Как не упустить

Не упускайте своих детей

Стр. 1 из 102

Эту книгу мы посвящаем своим детям,

а также настоящим и будущим детям наших детей.

Они вдохновили нас на эти открытия, и ради них мы эти открытия излагаем.

Тамаре, Наташе, Бриа, Шею и Брейдену,

а также Дэниэлу, Аарону и Ханне

и Киаре, Джулиану и Шинед

Действие имеет значение только во взаимосвязи, и без понимания этой связи действие на любом уровне приведет лишь к конфликту. Понять взаимосвязь бесконечно важнее, чем составить план действий.

Джидду Кришнамурти

К читателю

Мы с Гордоном Ньюфелдом знакомы много лет. Наша первая встреча состоялась, когда мы с женой Рей обратились к нему за советом по поводу нашего старшего ребенка. Сыну тогда было восемь лет, мы считали его проблемным ребенком. Гордон сразу же показал нам, что проблема была вовсе не в ребенке и не в нас самих, а в нашем подходе к отношениям с ним. Несколько лет спустя мы забеспокоились относительно нашего второго сына. В подростковом возрасте он перестал слушаться нас и, казалось, даже начал избегать. И мы снова обратились к Гордону. Он сказал, что нам необходимо восстановить отношения с сыном и отвлечь его от сверстников. Тогда я впервые услышал о концепции ориентации на ровесников доктора Ньюфелда, о том, что сверстники заменили родителей в роли основного фактора воздействия на детей, и о многочисленных отрицательных последствиях этой замены, так широко распространенной в современном обществе. С тех пор у меня появилось много других причин быть благодарным ему за те знания и открытия, которые мы получили и сделали вместе с Рей.

Мы с Гордоном написали «Не упускайте своих детей» с радикальной целью: пробудить в читателях естественные родительские инстинкты. Если наша книга в этом преуспеет, она станет основой знаний о мудром и разумном воспитании и обучении детей. Мы не рассказываем о том, что нужно делать родителям. Мы говорим, кем они должны стать для своих детей. В этой книге мы предлагаем попробовать понять своего ребенка, разобраться в том, как происходит его развитие, а также выявить препятствия, которые сегодня встают на пути здорового развития наших детей. Из этого понимания и искренней заинтересованности родителей в воспитании детей рождается естественное и полное сочувствия знание — источник успешного воспитания.

Современная одержимость воспитанием как набором навыков, беспрекословным следованием рекомендациям специалистов, на самом деле всего лишь результат потери интуитивного знания, потери отношений с детьми, которые для предыдущих поколений были чем-то само собой разумеющимся. А ведь воспитание — это и есть отношения. Мы можем стать родителями биологически, в результате брака или усыновления, но сохранить эти отношения может только взаимная связь с ребенком. Если связь между детьми и родителями прочна, она активирует природные инстинкты, которые гораздо точнее, чем любой специалист, подсказывают нам, как воспитывать и обучать молодое поколение, вверенное нашей опеке. Секрет в том, чтобы уважать и ценить отношения с детьми и любые взаимодействия с ними.

В современном мире, по причинам, которые мы объясним позже, воспитание детей родителями поставлено под угрозу. Мы сталкиваемся со скрытыми конкурентами, которые отталкивают от нас наших детей, и одновременно мы сами отдаляемся от родительства.

Исчезла экономическая и социальная основа культуры, поддерживавшей родительство и охранявшей святость его миссии. Все предшествующие культуры предполагали, что привязанность детей к родителям прочна и долговременна, но нам такая роскошь уже недоступна. Нам, современным родителям, нужно осознать, чего не хватает, почему и каким образом воспитание и обучение наших детей и подростков перестало быть эффективным. Это осознание подготовит нас к выполнению труднейшей задачи — формированию таких отношений с нашими детьми, в которых мы, воспитатели, снова займем ведущую роль, не прибегая к принуждению или угрозам для того, чтобы заставить детей сотрудничать с нами, слушаться и уважать нас. Именно во взаимоотношениях с нами дети обретут свой путь развития и станут независимыми, целеустремленными и зрелыми личностями, ценящими себя и уважающими чувства, права и человеческое достоинство других людей.

Книга разделена на пять частей. В первой части мы объясняем, что такое ориентация на ровесников и почему она получила такое широкое распространение в нашей культуре. Во второй и третьей частях описаны многие негативные последствия ориентации на ровесников, в том числе ее влияние на наши возможности воспитывать и на развитие наших детей. В первых трех частях также определены основы здорового развития ребенка, в отличие от искаженной модели развития, поощряемой культурой сверстников. В четвертой части мы предлагаем программу выстраивания прочной связи с детьми, такие отношения послужат коконом, в котором они смогут взрослеть. Пятая и последняя часть объясняет, как защитить наших детей от соблазнов мира ровесников.

Источником основных идей и советов, представленных в этой книге, стали опыт доктора Ньюфелда в качестве психолога и его блестящие научные работы. Б этом смысле он — единственный автор книги. Тысячи родителей и воспитателей, посетившие семинары Гордона за прошедшие десятилетия, с нетерпением спрашивали его: «Когда же выйдет ваша книга?». То, что подготовку и публикацию «Не упускайте своих детей» больше не пришлось откладывать на неопределенное время — моя заслуга. Планирование, написание и придание завершенной формы этой книги — наш совместный труд.

