О софроний сахаров

Старец Силуан Афонский

Вступление

ОТКРОВЕНИЕ о Боге говорит: «Бог есть любовь», «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1 Иоан. 4, 8; 1, 5).

Как трудно нам, людям, согласиться с этим. Трудно потому, что и наша личная жизнь, и окружающая нас жизнь всего мира свидетельствуют, скорее, об обратном.

На самом деле, где же этот СВЕТ ЛЮБВИ ОТЧЕЙ, если все мы, подходя к концу своей жизни, вместе с Иовом в горечи сердца осознаем: «Лучшие думы мои, достояние сердца моего, разбиты. Дни мои прошли; преисподняя станет домом моим… где же после этого надежда моя?», и то, что от юности тайно, но сильно искало сердце мое, «кто увидит?» (Иов. 17, 11–15).

Сам Христос свидетельствует, что Бог внимательно промышляет о всей своей твари, что ни одна малая птица не забыта Им, что Он заботится даже об убранстве травы, и что о людях его забота еще и несравненно большая, что «у нас и волосы на голове все сочтены» (Мф. 10, 30).

Но где же этот внимательный до последней мелочи промысл? Все мы подавлены зрелищем неудержимого разгула зла в мире. Миллионы жизней, часто едва начавшихся, прежде, чем достигнуто самое осознание жизни, с невероятной жестокостью вырываются. Итак, зачем же дана эта нелепая жизнь? И вот, жадно ищет душа встречи с Богом, чтобы сказать ему: Зачем Ты дал мне жизнь?… Я пресыщен страданиями: тьма вокруг меня; зачем Ты скрываешься от меня?… Я знаю, что Ты благ, но почему Ты так безразличен к страданию моему?

Почему Ты так… жесток и беспощаден ко мне?

Я не могу Тебя понять!

* * *

Жил на земле человек, муж гигантской силы духа, имя его Симеон. Он долго молился с неудержимым плачем: «помилуй меня»; но не слушал его Бог.

Прошло много месяцев такой молитвы, и силы души его истощились; он дошел до отчаяния и воскликнул: «Ты неумолим!» И когда с этими словами в его изнемогшей от отчаяния душе еще что-то надорвалось, он вдруг на мгновение увидел живого Христа: огонь исполнил сердце его и все тело с такой силой, что если бы видение продлилось еще мгновение, он умер бы. После он уже никогда не мог забыть невыразимо кроткий, беспредельно любящий, радостный, непостижимого мира исполненный взгляд Христа, и последующие долгие годы своей жизни неустанно свидетельствовал, что Бог есть любовь, любовь безмерная, непостижимая.

О нем, этом свидетеле Божественной любви, предстоит нам слово.

Со времени Иоанна Богослова, за истекшие девятнадцать веков, прошли целые сонмы таких свидетелей, но сей последний особенно нам дорог потому, что он был нашим современником. Частое явление среди христиан — желание, вполне естественное желание видимых знамений нашей веры, иначе изнемогают они в своем уповании, а повествования о чудесах давно минувших дней в их сознании становятся мифом. Вот почему так важно повторение подобных свидетельств, вот почему нам так дорог этот новый свидетель, в лице которого было возможно видеть самые драгоценные проявления нашей веры. Мы знаем, что и ему поверят лишь немногие, как немногие поверили в свидетельство прежних Отцов: и это не потому, что свидетельство ложно, а потому, что вера обязывает к подвигу.

Мы говорим, что за девятнадцать веков христианской истории прошли целые сонмы свидетелей любви Христовой, и все же в необъятном океане человечества их так мало, они так редки.

Редки подобные свидетели потому, что нет подвига более трудного, более болезненного, чем подвиг и борьба за любовь: потому, что нет свидетельства более страшного, чем свидетельство о любви: и нет проповеди более возвышающей, чем проповедь любви.

Взгляните на жизнь Христа. Он пришел в мир, чтобы сообщить людям благовестие о вечной Божественной жизни, которое Он предподал нам в простых человеческих словах, в своих двух заповедях о любви к Богу и ближнему, и из евангельского повествования мы видим, каким искушениям подвергся Он от диавола, который сделал все, что мог, чтобы вынудить Христа хотя бы в чем-нибудь нарушить эти заповеди, и тем отнять у Него «право» давать их человеку. Посмотрите, что было в пустыне (Мф. 4; Лк. 4). По ответам Христа мы видим, что там была борьба за первую заповедь, т. е. о любви к Богу. Победителя в этой борьбе — Христа, исшедшего на проповедь, диавол окружает атмосферой непримиримой убийственной вражды, преследуя Его на всех путях, но и тут не достигает он своей цели. Последние удары, нанесенные Христу: предательство ученика-апостола, общее отступление и неистовые крики облагодетельствованной толпы: «Распни, распни Его»; но и здесь побеждает любовь Христа, о чем Сам Он категорически свидетельствует: «Дерзайте, Я победил мир» и еще: «Идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего».

Итак, диавол не смог отнять у Него право дать миру новую заповедь. Господь победил, и победа Его вечно пребывает, и уже никогда, и никто, и ничто не умалит этой победы.

* * *

Иисус Христос безмерно возлюбил мир: и эту любовь дано было действенно пережить Старцу Силуану, который и сам в ответ полюбил Христа и долгие годы провел в чрезвычайном подвиге за то, чтобы никто и ничто не отнял у него этого дара, и под конец жизни он мог бы, подобно великому Павлу, сказать: «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?… Я уверился, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь, не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8, 35–39).

Остановившись на словах Апостола Павла, мы поймем, что так говорить он мог лишь пройдя через все эти испытания. И всякий, идущий вслед Христу, как показал опыт веков, проходит чрез множество испытаний. Прошел чрез них и Старец Силуан.

* * *

Блаженный старец схимонах Силуан в течение сорока шести лет подвизался на Афонской горе в Русском монастыре Святого Великомученика Пантелеймона. В этом монастыре нам пришлось прожить около четырнадцати лет. В последние годы жизни Старца, с 1931 г. по день кончины его — 11/24 сентября 1938 г., просьбы вынудили нас написать его житие. Задача для человека, не имеющего ни дара, ни опыта «писать», — нелегкая: но мы все же решаемся, потому что глубоко и искренно убеждены в том, что на нас лежит долг поведать людям об этом воистину великом человеке.

