно по человеколюбию, для того, чтобы помиловать нас. Нет другой причины такого домостроительства Его, кроме одной этой; Он видел, что мы повержены на землю, погибаем и подвергаемся насилию смерти, и умилосердился. «Для», — говорит, — «умилостивления за грехи народа». Что значить: «верным»? Истинный, сильный, потому что один только Сын есть вер­ный первосвященник, могущий избавить от грехов тех, которых Он первосвященник. Потому, чтобы принести жертву, которая могла бы очистить нас, Он сделался человеком. «Пред Богом» — присовокупляет (апостол), т.е. в отношении к Богу. Мы были, говорит, враждебны Богу, были осу­ждены, преданы бесчестию; не было никого, кто бы принес за нас жертву; Он видел нас в таком состоянии и умило­сердился, не только доставив нам первосвященника, но сделавшись сам первосвященником верным. Потом (апостол) показывает, как Он верен, продолжая: «для умилостивления за грехи народа. Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр. 2:17,18).

2. Это, по-видимому, весьма уничиженно, смиренно и недо­стойно Бога. «Ибо, как Сам «, — говорит, — «Он претерпел». Здесь он говорит о воплотившемся. Может быть, это говорится и для успокоения слушателей, и во внимание к их немощи. Смысл слов его следующий: (Христос), пришедши, самым делом испытал то, что мы терпим; теперь Ему не безызвестны страдания наши; он знает не только как Бог, но и как человек, познавши и испытавшей самим делом; Он много пострадал, потому может и нам сострадать. Хотя Бог безстрастен, но здесь (апостол) говорит о воплощении, и как бы так сказал: самая плоть Христова претерпела много страданий; Он знает, что такое страдание, знает, что такое искушение, и знает не меньше нас страждущих, потому что Он сам страдал. Что же значить: «может и искушаемым помочь»? Иначе сказать: Он с великою готовностью подаст руку помощи, бу­дет сострадателен. Так как (евреи) думали иметь большое преимущество пред (верующими) из язычников, то (апостол) внушает, что они имеют преимущество в том, чем Бог нисколько не унизил и (верующих) из язычников. Чем же именно? Тем, что от них спасение, что наперед к ним Он пришел, что от них принял плоть. «Не Ангелов восприемлет Он», — говорит, — » но восприемлет семя Авраамово «. Этим он и воздает честь патриаpxy, и показывает, что значить семя Авраамово, — напоминает им об обетовании, данном Аврааму в следующих словах: «ибо всю землю, которую ты видишь, тебе дам Я и потомству твоему навеки» (Быт. 13:15), намекая несколько и на близость (их к Нему) в том, что все произошли от одного. Но так как эта близость была незначительна, то он опять переходить к тому же (предмету), останавливается на домостроительстве Его во плоти и говорит: «для умилостивления за грехи народа». Самое желание — сделаться человеком есть уже знак великого попечения и великой любви, а теперь не только это, но и безсмертные блага дарованы нам от Него: «для», — говорит, — «умилостивления за грехи народа». Почему он не сказал: (грехи) вселенной, но: «народа» (του λαού), тогда как поистине Он взял на себя грехи всех нас? Потому, что (апостол) пока ведет речь о них (евреях), как и ангел говорил Иосифу: «наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их» (Mат. 1:21). Этому и следовало наперед совер­шиться, и для того Он пришел, чтобы спасти их, а потом чрез них и тех (язычников), хотя случилось напротив. Об этом и (другие) апостолы в самом начали говорили: «к вам первым послал Его благословить вас» (Деян. 3:26); и еще: «вам послано слово спасения сего» (Деян. 13:26). Так и здесь (апо­стол) показывает благородство Иудеев, когда говорить: «для умилостивления за грехи народа». Так он теперь говорит. А что, (Христос) отпускает грехи всех, это сам Он объяснил как при исцелении расслабленного, когда сказал: «прощаются тебе грехи твои» (Марк. 2:5), так и в заповеди о крещении: «научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Mат. 28:19). Когда Павел начал речь о плоти, то потом говорит (о Нем) все уничиженное, нисколько не опасаясь; смотри именно, что говорит он далее: «Итак, братия святые, участники в небесном звании, уразумейте Посланника и Первосвященника исповедания нашего, Иисуса Христа, Который верен Поставившему Его, как и Моисей во всем доме Его» (Евр. 3:1-2). Намереваясь изобразить преимущества Его сравнительно с Моисеем, (апостол) ведет речь о законе касательно священства, потому что о Моисее все имели высокое мнение. И (здесь) он уже предуказывает семена этого преиму­щества; но начинает с плоти, а потом переходит к боже­ству, в отношении которого не могло быть сравнения. Начиная сравнивать их по плоти, он говорит: «как и Моисей во всем доме Его». Не вдруг доказывает преимущество (Христа пред Моисеем), — чтобы слушатели не отшатнулись и тотчас же не заткнули ушей, — потому что, хотя они были верующие, но в душе своей еще много были преданы Моисею. «Который верен», — говорит, — «Сотворившему Его». Что сотворившему? Посланника и первосвя­щенника. Не о существе говорит он здесь, и не о божестве, но пока о преимуществах человеческих. «Как и Моисей во всем доме Его», т.е. в народе, или в храме. А употребляет это выражение — «во всем доме Его» — так, как иной выразился бы о домашних. Моисей был в народе, как попечитель и распоря­дитель в доме. Что здесь домом он называет народ, видно из прибавления: «дом же Его — мы» (Евр.3:6), т.е. мы — создание Его. Затем (показывает) преимущество: «Он достоин тем большей славы пред Моисеем»; и опять (говорит) о плоти: «чем большую честь имеет в сравнении с домом тот, кто устроил его» (Евр. 3:3).

