Лионская уния 1274 г

Церковная уния

Церко́вная у́ния — объединение двух или более христианских конфессий. Обычно имеется в виду акт объединения Восточной (православной или древневосточной) и Западной (Римско-католической) церквей на условиях признания Восточною церковью католической экклезиологии и догматики (включая папский примат), но при сохранении ею восточного литургического обряда, богослужения на родном языке, отсутствия обета безбрачия для белого духовенства и др. Церкви, образовавшиеся в результате унии, именуются униатскими. Восточно-католические церкви византийского обряда называются грекокатолическими.

Исторический обзор

Полный разрыв между Восточной и Западной церковью произошёл в середине XI века. Раскол усугубился после взятия Константинополя во время так называемого IV крестового похода, участники которого оскверняли христианские святыни, убивали, насиловали и грабили православное население. Несмотря на это, высшие церковные иерархи и императоры предпринимали неоднократные попытки к соединению церквей, при этом каждая сторона по своему понимала возможность и способы такого воссоединения. Римские папы и после разделения церквей не теряли надежды подчинить своей власти Восточную церковь.

Византийские императоры были вынуждены принимать во внимание крайне затруднительное политическое положение Византийской империи, которую ожидал неминуемый крах под ударами турок и крестоносцев. Рассчитывая при содействии пап защитить империю от многочисленных врагов и предохранить её от падения, они изъявляли готовность к соединению церквей. В отличие же от византийских императоров, большинство восточных православных иерархов, как и их паства, выступали против унии в виду неизбежного в случае ее принятия отступления от чистоты апостольской веры и серьезных вероучительных, догматических и канонических отступлений в западной церкви, таких как т.н. филиокве, учения о примате римского папы над другими епископами, учения о непорочном зачатии и др.

Несмотря на сопротивление большей части православного духовенства, значительной части знати и народа, византийские императоры и часть иерархов пошли на заключение в 1274 году Лионской унии (фактически не принятой духовенством и населением Византии), а в 1439 году — Флорентийской унии (осуждённой Иерусалимским 1443 года и Константинопольским собором 1484 года Православной церкви).

После падения Византии папство тщетно пыталось склонить к церковной унии Русское государство.

Наиболее значительные из церковных уний, приведших к образованию новых восточно-католических церквей:

  • Уния с Ассирийской церковью Востока 1553 года (Халдейская католическая церковь)
  • Брестская уния 1596 года между частью православного (митрополия Киевская, Галицкая и всея Руси в юрисдикции Константинопольского патриархата) западнорусского населения Речи Посполитой и папством: Русская Униатская Церковь
  • Уния с Эфиопской церковью 1622 года: Эфиопская католическая церковь
  • Ужгородская уния 1646 года для православного населения Закарпатья, которая в 1699 была распространена на православное население Трансильвании (современная Румыния): Русинская, Словацкая и Румынская грекокатолические церкви)
  • В 1664 году была заключена уния в Мукачево, присоединившая к греко-католической церкви православное население Закарпатья и венгерской епархии Хайдудорог.
  • Уния с частью сиро-яковитов 1677 года (Сирийская католическая церковь)
  • В 1713 году была заключена уния в Марамуреше (ныне Румыния). К 1721 году все православные священники Закарпатья признали унию.
  • Уния с Антиохийской православной церковью 1729 года: Мелькитская католическая церковь)
  • Уния с частью коптов 1741 года: Коптская католическая церковь
  • Уния с частью армян 1742 года: Армянская католическая церковь

Полоцкий собор 1839 года и обращение в православие в 1875 году Холмской епархии полностью ликвидировали униатскую организацию в России.

После Второй мировой войны под давлением советских властей и прокоммунистических режимов Восточной Европы, с целью перекрытия мощного канала западного влияния на население церкви, некоторые из грекокатолических церквей подверглись репрессиям и были запрещены. Было объявлено о расторжении уний:

  • Брестская уния в 1946 году;
  • Ужгородская уния в 1948 году (Трансильвания), в 1949 году (Закарпатье, СССР) и в 1950 году (Чехословакия).

Вплоть до 1968 года в Чехословакии и до 1990 года в СССР грекокатолические церкви были запрещены, а грекокатолические общины существовали только подпольно. В то же время приходы запрещённых в социалистических странах церквей существовали в США и других странах среди эмигрантской диаспоры. После 1990 года в СССР, а затем в образовавшихся после его распада независимых государствах (в первую очередь на Украине и в Белоруссии), грекокатолики ведут свободную деятельность.

