Матушка сепфора клыково

Старица Сепфора

Сепфора

Имя в миру

Дарья Николаевна Шнякина (Сенякина)

Родилась

19 марта 1896
село Глухово, Гавриловский уезд, Тамбовская губерния

Умерла

13 мая 1997 (101 год)
Клыково

Почитается

Русской Православной церковью

В лике

святой

День памяти

13 мая

Подвижничество

старица

Старица Сепфора (в миру Дарья Николаевна Шнякина (Сенякина); 19 марта 1896, с. Глухово, Гавриловский уезд, Тамбовская губерния, Российская империя — 13 мая 1997, Клыково, Калужская область, Россия) — старица Русской православной церкви.

Жизнеописание

Родилась в 1896 году в селе Глухово Гавриловского уезда Тамбовской губернии (ныне Гавриловский район, Тамбовская область) в многодетной крестьянской семье Николая и Матроны Сенякиных. Дочку назвали Дарьей. Из 13 детей Сенякиных выжило трое: Дарья и два её брата. Один впоследствии был убит на войне (1914), второй — в начале 1930-х во время раскулачивания. После смерти отца в 1916 году Дарья вышла замуж за односельчанина Дмитрия Шнякина. У них родились две дочери — Александра (в 1917) и Параскева (в 1922), и сын, который умер в младенчестве. В 1933 году их раскулачили: избу разобрали, жить стало негде. Незадолго до этого муж Дмитрий уехал на заработки в Болохово. Дарья с детьми переехала к нему и там они жили до Великой Отечественной войны. В 1950 муж умер и семья переехала в посёлок Киреевск.

Как рассказывала сама Дарья, однажды во время уединённой молитвы ей было видение: ангелы совершили над ней обряд монашеского пострижения. Приехав на исповедь в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру, она рассказала об этом чудном видении. Здесь же 20 октября 1967 года был совершён её постриг в мантию (в возрасте 71 год) с наречением имени Досифея.

Матушка Досифея поселилась в Сергиевом Посаде у дочери Александры, но она часто уезжала в Киреевск. Многие люди часто обращались за советом к монахине Досифее. В декабре 1989 года митрополит Тульский и Белёвский Серапион постриг монахиню Досифею в схиму с именем Сепфоры. В Рождественский сочельник 1996 года схимонахиня Сепфора переехала из Киреевска в Клыково. Старица выходила из своей кельи только в храм. К ней приезжали оптинские иноки, шамординские монахини и послушницы, страждущие со всей России.

Умерла Сепфора 13 мая 1997 года. Похоронена в Спаса Нерукотворного пустыни возле алтаря Никольского придела храма Спаса Нерукотворенного.

Примечания

  1. Девятова С. В. Православные старцы XX века. Том 1—5. — М.: Святогор, 2010. — Т. 2. — 146 с.
  2. Девятова С. В. Православные подвижницы двадцатого столетия. — М.: Артос-Медиа, 2009. — С. 271—274. — 315 с.
  3. Схимонахиня Сепфора. Храм Благовещения Пресвятой Богородицы. Дата обращения 27 апреля 2018.

Ссылки

  • Житие схимонахини Сепфоры Клыковской. ВикиЧтения. Дата обращения 26 марта 2018.
  • Монах Лазарь (Клыково). Матушка (2004). Дата обращения 26 марта 2018.

Русь-Фронт

Матушка Сепфора (в миру — Дарья Николаевна Шнякина, урожденная Сенякина, 1896-1997) прожила в Спасовой пустыни всего около полутора лет, окормляя братию и паломников, но сколько всего произошло за это время…

Насельники монастыря были свидетелями многому: и исцелениям, и точным исполнениям ее предсказаний, и чудесам!

Перед вами свидетельства наших современников о событиях, выходящих из ряда обычных. Все они происходили с реальными людьми в реальное время.

А подтверждение подлинности этих маленьких историй вы найдёте в монастыре Спаса Нерукотворного пустынь, что в селе Клыково, неподалёку от Оптиной пустыни. Там находится прекрасный собор Спаса Нерукотворного, а рядом с Никольским пределом — могила праведницы, прозорливой старицы схимонахини Сепфоры, её келья, а ещё архив с документами — свидетельствами, в которых кроме сути происшедшего содержатся подлинные имена и адреса.

И ЗАЖИЛИ В ДОМЕ ПО-НОВОМУ

Тамара Александровна Терёшкина живёт в Орехово-Зуево. Один Бог знает, отчего именно с ней приключилась такая беда. Страдает она от тяжкого духовного недуга – беснования. У Преподобного Сергия Радонежского билась в рыданиях, пока не приложилась к мощам. Тотчас и слёзы высохли, и тишина в душу сошла. То же случилось с ней и у Блаженной Матроны Московской. А однажды вместе с паломниками приехала в Клыково. Подошла со всеми к могиле, поклонилась. И, стоя на коленях, слёзно попросила помощи у матушки Сепфоры. Потом приблизилась ко кресту, и тотчас забилась в истерике. От неожиданности все, кто рядом стоял, так и отпрянули. Жуткое завывание продолжалось несколько минут, а потом рекой хлынули слёзы, после чего и наступило облегчение.

Уезжая, взяла с могилы песочек. А дома разделила его на три части и разложила в мешочки. Один положила под подушку дочери, другой – мужу. В ту зиму 2003-04 годов песочек с могилы схимонахини Сепфоры принёс исцеление и дочке, долгое время страдавшей от головных болей, и мужу. Близость святыни отняла у него всякую охоту к выпивке. И начался в семье новый отсчёт времени…

ТЕПЕРЬ И СПИТ, УЛЫБАЯСЬ!

У кого больны суставы, кто мучается от непрестанных болей в ногах, тот знает, как трудно бывает не только излечить, но и облегчить страдания.

Любовь Александровна Никитина – а живёт она в Туле – долго маялась с больной ногой. Чего только не перепробовала. Но вот однажды прослышала она, что есть невдалеке от Оптиной пустыни село Клыково. А в нём небольшой монастырь, где до самой своей кончины жила необыкновенная праведница и молитвенница, схимонахиня Сепфора. Знакомые Любови Александровны к тому времени уже побывали в Клыково. Они и рассказали, что место там благодатное: молитва не умолкает, и многие недужные получают исцеление.

Конечно, не было уверенности, что именно там получит она хотя бы некоторое облегчение, но собралась в дорогу. И как ни трудно было – очень уж досаждала больная нога – доехала и увидела всё своими глазами. Побывала на службах монастырских, заходила в келейку праведницы. Так хорошо было на душе, как будто на светлую поляну из тёмного леса вышла. А уж когда домой вернулась, радости не было границ: болезнь явно начала отступать. Вначале исчезла опухоль в голеностопном суставе, потом стала затихать боль в ноге. Теперь и спит, улыбась. Наконец-то перестали болеть ноги. Пришло осознание того, что начало всему Господь, Его любовь, и Его милосердие.

Теперь она часто обращается к матушке Сепфоре, просит помолиться ко Господу о себе и о своих близких. Помолиться так, как молилась здесь, на земле, за таких же слабых и грешных

КАК ПОКУПАЛИ ТЁТЕ ДОМИК

«И не заметили, как состарилась наша тётя, — ещё одно письмо в монастырь. — Трудно ей стало обиходить дом. Ведь его и протопить, и починить надо, и в огороде покопаться. А возраст уже не тот – год от года слабеть стала. И вот решили мы с ней продать дом и купить квартиру поближе к нам. Уж было договорились, но пришло время покупки, и хозяева запросили ещё пять тысяч сверх условленной суммы. А где было их взять? Покрутилась я, поискала ещё – ничего не выходит. Вот тогда-то и вспомнила про матушку. Стала просить её: «Матушка Сепфора, птичечка наша, помоги. Подскажи. Может, надо занять денег и купить эту квартиру?» А ночью снится мне сон. Является матушка и слышу я от неё только одно слово: «Нет!» Трижды его повторила. На вторую ночь вижу опять матушку Сепфору, и теперь уж говорит она: «Ровно через две с половиной недели…» Не очень-то я поняла, что это значит. Ясно было только, что всё разрешится. И действительно. Через две с половиной недели – день в день – купили мы квартиру. И денег как раз хватило».

КОГДА ТАБЛЕТКА БЕЗСИЛЬНА

«При жизни матушку не знала, хотя жила она в доме напротив, — рассказывает Наталья Аксёнова. – Работала я в школе учителем начальных классов. В 1997 году заболела, пришлось обратиться к психиатру. Тогда и попала в психиатрическую клинику. Лежала я там дважды, и поняла, что таблетки мне не помогут. Душу надо лечить иначе, её таблеткой не вылечишь…

Однажды во сне я обратилась за помощью к священнику, и он сказал, что надо мне встретиться с Людмилой Григорьевной (это одна моя знакомая).

При случае поговорила я с ней. Сон рассказала, рассказала про неудачи свои. Она меня выслушала, а потом заговорила о матушке, о её жизни в нашем городе. Рассказ меня заинтересовал. Вскоре купила в храме книжечку о ней. Прочитала на одном дыхании, и появилась тогда надежда.