Настоящая книга по своему содержанию предназначается для узкого круга людей, интересы которых сосредоточены на христианском подвижничестве, и потому главной заботой нашей является не литературное искусство, а возможно более точный «духовный портрет» Старца.

Все наше внимание при общении с ним было поглощено его духовным обликом с единственной целью личной «пользы». Мы никогда не имели идеи писать его биографию, и потому многое, что, естественно, должно было бы интересовать биографа, нам осталось неизвестным. О многом мы обязаны умолчать потому, что это связано с людьми еще живыми. Мы приводим здесь лишь небольшое количество фактов из жизни Старца, рассказанных им по разным случайным поводам во время наших частых бесед или же услышанных нами от других подвижников Святой Горы, друзей Старца. Мы полагаем, что складность сведений о его внешней жизни не составит существенного недостатка нашего труда. Мы были бы вполне удовлетворены, если бы нам удалось хотя бы отчасти выполнить более важную задачу, а именно — нарисовать духовный образ Старца тем, которые не имели счастья непосредственного живого общения с ним. Насколько мы имеем возможность судить и поскольку нам приходилось соприкасаться с людьми, это был единственный бесстрастный человек, которого нам было дано встретить на нашем жизненном пути. Теперь, когда его нет с нами, он представляется нам каким-то исключительным гигантом духа.

Епископ Петергофский СИЛУАН. «Канонизация старца Софрония (Сахарова) и валаамского старца Иоанна (Алексеева) в свете современных межцерковных отношений»

Епископ Петергофский
СИЛУАН,
ректор Санкт-Петербургской духовной академии

СМОТРЕТЬ видеозапись доклада.

«Канонизация старца Софрония (Сахарова) и валаамского старца Иоанна (Алексеева) в свете современных межцерковных отношений»

Доклад в рамках XXVIII Международных рождественских образовательных чтений
«Великая Победа: наследие и наследники»

Конференция «Прославление и почитание святых»
28 января 2020 г., Храм Христа Спасителя, г. Москва

В 2019 г. Константинопольский патриархат прославил в лике святых двух подвижников русского происхождения — архимандрита Софрония (Сахарова) и схиигумена Иоанна (Алексеева). Непростые отношения между Православными Церквами наталкивают на мысль, что данные действия могут иметь «политические основания». Чтобы внести ясность в данный вопрос, необходимо рассмотреть особенности жизни и духовного пути отца Софрония и отца Иоанна, описать их почитание и процессы канонизации.

Жизнеописания

Схиигумен Иоанн (в миру — Иван Алексеевич Алексеев) родился 14 февраля 1873 года в Тверской губернии в крестьянской семье. Окончив курс местной церковно-приходской школы, отрок Иоанн начал периодически паломничать в Нилову Пустынь и читать жития святых, что определило его жизненный путь. Вскоре он переехал к старшему брату в Петербург и после нескольких лет работы в трактире, принял решение посвятить свою жизнь монашескому служению. В 1889 г. в возрасте 16 лет он впервые прибыл на Валаам и нес там сельскохозяйственные послушания. Затем последовала военная служба в стрелковом батальоне и несколько лет жизни в родной деревне. Окончательно он прибыл на Валаам 28 мая 1901 г., а 21 декабря 1906 года Иван был зачислен в послушники Валаамского монастыря. 22 мая 1910 года его постригли в монашество с именем Иоакинф. В этот период он нес многочисленные послушания: работал в экономической конторе на главном острове, трудился в часовне Валаамского монастыря в Петербурге, был смотрителем Предтеченского скита. После событий Гражданской войны в России территория Валаама стала частью независимой Финляндии, а значит, монастырь вошел в состав создаваемой национальной Финляндской Православной Церкви. Монахи Валаамской обители должны были принять финское гражданство, и часть монахов последовала постановлению, вследствие чего они были обязаны жить по финскому церковному законодательству. Переход на новоюлианский календарь был обязательным для насельников монастыря, поскольку на него перешла вся Финляндская Церковь. Схиигумен Иоанн не возражал против этого. В 1921 году состоялось новое его назначение – настоятелем далекого северного монастыря – Трифоно-Печенгской обители, в которой он трудился в течение 10 лет. Прямо из простых монахов его посвятили в сан игумена с возложением наперсного креста. Вернувшись на Валаам отец Иоакинф принял великую схиму с именем Иоанн и вновь стал смотрителем Предтеченского скита, где были особо строгие правила духовной жизни. С 1937 г. отец Иоанн нес послушание главного духовника монастыря. В 1940 году отец Иоанн вместе с братией был вынужден эвакуироваться с Валаама из-под огня войны. Последние 18 лет свой жизни старец Иоанн провел в Ново-Валаамской обители, где был духовником не только братии, но и вел обширную переписку со своими духовными чадами. Оставаясь послушным священноначалию и уклоняясь от церковно-политических вопросов, старец не участвовал во внутренних нестроения между братией вплоть до 1945 г. В октябре этого года после визита в Финляндию митрополита Ленинградского Григория (Чукова) произошло объединение Ново-Валаамского монастыря с Московским Патриархатом. Братия вернулась к старому стилю, благодаря чему раскол был преодолен. До своей кончины в 1958 г. старец Иоанн был духовником объединенного братства.

Отношения между Финляндской Церковью и Константинопольским Патриархатом были изучены в работах Татьяны Ивановны Шевченко, из которых видно, что в целом Финляндская Православная Церковь после 1945 г. всячески пыталась сохранить свою самостоятельность. В то же время неопределенный статус Валаамского и Коневского монастырей осложняли ее взаимоотношения с Русской Церковью, поскольку братия подчинялась Московскому Патриархату в юрисдикционном отношении, а в административно-хозяйственном — Финляндской Церкви Константинопольского Патриархата. За исключением единичных контактов братии монастыря с представителями Фанара, посещавшими Финляндию в тот период, никаких взаимоотношений не было. Константинопольские печатные издания пытались преподносить жизнь братии Валаамского монастыря как братии, испытывающей огромную любовь к Константинопольской Церкви, при этом будто бы в этническом отношении насельники имели финско-карельские корни, а не русские. Епископат Финляндской Церкви и ее духовное управление занимали по отношению к монастырю вполне определенную позицию, рассматривая его как некую пятую колонну, не живущую интересами большинства православных Финляндии. Исключение составляет личность архиепископа Павла (Олмари), главы Финляндской Православной Церкви в 1961-1987 гг., который сам, будучи выходцем из Ново-Валаамского монастыря, заботился о сохранении обители и ее монашеских традиций, а также увеличении числа насельников.