Я рад, что помог донести идеи Гордона Ньюфелда, меняющие наше представление о воспитании, до широкой публики. Это нужно было сделать уже давно, и мы благодарны судьбе за то, что возникшие между нами дружеские и деловые отношения помогли появлению этой книги. Мы надеемся, и более того, мы уверены, что читатель также найдет результат нашей совместной работы полезным.

Мы хотим поблагодарить наших издателей: Диану Мартин в Торонто и Сюзанну Портер в Нью-Йорке. Диана увидела будущее этой книги уже в момент ее зарождения и оказывала нам дружескую поддержку на протяжении всей нашей работы. Сюзанна терпеливо и профессионально изучила наши пространные и беспорядочные рукописи, и благодаря ее ценным советам нам удалось создать более легкую и последовательную версию книги, точнее донести ее смысл. В результате возникла книга, которая будет понятна читателям, и которой довольны сами авторы.

Д-р Габор Матэ

Благодарности

Неоценимую практическую помощь в создании и подготовке этой книги оказали семь человек: Гейл Карни, Кристин Диринг, Шелдон Кляйн, Джой Ньюфелд, Кейт Ташеро, Сьюзан Уокер и Элейн Вайн. Вместе они стали членами «Группы по вторникам». Каждую неделю, с первых дней работы над книгой и до окончательной редактуры рукописи, мы проводили встречи с ними. Они обсуждали, критиковали и анализировали первые задумки, которые мы представляли им, а затем и главы «Не упускайте своих детей».

Десять лет назад психолог-девелопменталист Гордон Ньюфелд заявил: дети утрачивают привязанность к родителям, и авторитетом у них становятся ровесники. В книге «Не упускайте своих детей» Ньюфелд пугает последствиями потери привязанности: плохой обучаемостью, потерей контакта с семьей, ранней половой жизнью, употреблением наркотиков и другими неприятностями. Анастасия Чуковская составила конспект основных тезисов автора.

В чём проблема

Общество породило экономическое давление, в результате которого оба родителя оказались вынуждены работать вне дома, когда дети ещё очень малы.

Хотя мы тешим себя надеждой, что обособление молодого поколения — это невинный процесс, с исторической точки зрения это новый феномен, деструктивный для жизни общества.

Истоки нарушений поведения целого поколения сегодняшних детей и подростков лежат в том, что воспитывающие их взрослые перестали быть для детей ориентиром.

Привязанность ребёнка к родителям создает основу формирования его индивидуальности. Когда ровесники заменяют родителей, дети останавливаются в своем развитии.

Что такое привязанность

Ребёнок открыт для воспитательного воздействия со стороны взрослого, только если он очень сильно привязан к этому взрослому, стремится к контакту с ним, к близости.

Секрет родительского воспитания — не в том, что делает родитель, а в том, кем он является для ребёнка.

Дети абсолютно не способны ориентироваться самостоятельно. Первая задача привязанности — выбрать компасную стрелку: ею становится человек, к которому ребёнок привязан.

Ребёнку необходимо физически чувствовать человека, к которому он привязан, вдыхая его запах, глядя ему в глаза, слыша его голос или ощущая прикосновения. Ребёнок старается походить на тех, кого считает самыми близкими. Он старается принять ту же форму существования или выражения путем подражания и копирования. Близость с кем-то подразумевает отношение к этому человеку, как к своей собственности. За принадлежностью следует преданность — потребность сохранять верность и послушание по отношению к выбранным фигурам. Четвертый вид стремления к близости — это желание значимости, необходимость ощущать, что ты нужен кому-то. Пятый вид стремления к близости связан с чувствами: чувства тепла, любви, нежности. Шестой вид привязанности формируется через знание. Чувствовать близость с кем-либо значит чувствовать, что этот человек тебя знает. Фактически знаком такой близости часто являются общие секреты.

Чего не делать родителям

«Почему ты так невнимателен? Почему с тобой так трудно? Ну почему ты не можешь делать так, как тебе говорят?» Встречаясь с трудностями на нашем родительском пути, мы начинаем выяснять, что не так в наших детях. Чем сильнее подавлены родители, тем более вероятно, что ребёнка будут считать трудным, и тем больше ярлыков будут к нему примерять.

Естественный авторитет вытекает не из принуждения или насилия, но из правильно выстроенных отношений с ребёнком. Именно когда нам не хватает власти, мы склонны применять силу. Потеря силы, с которой сталкиваются современные родители, привела к тому, что литература по воспитанию теперь изобилует техниками, которые в любых других обстоятельствах мы бы назвали подкупом и шантажом.

Хорошая новость состоит в том, что природа на нашей стороне

Наши дети хотят принадлежать нам, даже если они этого не ощущают и даже если своими словами или действиями демонстрируют нам обратное.

Стремление быть хорошим гораздо меньше связано с характером ребёнка, чем с природой его взаимоотношений с окружающими. Если ребёнок «плохой», мы должны менять отношения, а не ребёнка.

Никогда нельзя намеренно заставлять ребёнка чувствовать себя виноватым или пристыжённым, чтобы сделать его лучше. Это может привести к тому, что ребёнок полностью закроется, боясь, что его снова ранят.

Мы навредим нашим отношениям с ребёнком, если не будем верить в его желание быть хорошим, когда оно на самом деле существует: например, обвиняя ребёнка в дурных намерениях, если он демонстрирует неприемлемое для нас поведение.