13 мая 2001 года (это день памяти матушки) вместе с паломниками поехала в Клыково. Там помолилась, взяла землицу с могилки матушки Сепфоры. Привезла домой и положила святыньку в свою постель. Спустя некоторое время снова заболела, но в более лёгкой форме – в стационар не попала. Молилась, за землицу матушкину держалась, как за спасательный круг. И болезнь отступила.

Помогла мне матушка и с работой. Долго не могла нигде устроиться. Просила матушку Сепфору уладить это как-то, и всё действительно чудесным образом устроилось.

В этом году я была на могилке у схимонахини Сепфоры. Уже совершенно здоровым человеком. Да, действительно: «Дивен Бог во святых своих…»

И ВИДИТ, БУДТО ПЕРЕД НИМ ШИРОКОЕ ПОЛЕ…

У одного человека после тяжёлой болезни умерла мама. Несколько дней спустя приснился ему сон, будто перед ним широкое поле. На поле народ стоит. Подошёл ближе и видит, что это большое кладбище, возле каждой могилки люди. Вдруг он заметил какое-то движение: ходит по кладбищу старушка в сопровождении нескольких человек. Почему-то стал искать среди них знакомую монахиню Пантелеимону. Но не нашёл. Потом потянулся следом. И видит, что старушка заходит на каждую могилку и горько плачет. Потом дали ему подержать её палочку, пока она молилась. И он решился обратиться к ней: «Матушка,у меня мама недавно умерла, помогите ей». Она ответила одним словом: «Помогу». На этом сон и оборвался.

А через некоторое время при встрече он рассказал про своё сновидение монахине Пантелеимоне. Она-то как раз была келейницей матушки Сепфоры, о чём он не знал прежде. И выслушав всё, пояснила, что старушка с палочкой – это сама схимонахиня Сепфора – великая праведница и прозорливая старица.

ХВОРЬ КАНУЛА В ЛЕТУ

Наталья С. Из города Суворова Тульской области с детства страдала от частых головных болей. Случайно узнала о дивной старице, великой молитвеннице схимонахине Сепфоре. Узнала, что в бедах своих и болезнях многие обращались к ней за помощью. Вот и решилась отправиться в дальнюю дорогу, чтобы побывать у могилки праведницы. Надеялась и сомневалась, верила и не верила… Однако робкие надежды оправдались. Поездка в Клыково перевернула её жизнь: головные боли прекратились, как и не бывало. Наталья всё напряжённо ждала, боялась, а вдруг снова начнётся, но нет: канула в Лету её хворь А вера окрепла. Так после посещения монастыря для Натальи началась новая жизнь.

А ПРОСНУЛАСЬ ЗДОРОВОЙ

Москвичка Александра К. заболела. Долгое время маялась от почти непрестанных болей в спине. И ходить, и стоять, и молиться, и просто двигаться могла лишь, продираясь сквозь мучительную боль. Узнав про чудесную матушку, так многих исцелившую не только при жизни, но и по кончине своей, не просто поехала – ринулась в Клыково. Едва приехав в монастырь, поклонилась святыням Спасского собора, кинулась к матушкиной могилке. Просила, звала, плакала. Потом в келью зашла. Там её матушкиной палочкой лечили. А на следующий день ещё там, в монастыре, проснулась здоровым человеком. Новость была оглушительной и казалась невероятной. Но прошёл ещё один день, и Александра по-настоящему возликовала, благодаря Господа и матушку Сепфору за её молитвы. Теперь уже было очевидно, что не осталось ни единого признака болезни. Легко поднялась с постели и безо всяких усилий погрузилась в обычные заботы, которые ещё день-два тому назад были немыслимо трудны, потому что каждое движение отягчалось болью. В тот пасмурный день для неё, как будто солнце взошло…

КАК ДОКУМЕНТЫ НА БАГАЖНИКЕ «КАТАЛИСЬ»

Сергей Васнёв рассказывает, что как многие из Киреевска (город в Тульской области, где матушка прожила долгие годы), он с большим благоговением относится к памяти о великой молитвеннице.

В своей сумке, где хранятся документы и деньги, он всегда носит щепотку земли с могилки матушки. Часто обращается за помощью и нередко получает её. Например, однажды, заправляя машину, забыл на багажнике свою барсетку. Сел за руль, резко тронулся с места, сделал крутой разворот и помчался по «битой» неровной дороге. Ехал довольно долго и быстро. Потом завернул в хозяйство (он руководит сельхозпредприятием), побывал на току и поехал в контору, опять сделав резкий разворот и набрав приличную скорость. Спустя некоторое время заметил, что едущие навстречу водители пытаются знаками показать ему что-то и, по-видимому, предостеречь. Он остановил машину, посмотрел наверх и, что называется, обмер. На самой её макушке в совсем неудобной «позе» лежала забытая там барсетка. Естественно, с документами и деньгами. Так помогла ему матушка Сепфора.

И «КРИЗ» ОТСТУПИЛ

Экскурсовод Вера Алексеевна Дьяченко привезла в Клыково группу паломников. Всё шло, как обычно. Но вскоре Вера Алексеевна почувствовала, что её состояние (а она гипертоник) резко ухудшилось. Судя по симптомам, давление резко подскочило и началось то, что уже случалось во время гипертонического криза, — она резко побледнела и начала терять сознание. О «скорой помощи» нечего было и думать. Калуга и даже Козельск слишком далеко. Слава Богу рядом оказались глубоко верующие люди. Они усадили страдалицу и дали ей фотографию матушки Сепфоры. Вера Алексеевна, приложившись, буквально взмолилась о помощи. Уже спустя несколько минут в голове появилась ясность, и стало очевидно, что давление пришло в норму. Домой она вернулась абсолютно здоровой. А надо признать, что в подобных случаях (такое и прежде бывало) даже после уколов, она очень медленно выздоравливала. Словом, для Веры Алексеевны было очевидно – по молитвам схимонахини Сепфоры случилось чудо.

ДУМАЛА, НИКОГДА УЖЕ НЕ ЗАСМЕЕТСЯ

Наталья Николаевна Дементьева из Подмосковья страдала от защемления сидалищного нерва. Всё было больно: ни сидеть, ни стоять не могла. Словом, жила, постоянно продираясь сквозь боль. Думала, что уже никогда не узнает радости, никогда больше не засмеется. И вот как-то в Троице-Сергиевой Лавре увидела она фильм о матушке Сепфоре и прониклась глубокой верой, надеждой на матушкину помощь. Поехала в Оптину пустынь, а оттуда — к матушке. Вместе с другими паломниками зашла в келью. И такой ощутила покой, такая радость в сердце поднялась, всё суетное отдалилось. Стала просить матушку помолиться за неё ко Господу. Снова и снова взывала молитвенно: «Помоги, матушка!» Тогда же почувствовала облегчение. А через три дня была уже совершенно здорова.

Неотступная молитва по соглашению

https://www.youtube.com/watch?v=finodQYuEoA&t;=143s Дорогие братья и сестры! Предлагаю почитать молитву по соглашению Схимонахине Сепфоре Клыковской в течение 40 дней! С 1 Ноября по 10 декабря. ИМЕНА ПИШИТЕ В КОММЕНТАРИЯХ. ВСЕ, КТО ПИШЕТ ИМЕНА ДЛЯ ОГЛАШЕНИЯ, НЕПРЕМЕННО ВСТАВАЙТЕ НА СОБОРНУЮ МОЛИТВУ ВМЕСТЕ СО ВСЕМИ УЧАСТНИКАМИ. ЭТО НАШ МОЛИТВЕННЫЙ ТРУД ЗА НАШИХ БЛИЗКИХ.
ПОЖАЛУЙСТА, ПРОШУ ВСЕХ УЧАСТНИКОВ, НЕ ЗАБЫВАЕМ ПО ВОЗМОЖНОСТИ ОТМЕЧАТЬСЯ В КОММЕНТАРИЯХ ПОСЛЕ МОЛИТВЫ!!!
СЛЕДИТЕ ЗА СПИСКОМ, В НЁМ ВОЗМОЖНЫ ИЗМЕНЕНИЯ!!! Молимся в любое удобное время — ЕЖЕДНЕВНО!!!

Помимо канонизированных святых есть еще один особый вид почитаемых усопших — подвижники благочестия. Канонизации почти всегда предшествует почитание святого как подвижника без всякой на то официальной санкции. На могилах таких подвижников и праведников, еще при жизни прославившихся богоугодным житием и особыми благодатными дарами, поются частые панихиды, в дни их смерти совершаются заупокойные Литургии, их имена вносятся в синодики для каждодневного поминовения на Литургии. Над гробами подвижников благочестия устраиваются памятники в виде арки или часовни, иногда с изображениями подвижников на надгробницах.
Почитатели усопших составляют им службы и акафисты, хотя они и не имеют церковного употребления. В своих келейных молитвах почитатели, верующие в их святость, обращаются к ним как к угодникам, предстоящим перед Престолом Божиим.
Иногда при гробницах почитаемых подвижников пели одновременно и панихиды, и молебны. Патриарх Иосиф дозволял петь на гробнице Соломониды, разведенной супруги Великого князя Василия III, не только панихиды, но и молебны. Святой Анне Кашинской после ее деканонизации и до восстановления чествования ее памяти пели панихиды, а затем читали молитвы с обращением к ней как к угоднице Божией. В XIX веке преподобному Максиму Греку в Троице- Сергиевой Лавре пели панихиды с тропарем ему как святому.
Писали и иконы неканонизированных подвижников. Перед этими иконами возжигали свечи, их лобызали; иногда такие иконы помещали в церквах. В большинстве случаев канонизации святого предшествует его народное почитание как подвижника благочестия.

