Митрополит лонгин саратовский

Содержание

Биография

Родился 31 июля 1961 года в городе Сухуми Абхазской АССР. В 1982 году окончил филологический факультет Абхазского государственного университета. В 1985 году поступил в Московскую духовную семинарию и был принят в число братии Троице-Сергиевой Лавры.

После окончания Московской духовной семинарии был направлен на обучение на богословский факультет Софийского государственного университета. Во время учебы в Болгарии служил священником в русском храме во имя святителя Николая в Софии. После завершения обучения вернулся в Троице-Сергиеву Лавру. В 1992 года был назначен настоятелем Московского подворья Троице-Сергиевой Лавры.

19 августа 2003 года в храме Христа Спасителя в Москве рукоположен во Епископа Саратовского и Вольского. Хиротонию совершил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

За семь лет пребывания Владыки Лонгина на Саратовской кафедре число действующих приходов Саратовской епархии увеличилось вдвое. Реставрируются старинные храмы, восстанавливаются разрушенные святыни, открываются новые приходы.

Епископ Лонгин является ректором Саратовской православной духовной семинарии — высшего религиозного учебного заведения, являющегося старейшим учебным заведением в Саратове. В 2010 году Саратовская семинария отмечает свое 180-летие.

Семинария является не единственным духовным учебным заведением в Саратове — в 2005 году в епархии был создан Учебный центр во имя преподобномученицы великой княгини Елисаветы, где ведется обучение девушек по специальностям «Регент церковного хора» и «Сестра милосердия».

В 2007 году в Саратове открылась Свято-Покровская православная классическая гимназия. В 2010 году состоялся набор в первый класс в православной гимназии во имя святого Александра Медема в Хвалынске. Готовится открытие общеобразовательных православных школ в Петровске, Покровске (Энгельсе) и Балаково.

При храмах епархии действуют воскресные школы. Летние каникулы воспитанники воскресных школ проводят в епархиальном православном детском оздоровительном лагере «Солнечный». Работает Свято-Романовская детская православная хоровая школа.

Правящий Архиерей Саратовской епархии уделяет приоритетное внимание просветительской, миссионерской деятельности Церкви и развитию ее социального служения. В епархии созданы миссионерский отдел, отдел по взаимодействию Церкви и общества, отдел религиозного образования и катехизации, отдел по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, отдел по социальному служению и церковной благотворительности. Действуют ассоциация православных педагогов, общество милосердия и общество православных врачей, православное молодежное общество.

Многие события, происходящие в Саратовской епархии, имеют не только внутрицерковное, но и общественное значение. Стали традиционными впервые проведенные в 2003 году Пименовские чтения — теперь это масштабный межрегиональный церковно-общественный форум, который ежегодно собирает множество участников из разных городов страны.

Благодаря работе епархиального информационно-издательского отдела главные события церковной жизни находят отражения в саратовских средствах массовой информации. В епархии выходят газета «Православная вера», ежеквартальный полноцветный журнал «Православие и современность». На саратовском телевидении выходят программы «Символ веры» и «Небо на земле», подготовленные епархиальной телестудией. Активно работает издательство Саратовской епархии. Информационно-аналитический портал «Православие и современность» является одним из самых посещаемых сайтов православного рунета.

Епископ Лонгин входит в состав Издательского совета Русской Православной Церкви, является председателем редакционного совета журнала «Православие и современность», членом редакционного совета журнала «Альфа и Омега». С 2005 года он — член Общественной палаты Российской Федерации.

Русская Православная Церковь

Лонгин, митрополит Саратовский и Вольский (Корчагин Владимир Сергеевич)

Дата рождения: 31 июля 1961 г.

Дата хиротонии: 19 августа 2003 г. Дата пострига: 21 июля 1986 г. День ангела: 29 октября

Страна: Россия Биография:

Родился 31 июля 1961 г. в г. Сухуми Абхазской АССР в семье служащих.

В 1977 г. поступил, в 1982 г. окончил полный курс вечернего отделения филологического факультета Абхазского государственного университета. Одновременно в 1979-1981 гг. работал экскурсоводом, в 1981-1983 гг. — преподавателем русского языка и литературы в средней школе.

В 1983-1985 гг. служил в рядах Советской армии. После демобилизации поступил в Московскую духовную семинарию.

В мае 1986 г. был принят в братию Троице-Сергиевой лавры.

21 июля 1986 г. пострижен в монашество, 29 августа 1986 г. рукоположен во иеродиакона, 7 июня 1988 г. — во иеромонаха.

В 1988 г. окончил Московскую духовную семинарию и был принят в Московскую духовную академию. В октябре того же года направлен на учебу в Софийскую духовную академию им. св. Климента Охридского (с 1990 г. академия была восстановлена в прежнем статусе богословского факультета Софийского государственного университета). В период обучения в Болгарии служил внештатным священником в русском храме свт. Николая в Софии.

В 1992 г., завершив учебу, вернулся в Троице-Сергиеву лавру, исполнял послушание помощника эконома.

15 декабря 1992 г. назначен настоятелем подворья Троице-Сергиевой лавры в Москве.

В мае 1994 г. возведен в сан игумена.

15 апреля 2000 г. возведен в сан архимандрита.

19 августа 2003 г. в Храме Христа Спасителя в Москве хиротонисан во епископа Саратовского и Вольского.

Решением Священного Синода от 5-6 октября 2011 г. (журнал № 132) назначен главой новообразованной Саратовской митрополии.

8 октября 2011 г. возведен в сан митрополита.

Решением Священного Синода от 7 июня 2012 г. (журнал № 55) утвержден в должности настоятеля (священноархимандрита) Спасо-Преображенского мужского монастыря г. Саратова.

Образование:

1982 г. — Абхазский государственный университет.

1988 г. — Московская духовная семинария.

1992 г. — богословский факультет Софийского государственного университета.