Как быть с противлением

Этот инстинкт пробуждается, если человек чувствует, что его пытаются контролировать или давят на него для извлечения собственной выгоды. Противление растет, когда привязанность ослабевает.

Чем больше мы давим на своих детей, заставляя их есть овощи, убираться в своих комнатах, чистить зубы, выполнять домашнюю работу, напоминая им о хороших манерах или о внимательном отношении к братьям и сестрам, тем меньше они склонны выполнять наши просьбы.

Ориентированные на ровесников дети не желают быть похожими на своих родителей и стараются отличаться от них, насколько это возможно.

Опасность ориентации на ровесников

Когда ребёнок начинает ориентироваться на ровесников, линии передачи цивилизации разрываются. Новыми образцами для подражания становятся другие дети, группы ровесников или модные поп-кумиры. У них дети перенимают стандарты внешности, отношений, манеру одеваться и вести себя. Даже язык детей меняется.

Ориентация на ровесников воспитывает агрессию и нездоровую, преждевременную сексуальность. Результатом является агрессивно-враждебная и гиперсексуализированная молодежная культура, пропагандируемая в CMИ, влиянию такой культуры дети подвергаются с раннего возраста.

Большинство наших детей вырастают, не познакомившись с шедеврами всеобщей культуры. Они знают только то, что популярно сегодня, ценят только то, чем могут поделиться со своими ровесниками.

Дети, ориентированные на ровесников, более подвержены эмоциональным травмам, чем дети, ориентированные на взрослых. Если ребёнок привязан в первую очередь к родителям, жизненно важным для его эмоционального здоровья и благополучия становится признание родителей, а недостаток родительской любви нанесёт сокрушительный удар по его самооценке. Ориентация на ровесников сокрушает индивидуальность.

Причины ранней сексуальности

В подростковом возрасте секс очень часто выражает неудовлетворенную потребность в привязанности. Пугающе раннее начало половой жизни сопровождается обесцениванием сексуальных отношений.

В норме секс — это то, что происходит между двумя зрелыми людьми, а не между детьми. В случае если ребёнок начнет ориентироваться на ровесников, та же потребность в контакте будет являться стимулом к сексуальной активности. Секс выступит в качестве инструмента привязанности к ровесникам.

Так ли нужны ребёнку другие дети

Практически все уверены, что детям следует начинать общаться со сверстниками как можно раньше. Справедливость этого утверждения не доказана.

Сама концепция дружбы бессмысленна, когда применяется к незрелым людям. До тех пор, пока дети не способны к настоящей дружбе, они на самом деле нуждаются не в друзьях, а в привязанностях. И единственная привязанность, необходимая ребёнку, — это привязанность к семье и к тем, кто делит с семьёй ответственность за него.

Для собственного развития детям гораздо важнее наладить отношения с самими собой, чем со своими сверстниками.

Очень часто отношения с другими людьми упреждают отношения с самим собой или становятся попытками заполнить вакуум, то место, где должны были установиться прочные взаимоотношения личности со своим «я». До тех пор пока ребёнок не научится обращаться с собственным «я», он не будет готов к развитию подлинных взаимоотношений с другими детьми. Гораздо полезнее для такого ребёнка проводить время в общении со взрослыми воспитателями или в творческих играх в одиночестве.

Игра, которая необходима ребёнку для здорового развития, — это игра-становление, а не игра-общение. Игра-становление (или творческое одиночество) не подразумевает взаимодействия с другими людьми.

Как избавиться от конкурентов

Потенциал для конфликтов возникает каждый раз, когда наш ребёнок формирует новую привязанность с человеком, с которым у нас нет взаимоотношений. Школы порождают конкурирующие привязанности. Разводы и новые браки порождают конкурирующие привязанности.

Прежде всего попробуйте сами развивать отношения с друзьями ваших детей, делая так, чтобы его новые связи включали вас. Чтобы этого достичь, вы можете, к примеру, отвечая по телефону, приветствовать звонящих вашему ребёнку по именам, заводить с ними разговор. Того же правила следует придерживаться, когда другие дети приходят к нам в дом.

Достигнув подросткового возраста, дети часто просят родителей устраивать для них дружеские встречи и вечеринки. Если ориентация на ровесников уже витает в воздухе, дети намекнут родителям или даже открыто предложат исчезнуть из виду на это время. Да, конечно, можно организовать вечеринку. Нет, конечно, мы никуда не уйдем. Напротив, будем очень активно вести себя в роли хозяев и приготовим отличные угощения.

Как вернуть своих детей

Ключ к возвращению ребёнка — в том, чтобы дать обратный ход условиям, породившим ориентацию на ровесников. Нам необходимо отделить ребёнка от его ровесников, а затем занять эту пустоту самим.

Внимание и интерес являются мощными детонаторами привязанности. Знаки любви обладают огромной силой. Если вы покажете ребёнку, что он важен для вас, он будет держаться за мысль о том, что он особенный и что вы рады его присутствию в вашей жизни.

Самый лучший наш дар — позволить ребёнку почувствовать, что в нашем присутствии он может быть именно таким, каков он на самом деле, выразить наше восхищение самим его существованием.