Литература

  • Уния церковная // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Волконский А. М. Католичество и Священное Предание Востока. — Париж, 1933.
  • Москалик Я. Концепція Церкви митрополита Андрея Шептицького. Львів, 1997.
  • Senyk S. The Ukrainian Church and Latinization // Orientalia Christiana Periodica. 1990. Vol. 56. P. 165—187.
  • Сенык София. Брестская уния: подведение итогов // 400 лет Брестской церковной унии (1596—1996): Критическая переоценка. М., 1998. С. 13-28.

Ссылки

  • Униатство: богословские аспекты Автореферат работы, представленной архиепископом Львовским и Галицким Августином (Маркевичем) в Московскую духовную академию на соискание ученой степени кандидата богословия.

Церковные унии

Церковные унии — акты объединения Восточной (православной) и Западной (Римско-католической) церквей на условиях признания Восточною церковью главенства римского папы, но при сохранении ею византийского обряда и богослужения на традиционном языке.

Начиная с XIII века заключения церковной унии добивались не только римские папы, стремившиеся таким образом подчинить своей власти православную церковь, но и византийские императоры, которые рассчитывали на помощь папства в борьбе против многочисленных врагов Византии, прежде всего против сельджуков.

Несмотря на сопротивление большей части православного духовенства, византийские императоры пошли на заключение в 1274 Лионской унии (фактически не принятой в Византии ни духовенством, ни населением и осуждённой Константинопольским собором 1285), в 1439 – Флорентийской унии (отвергнутой Иерусалимским 1443 собором православной церкви).

После падения Византии папство тщетно пыталось склонить к церковной унии Русское государство.

Более успешными для Рима оказались другие унии:

* Брестская уния 1596 с Речью Посполитой для украинцев и белорусов, проживающих на её территории,

* Ужгородская уния 1649 с Венгрией для православного населения Закарпатья и современной Словакии, которая в 1699 была распространена на православное население Трансильвании (современная Румыния).

Церковные унии были расторгнуты в одностороннем порядке после Второй Мировой войны под давлением советских властей и прокоммунистических режимов Восточной Европы, с целью перекрытия мощного канала западного влияния на население:

* Брестская уния — в 1946;

* Ужгородская уния — в 1948 (Трансильвания), 1949 (Закарпатье, СССР) и 1950 (Чехословакия).

В СССР Украинская Греко-Католическая Церковь, созданная в результате Брестской унии, подверглась репрессиям и была запрещена до 1990 года.

