Как выбирают патриарха в России

Как выбирают патриарха

По уставу, епархиальное собрание, возглавляемое местным архиереем и состоящее из клира, монахов и мирян, проживающих на данной территории, вправе само устанавливать процедуру избрания делегатов на Поместный собор. Однако во многих епархиях собрания проходили по одной схеме: архиерей или его помощник зачитывает составленный заранее список — люди голосуют. Подтверждением может служить московская ситуация. Здесь делегатов на Собор выдвинул епархиальный совет (правящий архиерей с назначенными им двумя священниками и несколько выборных лиц), а отнюдь не собрание, которому было просто предложено за них проголосовать. Оглашенный участниками собрания альтернативный список президиум оставил без всякого внимания. Но в Москве хотя бы голосование провели, а сообщения с мест свидетельствуют о том, что кое-где и голосованием пренебрегли.

Ресурс местоблюстителя

Это не означает, впрочем, что церковная бюрократия едина в своих взглядах относительно фигуры будущего патриарха. Но понять, что реально происходит в церковной среде, не так просто: в церкви традиционно избегают публичного противостояния, делая все, чтобы избрание нового патриарха было воспринято как общенародное. Поэтому до выдвижения официальных кандидатов, что должен сделать 25 января Архиерейский собор, никто из претендентов не рискнул открыто лоббировать свои интересы. Кроме митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, избранного после смерти патриарха Алексия II местоблюстителем, — он сразу же начал весьма агрессивную предвыборную кампанию.

У владыки Кирилла имелись для этого все подручные средства: слаженный аппарат Отдела внешних церковных связей (ОВЦС), который он возглавляет последние двадцать лет, прирученные «общественные организации» вроде Союза православных граждан, всегда готовые выполнить любое его задание, послушные СМИ — собственный сайт ОВЦС, тесно сотрудничающее с ним информационное агентство «Интерфаксрелигия», что ни день публикующее чьинибудь славословия в адрес владыки, плюс появившийся в начале избирательного процесса интернет-портал «Патриарх 2009», который называет себя «независимым», но так явно подыгрывает митрополиту Кириллу, что сомнений в его предназначении не остается.

На стороне владыки и официоз — например, сайт Кремль.org, газета «Известия». Пиардостижения прочих главных претендентов ничтожны.

Господь все управит

Группа украинских епископов выразила свою поддержку митрополиту Киевскому и всея Украины Владимиру, назвав его достойным кандидатом на первосвятительский престол (из стана митрополита Кирилла тут же прозвучал упрек в некорректном поведении: негоже, мол, агитировать до официального выдвижения кандидатур). Митрополит Калужский и Боровский Климент провел презентацию своей книги «Русская православная церковь на Аляске до 1917 года» и дал пространное, старательно обходящее тему выборов интервью одному из московских журналов. Между тем еще совсем недавно многие церковные и околоцерковные СМИ именно его называли наиболее вероятным кандидатом в патриархи. И сейчас он остается одной из наиболее сильных фигур. «Митрополит Климент — опытный чиновник, умеренный консерватор, что соответствует позиции церковного большинства, он сторонник активного продвижения церковных инициатив во властных структурах и член Общественной палаты. Поэтому патриархом вполне может стать и митрополит Климент, и любой другой умеренно консервативный епископ, который до этого был на виду только в своей епархии», — говорит директор Института религии и права Роман Лункин.

Остальные члены Священного синода если и отметились в прессе, то в основном заявлениями в духе «Господь все управит». Совсем никак не проявил себя (кроме благодарственной речи в адрес местоблюстителя после Рождественской службы) вступивший после смерти патриарха в управление московскими приходами — в добавление к приходам Московской области — митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, опытный церковный дипломат, человек широких взглядов, никогда не стремившийся афишировать их широту, религиозный лидер, избегающий эффектных жестов, но тихо и кропотливо делающий свое церковное дело. Таких уважают в священнической среде и любят прихожане. Показательно, что голос за митрополита Ювеналия прозвучал из глубинки — о поддержке Ювеналия заявил архиепископ Томский и Асиновский Ростислав на пресс-конференции в Томске. Некоторые эксперты не исключают, что именно митрополит Ювеналий составит на соборе главную конкуренцию владыке Кириллу.

Пиар в одни ворота

Так или иначе, но за редким исключением обо всех связанных с предстоящими выборами событиях широкая публика узнавала из уст сторонников митрополита Кирилла: и о разнообразных достоинствах самого владыки — от таланта «кризисного менеджера» до умения «говорить на современном языке», и об «ангажированном» и «безапелляционном» поведении его соперников, вернее, одного, но опасного — митрополита Климента.

Его брат, тобольский митрополит Димитрий, якобы устроил настоящий демарш на предвыборном совещании ректоров духовных школ. Как рассказал ректор Костромской семинарии архимандрит Геннадий (Гоголев), «сам владыка Евгений (председатель Учебного комитета РПЦ, который должен был вести совещание. — С.С.) к недоумению всех предложил, чтобы совещание проводил ректор Ташкентской семинарии митрополит Ташкентский Владимир, но сделал он это конечно же под давлением архиепископа Димитрия». В результате совещание голосовало не по персоналиям, а за семинарии, которые уже сами должны были выбрать делегатов на Собор. И хотя в этом не было нарушения церковного устава, сторонники митрополита Кирилла усмотрели здесь намерение усилить «столь грубым способом» позиции одного из кандидатов на Патриарший престол.

За кулисами

Очевидно, что борьба внутри церкви идет, однако ясно и то, что у митрополита Кирилла, избранного местоблюстителем, шансов для маневра значительно больше. В его пользу и назначение беспрецедентно близкой даты голосования — и двух месяцев после смерти патриарха не прошло, а по уставу могли ждать полгода. Кроме того, не оставив зазора между Архиерейским и Поместным соборами, официальных кандидатов лишили тем самым времени на консолидацию сторонников. И наконец, вплотную приблизили к выборам заседание Синода, на котором должны быть приняты последние предсоборные решения (для чего дата его проведения была передвинута с 20 января на 23).

Можно, конечно, возложить вину за спешку на местоблюстителя, который действует в своих интересах. Но не гипнотизирует же митрополит Кирилл всех остальных: все решения принимались синодалами коллегиально, стало быть, возобладала такая точка зрения. Почему?

«Вполне возможно, что здесь есть идея подставы для Кирилла, — не исключает социолог и религиовед, эксперт Центра Карнеги Сергей Филатов. — Чем больше он раскрутится, тем больше может вызвать недоверия и облегчить кому-то работу. Церковный мир живет по своим законам, там ведь нет нормальной электоральной борьбы, представления программ, союзников, все делается тайком, за кулисами».

Церковные политики

Серьезным аргументом в пользу Кирилла его сторонники считают близость «главного церковного политика» к высшей государственной власти, что немаловажно для отстаивания общецерковных интересов. Возможно, некоторым этот аргумент кажется весомым особенно теперь, в период кризиса, когда надежды на помощь государства, в первую очередь финансовую, питают не только банки. Ведь из-за сокращения спонсорских поступлений уже приторможены многие церковные проекты, и строительные, и благотворительные.

Тем не менее участники будущего голосования говорят, что все гадания о вероятном исходе выборов пусты и легковесны, мол, все в руках Божьих. К этому аргументу можно было бы отнестись с полной серьезностью, если бы процедурные нарушения во время выборов делегатов на Собор не свидетельствовали о том, что Богу всячески старались «помочь». Но правда и то, что вариант процедуры голосования на Архиерейском и Поместном соборах, предложенный Синодом, не противоречит соборным принципам, оставляя место для проявления воли как человеческой, так и Божьей. Надо только его соблюсти.

Процедура выборов

Итак, если разработанный регламент будет утвержден Архиерейским собором, 25 января участникам форума раздадут списки с именами 145 архиереев, которые имеют право претендовать на патриарший престол (из 203 архипастырей Русской православной церкви). Каждый участник отметит в списке одно лицо. Три архиерея, получившие наибольшее число голосов, станут официальными кандидатами на предстоятельское место.

На Поместном соборе можно будет выдвинуть дополнительных кандидатов. Если предложение поддержит достаточное число делегатов, имя архиерея будет включено в список (число это на момент подписания номера в печать было еще неизвестно).

Патриарха выберут тайным голосованием. Каждый делегат получит под расписку бюллетень с именами кандидатов, отметит в нем одну персону и бросит бюллетень в урну. Остальное — дело счетной комиссии.

Если в первом туре выборов один из кандидатов наберет 50% плюс один голос, он автоматически становится патриархом. Если ни один из кандидатов не набирает более 50% голосов, проводится второй тур, и патриархом становится тот, кто получил простое большинство голосов.

К вечеру 27 января имя нового патриарха уже будет известно.

Поместный собор — высший орган церковной власти в области вероучения и канонического устроения. По действующему уставу РПЦ он созывается нерегулярно, на основании решения Архиерейского собора, а также, в исключительных случаях, патриарха или Священного синода.

Нынешняя ситуация как раз была сочтена «исключительной» — экономический кризис и угроза его перерастания в кризис социальный. Поэтому дату проведения Поместного собора назначил Священный синод.

Им же была установлена представительская квота от епархий: по одному человеку от клира, монашествующих и мирян, а также выработаны предложения по процедуре. Кроме делегатов от епархий в Поместном соборе принимают участие все архиереи РПЦ, руководители синодальных учреждений, ректоры духовных академий, представители от монастырей и пр.

Председателем Собора является Патриарх Московский и всея Руси, а в отсутствие патриарха — местоблюститель патриаршего престола. Кворум Собора составляет 2/3 законно избранных делегатов, включая 2/3 архиереев от общего числа иерархов — членов Собора.

Постоянные члены Священного синода (Священный синод, согласно действующему уставу РПЦ, высший орган управления Русской православной церкви в период между Архиерейскими соборами)

Митрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан)

Митрополит Крутицкий и Коломенский (Московская область)Ювеналий (Поярков)

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир (Котляров)

Митрополит Минский и Слуцкий Филарет (Вахромеев), патриарший экзарх Белоруссии

Митрополит Кишиневский и всея Молдовы Владимир (Кантарян)

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев), председатель Отдела внешних церковных связей

Митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин), управляющий делами Московской патриархии

Русская Православная Церковь

Документ принят Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 5 февраля 2013 года.

1. Архиерейский Собор тайным голосованием избирает кандидатов на Московский Патриарший престол.

2. В бюллетень для избрания кандидатов на Московский Патриарший престол включаются все епископы Русской Православной Церкви, соответствующие критериям, предусмотренным Уставом Русской Православной Церкви для кандидатов на Патриарший престол. Ответственность за составление такого списка архиереев несет Священный Синод.