Место работы: Саратовская митрополия (Глава митрополии) Епархия: Саратовская епархия (Правящий архиерей) Награды:

Церковные:

  • 1987 г. — медаль прп. Сергия Радонежского II степени;
  • 1988 г. — медаль прп. Сергия Радонежского I степени;
  • 2011 г. — орден прп. Сергия Радонежского II ст.;
  • 2016 г. ― орден свт. Иннокентия Московского II ст.;
  • 2017 г. ― орден св. Димитрия Басарабовского II ст. (Болгарская Православная Церковь).

Светские:

  • 2008 г. — почетный знак «За активную работу по патриотическому воспитанию граждан Российской Федерации»;
  • 2016 г. — юбилейный нагрудный знак губернатора Саратовской области «В ознаменование 80-летия образования Саратовской области».

E-mail: panagia@yandex.ru Web-сайт: www.eparhia-saratov.ru

Публикации на портале Патриархия.ru

Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин: «Традиция приема в семинарию вчерашних школьников себя изживает»

Общение со Святейшим Патриархом никого не может оставить равнодушным

Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин: Решения, принимаемые на Соборах, диктуются самой жизнью

Митрополит Саратовский Лонгин: «В отношении к Таинствам крайности неуместны»

Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин: «Власть архиерея условна, реальна лишь ответственность»

Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин: Я надеюсь, что новые архиереи будут ощущать поддержку своей паствы

ЛОНГИН (КОРЧАГИН)

Митрополит Лонгин (Корчагин)

Лонгин (Корчагин) (род. 1961), митрополит Саратовский и Вольский, глава Саратовской митрополии, священноархимандрит Саратовского Спасо-Преображенского мужского монастыря, ректор Саратовской духовной семинарии, настоятель Свято-Троицкого собора и Покровского храма города Саратова

В миру Корчагин Владимир Сергеевич, родился 31 июля 1961 года в городе Сухуми Абхазской АССР, в семье служащих.

В 1977 году окончил среднюю школу, в том же году поступил на вечернее отделение филологического факультета Абхазского Государственного университета.

С 1979 по 1981 год работал экскурсоводом, а с 1981 по 1983 год — преподавателем русского языка и литературы в средней школе.

В 1982 году окончил Абхазский Государственный университет.

С октября 1983 по май 1985 года служил в рядах Вооруженных Сил. После демобилизации поступил в Московскую духовную семинарию.

В мае 1986 года был принят в братство Троице-Сергиевой Лавры.

21 июля 1986 года был пострижен в монашество с именем Лонгин, в честь мученика Лонгина Сотника.

29 августа 1986 года был рукоположен во иеродиакона.

7 июня 1988 года был рукоположен во иеромонаха.

В 1988 году окончил Московскую духовную семинарию и был принят на 1 курс Московской духовной академии. В октябре того же года направлен на учёбу в Болгарию, в Софийскую духовную академию святого Климента Охридского. В период обучения в Болгарии служил внештатным священником в русской церкви святителя Николая в Софии.

В 1992 году окончил Богословский факультет Софийского Государственного университета. В июле 1992 года вернулся в братство Троице-Сергиевой Лавры и нёс послушание помощника эконома.

15 декабря 1992 года был назначен настоятелем Подворья Троице-Сергиевой Лавры в городе Москве.

В мае 1994 года был возведён в сан игумена.

15 апреля 2000 года был возведён в сан архимандрита.

7 мая 2003 года определено быть епископом Саратовским и Вольским.

Епископ Лонгин (Корчагин)

13 августа того же года был наречён, а 19 августа — хиротонисан во епископа Саратовского и Вольского. Хиротонию в Храме Христа Спасителя города Москвы возглавил патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Ему сослужили: митрополиты Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков), Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев), Воронежский и Борисоглебский Сергий (Фомин), Элассонский Василий (Колокас) (Элладская Православная Церковь), Неврокопский Нафанаил (Калайджиев) (Болгарская Православная Церковь), Черновицкий и Буковинский Онуфрий (Березовский); архиепископы Тульский и Белевский Алексий (Кутепов), Тверской и Кашинский Виктор (Олейник), Костромской и Галичский Александр (Могилев), Истринский Арсений (Епифанов), Тихвинский Константин (Горянов), Верейский Евгений (Решетников), Ярославский и Ростовский Кирилл (Наконечный); епископы Пензенский и Кузнецкий Филарет (Карагодин), Томский и Асиновский Ростислав (Девятов), Орехово-Зуевский Алексий (Фролов), Тираспольский и Дубоссарский Юстиниан (Овчинников), Красногорский Савва (Волков), Бакинский и Прикаспийский Александр (Ищеин), Ставропольский и Владикавказский Феофан (Ашурков), Дмитровский Александр (Агриков), Сергиево-Посадский Феогност (Гузиков), Брянский и Севский Феофилакт (Моисеев), Нижегородский и Арзамасский Георгий (Данилов), Люберецкий Вениамин (Зарицкий).

26 декабря 2003 года был назначен ректором Саратовской духовной семинарии.

24 ноября 2007 года был избран в состав Общественной палаты РФ от общероссийских общественных организаций во второй раз.

6 октября 2011 года был назначен главой Саратовской митрополии .

8 октября 2011 года был возведён в сан митрополита патриархом Московским и всея Руси Кириллом (Гундяевым) в Успенском соборе Троице-Сергиевой лавры .

13 декабря 2011 года принял на себя обязанности настоятеля Свято-Троицкого собора города Саратова .

7 июня 2012 года был утверждён в должности настоятеля (священноархимандрита) Спасо-Преображенского мужского монастыря города Саратова .