Источник: Католическая энциклопедия на Gufo.me

Председатель Московского отделения «Союза русского народа», руководитель издательства «Русская идея» МИХАИЛ НАЗАРОВ: «Большинство прихожан и клириков РПЦ МП примет унию с католиками в духе давно насаждаемого сергианского варианта папизма»
«Портал-Credo.Ru»: Михаил Викторович, как Вы могли бы прокомментироватьсведения о заключении так называемой «Критской унии» между представителями официальных Православных и Католической Церквей?
Михаил Назаров: Это вполне достоверный факт. Критский документ подписал не только так называемый «Вселенский», Константинопольский патриархат, где уже давно высшее духовенство зависит от США и связано с масонством. Все более энергичные устремления к сближению с католиками мы наблюдаем и со стороны Московского патриархата при его новом первоиерархе. Тут и совместные богослужения, и фактически осуществляемая уния в Русской духовной семинарии РПЦ МП в Париже, и громкие заявления о «церковном единстве» как близкой цели…
Хотя нужно отметить, что основа для этого была заложена еще полвека назад деятельностью митрополита Никодима (Ротова). В частности, по его инициативе было принято Определение Священного Синода Русской Православной Церкви от 16 декабря 1969 г. о допущении католиков к таинствам в РПЦ МП – оно опубликовано в январском номере «Журнала Московской патриархии» за 1970 год. А в майском номере затем опубликовано «Разъяснение» митрополита Никодима к этому документу, которое гласит, что «Русской Православной Церкви надлежит проявлять пастырскую заботу и преподавать нуждающимся духовное утешение и Святые Таинства…, что Православная и Римско-Католическая Церкви имеют одинаковое учение о Святых Таинствах и взаимно признают действенность этих таинств, совершаемых в них».
Взаимное признание таинств – это главное условие для унии, и оно уже имеется. Ибо эти документы никогда не дезавуировались, хотя их применение Определением Синода 1986 г. было отложено. Отложено – но не отменено. И сейчас, похоже, толкачи унии считают, что настало самое подходящее время реанимировать достигнутое и оформить в новом виде. Тем более, что и политические власти РФ к этому подталкивают в своих личных целях вхождения в «мировую элиту». Я бы даже сказал, что инициатива и такая спешка в данном вопросе больше диктуется светскими правителями, а патриархийное руководство услужливо стремится отхватить свой кусок пирога и повысить «государственный статус Церкви».
— Каковы могут быть последствия подобного сближения между иерархами Московской патриархии и Ватиканом?
– Отказ от истинно-православной оценки форсируемой глобализации, Нового мирового порядка – то есть надвигающегося царства антихриста. Ведь комиссия Ватикана по диалогу с иудаизмом уже договорилась до того, что иудеи остаются богоизбранными и после отвержения Христа, что они не нуждаются в крещении для спасения, и что католики ждут вместе с ними одного и того же мессию… Можно предположить, что в результате унии подобное учение будет насаждаться и в православных Церквах, а православное учение об антихристе будет считаться «экстремизмом» и «преследоваться по закону». Уже и сейчас известны обвинения прокуратуры, ее экспертизы и даже судебные приговоры со схожими признаками. Назову лишь дело Мозжегорова в Армавире, Шестаковой в Тюмени, Душенова в Петербурге.
— Следует ли ожидать активного протеста со стороны верующих Московской патриархии в связи с активизацией сближения с католиками?
– Наиболее благочестивая часть верующих, конечно, будет собирать подписи под письмами протеста, устраивать молитвенные стояния, сокрушаться, избегать униатского духовенства и искать «не сломившееся». А уж как «несломившееся» будет ухитряться обставаться благочестивым в униатской структуре – не берусь прогнозировать. Скорее всего, большинство прихожан и клириков РПЦ МП примет эту унию в духе давно насаждаемого сергианского варианта папизма: «Святейшему трудно; он, спасая Церковь, берет грех на себя, а старцы всё отмолят». К тому же, унию постараются подать в красивой упаковке: будут говорить и «о мировом признании возросшей роли Православия», и о необходимости «совместного христианского отпора безбожным тенденциям современности» и даже злому «мусульманскому экстремизму». Все унии в истории подавались народу в подобной упаковке: необходимость защиты Византии от магометан в XV веке, получение равноправия от польских властей в конце XVI века (Брестская уния). И, конечно, такие блестящие пропагандисты официального папизма, как отец Кураев, смогут еще более ярко проявить всё свое оборонно-патриотическое красноречие. «Русская линия» будет гнуть линию примерно в таком духе: «Да вы всё не так поняли, братья и сестры, это понарошку, для внешних… Ни одним догматом Православия святейший не поступился, зато сколько выгод для России: политических, оборонных, экономических… Не слушайте агентов ЦРУ, стремящихся захватить власть в Церкви…».
Должен сказать, что считаю желательным союз всех благочестивых христиан для отпора богоборческим антихристианским силам, и прежде всего – для отпора самой главной, строящей царство антихриста. Но союз этот для нас может быть только общественно-политическим, а не церковно-организационным или религиозным единством. В таком союзе сопротивления царству антихриста есть место и мусульманам, которые тоже имеют о нем понятие. Однако первоиерарх РПЦ МП Кирилл в недавней январской проповеди говорит о «восстановлении единой Вселенской Церкви», а его правая рука Иларион подчеркивает: «Единое целое, единая структура…».

Беседовал Олег Филатчев

Церко́вная у́ния — акт объединения Восточной (православной или древневосточной) и Западной (Римско-католической) церквей на условиях признания Восточною церковью католической экклезиологии и догматики (включая папский примат), но при сохранении ею восточного литургического обряда. Церкви, образовавшиеся в результате унии, именуются Восточно-католическими. Восточно-католические церкви византийского обряда называются грекокатолическими (в православных источниках также именуются униатскими).

Начиная с XIII века заключения церковной унии добивались не только римские папы, но и византийские императоры, которые рассчитывали на помощь папства в борьбе против многочисленных врагов Византии, прежде всего против сельджуков.

Несмотря на сопротивление большей части православного духовенства, византийские императоры пошли на заключение в 1274 Лионской унии (фактически не принятой в Византии ни духовенством, ни населением и осуждённой Константинопольским собором 1285), в 1439 — Флорентийской унии (отвергнутой Иерусалимским 1443 собором православной церкви).