Протоиерей Владислав Цыпин
Курс Церковного Права
Москва, 2004 год

Схимонахиня Сепфора ( в миру Дарья Николаевна Шнякина) была монахиней в миру долгие годы. И только за два года до кончины подвизалась в обители «Спаса Нерукотворного пустынь» в селе Клыково, что совсем недалеко от Оптиной пустыни. Родилась матушка 19 марта 1896 года в местечке Глухово Тамбовской губернии, а умерла в 1997 году, 13 мая.
Господь даровал ей такую долгую жизнь, чтобы не прервалась связь времен.
Однажды матушка Дарья уединенно молилась, и вдруг явились Ангелы, которые стали ходить вокруг нее, совершая какой то обряд. Когда они начали одевать ее в монашеские одежды, она поняла, что это – постриг. Вскоре Дарья приехала в Лавру и здесь, на исповеди, рассказала о своем чудном пострижении в иночество. Тогда ее благословили на постриг в мантию, который совершили здесь, в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, 20 октября 1967 года. Она была наречена Досифеей. Это произошло так незаметно, что даже дочери матушки далеко не сразу об этом узнали.
Соседи ее знали как «бабушку Дашу», а у этой бабушки – схимническая молельня, где нет ничего лишнего: кровать, столик, стул и божница с иконами. На гвозде плащ-пальто на все сезоны. На полу – три кирпича.
За великую любовь к Богу, к Церкви, к людям, в матушке Досифее открылись духовные дарования: дар молитвы, дар любви, дар прозорливости.
В декабре 1989 года владыка Серапион, Митрополит Тульский и Белевский, постриг матушку Досифею в схиму с именем Сепфоры ( Семфора — птичка (древнеевр.) Это имя носила жена пророка Моисея Боговидца) . Матушке было девяносто три года, но она в тишине уединения сокровенно несла молитвенный подвиг, немного приоткрытый лишь ее келейнице.
Матушку Сепфору очень беспокоило то, что ей, схимнице, придется умереть в миру. Долго она молилась Матери Божией, и вот Та явилась ей однажды ночью во сне, в ее маленькой келейке в Киреевске. «Ты не умрешь в миру, – сказала Она. – Ты умрешь в Клыкове, в монастыре». Матушка лишь подумала недоуменно: «А где ж оно такое есть?», как Пречистая ответила: «Не надо тебе знать. Придет время – священники сами к тебе приедут». И матушка стала ждать.
Схимонахиня Сепфора (+13.05.1997) преставилась на 102-м году. Ей, великой молитвеннице, прозорливой старице, отошедшей ко Господу в конце ХХ века, в мае 1997 года, было дано прожить долгую жизнь. Верно, для того, чтобы донести до людей нового времени традиции старинного благочестия, подлинной праведности, крепкого стояния в вере. Матушка Сепфора духовно подкрепляла оптинских монахов и послушников. За советом и наставлениями к ней ехали из других обителей, миряне из Москвы, Тулы, Тамбова, Смоленска. Среди ее чад – настоятели, игумены, монахи, послушники, миряне, которым она помогла выправить путь к Богу, а иногда переродиться, начать жизнь сызнова.
Ее наставления и поучения преобразили жизнь каждого из тех, кому посчастливилось с ней общаться. Ее непрестанными молитвами, по словам наместника обители о. Михаила, ожило и сдвинулось с мертвой точки дело строительства монастыря, казавшееся в такой глуши неподъемным. Благодаря ей многие люди первый раз в жизни сделали ошеломительное открытие: молитва изменяет мир! Насельники монастыря были свидетелями многому: и исцелениям, и точным исполнениям ее предсказаний, и чудесам! По утверждению о. Михаила, с ней казалось, «что между Небом и землей вообще нет никакой дистанции, настолько помощь ее была очевидна».
Двух лет не прожила матушка Сепфора в Клыкове, кажется, это очень недолгое время, но, судя по плодам, то есть, по всему, что Господь совершил здесь по ее молитвам, не на краткий миг и не бесследно промелькнула она здесь. Сколько людей – иноков и мирян – светом истинной веры напиталось возле нее! Сколько их по молитвам ее вышло на тесную дорогу вечного спасения и души свои повергло к ногам Господа!
После кончины матушки Сепфоры в ее келии замироточила фотография матушки, вставленная в рамку со стеклом. Приехавшая оптинская братия стала свидетелями этого чуда…

Ум воздымается горе, и хочется от сердца сказать: ты, матушка, за чистоту сердечную и крепкую веру приявшая свет Духа Святаго, водворившаяся в сонме блаженных на небесах помяни и нас, грешных, призри на житие наше, как призирала на земле; помолись о нас, как здесь молилась, да прославим Господа Бога нашего, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

ПРЕДНАЧИНАТЕЛЬНЫЕ МОЛИТВЫ

Царю́ Небе́сный, Уте́шителю, Ду́ше и́стины, И́же везде́ сый и вся исполня́яй, Сокро́вище благи́х и жи́зни Пода́телю, прииди́ и всели́ся в ны, и очи́сти ны от вся́кия скве́рны, и спаси́, Бла́же, ду́ши на́ша.

Молитва по соглашению
Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, Ты сказал пречистыми устами Твоими: «Истинно говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни просили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них». Непреложны словеса Твои, Господи, милосердие Твое бесприкладно и человеколюбию Твоему нет конца. Сего ради молим Тебя: даруй мне, и всем тем, кто возносит сейчас с нами соборную молитву, имена Ты их Господи знаешь Сам, согласившимся просить Тебя молитвами Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и блаженной старице Схимонахине Сепфоре Клыковской о даровании здравия, укрепления, исцеления, вразумления и избавления от действа дьявольского, о скором выздоровлении от различных телесных и душевных недугов; о семейном благополучии; мире и любви между супругами, о воссоединении семей; о смягчении наших сердец и наполнение их любовью, верой православной и терпением; о помощи в разрешении финансовых трудностей и избавлении от долгов, о долгих годах благоденственной и спасительной жизни рабам Твоим:

Потоиерею Виталию, матушке Елене со чадами, Александру, Елене со чадами, бол.забл.Елене, забл. Георгии, отр. Алексии, отр. Анастасии, забл.т.бол. Сергию, бол. Татиане, т.бол. Тамаре, бол. Ирине, Владимиру,
Евгении, Льва со ср., Марины, Евгении со чад., тяжко бол. Максима,
Николаю, Ольге, Павлу, Евгении, мл.Михаилу, Константину, Надежде, Павлу, Елене со чадами,
Андрея, Ольги,
Екатерине, Светлане, Сергию, Артемию, Илие, Алле, Евгению, Ольге со срод,
Ирине, Вере, Фотинии, Роману, Любови, Ольге, Нине, Павлу, Валентине, Олегу,
Максиму, Алексии, Владимиру, Михаилу,
Василию, Георгию, Натальи, Неонилы, Любови,
Екатерины,
Андрея,
Любови,
Татианы, Симеона, Ирины, млд. Ники, Иулии, Никиты. Вразумлении Александра, Марии, Владимира,
Ирины,
Виктории, Георгия, Лидии, непразд. Анастасии, Галины, Павла, Ирины, Елены, Фотинии,
Иулие, Евгению, Никите, Анастасии, Фотинии, отр.Максиму, бол.Марии,
Любови, Георгии, Сергию, Татиане, Игорю, Ирины, Людмилы, Фотинии, Николаю, Ольги,
Роману, Наталье, забл.Николаю,
забл. Елены, забл.Георгии, отр.Анастасии, отр. Алексии,

и о всяком прошении, просьбы которых Ты, Господи, знаешь Сам. Услышь также и мою просьбу и помоги мне (проговорите просьбу своими словами). Молим Тебя об исполнении наших прошений. Но да будет не так, как мы хотим, но как Ты, Господи — да будет во веки воля Твоя. Аминь.
Кондак Пресвятой Богородице
Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная.
Кондак 1
Избранную измлада святым Богом, предивную угодницу Христову блаженную Сепфору преподобную, похвальными песньми возвеличим. Ты бо еси всем благое утешение и в скорбях сущим тихое пристанище моли о нас Владыку, да зовем ти;
Радуйся, преподобная мати Сепфора, певчая птичка луга духовнаго.

Молитва
О, преподобная и богомудрая мати наша Сепфора!
Божия вестница быстрокрилая, нисходящая до земли. Скорая и дивная помощнице в скорбех и болезнях, в нуждах и печалех всем с верою и любовию притекающим к тебе. Умоли всемилостиваго Бога и Заступницу усердную Пречистую Деву Богородицу, яко да возгорится в сердцах наших огнь любви Божественней, неиссякающей и неугасающей. Да смиренным сердцем славим и благодарим Господа, научающего нас предаватися воле Его святей. Научи нас всех любить и всем прощать, дабы улучить и нам прощение грехов и прегрешений наших на страшном Судище Господа нашего Иисуса Христа, Ему же честь и поклонение подобает со Отцем и Святым Духом во веки веков. Аминь.