Пригласить к зависимости ребёнка постарше — значит внушить ребёнку, что он может доверять нам, рассчитывать на нас, опереться на нас, разрешить нам позаботиться о нём. Он может обратиться к нам за помощью и ожидать от нас поддержки.

Семейные выезды и совместные каникулы должны оставаться неприкосновенными. Если ваша цель в таких поездках — привлечь к себе детей и укрепить ваши узы, вы не добьётесь этого, взяв с собой друзей ваших детей. Точно так же нельзя допускать, чтобы каждый член семьи проводил каникулы отдельно, хоть эта мода и распространилась сегодня. Показателем нашей зацикленности на ровесниках стало то, что даже семейный отпуск подчиняется сегодня идее, что дети должны отдыхать с детьми, а взрослые со взрослыми, или что каникулы позволяют родителям отдохнуть от своих детей.

Привязанность и еда тесно связаны. Семейная трапеза — это время полной зависимости: в ней всё ещё соблюдается иерархия привязанности, где тот, от кого зависят, берёт на себя заботу о зависимых, где всё ещё важен опыт, где присутствует радость вскармливания и насыщения, а путь к сердцу по-прежнему лежит через желудок.

Не упускать наших детей — не значит управлять ими, это значит привлекать на свою сторону их инстинкты привязанности и поддерживать естественную иерархию.

Анастасия Чуковская

Благодарности

Неоценимую практическую помощь в создании и подготовке этой книги оказали семь человек: Гейл Карни, Кристин Диринг, Шелдон Кляйн, Джой Ньюфелд, Кейт Ташеро, Сьюзан Уокер и Элейн Вайн. Вместе они стали членами «Группы по вторникам». Каждую неделю, с первых дней работы над книгой и до окончательной редактуры рукописи, мы встречались с ними. Они обсуждали, критиковали и анализировали сначала задумки, которые мы представляли им, а затем и главы «Не упускайте своих детей».

Все члены группы старались помочь изложить наши идеи в печатной форме так, чтобы результат соответствовал практическим потребностям родителей, но при этом не пострадали ни замысел книги, ни чувства читателей.

Мы, авторы, с нетерпением ожидали этих вдохновляющих и плодотворных встреч; мы с грустью вспоминали о них, когда завершение работы над книгой положило конец и нашим регулярным собраниям. Мы с благодарностью признаем неоценимый вклад «Группы по вторникам»: без их поддержки наша задача была бы гораздо труднее, а результат не был бы столь удачным.

Предисловие к европейским изданиям

Эпидемия культурного хаоса, свирепствующая в Новом Свете, угрожает поразить и Европу, если европейцы не встанут на защиту самого дорогого: своих отношений с детьми. Тенденции, доминирующие в Северной Америке, под давлением глобальной экономики проникают в разные уголки планеты и проявляются там с пугающей силой, ослабляя чувство привязанности, призванное обеспечить прочную связь детей с заботящимися о них взрослыми. Таким образом они разрушают контекст воспитания, препятствуя развитию человеческой личности, и незаметно, но неумолимо разъедают фундамент передачи культуры.

При внимательном рассмотрении ситуации в Северной Америке становится очевидным, что дети учатся тому, как поступать, как выглядеть, каких ценностей придерживаться, какую культуру выбирать, каким нормам поведения следовать, не у родителей, учителей или других взрослых, а друг у друга. Этот феномен я называю «ориентация на ровесников».

Недавно, во время годичного творческого отпуска, который мы с семьей проводили в Провансе, я осознал, насколько сильно американские дети ориентированы на ровесников по сравнению с их сверстниками в Европе. Как правило, европейские дети по-прежнему учатся у взрослых. В противоположность им, у детей в Соединенных Штатах, Канаде, Англии и Австралии чувство привязанности настолько трансформировано, что ориентация на ровесников уже воспринимается как норма. Оказалось, что голос крови можно заглушить. Культура в этих странах теперь передается по горизонтали, а не по вертикали, в результате чего возникают различные поп-культуры, каждая из которых существует не больше десятилетия. Дети англоязычного мира, как правило, говорят, одеваются и выглядят одинаково, они подражают друг другу во всем, начиная с внешности и заканчивая поведением и самооценкой. Результатом этого становится незрелость, культурное отчуждение и снижение обучаемости подростков, ранняя сексуальность, наркотические зависимости, рост агрессии, преступности и насилия среди детей. Родители встревожены, они чувствуют себя беспомощными, потому что развитие детей, кажется, больше не зависит от влияния взрослых.

Дети больше не ориентируются на взрослых, а значит, контекст для их роста и развития разрушен. Для того чтобы успешно воспитывать детей, между ними и родителями должны установиться правильные отношения. Ориентация на ровесников значительно усложняет процесс воспитания по сравнению с тем, каким он был раньше и каким должен быть. Американские дети теряют своих родителей не потому, что тем не хватает знаний или желания участвовать в жизни детей, а из-за отсутствия в их отношениях привязанности. Если этот процесс не остановить, ориентация на ровесников станет нормой во всем мире.