3. Перед началом голосования председатель счетной комиссии в присутствии членов комиссии проверяет состояние урн для голосования и опечатывает их печатью счетной комиссии.

4. Бюллетени для голосования выдает счетная комиссия под роспись каждого участника, по предъявлении удостоверения участника.

Бюллетень представляет собой прошнурованные, пронумерованные и скрепленные печатью листы, содержащие полный список возможных кандидатов на Московский Патриарший престол, с местом для проставления знака напротив каждого имени.

Счетная комиссия несет ответственность за подсчет выданных бюллетеней.

5. Голосование происходит путем проставления любого знака напротив имени того кандидата, за которого подается голос.

Бюллетень считается недействительным в следующих случаях:

1) если в бюллетене отмечено более чем одно имя;

2) если в бюллетене не отмечено ни одно имя;

3) если в бюллетене отсутствует один или несколько листов.

6. Счетная комиссия:

1) сверяет число бюллетеней в урнах с числом выданных бюллетеней и выявляет недействительные бюллетени;

2) осуществляет подсчет голосов путем проведения каждого бюллетеня через каждого члена счетной комиссии, начиная с младшего, завершая председателем;

3) составляет протокол по результатам голосования в каждом туре.

7. В случае ошибки при заполнении бюллетеня член Собора имеет право обратиться в счетную комиссию для замены бюллетеня; в таком случае испорченный бюллетень сдается в счетную комиссию, погашается ее председателем и выдается новый бюллетень, о чем составляется акт.

8. Избранными кандидатами считаются три архиерея, набравшие наибольшее количество голосов, выраженных в действительных бюллетенях.

В случае если в первом туре голосования несколько кандидатов набрали равное количество голосов и это не позволяет определить трех избранных, проводится повторное голосование по лицам, получившим равное количество голосов.

9. Избранные имеют право заявить о самоотводе. В таком случае, список кандидатов восполняется посредством включения в него следующих (по числу полученных голосов в первом туре) архиереев.

В случае самоотвода всех трех кандидатов проводится повторное голосование.

10. Результаты голосования представляются Поместному Собору, который открывается не позднее, чем на третий день после выдвижения кандидатов на Патриарший престол.

11. Председательствует на Поместном Соборе Местоблюститель Патриаршего престола.

12. Члены Поместного Собора могут выдвинуть дополнительного кандидата на Московский Патриарший престол заявлением не менее чем 1/4 своих членов. Такой архиерей должен отвечать критериям, предусмотренным Уставом Русской Православной Церкви для кандидатов на Патриарший престол. Для его включения в число кандидатов на Московский Патриарший престол проводится тайное голосование. Включается в список кандидатов тот архиерей, который набирает не менее трети голосов, выраженных в действительных бюллетенях.

13. Члены Собора тайным голосованием избирают из числа кандидатов Патриарха Московского и всея Руси, согласно следующей процедуре:

1) перед началом голосования председатель счетной комиссии в присутствии членов комиссии проверяет состояние урн для голосования и опечатывает их печатью счетной комиссии;

2) бюллетени для голосования выдает счетная комиссия под роспись, по предъявлении удостоверения члена Собора; бюллетень содержит список выдвинутых на голосование иерархов, с местом для проставления знака напротив каждого имени; бюллетень скрепляется печатью счетной комиссии; счетная комиссия несет ответственность за подсчет выданных бюллетеней;

3) бюллетень считается недействительным в следующих случаях:

a. если в бюллетене отмечено более чем одно имя;

b. если в бюллетене не отмечено ни одно имя;

4) счетная комиссия:

a. сверяет число бюллетеней в урнах с числом выданных бюллетеней и выявляет действительность бюллетеней;

b. осуществляет подсчет голосов путем проведения каждого бюллетеня через каждого члена счетной комиссии, начиная с младшего и завершая председателем;

c. составляет протокол по результатам голосования в каждом туре;

5) в случае ошибки при заполнении бюллетеня член Собора имеет право обратиться в счетную комиссию для замены бюллетеня; в таком случае испорченный бюллетень сдается в счетную комиссию, погашается ее председателем и делегату выдается новый бюллетень, о чем составляется акт.

14. При голосовании в первом туре избранным Патриархом является архиерей, набравший более половины от числа поданных голосов, выраженных в действительных бюллетенях.

В случае если ни один из кандидатов не набрал в первом туре голосования более половины голосов, проводится повторное голосование по двум кандидатурам, набравшим наибольшее количество голосов в первом туре голосования. Избранным Патриархом является архиерей, набравший наибольшее число голосов, выраженных в действительных бюллетенях.

В случае если во втором туре голосования оба кандидата набрали равное количество голосов, Патриарх избирается жребием из этих двух кандидатов, в соответствии с процедурой, устанавливаемой Поместным Собором.

15. Кандидаты на Московский Патриарший престол имеют право самоотвода на любом этапе голосования, а также и в случае избрания, что предполагается в формуле вопрошания к избранному кандидату: «Преосвященный имярек Поместный Собор Русской Православной Церкви избрал тебя Патриархом Московским и всея Руси; Принимаешь ли ты сие избрание?».

16. Если в результате самоотвода останется один кандидат, то, по решению Поместного Собора, присутствующие на нем архиереи, имеющие право голоса на Архиерейском Соборе, тайным голосованием избирают, по крайней мере, еще одного кандидата. Такой архиерей должен отвечать критериям, предусмотренным Уставом Русской Православной Церкви для кандидатов на Патриарший престол. Если Поместный Собор отказывается выдвигать еще одного кандидата, то по единственному кандидату производится голосование. Единственный кандидат считается избранным на Патриарший престол, если в его пользу было подано более половины действительных бюллетеней. При наличии единственного кандидата, избирательный бюллетень имеет поля для проставления знаков «за» и «против».

17. Исключается публичное обсуждение кандидатов в рамках заседаний Собора.

РПЦ прекращает поминовение Александрийского патриарха

МОСКВА, 26 декабря. /ТАСС/. Русская православная церковь (РПЦ) прекращает поминовение патриарха Александрийского Феодора II в связи с признанием им Православной церкви Украины, за которой РПЦ не признает канонического статуса. Об этом в четверг написал в своем Telegram-канале председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Владимир Легойда.

«Сегодняшнее постановление Синода: <…> подтвердить невозможность поминовения имени патриарха Александрийского Феодора в диптихах, а также молитвенного и евхаристического общения с ним. Сохранить церковное общение с архиереями Александрийской православной церкви, кроме тех, которые поддержали или в будущем поддержат легализацию украинского раскола», — написал он.

В решении также подчеркивается, что РПЦ приостанавливает деятельность представительства (подворья) Александрийского патриархата при Московском патриаршем престоле, а представительство патриарха Московского и всея Руси при патриархе Александрийском преобразует в приход РПЦ в Каире.

Легойда также сообщил, что приходы РПЦ в Африке выведены решением Священного синода РПЦ из подчинения Александрийского патриархата и наделены ставропигиальным статусом (подчинены непосредственно Патриарху Московскому и всея Руси).

«Сегодняшнее постановление Синода: <…> вывести из юрисдикции Александрийского патриархата приходы Русской православной церкви, находящиеся на Африканском континенте, придав им ставропигиальный статус», — написал он.

Надежда на пересмотр признания

Решение патриарха Александрийского Феодора II о признании так называемой Православной церкви Украины было принято лично и без соответствия с церковными канонами, поэтому есть надежда на то, что оно может быть пересмотрено, отметил Легойда.

«К реакции Синода РПЦ на признание патриархом Феодором украинских раскольников: поскольку данное решение фактически является личным и не было принято в соответствии с имеющимися в Александрийском патриархате каноническими процедурами, полагаю, что можно надеяться на то, что данное решение может быть пересмотрено», — заявил он.

Ранее патриарх Александрийский Феодор II объявил в Каире о признании Православной церкви Украины (ПЦУ) и внес ее главу митрополита Киевского Епифания (Думенко) в диптих (список имен предстоятелей поместных церквей, поминаемых во время литургии). Русская православная церковь (РПЦ) и Украинская православная церковь (УПЦ) не признают канонического статуса за ПЦУ, созданной при непосредственном участии Константинопольского патриархата в 2018 году на основе двух неканонических структур — Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ) и Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП). Ранее РПЦ прекратило молитвенное общение с Константинопольским патриархатом, а затем с предстоятелем Элладской православной церкви (ЭПЦ) архиепископом Афинским и всея Эллады Иеронимом и другими архиереями ЭПЦ, также признавшими ПЦУ.

Как избирались патриархи в досинодальный период Русской Православной Церкви. Поставление Патриарха на Руси

Византийский опыт

Патриарх Филарет (Романов)

Влияние обычного клира и мирян в деле избрания претендентов на кафедру патриарха и выбора из числа последних достойнейшего при общей активности византийского церковного народа было, однако, ничтожным. Оно проявлялось лишь на предварительных этапах в характерных для разных слоев общества оценочных и волитивных настроениях относительно возможных кандидатов «от хижины рыбака до царского дворца», более или менее абстрактно отражаясь на результатах конкретного голосования. Значительную роль в деле устроения патриаршей власти играло монашество и архиереи, которым, за редким исключением, обычно удавалось поставить во главе Церкви своих представителей. Но доминирующей при этом, хотя и не совершенно свободной, была роль императора, ибо значение помазанника Божия, попечителя, покровителя и защитника византийского общества обязывало его деятельно участвовать в избрании патриарха. К этому василевса понуждало и то, каким — в силу историко-социальных причин — огромным влиянием на ход государственной жизни (не говоря уж об общественной) и, в частности, влиянием на положение императорского престола пользовался сам патриарх (симфония светской и духовной власти).

Собственно процесс замещения вдовствующей патриаршей кафедры новым лицом был многоступенчатым и протяжённым во времени (от двух месяцев до нескольких лет). Начинался он с созыва императором (но без его прямого участия) архиерейского Собора для обсуждения и избрания трех кандидатов в патриархи (либо из епископата, либо из монахов, либо даже из мирян). Из них император выбирал одного. Затем он через архонтов — в акте так называемого малого наречения — от имени Собора и себя лично объявлял о своем выборе. Последний закреплялся актом великого наречения — литургически и соборне, то есть перед лицом всего церковного народа (включая духовенство, мирян и представителей власти), при этом, если нарекаемый не был в сане, совершалось его иерейское рукоположение. Далее императором в тронном зале Большого дворца совершалась торжественная церемония возведения новонареченного в звание Константинопольского патриарха и вручения ему первосвятительского жезла. После этого следовало первое патриаршее богослужение в храме св. Софии — с предваряющим, если избранник не был епископом, торжественным обрядом архиерейской хиротонии. В ходе первого патриаршего богослужения совершалась интронизация — акт провозглашения возведённого патриархом и его посажения на престоле предстоятеля Византийской Церкви. Завершался процесс замещения первосвятительской кафедры актом братского общения новоизбранного патриарха с предстоятелями других православных поместных церквей в форме адресованной им грамоты с изложением учения о вере, а также актом обращения к собственной пастве в форме окружного — исповеднического и учительного по содержанию — послания.