Кондак 13
О, смиренномудренная голубице Христова, преподобная мати наша Сепфора! Яко имуще криле злате, вознеслася еси к высоте Небесней. Приими ныне малое сие моление наше и огради нас кровом крилу благодати Божественней. Да ограждаеми молитвами твоими беспрепятственно пройдем мытарства воздушныя, и вселимся в Чертогах вечнаго радования, воспевая Богу: Аллилуиа. (читаем кондак 3 раза)

Блаженная старица Схимонахиня Сепфора ! Всем людям ты помощница, помоги и мне в ситуации(беде) моей (…..). Не оставь меня помощью и заступничеством своим, моли Господа о рабе Божьем (имя).Благодарю тебя за помощь твою святую. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.
Величание:
Ублажаем тя, святая праведная мати Сепфоро, и чтим святую память твою, ты бо молиши о нас Христа Бога нашего.

Достойно есть яко воистинну блажити Тя, Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего. Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова родшую, сущую Богородицу Тя величаем.
Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу, и ныне и присно, и во веки веков. Аминь
Господи помилуй (3 р). Благослови.
Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас. Аминь.

МАТУШКА СЕПФОРА
Чудеса, пророчества, духовные наставления.
Схимонахиня Сепфора (†13.05.1997) преставилась на 102-м году. Ей, великой молитвеннице, прозорливой старице, отошедшей ко Господу в конце ХХ века, в мае 1997 года, было дано прожить долгую жизнь. Верно, для того, чтобы донести до людей нового времени традиции старинного благочестия, подлинной праведности, крепкого стояния в вере. Матушка Сепфора духовно подкрепляла оптинских монахов и послушников. За советом и наставлениями к ней ехали из других обителей, миряне из Москвы, Тулы, Тамбова, Смоленска. Среди ее чад – настоятели, игумены, монахи, послушники, миряне, которым она помогла выправить путь к Богу, а иногда переродиться, начать жизнь сызнова.
Воспитание детей, советы женщинам
Схимонахиня Анастасия (Мария, монахиня Пантелеимона):
— Матушка Сепфора часто говорила, что нельзя ругать детей, кричать на них. Дитя – воск сырой. Из него можно слепить, что хочешь. А когда дети совершают какие-то проступки, когда выходят из повиновения родителей, матери надо молить Бога, чтобы Господь помиловал, направил их на добрый путь. Женщина же часто бывает больше занята собой. И это одна из болезней века. И еще. Теперь зачастую мать и жена упивается самодостаточностью, в своей гордыне желает первенствовать. Матушка сокрушалась: «Ты подумай – не подчиниться мужчине… Вот пришел пьяный, а ты ему: «Миленький мой! Ты немножко выпил, устал. Ну, ляг полежи». Если голодный – накорми его. Обойдись с ним ласково. Вот тогда мирно все будет, ладно». И действительно, со мной, например, так и было. Старалась следовать советам матушки, и в семье все менялось (это еще до того, как овдовела). Мне, да и другим, она не упускала случая напомнить, что в Священном Писании сказано: «Жена да убоится мужа своего». Не трепетать надо, но уважать. Спрашивала у нас: «Как называла мужа Сарра?» И тут же отвечала: «Господин мой!»
Милостыня — «Милости хочу, а не жертвы»
Из воспоминаний игумена отца Никона (тогдашнего послушника Сергия), в связи с его новым послушанием, сбором пожертвований для Оптиной:
— Никогда не проси: «Пожертвуйте». Говори: «Сотворите святую милостыню». Господь говорит: «Милости хочу, а не жертвы»…
Молитва. Иисусова молитва. О молитве Святым
Из воспоминаний игумена отца Михаила, настоятеля монастыря Спаса Нерукотворного пустынь: «Она молилась так, что для меня было явно: слепая старица видит ангельский мир так же ясно, как вот мы с вами друг друга. И каждый день, общаясь с ней, я старался выведать тайну старицы. Как научилась она такой сильной, дерзновенной молитве?..
Матушка Сепфора была немногословна. Но когда начинались мои настойчивые расспросы, понемногу открывала свои «тайны»: «Вот, бывало, грядку копаешь. Толкнешь лопату-то и разом: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий…» — а потом тянешь ее обратно и договариваешь: «…помилуй мя, грешную». Так меня глуховские монашки в детстве еще научили».
В земле копалась, корову обихаживала, стряпней занималась, в поле работала, а про себя – Иисусову молитву. Так, чтобы под образа встать и часами молиться – в молодости такой роскоши она не знала. Минуты не было, чтоб без дела в руках.
Хочется, …чтобы люди узнали, как, живя обыденной мирской жизнью, до краев наполненной тяжкой, иногда непосильной работой, человек может достигнуть подлинно ангельской высоты – праведности».
Вспоминает монахиня-иконописец Ксения: «…Матушка не уставала повторять, что надо чаще обращаться к святым. Если висит у тебя дома пять икон, каждой надо знать тропарь, житие святого, чтобы это не было чужим. Иначе это не иконы, а выставка картин. Говорила также, что надо все время обращаться к миру горнему.
Сама матушка Сепфора пребывала в непрестанной молитве. Долго не разговаривала, не терпела пустой болтовни.
И все с четками сидела… Одни были на руке, какие-то деревянные, — сотка. Потом еще тридцатка. В руках четки, на спинке кровати четки. Это была такая делательница молитвы, что, если человек попадал в сферу ее влияния, он начинал постепенно поворачиваться в сторону молитвы…
Из воспоминаний схимонахини Анастасии
Чад своих матушка Сепфора учила усердной молитве, благоговейному почитанию святых и часто повторяла:
— Иконы не выставка картин. Перед ними молиться надо, надо знать тропари, каждодневно обращаться к святым, что на иконах. Если вначале трудно запомнить тропарь, выучи хотя бы припевы из акафиста.
Не раз говорила матушка, что в тропарях раскрывается Священное Писание, раскрываются образы тех угодников, к которым мы обращаемся.
— Я старалась безпрекословно исполнять все послушания, …но тут попыталась возразить: «Когда же их учить? У меня же мама больная, трое детей. Работа от восьми до восьми».
А матушка советует:
— Возьми листочек тетрадный, напиши на нем тропарь, сложи гармошечкой. И пока мы в церковь ехать будем – в Тулу, держи его в руке и читай незаметно.
— Так я начала учить тропари… А еще, бывало, спрашивает: «Что ты сегодня читала?» Я отвечаю: «Евангелие». А матушка дотошно выясняет: «Евангелие от кого?» А я и забыла, конечно. Она вздохнет укоризненно: «Нет. Не пойдет так. Ты должна знать, кто написал такие святые евангельские слова…» И представляете? Начинает слово в слово повторять мне то, что я дома читала. Стою и слушаю в оцепенении. Опять матушка знает обо мне больше, чем я сама. Она не любила, чтобы просто читали, надо было вникать в каждое слово, понимать каждый стих Псалтири. Допустим, девятая кафизма Псалтири – о послушании сынов Адамовых. Матушка говорит мне: «Кафизма-то о послушании. Вот и учись у них, запоминай, как они слушались отца своего». Сколько раз было – прочитаю дома, а матушка уже знает, что читала. Проверит, как я поняла, и поправит, если надо.
Вспоминает Алла С.:
— Я держусь матушкиного благословения. 13-й год в Оптиной. Стараюсь исполнять молитвенное правило, которое дала мне матушка Сепфора. Она часто напоминала: «Молись Богородице 150 раз, читай Евангелие, пятисотницу, Псалтирь»…
Если я расслаблялась, позволяла себе ослушаться, искушения просто сыпались на меня. Например, был такой период, когда я перестала читать 150 «Богородиц». Вскоре я совсем остыла к молитве. И напало на меня такое давящее уныние. Стало невыносимо тяжело. Приехала в очередной раз к матушке. И первые слова ее были: «Ты почему не молишься?» Прямо с порога стала приводить меня в чувства. А еще матушка дала мне понять, что знает: есть вещи, которые я скрываю от своего духовного отца. Стыжусь рассказывать. Матушка Сепфора учила, что надо говорить все, с самого донышка доставать, ничего не скрывая.
Нечистая сила. О бесовских нападениях – «Надо быть борцы». О крестном знамении
Монахиня Ксения рассказывала, да и другие тоже, что у матушки было несколько посохов. Она натирала их водой с Иордана, лампадным маслом от святых икон, пред которыми молилась. И ходила ли, стояла ли в храме – опиралась на одну из своих палочек. А когда к ней приходили (чаще всего это были ее чада), слегка била посохом по рукам – ногам, по спине. Те, кто лучше других знал матушку, утверждают, что так она бесов отбивала, очищала человека.
Да, с нечистой силой матушка повоевала, за что бесы люто мстили ей. Однажды послушник Сергий зашел к матушке после очередного бесовского нападения на нее.
— Представьте, — вспоминает о.Никон (в прошлом Сергий), — захожу в келью, а там под ногами песок хрустит. И матушка охает: «Ох-ох, засыпали, все глаза мне засыпали». Смотрю: постель, коврик, матушкина одежда – все в песке.
А ведь не пустыня Сахара. Неоткуда ему было взяться: окно закрыто, ни одной щели, даже форточки нет. Двери тоже закрыты, да и вокруг домика песка не было.
А в другой раз Сергий, собираясь в Москву, зашел к матушке благословение взять на дорогу.