Какой бы безвкусной, дешевой и агрессивной ни была американская поп-культура, вред великим культурам Европы и Японии она причиняет не сама по себе, а в результате утраты взрослыми своей роли в качестве главного объекта привязанности для детей. Как только культура лишается фундамента привязанности, ничто больше не может сохранить ее мудрость и ее традиции. Опасность реальна. После пребывания в Европе мне стало очевидно, что, хотя культура ее обладает высочайшей ценностью, в обществе нет понимания того, насколько велика роль отношений привязанности в ее сохранении. Без этого понимания контекст привязанности неизбежно подтачивается теми же экономическими силами, которые привели к хаосу города, районы, семьи и культуры Северной Америки и других частей мира. Как говорится, что имеем – не храним, потерявши – плачем. Когда родители перестают быть самыми главными людьми, с которыми ребенок хочет общаться и на кого он стремится быть похожим, общество лишается базовых механизмов передачи своих ценностей и культуры.

Итогом утраты привязанности к родителям и взрослым становится потеря контекста для здорового развития личности. Привязанность ребенка к родителям создает основу формирования его индивидуальности. Когда ровесники заменяют родителей, дети останавливаются в своем развитии. Результат ориентации на ровесников – появление поколений незрелых, неуравновешенных конформистов, не способных интегрироваться в общество. Обществу сегодня не хватает зрелых лидеров. Воспитать их поможет только сильная привязанность детей к взрослым. Мы должны осознать ее ценность, пока мы ее не потеряли, ведь только так мы сможем защитить нашу культуру, которая, в свою очередь, поможет сохранению привязанности.

В основе ориентации на ровесников в англоязычных странах лежат процветающий там материализм и страсть к технологиям, принесенная глобальной экономикой. Если европейцы хотят избежать этой напасти, они должны внимательно следить за тем, чтобы молодые люди продолжали ориентироваться на взрослых. Одной культуры уже недостаточно: сейчас нам необходимо понимание отношений привязанности. Старый Свет, где сильно уважение к многовековым культурам, в которых дети привязаны к своим родителям, стал сегодня нашей главной надеждой.

Часть первая
Ориентация на ровесников

1
Почему родители сегодня значат больше, чем когда-либо

Двенадцатилетний Джереми склонился над клавиатурой, уставившись в монитор компьютера. На часах восемь вечера, домашнее задание на завтра не сделано, но отцовские увещевания «не тянуть с этим» игнорируются. Джереми переписывается с друзьями в программе MSN Messenger: они сплетничают о том, кто кому нравится, решают, с кем дружить, а с кем враждовать, обсуждают, кто, что и кому сказал сегодня в школе, какие девчонки клевые, а какие – нет. «Оставь меня в покое!» – огрызается он на отца, когда тот в очередной раз подходит к нему, чтобы напомнить о домашней работе. «Если бы ты занялся делом, – парирует отец, и голос его дрожит от раздражения, – я бы оставил тебя в покое». Словесная перепалка нарастает, голоса становятся громче, и через несколько мгновений Джереми уже кричит: «Ты ничего не понимаешь!» – и хлопает дверью.

Отец расстроен и сердит на Джереми, но еще больше он сердится на себя: «Опять у меня ничего не вышло, – думает он. – Я не умею общаться с собственным сыном». Их с женой очень беспокоит поведение Джереми: раньше он был таким сговорчивым, а теперь его не только невозможно контролировать, он даже советов родительских слушать не хочет. Кажется, его внимание сосредоточено исключительно на общении с друзьями. Несколько раз в неделю в доме возникает конфликт по одному и тому же сценарию, но ни ребенок, ни родители не способны изменить свое поведение и найти выход из тупика. Родители чувствуют себя беспомощными. Они никогда не были сторонниками наказаний, но сейчас им все чаще и чаще приходится применять жесткие меры. После таких случаев их сын становится еще более озлобленным и ведет себя вызывающе.

Должно ли родительство быть таким трудным? Всегда ли оно было таким? Старшие поколения и раньше жаловались на то, что молодежь их не уважает, и утверждали, что дети прежде были гораздо более дисциплинированными. Но в последнее время многие родители интуитивно чувствуют: что-то идет не так. Современные дети действительно изменились. Они далеко не всегда следуют примеру взрослых, меньше боятся неприятностей. Они кажутся менее невинными и наивными, они уже не смотрят на мир широко раскрытыми глазами, они больше не умеют изумляться, ни чудеса природы, ни творения человека больше не возбуждают в них жажду открытий. Многие дети кажутся не по возрасту искушенными, даже пресыщенными в некотором смысле, созревшими раньше времени. Им очень быстро становится скучно без общения с себе подобными и без высокотехнологичных устройств под рукой. Творческие игры в одиночестве уходят в прошлое. «Когда я была маленькой, я могла до бесконечности возиться с глиной, которую находила в канаве возле нашего дома, – вспоминает одна сорокачетырехлетняя мама. – Мне очень нравились ощущения от прикосновения к ней, я обожала придавать ей различные формы или просто разминать ее в руках. А вот мой шестилетний сын совершенно не умеет играть самостоятельно, если только он не за компьютером, не играет в Nintendo или в видеоигры».

Воспитание детей, кажется, также изменилось. Наши родители были спокойнее, увереннее в себе, и, хорошо это или плохо, они больше влияли на нас. Сегодня у многих родителей больше не получается воспитывать детей интуитивно.

