Отец Игорь Фомин

Вас не двое, вас трое: Вы, духовник и Бог

Кто такой духовник? Каково его значение в жизни православного христианина? Как должны строиться отношения меж духовником и окормляемым? Следует ли выбирать духовника, долго и сознательно его искать, или нужно просто идти, к кому Бог привел? Зависит ли наше спасение от личности духовника? Что делать, если духовник не устраивает? На вопросы о духовнике и духовничестве отвечает протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма во имя святого благоверного князя Александра Невского — Патриаршего подворья при МГИМО.

— Отец Игорь, начнем с определения — кто такой духовник? Это просто священник, к которому я регулярно прихожу на исповедь, или слово «духовник» означает нечто большее?

— Духовник — это духовный отец. Это человек, который призван родить нас для новой жизни — жизни во Христе Иисусе. Крещение вводит нас в эту жизнь, а научить нас жить с Ним, дать человеку необходимые для этого знания — дело духовника.

— Но ведь не всегда, не везде мы можем найти человека, который действительно может учить нас духовной жизни. Как быть, если мы такого человека не встретили? Искать, пока не найдем?

— На самом деле есть два пути обретения духовного отца. Об одном из них замечательно говорил Алексей Ильич Осипов. По его мнению, духовника нужно выбирать не спеша, серьезно, ответственно; прежде чем доверить этому священнику себя и свое спасение, нужно убедиться, что он действительно человек духовный, что он настроен на волну Христа, что он не заведет тебя в дебри ереси, не подменит истинное благочестие ложным, чисто внешним. А есть другой путь: просто пойти в ближайший храм, вверить себя первому попавшемуся священнику и в дальнейшем проходить свой жизненный путь вместе с ним.

— Однако Ваши слова о том, что нужно пойти и довериться первому попавшемуся батюшке, несколько пугают. К сожалению, батюшки у нас бывают разные…

— Если вас только двое — вы и священник — и никого меж вами больше нет, тогда да: такое вот безоглядное доверие может к трагедии привести. Но мы ведь с вами верующие люди и знаем, что Господь никогда нас не оставляет, что меж нами и священником, которому мы доверились, стоит Он Сам.

На Афоне многим рассказывают такую историю, случившуюся в начале ХХ века. Один молодой инок весьма усердно подвизался, и братия стала с подозрением на него смотреть, стала ему говорить, что он в прелести. Он и сам испугался. И пошел к своему наставнику: не в прелести ли я? А наставник сказал этому иноку, что в такой-то пустыни живет один затворник, иди к нему; если ты у него в послушниках одиннадцать лет выдержишь, ты точно не в прелести. Инок пошел к затворнику, указанному духовником; у затворника был очень тяжелый характер, но инок прожил у него в послушании одиннадцать лет. А в конце срока подумал: «Если я сейчас от него уйду, будучи очень доволен тем, что я все это выдержал, тогда я точно в прелесть впаду; поэтому дай­ка я проживу у него еще одиннадцать лет». Впоследствии этот инок сам стал одним из афонских духовников, а тот старец перед кончиной покаялся перед ним, сказав: «Прости мне мою жестокость; твои смирение и усердие в служении Христу не только тебе самому принесли пользу, но и для меня стали духовным уроком».

Весь вопрос в том, что мы ставим во главу угла. Если у нас дальше духовника (а скорее, дальше наших эмоций) ничего нет, если мы даже не задумываемся о том, для чего нам дан духовник, тогда, конечно, какие-то его человеческие недостатки для нас — трагедия. А если духовник для тебя — средство ко спасению, тогда у тебя все будет нормально. Отрицательный опыт общения со священником, с духовником — это тоже опыт. При правильной установке человека он служит ко спасению. Конечно, мы все хотим для себя священника прямо-таки равноангельного… и чтобы он еще говорил нам исключительно то, что мы хотим слышать. Но ведь ни один сознательный родитель не дает ребенку всего того, чего тот хочет: если бы это было так, наши дети ели бы одни чипсы, запивая их колой. Но большинство родителей все же хорошо ориентируются в вопросе, что ребенку нужно на самом деле.

— Родитель в данном случае — это, скорее всего, Господь, Который знает, какой духовник нам нужен — мягкий, жесткий, приятный, «вредный» и т. д.?