— Она благословила, — рассказывает о.Никон, — а потом и говорит: «Ты с о.Илием увидишься, попроси, чтобы он приехал и почитал. На меня такие нападения идут. Так меня сейчас враг люто смущает, бьет даже. Видишь, какие синяки на руках? Да и на всем теле так». Заметив мое удивление, матушка покивала головой: «Что же ты удивляешься? Конечно, бьют, еще как бьют. Я же мешаю им».
Он понимал, что матушка молилась за преумножение любви, за покой и мирность в душе человека. Ну а духи зла воевали с ней, мстили за каждую победу. Она же не страшилась и не уступала, всегда оставалась воином Христовым. Иногда говорила чадам своим, что надо быть стойкими, уметь бороться, произнося на свой лад: «Надо быть борцы». У него же иной раз кровь стыла от страха. Вот и тогда, почти не дыша, оглянулся по сторонам:
— Матушка, а ты видишь их?
— А как же. Вон он, рогатый, стоит.
О.Никон признается, что тогда был потрясен и напуган. Понимал, что это не театр, не игры, что матушка тут, как боец на передовой. Но, увы, защитить он ее не мог, вообще мало чем мог помочь ей.
— Махнула на незваного «гостя» четками. «А ну, — говорит, — иди отсюда». Потом ко мне повернулась: «Видишь, отошел». А у меня просто волосы на голове зашевелились… Бывало, и бесноватые к матушке Сепфоре приходили. Если матушка принимала таких людей, то после их ухода звала меня или о.Михаила. Он уже священником был. Приносил ладан, кадило, молились вместе с матушкой. Ну а если рядом оказывался я, матушка поторапливала: «Давай быстро кропило, воду. Кропи все святой водой. Ой-ой, сколько их нанесли сюда. Люди думают, что одни приходят, а за ними табун».
Кстати, у православных первая защита, — подхватывает о.Михаил, — совершение крестного знамения. Матушка крестилась очень четко. И говорила нам, что бесы смеются, если мы небрежно его накладываем. Это же символ, которым мы себя ограждаем и защищаем от нечистой силы. А если мы делаем это небрежно, пальцы не доводим до лба или живота, просто машем ими перед лицом, то это никакая не защита. Бес такого знамения не боится.
Из воспоминаний схимонахини Анастасии (Марии, монахини Пантелеимоны) о нападениях бесовских:
…В родном Киреевске в советское время не было ни одного храма. Ездили в село Панино, нередко – в Тулу, где, как правило, оставались на ночь… Именно там, в Туле, случилось событие, приоткрывшее для монахини Пантелеимоны завесу тайны над зловещим присутствием в мире вездесущих «соседей».
В окна уже ночь смотрела. Время было позднее, давала знать о себе дневная усталость. Постелили им в отдельной комнате. …В полночь матушка с трудом разбудила ее: «Пантюш, посмотри, что там бегает? Вроде двое копошатся…» Пантелеимона испуганно посмотрела в темный угол (она мало еще знала, как близка матушка к ангельскому миру). А у самой мысли забегали: «Боже мой, матушке плохо». А та продолжает: «Они четки у меня вырвали. Иди ищи». И тут для Пантелеимоны словно занавес приоткрылся. Целых несколько мгновений она ясно видела злокозненную возню, затеянную в комнате, со страхом наблюдала, как зловещие тени метались от стены к стене. Впрочем, нет, она видела их так же ясно, как себя и матушку… Когда встала, перекрестившись, с постели, картинка поблекла, она перестала видеть незваных «гостей», но всей душой, всей кожей чувствовала присутствие нечистой силы. Искала почти на ощупь, с трудом подавляя страх, доверяясь матушкиным молитвам. Четки нашла в самом неожиданном месте: у противоположной стены за новыми шкафами новомодной тогда мебельной стенки. И долго еще не могла забыть о зловещих пришельцах.
Спустя годы в присутствии монахини Пантелеимоны случилось еще одно нападение бесовское на матушку Сепфору. Приехали они в Клыково (это было первое появление матушки в новом монастыре) 5 января – как раз под Рождество. Легли спать, и вдруг раздался громкий стук в окна. С каждой минутой он усиливался. Вскоре громыхало и звенело так, что, казалось, вот-вот стекла вылетят. Матушка позвала ее: «Пантюша, вставай. Молись, детка». Немало времени прошло с той памятной ночи, а до сих пор схимонахиня Анастасия с содроганием вспоминает: «Встали на молитву. Я стою, дрожу как осиновый лист. А матушка – само спокойствие. От одного ее крестного знамения (а налагала она его крепко, словно впечатывала) столько силы исходило! Помолилась, покрестилась, и все затихло. Как будто и не было ничего…
Трепетали, боялись ее бесы и при жизни, и после преставления… Помню, принесла я однажды в храм (это в Туле было) с могилки матушки Сепфоры освященное масло. В храме как раз всенощная шла. Ну, я и раздала всем маслице матушкино. А там у нас была женщина бесноватая, Валентина, ей не досталось. И я пообещала принести на следующий день. Ну, обещала – сделала. Вышли мы на водосвятный молебен святителю Николаю, стоим у часовенки. Тут подходит ко мне Валентина. Я протягиваю ей масло, но она вдруг меняется в лице и буквально вопит странным, нечеловеческим голосом: «Ты зачем это сюда привезла? Я боюсь ее! Не люблю! Отойди от меня!» Все на нас смотрят, не понимают в чем дело. Я сначала растерялась, а потом молиться стала: «Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его…» Осенила ее крестом и маслом помазала. Она сразу сникла, покраснела: «Простите, матушка. Видите, что он делает во мне?» И взяла масло.
Осуждение – «Никогда не смей говорить ни о ком плохо»
Схимонахиня Анастасия (Мария, монахиня Пантелеимона): «…Матушка очень не любила, когда порицали кого-то. Она запрещала мне: «Никогда не смей говорить ни о ком плохо. Каждый человек стоит перед Богом. Господь знает, как управить его жизнь. И кто мы такие, чтобы осуждать!»»
Пост. О воздержании в пище и постничестве – «Обильная пища не приближает к Богу»
Схимонахиня Анастасия вспоминает, какой постницей была схимонахиня Сепфора:
— В день перед причастием питалась только просфорой. В Страстную седмицу пищи не вкушала. Ничего, кроме чая. Только чай, и то холодный…
У матушки Сепфоры была такая маленькая чашечка, и ела она одну-единственную разливную ложку первого. Любила рыбку соленую. Кусочек съест и чаем запьет. Кстати, чай только назывался так. Чаще всего это была простая вода. Сладкое вовсе не ела. Если приносили что, делила на кусочки. А еще конфетки, печеньица собирала. И видно, освящалось все это сильной молитвой. Потому что замечали мы: угостит матушка больного такой конфеткой (конфеты и всякие сладости называла она «пустячками»), тот съест и исцелится. От простуды ли, от головной, от зубной боли или еще от чего…
Была она редкой постницей. Но держала это в тайне. Только те, кто совсем рядом был, видели, какой подвиг она несет. Однако других никогда не позволяла себе неволить, хотя и считала, что обильная пища не приближает к Богу. Чад же своих учила поститься тайно. Еще и потому, что время было такое. Однажды я пожаловалась: «Как быть, матушка? По роду своей работы приходится мне встречаться с большими начальниками. И если уж обедаем вместе, пост не пост, ничего, кроме скоромной пищи, не подают». Она мне и говорит: «Ешь, потом поговеешь. Не показывай себя, чтоб никто не знал».
Послушание. Как исполнять послушание
Игумен отец Никон. С первой встречи схимонахиня потихоньку — полегоньку начала вразумлять. Учила, как молиться надо, как исполнять послушание:
— Вот все, что тебе скажут, исполняй как для Господа. А главное – с Господом надо все время быть. Будешь с Ним, и Он с тобой будет.
О Божественной литургии и поведении в храме
Схимонахиня Анастасия (Мария, монахиня Пантелеимона) вспоминает, что матушка Сепфора все время напоминала, что, входя в храм, надо благоговейно предстоять Богу, обязательно знать Божественную литургию. И если служба уже началась, не бегать от иконы к иконе, а молиться вместе со всеми. Она рассказывала: «Наш Архипка (блаженный сельский) всегда говорил: «Козы полезли. Тропарей не знают, не читают, че прикладываются?»» Сама она, когда заходила в храм, делала поклоны иконе праздника, Божьей Матери, Кресту, святителю Николаю, иконе «Всех святых». Чадам своим не уставала повторять: «Надо знать Священное Писание, уметь думать над ним, размышлять». Читают, к примеру, Часы. А в это время кто по храму ходит, кто свечи ставит. Она, бывало, сокрушается: «Ты понимаешь, что делается? Идет проскомидия, вынимаются частички за усопших, за живых. Молиться надо, а не «дай я поставлю свечку сама». Это же грех великий. А когда тропарь читаю

Во укрепление души: чудеса схимонахини Сепфоры

Матушка Сепфора (в миру — Дарья Николаевна Шнякина, урожденная Сенякина, 1896-1997) прожила в Спасовой пустыни всего около полутора лет, окормляя братию и паломников, но сколько всего произошло за это время… Ее наставления и поучения преобразили жизнь каждого из тех, кому посчастливилось с ней общаться. Благодаря ей многие люди первый раз в жизни сделали ошеломительное открытие: молитва изменяет мир! Насельники монастыря были свидетелями многому: и исцелениям, и точным исполнениям ее предсказаний, и чудесам!