Современные родители любят своих детей сильнее, чем когда-либо, но эта любовь не всегда помогает справиться с трудностями. Мы точно так же, как и предыдущие поколения, можем многому научить своих детей, но, неизвестно почему, нам не хватает способностей для передачи знаний. Мы не чувствуем в себе сил вести своих детей к реализации их потенциала. Иногда они отдаляются от нас, будто увлекаемые песней сирен, которую сами мы не слышим. Мы боимся, порой неосознанно, что мир стал менее безопасным для них, что мы не в состоянии их защитить. Пропасть, разделяющая поколения взрослых и детей, все чаще выглядит непреодолимой.

Мы боремся за то, чтобы соответствовать «правильному» образу родителя. Не достигая результатов, к которым стремимся, мы взываем к нашим детям, умасливаем их, подкупаем, награждаем или наказываем. Когда мы обращаемся к ним, наш тон кажется слишком резким даже нам самим, мы словно перестаем быть самими собой. Мы становимся равнодушными в моменты кризиса, в те самые моменты, когда нам хотелось бы проявить всю силу нашей безусловной любви. Мы чувствуем себя уязвленными и отвергнутыми как родители. Мы виним себя в том, что не справились со своей родительской задачей, виним наших детей за их непокорность, телевизор – за то, что он их отвлекает, школьную систему – за недостаточную строгость. Когда наше бессилие становится невыносимым, мы прибегаем к примитивным авторитарным приемам в стиле педагогики «для чайников», столь характерном для нашего времени.

Значимость родительского влияния на развитие и созревание молодого поколения сегодня поставлена под сомнение. «Имеют ли родители значение?» – так звучала тема номера одного из выпусков журнала Newsweek в 1998 году. «Роль родителей преувеличена, – утверждается в одной из книг, получившей мировую известность в этом году. – Вас заставили поверить в то, что вы гораздо больше влияете на личность своего ребенка, чем на самом деле»1.

Вопрос о влиянии родителей не был бы таким принципиальным, если бы дела у молодого поколения шли хорошо. Тот факт, что наши дети не прислушиваются к нам или не принимают наши ценности, еще можно было бы принять, будь они по-настоящему уверенными в себе, самостоятельными и независимыми, обладай они адекватной самооценкой, жизненными целями и пониманием своего пути. Но мы видим, что у многих детей и молодых людей эти качества отсутствуют. Дома, в школе, в общине – повсеместно взрослеющие молодые люди утрачивают естественные связи. Многие из них плохо контролируют себя, употребляют наркотики, проявляют склонность к социопатии или насилию либо ведут бесцельное существование. Они становятся менее обучаемыми и доставляют родителям больше хлопот по сравнению с их сверстниками несколько десятилетий назад. Многие из них утратили способность адаптироваться, извлекать уроки из неприятного опыта и взрослеть. Сегодня рекордному количеству детей и подростков медики выписывают препараты для лечения депрессий, фобий и массы других отклонений. Зловещим свидетельством кризиса молодого поколения является умножение случаев издевательства в школах и – в крайних его проявлениях – убийства детей детьми. Подобные трагедии, случающиеся достаточно редко, являются лишь самыми яркими вспышками широко распространенной болезни, агрессивности, столь часто встречающейся в современной молодежной культуре.

Преданные и ответственные родители в замешательстве. Несмотря на нашу любовь и заботу, дети находятся в состоянии сильного стресса. Родители и другие взрослые больше не являются естественными воспитателями для молодежи, как это было всегда в человеческой культуре и как происходит до сих пор у других видов живых существ, пребывающих в рамках своих природных ареалов. Старшие поколения, родители, бабушки и дедушки послевоенного периода смотрят на нас с непониманием. «В наше время нам не нужны были руководства по воспитанию детей, мы просто воспитывали и все», – говорят они, искренне недоумевая.

Ирония ситуации еще и в том, что сегодня мы больше, чем когда-либо, знаем о развитии детей, и у нас больше возможностей для посещения различных курсов и чтения книг по воспитанию, чем было у всех предыдущих поколений родителей.

Авторы

Гордон Ньюфелд — канадский психотерапевт, доктор медицины, авторитет в области развития и теории привязанности, глава The Neufeld Institute.

Габор Матэ — канадский врач, доктор медицины, лектор, автор книг о пагубных зависимостях, сотрудник клиники для бездомных.

Сложность изложения

3 из 5.

Целевая аудитория

Психологи, педагоги, а также родители, заинтересованные в значимости теплых семейных отношений в становлении личности ребенка.

Зачем читать

В книге описывается влияние конкурирующей привязанности ребенка к сверстникам на его отношения с родителями, когда авторитетом становятся друзья, а взрослые выступают лишь досадной помехой и материальным источником. Подход Ньюфелда применим к детям любого возраста с акцентом на подростках. Авторы раскрывают причины потери контакта детей с родителями, предлагают стратегию к налаживанию отношений в семье без применения дрессуры и тотального контроля.

Читаем вместе

В начале жизни малыш очень привязан к маме и папе на физическом уровне, и если все идет хорошо — развивается сильная эмоциональная близость и устанавливается психологическая связь. Только такая основа способна создать нормальный контекст для воспитания ребенка. Привязанность означает стремление к поддержанию контактов, интимности и близости.

Существует шесть способов чувствования этой привязанности:

  1. Физические ощущения.
  2. Похожесть на близких, идентификация с ними.
  3. Преданность и принадлежность, умение быть верным и послушным.
  4. Значимость, ощущение нужности кому-то.
  5. Чувства — любовь, нежность, теплота.
  6. Потребность быть увиденным и услышанным. Это самый редкий вид близости с родителями.