Архимандрит Софроний (в миру — Сергей Семенович Сахаров) родился 22 сентября 1896 г. в Москве в верующей, состоятельной и просвещенной семье. В молодости он много читал русских писателей, а также различную мистическую литературу. Уже в сознательном возрасте он увлекся живописью, и с 1918 г. учился Московском училище живописи. Поскольку он был из благородной семьи, в ближайшие годы органы ВЧК в Москве дважды арестовывали его. Вследствие такой политической обстановки Сергей Сахаров эмигрировал из России в 1921 г. и переехал в Париж, где работал художником и выставлял свои картины в салонах.

На Пасху 1924 г. он пережил благодатное посещение, после чего принял решение посвятить себя Богу. Он поступил на подготовительные курсы в Свято-Сергиевский богословский институт в Париже, который на тот момент входил в состав Западноевропейского митрополичьего округа во главе с митрополитом Евлогием (Георгиевским) и подчинялся Архиерейскому Синоду Русской Православной Церкви Заграницей. Однако вскоре он уехал на Афон, где 8 декабря 1925 г. был принят в Пантелеимонов монастырь, а через полтора года 18 марта 1927 г. был пострижен в монашество с именем Софроний. Он был рукоположен во иеродиакона сербским епископом Николаем (Велимировичем) в 1930 году и с этого же года стал духовным учеником старца Силуана Афонского, наставления которого пронес через всю жизнь. Отец Софроний пребывал на Афоне в течение 22 лет, послушался в разных скитах, и даже был духовников греческого монастыря св. Павла, что свидетельствовало о его высоком авторитете среди греческих монахов.

Во время Второй мировой войны афонские насельники пытались обезопасить Святую Гору от разорения фашистами, поэтому они с уважением принимали представительную делегацию немецких солдат. Среди принимавших был и иеромонах Софроний, который владел европейскими языками и внес свой вклад в защиту Афона от разорения. После войны часть насельников Афона обвинила его и других монахов, например, монаха Василия (Кривошеина), в сотрудничестве с оккупантами. Эти обвинения, тяжелое состояние здоровья, а также благословение старца Силуана издать книгу вынудили отца Софрония покинуть Афон.

С 1947 по 1959 гг. иером. Софроний жил во Франции, где перешел в клир Западно-Европейского Экзархата в составе Московского Патриархата, за что, между прочим, был исключен из Свято-Сергиевского богословского института. Он был помощником настоятеля Никольской церкви при Русском старческом доме в Сент-Женевьев-де-Буа. За этот период вокруг отца Софрония собрался круг духовных чад и учеников, стремящихся к монашеской жизни, и была основана община. Он также смог организовать издание книги «Старец Силуан», в которую вошли биография и поучения Афонского подвижника.

В 1959 г. с некоторыми своими духовными детьми отец Софроний переехал в Великобританию, в графство Эссекс, где было приобретено имение, которое легло в основу монастыря святого Иоанна Предтечи под омофором Константинопольского Патриарха. Монастырь стал важным центром православного присутствия в Великобритании. Святейший Патриарх Алексий I дал свое благословение на переход отца Софрония в другую юрисдикцию. Переезд в Англию был продиктован поиском места под монастырь, однако смена юрисдикции стала итогом мировоззренческих взглядов архимандрита Софрония. Если в 1950 г. он издал в Вестнике Русского Западно-Европейского Патриаршего Экзархата свою экклезиологическую статью, где решительно осуждал «Константинопольский неопапизм», то в своих последующих трудах он при обсуждении «национальных тем» подчеркивал универсальность и вселенский характер православного вероучения. Протоиерей Георгий Флоровский не стеснялся в письмах к старцу Софронию отрицательно отзываться о попытках русских епископов призвать их вернуться в лоно Русской церкви. В Предтеченском монастыре отец Софроний подвизался до конца своих дней, сначала – в качестве настоятеля, а затем, с сентября 1974 г., – в качестве старца монастыря. Одно из писем старца Софрония в Россию свидетельствует, что, несмотря на переход в Константинопольскую юрисдикцию, он всегда с теплом и признательностью относился к Русской Церкви и осуждал любые действия раскольнического характера. Архимандрит Софроний мирно скончался в Предтеченском монастыре 11 июля 1993 г.

Почитание и прославление

Из жизнеописания схиигумена Иоанна мы узнаем, что, еще будучи насельником Предтеченского скита до 1939 г., он пользовался большим уважением среди братии обители, в то время уже расколовшейся на новостильников и старостильников. Члены Русского Студенческого Христианского Движения, посещавшие Валаамский монастырь имели возможность встретиться с отцом Иоанном и способствовали его известности. Одним из них была Елена Акселевна Армфельт, возглавлявшая отделение РСХД в Хельсинки. Переписка с ней (171 письмо) и открыла всему миру духовный мир и опыт до этого мало известного подвижника. В 1950-е годы некоторые письма отца Иоанна были опубликованы в официальном периодическом издании Финляндской Православной Церкви «Аамун Койтто», перевод которых на финский язык был выполнен главным редактором журнала иеромонахом Павлом (Олмари). Благодаря этому финоязычные читатели могли познакомиться с наставлениями старца и его миропониманием. В дальнейшем, духовные чада и друзья отца Иоанна решили издать всю его переписку. Отбором и редактированием писем занялась группа, состоявшая из Елены Армфельт, Тито Коллиандера и Дмитрия Дорогана. Проект сборника появился осенью 1953 г. и предполагалось издание на русском языке. Работа над изданием дала старцу повод написать несколько дополнительных произведений о духовной жизни: «О Святых Тайнах», «О молитвенной жизни», «О сновидениях» и «О нападении помыслов». Летом 1956 г. сборник вышел из печати, внешне очень скромный, напечатан на машинке и размножен на ротапринте. Духовными чадами старца сборник был разослан в разные страны – в Швецию, Англию и даже в Аргентину. При этом реакция насельников Ново-Валаамского монастыря на издание сборника была неоднозначной.