3. И сам (Моисей), говорит, был из этого дома. Не сказал: он был раб, а тот — Владыка, но прикровенно выразил это. Если домом был народ, а сам (Моисей) был из народа, то следует, что он был из этого дома; так и мы обыкновенно говорим: такой-то происходит из такого-то дома. Здесь под домом (апостол) не разумеет храма, потому что не Бог создал его, но люди, а устроивший его, т.е. Моисея, есть Бог. Смотри, как он прикровенно показывает превос­ходство (Христа пред Моисеем): «верен», — говорит, — «во всем доме Его», между тем как сам он был из этого дома, т.е. из народа. Большую имеет честь пред произведениями художник их, равно как и пред домом — устроивший его. «…А устроивший все Бог» (Евр. 3:4). Видишь, что не о храме гово­рит, но о всем народе? «И Моисей верен во всем доме Его, как служитель, для засвидетельствования того, что надлежало возвестить» (Евр. 3:5). Вот и другое преимущество Сына пред рабами! Видишь опять, как он указывает на близость (Христа к Богу-Отцу) наименованием Сына? «Христос — как Сын в доме Его» (Евр. 3:6). Замечаешь, как он отличает создание и Создателя, раба и Сына? Этот входит в отеческий дом, как Владыка, а тот, как раб. «…Дом же Его — мы, если только дерзновение и упование, которым хвалимся, твердо сохраним до конца» (Евр. 3:6). Здесь опять убеждает их стоять мужественно и не падать; мы будем, говорит, домом Божиим, подобно Моисею, если только упование и надежду, которою хвалимся, твердо сохраним до конца; а кто скорбит в искушениях и падает, тот не может хвалиться; кто стыдится и скрывается, тот не имеет дерзновения; кто печалится, тот недостоин похвалы. Вместе с тем и хвалит их, когда говорит: «если только дерзновение и упование, которым хвалимся, твердо сохраним до конца», выражая, что они начали (иметь дерзновение и упование); только нужно (сохранить) до конца, и не просто стоять, но содержать твердую надежду с несомненною верою, не колеблясь искушениями. Не удивляйся, что (о Христе) сказано нечто человеческое в словах: «быв искушен» (Евр. 2:18). Если об Отце, который не воплощался, в Писании говорится: «Господь с небес призрел на сынов человеческих» т.е. обстоятельно рассмотреть все (Псал. 13:2), и еще: «сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко Мне, или нет; узнаю» (Быт. 18:21), и еще: «Господь не мог более терпеть злых дел ваших и мерзостей» (Иep. 44:22), где священное Писание выражает величие гнева Божия, — то тем более о Христе, который пострадал во плоти, может быть ска­зано то, что свойственно человеку. Так как многие люди считают опыт самым верным средством к познанию, то (апостол) хочет показать, что (Христос), который сам постра­дал, знает, что терпит природа человеческая. «Итак», — гово­рит, — «братия святые». Слово: «итак» — употребляет вместо: поэтому. «Участники в небесном звании». Итак, не ищите ничего здесь, если вы призваны туда, — потому что там награда, там воздаяние. Что же далее? «…уразумейте Посланника и Первосвященника исповедания нашего, Иисуса Христа, Который верен Поставившему Его, как и Моисей во всем доме Его». Что значит: «Который верен Поставившему Его»? Т.е. пекущегося, предстательствующего за своих и не допускающего им колебаться каким — нибудь образом. «…Как и Моисей во всем доме Его». Т.е. познайте, кто и каков первосвященник наш, и вы не будете иметь нужды в другом утешении или ободрении. Называет Его посланником потому, что Он был послан (от Бога-Отца); называет первосвященником исповедания нашего, т.е. веры. Хорошо сказано: «как и Моисей»; как тому был верен народ, так и Ему — предводи­тельство народом, хотя высшее и в делах высших. Моисей был слуга, а Христос — Сын; тот имел попечение о (людях) чуждых, а этот — о своих. «Для засвидетельствования того, что надлежало возвестить». Что говоришь ты? Неужели Бог принимает свидетельство от человека? Конечно, так. Если Он призывает во свидетели небо, землю и холмы, когда говорит чрез пророка: «Слушайте, небеса, и внимай, земля, потому что Господь говорит» (Ис. 1:2); и еще: «Слушайте, горы, суд Господень, и вы, твердые основы земли: ибо у Господа суд с народом Своим» (Мих. 6:2), — то тем более — людей. Что значить: «для засвидетельствования»? Чтобы свидетельствовать, когда они сделаются бесстыдными: «Христос — как Сын в доме Его». Тот имел попечение о (людях) чуждых, а этот — о своих. «И упование, которым хвалимся». Хорошо сказано: «упование», — потому что все блага были еще в надежде; но эту надежду нужно сохранять так, чтобы хвалиться, как бы действительностью. Потому (апостол) говорит: «упование, которым хвалимся», и присовокупляет: «твердо сохраним до конца», — так как мы — «спасены в надежде» (Рим. 8:24). Если же мы спасаемся в надежде и ожидаем в терпении, то мы не должны скорбеть о благах настоящих и беспокоиться о тех, которые обещаны в будущем, так как «Надежда же, когда видит, не есть надежда» (Рим. 8:24). Если, говорит, эти блага велики, то мы не можем получить их здесь, в настоящей кратковременной жизни. Но для чего же (Бог) и предсказал нам об них, если не хотел даровать их нам здесь? Для того, чтобы обещанием привлечь наши души, чтобы надеждою укрепить наше усердие, чтобы ободрить и возвысить наше сердце. С такою именно целью сделано все это.