После падения Византии папство тщетно пыталось склонить к церковной унии Русское государство.

Наиболее значительные из церковных уний, приведших к образованию новых восточно-католических церквей:

  • Уния с Ассирийской церковью Востока 1553 год (Халдейская католическая церковь)
  • Брестская уния 1596 года в Речи Посполитой для украинцев и белорусов, проживающих на её территории (Украинская и Белорусская грекокатолические церкви)
  • Уния с Эфиопской церковью 1622 года (Эфиопская католическая церковь)
  • Ужгородская уния 1649 года для православного населения Закарпатья и современной Словакии, которая в 1699 была распространена на православное население Трансильвании, современная Румыния (Русинская, Словацкая и Румынская грекокатолические церкви))
  • В 1664 году была заключена уния в Мукачево, присоединившая к греко-католической церкви православное население Закарпатья и венгерской епархии Хайдудорог.
  • Уния с частью сиро-яковитов 1677 года (Сирийская католическая церковь)
  • В 1713 году была заключена уния в Марамуреше (ныне Румыния). К 1721 году все православные священники Закарпатья признали унию.
  • Уния с Антиохийской православной церковью 1729 года (Мелькитская католическая церковь)
  • Уния с частью коптов 1741 года (Коптская католическая церковь)
  • Уния с частью армян 1742 года (Армянская католическая церковь)

После Второй мировой войны под давлением советских властей и прокоммунистических режимов Восточной Европы, с целью перекрытия мощного канала западного влияния на население церкви, некоторые из грекокатолических церквей подверглись репрессиям и были запрещёны. Было объявлено о расторжении уний:

  • Брестская уния — в 1946;
  • Ужгородская уния — в 1948 (Трансильвания), 1949 (Закарпатье, СССР) и 1950 (Чехословакия).

Вплоть до 1968 года в Чехословакии и до 1990 года в СССР грекокатолические церкви были запрещены, а грекокатолические общины существовали только подпольно. В то же время приходы запрещённых в социалистических странах церквей существовали в США и других странах среди эмигрантской диаспоры. После 1990 года в СССР, а затем в образовавшихся после его распада независимых государствах (в первую очередь на Украине и в Белоруссии), греко-католики ведут свободную деятельность.

> См. также

  • Греко-католики
  • Брестская уния (1596)
  • Украинская грекокатолическая церковь
  • Белорусская грекокатолическая церковь

> Литература

  • Уния церковная // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Униатство: богословские аспекты Автореферат работы, представленной архиепископом Львовским и Галицким Августином (Маркевичем) в Московскую духовную академию на соискание ученой степени кандидата богословия.

Лионская уния

Папы второй половины XIII века в своей восточной политике не желали повторения четвертого Крестового похода, который, как известно, не решил столь важного для папы вопроса о греческой схизме и снял с ближайшей очереди другой важный для папы вопрос о крестовом походе во Святую Землю. Папам казалось гораздо привлекательнее и реальнее заключение мирной унии с греками, которая положила бы конец давнишней схизме и вселила бы надежду на возможность осуществить совместный греко-латинский поход на освобождение Иерусалима. Обратное завоевание греками Константинополя в 1261 г. произвело на папу удручающее впечатление. Папские воззвания отправлены были к различным государям с просьбой спасти латинское детище на Востоке. Однако, и в данном случае папские интересы находились в зависимости от итальянских отношений курии: папы не желали, например, действовать на Востоке при помощи ненавистных им Гогенштауфенов в лице Манфреда. Но, так как владычество последних в Южной Италии было уничтожено приглашенным папами Карлом Анжуйским, который, как известно, сразу открыл наступательную политику против Византии, то для папства возможное завоевание Константинополя этим католическим королем казалось менее приемлемым, чем та же мирная уния, так как возросшая вследствие завоевания Восточной империи мощь Карла едва ли бы нанесла меньший ущерб мировому положению папства, чем нанесло бы владычество Гогенштауфенов в Византии. Интересно, что первая уния, заключения Михаилом Палеологом в Лионе, создалась не под давлением восточной турецкой опасности, а под угрозой наступательной политики Карла Анжуйского.