Перед вами свидетельства наших современников о событиях, выходящих из ряда обычных. Все они происходили с реальными людьми в реальное время. Увы, мы дети ХХI века — века небывалого взлёта технического прогресса и небывалого падения нравов. А значит — прагматичны и недоверчивы. Слишком многие утратили не только веру во Всевышнего (она часто требует определённого подъёма духовных сил) но даже элементарную способность довериться собеседнику.

Потому едва заслышав о внезапном избавлении от неизлечимой болезни, о чудесном спасении от верной смерти, о таких происшествиях и случаях, которые воспринимаются нами, как невероятные, закоренелый скептик, каковых среди нас, признаться, немало, выносит всегда один и тот же вердикт — выдумки — такого быть не может. И только когда на его глазах или с ним самим произойдёт нечто чрезвычайное, он впервые оторвёт глаза от земли и посмотрит в небо.

А подтверждение подлинности этих маленьких историй вы найдёте в монастыре Спаса Нерукотворного пустынь, что в селе Клыково, неподалёку от Оптиной пустыни. Там находится прекрасный собор Спаса Нерукотворного, а рядом с Никольским пределом — могила праведницы, прозорливой старицы схимонахини Сепфоры, её келья, а ещё архив с документами — свидетельствами, в которых кроме сути происшедшего содержатся подлинные имена и адреса.

Костыли остались на скамеечке

И матушка Христина (келейница схимонахини Сепфоры) и клыковские монахи помнят, как пару лет тому назад (в 2006 году) приехал в монастырь вместе с паломниками И.Н. Без костылей этот нестарый ещё человек шагу не мог ступить. Да и с костылями передвигался с превеликим трудом, больше надеясь на помощь сострадавших ему людей. Болезнь взяла над ним верх в считанные дни. Ноги отекли и раздулись так, что перед поездкой домашние облачили его не в брюки, а в специально сшитые «чехлы», ступни кое-как поместили в комнатные туфли, разрезанные в нескольких местах.

Приехали в монастырь. Помолились, зашли в матушкину келейку, «постучали» больные ноги палочкой, помазали святым маслицем, а напоследок захотел он, чтобы отвели его к могилке схимонахини Сепфоры, и попросил оставить его там в одиночестве. Когда же хватились, обнаружилось, что на матушкиной скамеечке от болящего только костыли и остались. Обошли весь монастырь. Не знали, что и думать. Затем направились к автобусу совет держать, и глазам своим не поверили. И.Н. сидел в салоне, как ни в чём не бывало. А заслышав, что его зовут, легко спустился по ступеням на землю.

Земляки диву давались. Он же взволнованно рассказывал им, как сидел у могилы, мысленно просил у матушки помощи, не особенно надеясь получить её, ведь в больнице же только руками развели. И вдруг явственно почувствовал, что его «деревянные» ноги оживают: вот колени дрогнули, вот уже пальцы шевельнулись, вот захотелось встать на землю и пройтись хотя бы в ограде. Не веря себе, поднялся, сделал шаг, другой, и, напрочь забыв о костылях, изумляясь и радуясь такому скорому, совершенно внезапному исцелению, пошёл к автобусу… Что с ним было, чем заболел вдруг, Бог весть. Но для него это теперь неважно. Важно другое: исцеление, а главное вера, которую он обрёл в монастыре у матушкиной могилы.

Дедушка с палочкой

Л.Н.Колосовская — учительница из Киреевска. Однажды вместе со своими учениками отправилась в паломническую поездку. Побывали в Шамордино, в Оптиной пустыни, после чего автобус завернул в Клыково. Конечно, зашли в собор Спаса Нерукотворного, приложились к святыням, затем — в келью схимонахини Сепфоры, на её могилу. А когда собрались уезжать, иеромонах (?) о. Софроний дал им в дорогу газету. Они спешили, предстояла дальняя дорога — не меньше (?) пяти часов езды, и Л.Н., не разворачивая, сложила газету в дорожную сумку.

Вскоре автобус тронулся, поплыли за окнами берёзки и сосны, отдалился монастырь, далеко позади осталось и Клыково. Надвигалась ночь, но дети никак не могли угомониться. Переговаривались, перебивая друг друга, вспоминали обо всём, что видели. Всех переполняли впечатления, и, разумеется, они спешили поделиться. Как вдруг! Мотор «зачихал», в салоне появился запах гари, и они остановились. Пока водитель выяснял причину поломки, школьники вместе с учительницей оставались в автобусе, но очень скоро от дыма стало трудно дышать. И хотя случилось это в восьмом часу вечера, а на улице было довольно-таки свежо, пришлось срочно выйти из машины.

Вскоре шофёр сказал учительнице, что поломка самая что ни на есть серьёзная. Более того находиться не только в автобусе, но и рядом с ним небезопасно.

Оказалось, что довольно продолжительное время бензин капал на разгорячённый радиатор, то есть достаточно одной единственной искры, и всё взлетит на воздух. Связаться с кем-либо по мобильнику не удалось. Так радость обернулась отчаяньем. В той глуши, где они оказались, стояла какая-то первозданная тишина. Нечего было и думать, что их выручит случайная машина: вокруг ночь и непроглядная темень. Стали молиться, просить помощи у матушки Сепфоры. Потом все вместе читали акафист Чудотворцу Николаю. И вдруг дочка Л.Н. (она тоже школьница) бросилась к ней: «Там дедушка с палочкой». Он появился, что называется, ниоткуда. Подошёл к детям, облокотился на свой посох и головой покачал: «Ай-яй-яй-яй!» Как потом рассказывали ребята, у него был ясный взгляд и доброе лицо. А ещё какая-то светлость, непередаваемая лёгкость были и в нём самом и вокруг него.

Дети были так взволнованы встречей (вскоре он незаметно исчез), что ещё долго не могли забыть о ней. Учительница и её школьники почти не сомневались: это был… святитель Николай. Они пели последние строчки акафиста святителю Николаю. И когда к Л.Н. подошёл водитель, она сказала, словно по какому-то наитию: «Сейчас акафист допоём и поедем». Он только плечом повёл: «Какое там! Поломка такая, что ничего сделать нельзя. Без капитального ремонта только на прицепе можно ехать». А затем произошло неожиданное: в считанные минуты из каких-то подручных средств он соорудил необходимую деталь. Отрезал кусок трубы, что-то ещё сделал. И только прозвучали последние слова акафиста святителю Николаю, Михаил (водитель) сел за руль и завёл автобус. Учительница видела, как у него от напряжения и волнения дрожали руки, происходящее казалось невероятным, но они таки тронулись с места и поехали.

Дома Л.Н. первым делом достала газету и развернула её. Это была «Наша вера». И на первой же странице икона Николая Чудотворца. Именно та, что находится в клыковском Спасском соборе в пределе святителя Николая. Матушка Сепфора очень любила эту икону, часто обращалась к ней. А ниже был помещён текст про то, как страшная буря настигла путника в море. Ломались паруса, трещали мачты, и тут кому-то пришла мысль помолиться святителю Николаю. Вскоре он явился им: «Вы звали меня, и я пришёл». Путник и все, кто оказался на корабле, были спасены. Для Л.Н. эта газетная страница стала ещё одним подтверждением того, что чудесную помощь оказал им сам святитель Николай по молитвам матушки Сепфоры.

Матушка остановила поезд

Лариса — дочка Любови С. из Киреевска — живёт в Москве. Как-то решили они все вместе, то есть всей семьёй поехать к морю, чтобы немного окрепнуть, отдохнуть от городского шума и сутолоки. В кои-то веки собрали нужную сумму, купили билеты. В день отъезда прибыли на вокзал, вышли на перрон и вдруг слышат объявление о скором отправлении: номер поезда соответствует тому, что в билете, а рейс называют совсем другой. Лариса скорей в справочное бюро. Там узнала, что это действительно их поезд. Просто маршрут на билете выбит неверно. И пока бежала по туннелю, услышала, как объявляют, что поезд отправляется.

Семья где-то наверху, она ещё только спустилась вниз — ну, никак не успеть… В отчаянии, уже не шёпотом даже — в голос — взмолилась, позвала матушку Сепфору: «Помоги, матушка, сделай что-нибудь». Она увидела удивлённые лица, на неё оглядывались. Она же своё твердила: «Матушка, помоги!» Выскочила на перрон, схватили они поклажу свою и — к поезду. Через все ступени и платформы. Так вот! К величайшей их радости успели. Зашли в вагон, стали располагаться. Лариса присела, наконец, на скамью и облегчённо вздохнула: «Как хорошо, что поезд задержался — ни за что бы нам не успеть».