4. Итак, не будем смущаться; пусть никто не сетует, видя порочных людей благоденствующими. Здесь нет воздаяния ни пороку, ни добродетели; а если иногда и бывает (воздаяние) пороку и добродетели, то не по достоинству их, но слегка, как бы в предвкушении суда, чтобы неверующие воскресению образумились здесь хотя таким образом. Потому, когда мы увидим порочного богатым, не будем падать духом; когда увидим добродетельного страждущим, не будем сму­щаться, — потому что там венцы, там и наказания. При том нет такого порочного человека, который был бы совершенно порочным, но и в нем бывает нечто доброе; равно нет и такого добродетельного, который был бы совершенно добродетельным, но и у него бывают некоторые прегрешения. Итак, когда порочный благоденствует, то знай, что это — к погибели собственной головы его; он здесь наслаждается этим для того, чтобы, получив здесь воздаяние за свое малое добро, подверг­нуться там полному наказанию. Тем более блажен тот, кто, получая наказание здесь, чтобы отдать долг за все грехи свои, отходит отсюда оправданным, чистым и неповинным. Этому поучает нас Павел, когда говорит: «От того многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1 Кор. 11:80), и еще: «предать сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа» (1 Кор. 5:5). И пророк говорит: «ибо он от руки Господней принял вдвое за все грехи свои» (Ис. 40:2), также Давид: «Посмотри на врагов моих, как много их, и лютою ненавистью они ненавидят меня …и прости все грехи мои» (Пс. 24:19,18); и еще иной: «Господи! Ты даруешь нам мир; ибо и все дела наши Ты устрояешь для нас» (Ис. 26:12). Все это доказывает, что добродетельные получают здесь наказания за грехи свои. А где (говорится), что порочные получают здесь добро, чтобы там подвергнуться полному наказанию? Послушай Авраама, который говорит бога­тому: «чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь — злое» (Лук. 16:25). Какое «доброе»? Употребляя выражение: воспрiялъ ecu, а не: прiялъ ecu, он показывает, что оба они получали по заслугам, один благоденствие, а другой бедствия, и говорит: «ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь». Итак, не будем скорбеть, когда видим здесь грешников благоденствующими, и когда сами страждем, будем радоваться, потому что это изглаживает наши грехи. Не будем искать спокойствия, потому что Христос возвестил скорби ученикам своим, и Павел говорит: «все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим. 3:12). Никто из мужественных борцов во время борьбы не ищет бань и трапезы, обильной яствами и вином; это свойственно не ратоборцу, а человеку изнеженному; ратоборец терпит пыль, (умащение) елеем, жар солнца, многий пот, скорби и тяжесть подвигов. Таково — время борьбы, и, следова­тельно, получения ран, пролития крови и скорбей. Послушай, что говорит блаженный Павел: «бьюсь не так, чтобы только бить воздух» (1 Кор. 9:26). Будем считать всю жизнь предназна­ченною для подвигов, не станем никогда искать отдохновения, не станем смотреть на страдания, как на нечто чуждое, по­тому что и ратоборец, когда он совершает подвиги, не считает этого чуждым для себя. Для успокоения будет другое время; достигать совершенства нам следует посредством скор­бей. Если и нет ни гонения, ни притеснения, то есть другие скорби, которые случаются с нами ежедневно; если мы не переносим последних, то едва ли перенесли бы первые. «Вас постигло искушение не иное», — говорит (апостол), — «как человеческое» (1 Кор. 10:13). Будем же молиться Богу, чтобы не впасть в искушение, а когда впадем, то будем переносить мужественно. Людям благоразумным свойственно — не подвергать себя опасностям; а мужественным и любомудрым свойственно — стоять твердо, подвергшись опасностям. Потому не будем подвергать себя (опасностям) без нужды, потому что это — знак дерзости; а когда нас вынуждают и когда требуют обстоятельства, не будем уклоняться, потому что это — знак робости; если нас призывает (евангельская) проповедь, то не будем отказываться; просто, без причины без нужды и без пользы для благочестия, не будем стремиться, потому что это — хвастовство и пустое тщеславие; а если случиться что-нибудь вредное для благочестия, то не будем никогда отказываться, хотя бы надлежало претер­петь тысячи смертей. Не вызывайся на искушения, когда дела благочестия идут по твоему желанию, — зачем навлекать на себя излишние опасности, не приносящие никакой пользы?