Преставился старец 6 июня 1958 г., а спустя несколько лет книга «Письма валаамского старца» была переведена и издана на финском языке. В целом можно утверждать, что с момента кончины до прославления имя схиигумена Иоанна было свято и почитаемо для большинства православных Финляндии. Активное участие в сохранении светлого образа старца принимали как прихожане приходов благочиния Московской Патриархии в Финляндии (Елена Армфельт, Павел Шмальц), так и члены Финляндской Православной Церкви (монахиня Мария (Вырубова), Клавдия Карелина, Тито и Инна Коллиандер, митр. Пантелеимон (Сархо)).

Единственное замечание к духовному опыту старца Иоанна мы находим в сочинениях диакона Георгия Маркова, где схиигумен Иоанн противопоставляется иеросхимонаху Михаилу (Питкевичу), хотя в целом также описывается положительно. Противопоставление начинается с вопроса о календарном стиле. Схиигумен Иоанн принял переход братии Ново-Валаамского монастыря и всей Финской Церкви на новоюлианскую пасхалию, а старец Михаил (Питкевич) принадлежал к партии старостильников. Отцу Иоанну ставиться в укор, что он с безразличием отнесся к церковным канонам. Как раз на этом фоне и делаются замечания о его личных качествах, что он был простым благодушным старцем с более практичным, нежели аскетическим настроением духовной жизни, что выражалось в некоторой слабости к присылаемым почитателями угощениям. Здесь стоит сказать, что на своей должности духовника отец Иоанн руководствовался желанием примирить противоборствующие стороны, потому и не высказывался однозначно по поводу календарного вопроса. Также нужно учитывать, что письма схиигумена редактировались, и его замечания по этому вопросу в целях примирения могли не опубликовать. Анализ оригиналов писем мог бы внести ясность в эту проблему и показать, был ли отец Иоанн обеспокоен этими вопросами.

Комиссия по канонизации была учреждена Архиерейским Собором Финляндской Православной Церкви 1 апреля 2014 г., инициатором ее стал епископ Йоэнсууский Арсений (Хейккинен). Он же стал председателем комиссии, а вместе с ним в состав вошли протоиерей Сергий Коллиандер и диакон Иоанн Корпела. В качестве приглашенных специалистов привлекались священник Марко Мякинен, монахиня Ксения (Ровамо) и митрополит Пантелеимон (Сархо). В феврале 2016 г. комиссия предложила к канонизации схиигумена Иоанна (Алексеева), а также учителя Иоанна Кархапяя. Архиерейский Собор вынес положительное решение, однако необходимые документы были отправлены в Константинополь лишь в сентябре 2018 г., и 29 ноября этого же года Синод прославил старца в лике святых. Существует мнение, что главным инициатором прославления схиигумена является лично знакомый со старцем его многолетний почитатель протоиерей Сергий Коллиандер. Большое значение в деле прославление сыграла братия Ново-Валаамской обители, на кладбище которой и был погребен старец. На его захоронении был установлен в свое время каменный памятник, и рядом с могилой построена часовня. Начиная с 2005 г. ежегодно на престольный праздник к этой часовне совершался крестный ход из монастыря, где пели молебен и панихиду на могиле схиигумена Иоанна.

Учитывая инициативу именно Финляндской Православной Церкви в вопросе прославления схиигумена Иоанна (Алексеева), начавшуюся еще с 2014 г., утверждения о каком-либо политическом интересе Константинопольского Патриархата в этом деле являются мало обоснованными. Факт почитания схиигумена Иоанна еще при жизни, как членами Финляндской Церкви, так и прихожанами старостильных приходов в Выборге и в Хельсинки (в дальнейшем Патриарших приходов в Финляндии), говорит в пользу прославления схиигумена Иоанна и в Русской Церкви. Он был подвижником высокой духовной жизни, примиряющий в себе сложившиеся богослужебные традиции, в том числе и календарные, на территории сегодняшней Финляндии.

Нет сомнений, что и архимандрит Софроний оставил после себя добрую память и почитание многих его духовных чад, среди которых много видных монахов и архиереев. Его литературное наследие активно издается и породило интерес среди верующих не только в Западной Европе, но и на канонической территории Русской Церкви. Основной труд отца Софрония сделал широко известным старца Силуана Афонского, потому уважение к автору книги неразрывно связано с почитанием самого старца Силуана. Взгляды же на духовную жизнь архимандрита Софрония, а также его церковная деятельность подвергались критике некоторыми отечественными авторами: А.И. Осиповым, протоиереем Михаилом Ходановым, архимандритом Рафаилом (Карелиным), игуменом Никоном (Воробьевым) и другими. Зачастую критика имела предвзятый характер.

Вопросом канонизации старца Софрония (Сахарова) занимались в Константинополе в течение нескольких лет. В 2014 году в греческих СМИ появлялись сведения о возможных препятствиях для канонизации старцев Паисия Святогорца и Софрония, которые были развеяны «высокопоставленными источниками из Константинопольского Патриархата». В 2016 г. преподаватель исторического факультета МГУ Афанасий Зоитакис сообщал, что в Константинополе «рассматриваются документы» о возможной канонизации отца Софрония. Посещая Афон в конце октября 2019 года, патриарх Варфоломей объявил о прославлении 4 старцев-святогорцев: Иосифа Исихаста, Даниила Катунакского, Ефрема Катунакского и Иеронима Симонопетрского. В течение этой поездки 22 октября патриарх также сообщил, что на Фанаре готовится канонизация старца Софрония (Сахарова). Как прославление четырех преподобных, так и объявление о грядущей канонизации отца Софрония, по свидетельству греческих СМИ, оказались неожиданностью и сюрпризом для афонских монахов. Решение о канонизации архимандрита Софрония Эсексского было принято на заседании Синода 27 ноября 2019 г.

Как мы видим, идея канонизации старца Софрония родилась задолго до печально известных событий на Украине. Однако в целом остается не ясным, кто именно является инициатором данного процесса и почему процесс продолжался длительное время. Русский Пантелеймонов монастырь и Иоанно-Предтеченский монастырь в Эссексе не были инициаторами дела. Возможно, данную канонизацию можно считать политизированной в том смысле, что Константинопольская Патриархия старается задобрить афонские монастыри канонизацией афонских святых, чем и объясняется некоторая поспешность и неожиданность таких решений. Неоднозначность прибавляют некоторые свидетельства об отрицательном взгляде старца Софрония на экуменистический диалог с католиками и на критику политики Константинопольских патриархов. Однако в целом нет оснований говорить о том, что канонизация архимандрита Софрония (Сахарова) имеет исключительно политическую цель.