Все шесть типов должны жить в единой связке, чтобы помогать сохранять контакт в сложных ситуациях. Дети, ориентирующиеся на ровесников, незрелы и избегают уязвимости. Для них не могут одновременно быть авторитетом и родители, и сверстники, иначе путаются эмоции, теряется мотивация и действия становятся несогласованными. Привязанность по природе биполярна, отталкивание и близость могут меняться местами. Привязанность может появляться естественным путем либо когда в ней есть острый недостаток.

Мы, родители, потеряли силу управления вниманием детей, чтобы в них взращивалось стремление к взаимодействию. Родительство необходимо, когда ребенок зависим от нас, когда он обращается за помощью именно к нам. Стараясь делать детей самостоятельными, мы часто не замечаем, как сами подталкиваем их к ровесникам за поддержкой, советами, пониманием. С перемещением привязанности меняет локацию и зависимость.

Для эффективного воспитания требуется ребенок, жаждущий заботы, взрослый, дающий ее, и тесная привязанность ребенка ко взрослому. Третья составляющая часто упускается из виду. Детей следует делать зависимыми так, как изначально это заложила природа. Ориентация на ровесников создает отрицательно заряженную программу, поскольку они — такие же незрелые личности. Привязанность способна пробудить родительские инстинкты, тогда ребенок будет ласковым, а взрослый — терпимым. Она также может направлять внимание ребенка на нас, удерживать рядом, делать нас образцом для подражания и главными наставниками. Если эту роль берут на себя сверстники, ребенок начинает действовать в соответствии с их ожиданиями и подчиняться им, как родителям. Ребенок всегда хочет быть хорошим для мамы и папы, он боится быть разлученным с ними. Это называется совестью привязанности, когда поведение ребенка удерживается в установленных родительскими ожиданиями границах. Но этой совестью нельзя злоупотреблять, так как ребенок может закрыться. Ему следует изначально усвоить родительские ценности, чтобы не подменять их ценностями ровесников. Нравственное развитие личности ребенка может быть окончательно остановлено, если будет продолжаться ориентация на сверстников.

Ребенок начинает демонстрировать противление — автоматическое сопротивление насилию. Оно растет по мере ослабевания привязанности, послушание означает капитуляцию. Но противление необходимо для защиты от чужих людей, которые хотят управлять волей ребенка. Не всегда детское сопротивление означает демонстрацию силы, ребенок часто нуждается именно в нашей защите и таким образом пытается исправить ситуацию.

Родители начинают искать рычаги воздействия в виде принуждения и подкупа. Поэтому важно понять, что это всего лишь инстинктивная реакция ребенка на попытку нашего управления им как куклой. Стоит попробовать укрепить отношения с ним и отказаться от давления.

Культура, которая ориентирована на сверстников, не содержит защиты и мудрости, она гонится за однодневной модой и лишенными ценностей идолами. Основное правило там — быть крутым без правильных эмоций. Дети становятся уязвимыми, больше подверженными эмоциональным травмам, они теряют защиту от стрессов, не могут постоять за себя в общении с бестактными ровесниками, которые высмеивают эту уязвимость. Отношения между сверстниками, по сути, не так уже прочны, поскольку в них нет зрелости, обязательств и ответственности. Есть только потребность поддерживать эти отношения во что бы то ни стало, но она же и разрушает индивидуальность ребенка.

Неуравновешенность является признаком взрослой незрелости. Человек изначально должен пройти этап дифференцирования, затем интеграции. Во взрослении работает та же схема: чтобы сделать ребенка независимым, нужно сначала дать ему зависимость, чувство принадлежности и близости. Ориентация на ровесников лишает его правильного впитывания родительской заботы, не дает покоя и уверенности, наполненности, ребенок не умеет отпускать ситуацию, любит причинять боль близким, рушит индивидуальность.

Любые обидчики в среде ровесников стремятся доминировать, они менее уязвимы, чем те, кто зависим от них. Когда обидчику даешь то, в чем он нуждается, — он перестает издеваться над другими. Следует просто вернуть такого подростка к зависимости от взрослого, который несет за него ответственность. Тот, кто может получить родительскую поддержку, не станет причинять вред другим.

Ранним сексуальным отношениям не хватает зрелости, она нужна для безопасного секса. Подросток оказывается уязвим, когда в нем недостаточно развиты самосознание и независимость, он думает о сиюминутном удовольствии, но не оценивает последствия.

Чтобы ребенок хотел учиться, ему необходимы природное любопытство, интегративное мышление, контакт с учителем и умение слушать критику. Ориентация на ровесников притупляет или убивает все вышеперечисленное, дети не учатся извлекать уроки из ошибок, учеба становится для них незначимой, важнее оказываются друзья и улица.

Восстановить привязанность помогут опека, завладение вниманием детей. Начало этому дают благожелательное общение, умение воссоединяться после эмоционального разлучения — ссоры или конфликта. Ребенку нужно давать то, за что он может ухватиться: если младенцу нужен палец, то подростку — что-то эмоционально дорогое для него, выражающееся в проявлении любви. Важнее всего дать ребенку понимание его естественности и возможности быть таким, какой он есть. Родители портят детей не потаканием их желаниям, а игнорированием их потребностей. Самоуважение наших детей появится тогда, когда мы будем их понимать, любить и наслаждаться их присутствием в нашей взрослой жизни.