Св. патриарх Иов.

Главными источниками, содержащими информацию, прямо касающуюся порядка избрания, наречения и возведения митрополита Московского Иова в патриарха «всея Руси» являются: 1) статья «Об учреждении патриаршества в России» (РНБ, рукописный сборник XVII в. библиотеки Соловецкого монастыря № 852, л. 60-109об.) и 2) более пространный документ «О пришествии на Москву из Царяграда Святейшаго Иеремея, патриарха вселенскаго» (ГИМ, рукописный сборник втор. полов. XVII в. Синодальной библиотеки № 703, л. 76об.-123об.). Оба источника, наряду с другими (русскими и греческими) изданы. Несмотря на то что указанные источники являются сравнительно поздними копиями не сохранившихся свидетельств 1589 г., они пользуются доверием у исследователей и позволяют вполне достоверно представить церемониально-обрядовые детали первой в России патриаршей интронизации.

Вот что принципиально важно отметить.

1. В Московском государстве середины XV — конца XVI в. ни духовенство (особенно белое), ни церковный народ массово никак не участвовали в деле избрания предстоятеля Русской Церкви, митрополита. Это право полностью принадлежало помазаннику Божию — великому князю и затем царю, опиравшемуся или нет на мнение и помощь весьма узкого круга особо приближённых к нему лиц: он выбирал кандидатуру, достойную по его мнению предстоятельства, либо из состава епископата, либо из числа монашествующих. Процедура же церковного соборного решения была формальной и предрешённой государевой волей.

2. Обстоятельства учреждения на Руси патриаршества в конце XVI в. хорошо известны и описаны. Оставляя подробности за скобками, необходимо подчеркнуть: вольное поневоле личное участие в этом процессе вселенского патриарха Иеремии II было обусловлено комплексом причин и целей, связанных взаимной (Москвы и представленного Иеремией православного Востока) заинтересованностью в контексте уникального геополитического положения Московского государства и Русской Церкви в тогдашнем христианском мире; главная роль в осуществлении поставленной цели принадлежала царю Феодору Иоанновичу и его правительству (прежде всего, в лице Бориса Годунова); русское духовенство, и в частности епископат, впервые было приобщено к делу возведения митрополита Московского Иова в достоинство патриарха Московского и всея Руси на самом последнем — техническом — этапе, но весьма пассивно. На состоявшемся по указу Феодора Иоанновича в Москве 17 января 1589 г. архиерейском Соборе во главе с митрополитом Иовом, во-первых, сам же царь оповестил соборян о согласии (как итоге длительных переговоров) гостившего в Москве главы Константинопольской Церкви Иеремии II на учреждение в Русской Церкви патриаршества; во-вторых, Собор изъявил желание лишь молитвенно, а не деятельно помочь царю завершить начатое дело; в-третьих, Собор направил к Иеремии государева думного дьяка и главу Посольского приказа А. Я. Щелкалова выяснить подробности о порядке патриаршего поставления в Греции и получить письменное изложение этого чина.

3. Полученный греческий чин был Щелкаловым переработан на основании собственно русской традиции возведения избранника в митрополита (с повторной архиерейской хиротонией, если избранником оказывался епископ) и уже 19 января утверждён совместным Собором духовенства и бояр. После этого расширенная депутация от Собора доставила Иеремии «приговор государя» относительно хода предстоящего торжества и поимённо намеченных кандидатов на патриаршую и новые епархиальные митрополичьи, архиепископские и епископские кафедры — по три кандидата на каждую.

4. 23 января после литургии в кремлёвском храме Успенья русским «освященным Собором» совместно с патриархом Иеремией и его греческим окружением было совершено, согласно предписанию государя, торжество как бы избрания кандидатов на первосвятительство — митрополита Московского Иова, архиепископа новгородского и псковского Александра, архиепископа ростовского и ярославского Варлаама. Любопытна «обратная связь»: по подписании грамоты об избранных Иеремия явился вместе с соборянами в золотую палату и лично вручил её царю, а царь по оглашении последней произнёс свой окончательный вердикт, назвав имя московского владыки. В этот же день и в стенах всё той же золотой палаты предстоятель вселенского престола впервые за всё время своего пребывания в России встретился с митрополитом Иовом и благословил его как «нареченного патриарха Московского и всея России». При этом необходимо подчеркнуть: в конечном счёте предложенный Иеремией чин патриаршего наречения по византийскому образцу не состоялся, обряд произошёл вне богослужения, в царском дворце как светски церемониальное утверждение государем своей воли относительно якобы соборне избранных кандидатов.

5. Посвящение новонареченного Иова состоялось 26 января, в воскресенье, в Успенском храме по предварительно составленному богослужебному «чину и уставу». Главнейшими эпизодами священнодейства были: во-первых, исповедание Иовом веры перед лицом царя Феодора Иоанновича и вселенского патриарха Иеремии посреди храма во время последования 1-го часа (произнесённый им текст при некоторых исключениях повторял текст присяги, которую прежде давали новопосвящаемые русские митрополиты); во-вторых, совершённая над Иовом на литургии, по малом входе, собором сослужащих архипастырей во главе с Иеремией полная архиерейская хиротония; в-третьих, церемония, представлявшая собой своеобразный акт интронизации (по окончании литургии и по разоблачении Иова, в алтаре храма, на горнем месте, Иеремия возложил на него «золотоворотную» икону, панагию, клобук и мантию, а Феодор Иоаннович, произнеся приветственную речь, вручил ему украшенный золотом посох святителя Петра, митрополита Московского). Торжественное празднование свершившегося события с богослужениями, шествиями нового патриарха по городу («на осляти»), обменом подарками, застольями продолжалось три последующих дня.

6. Дальнейшей заботой русского правительства (заботой настоятельной и дипломатически напряжённой) было собственноручное заверение Иеремией II «Уложенной грамоты» об учреждении на Руси патриаршества (май 1589 г.) и признание этого акта со стороны поместных Церквей (1590 и 1593 гг.). При этом, кстати, московский первосвятитель оставался в стороне: не было даже его братского обращения к главам восточных патриархатов, столь традиционного для Вселенской Церкви (подписанная Иовом наряду с Иеремией и другими лицами «Уложенная грамота» не была его личным документом и в жанрово-содержательном отношении не являлась посланием).

Итак, порядок избрания и утверждения первого русского патриарха сильно отличался от порядка, принятого на православном Востоке, в частности в Греции. Нет оснований подвергать сомнению законность и благость итога всех предпринятых действий (особенно ввиду святости первого предстоятеля Русской Церкви), но внешне (процедурно-канонически) и внутренне (по существу) эти действия принципиально были иными, ибо целиком совершались вне соборного разума Церкви, склонённой даже в части епископата под всеохватывающей властью царя (пусть и благочестивейшего), и были полностью оторваны от возможных чаяний бесправного и безгласного церковного народа. Поистине краеугольные камни устроения Христова могут быть одновременно и драгоценностью и претыканием (1Пет. 2: 6-7).

Патриархи св. Гермоген, Филарет, Иоасаф I, Иосиф, Никон, Иоасаф II, Питирим, Иоаким, Адриан

Установленные применительно к святителю Иову условия, характер и правила возведения в патриаршее достоинство сохранялись в Московском государстве без принципиальных изменений до 30-х годов XVII в. Во всяком случае, при поставлении на патриаршество святителя Гермогена, митрополита Казанского (3 июня 1606 г.), Филарета (Никитича, Романова), митрополита Ростовского (24 июня 1619 г.) и архиепископа Псковского и Великолукского Иоасафа I (6 февраля 1634 г.) основы «сценария» не менялись: главной и всеопределяющей инстанцией был царь (в первом случае Василий Иванович Шуйский, в двух других — Михаил Феодорович Романов), время от выбора кандидатуры до наречения и поставления избранника было предельно сжатым (несколько дней), использовался разработанный Щелкаловым чин патриаршего посвящения (через таинство новой хиротонии). Однако имели место нюансы. Так, при поставлении на первосвятительскую кафедру Гермогена и Филарета их имена (выдвинутые Смутным временем в авангард жизни русского общества) были единственными и внеконкурентными, но вместе с тем горячо поддержанными широким народным мнением, чем в какой-то мере компенсировался отличающий Русскую Церковь того времени дефицит соборности. Что же касается Иоасафа, то павший на него выбор царя (несмотря на формальное наличие ещё двух кандидатов) был предопределён предсмертным благословением почившего патриарха Филарета, так что фактически произошла своего рода передача власти из рук в руки. Очевидно, что и царь Михаил Феодорович не был безучастен. О его доминирующей роли свидетельствует, по крайней мере, его послание главам Константинопольской, Александрийской, Антиохийской и Иерусалимской Церквей о смерти патриарха Филарета и поставлении нового патриарха Иоасафа.