5. Говорю это из желания, чтобы вы соблюдали заповеди Христа, который повелевает молиться, чтобы не впасть в искушение, и вместе повелевает, взяв крест, последовать Ему. Эти (заповеди) не противоречат одна другой, но весьма со­гласны между собою. Итак, настрой себя, как храбрый воин, будь всегда с оружием, бодрствуй, трезвись, постоянно ожидай врага; впрочем, сам не производи браней, потому что это свой­ственно не воину, а бунтовщику. Когда призывает труба благочестия, то немедленно выходи, не жалей души, выступай с ве­ликою готовностью на подвиги, ниспровергай ряды противников, сокрушай лице диавола, воздвигай трофей (победы); а когда благочестие не терпит никакого вреда, когда никто не искажает наших догматов, — разумею касающихся души, — и когда ничто не принуждает делать неугодное Богу, то не будь слишком рьян. Жизнь христианина должна быть полна крови, но не в смысле пролития чужой крови, а готовности — пролить собствен­ную. Потому будем проливать собственную кровь, когда это нужно за Христа, с таким усердием, как будто бы мы про­ливали воду, — кровь и есть вода, протекающая в теле, — и свер­гать с себя плоть с такою готовностью, как будто бы мы сни­мали одежду. А это случится тогда, когда мы не будем при­вязываться к имуществу и к жилищам, когда не будем увлекаться пристрастием к (благам) настоящим. Если посвятившие себя военной жизни отказываются от всего и, куда при­зывает война, туда и отправляются, путешествуют и с охо­тою терпят все, то тем более нам, воинам Христовым, на­добно быть так же готовыми и так же выходить на войну со страстями. Нет ныне гонения, и дай Бог, чтобы никогда не было; но есть другая брань, брань против любостяжания, против зависти и прочих страстей. Описывая эту брань, Павел говорит: «наша брань не против крови и плоти» (Еф. 6:12). Эта брань предстоит всегда; потому он желает, чтобы мы были всегда вооруженными: «Итак станьте», — говорит, — «препоясав чресла ваши», — что может относиться и к настоящему времени, — и внушает, что нужно быть всегда вооруженными. Велика брань против языка, велика против очей, велика против пожеланий: будем удер­живать их. Вот почему он с этого и начинает вооружать воина Христова: «Итак станьте», — говорит, — «препоясав чресла ваши» — и прибавляет: «истиною» (Еф. 6:14). Почему — «истиною»? Потому что пожелание есть обман и ложь, как и Давид сказал в одном месте: «ибо чресла мои полны воспалениями, и нет целого места в плоти моей» (Пс. 37:8). Оно не составляет удовольствия, но только тень удовольствия. Поэтому, говорит, «препоясав чресла ваши истиною», т.е. истин­ным удовольствием, целомудрием, честностью.