Тут попутчица одна (она рядом сидела) и говорит ей: «А вы знаете это из-за меня. Ни с того, ни с сего сделалось плохо. Никогда такого не было: закружилась голова, всё поплыло, даже на несколько секунд сознание потеряла. Соседи по купе остановили поезд, проводница «скорую» вызвала. А когда «скорая» приехала, послушали сердце, давление посмотрели, оказалось, что всё нормально. И у меня действительно всё очень быстро прошло. Что это со мной было, так и не знаю»… Лариса слушала с замиранием сердца. У неё не было сомнений: поезд остановила матушка.

Обошлось без операции

А это письмо женщины, за несколько дней пережившей всю гамму чувств от отчаяния до неимоверной радости: «Врачи поставили пугающий диагноз. У меня нашли гнойную мастопатию, да ещё уплотнение (6х6см). После обследования сказали, что операция неизбежна. Конечно, и переживала, и боялась, ведь дочка ещё школьница. Когда случилась эта беда, мысленно обратилась к матушке Сепфоре, попросила её молитв. И разговаривала с ней, как с живой. Потом пошла в больницу, чтобы назначили день операции. Поставили мне в направлении — 13 мая — день преставления матушки. За неделю до операции сделали повторное УЗИ и сказали, что случилось нечто необъяснимое. Я здорова, опухоли нет, оперировать нет нужды. Так что 13 мая вместо операции была я на могилке у матушки Сепфоры.

Когда болела, молила о помощи Пресвятую Богородицу и дала обет, что если исцелюсь, поеду в святые места, непременно побываю у Преподобного Серафима Саровского. Так вот когда произошло это чудо исцеления, сейчас же вспомнила о своём обещании и поняла, что надо ехать. Но как? Работаю же. Опять к матушке: прошу помолиться. И вот нежданно-негаданно в больнице, где я работаю, организовали поездку в Дивеево. Так отозвалась на мою просьбу матушка Сепфора.

Когда вернулись домой, пришла ко мне подруга — Вера Самохина. Мы говорили с ней о поездке в Дивеево, ей хотелось побольше узнать о святых местах. Потом Вера собралась уходить, уже к двери направилась, как вдруг в углу что-то зашуршало, и оттуда вылетела птичка. Взлетела под потолок, пролетела по комнате и села у моих ног. Я взяла её в руки (она не сопротивлялась) и выпустила на волю. Уму непостижимо, ведь всё было закрыто, откуда было ей появиться? Может, это матушка дала нам знать, что она с нами и слышит нас?

А ещё хочу рассказать о дочери. Моя Юля (ей 11 лет) ходит в храм вместе со мной. Но в последнее время стала остывать к церковной службе. И вот однажды я прочитала ей рассказ о девочке Оле, как она преданно шла за Господом, умирала с Его именем на устах. Дочка слушала, затаив дыхание. А когда дочитали, мы с ней договорились летом поехать в монастырь. Той же ночью ей приснился сон, и наутро она его рассказала: «Мама мы ехали в монастырь очень долго, было много препятствий. А когда приехали, рядом с храмом увидели деревянный домик (Юля о Клыкове ничего не знала — прим. Ред.). К домику тянулась длинная-предлинная очередь. Мы спросили: «Куда вы идёте? И нам ответили: «К матушке».

Потом зашли в домик, и нас встретила бабушка — вся в чёрном. С палочкой. У неё был очень ясный взгляд. Она тебе, мама, так обрадовалась: «Да, ты часто ко мне ходишь». О чём вы говорили, я не слышала. Помню только, что ты у бабушки спросила: «Вот Юля танцует и ходит в музыкальную школу — поёт в хоре. Полезно ли это?» Бабушка закрыла глаза, помолчала. Потом ответила: «Танцевать не надо, а вот петь пусть учится. Ей это пригодится». И мне палочкой погрозила: «А ты исправляйся, исправляйся…» (Юля как раз стала, по словам мамы, пропускать воскресные службы — примеч. Ред.). Бабушка была очень добрая. Она меня ругала, а я не боялась».

Позже когда Юля поехала в Клыково, то узнала и храм, и домик, и скамеечку матушки Сепфоры — всё, что видела во сне.

Сухим из воды вышел

Елена Набатникова рассказывает: «Живу я в Киреевске, где и матушка жила до самого отъезда в Клыково. Муж мой — шофёр — уехал однажды в командировку. И вначале всё было, как всегда. А вот вечером… Молюсь я Богу и чувствую — тянет меня посмотреть на фотографию матушки Сепфоры. Как магнитом. Только взгляд к ней потянулся, вдруг сердце зашлось от предчувствия. Я к ней: «Матушка Сепфора, что-то с мужем случилось. Помоги! Помолись за него Господу».

Через день муж вернулся, а на лице у него отметина — глубокая царапина. И прямо с порога: «Ну, Лена, попал я в такую переделку! Можно сказать, сухим из воды вышел. Машина дважды перевернулась. До сих пор не верится, что жив остался». Так молитвы матушки Сепфоры отогнали беду.

А в другой раз заболел наш маленький Павлуша. Три ночи, как в огне горел, никак не могла температуру сбить. Наконец от усталости уснула тут же, у кроватки больного ребёнка. И вот едва глаза сомкнула, услышала голос: «Ну, что ж ты Сепфору не просишь о помощи?» Я тотчас вскочила, кинулась к фотографии матушки… Молюсь и плачу, прошу о помощи… А наутро Павлик проснулся совершенно здоровым».

Чего бесы боятся

А вот что написала в монастырь Людмила К.: «В июле 2001 года мы приехали в Клыково. И, конечно, к матушке на могилку зашли. С нами была бесноватая. Когда подъехали к монастырю, у неё отнялись ноги. Пришлось нести на руках. А она всё выкрикивала каким-то не своим голосом: «Ну, Сепфора! Вот это сила! Боюсь палки её и фотографии мироточивой». К фотографии в домике матушки прикладывали её с трудом. Ну, а как дальше будет, наверно, зависит от глубины веры этой женщины.

И в метель тепло

Вспоминает Зинаида Сергеевна из Киреевска: «Мы с матушкой Досифеей до того, как она стала схимонахиней Сепфорой, ходили в Церковь в Панино. Это десять километров от Киреевска. Матушка совсем плохо видела, так что я помогала ей. Помню, всю дорогу она с молитвой шла, и в любой самый сильный мороз или в метель, на холодном ветру с матушкой было тепло.

Уже тогда она имела дар прозорливости. Но от людей обычно скрывала это. Мне кое-что открыла. Например, как сложится жизнь у моих детей. Про двух старших дочерей — что обе станут жёнами священников. А сыну, когда ему было всего пять лет, сказала: «Ты священником будешь и приедешь меня причащать». Он действительно стал священником. И причастил матушку (служил тогда в Туле в храме Преподобного Сергия Радонежского) незадолго до её кончины. А про младшую дочку — что выйдет замуж за такого человека, что придется ей всячески угождать и ему, и его отцу. Словом, все матушкины предсказания сбылись».

Мальчик под колесами

Десятого июля 2002 года в одной деревне случилось несчастье. «Ночью под колёса автомобиля моего сына, — пишет К.С., — попал мальчик. Когда машина тронулась с места, рядом играли ребята. Расшалившись, один толкнул другого, а тот не удержался на ногах, упал, и в одно мгновенье оказался под колёсами. Дети закричали. Сын успел сообразить, что случилось, вывернул руль, насколько смог, но переднее колесо всё равно подмяло мальчика. В больнице у него обнаружили перелом бедра и таза.

Машина сына была служебной, и хотя в случившемся вины его не было, ему грозило увольнение с работы. Да и с мальчиком-то, что будет — и я, и сын места себе не находили. На следующий день ко мне подошла знакомая — очень добрая женщина — и посоветовала: «Проси матушку Сепфору, она всё уладит». Мне подарили её фотографию. И я стала ежедневно, когда с дочерью, когда одна молиться, звать на помощь матушку Сепфору. И всё просила, чтобы отрок Роман не стал инвалидом и поскорее выздоровел.

С фотографией матушки Сепфоры я не расставалась, брала даже на работу.

И вот однажды приснилась мне матушка. Но только не живая, а как будто мощи её… Вроде прошу у матушки Параскевы (у её дочери) разрешения приложиться к мощам, и она разрешает. Я прикладываюсь к мощам, и вдруг мы оказываемся в высоком красивом дворце. Я у мощей, и так мне хорошо, благостно… А потом смотрю: дворец — не дворец, а красивый храм. Тут и проснулась.

После этой ночи всё стало выправляться. Сначала узнала от мамы мальчика, что его уже выписывают. Даже раньше, чем предполагалось. Потом пошла на работу к сыну, где ему заявили, что не сегодня-завтра уволят. Иду по дороге и раздумываю: «Лишится он работы, что же дальше-то будет? Трудно сейчас, как бы чего худшего не случилось». И вот сама не знаю как — шла к сыну на его предприятие, а пришла к матушке Параскеве. Рассказала ей про своё горе. Потом с её разрешения подошла ко кресту-мощевику матушки Сепфоры и к фотографии. Помолилась, попросила помощи и, успокоившись, пошла на работу к сыну. Только вошла, а мне новость сообщают: сына не увольняют. Так в один день я получила два хороших известия. И всё это случилось по молитвам матушки Сепфоры».