Процедура патриарших выборов претерпела принципиальное изменение после смерти Иоасафа I (28 ноября 1640 г.) и в двух пунктах приблизилась к вышеописанной византийской. При избрании нового патриарха теперь, наконец, проявляется соборное начало, правда, — лишь отчасти, ибо имена претендентов были всё-таки определены исключительно царём, народное мнение не учитывалось и претенденты соборне не обсуждались. Лично назвав шесть кандидатов на первосвятительство (двух архиереев, одного архимандрита и трёх игуменов), Михаил Феодорович уполномочил прибывших к весне 1642 г. на Собор в Москву по его призыву епархиальных владык, настоятелей монастырей и протопопов (настоятелей соборных церквей) определить одного из них. Оригинален был способ определения. Согласно современному свидетельству, государь велел написать имена названных им кандидатов на шести жребиях, затем дважды по три жребия были вложены в принадлежавшую всем прежним русским патриархам «панагию злату» и при этом отобраны два жребия, из которых после третьего вложения оставлен был единственный. Эта жеребьёвка осуществлялась в Успенском храме перед чудотворной иконой Божией Матери «Владимирской» в три приёма, — по ходу молебного пения «на три статии»: во славу живоначальной Троицы, святых архангелов и ангелов; в честь Успения Пресвятой Богородицы и на память о святых апостолах; наконец, в честь Московских и всея России чудотворцев Петра, Алексия и Ионы. Именно так в последнем жребии оказалось запечатанным имя архимандрита московского Симонова монастыря Иосифа. Ему царь и назначил быть новым патриархом. Заметно иной ход процедуры избрания описан Адамом Олеарием. Однако надо подчеркнуть, рассказ последнего, хоть и построен на слухах и потому менее достоверен, всё же подтверждает факт использования нового способа отбора из нескольких претендентов достойнейшего первосвятительского престола — с упованием на промысел Божий или, как писал конкурент Иосифа, «по жребию, а не царским изволением». На следующий день (21 марта), как обычно, в царской палате избранный архимандрит был наречён патриархом; неделю спустя (27 марта) посвящён в патриарха «рукоположением преосвященного Афония, митрополита Новгородскаго и Великолуцкаго и всего освященного Собора» и затем (28 марта) «возведен… в церкви Пречистыя Богородицы на патриаршеское место, что на правой стороне у столпа», то есть интронизирован. Второй особенностью начала первосвятительского служения Иосифа стало то, что он, заняв кафедру, возобновил (правда, более чем через год после своего настолования) старинную традицию обращения к церковному народу с архипастырским наставлением в виде двух напечатанных в августе 1643 г. в одном сборнике «Поучений» — «архиереом, и священноиноком, и мирским иереом, и всему священному чину» и «христолюбивым князем, и судиям, и всем православным христианом». Будучи литературно компилятивным и несамостоятельным, это обращение, тем не менее, замечательно характеризует составителя, поскольку он не в пример всем четырём своим предшественникам открыто и нелицеприятно обличил недостатки духовно-нравственной жизни современного ему русского общества, причём не взирая на чины, и, по-видимому, при этом изложил своё личное понимание относительно истинно христианского устроения жизни.

Как известно, едва умер патриарх Иосиф (весной 1652 г.), а царь Алексей Михайлович уж определил ему преемника, — Новгородского митрополита Никона. История возвышения государева «собинного друга» до патриаршества свидетельствует о том, что внешне дело замещения кафедры предстоятеля Русской Церкви обрело ещё более чёткие черты соборности. Однако по существу процесс избрания Никона был больше похож на политическую акцию, чем на церковное деяние, сопряжённое с волей Божией и правилами канонической жизни. По кончине Иосифа Алексей Михайлович повелевает написать чин, по которому надлежало избрать нового патриарха, и созывает в Москву на Собор весьма широкий круг русского духовенства — от митрополитов до простых священников. Его наказ «ко избранию на патриаршеский престол написати двенадцать мужей духовных» соборяне выполнили и 22 июля 1652 г. из их числа выбрали «без жребия» митрополита Никона, о чём сразу известили царя. В тот же день в церкви Успенья были совершены в присутствии царя и всех соборян молебствия: Пресвятой Троице, духам бесплотным, Пресвятой Богородице с акафистом, святым апостолам и святым чудотворцам Московским — Петру, Алексию, Ионе и Филиппу. После молебствий послали на Новгородское подворье за новоизбранным патриархом депутацию. Но вопреки ожиданиям Никон отказался явиться в Успенский храм пред лицо государя и духовенства. Против воли его таки привели на Собор. Далее последовала сцена многократных уговоров со стороны царя и народа и многократных отказов со стороны избранника. В конце концов, согласие было достигнуто, но лишь на условиях обетного заверения Алексеем Михайловичем и народом «содержать евангельские догматы и соблюдать правила св. апостолов и св. отцов и законы благочестивых царей» и во всём «слушаться» нового предстоятеля Русской Церкви. На другой день было патриаршее наречение Никона, а 25 июля — его посвящение в патриарха и связанные с этим событием обычные традиционные праздничные мероприятия.

Восшествие на русский первосвятительский престол следующего патриарха связано было одновременно с низложением самоустранившегося от власти и пребывавшего в опале грекофила Никона и окончательным утверждением весьма близкого к греческому порядка замещения патриаршей кафедры вместе с дальнейшим развитием соборного начала. 31 января 1667 г. в Чудовом монастыре в рамках работы Большого Московского Собора участники последнего в присутствии восточных патриархов — Александрийского Паисия и Антиохийского Макария избрали двенадцать кандидатов в первоиерархи (игуменов, архимандритов и трёх епископов). Из этого списка «не без ведома» царя Алексея Михайловича (вероятно, по его указке) было вычеркнуто девять имён. Акт о состоявшемся отборе зачитали государю в Золотой палате. Из оставшихся имён — архимандритов Троице-Сергиева монастыря Иоасафа и Владимирского монастыря Филарета, а также келаря Чудова монастыря Саввы — государь, посоветовавшись с патриархом Макарием (Паисий по болезни отсутствовал), выбрал первое имя. Находившемуся при этом Иоасафу тут же было торжественно объявлено о государевой воле, и затем в Успенской церкви в присутствие новоизбранного русского первоиерарха и патриарха Макария о решении Алексея Михайловича объявили народу. 8 февраля, с выздоровлением Александрийского патриарха Паисия, в патриаршей палате Чудова монастыря совершено было по «Чинóвнику архиерейскому» наречение Иоасафа; 9 февраля, в Успенской же церкви после вечерни по тому же «Чиновнику» новонареченного благовествовали, а на следующий день, в неделю мясопустную, опять-таки в храме Успенья Пресятой Богородицы его через архиерейское рукоположение посвятили в сан патриарха. По окончании литургии и после обмена благодарственными и поздравительными речами была совершена интронизация: восточные патриархи возложили на Иоасафа II мантию, белый клобук и панагию, а царь вручил своему новому патриарху архипастырский жезл. Затем последовали празднества по заведённому порядку, только выезды из Кремля в Белый город Иоасаф совершал не «на осляти», а в санях.

В дальнейшем процедура замещения патриаршей кафедры была вновь нарушена, — надо думать, по причине чрезвычайного усиления светской власти в лице государя. Относительно избрания патриархов Питирима (июль 1672 г.) и Иоакима (июль 1674 г.) источники не сообщают ничего особенно примечательного. Оба, видимо, с учётом старшинства занимаемой ими епархиальной кафедры — Новгородской, были, в сущности, назначены царём Алексеем Михайловичем в патриархи, разумеется, при поддержке «освященного Собора» и соблюдении канонической традиции посвящения.

Наконец, при возведении в 1690 г. на первосвятительскую кафедру десятого и последнего древнерусского патриарха Адриана при формальном соблюдении канонической нормы порядка имела место общественная напряжённость, выразившаяся в борьбе между приверженцами старины (греко-русская партия) и энтузиастами нововведений. Первым покровительствовала вдовствующая царица Наталья Кирилловна, вторых влекла и объединяла энергия 18-летнего царя Петра Алексеевича. После смерти 17 марта патриарха Иоакима именно в петровском окружении начали обсуждать как достойнейшего первосвятительства Псковского митрополита Маркелла, известного своей учёностью, кротостью и снисходительностью к иностранцам. Но против его кандидатуры выступила царица, сумевшая и Петра убедить в своей правоте. Известны также неудачные попытки добиться патриаршего престола со стороны оказавшегося в Москве иезуита Михаила Яконовича (в своих письмах он сам об этом свидетельствовал).

Как бы то ни было, но в июле 1690 г. в Москве с целью назначения преемника собрался малым числом участников (6 митрополитов, 3 архиепископа, 1 епископ и 3 архимандрита) Собор. Определены были три кандидата — митрополит Казанский Адриан, архиепископ Коломенский Никита и архимандрит Троице-Сергиева монастыря Викентий. Из них в угоду Наталье Кирилловне выделен был друг и соратник покойного Иоакима Адриан, которого затем на «освященном Соборе» 22 августа государи (Иоанн и Петр Алексеевичи) вместе с архиереями «едва умолиша» согласиться на «началовождение паствы многороссийския». 23 августа состоялось его наречение в патриархи, а 24-го — поставление по обычному уставу. Своё вступление на пост предстоятеля Русской Церкви Адриан ознаменовал «Окружным посланием», обращённым с наставлениями ко всем сословиям русского общества.

Итак, предпринятый здесь обзор исторических данных показывает, что на Руси в течение последнего столетия досинодальной эпохи голос Русской Церкви в деле избрания ее главы преимущественно был вспомогательным и ограничивался лишь литургическими рамками обряда, тогда как решающее значение почти всегда имел голос монарха. Баланс взаимодействия сил мог по разным причинам меняться в ту или иную сторону, но принципиально на протяжении всего патриаршего периода основополагающий вопрос бытия Русской Церкви — о её предстоятеле всегда решался в царском дворце, а не на совете представителей разных социальных слоев церковного народа от архипастырей до мирян.

Соколов И. И. Избрание патриархов в Византии с половины IX до половины XV века (843-1453 г.) // Христианское чтение. 1907. Кн. III. С. 267-299; Кн. IV. С. 420-454; Кн. V. С. 631-663; Кн. VI. С. 759-780; Кн. VII. С. 56-82.

Шпаков А. Я. Государство и Церковь в их взаимных отношениях в Московском государстве. Царствование Феодора Иоанновича. Учреждение патриаршества в России. Приложения. Часть вторая. Одесса, 1912. С. 1-35; 135-192.

Джираудо Д. Роль православного царя в учреждении Московского патриархата // 400-летие учреждения патриаршества в России: Докл. Междунар. конф., посвящ. 400-летию учреждения Патриаршества в России. М., 5-6 февр. 1990. Roma, 1990. С. 105-114.

Помимо уже названного сочинения А. Я. Шпакова (с. 319-341), главные: Макарий (Булгаков), митр. Московский. История Русской Церкви. Кн. шестая: Период самостоятельности Русской Церкви (1589-1881). Патриаршество в России (1589-1720). Отдел первый: Патриаршество Московское и всея Великия России и Западнорусская митрополия (1589-1654). М., 1996. С. 27-48; Учреждение патриаршества в России, в 1589 году // Прибавления к изданию Творений св. Отцев в русском переводе. М., 1859. Ч. 18. Кн. 3. С. 288-338; Николаевский П. Ф. Учреждение патриаршества в России. СПб.: Тип. Елеонского, 1880; Карташев А. В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. II. YMCA-PRESS. Париж, 1959. — М.: «Наука», 1991. С. 10-47.

Шпаков А. Я. Государство и Церковь. С.165-244.

Намеренно выпускаю из этого ряда имя Рязанского митрополита Игнатия, ибо он возведён был в патриархи «всея Руси» (30 июня 1605 г.) по приказу царя Лжедимитрия I — при здравствующем, хоть и удалённом от кафедры, патриархе Иове, без его благословения, без посвящения «по русскому чину и понятию» и менее, чем через год, в мае 1606 г., сразу после смерти самозванца Игнатий был лишён патриаршества и извергнут из архиерейского сана, да и впоследствии в русской богослужебной практике, в чине Торжества православия, имя его не поминалось среди русских патриархов .