Награды

  • палица (1996)
  • наперсный крест с украшениями (1998)
  • орден прп. Сергия Радонежского II степени (2011)
  • памятная патриаршая панагия (1 февраля 2015, за усердные архипастырские труды и в память о визите в Саратовскую епархию)
  • орден св. равноап. Кирилла и Мефодия I степени (15 февраля 2015, Болгарская Православная Церковь)

Светские

  • почетный знак «За активную работу по патриотическому воспитанию граждан Российской Федерации» (2008)

Использованные материалы

  • Биография на официальном сайте Русской Православной Церкви:

Журнал № 132 заседания Священного Синода от 5-6 октября 2011 года:

Святейший Патриарх Кирилл возвел в сан митрополита ряд архиереев Русской Православной Церкви, официальный сайт Русской Православной Церкви, 8 октября 2011 года:

Указ управляющего Саратовской епархией от 13 декабря 2011 года № 239:

Журнал № 55 заседания Священного Синода от 6-7 июня 2012 года:

«Завершился визит Святейшего Патриарха Кирилла в Воронежскую епархию», официальный сайт Русской Православной Церкви, 18 сентября 2011,

«В шестую годовщину интронизации Святейшего Патриарха Кирилла в Храме Христа Спасителя совершена Божественная литургия», официальный сайт Русской Православной Церкви, 1 февраля 2015,

«Божественная литургия в храме святителя Николая Чудотворца — Подворье Патриарха Московского и всея Руси в Софии и лития в крипте храма», официальный сайт Саратовской епархии, не ранее 15 февраля 2015,

«Епископ Лонгин награжден почетным знаком «За активную работу по патриотическому воспитанию граждан Российской Федерации»», официальный сайт Русской Православной Церкви, 28 ноября 2008,

Надо начинать с классики

Вышел в свет очередной номер журнала «Православие и современность. Ведомости Саратовской митрополии». Ведущая тема номера на сей раз – «Что читает Церковь?» Какую роль играет и должна играть книга в жизни православного человека? Почему мы так неохотно читаем святоотеческую литературу? Что дает нам русская и зарубежная классика, и те писатели ХХ века, которые продолжают ее традиции? Как быть с литературой талантливой, но по сути греховной? Как научиться читать Священное Писание? В числе других наших собеседников на эти вопросы отвечает митрополит Саратовский и Вольский Лонгин. Беседу с ним мы размещаем сегодня на нашем сайте и предлагаем посетителям-саратовцам поинтересоваться свежим номером «Православия и современности».

«Если человек не любит, не приучен читать ― это не просто печально, это трагично»,― считает Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин. Наш разговор ― о роли книги в жизни человека, любви к чтению, об отношении к духовной литературе и Священному Писанию.

Уроки классики: воспитание чувств

― Владыка, были ли в Вашей жизни, в жизни близких Вам людей ситуации, когда книга кардинально изменила жизнь? Ведь такое бывает. И почему именно книги обладают такой способностью ― менять жизнь человека, его мировоззрение?

– Я действительно знаю много случаев, когда прочитанная книга если не меняла жизнь человека, то, по крайней мере, очень сильно влияла на нее. Причем это могли быть самые разные книги ― не только Евангелие или духовная литература. Скажем, в годы моей молодости я знал нескольких человек, которые, прочитав роман «Мастер и Маргарита» ― книгу выдающуюся в литературном, но весьма спорную во всех остальных отношениях, настолько заинтересовались евангельской темой, которая тогда практически не звучала (дело было на рубеже 1970–1980-х годов), что это стало для них поводом найти и прочитать Евангелие. Многие из них стали верующими, причем даже на моей памяти не один и не два человека. Тут все сложилось по пословице: «Дорого яичко ко Христову дню». Когда есть востребованность темы, книга, пусть и спорная, может послужить тем легким толчком, от которого с горы покатится лавина.

Сам я читал и читаю очень много. У меня в жизни так получилось, что мама меня приучала, даже сначала заставляла, читать. У маминых знакомых была очень хорошая библиотека ― такая типичная библиотека советских интеллигентов-гуманитариев с собраниями сочинений классиков: Диккенс, Бальзак, Дюма, Пушкин, Достоевский, Толстой… Позже я удивлялся, как мне вообще удалось это выдержать: мама заставляла меня читать не просто отдельные произведения ― а именно собрания сочинений, том за томом. К счастью, я был освобожден от необходимости читать письма ― тогда я совершенно не понимал, зачем их публикуют. Это сейчас я уже знаю, что письма – самое интересное в собраниях сочинений.

Я читал достаточно много книг и в какой-то момент настолько зачитался, что потом маме приходилось уже меня ограничивать: читал на уроках, под одеялом с фонариком. Самым забавным был, наверное, случай в классе седьмом, когда меня поймали на уроке, читающим очередную книгу из собрания сочинений Бальзака. Книга была под партой. Учительница достала ее, поглядела на книгу, на меня и с уважением отдала мне ее обратно.

Я научился читать быстро и стал почти всеядным. Потом филфак, где очень много книг приходилось читать просто по необходимости, по программе: и русскую, и зарубежную, и современную литературу. Я был записан в пяти-шести библиотеках города и брал там всегда очень много книг.

Я рассказываю это просто для того, чтобы было понятно: у меня достаточно большой читательский опыт, есть, надеюсь, знание литературы и вкус к чтению. И вот почему я очень хорошо помню свои впечатления от первых прочитанных мною святоотеческих книг – это были авва Дорофей, «Лествица» преподобного Иоанна и «Отечник» епископа Игнатия (Брянчанинова). Когда я прочитал эти три книги – было это в первые месяцы моего обучения в семинарии – я сказал себе: всё, больше я ничего, кроме этого, читать не буду. И действительно, долгое время не читал никакой другой литературы, кроме духовной. Потом постепенно, через несколько лет, снова начал читать, в первую очередь перечитывать классику.

Так что могу свидетельствовать из личного опыта: книга может очень существенно повлиять на человека. Почему? Книга – это самый оптимальный инструмент воспитания, выработанный человеческой культурой. Благодаря хорошим книгам человек может научиться очень многому. Прежде всего, он получает необходимое воспитание чувств – то, что людям нечитающим получить больше совершенно неоткуда. Не в Интернете же с его постоянной руганью, скудным и часто буквально заборным лексиконом этому учиться?

Читающий классическую литературу человек получает возможность восприятия высоких понятий – таких, как дружба, любовь, честь, верность, доблесть, героизм. Хотя сегодня, наверное, это может показаться кому-то смешным… Кроме того, он как бы входит в мир человеческой истории, поставляет себя в определенное место исторического процесса, потому что классическая художественная литература всегда исторична.