А выпил он море…

Сколько страданий несёт в дом пристрастие к «зелёному змию». Для семьи пьянство отца или сына — это настоящее бедствие.

Людмила Владимировна Наумова живёт в посёлке Строитель в Тамбовской области. За десять лет она разучилась смеяться. Все эти годы прошли для неё, как в бреду. Сын беспробудно пил, выпил целое море горькой отравы. Не было у них ни выходных, ни праздников. Обращались к врачам и даже к знахарям (увы, нашлись «знающие» люди — посоветовали), но никакие пилюли и травки не помогали. А в начале лета 2005 года измученная мать приехала в монастырь Спаса Нерукотворного пустынь. Была в храме, затем пошла на могилку матушки Сепфоры: слёзно просила вразумить сына, направить его на путь истинный. И впервые за все десять лет в доме воцарился мир. Сын как будто опомнился, вернулся к нормальной трезвой жизни.

В конце лета Людмила Владимировна вместе с сыном и внуком вновь приехала в Клыково. Теперь уже поблагодарить матушку, и ещё раз попросить её молитв.

Ночная гостья

Летом 2005 года, побывав в Оптиной пустыни и в Шамордино, приехала в Клыково группа паломников из Ростовской области. Они увидели новый монастырь, зашли в келью матушки, отслужили панихиду на её могилке. Когда тронулись в обратный путь, было уже темно. Водители автобуса никак не могли выехать на нужную дорогу.

Ну, а что было потом, в монастыре узнали, получив письмо из Ростова. Написала в Клыково руководитель группы Светлана Кудинова: «Все паломники уже спали, меня тоже клонило ко сну.

Полусонная услышала, как остановился автобус. Ещё услышала низкий ласковый голос и окончательно погрузилась в сон. Проснулась, когда автобус остановился, выехал наконец на трассу. Тут я увидела, как дверь отворяется, а из салона выходит, как будто «выплывает» монахиня. На ней подрясник, клобук, а поверх всего пуховый платок (в автобусе было довольно холодно, хотя я в ту ночь ни разу не замёрзла).

Мысленно пристыдила себя: такая гостья у нас была, а я ей даже место не нашла — автобус-то переполнен. Когда поехали дальше, подошла к водителям и спросила, кто с нами ехал. Мне ответили, что зашёл молодой парень — сам изъявил желание показать нам дорогу. Ну, а на трассе вышел. Я никому не сказала о своём видении и, конечно, озадачилась. Но когда вернулась на своё место, со мной заговорила женщина, сидевшая рядом.

Оказывается, она тоже видела высокую монахиню в клобуке и пуховом платке. Видела и как она выходила. После разговора со спутницей, у меня не осталось никаких сомнений: на дорогу нас вывела матушка Сепфора».

Роза от матушки

Инна Николаевна Баранова из Ельца Липецкой области — тоже паломница. Однажды в качестве руководителя группы она уже побывала в Оптиной пустыни. Там подарили ей книгу, где рассказывалось о праведнице, схимонахине Сепфоре. Прочитала уже дома и загорелась желанием непременно побывать в Клыково. Примерно через полгода в апреле 2005-го, набрав группу паломников, Инна Николаевна снова отправилась в дальний путь, теперь уже с намерением обязательно посетить монастырь Спаса Нерукотворного пустынь, где жила и упокоилась схимонахиня Сепфора.

«В день нашего приезда у ворот стояло шесть автобусов, — пишет в своём письме Инна Николаевна. — Людей было много. Вдруг называют моё имя и фамилию, приглашая войти в келью схимонахини. Зашла. И тут монах мне говорит, что матушка Сепфора велела подарить мне розу, а ещё сказать, как правильно читать молитвы «Отче наш» и «Богородице Дево, радуйся…». От неожиданности я разволновалась, потому что именно эти молитвы никогда не оставляю. Так вот матушка велела передать, что, молясь, голову надо держать склонённой, чтобы душа слышала молитву. Осенью я с паломниками снова была в Клыково. Заходили и в матушкину келью».

Бабушка в черном платочке

Татьяна Ивановна Добросердова из Брянска тоже сопровождает паломнические поездки. Она уже не однажды побывала в Клыково, и всякий раз была свидетелем множества исцелений своих земляков… И всегда радовалась, когда на её глазах страдалец вставал в полный рост, чувствуя, как прибывают силы. Только что держался за больное сердце или голову, хромал, с трудом передвигался, и вдруг, словно воды живой напившись, расцветал, забывал про многолетние докучливые хвори.

Конечно, одно из самых тяжких испытаний — болезнь детей. Так вот у неё самой, у Татьяны Ивановны Добросердовой серьёзно заболел девятилетний внук. Илюша угасал на глазах. Он страдал от лейкемии — тяжелейшего заболевания крови. Вот тогда и она со слезами на глазах и болью в сердце обратилась к матушке. Вместе с ней помолились все, приехавшие из Брянска паломники. А примерно через две недели у мальчика наметилось заметное улучшение. Татьяна Ивановна молитвенно благодарила матушку Сепфору и просила её о полном выздоровлении внука. В монастыре ей дали маслице из лампадки, что на могилке матушки. И она стала помазывать им мальчика. А вскоре свершилось: ребёнок полностью выздоровел.

После исцеления Илья увидел сон. К его кровати подошла бабушка в чёрном платочке, склонилась над ним, а он поцеловал ей руку. Сонное видение было столь ярким и радостным, что мальчик, едва проснувшись, поспешил рассказать родителям и бабушке про свой сон.

В этой же семье произошло ещё одно радостное событие. Папа Илюши, Владимир Владимирович Володин, в последнее время места себе не находил. Мало того, что тяжко болел сын, занемогла и его мама — ещё одна бабушка Ильи. Причём, как оказалось, тяжкой, часто неизлечимой болезнью. При обследовании у неё обнаружили рак молочной железы. Сам доктор, сын понимал, что, учитывая стадию заболевания, надежды на выздоровление призрачны. Слишком далеко всё зашло. Но и на сей раз помогла матушка Сепфора. Спустя некоторое время те же врачи засвидетельствовали, что опухоль необъяснимым образом исчезла.

Cтранный автобус

«Видели мы, как приехали в Клыково паломники из Смоленска. Нам рассказали, что оттуда приезжают целые группы и довольно часто, — вспоминает Людмила Николаевна Горбатова. — Но на сей раз это был особенный автобус. Видно, приехало много душевно больных людей, бесноватых. Один наш знакомый (мы с ним вместе приехали) был потрясён: «Людмила, я такого никогда не видел! Что было! — у него округлились глаза. — Они бесновались!» Как плясали от матушкиной палочки, когда в келейку зашли. Рвали и метали. И рычали, и кричали: «Какая она сильная, не можем переносить её!» Тогда-то мы поняли, какая благодать исходит от матушки, от её могилы, от келейки, в которой она жила и молилась. Для многих благодать эта, как спасательный круг посреди житейских штормов.

Цветы в ноябре

Запомнилась им ещё одна поездка — в 2005 году. Было это на годовщину матушки. Не весной, а глубокой осенью. С Баскиными поехали их добрые знакомые Виктор Александрович и Валентина Фёдоровна Кудлацкие. Время грустное. Снега ещё нет, но и тепла уже нет. Валентина Фёдоровна Кудлацкая благодарно вспоминает:

— Подошли мы к могилке, и вдруг слышу я такой запах — тончайший аромат, благоухание. Вначале подумала, что ветерок доносит запахи благовоний из церкви. Потом убедилась, что не оттуда. А вот когда к матушкиному домику подошли, запах усилился. Стали озираться по сторонам: «Может, что-то цветёт?» А уже ноябрь на дворе — какое там цветение. Причём запах слышала не только я, но и муж, и наши друзья, с которыми мы приехали. Поняли мы тогда, что это благоухание небесного происхождения.

— В матушкиной келье, — дополняет Лидия Илларионовна Баскина, — есть мироточивая икона. Мироточит она не всегда. Но в тот день мироточила особенно сильно. Думаю, что это чудо дано нам было во укрепление, а нашим друзьям, чтобы они узнали, что такое чудо.

* * *

Если вы приедете в Клыково, наверняка, узнаете про такое множество исцелений, что эти страницы поблекнут, наверняка, окажутся слабым отражением того, что происходит в обители. Именно поэтому тем, кто живёт рядом или часто бывает там, теперь уже не кажется сказочным и невозможным одно из предсказаний матушки. А говорила она, что придёт время, и Клыково станет городом. Называться он будет Спасск. Монастырь разрастётся, на его территории появится много строений. А рядом с обителью поднимутся новые здания — сюда будут съезжаться люди с разных городов и весей. Собственно, они уже съезжаются, строят дома, обустраивают свой быт, приходят в храм… Ну, а духовным центром, сердцем Спасска, конечно же, станет святая обитель — Спаса Нерукотворного пустынь и её устроительница, почившая здесь схимонахиня Сепфора, которая и прежде (при жизни), и теперь молилась и молится о нас грешных, о нашем возвращении под покров Отца Небесного и Пресвятой Богородицы.