Макарий (Булгаков), митр. Московский. История Русской Церкви. Кн. шестая. С. 87-88, 587.

Там же. С. 277-278, 606; Смирнов А. Святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всея России. М., 1874. С. 117-120; «Чин наречения и поставления на Патриаршеский Российский престол преосвященного Филарета Никитича, Ростовскаго митрополита» // Древняя Российская вивлиофика, содержащая в себе собрание древностей российских, до истории, географии и генеалогии российския касающаяся. 2-е изд. Н. И. Новикова. М., 1788. Ч. VI. С. 125-162.

Макарий (Булгаков), митр. Московский. История Русской Церкви. Кн. шестая. С. 314-316, 609.

Макарий (Булгаков), митр. Московский. История Русской Церкви. Кн. шестая. С. 325-327; Голубцов А. П. Вступление в патриаршество и поучение к пастве Иосифа, патриарха Московского // Прибавления к изданию Творений св. Отцев в русском переводе. М., 1888. Ч. 42. Кн. 4. С. 327-344.

«Чин избрания на патриаршеский престол» // Древняя Российская вивлиофика. 2-е изд. Н. И. Новикова. М., 1788. Ч. VI. С. 223-245.

Олеарий А. Описание путешествия в Московию. М.: «Русич», 2003. С. 284 (кн. III, гл. 28: «О духовном управлении русских, о клириках, церковнослужителях и монахах»).

Пахомий Астраханский. «Хронограф» // Попов А. Н. Изборник славянских и русских сочинений и статей, внесённых в хронографы русской редакции. М., 1869. С. 319.

Там же.

Макарий (Булгаков), митр. Московский. История Русской Церкви. Кн. шестая. С. 327-331; Голубцов А. П. Вступление в патриаршество и поучение к пастве Иосифа. С. 344-381.

Каптерев Н. Ф. Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович. Т. 1. Сергиев Посад, 1909. С. 106-107; Зеньковский С. Русское старообрядчество: духовные движения семнадцатого века. München, 1969. С. 186-187.

Гиббенет Н. Историческое исследование дела патриарха Никона. СПб., 1882. Т. 1. С. 9-16.

Макарий (Булгаков), митр. Московский. История Русской Церкви. Кн. седьмая: Период самостоятельности Русской Церкви (1589-1881). Патриаршество в России (1589-1720). Отдел первый: Патриаршество Московское и всея Великия, и Малыя, и Белыя России — воссоединение Западнорусской Церкви с Восточнорусской (1654-1667). М., 1996. С. 374-377.

«Чин поставления на патриарший престол Питирима» // Древняя Российская вивлиофика. Изд. 2. М., 1788. Ч. VI. С. 352-357; Смирнов П., свящ. Иоаким, патриарх Московский. М., 1881. С. 16.

Скворцов Г. А. Патриарх Адриан, его жизнь и труды в связи с состоянием Русской Церкви в последние десятилетие XVII века. Казань, 1913. С. 5-13.

«Чин возведения на патриарший престол святейшаго кир Адриана, митрополита Казанскаго и Свияжскаго» // Древняя Российская вивлиофика. Изд. 2. М., 1788. Ч. VIII. С. 329-360.

Избрание патриархов на Руси

Поместный Собор: вопросы и ответы

К 90-летию восстановления Патриаршества в Русской Церкви

До 1700 года

До избрания на Руси первого Патриарха, Русское царство считалось митрополией (в данном случае составной частью) Константинопольской патриаршей церкви. И хотя митрополиты чаще всего предлагались Великими князьями и царями Российскими, всё же утверждались они Константинопольским патриархом.

Константинопольская церковь со времени падения Византийской империи (1453 год) к середине XVI века потеряла своё величие. В то же время Русская церковь и Русское царство давно вынашивали идею патриаршества на Руси. Благоприятные условия для этого созрели в период правления царя Феодора Иоанновича.

Первое избрание Патриарха на Руси обогатило церковную историю интересным прецедентом. 17 июня 1586 года Москву впервые посещает Антиохийский Патриарх Иоаким. Это событие дало толчок к осуществлению уже давно созревшего в уме царя Феодора Иоанновича замысла придать Московской Митрополии статус Патриархии. Это соответствовало и самоощущению русского первосвятителя (так во время встречи Патриарха Иоакима и тогдашнего Митрополита Дионисия именно Патриарх первым подошел под благословение к последнему, а не наоборот). Царь, посоветовавшись с боярами и духовенством, обратился к Иоакиму с вопросом о возможности создания в Москве патриаршей кафедры. Тот согласился и пообещал ходатайствовать об этом перед другими патриархами.

В 1588 году во время приезда Константинопольского Патриарха Иеремии подобные переговоры ведутся и с ним. После того, как последний дал свое согласие, был созван Собор всех русских архиереев, который избрал трех кандидатов на патриарший престол. Патриарха из числа трех предложенных выбрал царь, а Патриарх только одобрил уже выбранную кандидатуру Митрополита Московского Иова. Произошло это в 1589 году. Позже, на Константинопольских соборах 1590 (участвовали все патриархи, кроме Александрийского) и 1593 годов Иов был признан в числе патриархов всей Вселенской Церковью.

Особенность и исключительность факта поставления Иова на патриаршество состояла в том, что во время этой церемонии Иов был заново рукоположен в епископы. Причем для Иова это было уже третье рукоположение. Практика XVI века состояла в том, чтобы заново посвящать в епископы при переходе на Московскую Митрополию, что свидетельствует о некоей выделенности в русском церковном сознании первосвятителя московского из числа прочих епископов. Насколько можно судить и патриархов Московских поставляли в XVII веке с повторным рукоположением.

По схожей модели был возведен на престол в 1606 году и следующий Патриарх – Гермоген. Его из кандидатов, предложенных Архиерейским Собором, выбрал царь Василий Михайлович Шуйский.

Митрополит Филарет по существу стал называться Патриархом еще до своего избрания. Этот титул ему присвоил Лжедмитрий II. Хотя, в строгом смысле, звание «Нареченного Патриарха», присвоенное «Тушинским вором» означало нечто вроде местоблюстителя патриаршего престола. Безусловный авторитет этого владыки и тот факт, что он был отцом нового царя Михаила Федоровича, стали предпосылками к тому, что при выборе первосвятителя на Соборе архиереев 1619 года (в нем участвовал также Иерусалимский Патриарх Феофан) и при утверждении данного выбора царем, кандидатура Филарета была единственной.

Патриарха Иоасафа, который заступил на кафедру в 1634 году, выбрал своим преемником при согласии царя сам патриарх Филарет, но установленная форма патриаршего избрания была соблюдена и над ним. Следующий Патриарх Иосиф был избран довольно необычным способом. После того, как в Москву прибыли приглашенные царём Михаилом Фёдоровичем митрополиты и архиепископы, царь, попросив их молитв, приготовил шесть жребиев с именами наиболее достойных архиереев и начальников монастырей. Испытать жребий должны были собравшиеся в соборной церкви архиереи.

В 1652 году для избрания нового Патриарха царь Алексей Михайлович собрал в Москве четырех митрополитов, которым поручил составить список из «12 духовных мужей». Из этого списка митрополиты должны были выбрать самого достойного, а затем оповестить об этом царя. Патриархом был избран Митрополит Новгородский Никон. Жребий на этот раз не бросали.

Процедура избрания Патриарха в 1667 году сильно напоминала ту, после которой были избраны Иов и Гермоген. На Соборе, призванном избрать Патриарха присутствовали два Патриарха – Александрийский и Антиохийский, архиереи, архимандриты, игумены и множество прочего клира. Собор при активном участии царя выбрал из 12 кандидатов трех достойнейших. Список с их именами был передан царю, который, посоветовавшись с Патриархом Антиохийским Макарием, указал на архимандрита Владимирского монастыря Иоасафа. Следующие патриархи Питирим и Иоаким, можно сказать, были прямо «назначены» царем Алексеем Михайловичем при формальной поддержке Архиерейского Собора.

При избрании в патриархи последнего перед упразднением патриаршества первосвятителя Адриана произошел конфликт между ним и Петром I. Петр I хотел, чтобы патриархом стал псковский митрополит Маркелл — человек, отличавшийся ученостью и могущий поддержать нововведения царя. Епископат в общем был согласен. Но среднее духовенство (архимандриты, игумены видных монастырей) предложили Адриана — человека высокой духовной жизни, строгого ревнителя церковных преданий. С этим выбором была согласна и мать Петра Наталья Кирилловна Нарышкина, почитавшая Адриана. Церковный Собор, на котором выявились эти разногласия, решил дело в пользу Адриана

После 1917 года

После двухсотлетнего Синодального управления церковью новый Патриарх был избран в 1917 году на Поместном Соборе. Процедура выборов состояла из двух этапов. Полный состав Собора (архиереи, иереи и миряне численностью 364 человека 5 ноября) выбрали трех кандидатов. Затем был брошен жребий, который пал на Митрополита Московского Тихона (Белавина). Надо сказать, что это избрание Патриарха было первым в истории России, в котором никакого участия не принимала светская власть. Более того, патриаршество именно и возрождалось с целью противопоставить аморфной власти Временного правительства (о большевиках вначале всерьез никто не думал) оформленный и замыкающийся на конкретной личности организм.

После смерти Патриарха Тихона в 1925 году большевики долго не позволяли избрать нового первосвятителя. Ситуация изменилась в 1943 году. Сталин разрешает созвать Собор епископов, который собирается 8 сентября 1943 года. В Соборе приняли участие 19 иерархов. Кандидатура при голосовании была единственной – Митрополит Сергий (Страгородский), который и был избран открытым голосование.

В Соборе 1945 года приняли участие 41 русский и 5 зарубежных епископов. Голосование вновь было открытым и безальтернативным. Избран был Митрополит Ленинградский Алексий (Симанский), названный Митрополитом Сергием в качестве своего преемника.

Избрание Патриарха Пимена в 1971 году прошло открытым голосованием. Вот как пишет об этом архиепископ Брюссельский и Бельгийский Василий (Кривошеин) участник того Собора : «Я поспешил в Успенский храм, там все уже были в сборе, меня ждали и беспокоились моим запозданием. Быстро надели на меня мантию, не успев даже застегнуть крючков, и мы процессией и в порядке старшинства вошли в помещение Собора, Трапезную церковь Преподобного Сергия, и заняли свои обычные места. Иностранные гости в полном составе также разместились, а я успел заметить, что Куроедова или кого ни будь из представителей гражданской власти тоже не было.