— Конечно. Мы должны доверять, прежде всего, Богу, Который послал в нашу жизнь вот этого священника. Мы ведь очень разные люди, и путь к Богу очень разным бывает, и средства на нем нужны разные. В школе тоже ведь всегда разные учителя — и добрые, и не очень, и строгие, и не слишком. Но они все нужны, наверное, тому, кто хочет действительно получить образование.

— Мне пришлось однажды слышать такие сетования неофитки: батюшка, дескать, у нас хороший, добрый, участливый, но простой, а мне нужен глубокий духовник с высокими познаниями… Что бы Вы посоветовали сетующей?

— Если бы ко мне вот так кто-то пришел и сказал: «Батюшка, извините, мне нужен другой человек, не такой, как вы», — я бы ответил: «Ну что ж, ступай с Богом, ищи того, кто тебе подходит». Дело вот в чем: пока человек сам не наступит на грабли своей самости («Мне нужен другой духовник»), пока он не поймет, что Господь ему уже даровал все, что нужно для его спасения, он так и будет ходить и искать. А когда поймет, вернется к тому, что было уже дано. Повышенные притязания — «Этот духовник меня не удовлетворяет» — они от гордости в нас.

— И все же, как быть, если духовник не отвечает на возникшие у нас вопросы? Искать ответы в книгах?

— Духовник не отвечает на вопросы не потому, может быть, что он не знает ответов, а потому, что эти ответы нам сейчас не нужны. Мы еще не перегорели своей страстью, той страстью, которая породила эти вопросы, и готовые ответы нам пользы не принесут. Что же касается тех ответов, которые мы можем найти в книгах святых отцов, — с ними все равно нужно прийти к батюшке и показать, и спросить, насколько это к нам применимо.

— Но как можно не искать ответа, если вопрос встал ребром?

— Попробуйте его поискать, посмотрите в нескольких разных местах. И если ответа действительно нет, значит, он вам не нужен. Это не трагедия. Когда будет нужно, ответ появится. Нужно искать не готовые формулы, а приближения ко Христу, Который отвечает на все наши вопросы.

— А заочный духовник у христианина может быть? Могу ли я, скажем, считать своим духовником святителя Феофана Затворника, отца Александра Ельчанинова или игумена Никона (Воробьёва)?

— Я считаю, что нет. Чтение — это одно, общение с духовником — другое. В советское время, когда на всю область был один храм, можно было удовлетвориться тем, что ты читаешь Феофана Затворника, и другого духовника не искать. Но сейчас у нас достаточно возможностей позаботиться о своей духовной жизни. Естественно, что нельзя при этом чтение духовной литературы сбрасывать со счетов. Но нужно помнить: каждый из духовных наставников исходит не только из опыта, накопленного веками, но и из своего личного опыта, и преломляет евангельскую истину для своих современников, для тех, кто живет в условиях той же эпохи. И применить его опыт к собственной личности, если ты в эту эпоху не живешь, трудно. Готовы ли мы жить в тех условиях, которые были тогда? Не всегда. Я считаю, что духовником для христианина может быть только его современник, тот, кто живет в том же обществе, в тех же проблемах, в той же культуре.

— Другая крайность — человек считает, что постоянный духовник ему не нужен, предпочитает обходиться без него, оправдывая это тем, что в наше время оскуде преподобный (см.: Пс. 11, 2). Это правильно?

— Вряд ли здесь можно дать категорический ответ — правильно или неправильно. Для чего вообще нужен духовник? Для спасения. Можно ли спастись без духовника? А можно ли выучить китайский язык без учителя? Можно, но с учителем вы будете учить его два года, без учителя — двадцать два. Духовник — это человек, который на себя берет за тебя ответственность перед Богом. Решив, что духовник ему не нужен, человек берет эту ответственность на себя. Поэтому в таких решениях нужно осторожность соблюдать. Конечно, никто не запретил христианину самостоятельно строить собственную жизнь. Но ведь мы все знаем, что самому себя построить, просто самому себя со стороны увидеть сложно. И намного проще, когда есть опытный человек, который всегда может сказать тебе то, что ты сам себе не скажешь.

Напомню, что в советское время и духовенства, и возможности жить церковной жизнью, посещать храм было гораздо меньше, чем сейчас. Но духовников для себя верующие все равно находили. Бывало так, что духовник жил где-то в другом городе, и человек мог приехать к нему раз в полгода, раз в год, но духовная польза от этого была очевидной.