Он знал наглость греха, и потому увещевает ограждать все наши члены. «Не может быть» — говорит (Премудрый), — «оправдан несправедливый гнев» (Сир. 2:22); и потому (апостол) заповедует нам ограждаться бронею и щитом. Гнев есть зверь, скоро нападающий на нас, и нужно нам много оград и оплотов, чтобы задержать его и преодолеть. Потому-то у нас преиму­щественно эту часть (грудь) Бог устроил из костей как бы из каких камней, положив ему преграду, чтобы он (гнев) когда-нибудь не расторгнул и, расторгнув, не погубил легко всего человека. Он есть огонь и великая буря, так что — дру­гой член (тела) не вынес бы его нападения. И врачи говорят, что для того под сердце подложены легкие, чтобы сердце, уда­ряясь об эти мягкие части, как бы об губку, могло успокаиваться, — чтобы оно, ударяясь в твердую и жесткую, грудь, не повредилось от частых потрясений. Потому нам нужна крепкая броня, чтобы всегда удерживать этого зверя в спокойствии. Нужен нам и шлем на главу, потому что в ней пребывает разум, и от ней можно и спастись, если она будет делать должное, можно и погибнуть, если — недолжное; поэтому (апо­стол) и говорит: «и шлем спасения» (Еф. 6:17). Мозг по природе своей мягок; потому он и покрыт сверху теменем, как бы какою черепицею; он бывает у нас виновником всего доброго и злого, смотря по тому, признает ли должное или недолжное. Также и ноги и руки наши имеют нужду в оружии, — не эти руки и не эти ноги, а тоже душевные, — чтобы одни исполняли должное, а другие шли, куда следует. Итак, вооружим себя таким образом, и мы будем в состоянии преодолеть врагов и украситься венцом победы во Христе Иисусе Господе нашем, с Которым Отцу со Святым Духом слава, держава, честь, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

«Исламское» христианство. О современных приверженцах строгого евангельского Единобожия

В предыдущей статье на эту тему мы указали, что в христианстве еще в IV веке победила традиция понимания Бога как Троицы (Бог-Отец, Бог-Сын и Бог-Святой Дух), а Иисуса Христа (Пророка Исы) как Бога и Человека одновременно. Эти догмы, не имеющие никакого основания в Евангелии (христианском священном Писании), тем не менее, были установлены в церкви с санкции тогдашнего римского императора Константина, с целью адаптировать множащихся последователей учения Иисуса-Исы к духу и культуре языческого Рима.

Однако такое «полуязычество» в исторической церкви победило полностью, но не окончательно. Приняв идею культа «богочеловечества», христианство, что называется ушло, в обряд. Это сделало христианскую церковь идеологией, политическим институтом и надмирным квазигосударством. Но одновременно в ее недрах вызревала идея реформации, причем подчеркнем, именно реформация церкви, а не христианской религии, то есть принципов богослужения, устройства и деятельности христианских общин и церквей, которые ну никак не соответствуют Евангелию и, более того, даже и противоречат ему (это следует иметь ввиду, некоторым нашим горе-«реформаторам», предлагающим реформировать ислам. Религия ислам – это дар и воля Аллаха Всевышнего, и мы, люди, можем изменить реформировать лишь наше отношение к исламу).

Реформация грянула в 1517 году с выступлением против папаы Римского немецкого священника Мартина Лютера и дальше все в более радикальных формах распространялась по всей Западной Европе, ознаменовав собой, фактически, начало новой эры в истории человечества, рывок из «темного средневековья». Однако, несмотря на весь реформаторский радикализм, основные догмы – о троице и «богочеловечестве» Иисуса (Исы), в свое время «оторвавшие» реальное христианство от его изначальных, заложенных в Евангелии (Инджиле) принципов, так и остались неприкосновенными.

Но идея строгого монотеизма в христианстве вернулась на историческую авансцену в середине XVI века, причем на восточной окраине западно-христианской ойкумены, на землях нынешних Польши, Литвы и Белоруссии. Здесь в рамках местной протестантской церкви возникло радикальное и строго монотеистическое течение, представители которого именовали себя «братьями» или «христианами», а их противники из числа тринитарных кальвинистов, бывших большинством, называли этих диссидентов «арианами».

«Ариане» (это определение берем в кавычки, потому что их взгляды все же не совсем совпадают с теми, что проповедовал за 12 веков до них священнослужитель Арий из Александрии, о котором говорилось в предыдущей статье) верили лишь в единого Бога Отца, Творца всего сущего. Иисус же, согласно их взглядам, был праведным человеком, волей Отца вознесенным до божественного уровня. Польские монотеисты отрицали христианский догмат о Троице, а также о бессмертии души, полагая, что душа вместе с телом воскреснут после Страшного суда. В общественных вопросах последователи этого течения придерживались идей социального и имущественного равенства, а наиболее радикальные «ариане» были также и последовательными пацифистами, отрицающими всякую войну и насилие.

«Польские братья» не были очень многочисленным течением, их число оценивается приблизительно в 300 тысяч последователей. Однако это была достаточно элитарная группа представителей шляхты, чиновничества и интеллигенции. Распространено «арианство» было преимущественно на восточных и юго-восточных землях королевства. Население города Ракува на какое-то время стало в большинстве своем «арианским», в 1600 году здесь были созданы академия и типография, выпущено систематическое изложение вероучения «польских братьев».

Разумеется, в Польше, остававшейся по большей части католической, отношение к «братьям» было враждебным, особенно со стороны католической инквизиции, возглавляемой иезуитами. До середины XVII века, впрочем, удавалось сохранять некий общественный баланс, но в 1658 году, сразу после польско-шведской войны, постановлением сейма Речи Посполитой «Об арианах» «польские братья» были обвинены как протестанты в пособничестве лютеранской Швеции и изгнаны из страны, а их учение запрещено. Часть «ариан» ушла в подполье, но большинство эмигрировало – в Германию, Трансильванию и Нидерланды.