Заседание началось около двух часов дня. Митрополит Пимен предложил обсудить процедуру избрания Патриарха. Встал митрополит Никодим и сказал: — Процедура избрания была предметом глубокого и всестороннего обсуждения на Архиерейском совещании. Было решено, что избрание будет происходить открытым голосованием, а, следовательно, прошу и предлагаю Собору утвердить эту процедуру».

Последние в новейшей истории выборы Патриарха прошли во время Поместного Собора 1990 года впервые за долгие годы без всякого давления светских властей. На этот раз кандидатами в патриархи были 75 епархиальных архиереев в возрасте после 40 лет, имеющие советское гражданство с рождения. Своих кандидатов выдвинул сначала Архиерейский Собор: каждый из его членов мог предложить до трех человек из предложенного списка. Больше всего голосов набрали Митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Ридигер), Митрополит Ростовский Владимир (Сабодан) и Митрополит Киевский Филарет (Денисенко). Далее, пятерых кандидатов выдвинул Поместный Собор, но в силу слабой поддержки каждого из них в отдельности, дальнейшее голосование шло только по первым трем кандидатам. Голосование на Поместном Соборе проходило тайно в два этапа. Сначала осталось только два кандидата – митрополиты Алексий и Владимир. Во втором туре с перевесом в 15 голосов первенствовал Алексий.

>Патриархи Русской Православной Церкви

В Русской Православной Церкви Патриаршество было учреждено в 1589 году. Кто был первым патриархом и сколько их было вообще? Ответы — в нашей статье!

Патриархи

Нажмите на изображение для увеличения

Патриархи Русской Православной Церкви

href=»https://www.pravmir.ru/images/sobor/patr/patrbig.jpg»>

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II:

Со времен апостольских установилась традиция, в соответствии
с которой крупные церковные объединения были возглавляемы «первым
епископом» и это отображено в 34 каноне апостольских
правил. В правилах Первого Вселенского собора этот епископ
именуется «митрополитом», а в постановлениях Шестого Вселенскою
собора мы уже видим каноническую фиксацию патриаршего сана.

Учреждение Патриаршества в России

В Русской Православной Церкви Патриаршество было учреждено в 1589
году, а спустя 3 года акт учреждения
Патриаршества и поставление первого русского Патриарха – святителя
Иова – было подтверждено грамотой Восточных Патриархов. В это время
Россия являлась единственным независимым православным государством и
осознавалась православными народами как защитница Вселенского
Православия.

Учреждение Патриаршества имело не только
церковное, но и общенациональное значение. Как в XVI,
так и в XX веке обретение Россией Патриарха происходило накануне
грандиозных социальных катастроф, когда единственным объединяющим центром
и средоточием народной жизни являлся Первосвятитель.

Вся
русская история XVII века свидетельствует о высочайшем
авторитете Патриархов. Наиболее значимыми в этом отношении
являются: святитель Гермоген, чья пастырская твердость помогла народу и
государству преодолеть соблазны и искушения Смутного
времени, а также Патриарх Филарет, отец молодого царя Михаила
Федоровича, которому он помогал в управлении
государством и способствовал осуществлению необходимых реформ,
укрепивших Отечество.

Показательно, что само упразднение Патриаршества
царем Петром I косвенно явилось признанием значимости
первосвятительского служения и всенародного авторитета Предстоятеля
Церкви. Стремившаяся к безграничному господству во
всех сферах жизни светская власть желала быть совершенно самостоятельной
и независимой от духовного влияния Патриаршества,
требовавшего от «власть предержащих» строгой моральной ответственности за
все деяния.

Государство, возросшее от скромных
пределов Московского княжества до бескрайних пределов Российской
империи, возмужавшее благодаря попечению Церкви о его
«благостоянии» и нравственном здоровье, начиная с
конца XVII столетия, стремится совершенно подчинить себе ту
самую нравственную силу – Церковь, которая предоставляла государству высшую,
сакральную легитимность и стояла у его колыбели.

Позднее, когда национальная элита окончательно подпала под влияние
западных идей и усвоила исключительно прагматический взгляд
на Церковь как на общественный институт, велением
Петра I был учрежден подконтрольный государству Святейший
Правительствующий Синод. Характерно, что вместе с Патриаршеством,
упразднению подверглось и соборное начало церковной жизни. За
два столетия синодального правления мы можем найти лишь
один-два примера проведения локальных совещаний нескольких
епископов. История ясно свидетельствует о неразрывной связи между
Патриаршеством и соборным управлением в Русской
Церкви.

Синодальная эпоха, тем не менее, ознаменовалась
в истории Русской Церкви многими отрадными явлениями: созданием
(впервые в русской истории) системы духовного образования,
плодотворной работой русских миссионеров, расцветом иноческого делания во
многих монастырях, особенно в Троице-Сергиевой и
Киево-Печерской лаврах, на Валааме, в Сарове
и Оптиной пустыни.

Попытки восстановления Патриаршего
служения предпринимались на всем протяжении синодальной эпохи. И,
как нам думается, лишь обстоятельства времени не позволили
разрешить этот вопрос положительно.

Поэтому первый же
Поместный собор Русской Церкви, состоявшийся после двухсотлетнего перерыва – в
1917 году – восстановил Патриаршество в России.
Как известно, у восстановления Патриаршества были
горячие сторонники и убежденные противники. Однако с
самого начала многодневной дискуссии члены Собора осознавали, что
восстановление Патриаршества – это не простое изменение системы
церковного управления, но событие, которое коренным образом изменит
строй церковной жизни. «Ныне наша разруха, ужасы нашей жизни, трагические
переживания русского народа всей своей совокупностью неотразимо, дружно,
повелительно говорят: да будет снова на Руси Патриарх». Эти
слова одного из участников Собора передают настроение
большинства его членов, видевших в Патриархе «живого носителя
и выразителя органического единства Церкви», в котором
«Поместная Церковь осознает себя органической частью Церкви Вселенской».

Именно в эти судьбоносные дни архимандрит Иларион (Троицкий),
впоследствии – архиепископ Верейский и священномученик, – выступая
на одном из соборных заседаний, сравнил пустовавшее
еще в то время Патриаршее место в Успенском соборе
Московского Кремля сердцем русского Православия. А епископ
Астраханский Митрофан, также впоследствии увенчавший свое житие мученическим
венцом, по поводу необходимости восстановления Патриаршества, как насущной
потребности духовной жизни всего нашего православного народа, выразился
следующим образом: «Нам нужен Патриарх как духовный вождь и
руководитель, который вдохновлял бы сердце русского народа,
призывал бы к исправлению жизни и к
подвигу, и сам первый шел бы впереди…» И особо
отметил, что «учреждением Патриаршества достигалась бы и
полнота церковного устройства».

Промыслительным образом,
Патриаршество было восстановлено в Русской Церкви в
канун государственных катаклизмов: потеряв Царя, Православная Русь вновь
обрела Отца-Патриарха.

Окончательное решение было принято 28
октября. За несколько следующих дней Собор определил
процедуру избрания Патриарха, согласно которой было избрано три кандидата:
архиепископ Харьковский Антоний (Храповицкий), архиепископ Новгородский Арсений
(Стадницкий) и митрополит Московский Тихон (Белавин). А
5 (18) ноября в Храме Христа Спасителя по жребию был избран
Патриарх – им стал святитель Тихон.

Двести лет Россия жила надеждой
на восстановление Патриаршества. И только в 1917
году, как бы предчувствуя времена гонений, Церковь смогла
вновь избрать Первосвятителя.

Узнав об избрании, святитель
Тихон сказал посланникам Собора: «Ваша весть об избрании меня
в Патриархи является для меня тем свитком, на котором
написано „плач, и стон, и горе“. Отныне мне предстоит
попечение о всех церквах российских и умирание
за них во вся дни».

В первые
послереволюционные годы особенно отчетливо проявилось историческое значение
Собора 1917–1918 годов, принявшего решение о
восстановлении Патриаршества. Личность святителя Тихона, Патриарха
Всероссийского, стала живым укором для тех, кто, раздувая пламя
братоубийственной гражданской войны, попирая заповеди Божии и
правила человеческого общежития, сея соблазн, проповедовал
вседозволенность и беспощадный кровавый террор как метод
государственной политики. Воистину, Патриарх Тихон стал символом возрождения
древней традиции «печалования» Предстоятелей Церкви за нужды
народа. Авторитет Патриарха, как внутри страны, так и за рубежом,
признавался всеми и с ним считались даже большевики. Известно, что
вопрос о расстреле святителя Тихона активно обсуждался властями
в период массовых репрессий в отношении епископов,
духовенства и мирян. Однако даже в период разгула
революционного террора правительство не решилось на
этот шаг.

Патриарх Тихон понимал, что Церковь на
многие годы оказалась в плену у богоборческого
режима. Его «Завещание» предусматривало установление института
Местоблюстительства Патриаршего престола, что было необходимо для сохранения
единого управления Церковью, в условиях невозможности проведения
Соборов.

Не будет преувеличением сказать, что представители безбожной
власти также прекрасно понимали значение носителя высшего иерархического сана –
Святейшего Патриарха – как символа церковного единства. После кончины Патриарха
Тихона в 1925 году они препятствовали созыву Поместного Собора,
призванного избрать Предстоятеля Русской Церкви. Именно поэтому двенадцатый
Патриарх Московский и всея Руси Сергий до 1943 года
осуществлял управление Церковью сначала в звании Заместителя
Патриаршего Местоблюстителя, а затем – Местоблюстителя Патриаршего
Престола.

Совершая свое служение в чрезвычайно сложных
условиях в ту трагическую эпоху, он прилагал все усилия к
тому, чтобы единство Церкви сохранялось. Сейчас становится все более
очевидным, что эти действия спасли Русскую Церковь, избавив ее от
маргинализации. Предпринятые им шаги предотвратили окончательное
превращение народа Божия в «людей из подполья», живущих по законам
«осажденной крепости».

Верим, что путь, предначертанный святителем
Тихоном и продолженный его приемниками, при всей сложности
политических реалий XX века имел, в отличие от
альтернативного «ухода в катакомбы» все шансы для того,
чтобы Русская Церковь заняла свое место в обществе.

С
Православием безбожная власть оказалась вынужденной считаться, особенно в
период Великой Отечественной войны и в первые послевоенные
годы. В этот период искренняя и глубоко укорененная
в нашей исторической традиции патриотическая позиция,
представленная в посланиях и официальных заявлениях
Патриархов Сергия и Алексия I, – нашла отклик в
сердцах архипастырей, клириков и мирян и
получила глубокую поддержку в сердцах миллионов наших
соотечественников, как в стране, так и за ее
пределами.