— Приходится слышать еще и такого рода обиды на духовников: «Я к нему на исповедь с такими проблемами, с таким комком грехов, недоумений, вопросов, а он, ни слова мне в ответ не сказав, накрывает меня епитрахилью и благословляет причащаться». Обоснована ли такая обида?

— Конечно, нет. Я повторюсь: нужно помнить, что меж нами и нашим пастырем стоит Господь, и Он воспитывает нас, действуя через духовника. Без смирения и доверия к Богу у нас вообще никакой духовной жизни не получится. Если духовник нам ничего не говорит, значит, нам и не нужно сейчас никаких слов. Достаточно того, что мы сами осознали и исповедали свои грехи, задумались о корнях наших проблем.

— А если мы все же выбираем духовника, то чем следует руководствоваться?

— Здесь, наверное, нужно не о выборе духовника говорить, а о том, что мы все, коль скоро мы христиане, выбрали Христа. И, если я выбираю из всех священников одного, значит, я считаю, что он близок ко Христу. И раз я его выбрал, я должен полностью ему довериться. Об этом хорошо сказал митрополит Сурожский Антоний: «Как легко прийти к Богу, если ты видишь на лице другого человека отблеск Божественной славы». Вот если ты это видишь, тогда ты счастливый человек, ты нашел того, кого искал. И дай Бог, чтоб у тебя все сложилось и получилось. Когда я учился в семинарии, в Троице-Сергиевой Лавре, я выбрал там одного батюшку — отца Илию — и стал ходить именно к нему. А почему… Трудно сказать.

— По интуиции?

— Скорее, по счастью. Бог к нему привел. А позже духовником всей нашей семьи — я считаю, что семья должна окормляться у одного священника — был отец Василий Владышевский. Но я не хотел бы останавливаться на подробностях своих взаимоотношений с духовниками или как-то афишировать их присутствие в моей жизни.

— Почему Вы считаете, что семья должна окормляться у одного священника?

— У духовника в нашей жизни много функций: он и миротворец, и третейский судья, и многие твои вопросы, в том числе и семейные, он может разрешить гораздо лучше, чем ты это сделаешь самостоятельно, своим умом. И очень важно то, что духовник хорошо знает и тебя, и твою супругу или супруга, и детей.

— А можно ли не соглашаться с духовником? К примеру, в какой-то конфликтной житейской ситуации. Предположим, духовник мне говорит: «Поступайте вот так-то», а я ну никак не согласна!

— Не соглашаться с духовником можно сколько угодно. Но сделать нужно все равно так, как велит духовник. А иначе какой смысл в его духовничестве? Или тебе нужен карманный духовник, который будет всегда говорить только то, что тебе хочется слышать? Вы понимаете, духовник — это очень и очень серьезно и важно. И не надо думать, что вот мы с вами поговорили, и все сразу поймут, насколько это серьезно. Это не всем легко сразу понять. Но об этом надо хотя бы начать задумываться.

Журнал «Православие и современность» № 43

Храм при МГИМО – чудо, показывающее изменение народа и страны

Сегодня Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил освящение храма благоверного князя Александра Невского при МГИМО. О том как зародилась идея создания православного храма при светском вузе, в чем ее экстраординарность и на каком уровне сейчас находится отечественное образование рассказал в интервью РИА Новости председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, профессор МГИМО Владимир Легойда.

Фото Владимира Ештокина — Владимир Романович, сегодня завершился долгий процесс строительства храма при МГИМО. С чего все началось?

— Все началось с того, что инициативная группа преподавателей и студентов МГИМО, которую возглавлял профессор Алексей Михайлович Салмин, не доживший, к сожалению, до этой счастливой минуты, пришла к ректору — Анатолию Васильевичу Торкунову — и озвучила инициативу. Он ее поддержал. А после того, как она была оформлена, состоялась встреча с патриархом Алексием II. Мы (инициативная группа — ред.) пришли в мае 2005 года к Патриарху, и он подписал указ о создании патриаршего подворья и храма в честь святого благоверного князя Александра Невского. И по согласованию с Отделом внешних церковных связей Московского Патриархата, который тогда возглавлял митрополит Кирилл — ныне Патриарх, — по его благословению и благословению Святейшего Патриарха Алексия II настоятелем этого храма был назначен отец Игорь Фомин. До этого он являлся клириком Казанского собора на Красной площади.