Во взглядах восточного императора на унию со времени Комнинов произошло большое изменение. При Комнинах, особенно в эпоху Мануила, императоры искали унии не только под давлением внешней турецкой опасности, но и в надежде при помощи папы получить господство над Западом, т.е. осуществить совершенно для того времени уже неосуществимый план восстановления единой прежней Римской империи; в этом своем стремлении императоры столкнулись с аналогичными стремлениями пап также достичь полноты власти на Западе, так что уния, в конце концов, не состоялась. Первый Палеолог выступал в своих переговорах об унии уже с гораздо более скромными притязаниями. Дело шло уже не о распространении Византийского государства на Западе, а о защите этого государства, при помощи папы, против Запада в лице грозного Карла Анжуйского. Папская курия на эти условия шла охотно, понимая, что церковное подчинение Византии Риму в данных обстоятельствах, в случае успешного удаления от последней сицилийской опасности, должно было повлечь за собой и род светского протектората Рима над Константинополем. Но возможность подобного усиления светской власти папы должна была встретить определенное сопротивление среди западноевропейских государей, которое папе нужно было бы преодолеть. В свою очередь, восточный император на пути сближения с Римской церковью встречал упорную оппозицию среди греческого духовенства, остававшегося в громадном большинстве верным заветам восточного православия. Папа Григорий X, по словам Нордена, «влиял на сицилийского короля духовными доводами, Палеолог же на своих прелатов – политическими аргументами».

Для целей Михаила VIII было в высшей степени важно, что один из выдающихся представителей Греческой церкви, «муж умный, – по словам Григоры, – питомец красноречия и науки», будущий патриарх Иоанн Векк, бывший раньше противником унии и заключенный за это императором в темницу, сделался за время заключения сторонником унии и ярым пособником императора в деле его сближения с Римом.

Собор был назначен на 1274 год во французском городе Лионе, куда Михаил отправил торжественное посольство во главе с бывшим патриархом Германом, давним другом императора, и известным государственным деятелем и историком Георгием Акрополитом. Со стороны Римской церкви на соборе должен был играть руководящую роль не кто иной, как сам знаменитый представитель средневековой католической учености Фома Аквинский, умерший, однако, на пути в Лион. Его заменил на соборе не менее блестящий представитель западной церковной науки кардинал Бонавентура. На соборе присутствовал также монгольский епископ. Автор жития св. Бонавентуры Петр Галезиний (Pietro Galesino) в XVI веке и некоторые другие авторы XV века утверждали, что по приглашению папы император Михаил Палеолог сам отправился вЛион, чтобы присутствовать на соборе. Это утверждение источников было отмечено, проанализировано и отвергнуто Львом Алляцием в XVII веке.

Уния в Лионе была заключена на условии признания восточным императором догмата filioque, опресноков и папского главенства, в чем от имени Михаила поклялся Георгий Акрополит. Кроме того, Михаил выразил папе готовность помочь войском, деньгами и продовольствием в предполагаемом совместном крестовом походе на освобождение Святой Земли, но под условием установления мира с Карлом Анжуйским, чтобы император мог направить свои силы на Восток, не боясь получить удара с Запада.

Уния не дала желаемых результатов ни для одной, ни для другой стороны. Как и следовало ожидать, Михаил встретил упорное сопротивление к введению унии со стороны громадного большинства греческого населения. Направленный против унии, против Михаила Палеолога и Иоанна Векка собор был созван в Фессалии. Затем, идея крестового похода не могла быть особенно приятной для императора, не способного забыть о последствиях четвертого Крестового похода. Дополнительной трудностью было то, что Михаил был в дружеских отношениях с египетским султаном, убежденным противником латинян Сирии.

С 1274 по 1280 годы пять папских посольств прибыли в Константинополь для подтверждения унии. Однако, в 1281 году новый папа, француз Мартин IV, ставленник Карла Анжуйского на папском троне, разорвал унию и полностью поддержал агрессивные планы Карла против Византии. Михаил же считал самого себя связанным обязательствами по Лионской унии до дня своей смерти.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Влияние Лионской унии на церковные реформы Киевской митрополии (1274 г. ) Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

УДК 94(100)»05/…» + 94(47).03

Левинская Яна Владиславовна

магистрант II курса департамента «Исторический факультет» Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н.

Ельцина, Екатеринбург, Россия, e-mail: levinskayana@mail.ru

ВЛИЯНИЕ ЛИОНСКОЙ УНИИ НА ЦЕРКОВНЫЕ РЕФОРМЫ КИЕВСКОЙ МИТРОПОЛИИ (1274 г.)