Сохранение института Патриаршества помогло Русской
Православной Церкви выстоять в период нового гонения, обрушившегося
на Церковь на рубеже 50-60-х годов XX
века, пережить это гонение и, сохраняя свой духовно-нравственный
потенциал, выйти на рубежи новой эпохи, которую уже современники
назвали «Вторым Крещением Руси».

В завершение следует сказать, что
все то многообразное возрождение духовной жизни в
нашем Отечестве, свидетелями которого все мы являемся
на протяжении последних десятилетий, имело своим твердым основанием
поистине исповеднический подвиг Патриархов XX века – святителя
Тихона, Сергия, Алексия и Пимена.

Верю, что молитвами
новомучеников и исповедников Российских, трудами Наших достойных
предшественников Господь и впредь не оставит Русской
земли Своей неоскудевающей милостью и даст Нам благодать и
духовную силу право править слово Христовой истины и вести
церковный корабль неизменным курсом – в соответствии с
заповедями Евангелия и нормами церковных канонов.

Из приветственного слова Святейшего Патриарха Московского и
всея Руси Алексия II участникам научной
конференции «Патриаршество в Русской Православной Церкви».

Вы прочитали статью Патриархи Русской Православной Церкви (список). Читайте также:

Поместный Собор: вопросы и ответы

ПАТРИАРХИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

ПАТРИАРХИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ. В 1453 под ударами турок пала великая православная империя – Византия. Московское царство, напротив, оставшись единственной независимой православной державой, приобрело авторитет оплота православной веры. Некогда могущественная Константинопольская церковь быстро потеряла свое могущество и пришла в упадок. Окончательно ее авторитет в Москве был подорван заключением греками унии с Римско-католической церковью на Флорентийском соборе (см. УНИЯ). Недоверие к грекам и сомнение в их православии привело к тому, что русские архиереи постановили в 1480 не принимать греков на епископские кафедры. Русские архиереи больше не ездили в Константинополь испрашивать благословения патриарха на возведение в митрополичий сан и поставлялись в Москве. Фактически Русская церковь обрела полную независимость, однако, согласно канонам древней церкви, реальная самостоятельность церкви, возглавляемой патриархом, возможна лишь при наличии института царства, сопутствующего священству. Когда в 1547 по византийскому обряду был венчан на царство Иван IV, последнее формальное препятствие было устранено.

Осуществление этой идеи состоялось в царствование сына Ивана IV – Федора Ивановича. В 1586 в Москву за царской милостыней приехал патриарх Антиохийский Иоаким. Решив воспользоваться обстоятельствами этого визита, царь заявил в думе, что хочет устроить в Москве «превысочайший престол патриарший». Патриарх Иоаким вызвался довести желание царя до сведения Греческой церкви, чтобы при учреждении нового патриархата были соблюдены канонические правила, предусматривавшие участие всех восточных патриархов. В 1588 в Россию прибыл патриарх Константинопольский Иеремия. Царь ожидал, что он привез с собой постановление вселенского собора об учреждении патриаршества в русском государстве, однако на первой же аудиенции оказалось, что главная цель визита – получение денежной помощи. Тогда было решено задержать патриарха в Москве и заставить благословить учреждение московского патриаршего престола. Иеремии предложили стать патриархом Российским, оговорив при этом, что жить он будет не при государе в Москве, а в древнем Владимире и таким образом фактическим главой церкви останется русский митрополит. Как и предполагалось, Иеремия отклонил такое унизительное предложение. Поставить патриархом кого-либо из русских митрополитов он также отказался. Тогда греку дали понять, что его не отпустят из Москвы, пока он не уступит. 26 января 1589 Иеремия возвел на патриарший престол митрополита Иова, кандидатуру которого предложил царю Борис Годунов. После этого греков отпустили из Москвы, вручив им богатые дары.

Через два года Москва получила грамоту за подписью трех патриархов, 42 митрополитов и 20 епископов, утверждавшую патриаршество в России. Как показали последние исследования, большинство подписей не были подлинными. По-видимому, Константинопольская патриархия, заинтересованная в получении материальной поддержки от русского царя, поспешила подтвердить деяние Московского собора, в связи с чем и были воспроизведены подписи некоторых патриархов, не сумевших по тем или иным причинам подписать грамоту лично. Отныне патриарх Московский должен был занимать пятое место (после патриарха Иерусалимского) и поставляться собором русских епископов. Царь Федор Иванович остался крайне недоволен последним обстоятельством и направил в Константинополь грамоту, в которой напоминал об обещанном третьем месте, после Константинопольского и Александрийского патриархатов. Однако в этом вопросе вселенский собор остался непреклонным и в 1593 подтвердил свое решение о пятом месте Московского патриарха. Все подписи иерархов на грамоте этого собора – подлинные.

Основание патриаршества стало важной вехой в истории Русской церкви. Преобразование московской митрополии в патриархат закрепило факт независимости Русской церкви в нормах канонического права и в значительной степени усилило влияние Русской церкви на международной арене. Отныне ритуал поставления в сан патриарха Московского совершался в Успенском соборе московского Кремля. См. также РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ.

Избрание патриарха.

Порядок поставления был следующий. От имени царя или блюстителя патриаршего престола рассылались грамоты ко всем высшим церковным иерархам и игуменам наиболее значительных монастырей с извещением о смерти святителя и с приглашением в Москву для избрания нового патриарха. В назначенный день все приглашенные должны были явиться в Кремль в Золотую палату, где царь открывал собор. Патриарх избирался посредством жребия. Царь называл шесть кандидатов. Бумажки с их именами обливались в присутствии царя воском, опечатывались царской печатью и отсылались в церковь, где заседал архиерейский собор. Жребии полагали на панагию (нагрудная иконка Божьей Матери, знак архиерейского сана) умершего патриарха и вынимали по очереди до тех пор, пока не оставался последний. Этот жребий нераспечатанным вручался царю, который вскрывал его и называл имя нового патриарха.

В богослужебном смысле патриарх получал определенные преимущества. Во время торжественных выходов перед ним несли не только крест, но и свечи. Вступая в храм, он облачался в богослужебные одежды посреди церкви, а находясь в алтаре, восседал на горнем месте и из своих рук причащал архиереев. Несколько иным было и первосвятительское облачение. Как и митрополит, он носил белый клобук, но головной убор патриарха был украшен крестом или херувимами. Патриаршая митра имела крест в навершии. Поверх святительского облачения патриарху полагалось носить цветную мантию.

Введение патриаршества в России сопровождалось реформированием церковного устройства, что было обусловлено необходимостью привести его в соответствие с тем, которое было установлено в восточных патриархатах. Церковь была разделена на митрополичьи округа, которые включали в себя несколько епархий. Все иерархи в своих епархиях были равны и подчинялись патриарху, как раньше митрополиту.

Иов (ум. 1607)

деятельно приступил к исполнению соборных определений, однако не все решения ему удалось провести в жизнь. Время патриаршества Иова отмечено учреждением нескольких новых церковных праздников в честь русских святых (Василия Блаженого, Корнилия Комельского, Романа Углецкого, Иосифа Волоцкого и др.). Много и действенно патриарх трудился для сохранения православия среди новокрещенных татар, в бедствовавшей Грузии, на завоеванных землях Сибири и Карелии. Несмотря на то, что Иов фактически был ставленником Бориса Годунова и впоследствии немало способствовал его восхождению на трон, он очень ценил царя Федора Ивановича и был крайне предан ему. После смерти государя патриарх составил его житие, прославляя кроткий нрав и милосердие царя. Когда на исторической сцене появился первый Лжедмитрий, патриарх Иов твердо выступил против него. Он предал его анафеме и в своих посланиях доказывал, что Лжедмитрий – не кто иной, как беглый чудовский монах Гришка Отрепьев. Заняв русский престол, самозванец свел Иова с патриаршества и отправил его в Старицу. Процедура лишения Иова сана напоминала сведение с митрополичьего престола Филиппа Иваном Грозным. Умер Иов в Старице 19 июня 1607.

В 1605 Лжедмитрий, несмотря на то, что формально Иов оставался главой Русской церкви, самостоятельно избрал нового патриарха. Им стал архиепископ Рязанский Игнатий, грек родом, до приезда в Россию занимавший епископскую кафедру на Кипре. Он признал Лжедмитрия царевичем и был лояльно расположен к латинству (католичеству). После свержения Лжедмитрия Игнатий был лишен сана и сослан в Чудов монастырь.

Гермоген (1606–1612)

Новым патриархом избрали митрополита Казанского Гермогена, который при Лжедмитрии был членом учрежденного царем сената и наиболее последовательно противостоял его прокатолической политике. Несмотря на то, что в отношениях нового патриарха с боярским царем Василием Шуйским довольно скоро наметился разлад, Гермоген всячески поддерживал его как венчанного царя. В 1609, когда бояре, недовольные Шуйским, схватили Гермогена и на лобном месте потребовали у него согласия на перемену царя, патриарх отстоял Василия Шуйского. В годы Смуты патриарх оставался одним из немногих государственных деятелей, сохранивших верность православию и национальной идее. При попытке возвести на русский трон королевича Владислава Гермоген непременным условием поставил принятие Владиславом православной веры и протестовал против вступления польского войска в Москву. Из Кремля он рассылал грамоты в русские города, в которых благословлял формировавшиеся там отряды народного ополчения. Поляки посадили патриарха под стражу и заточили в Чудовом монастыре, где он принял мучительную смерть от голода. Патриарх Гермоген причислен к лику святых. См. ГЕРМОГЕН, СВ.

Филарет (1619–1634)

С момента смерти Гермогена (1612) в течение семи лет Русская церковь оставалась без патриарха. В 1619 из польского плена возвратился митрополит Филарет, отец вновь избранного царя Михаила Романова. Михаил возвел своего отца в сан патриарха. Находившийся тогда в столице Иерусалимский патриарх Феофан IV возвел его в сан патриарха Московского. Воцарение Михаила Романова и интронизация патриарха знаменовали восстановление русской государственности. Могущество патриарха при Михаиле Романове достигло небывалой ранее высоты, но именно в этот период согласные действия царя и патриарха, связанных кровными узами, в наиболее полной мере отвечали идеальным представлениям о «симфонии» царства и священства. Как отец царя и фактический его соправитель Филарет именовался «великим государем» и принимал самое деятельное участие в государственных делах. Из польского плена Филарет вынес твердое убеждение о недопустимости унии для Русской церкви и в годы своего патриаршества приложил немало сил для того, чтобы оградить Россию от западных религиозных влияний. Вместе с тем Филарет внимательно следил за развитием богословской литературы в соседних странах и вынашивал планы создания в Москве греко-латинского училища и типографии. Тревожась за то, что приобретенная им неограниченная власть в дальнейшем может быть отождествлена с патриаршим саном и это внесет осложнения во взаимоотношения преемников трона и первосвятительского престола, он сам избрал себе в преемники псковского архиепископа Иоасафа, главной добродетелью которого была «недерзновенная» лояльность по отношению к царю. См. ФИЛАРЕТ.