— Какой этап был самым трудоемким?

— Мне сложно сказать, ведь я все таки не до такой степени был вовлечен во все это. Мы каждый этап переживали — получение земли,, проект храма и его коммуникаций, получение денег на храм. Любое событие — не лишнее. В храме благодаря отцу Игорю сразу появилась община. Построенный в 2012 году временный храм, а он немаленький, всегда был полон людьми, теперь и этот большой храм тоже постоянно полон людей. Это очень важно, потому что все трудности на каждом этапе переживались, я бы даже сказал, со смирением и с радостью, с божьей помощью и тем, что есть живая община.

— Считается, что каждая община чем-то отличается от остальных. В чем уникальность этой?

— Здесь все происходило, может быть, не уникально, но правильно. Когда мы говорим, что «храм не в бревнах, а в ребрах», то церковь при МГИМО — классическая иллюстрация этого. Костяк общины, люди. Молитва появились еще не только до освященного сегодня храма, но и до временной церкви.

С одной стороны, он является московским приходским храмом: сюда ходят люди, которые здесь рядом живут и люди которые давно ходят к отцу Игорю как к духовнику. А с другой стороны, в нем присутствуют преподаватели, сотрудники студенты института. Возможно, в этом если не уникальность (он не единственный в этом плане), то точно особенность.

— А как же тот факт, что самый известный пример университетского храма — церковь мученицы Татианы при МГУ — все же является продолжением прерванной после революции традиции? Отличается ли в этом плане храм при МГИМО?

— Действительно, храм при МГУ стал продолжением прерванной традиции. В этом и отличие. Но, насколько я знаю историю его открытия, там была такая же схема: инициатива студентов и преподавателей, поддержанная ректором. Было возрождение исторически существовавшего храма.

Сегодня спрашивают: «А какие чудеса могут быть в наше время!? Нет же чудес!» Люди, которые застали советское время и хорошо его помнят, понимают, что храм при МГИМО — это абсолютное чудо. Ведь это был самый идеологический вуз страны. Люди, которые учились и преподавали здесь в советское время, могут сказать вам, что представить какое-то время назад о том, что при МГИМО будет храм, было совершенно невозможно! Это чудо, которое свидетельствует о тех изменениях, которые произошли с нашим народом и с нашей страной.

— Как бы вы охарактеризовали взаимодействие Русской Православной Церкви с университетским сообществом страны?

— Лично мне хочется, чтоб оно было более тесным. Это взаимодействие сейчас существует и у него, безусловно, есть традиции связанные с традициями отечественного образования и с возрождением веры. Я, как преподаватель, убежден, что образование в нашей стране переживает не лучшее время. Мы пытаемся сбалансировать соотношение традиций и реформ. Мне кажется, что тот опыт, который есть в Церкви, мог быть востребован. Церковь не противится каким то разумным изменениям и встраивается в те процессы, которые мы считаем правильными и нужными.

Сегодня, прежде всего, основная глубинная проблема в нашем образовании, как мне кажется, заключается в том, что не осмыслены те процессы, которые происходят. Они очень быстро меняют образование, и мы даже не успеваем это осмыслить. Я считаю, что тот интеллектуальный потенциал, который есть в церкви, мог быть использован для этого осмысления.

Я говорю о том, что практическое взаимодействие могло быть более тесным. Причем не только на уровне каких-то совместных больших конференций, появления теологии (чему мы очень рады), но и на уровне студенчества, например. Вот это было бы очень важно.

Умер протоиерей Георгий Фомин

20 января во время всенощного бдения Отец Георгий потерял сознание.

«Реанимация запустила остановившееся сердце, доставили в больницу. Но батюшка так и не пришёл в сознание. Видимо, душа его уже покинула тело в тот самый момент, когда он думал и говорил о Боге. Перед Царскими вратами… И в этом мне видится особый промысл Божий», – пишет первый заместитель главного редактора журнала «Фома» Владимир Гурболиков.

Фото: Владимир Гурболиков

Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям РПЦ с обществом и СМИ Владимир Легойда в связи с кончиной протоирея Георгия Фомина на своей странице в Facebook отметил, что «удивительный священник ушел сегодня ко Господу».