В Центральной и Западной Европе «ариане» продолжали активно проповедовать свое учение, активно издавать литературу, что и способствовало сохранению этого направления христианства до наших дней.

Правда, отныне строгое христианское единобожие переходит с польского на английский язык. Переведенные в Великобритании послания «польских братьев» получают отклик в среде здешних интеллектуалов, ведь на дворе век Просвещения. Именно тогда это течение в христианстве начинает именоваться «унитарианами», что подчеркивает строгий монотеизм в их учении. В 1774 году в Лондоне возникла первая в мире унитарианская Церковь и совершено богослужение. Тогда же унитарианство пустило корни и на Североамериканском континенте. В Америке в 80–90-е годы XVII столетия активно создавались унитарианские общины, был выпущен молитвенник и чин церковной службы. Близкими к унитарианству были такие видные личности англосаксонской ойкумены, как физик Исаак Ньютон, один из «отцов-основателей» США Томас Джефферсон, а второй президент этой страны, Джон Адамс, официально принадлежал к унитарианской Церкви. В середине XIX века в США сформировались общенациональные унитарианские Церкви и ассоциации.

Приблизительно в середине прошлого столетия среди американских унитариан появляется течение, получившее название «универсализм». Его базовый принцип заключается в том, что Бог спасает всех людей во всех религиях и все религии имеют одинаковую духовную ценность. С точки зрения практики это привело к созданию молитвенных общин, объединивших под одной крышей христиан, представителей авраамических и иных религий и даже… агностиков и атеистов. Универсалисты провозгласили принцип свободного и ничем не ограниченного духовного поиска, а по вопросам земным придерживаются крайне либеральных взглядов. Многие унитарианско-универсалистские Церкви регистрируют однополые браки. В США существуют такие парацерковные, но при этом молитвенные общины, как унитарии-иудеи, унитарии-даосы и даже унитарии-язычники.

У классических христианских унитариан отношение к универсалистам двойственное. В 1961 году произошло объединение значительной части унитарианских и универсалистских общин в Американскую ассоциацию унитариан и универсалистов. Но все же многие консервативные «библейские» христиане-унитариане «своими» универсалистов не считают, а рассматривают последних не как Церковь или религиозную общину, а скорее как нечто вроде группы психотерапевтической поддержки.

На сегодняшний день число унитариан и унитариан-универсалистов во всем мире не дотягивает и до миллиона, их приблизительно 700 тыс. человек. Больше всего унитариан в США (около 200 тыс. человек), они сосредоточены в основном на востоке страны (Нью-Йорк, Вашингтон, Бостон), в штате Массачусетс, а также в Калифорнии. Относительно многочисленные унитарианские общины имеются в Германии (более 60 тыс. членов), Великобритании (50 тыс.), Нидерландах (25 тыс.), а также в Бельгии, Швейцарии, Индии и многих других странах. Правда, костяк их составляют проживающие в этих странах иностранцы, преимущественно из США и других «англосаксонских» стран.

«Традиционное», уходящее еще в Средние века унитарианство сохранилось, пожалуй, лишь среди венгров-секийев, живущих в румынской Трансильвании. Здесь последователей унитарианства приблизительно 65–70 тыс. Несколько лет назад в Польше была предпринята попытка возродить «арианство» XVI века, было зарегистрировано движение «Путь «польских братьев», провозгласившее весьма амбициозные цели. Однако до сих пор современным «польским братьям» так и не удалось выйти из виртуального формата, и доныне их общины представляют собой группы посетителей нескольких интернет-ресурсов.

Дошли ли унитарианские идеи до России на волне внешней открытости нашей страны в последние четверть века? Собственно, одно унитарианское течение у нас существует уже давно, ранее в подполье, а ныне – легально. Это «Свидетели Иеговы» (запрещена в РФ). Однако у них довольно жесткое и специфическое учение, предполагающее негативное отношение к окружающему миру, в то время как для унитариан характерны широта взглядов и толерантность. Да, есть общины унитарианского или «арианского» характера, так же как и в Польше, формирующиеся вокруг интернет-ресурсов соответствующей тематики. Из «невиртуальных» общин можно назвать «Арианскую церковь города Орла» (интересно, что у них имя Ария связано с такими понятиями, как «арийство» и арийцы, что свидетельствует об определенной путанице в головах «отцов» этой «Церкви»). В 90-е годы XX века в подмосковном Жуковском и Санкт-Петербурге действовали две небольшие общины унитарианско-универсалистской направленности, однако в нулевые их деятельность сошла на нет, и несколько лет назад Международный союз унитариан и универсалистов заявил об отсутствии унитариано-универсалистских общин в России по причине отсутствия связи с ними.