Лучшая цитата

«Секрет в том, чтобы уважать и ценить отношения с детьми и любые взаимодействия с ними».

Чему учит книга

— Ребенок с младенчества впитывает культурные образцы поведения взрослых. Эта культура должна защищать себя и способность к самовоспроизведению для усиления привязанности детей к родителям.

— Дети в силу личностной незрелости не могут заботиться друг о друге и обеспечивать рост и безусловное принятие. Задача взрослого — дать ребенку ощущение защищенности, надежности, безопасности и родительской любви.

— Родителям необходимо восстановить природную интуицию и отказаться от жестких воспитательных целей, направленных не на благо ребенка. Практики тайм-аутов хороши на короткие периоды, но они ущербны для самих отношений.

— Проблема отчужденности подростков является самой распространенной среди всех детских проблем, поэтому для родителей должно быть важно сохранять чудесные отношения с ними с самого раннего возраста.

— Чтобы вернуть ребенка в семью, надо сделать все обратное тому, что породило его ориентацию на ровесников, создать пустоту привязанности и заполнить ее самим.

От редакции

Чтобы из детей вырастали умные и сообразительные взрослые, стоит заниматься развитием мышления с первых месяцев жизни. Как помочь малышу стать более любознательным, более внимательным и более уверенным в себе, читайте в статье тренера по развитию мышления, педагога Веры Писаренко: http://psy.systems/post/kak-razvivat-myshlenie-u-detej-do-goda.

Родителям постоянно приходится искать золотую середину между вседозволенностью и чрезмерной требовательностью. Как найти баланс и выстроить правильную систему воспитания, знает психолог и мама троих детей Ольга Юрковская: https://psy.systems/post/disciplina-ili-vsedozvolennost-chto-vedet-k-uspexu.

Как найти общий язык с трудным ребенком? Для начала нужно разобраться, для кого именно этот ребенок труден: для родителей, учителей, соседей? В чем заключается его трудность и что с ней делать? Ответы на эти вопросы ищите в статье Ирэны Похомовой: https://psy.systems/post/kak-najti-obschij-yazyk-s-trudnym-rebenkom.

Ньюфелд и Матэ — приверженцы близкой мне теории привязанности. Про нее я читала у Гиппенрейтер и Петрановской, но у них целиком практическая направленность, тогда как Ньюфелд сосредоточился на теории. Вот именно этого мне и не хватало! С огромным интересом прочитала, откуда «ноги растут». Первые 3 части книги читала с огромным удовольствием, поскольку мне открывалось много нового, интересного и полезного. Как бы кусочки паззла наконец-то складывались вместе и получалась цельная картинка. Очень понравилось объяснение Нь.фелда, откуда берутся жертвы и хулиганы, а еще, что к каждому ребенку можно и нужно найти подход, что самый закоснелый, жесткий и озлобленный подросток мягок внутри и нуждается во взрослом, а самое главное — в понимании и признании. Многое в том, что касается родительско-детских отношений мне при чтении вспоминалось из своего детства, разве что сформулировать это так полно и четко я не могла.

А вот когда дело подошло к практической части, тут начался настоящий беспредел и вертеп. Ньюфелд, на мой взгляд, скатился в главную проблему всех американских писателей научно-популярной литературы, а именно повторение одной главной идеи бесконечное число раз, чтобы уж всем, даже самым дебилам, в голову ее сбить. В общем-то основная его идея сводится к тому, что отношения с детьми имеют первостепенное значение и чтобы не упустить своих детей, ба-да-бам, надо уделять им время, причем уделять качественно — живому общению. Ну а вторая главная идея, если ее кратко сформулировать — друзья-ровесники — это зло. Точнее, они должны быть, но в меру и необходимо сокращать конкуренцию со взрослыми — деревня привязанностей (это когда помимо родителей есть еще близкие ребенку взрослые), семейные застолья, традиции, ритуалы и прочее.

Все бы ничего, но все сформулированные им приему совершенно не четкие и не запоминаются так, как у тех же Гиппенрейтер и Петрановской. Я например, так особо и не поняла, что имеется в виду под формированием «доброго намерения», а не «поведения». Хотя описывались приемы с примерами, но как-то растекалось все мыслью по древу. Не структурированно. Ну а второе, что меня стало подбешивать к концу книги, это все более срывающиеся в истерику «крики» профессора о том, что надо ограничивать контакты с ровесниками. Может быть, в Америке действительно все так плохо, да и мой подростковый возраст уже удалился от меня на 10-15 лет, но даже при всем моем подростковом бунте я не теряла связи с родителями и как только мама сделала шаг мне навстречу, была очень этому рада, приняла его и градус моего протеста заметно снизился. А Ньюфелд так накруичвает родителей, что даже я в ходе чтения начала бросать мужу такие комментарии: «Если ты сейчас будешь повышать на нее голос, мы можем ее потерять в подростковом возрасте». Я поняла, что книга на меня действует уже как-то не так и поспешила закруглиться. Все-таки идея о том, что после каждой прогулки с ровесниками необходимо восстанавливать связь с ребенком — это несколько уже перебор, нет? Вот Гиппенрейтер и Петрановская как-то более спокойно в своих книгах относятся к подростковому кризису…