Подводя итог, можно сказать, что нет никаких причин, которые могли бы послужить препятствием для рассмотрения нашим священноначалием вопроса канонизации или включения в месяцеслов схиигумена Иоанна (Алексеева) и архимандрита Софрония (Сахарова).

Примечания:

Схиигумен Иоанн (Алексеев) // Сайт Валаамского монастыря. URL: https://valaam.ru/starets/5526/

Шевченко Т.И. Валаамский монастырь и становление Финляндской Православной Церкви 1917-1957 гг. М.: Изд-во ПСТГУ, 2013. 500 с.

ГАРФ. Ф. 6991. Оп. 2. Д. 222. Л. 103.

Софроний (Сахаров), архим. Письма близким людям: Переписка с семьей протоиерея Б. Старка. М., 1997. С. 170.

Софроний (Сахаров), архим. Переписка с протоиереем Георгием Флоровским. Изд. 1-е. Эссекс – М., 2008. С. 164-165.

В 1991 г. старец Софроний написал архимандриту Адриану (Кирсанову), в котором горячо призывал последнего «Держитесь всеми силами Патриаршей церкви. Она, и только Она найдет Свой верный путь». Софроний (Сахаров), архим. Письмо архимандрита Софрония (Сахарова) архимандриту Адриану (Кирсанову) о церковном единстве // Сайт «Православие.ру» URL: http://www.pravoslavie.ru/104508.html

См.: Письма о духовной жизни / Сост. В. Дегтерёв. М.: Изд-во Сретенского монастыря,

  1. 688 с. URL: https://e-libra.ru/read/467953-pis-ma-o-duhovnoy-zhizni.html

Он сопоставляет труды старца с идеями Франциска Ассизского. См.: Алексей Ильич Осипов — о трудах архимандрита Софрония Сахарова, митрополита Антония Сурожского и протоиерея Александра Шмемана // Сайт «Мой путь к Богу». URL: http://afon-ru.com/afon-palomnichestvo.russkaya-nedelya.aleksej-ilich-osipov-o-trudah-arhimandrita-sofroniya-saharova-mitropolita-antoniya-surozhsk

Рафаил (Карелин), архим. Да никтоже прельстит Вас. Самара, 2008. С. 48-50.

Андриан (Павлов), игум. Увидеть архимандрита Софрония (Сахарова) как он есть:

Зоитакис А. Афон – витрина православия // Сайт «РИА Новости». URL: https://ria.ru/20160524/1438996896.html

Источники и литература:

Старец Софроний (Сахаров) был канонизирован в конце 2019 года Константинопольской православной Церковью. Его жизнь — это необычный путь от талантливого художника до афонского старца-отшельника. Но почему архимандрит Софроний (Сахаров) покинул Афон? И почему некоторые считают его главным христианским мыслителем нашего времени?

Где родился старец Софроний (Сахаров)

Архимандрит Софроний (Сахаров) — москвич. И дом, где он жил первые годы, до сих пор сохранился — улица Гиляровского, 16а — в двух шагах от метро «Проспект мира».

Софроний (Сахаров) родился в 1896 году в семье преуспевающего ремесленника, и, отчасти, это предопределило многое — у мальчика была возможность проявлять свои творческие способности, он увлекся живописью. В 1918 поступил в Училище живописи, ваяния и зодчества в Москве.

В 1922 году, — будучи молодым человеком, — он эмигрировал в Европу. Ни христианства, ни мыслей о монашестве в его жизни еще не было.

Сергей Сахаров (будущий архимандрит Софроний) — автопортрет в юности.

Софроний (Сахаров) — художник

Говорят, творческие способности — это отражение духовной одаренности человека. Если так, то судьба архимандрита Софрония (Сахарова) — яркое доказательство этой идеи.

Картины будущего старца Софрония выставлялись в парижских галереях, и некоторые из них высоко ценились. Сам он интересовался современными течениями в живописи, жил соответствующим кругом общения — хотя и выделялся тем, что как можно больше времени старался проводить в собственной студии: за работой и размышлениями.

Одна из «до-афонских» работ Сергея Сахарова, будущего архимандрита Софрония.

Главный итог этих размышлений — внезапно для многих молодой художник покинул Францию, не прожив там и пяти лет. И его новым местом жизни стала святая гора Афон.

Сам архимандрит Софроний рассказывал, что в какой-то момент почувствовал, а затем и понял для себя окончательно, что вдохновение и любой творческий опыт по-своему конечен и имеет предел. В то время, как религиозные поиски, которые он вел параллельно, давали его душе более полные ответы. Некоторые же духовные переживания оказались настолько сильны и глубоки, что после них любое искусство и светская жизнь потеряли смысл вовсе.

В таких случаях принято говорить: Христос явил себя молодому человеку и призвал на монашеское служение.

Архимандрит Софроний и старец Силуан

Призвание быть афонским монахом — наверное, мечта любого инока. Иметь наставником святого старца — великий дар Божий.

Будущий архимандрит Софроний первые годы жил в русском Пантелеимоновом монастыре — на тот момент самом многочисленном (более 1500 человек братии!) и преуспевающем на Афоне.

Афонский Пантелеимонов монастырь, фото начала XX века.

(Совсем скоро ситуация поменяется: лишившись финансовой поддержки и потока монахов из коммунистической России, монастырь постепенно начнет «вымирать», пока ко второй половине XX века в нем не останется едва ли десяток иноков).

В монастыре Софроний познакомился со старцем Силуаном. Тогда еще преподобный Силуан не был канонизирован. Духовные дарования старца открывались только тем, кто близко с ним общался.

Преподобный Силуан Афонский.

Между двумя монахами возникла сильная духовная связь. Старец Силуан сильно повлиял на Софрония (Сахарова) — а возможно, в чем-то сформировал его.

Позже архимандрит Софроний напишет о преподобном Силуане книгу, которую так и назовет — «Старец Силуан» — та будет переведена на множество языков, найдет десятки тысяч читателей и многих приведет к православию. (Недавно мы составили рейтинг православных книг, и там подробно рассказывается о ней. Почитайте!).

После смерти старца Силуана иеромонах Софроний переселился на Карули — место самого строгого отшельничества на горе Афон.