И помимо всего прочего, книги – это важный инструмент познания мира. Одно дело, когда ребенок учит что-то в школе, скажем, географию или историю: от него требуют запоминать названия, самые высокие точки, полезные ископаемые или даты тех или иных сражений, имена царей, полководцев с датами их жизни и так далее. Конечно, очень трудно, особенно в детском, подростковом возрасте испытывать к этому интерес. А книги ― художественная, историческая, познавательная литература ― расширяют кругозор и создают такой контекст, что это все запоминается естественным путем. Скажем, одно дело – изучать биологию по учебнику, другое – по книгам Джеральда Даррелла.

Поэтому литература, по моему мнению, не просто часть человеческой культуры ― это ее фундамент. Может быть, конечно, кто-то с этим поспорит, но я, как человек с гуманитарным уклоном, считаю, что это так.

К сожалению, сегодня, когда общаешься с молодыми людьми, видишь, что у подавляющего большинства из них не было возможности научиться читать книги. И если человек не любит, не приучен читать ― это не просто печально, это трагично. Я знаю массу прекрасных молодых людей с замечательными задатками, развитие которых тем не менее оканчивается на уровне седьмого класса средней школы. Они не могут подняться над этим уровнем, потому что не приучены читать. К сожалению, сегодня таких людей становится все больше.

― А возможно ли приучить человека к чтению, если у него нет навыка, привычки читать, полученной в детстве, в юности? Ваш опыт ― как ректора семинарии, бывшего настоятеля монастыря…

― В монастыре это получалось, потому что человек, приходящий в монастырь, настроен на послушание. Я благословлял: «Вот тебе книга, читай», ― и он читал. К сожалению, в семинарии это действует гораздо хуже. Поэтому я скажу: возможно, но трудно. Все-таки именно родителям очень важно «поймать момент», когда ребенка можно заинтересовать чтением.

Священное Писание: нельзя прочитать раз и навсегда

― Чтение Священного Писания отличается от любого другого?

― Да, конечно, отличается.

Необходимо, чтобы человек читал Священное Писание, особенно в первый раз, понимая, что это такое, что это за книга ― чтобы она не стояла для него в ряду «Илиады», «Одиссеи», других древних повествований о делах давно минувших дней. Надо понимать место этой книги в истории человеческой цивилизации. Поэтому до того, как ты открываешь Библию, обязательно надо прочитать что-то и о самой Библии ― историю и время ее создания, основное содержание книг, входящих в ее канон.

Тем более надо понимать, что Новый Завет – Евангелие – невозможно читать как обычное повествование. Как бывает: прочитал книгу, пусть даже очень хорошую, один раз и отложил ее в сторону. «Читал «Войну и мир»?» – «Читал, в девятом классе». А Евангелие человек должен читать всегда, всю жизнь, и тогда с каждым новым чтением ему открываются все новые и новые грани этой Книги.

Священное Писание требует гораздо большего внимания. Когда мы читаем обычную книгу, особенно если есть навык быстрого чтения, мы стараемся быстрее пробежать по сюжету, может быть, даже пропуская какие-то «излишества», вроде описаний природы, сражений и тому подобного. А Священное Писание всё богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности (2 Тим. 3, 16). Каждое его слово, каждая фраза имеет определенный и достаточно глубокий смысл, не только буквальный, повествовательный, но и духовный.

Именно поэтому существует обширный пласт толкований (экзегезы) Священного Писания. Сам Господь говорит в Евангелии о необходимости «исследовать Писания» (см.: Ин. 5, 39), и христианская экзегеза возникает одновременно с апостольской проповедью: никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою. Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым (2 Пет. 1, 20–21). Поэтому Писание воспринимается во всей полноте только в контексте святоотеческих толкований.

Человеку, который только знакомится с церковной жизнью и ее учением, прежде всего необходимо, конечно, прочитать Новый Завет, потом уже Ветхий, несмотря на то что в Библии они расположены в обратном порядке. Очень хорошо бы почитать толкования святителя Иоанна Златоуста на Евангелия от Матфея и Иоанна, а если хватит терпения и сил, то и на апостольские послания.

― Нужны ли «особые условия» для того, чтобы читать Священное Писание, святых отцов? Сегодня многие люди читают в транспорте, потому что для них это единственное «свободное время». Дома же, особенно после рабочего дня и всех домашних дел, кажется, что уже невозможно воспринимать ничего серьезного…

― Есть такая практика, она рекомендуется достаточно большим количеством духовно опытных людей – начинать день с чтения Священного Писания, хотя бы главы Евангелия. Человек должен буквально питать им свою душу, чтобы руководствоваться Евангелием во всех ситуациях своей жизни.

Кроме того, к вечеру, действительно, люди чувствуют себя уставшими, буквально перегруженными. Классическая европейская традиция – семейное чтение Библии по вечерам, которая, кстати, нашла отражение и в художественной литературе, и в живописи. Но, увы, эта традиция относится больше к другим временам, когда жизнь была более размеренной. Ежедневный труд человека мог быть тяжелым физически, но его голова все-таки оставалась в относительном покое ― не так, как в сегодняшнем «информационном обществе», когда мы, придя домой, бывает, уже не соображаем, кто мы и где находимся.

Поэтому, на мой взгляд, Священное Писание лучше читать дома утром. Бывает, что и в транспорте люди читают серьезные книги. Это зависит, скорее, от того, имеет ли человек навык внимательного чтения. Если имеет, то можно читать и в дороге ― это гораздо лучше, чем смотреть по сторонам.

Духовная литература: слово о Боге

― Какие книги, по Вашему мнению, необходимо прочитать каждому христианину?

― Обязательно надо прочитать авву Дорофея, наших отечественных подвижников – святителя Феофана Затворника, святителя Игнатия (Брянчанинова), потом «Добротолюбие». Собственно говоря, «Добротолюбие» ― это хрестоматия святоотеческих текстов. Мне кажется, первые четыре тома «Добротолюбия» – это чтение, от которого невозможно оторваться. «Добротолюбие» в русском переводе святителя Феофана Затворника – это чтение, подходящее для всех христиан, потому что святитель Феофан постарался адаптировать даже сложные монашеские, исихастские тексты для обычных людей. Поэтому, несмотря на имеющееся заблуждение ― «″Добротолюбие″ только для монахов» ― читать его можно и нужно всем. При знакомстве с духовной литературой, как и с обычной, начинать надо с классики: сначала должны быть святоотеческие книги, фундаментальные, основополагающие, а потом уже можно читать современных авторов. Скажем, есть очень хорошие книги старца Паисия Святогорца, которые вошли в нашу жизнь относительно недавно.