Iana V. Levinskaia

2-nd year Graduate student Department «Faculty of History»

THE INFLUENCE OF THE LION UNION ON THE CHURCH REFORMS OF THE METROPOLIS OF KIEV (1274)

Аннотация. Статья посвящена проблеме развития Русской православной церкви в XIII столетии в контексте униатской политики византийского императора Михаила VIII Палеолога. В исследовании предпринимается попытка комплексного анализа причин проведения церковных реформ на Владимирском соборе 1274 г. В результате работы выявлена связь между заключением Лионской унии и ответной реакцией митрополита Кирилла на церковную политику первого Палеолога.

Ключевые слова: Лионская уния, собор во Владимире 1274 г., Михаил VIII Палеолог, митрополит Кирилл.

Keywords: the Lion Union, Vladimir’s Sobor 1274, Michael VIII Palaiologos, metropolitan Kirill.

XIII столетие оставило неизгладимый след в истории Руси. Не только завоевание монголов сформировало политический и религиозный вектор деятельности русских князей и митрополитов, но и обстановка в других государствах. Одним из таких государств являлась Византийская империя, претерпевшая крах в начале XIII столетия в результате взятия Константинополя крестоносцами. В 1261 г. Византийская империя была восстановлена под эгидой основателя династии Палеологов — Михаила VIII, политика которого не могла не вызвать реакции на Руси. Византия долгое время оставалась для

© Левинская Я.В., 2017

Руси и союзником, и противником, в зависимости от политического курса князей и василевсов, что, несмотря на характер взаимоотношений, свидетельствовало о тесной связи между двумя государствами. Особенно это проявлялось в церковной сфере. В данной статье речь и пойдет об одном из таких событий — заключении Лионской унии между католической и православной церквами во время правления Михаила VIII Палеолога, что, на наш взгляд, вызвало реакцию в Русской православной церкви.

Первый Палеолог вошел в историю как василевс, возродивший Византийскую империю, однако его правление было насыщено разными событиями, что вызывало противоречивые оценки интеллектуалов, в том числе высших кругов духовенства. Во-первых, это ослепление законного наследника престола Иоанна IV Ласкариса с целью единоличного правления, во-вторых, заключение Лионской унии с католической церковью. Оба события вызвали резонанс в среде византийского духовенства. Решительность в заключении унии стало клеймом в деятельности императора в восприятии современников. Лишение отца достойного погребения по инициативе Андроника II («Сын же его, император Андроник, не удостоил отца не то что приличиствующего царям погребения, но даже и такого, какого предоставляют ремесленникам или земледельцам. <…> Виной тому было нарушение правого учения церкви» ) — лакмус, демонстрирующий негативное отношение к Михаилу VIII Палеологу как стороннику унии.

Второй Лионский церковный собор был созван в 1274 г. папой Григорием X. Греческая делегация приняла условия папства: признала верховенство папы, символ веры filioque; литургию не квасным хлебом, а опресноками; необходимость убрать из Евхаристии анафору; учение о чистилище и др. . Причины согласия Михаила VIII Палеолога заключить унию сводились к необходимости защитить государство от внешней угрозы, олицетворяющей деятельность Карла Анжуйского. Потенциальная поддержка папы (вследствие заключения унии) — рычаг, способный остановить надвигающуюся опасность. Однако византийским духовенством и обществом уния принята не была.

В это же время, в 1274 г., на Руси во Владимире митрополитом Кириллом был созван собор, результатом чего явилось принятие Сербской Кормчей и ряда установлений против нестроений. Так, собор осудил симонию и сребролюбие клира, беспорядки во время литургии, пьянство в среде духовенства, безнравственное веселье народа, а также обливание при обряде крещения . В историографии нет единого мнения о датировке собора (например, Я.Н. Щапов датирует собор 1273 г.), но большинство ученых считают, что собор был созван именно в 1274 г., чего придерживаемся и мы. Говоря о причинах созыва собора, выделяют целый их комплекс, однако традиционно полагают, что главная причина крылась в татаро-монгольской угрозе. Исследователи с целью подтверждения данного тезиса ссылаются на «Слова» Серапиона (сподвижника митрополита Кирилла), которые были озвучены на соборе. Пять «Слов» проповедника так или иначе были посвящены татаро-монгольской угрозе . Однако наряду с этим историки отмечают в качестве предпосылок междоусобицу на Руси и заключение унии двух Церквей в Лионе. Мы склонны полагать, что именно Лионская уния стала основным импульсом созыва собора. Прежде чем аргументировать нашу точку зрения, отметим, что собор был своеобразным подведением итога деятельности митрополита Кирилла , и весь комплекс назревших проблем имел место в качестве причин его созыва. Рано или поздно собор был бы созван, однако мы сосредоточиваем внимание на том, что заключение Лионской унии -катализатор данного события в церковной жизни Руси.