Софроний Сахаров и отшельничество на Карулях

Отшельников, которые живут на отвесных карульских скалах, описывают так. Они почти не едят и не пьют. К ним никак не добраться, кроме как по веревочным дорогам. Они по возможности хранят себя от общения с окружающим миром.

Но это описание внешней стороны их жизни. Внутренняя их жизнь — вплоть до дыхания — состоит из одной лишь молитвы. Духовные опыты отшельников могут достигать таких высот, что их не описать словами. Архимандрит Софроний (Сахаров) признавался, что порой созерцал Нетварный Свет — в такой форме Господь иногда является исключительным подвижникам.

Одна из келий на отвесных скалах, которыми славятся афонские Карули.

В период жизни на Карулях старец Софроний (Сахаров) также был духовником монастыря святого Павла. Быть духовником монастыря — еще один признак того, что монах (или старец) высоко почитаем братией, и, вероятнее всего, имеет Богом данную мудрость.

Говоря мирским языком, монах Софроний имел безупречную «репутацию». И кто знает, как бы сложилась его жизнь, останься он на Афоне на всю жизнь? Возможно, мы бы о нем и не узнали, как не знаем о тысячах иных афонских подвижниках. Или бы знали, но — со слов других.

Сложилось же все иначе. Вскоре после Второй мировой войны Софроний (Сахаров) покинул Святую гору и вернулся в Европу.

Архимандрит Софроний (Сахаров).

Почему архимандрит Софроний Сахаров покинул Афон?

Сам старец Софроний объяснял отъезд так: переехав ненадолго в Европу, он мог выполнить благословение старца — написать книгу и сделать так, чтобы она не затерялась безвестности. Вернуться же на Афон не позволило резко ухудшившееся здоровье.

Есть еще одна версия: что причины были политические, которые коснулись на самом деле не только старца Софрония, но и Афон в целом.

Речь о Второй мировой войне и периоде, когда представители немецко-фашистской Германии приезжали на Афон. На тот момент было ясно: немцы решали, что им делать со Святой Горой, которая относилась к оккупированой Греции.

На несколько лет некоторые афонские монахи оказались в той же роли, в которой более 70-ти лет пребывали все советские архиереи — их задачей было сохранить Церковь. Иногда ради этого приходилось идти на сделку с совестью или совершать поступки, которые так легко осудить спустя годы, в спокойное мирное время.

1941 год. Немецкие военные и афонские монахи.

Известно, что иеромонах Софроний (Сахаров) проводил представителям Германии экскурсии по некоторым святыням Афона — на них он, как минимум, выступал переводчиком. Известно, что после окончания войны на Афоне были волнения: как поступать с монахами, которые «шли на отношения» с фашистами — причем вопрос стоял не только на внутри-афонском, но по-видимому, и на государственном, греческом уровне.

Прямых доказательств этому нет, но есть вероятность, что именно общение с немцами стало одной (или решающей) причиной для отъезда иеромонаха Софрония со святой Горы.

После Афона он несколько лет жил в Париже, а затем переехал в Великобританию, где основал православный монастырь и провел там остаток своей жизни (он умер в 1993 году).

Монастырь Святого Иоанна Крестителя, основанный Софронием (Сахаровым) в графстве Эссекс, Великобритания.

Можно с уверенностью сказать — именно возвращение в Европу подарило всем нам архимандрита Софрония (Сахарова). Вне Афона он не только занимался монастырскими делами, но и работал над книгами, многие из которых позже были изданы в России и других странах. Именно по их страницам можно сложить наиболее полное впечатление о уровне богословской мысли старца Софрония.

Книги и богословие Софрония (Сахарова)

Самая известная книга — «Старец Силуан». Мы уже рассказывали о ней. Это большой труд, в котором не только излагается жизнь святого, но и подробно — словно, под микроскопом, — рассматривается духовная жизнь человека в целом.

Кроме нее, на русском выходили книги «Видеть Бога, как он есть», «О молитве», «Аз есмь», «Подвиг Богопознания», «Таинство христианской жизни» и другие.

Всех их объединяет одно: старец Софроний описывает христианскую духовную жизнь так, какой она открылась ему на Афоне и, в частности, в общении со старцем Силуаном.

В описании духовных процессов архимандрит Софроний (Сахаров) затрагивает такие глубины, за которыми уже распадаются слова и остается только вечность. Так писали и святые отцы первых веков, но архимандрит Софроний находит слова понятные современному человеку.

Архимандрит Софроний (Сахаров).

Есть мнение, что как преподобный Игнатий Брянчанинов раскрыл суть христианского пути для своего времени (XVIII–XIX века), так это же, — но уже для нашего времени, — сделал своими книгами архимандрит Софроний (Сахаров).

В конце этого текста мы собрали некоторые его изречения и цитаты. Посмотрите их!

Архимандрит Софроний — иконописец

Иконопись старец Софроний считал последним оставшимся на земле искусством. Подразумевая, что только в иконописи сохранилась та верная «расстановка» приоритетов, когда творческое эго автора отходит на второй план.

Отдельные попытки в иконописи Софроний (Сахаров) совершал еще на Афоне, но в полной мере вернулся к этому занятию в Великобритании.

Вот некоторые из написанных им икон:

Спаситель:

Богородица и Младенец:

Спаситель:

Икона преподобного Силуана Афонского:

Канонизация Софрония (Сахарова)

Константинопольская православная Церковь (Святого гора Афон находится под ее юрисдикцией) канонизировала архимандрита Софрония в конце 2019 года, причислив к лику преподобных.

Русская православная Церковь старца Софрония пока не канонизировала. Возможно, это случится в скором времени.

Икона святого Константинопольской православной Церкви Софрония (Сахарова).

Изречения старца Софрония (Сахарова)

«Вся наша земная жизнь от рождения до последнего вздоха в своем конечном завершении предстанет как некий единый, непротяженный акт. Его содержание и качество возможно увидеть в один миг. Представьте себе сосуд идеально чистого стекла полный воды; с первого взгляда можно сказать — чиста ли вода, или нет, и насколько. Так будет с нами по переходе в иной мир. Всякое движение, даже мимолетное, сердца или мысли оставляет некий след в общей сумме нашей жизни».

«Когда человек всем сердцем начинает вопиять к Богу, то в какие-то моменты, непредвиденные обычно, Бог дает ощутить Себя с такой силой, что человек уже реально ощущает и самого себя причастником вечности».