― По мнению святителя Игнатия Брянчанинова, оскудели наставники, и нашему времени приличествует «жительство под руководством отеческих писаний». Это значит ― учиться духовной жизни надо, прежде всего, по книгам?

― Безусловно. Без чтения святых отцов действительно невозможно воспринять какие-то основы духовной жизни, даже если есть наставники, и наставники хорошие. Ни один даже самый замечательный старец не может знать всего. А святоотеческие творения – это энциклопедия духовного опыта. Ведь не секрет, что все люди разные, и есть много путей духовной жизни: что-то под силу одним людям, что-то ― другим. Поэтому чтение святых отцов – это добродетель, обязательная для монахов и очень желательная для мирян.

Особенно это касается святых отцов и подвижников, близких нам по времени. Они писали для людей, которые похожи на нас, у которых схожие проблемы, обстоятельства жизни. Одно дело – когда мы читаем про египетских пустынников, а другое, допустим,– письма игумена Никона (Воробьева) к духовным чадам, написанные в 1960-х годах, или того же старца Паисия.

― Отличие духовной литературы от любой другой ― ее надо не только прочитать, но и исполнять на деле. Как этому научиться, на что обратить внимание?

― Самое главное отличие все-таки в том, что даже самая глубокая классическая, художественная литература – это вымысел, более или менее удачный, даже если говорится о каких-то очень важных вещах («типические характеры в типических обстоятельствах»). Если угодно, это жанр притчи, только очень хорошо развившийся. А духовная литература – это слово о Боге, это иллюстрация к Евангелию. Это рассказ о людях, которым удалось в своей жизни исполнить евангельские заповеди ― не просто прочитать Священное Писание и удивиться: «Надо же, как хорошо написано, какие правильные слова сказаны», а исполнить на деле. Возьмем житие Антония Великого ― посмотрите, он слышит в церкви евангельские слова: пойди, продай имение твое и раздай нищим … и приходи и следуй за Мною (Мф. 19, 21) ― и раздает всё, и уходит в пустыню. Совершенно немыслимая для сегодняшнего сознания ситуация! Да и во все времена христианства такое нечасто встречалось ― однако это реальность.

Поэтому, когда мы входим в область святоотеческой, духовной литературы, главное ― помнить и понимать, что это слово о Боге, богословие. Евангелие ― слово Самого Бога. И относиться к нему нужно стараться так, как отнесся преподобный Антоний Великий ― в ту меру, которая для нас возможна и которую мы сможем понести.

Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин

Избирательное благочестие епископа Лонгина

«Узкий путь» спасения или дорога в ад? Церковная смута, вызванная встречей патриарха Кирилла с папой римским, увы, растёт и ширится. И если сперва её главными поджигателями выступали немногочисленные «зилоты» – маргинальные и экзальтированные – то со временем в водоворот событий начинают втягиваться всё более широкие слои православной общественности и духовенства. Теперь эта волна докатилась и до епископата.
Так, недавно епископ Банченский Лонгин (Жар), викарий Черновицко-Буковинской епархии УПЦ МП, выступая перед собранием верующих, сказал: «Сегодня тревожно. Каждая душа в православном мiре очень обеспокоена, все люди очень обеспокоены тем, что происходит сегодня. Потому что мы не хотим потерять спасения. И мы хотим ту веру, которая дана нам один раз и навсегда, которая не меняется, сохранить и сберечь.
Мы молимся за святейшего патриарха Кирилла. И братья наши молятся, и вы должны молиться. Но поминать на литургии его я не могу, потому что не знаю: кто – православный, кто – католик, кто – еретик. Документ, который принят по итогам встречи святейшего и папы римского… Это ересь, братья и сестры! Это настоящая ересь.
Мы все пришли в монастырь, оставив этот мiр, не потому, что нам не было что в нём (в мiру – К.Д.) делать. Мы полюбили Господа Бога. Нас никто не заставлял любить Его. Нас никто не заставлял оставить своих матерей, родителей своих, и прийти в монастырь. Меня заставила любовь Божия, когда я узнал, что Он из-за меня пострадал на Кресте…
Я прошу у Святейшего Патриарха прощения, но пусть и он попросит прощения у нашей Православной Церкви, у православных христиан и у всех святых отцов, которые 1000 лет сохраняли Истину, которых он оскорбил…
Я хочу оставаться верным Господу Богу! Я призываю братьев и сестер и всех православных христиан: мы не людям должны оставаться верными, а Самому Господу Иисусу Христу и истинной нашей Православной Церкви! Простите, но я никогда не буду единым с еретиками. Я — православный! У меня есть догматы и каноны Православной веры, и я не стану предателем!»
Это заявление владыки Лонгина почти дословно перекликается с известным обращением епископа Чукотского Диомида (Дзюбана), которое он обнародовал 22 февраля 2007-го года. Вспомним: тогда обращение чукотских клириков послужило причиной весьма прискорбной истории, закончившейся извержением владыки Диомида из сана на Архиерейском Соборе 2008-го года и его уходом в раскол с немногочисленной группой единомысленных священников и мирян.
Неужели мы второй раз наступим на те же грабли? Не дай Бог! Было бы очень горько и обидно вновь повторить старые ошибки. Тем более, что и в основании диомидовского обращения, и в основании призывов епископа Лонгина лежат благие намерения, справедливые недоумения и правильные слова. Вопрос лишь в том, как именно эти слова и намерения собираются претворять в жизнь их благочестивые авторы. Как они планируют разрешить свои недоумения? С помощью каких внутрицерковных инструментов собираются отстаивать свою позицию?
Эти вопросы принципиально важны для правильного понимания происходящего. Ибо если инструментом «ревнителей» станет новая церковная смута, новый раскол, тогда грош цена всей этой «благонамеренности». Православные знают: именно такими «благими намерениями» вымостил дорогу в ад лукавый враг рода человеческого! Если же нам удастся удержать ситуацию в конструктивном русле, если удастся не допустить раскола и пресечь разгул разрушительных страстей, прикрывающихся благочестивыми фразами, то само по себе стремление оздоровить церковную жизнь законными способами можно только приветствовать.
Более того, в этом случае происходящее вполне можно будет описать словами русской пословицы: не было бы счастья, да несчастье помогло! Ибо тогда злополучная встреча патриарха с папой поневоле станет катализатором широкого внутрицерковного обсуждения самых больных вопросов, самых злободневных проблем нашего церковного бытия. Тех самых вопросов и проблем, которые годами замалчивались равнодушными церковными чиновниками и заметались под ковёр «широко мыслящими» либерал-экуменистами.
Решать наболевшие проблемы и отвечать на злободневные вопросы, безусловно, надо. Более того, давно пора. Но – только не ценой церковного единства! Здесь – центральный пункт наших расхождений с «зилотами». Именно здесь находится своего рода духовная развилка, этакое распутье, как в известной сказке про русского богатыря. Думай-де и решай, добрый молодец. Выбирай: налево пойдёшь, Церкви навредишь и свою душу погубишь, направо пойдешь – другим поможешь и сам спасешься…
Экуменист экуменисту рознь? Кто же такой этот епископ «Лонгин-непоминающий»? Он, без преувеличения, личность выдающаяся. Имеет звание «герой Украины», которое ему присвоил в 2008-м году президент «за выдающиеся личные заслуги перед Украиной в реализации государственной политики социальной защиты детей-сирот и детей, лишённых родительской опеки, многолетнюю благотворительную деятельность». А кроме того, является кавалером ещё четырёх государственных и шести церковных орденов!
Владыка Лонгин знаменит на Украине тем, что он усыновил почти 400(!) детей. Самостоятельно, без государственной помощи, построил для них церковный приют. На пустыре, «с нуля», выстроил обширный Свято-Воскресенский мужской монастырь. Кстати, главный собор этого монастыря в 2011-м году освятил патриарх Кирилл, после чего посетил церковный приют, обустроенный наместником, тогда ещё архимандритом Лонгином, и собственноручно вручил ему орден святого равноапостольного князя Владимира III степени.
Короче, с какой стороны ни глянь, весьма достойный иерарх. И за дело болеет: к 46-ти годам, говорят, перенёс три инфаркта. Учитывая всё вышесказанное, его слова о прекращении возношения имени патриарха Кирилла во время Литургии могут иметь большое влияние на многих верующих. Не скрою: и я, грешный, попал под впечатление этих слов. Поэтому решил ознакомиться с позицией епископа Лонгина поподробней.
И тут… Я вдруг обнаружил… Не то, чтобы лукавство, нет. Но какую-то странную избирательность обличительной ревности владыки.
Например, я не могу понять, почему владыка Лонгин, столь строгий к московскому патриарху Кириллу, ни разу не упрекнул в отступлении от православия своего киевского митрополита, покойного Владимира (Сабодана, + 2014), из рук которого пять раз, начиная с 2004-го года, принимал церковные ордена? А ведь за это время митрополит Владимир успел ТАКОГО наговорить про католиков, униатов и экуменизм, что патриарху Кириллу и в страшном сне присниться не могло!
Чего стоит, например, его заявление о том, что «если судить из древней практики, то Таинства католиков и православных считают действительными обе Церкви — это не сегодняшнего дня постановление. Практика такая, что если, скажем, священник Католической Церкви переходит в Православие или наоборот, он принимается в том сане, в котором он есть. Это значит, что Таинства взаимно признаются. Это касается именно Римо-Католической Церкви. И Греко-Католической, поскольку это часть Римо-Католической Церкви, только восточного обряда».