Во-первых, главный результат Владимирского собора — принятие Сербской Кормчей (преимущественно с толкованиями Аристина). Здесь стоит отметить, что еще в домонгольской Руси был распространен номоканон славянского перевода . Известно, что митрополит Кирилл во время своего служения обращается к болгарскому князю Иакову Святославу с просьбой прислать ему на Русь Кормчую св. Саввы, список которой был выслан в начале 60-х гг. XIII столетия . Главный вопрос, таким образом, который становится перед нами, заключается в причинах утверждения

Сербской Кормчей именно в 1274 г., а не ранее. Что именно послужило толчком столь оперативного принятия номоканона, и чем это было вызвано? Для того чтобы ответить на поставленный вопрос, нужно сосредоточить внимание на принципиальном отличии Кормчей книги св. Саввы от других номоканонов, действующих ранее на Руси.

Первое, это стремление св. Саввы отбросить все источники теории цезарепапизма , т.е. стремление к снижению роли власти императора в церковной сфере. Отметим, что василевсы в Византии обладали особым правом в регулировании церковной деятельности, по сербскому же номоканону власть гражданского правителя ограничивалась. Для митрополита Кирилла фактическое обесценивание роли василевса на церковном поприще было особенно важным в связи с новыми униатскими веяниями в Византии, вследствие инициатив Михаила VIII Палеолога.

Второе, это преимущественное обращение Саввы Сербского к толкованиям Аристина, а не Зонары и Вальсамона. Стоит отметить, что толкование Аристина являлось более кратким и сдержанным в сравнении с толкованиями двух других канонистов . Толкователь обходил стороной вопросы, связанные с церковной иерархией. Во-первых, комментируя Синопсис, Аристин стремился к уравниванию полномочий Римской и Константинопольской кафедр (в отличие от Зонары и Вальсамона) . Тенденция к тождеству авторитета кафедр, обозначенная в толкованиях, выглядела особенно актуальной для Русской православной церкви в период ее зависимости от Константинопольского патриархата. Во-вторых, толкования Аристина по вопросу значимости церковных постановлений являлись наиболее гибкими по отношению к Поместным соборам , несмотря на то, что правовые определения Поместных соборов, согласно предшествующим номоканонам, не включались в основной канонический кодекс Церкви . На наш взгляд, принятие Кормчей на Руси с преимущественной долей

толкований Аристина представлялось наиболее выгодным, поскольку данный шаг мог обеспечить относительную независимость Русской православной церкви от решений Константинопольского патриархата. Отметим, что толкования двух других канонистов Зонары и Вальсамона были направлены на подчеркивание иерархичности постановлений соборов, Аристин же, единственный из канонистов, не сосредоточивал на этом столь острого внимания. Митрополит Кирилл, таким образом, выступая инициатором принятия номоканона на Руси, предпринимает шаг к защите Русской православной церкви от решений Константинопольского патриархата.

Во-вторых, установления Владимирского собора 1274 г. способствовали не только ужесточению церковной дисциплины (см. выше), но и стремлению ограничения языческих обрядов и ересей. Поскольку православная церковь испытывала тяжелые времена, что было связано с комплексом причин, митрополит Кирилл стремился обезопасить Церковь и государство от ересей и расколов, введя единые установления. Отметим, что данная политика могла быть вызвана не только татаро-монгольским господством, но и реакцией византийского социума на униатскую политику Михаила VIII Палеолога, вследствие чего в обществе произошел внутренний церковный раскол («Разделение увеличивалось с каждым днем. <…> Как больной желудком, подвергаясь сверх того новой болезни, вдвойне страдает и чувствует, что первая болезнь, от столкновения с другою, еще более усиливается <…>: так точно было тогда и с Божиею церковью» ; «Рассеянные и блуждающие <… > одни называли себя приверженцами патриарха Арсения <…> другие — Иосифа; третьи же говорили еще иначе» ). Стоит обратить внимание и на тот факт, что митрополит не предпринимал очевидных шагов к защите государства от еретических течений до 1274 г. Поэтому мы делаем вывод, что заключение Лионской унии — катализатор созыва собора во Владимире. Более того, толкования Аристина, использованные в Сербской

Кормчей, иллюстрируют пример строгого и непримиримого отношения к еретикам, в сравнении с отношением к ним других канонистов — Зонары и Вальсомона. Аристин, говоря об еретиках, настаивает на предании их анафеме, два других канониста допускают добровольное признание своих ошибок еретиками .