Протоиерей Георгий Геннадьевич Фомин родился 2 января 1949 года. Окончил Московский лесотехнический институт. 9 августа 1989 года рукоположен в сан диакона, 4 декабря 1989 года ― в сан пресвитера.

Протоиерей Георгий Фомин ― отец духовника сотрудников журнала «Фома», настоятеля храма во имя святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО протоиерея Игоря Фомина.

«Он сумел передать нашему дорогому духовнику самые важные качества, при этом не принуждая, не выговаривая. А просто своим личным примером веры, любви и кротости,»― считает Владимир Гурболиков.

Блог настоятеля

Задать вопрос священнику можно по электронной почте a-nevskogo@inbox.ru

Если Вас тревожит духовно-нравственный вопрос вы можете задать священнику при личной встрече на нашем храме или через электронную почту храма a-nevskogo@inbox.ru

О вере и знании

Интервью иерея Владимира Хайрова в новом номере журнала «Кто главный»

Единственная реальность жизни

Священник Владимир Хайров рассказал «Главному» о том, что такое рай и ад и почему не надо бояться смерти.

Искусство быть крестным родителем

Священник Владимир Хайров рассказал, как правильно выбрать крестных родителей, что дарить на крещение и почему необходимо крестить детей именно в храме.

Торжество жизни, торжество души

Настоятель храма А.Невского Владимир Хайров рассказал журналу «Кто Главный» об истинном смысле Пасхи.

Как не сделать воспитание абсурдом

Священник Владимир Хайров рассказал «Главному», как воспитать ребенка, кто виноват в инфантилизме молодежи и где начинается личная свобода выбора детей.

На чьи деньги звонят колокола

Священник Владимир Хайров объяснил «Главному», зачем нужно строить новые православные храмы и в чем истинная ценность Церкви.

О грехах вольных и невольных

Священник Владимир Хайров рассказал «Главному», почему зачастую неправильно понимают смысл покаяния и каким грехам больше всего подвержено современное общество.

О бесах и их изгнании

Экзорцизм — явление, окутанное множеством мифов. Телевидение запугивает нас фильмами-страшилками на эту тему. Ранние христиане признавали бесов виновниками душевных (и не только) болезней. Священник Владимир Хайров рассказал «Главному», кто такие бесы и что с ними делать.

Бог в душе

Священник Владимир Хайров рассказал «Главному», что на самом деле означает состояние Бога в душе, и объяснил, зачем нужно посещать храм.

Суетливая вера

Настоятель строящегося храма Александра Невского, священник Владимир Хайров, развенчал популярные в народе суеверия.

Дресс-код верующего

Настоятель строящегося храма Александра Невского, священник Владимир Хайров разъяснил, как правильно подобрать наряд для посещения православного храма и что лучше всего не делать в Доме молитвы.

Исповедь священника

Как музыкант сменил концертный фрак на церковную рясу.
Невозможно утешать или благословлять людей, оставаясь равнодушным. Если священник не пропускает чужую боль или радость через своё сердце, он становится простым исполнителем, а не слугой Божиим, — считает 35-летний священник Владимир Хайров.

Храм, который мы потеряли

Храм Александра Невского за красоту называли «Первым на Юге России». Сияющие на солнце золотые купола кафедрального собора стали визитной карточкой донской столицы и украшением её панорамы. Однако окажись современный ростовчанин в родном городе сто лет назад, перед его глазами предстала бы совсем иная картина.

Пост и заблуждения о нем

Слова «голод» и «пост» не является синонимами. Господь действительно не вкушал ничего 40 дней. Так делали и многие другие святые — пророк Илья, например. Но голодать 40 дней — это очень сложно и неосуществимо без предварительной подготовки. Иначе простому человеку голодание принесет лишь вред. В церковном понимании пост ни в коем случае не является синонимом голода. В современном мире жизнь человека сопряжена с большим количеством нагрузок, излишней утомляемостью, нервозностью в связи с пробками на дорогах. И голодать просто невозможно и губительно.

Верный путь к счастью

Накануне светлого праздника Пасхи «Главный» поговорил с Владимиром Хаировым, священником храма Дмитрия Ростовского, о главной христианской добродетели – милосердии.