Опубликованы эти перлы униатства были не где-нибудь, а в официальном органе УПЦ МП — «Церковной газете» (№8, март 2007). Но тогда это почему-то ничуть не оскорбило столь ранимую ныне православную совесть владыки Лонгина, и он благополучно продолжил поминать митрополита Владимира на Литургии. А вот нынче поминать патриарха Кирилла – прекратил, хотя патриарх ничего, даже близко напоминающего униатские бредни митрополита Владимира, на встрече с папой римским не говорил…
Но епископ Лонгин строг только к русскому патриарху. К своему украинскому митрополиту он относится гораздо снисходительнее! Поэтому ни словом, ни намёком не возразил ему даже тогда, когда, отвечая на вопросы корреспондентов радио «Свобода», владыка Владимир признал, что во времена «гонений на греко-католиков» он «сохранял для них храмы и паству».
Не верите? Извольте убедиться. Интервью это состоялось 14 февраля 2007-го года. Корреспонденты «Свободы» спрашивают украинского первоиерарха:
«Ваше Блаженство, Вы долгое время служили в Западной Европе, много встречались с католиками, с протестантами, были во Всемирном Совете Церквей. Скажите, почему само понятие «экуменизм», которое, собственно, означает путь христиан к общей евхаристической чаше, стало ругательным среди православных?
Когда разговариваешь с православными епископами, долго служившими на Западе, то понимаешь: они знают, что католики – братья, что у них есть апостольское преемство. Почему же людям не разъяснить, что католики – это не так плохо и не так «богомерзко», как об этом в каких-то брошюрах пишут?»
На такие вопросы митрополит Владимир, среди прочего, отвечает:
«Я с вами согласен, что надо людям разъяснять. И это в некоторой степени делается… Еще придут времена, все станет на свои места… Православные люди, и в этом в какой-то степени виновата Церковь, недостаточно информации получали в прошедшие времена…
В экуменическом движении никогда не было измен, никто не изменял Православию. Наоборот, люди, которые занимались экуменическим движением, свидетельствовали о том, какая богатая наша Православная Церковь…
Недавно во Франции прошли дни Киево-Печерской Лавры. Мы, православные, действительно служили короткие молебны в католических храмах…
Когда официально уничтожили Греко-Католическую Церковь на украинской территории, мы держали в своих приходах много греко-католиков, в духовных школах обучались те люди, которые сегодня составили ядро Греко-Католической Церкви: священство и так далее. Мы сохранили для них и храмы, и души, и прихожан…»
Каково, а? В католических храмах служим, униатам помогаем! Но всё это благополучно просвистело мимо ушей владыки Лонгина, который в те времена, вместо обличений, смиренно взывал к митрополиту Владимиру: «Усердно прошу Вас, Ваше Блаженство, помолитесь о моей немощи…».
Канцелярское богословие вместо духовного рассуждения. С учётом всех этих странностей, обличительная речь епископа Лонгина перед прихожанами предстаёт в несколько ином свете. Особенно яркой становится её полная догматическая беспомощность, какое-то мелочное «канцелярское богословие». И если догматическую безграмотность владыки можно ещё объяснить тем, что он в свои пятьдесят с лишним лет так и не удосужился получить систематическое богословское образование (учился только заочно, сперва в Кишинёвской духовной семинарии, затем – в Черновицком православном институте), то какая-то болезненная, мелочная придирчивость к тексту Гаванской декларации, на мой взгляд, вовсе необъяснима.
Вот, например, как епископ Лонгин «обличает» патриарха Кирилла за то, что пресс-служба Московской Патриархии о Гаванской декларации написала: «Документ принят по итогам встречи Святейшего Папы Римского Франциска и Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла».
«Какой он (папа Франциск – К.Д.) святейший, — возмущается владыка Лонгин, — когда все отцы, все наши святые отцы Православной Церкви называют латинян еретиками? Мы их губим, мы не даем им подняться, покаяться. Вот он сейчас «праведный» папа римский, потому что патриарх всея Руси сказал, что папа – «святейший». Но он для нас — еретик!»
Некоторые могут задуматься: а ведь и впрямь, как так можно? Можно, не сомневайтесь! В том, чтобы называть человека так, как он сам себя называет, нет никакого греха.
Например, Вселенские православные патриархи на протяжении долгих веков обращались к турецкому султану в соответствии с его полным титулом так: «Султан и владыка Блистательной Порты, властитель Дома Османа, султан султанов, хан ханов, предводитель правоверных и наследник пророка Владыки Вселенной, защитник святых городов Мекки, Медины и Иерусалима, император Константинополя, Адрианополя и Бурсы, городов Дамаска и Каира, всего Азербайджана» и прочая, и прочая, и прочая…
Или, например, так: «Великий султан (имя) хан, брат Солнца и Луны, внук и наместник Бога на земле, властелин царств Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь над царями, властитель над властелинами, несравненный рыцарь, непобедимый воин, владетель древа жизни, неотступный хранитель гроба Иисуса Христа, попечитель самого Бога, надежда и утешитель мусульман, устрашитель и защитник христиан…»
И никому, заметьте, не приходила в голову дикая мысль прервать с ними из-за этого евхаристическое общение!
Впрочем, епископ Лонгин о таких «мелочах» не задумывается. Он продолжает громить «патриарха-отступника»: «Я не поминаю патриарха Кирилла на святой Литургии — самое главное — из-за 5-го пункта (Гаванской декларации, в котором сказано): ″Несмотря на общее Предание первых десяти веков, католики и православные на протяжении почти тысячи лет лишены общения в Евхаристии″. Что он (патриарх Кирилл) хочет? Чтобы мы причастились с папой римским, или что? Без покаяния, без исправления?»
Ораторы, часто выступающие перед большой аудиторией, хорошо знают этот грязный приём. Чтобы опорочить оппонента, нужно вначале процитировать его слова, а потом, без перерыва, без какого-либо объяснения, приписать ему «злодейские» намерения, о которых в тексте на самом деле нет и помину…
Владыка Лонгин, увы, действует именно так. Сама по себе фраза – «Несмотря на общее Предание первых десяти веков, католики и православные на протяжении почти тысячи лет лишены общения в Евхаристии» – есть лишь констатация бесспорных и очевидных фактов. Не более того! И попытка приписать, основываясь на этих словах, патриарху Кириллу какое-то мифическое желание вступить в евхаристическое общение с еретиками-папистами – подлое передёргивание.
Именно так – давайте называть вещи своими именами – с помощью подлых передёргиваний, епископ Логин пытается создать у слушателей впечатление, будто патриарх Кирилл совершил «предательство веры». Вот ещё примеры таких грязных ораторских приёмов владыки:
«(В Декларации сказано) ″Мы разделены ранами, нанесенными в конфликтах далекого и недавнего прошлого, разделены и унаследованными от наших предшественников″. Так они (по мысли Лонгина – патриарх Кирилл и другие «предатели Православия») называют всех святых Православной Церкви! Предшественники — они во всем виноваты, виноваты, что открыты эти раны.