И, наконец, в-третьих, на чем мы должны заострить внимание -отношение митрополита Кирилла к латинскому христианству. Ведь только в случае его комплексной антилатинской деятельности гипотеза о том, что заключение Лионской унии послужило импульсом к проведению церковных реформ, имеет право на существование. Действительно, во время пребывания в сане митрополита Кирилл совершал поездки в Новгородскую землю, где Александром Ярославичем (Невским) велась борьба с латинскими крестоносцами, таким образом, священнослужитель не только выражал решительное тяготение к Руси Северной, но и стремился поддержать Новгородского князя в его политике . С Галицким же князем Даниилом Романовичем у Кирилла отношения испортились ввиду стремления князя сделать ставку на союз с Западом в борьбе за свою независимость от татаро-монгольской власти . Митрополит Кирилл, несмотря на то, что долгое время являлся ставленником Даниила Романовича, в ответ на пролатинскую политику Галицкого князя старался упрочить свои позиции во Владимирской и Новгородской землях. Таким образом, можно сделать вывод об антилатинской деятельности митрополита на протяжении его служения, о чем свидетельствуют прежде всего размолвка с Галицким князем Даниилом Романовичем и стремление оказать поддержку Александру Невскому.

Подводя итог, обозначим, что заключение Лионской унии в Константинополе действительно могло послужить импульсом к созыву собора во Владимире в 1274 г. Конечно, это не отменяет весь комплекс назревших причин, в том числе факта татаро-монгольского господства, однако

церковная политика Михаила VIII Палеолога, на наш взгляд, явилась катализатором принятия оперативных мер в Русской православной церкви с целью ее защиты от униатских веяний. Отметим и то, что ордынская угроза не была единственной причиной созыва собора в 1274 г., поскольку митрополит Кирилл являлся сторонником ведения дружественных отношений с ордынцами (особенно после активного сотрудничества с Александром Невским). Более того, факт содействия хану Менгу-Темиру в организации посольства в Константинополь к Михаилу VIII Палеологу в 1279 г. свидетельствует в пользу сотрудничества Русской православной церкви с ордынским ханством. Ряд мер в церковной сфере, предпринятых ханом Менгу-Темиром (освобождение Церкви от уплаты дани и т.п.) иллюстрируют терпимые отношения между иноземцами и Церковью. Конечно, лояльная политика к ордынцам, навеянная курсом Александра Невского, не отменяла негативного к ним отношения, но вряд ли могла являться основной причиной созыва Церковного собора. Мы полагаем, что обстановка в Византийской империи оказывала большее влияние на проведение реформ в Русской православной церкви в XIII столетии.

Список литературы

1. Григора Никифор. История Ромеев. Т. 1. СПб.: Квадривиум, 2013. 438 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Дворкин А.П. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви: Курс лекций . Н. Новгород, 2005 // Седмицами. URL: https://www.sedmitza.ru/lib/text/434637 (дата обращения: 01.02.2017).

3. Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. 1. М.: Терра, 1997. 681 с.

4. Кириллин В.М. Идейно-содержательная специфика «Слов» святителя Серапиона Владимирского // Научный богословский портал Богослов.RU. URL: http://www.bogoslov.ru/es/text/434695.html#_ftn13 (дата обращения: 01.02.2017)

5. Красножен М.Е. Толкователи канонического кодекса Восточной церкви: Аристин, Зонара и Вальсамон. Юрьев: Типография К. Маттисена. 1911. 287 с.

6. Пахимер Георгий. История о Михаиле и Андронике Палеологах. СПб.: Типография Департамента уделов, 1862. 546 с.

7. Соколов Р.А. Русская церковь во второй половине XIII — первой половине XIV в. СПб.: Изд-во С-Петерб. ун-та, 2010. 232 с.

8. Субботич М. Святой Савва и славянство // Вестник Череповецкого государственного университета. 2014. № 5 (58). С. 36-44.

9. Цыпин В.А. Церковное право // «Азбука веры». URL: https://azbyka.ru/otechnik/Vladislav_Tsypin/tserkovnoe-pravo/ (дата обращения: 01.02.2017).