Итак, в общемировом религиозном контексте унитариане составляют абсолютное меньшинство. Но важно то, что они существуют, это во-первых. Во-вторых, в наше время, когда информационные потоки фактически уничтожили все границы, в том числе и между духовными традициями, позволив их носителям вполне свободно и объективно, из первоисточников познавать другие традиции, для многих людей «традиционная» религия все более становится этническим идентификатором, в то время как реально мировоззрение строится на простой, но универсальной идее – «Бог один, Бог един». Прибавим сюда тех этнических христиан, которые чисто интуитивно предпочитают строгое Единобожие церковному догмату о триедином Боге, а также агностиков, часто не отрицающих существование высшей реальности, но полагающих, что в рамках существующей религиозности она познана быть не может, и получаем довольно интересные перспективы для развития идей, подобных унитарианским.

Монотеистические религии

Монотеистические религии

Монотеи́зм (букв. «единобожие» — от греч. μόνος, «один» и греч. θεός, «бог») — религиозное представление и учение о Едином Боге (в противоположность языческому многобожию, политеизму). Обычно монотеизм также противопоставляется пантеизму. В монотеизме Бог обычно персонифицируется, то есть является определённой «личностью». К монотеистическим религиям относятся, в числе других, иудаизм, ислам и христианство (при условии, что тройственость Бога не ставит под вопрос его Единство).. Древнейшей монотеистической религией, сохранившейся до настоящего времени, является зороастризм. Монотеизм можно классифицировать на теизм, пантеизм, панентеизм и деизм.

История

Монотеизм в Древнем Египте

Ряд египтологов утверждает, что в Древнем Египте издавна существовал монотеизм. По этому вопросу выделяют три позиции:

  • традиция монотеизма существовала в течение всей истории Древнего Египта и была главенствующей (Вире, Дриотоп, Моренц, Вергот, Бадж);
  • первоначальная монотеисическая традиция в течение времени исказилась в политеистическую (Пьерре);
  • монотеизм в Древнем Египте был открыт только для жречества, а политеизм был уделом простолюдинов (Море).

Египтология признаёт, что монотеизм являлся исконной египетской религиозной традицией. «Для египтян различные боги с их особенными именами были всего лишь ипостасями или проявлениями Единого…», писал Вергот. Монотеистические воззрения египтян дошли до нас в «Мемфиском трактате», в котором Птах провозглашается Единым Творцом и Судьёй Вселенной, и в поучениях Гераклеопольского царя царевичу Мерикара, в которых затрагиваются религиозные верования египтян III тысяелетия до н. э.

Первая известная попытка использования монотеизма в качестве государственной религии была предпринята в Египте фараоном Эхнатоном в XIV веке до нашей эры. Однако после смерти Эхнатона Египет возвратился к традиционной религии в форме политеизма.

Монотеистические религии

Современный иудаизм является строго монотеистической религией, в которой отрицается существование каких-либо сил, неподконтрольных Творцу, а тем более других богов. Согласно распространённому в науке мнению, религия евреев на ранних этапах своей истории имела форму монолатрии, а монотеизм начал оформляться в VI в. до н. э., после возвращения евреев из Вавилонского пленения. Монотеистичный иудаизм впоследствии послужил основой для возникновения христианства и ислама.

С традиционной еврейской точки зрения, которой придерживались Маймонид (XII век) и другие еврейские мыслители, монотеизм — первичен и изначально был преобладающей формой почитания Высшей Силы, в то время как все другие культы образовались позже, в результате деградации идеи единобожия. Подобной теории в наше время придерживаются также и часть современных исследователей. Они склонны полагать, что в основе даже примитивных форм политеизма, таких, как фетишизм или шаманство, лежит вера в единую интегральную силу, в некую духовную сущность (см. монолатрия). Исследования показывают, что даже у самых примитивных племён существует вера в Высшую Силу как причину всего, что происходит в мире, и она является общей для всех народов, даже для бушменов или обитателей джунглей Южной Америки — племён, почти полностью изолированных от внешних культурных влияний.

Христианство возникло как учение последователей одного из иудейских раввинов Иешуа из Нацерета, жившего в Палестине около двух тысяч лет назад. Не сохранилось (или не было) ни одного письменного источника, принадлежавшего руке самого Иешуа (Иисуса). Собрание посланий учеников и последователей Иисуса называется Новым Заветом. Косвенным свидетельством истинности сочинений Нового Завета может служить упоминание об Иисусе древним летописцем Тацитом, а также множество упоминаний в литературе второго и третьего веков нашей эры и даже Коране. Скрупулёзный анализ учёными самого Нового Завета также не вызывает сомнений в его подлинности.

Христианство как религия зародилась на почве тщательно подготовленной иудейскими учителями и была легко воспринята множеством простых иудеев. Такое же быстрое распространение Христианство получило и в Элладе и в Египте, как гармоничное продолжение вековой истории.