«Бог часто не отвечает на наши молитвы. Он МОЛЧИТ. Его молчание для многих является показателем того, что „Бога нет“, „Он умер“. Но если бы мы подумали, в какое положение мы ставим Бога нашими страстями, то видели бы, что у Него нет иного пути, как только молчать. Мы ищем от Него встать на нашу сторону в наших неправдах… МОЛЧАНИЕ Бога есть ответ на наши неправды, самый красноречивый, самый благородный».

«В начале покаяния преобладает горечь, но вскоре за тем мы видим, что в нас проникает энергия новой жизни, производящая чудесную перемену ума. Само покаянное движение предстает как обретение Бога любви. Пред духом нашим выявляется все яснее неописуемо великолепный образ Первозданного Человека. Узрев сию красоту, мы начинаем сознавать, какому страшному искажению подверглась в нас первичная идея о нас Творца».

«За время нескольких десятилетий моего духовнического служения я с печалью убедился, что редки люди, уразумевшие чувством сердца подлинную природу греха. Обычно они стоят на уровне человеческой морали, и если когда и поднимаются над ним, то все же недостаточно».

«Та любовь, которую проявил Сам Христос, есть совершенство. Но мы не способны к этой любви по гордости своей. Господь ожидает от нас „повторения“ Его жизни на Земле — весь Мир спасся бы, стань каждый на путь подражания Христу „отдавать свою жизнь, чтобы жили другие“. А сколько людей противятся этому!»

«Отсутствие детей в наше время считается привилегией. Для родителей дети — это мученичество. Либо же, родители творят из своих детей идолов: живут с ними всю свою жизнь и отождествляют себя с ними. Это — неправильно. Мужчина берет в супруги женщину как помощника в их взаимном совершенствовании. А дети — это Дар Божий. Когда люди вступают в брак и Бог дарует им детей, они должны прославлять Бога. Если Бог не дает детей, они должны принять этот факт в мире и не удручаться».

Старец Софроний (Сахаров)

Этот и другие посты читайте в нашей группе во ВКонтакте

И еще в Фейсбуке!

Игумен монастыря Кутлумуш архимандрит Христодул

В память покойного старца Паисия.

Общепризнано, что покойный старец Паисий является знамением, которое даровал Бог нашему поколению. Знамением благодати и ориентира.

В 1953 году он поселился в уделе Пресвятой Богородицы и последние десять лет подвизался в небольшой, приписной монастыря Кутлумуш келлии Панагуда.

Это был поистине духовный, вселенский человек. Ибо кто же духовен, как не тот, кто познал Бога и ведом Его Духом? И плоды Духа — любовь, вера, кротость, воздержание; все это старец воплотил в своей повседневной жизни. И кто вселенский человек, как не тот, кто, видя с высоты все вещи в истинном их виде и перспективе, обнимает любовью весь живой и неживой мир… Христос «длани Своя распростер на Кресте, дабы объять всю вселенную». То же самое делает в подражание Христу истинный святой. Распростирая руки на своем собственном добровольном кресте, борясь со своими страстями и с бесовскими силами, которые противятся делам Божиим, он становится свидетелем того, что Бог есть, и нас утешает и призывает к «устремлению горе».

Мы часто несправедливо оцениваем этих людей, когда пишем и говорим поверхностно, обращая внимание только на поразительное в их жизни, то есть на чудеса и мирскую славу. Первоочередное же значение имеет невидимая сторона, жизнь сердца. По–настоящему эту жизнь знает только Дух Божий, ибо любое благое делание, совершающееся в сердце, совершается ради славы Божией. Попробуем здесь смутно описать некоторые черты духовной личности старца, то, как они проявлялись в его повседневной жизни.

Ежедневно сотни паломников получали умиротворение в келлии старца не ложными утешениями, но словом, которое «испытует сердца и утробы», и поистине радостным духом старца. Любая человеческая скорбь становилась для него предметом молитвы. Его ежедневная ночная служба начиналась за два часа до заката и заканчивалась за два часа до восхода. Ночь и день уходили на богослужение, чтение, молитву по четкам, псалмы, слезы, некоторые записи, утомительную работу, и все это сопровождалось постами и сухоядением.

Его жизнь была простой, как жития, которые можно прочитать в древних патериках. И учение его было простым, личным, образным, радостным. Он молился в лесу, радовался природе и ее красоте, славя за это Бога, заботился казалось о самых незначительных вещах. Рядом с ним мы переживали удивительные вещи, даже прозорливость. «Молись и будь рассудителен, — наставлял он когда?то пишущего это. — Наступит великое искушение и испытание. Некоторые братья покинут монастырь. Сгорит крыло братского корпуса, а другое крыло откроется, и вам всем придется ограничиться маленьким помещением. Не малодушествуй, не оставляй монастыря ради чего?либо другого. Собери вокруг себя, как кормилец, братию и верь: наступят лучшие времена». Я вспомнил об этом, когда после пожара и повторяющейся осадки почвы братия, лишенная даже самых необходимых личных предметов, жила буквально в одной комнате.

Старец любил и поддерживал всех своих афонских братьев. И насельников монастыря Кутлумуш он воодушевлял во время великих испытаний, к которым нас подготавливал. Он расспрашивал, беспокоился, молился и деликатно давал советы, касающиеся афонского жительства, Церкви и Родины. Это был настоящий монах. Отделенный ото всего и соединенный со всем.

«Все, что мы ни делаем, имеет ценность только тогда, когда совершается честно», — говорил он, подчеркивая значение дерзновения в духовной жизни. Он отрицал «рыночные», как характерно их называл, отношения с Богом, отношения по принципу «дал–получил». Такая вера и любовь корыстны и лишены духовного благородства. Он считал серьезным духовным заболеванием, которое сегодня превратилось в эпидемию, безоговорочную веру в собственный разум и основанную на своей сомнительной логике. В этом случае человек становится легко уязвим для любого лукавого действия, мучается и мучает свое окружение.

Он никому не хотел показывать свой подвиг. «Мое имя — это моя могила», — говорил он. Не хотел, чтобы мы открывали то, что Бог дал нам увидеть, и то, что он нам говорил; переживал о публикациях, связанных с ним. Что касается чудес, то они несомненно являются знамениями Царствия Божия, когда совершаются для укрепления веры. Однако «чудеса совершает и диавол, чтобы ввести в заблуждение», — говорил старец. Самым великим чудом была эта преображающая сила, проистекавшая от чистоты его души и потрясавшая все существо человека, который имел милость Божию встретить его.