>Иоасаф (1634–1640)

уже не занимал столь высокого положения, какое принадлежало отцу царя патриарху Филарету, и не носил титула великого государя.

Иосиф (1640–1652)

После Иоасафа патриаршую кафедру занял Иосиф. При нем царь Алексей Михайлович издал Уложение, направленное на снижение роли церковной иерархии и патриарха в государственном управлении. Патриарх со смирением принял документ.

Никон (1652–1666)

Патриаршая власть вновь достигла былого могущества при патриархе Никоне. Родившийся в крестьянской семье Никон (в миру Никита Минов) сделал головокружительную карьеру от сельского священника до главы Русской церкви и «возлюбленника» и «содружебника» царя Алексея Михайловича. Поначалу Никон представлял себе отношение царской и патриаршей власти в общем строе государственной жизни как соправительство двух равноправных сил. Доверяя патриарху, царь предоставил на его полное усмотрение назначение епископов и архимандритов. Воля патриарха была последней инстанцией во всех церковных делах. Монастырский приказ, который ранее ограничивал судебную власть патриарха, при Алексее Михайловиче бездействовал. Во время польско-литовских походов Никон оставался заместителем царя. К нему на подпись поступали важнейшие документы, в которых с согласия царя патриарх именовался, как некогда Филарет, великим государем. Постепенно в отношениях молодого царя и патриарха наметились противоречия, связанные в первую очередь с тем, что Никон попытался поставить патриаршую власть выше царской. Разногласия привели к тому, что Никон самовольно покинул патриарший престол в надежде, что его попросят вернуться. Однако этого не произошло. После долгого периода сомнений и колебаний в 1666 Архиерейский собор, на котором присутствовали Антиохийский и Иерусалимский патриархи, низложил Никона, самовольно покинувшего кафедру, и лишил его архиерейства и священства. Обвинителем на соборе выступил сам Алексей Михайлович. Беспрецедентное в русской истории «состязание» патриарха с царем за первенство во власти привело к тому, что в дальнейшем политика государей была направлена на ограничение власти первосвятителя. Уже Собор 1666–1667 особое внимание уделил взаимоотношениям государственной и духовной властей. Собор постановил, что царь имеет первенство в мирских делах. В удел патриарху отдавалась духовная жизнь государства. Постановление Собора о том, что патриарх не является единовластным управителем церковной организации, а лишь первым среди равных епископов, было продиктовано резко негативным отношением архиереев к попытке Никона вытребовать себе особый статус патриарха как высшей и никому не подсудной инстанции. См. НИКОН.

Иоасаф II (1667–1673).

В завершение Собор избрал нового патриарха, тихого и скромного Иоасафа II. С этого момента патриаршество начинает терять то государственное значение, которое оно имело ранее.

Питирим (1673), Иоаким (1673–1690), Адриан (1690–1700)

занимали патриарший престол после Иоасафа II. Это были патриархи, которые не вмешивались в государственную политику, ставя своей целью сохранить хотя бы некоторые привилегии духовенства, наступление на которые последовательно вела государственная власть. В частности, Иоакиму удалось добиться закрытия монастырского приказа. Патриархи второй половины 17 в. не приветствовали сближения России с Западом и всячески пытались ограничить возраставшее влияние иноземцев на русский быт и культуру. Однако они были уже не в силах реально противостоять власти молодого царя Петра Алексеевича. В начале своего патриаршества последний патриарх Адриан пользовался поддержкой матери царя, Натальи Кирилловны, имевшей, в свою очередь, влияние на сына. После ее смерти в 1694 конфликт патриарха с царем стал неизбежен. Началом их открытого противостояния послужил отказ Адриана насильно постричь в монахини Евдокию Лопухину, первую жену Петра Алексеевича, а его кульминацией – публичное оскорбление царем патриарха, явившегося к нему в качестве заступника за приговоренных к казни стрельцов. Петр с позором изгнал первосвятителя, уничтожив таким образом древний обычай печалования патриарха за осужденных. Последовательно проводя линию на подрыв авторитета и могущества церкви, в 1700 царь распорядился подготовить новое уложение, которое уничтожало все ее привилегии.

Упразднение патриаршества.

После смерти Адриана царь своей волей поставил во главе управления церковью рязанского митрополита Стефана Яворского с титулом местоблюстителя патриаршего престола, фактически упразднив институт патриаршества. Петр рассматривал церковь исключительно как институт правительственный, поэтому власть патриарха он впоследствии заменил Духовной коллегией (Святейший Правительствующий Синод), превратив церковь в один из государственных департаментов, находившихся под неусыпным контролем со стороны монарха. Вплоть до 1917 Св. Синод оставался высшим церковным и правительственным учреждением в России. См. ИОАКИМ.

Восстановление патриаршества в России.

Новая эпоха в истории русского патриаршества началась в 1917. После Февральской революции Св. Синод обратился к архипастырям и пастырям России с посланием, в котором говорилось, что при изменившемся государственном строе «Российская православная Церковь не может уже оставаться при тех порядках, которые отжили свое время». В намеченной реорганизации главным был вопрос о восстановлении древней формы управления церковью. Решением Синода был созван Поместный собор 1917–1918, восстановивший патриаршество. Собор открылся в праздник Успения Богородицы и был наиболее продолжительным в истории Русской церкви.

Тихон (1917–1925)

31 октября 1917 были проведены выборы трех кандидатов на патриарший престол: архиепископа Харьковского Антония (Храповицкого), архиепископа Новгородского Арсения (Стадницкого) и митрополита Московского Тихона (Белавина). 5 ноября 1917 в храме Христа Спасителя после Божественной литургии и молебна старец Зосимовской пустыни Алексий вынул жребий, и было оглашено имя нового патриарха, которым стал митрополит Московский Тихон.

В соответствии с церковными канонами Поместный собор 1917–1918 предоставил патриарху право созывать церковные соборы и председательствовать на них, сноситься с другими автокефальными церквами по вопросам церковной жизни, заботиться о своевременном замещении епископских кафедр и привлекать виновных епископов к церковному суду. Поместный собор принял также документ о правовом положении церкви в системе государства. Однако октябрьская революция 1917 повлекла за собой коренные изменения в отношениях между церковью и новым атеистическим государством Советов. Декретом Совета народных комиссаров церковь была отделена от государства, что было расценено собором как начало гонений на церковь.

Патриарх Тихон занимал святительскую кафедру в тяжелый для Русской православной церкви период. Основным направлением его деятельности стал поиск пути к установлению отношений между церковью и большевистским государством. Тихон отстаивал право церкви оставаться Единой Соборной и Апостольской Церковью, подчеркивая, что она не должна быть ни «белой», ни «красной». Важнейшим документом, направленным на нормализацию положения Русской церкви, стало Воззвание патриарха Тихона от 25 марта 1925, в котором он призвал паству понять, что «судьбы народов от Господа устрояются», и принять приход советской власти как выражение воли Божией.

Несмотря на все усилия патриарха, на церковную иерархию и верующий народ обрушилась невиданная волна репрессий. К началу Второй мировой войны церковная структура по всей стране была почти уничтожена. После смерти Тихона не могло быть и речи о созыве собора для избрания нового патриарха, поскольку церковь существовала на полулегальном положении, а большинство иерархов находилось в ссылках и заключениях.

Сергий (ум. 1944)

Согласно завещанию святителя, управление Церковью принял на себя митрополит Крутицкий Петр (Полянский) в качестве патриаршего местоблюстителя. Затем этот подвиг принял на себя митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский), который называл себя заместителем патриаршего местоблюстителя. Официальный акт передачи ему обязанностей местоблюстителя состоялся лишь в 1936, когда пришло оказавшееся впоследствии ложным известие о кончине митрополита Петра (расстрелян в 1937). Тем не менее в 1941, в первый же день начавшейся войны с фашистской Германией, митрополит Сергий написал послание к своей пастве, в котором благословил верующих на защиту Родины и призвал всех помогать делу обороны страны. Опасность, нависшая над страной, побудила советское государство во главе со Сталиным изменить свою политику по отношению к церкви. Открывались храмы для богослужений, многие священнослужители, включая епископов, были выпущены из лагерей. 4 декабря 1943 Сталин принял у себя патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия, а также митрополитов Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича). В ходе беседы митрополит Сергий сообщил о желании церкви созвать собор для избрания патриарха. Глава правительства заявил, что с его стороны препятствий не будет. Собор епископов состоялся в Москве 8 сентября 1943, а 12 сентября совершилась интронизация новоизбранного патриарха Сергия. См. СЕРГИЙ.

Алексий I (1945–1970)

В 1944 первосвятитель Русской церкви скончался. В 1945 патриархом Московским собор избрал митрополита Алексия (Симанского). На этом же соборе было принято Положение об управлении Русской Православной Церкви, которое окончательно легализовало институт церкви и упорядочило взаимоотношения церкви и советского государства. Во время патриаршества Алексия были восстановлены взаимоотношения Русской православной церкви (РПЦ) с другими автокефальными церквами, возобновлена издательская деятельность Московской патриархии, однако на период его предстоятельства пришелся тяжелый период новых гонений на церковь при Н.С.Хрущеве. См. АЛЕКСИЙ I.

Пимен (1970–1990)

После смерти Алексия (1970) в сан патриарха был возведен митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен. В патриаршество Пимена в 1988 в условиях «перестройки» состоялось празднование 1000-летия крещения Руси. Торжества, посвященные этому событию, приняли общенародный характер и знаменовали наступление новой эпохи в истории Русской церкви, которая после долгого периода прямых и скрытых гонений обрела надежду на свободу. См. ПИМЕН.

Алексий II (1990–2009)

С 1990 предстоятелем РПЦ являлся патриарх Алексий II – пятнадцатый патриарх с начала патриаршества, деятельность которого была направлена на возрождение и упрочение традиций церковной жизни в условиях начавшегося процесса демократизации общества. См. АЛЕКСИЙ II.

Кирилл (2009)

В 2009 решением Поместного Собора предстоятелем РПЦ был избран Местоблюститель Патриаршего престола митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл – шестнадцатый патриарх с начала патриаршества.