Далее (в Декларации говорится про) ″различия в понимании и изъяснении нашей веры в Бога, единого в Трех Лицах — Отца, Сына и Духа Святого″. (Там ещё сказано) ″мы скорбим об утрате единства, ставшей следствием человеческой слабости и греховности″.
Значит, все святые были слабые, грешные. Какое право они имели осквернять мою святыню, мою Церковь, моих святых отцов, обвинять их в том, что они грешные? Они умирали за Веру, чтобы догматы нашей Церкви никогда никто не поругал. И они оставили нам истинную Православную веру, а не ересь латинян.
Далее (в Декларации сказано про разделение) ″произошедшее вопреки Первосвященнической молитве Христа Спасителя: ″Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино″. Вот, с кем мы должны быть едины? В истинной Церкви Божией, а не с папой римским мы должны быть едины!»
А теперь не поленитесь, братья и сестры, прочтите сами, собственными глазами, текст Гаванской декларации и скажите по совести: где там идёт речь о том, что именно святые Угодники Божии виноваты в отпадении латинян от Церкви, где говорится, что Православные Святые были слабые и грешные, где – оскверняются наши святыни и где содержатся призывы к единству с папой?
Да нигде!!!
И епископ Лонгин сам это прекрасно знает. Знает и СОЗНАТЕЛЬНО ЛЖЁТ! А значит, его цель – вовсе не защита Православия. Он же молчал (долгие годы молчал!), когда митрополит Владимир (Сабодан) публично и всенародно провозглашал настоящую, а не мнимую ересь о благодатности папистских «таинств» и служил молебны в католических храмах! И только теперь, посчитав, очевидно, что настал удобный момент, объявил о прекращении поминовения Патриарха Кирилла, который на фоне митрополита Владимира – настоящий исповедник и зилот!
Что из этого следует? Только одно: епископ Лонгин – раскольник. Ещё один «свидомый» украинский раскольник. Или, может быть, не украинский, а румынский? Ведь село Банчены, от которого он получил своё титулование «епископ Банченский», находится на Юго-Западе Украины, на границе с Румынией, в Герцаевском районе, где абсолютное большинство населения – румыны. Там даже богослужение в церквях идёт на румынском языке. И, кстати – об этом мало кто знает – по новостильному церковному календарю!
Уж не сидит ли в голове владыки Лонгина шальная мыслишка: а не попытаться ли, пользуясь гражданской войной на Украине и церковной смутой в России, переметнуться в Румынскую Церковь? Первый шаг на этом пути он уже сделал – перестал поминать «москальского» первоиерарха. Остаётся сделать последний: вместо имени патриарха всея Руси Кирилла начать возносить имя румынского патриарха Даниила…
Отделяем зёрна от плевел. Впрочем, есть в том, что говорит владыка Лонгин, и здравые зёрна. В основном это здравомыслие проявляется там, где он свидетельствует о засилье церковной бюрократии и о случаях прискорбного попрания благодатного духа соборности в нашей нынешней церковной жизни.
Вот что, например, он рассказывает про февральский Архиерейский Собор, на котором были одобрены документы, которые предполагается окончательно утвердить на весьма странном и соблазнительном для многих т.н. «Всеправославном (а по сути – Вселенском) Соборе», долженствующем состояться летом на Крите:
«Нас (провинциальных архиереев – К.Д.) там никто не видел, не слышал, и на нас никто не смотрел абсолютно. Мы два дня сидели на скамейках, и им (московским церковным начальникам) было все равно, есть мы или нет. Они всё давно решили.
Мы молимся об отце нашем святейшем патриархе. Но если ты наш отец, то услышь, пожалуйста, своих детей, которые были всегда верны Русской Православной канонической Церкви! Но мы там просто сидели, и нас никто ни о чём не спрашивал.
Один раз, когда (я увидел в документах Собора) догматические ошибки или, можно сказать, величайшие грехи против Духа Святаго, я поднял руку, чтобы высказаться против, (чтобы заявить) что я не могу голосовать за это, мне сказали: «Кто ты такой? Садись! Можем обойтись и без тебя!»
Когда мы подняли вопрос: «Ваше святейшество, тут большие догматические ошибки, как же мы идем на этот Собор», в ответ услышали: «Молчите, садитесь! Всё решено! Все проголосовали, всё уже принято!» Но подождите, как так можно?
Мы ничего не могли там говорить. Православный народ сейчас нас обвиняет: «Почему вы предали нас, владыки? Почему вы это всё сделали?» Страх. На нас напал страх. Потому что были угрозы:»завтра я вас накажу, завтра отправлю вас на Север!» Хуже, чем во время коммунистов…»
Учитывая лукавые передёргивания епископа Лонгина в его рассуждениях о Гаванской декларации, можно предположить, что он и тут, в рассказе о февральском Соборе, тоже привирает. Но в целом, мне кажется, картина описана верно. Любой, кто сталкивался с московской церковной бюрократией, знает, какая это страшная, равнодушная и лицемерная сила. Но бороться с ней надо так, чтобы в ходе этой борьбы не разрушить благодатное церковное единство. Иначе мы будем похожи на безумцев, которые, взявшись навести в доме чистоту и порядок, в итоге разорили и сожгли собственное жилище.
Нам необходимо поддерживать и развивать благочестие без смуты и ревность без раскола. Такое благочестие и такую ревность, о которых 20 марта сказал митрополит Одесский и Измаильский Агафангел в своей проповеди, произнесённой после Божественной литургии, совершенной им в сослужении с сонмом духовенства: преосвященнейшими викарными епископами Аркадием, Диодором и Виктором, ректором Одесской духовной семинарии архимандритом Серафимом и настоятелями городских храмов.
Владыка Агафангел обратился к молящимся с такими словами: «Издавна множество духовенства, монашествующих и мирян претерпели лютые гонения от еретиков. Но они предпочли мучения, каторги, ссылки и даже смерть за сохранение чистоты православной веры…
Прошло много столетий, возникли новые ереси и расколы. Особенно масштабным и трагическим стало отпадение Западной церкви, названной впоследствии католической, от нашего Восточного святоотеческого Православия. Затем католики все дальше и дальше отходили от чистоты апостольской веры, от учения святых отцов, выдумывая ложные догматы и учения.
Ныне у нас появилась тревожная тенденция экуменизма, в том числе и в сфере отношений с Католической церковью. Это волнует множество верующих, которые с беспокойством взирают за столь тесное сближение с еретиками, на многочисленные встречи с теми, чьи предшественники подавляли наш народ, насаждая огнем и мечем унию, уничтожая Православие на землях Украины и Белоруссии…
Мы должны усердно стоять за чистоту нашей веры, за сохранение апостольского и святоотеческого учения, защищая его от «волков в овечьей шкуре», пытающихся проникнуть в стадо Христово, чтобы похитить наши души, занеся туда яд ересей и соблазнов экуменизма. Пусть станет для нас примером жизнь святых — праведного Иоанна Кронштадтского, преподобных Лаврентия Черниговского, Феодосия Печерского, святителя Серафима (Соболева) и сонма других, которые стояли на страже канонов Православия, не допуская их искажения в угоду сиюминутным интересам».
Помоги, Господи! Сие и буди, буди! Аминь.
Константин Душенов, директор агентства «Русь Православная»