Основной идеей Христианства является утверждение:

Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в него, не погиб, но имел жизнь вечную. Иоанн.3:16

Однако христианство не является политеистической религией, так в Новом Завете имеется следующее утверждение Иисуса Христа:

Я и Отец — одно. Иоанн. 10:30

Это несомненно монотеистическая система представлений о высших силах.

Человек многие века жил в надежде об избавлении от страданий этого мира. Подавляющее большинство древней духовной литературы говорит о реальности этого избавления через некоего мессию (машиах ивр.). Ученики Иисуса называют его Христом (Христос греч. — мессия). Христианство сегодня имеет огромное число последователей, образовавших множество конфессий. Основные христианские конфессии: католицизм, православие, протестантизм.

Критика христианства

Критика христианства не менее популярна чем само христианство. Наибольшее количество исторических конфликтов в истории последних двух тысячелетий связаны именно с христианством. Критике подвергаются как отдельные доктринальные положения христианства, так и вся система вероучения в целом.

Основная статья: Отрицание и критика догмата о Троице

В связи с неприятием христианского догмата о Троице, монотеистичность христианства оспаривается:

  • иудаизмом:
За то, что вознеслось сердце твоё и ты говоришь: „я бог, восседаю на седалище божьем, в сердце морей“ и, будучи человеком, а не Богом, ставишь ум твой наравне с умом Божьим, … ты умрёшь… смертью необрезанных
(Иез.28:2-10)

Я и Отец — одно (сказал Иисус). Тут опять Иудеи схватили каменья, чтобы побить Его…хотим побить Тебя камнями за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом
(Иоан.10:30-33)

  • исламом

И сказали христиане: «Мессия — сын Аллаха». Эти слова в их устах похожи на слова тех, которые не веровали раньше. Пусть поразит их Аллах! До чего они отвращены!

Они взяли своих книжников и монахов за господ себе, помимо Аллаха, и Мессию, сына Мариам. А им было повелено поклоняться только единому Богу, помимо которого нет божества. Хвала Ему, превыше Он того, что они Ему придают в соучастники!

Они хотят затушить свет Аллаха своими устами, но Аллах не допускает иного, как только завершить Свой свет, хотя бы и ненавидели это многобожники.

— Коран 9.30-32

  • толстовством:

См. Толстой Л. Н. против обожествления Иисуса.

  • антитринитариями и т. д.

Ислам зародился в VII веке н. э. в Аравии в результате проповеднической деятельности Мухаммада. Ислам основывается на 5 фундаментальных положениях (Пять столпов ислама). Первое и главное из них — это Шахада, или свидетельство веры: «нет божества, достойного поклонения, кроме Аллаха, и Мухаммад — Его последний Пророк». В этой формуле заключёна фундаментальная идея ислама — Таухид, то есть сам монотеизм. И действительно, все ритуалы ислама, все молитвы, все праздники и обряды направлены на то, чтобы показать Единство и Единственность Бога -Аллаха.

Ширк — многобожие, заключается в приравнивании Аллаху равных, «сотоварищей». Ширк является самым страшным грехом в Исламе, за который человек не получит прощения. Ширк делится на большой и малый. Большой ширк — это прямое неповиновение Аллаху и приравнивание ему сотоварищей. Малый ширк — это лицемерие которое заключается в том, что человек пользуется положениями религии ради своей личной выгоды.

Согласно учению ислама, чистый Таухид (монотеизм) исповедовали все пророки — от Адама до Мухаммада. Сам же ислам, согласно Корану и Сунне пророка Мухаммада, возрождает Таухид Ибрахима (библейского Авраама), который называется Ханиф. С исторической точки зрения ислам является самой молодой авраамической религией со строгим принципом единобожия в своей основе.

  1. А. М. Лопухов — Словарь терминов и понятий по обществознанию
  2. Статья «Монотеизм» в Электронной еврейской энциклопедии
  3. «Монотеизм» в Энциклопедии современной эзотерики
  4. «Монотеизм» в энциклопедии Кругосвет
  5. Бертран Рассел, «История западной философии» Книга Вторая, Часть Первая, Глава I на сайте PSYLIB
  6. 1 2 р. Адин Штейнзальц, статья Авраам
  • Статья «Монотеизм» в Электронной еврейской энциклопедии
  • Статья «Монотеизм» в Энциклопедии современной эзотерики
  • Статья «Монотеизм» в энциклопедии Кругосвет
  • Монотеизм в исламе

Боги

Боги

Боги ацтеков • Боги войны • Живые божества • Боги луны • Боги любви и брака • Морские боги • Боги мудрости и знаний • Боги неба и погоды • Боги огня • Боги охоты • Боги плодородия • Боги славян • Боги смерти и загробного мира • Солярные боги • Боги судьбы и случая

Понятия

политеизм • монотеизм • генотеизм