Он не терял радости и мира даже во время своей тяжелой болезни. Поэтому и сейчас он находится рядом с Тем, Кого любил, и поэтому мы ощущаем его благодатное присутствие. Духовную жизнь описать невозможно. Однако у нас есть возможность ощутить ее тайны рядом с людьми, которых время от времени нам посылает Бог, а также рядом с Его от века святыми, которые никогда не лишают нас своего присутствия, своего предстательства и своих молитв.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Православная электронная библиотека

Главная / Все авторы

архимандрит Софроний (Сахаров)

Книги архимандрита Софрония переведены на многие языки мира, и тысячи людей во всем мире через них обретают веру. Русскому читателю хорошо знакома книга «Старец Силуан», которую многие имели возможность прочесть еще в “самиздате”. Среди других наиболее важных творений отца Софрония можно упомянуть книги «О молитве» и «Видеть Бога как Он есть». Относительно последней он свидетельствует: «…я там писал целую мою исповедь за всю мою жизнь. Там приведено все самое важное из моей жизни в Боге…».

Архимандрит Софроний (Сергей Семенович Сахаров) родился в Москве 22 сентября 1896 года в верующей, состоятельной и просвещенной семье. Няня его, Екатерина, была человеком глубокой и сильной молитвы. Она подолгу молилась в церкви, а маленький Сергей сидел иногда у ее ног. В такой обстановке и у него возникала естественная потребность молиться. В первые годы жизни Сергей был очень слаб и много болел, но постепенно, под влиянием прогулок с няней и молитв здоровье его стало поправляться.

Молитва сопровождала Сергея до семнадцати или восемнадцати лет. Он увлекся живописью, и многие отмечали его талант художника. В этот период, не отвергая христианства, он интересовался мистической литературой. В 1921 г. Сергей Сахаров эмигрировал из России; несколько месяцев провел в Италии, затем — Берлин и Париж. В этот период он получает приглашение на крупные художественные выставки. Но душа Сергея устремляется к Богу. В 1924 г. на Пасху он пережил благодатное посещение — видение Нетварного Света.

Сергей не может больше спокойно заниматься живописью и решает посвятить свою жизнь Богу. Он почувствовал, что у него нет иного выхода, как пойти в монастырь, где люди отдают весь день и всю ночь только служению Богу. Сравнительно скоро представилась возможность поехать в Югославию, а оттуда — на Афон. Через некоторое время он принимает монашеский постриг с именем Софроний в русском монастыре святого великомученика Пантелеимона.

Весной 1930 г. произошло одно из наиболее важных событий в жизни отца Софрония — встреча со старцем Силуаном Афонским, ныне канонизированным и внесенным в месяцеслов Русской Православной Церкви. Преподобный Силуан стал духовником молодого монаха, и через духовника отцу Софронию открылись ответы на многие, как называл их сам отец Софроний, “отчаянные” духовные вопросы, которые волновали его все предшествующие годы. Наставления преподобного Силуана стали для отца Софрония первой и главной опорой всей его дальнейшей жизни. 30 апреля 1932 г. отец Софроний рукоположен во иеродиакона.

В 1935 г. иеродиакон Софроний тяжело заболел. Он оказался на грани смерти. Многие, в том числе и сам отец Софроний, были уверены, что ему осталось жить совсем немного, но по Божиему милосердию и по молитвам преподобного Силуана отцу Софронию было даровано еще много лет жизни.

24 сентября 1938 г. отошел ко Господу старец, духовник и сотаинник отца Софрония преподобный Силуан. Перед смертью старец передал отцу Софронию сделанные им записи, которые после значительного редактирования стали основой самого известного творения о.Софрония — книги “Старец Силуан”. Отец Софроний также написал первую часть этой книги — жизнеописание Старца Силуана.

После смерти своего духовника отец Софроний с благословения настоятеля монастыря уходит в “пустыню”. Он подвизается в Карульском и в некоторых других афонских скитах.

В феврале 1941 г. он рукоположен во иеромонаха, и с этого времени начинается его духовническое служение на Афоне. Вскоре он становится духовником монастыря св. Павла.

После войны вместе с группой афонских монахов русского происхождения по политическим соображениям его высылают с Афона. В 1947 г. иеромонах Софроний приезжает во Францию, где ему поручается служение в Свято-Успенской кладбищенской церкви в Сен Женевьев де Буа.

Через год, в 1948 г. отец Софроний публикует первое, ронеотипное ручное издание книги «Старец Силуан» в количестве 500 экземпляров.

В 1952 г. в Париже выходит первое типографское издание книги «Старец Силуан», а через несколько лет — первое издание этой книги на английском языке (несколько сокращенное).

Постепенно вокруг отца Софрония собирается круг духовных детей и учеников, стремящихся к монашеской жизни. В 1956 г. по благословению церковной иерархии он создает во Франции, на ферме Колара, монашескую общину.

Отец Софроний мечтает об основании православного монастыря, в котором могли бы реализовываться на практике заповеди преподобного Силуана. Основать такой монастырь во Франции не представлялось возможным, и в ноябре 1958 г. отец Софроний с некоторыми своими духовными детьми переезжает в Великобританию, в графство Эссекс, где было приобретено имение, которое легло в основу монастыря Святого Иоанна Предтечи. Основанный им монастырь стал одним из наиболее почитаемых православных мест в Великобритании. Сюда съезжаются люди со всего мира — от Японии до Канады,- чтобы припасть к духовному источнику преподобного Силуана.

В этом монастыре отец Софроний подвизается до конца своих дней, сначала — в качестве настоятеля, а затем, с сентября 1974 г.,- в качестве старца монастыря.

Архимандрит Софроний тихо скончался 11 июля 1993 г. в монастыре Святого Иоанна Предтечи в Эссексе.

Книги архимандрита Софрония переведены на многие языки мира, и тысячи людей во всем мире через них обретают веру. Русскому читателю хорошо знакома книга «Старец Силуан», которую многие имели возможность прочесть еще в “самиздате”. Среди других наиболее важных творений отца Софрония можно упомянуть книги «О молитве» и «Видеть Бога как Он есть». Относительно последней он свидетельствует: «…я там писал целую мою исповедь за всю мою жизнь. Там приведено все самое важное из моей жизни в Боге…».