О целях и путях к ним

Священник храма Димитрия ростовского Владимир Хайров рассказал «Главному», как церковь смотрит на карьеру и карьеристов.

Духовный смысл Великого Поста

С 7 марта по 23 апреля у православных – Великий Пост. «Главный» попросил священника храма Дмитрия Ростовского Владимира Хайрова рассказать, в чем смысл такого долгого голодания, и так ли страшен пост, как его малюют.

ФОМИН Игорь (протоиерей) ( род. 1970)

Интервью | Статьи | АудиоПротоиерей Игорь ФОМИН (род. 1970) — настоятель храма Александра Невского при МГИМО: Видео | Интервью | Статьи | Аудио | Фотогалерея.
Протоиерей Игорь Фомин родился 25 февраля 1970 г. в семье служащих. В 7 лет пошел в школу, а в 9 принял крещение и уже из храма не выходил.
В 14 лет стал алтарничать в подмосковном храме Покрова Божией Матери села Алексино, где настоятелем был ставший духовником протоиерей Василий Владышевский. После возвращения из рядов вооруженных сил, нарушив благословение духовника, пробовал поступить в медицинский институт. Естественно, провалился, и уже через год благословение было исполнено – в 1991 г. поступил в семинарию. В 1994 г. венчался со своей будущей матушкой. А в 1995 г. был рукоположен в диакона, в 1996 г. – во пресвитера. 6 декабря 1995 г., на Александра Невского, был назначен штатным диаконом Казанского собора на Красной площади. А ровно через год, 6 декабря 1996 г., рукоположен в священники Казанского собора.
С первых номеров журнала «Фома» стал членом редакционного совета издания.
Так как журнал «Фома» вышел из коридоров и аудиторий МГИМО, встал вопрос о строительстве храма при сем славном учебном заведении. Когда вопрос был решен положительно святейшим патриархом Алексием, был назначен настоятелем строящегося храма Александра Невского при МГИМО.
Имеет четверых детей.
.

.
.

.

Протоиерей Игорь ФОМИН: интервью

Протоиерей Игорь ФОМИН (род. 1970) — настоятель храма Александра Невского при МГИМО: Видео | Интервью | Статьи | Аудио | Фотогалерея.
МОЛИСЬ, КАЙСЯ, ЛЮБИ
Как нам строить духовную жизнь сегодня — когда вокруг бушует XXI век? К чему стремиться, а чего остерегаться? Какими словами молиться? Нужно ли современному мирянину быть аскетом? Корреспондент портала «Православие и мир» беседует с клириком Казанского собора на Красной площади протоиереем Игорем Фоминым.
— Чем руководствоваться в духовной жизни современному человеку, ведь все серьезные книги, в том числе «Добротолюбие», написаны преимущественно для монашествующих?
— Монашествующий человек и просто православный человек на самом деле мало чем отличаются друг от друга. Ведь обеты, которые дает монах точно такие же, как и обязательства мирского человека.
Монашествующий дает обет безбрачия, но и мирскому человеку запрещается распутство.

Монах дает обет воздержания от мясной пищи, но и мирскому человеку воспрещено объедаться и необходимо соблюдать посты.
Монах дает обет постоянно молиться, но ведь апостол Павел, призывая непрестанно молиться, обращается не к монашествующим, а ко всем людям, желающим жить во Христе Иисусе.
Конечно, условия жизни монашествующих и мирских людей разные. Одни живут в тишине и спокойствии, другие в мятущемся бурном мире.
Но если у мирянина в сердце живет молитва, то он будет спасен от многих житейских катаклизмов, которые в обилии сейчас у нас появляются, например, гнев, раздражение, злоба. Эти явления не совместимы с молитвой. Если в сердце человека живет молитва, то страсти там просто не уживаются, тернию там невозможно взойти. Молитва является орудием, которым обрабатывается почва души человека, для того чтобы зерно Слова, упав в эту почву, выросло и дало плод.
Если говорить о том, что конкретно может мирянин взять из «Добротолюбия», этого сборника мудрых мыслей и молитвенного опыта людей, потрудившихся именно на поприще духовного делания, то это взаимоотношения человека и Бога. Они в обилии должны присутствовать у мирского человека, без этого человек не может обожиться, не может войти в радость Божию.
— А какие это принципы?
— Плоды духовные, о которых говорит апостол Павел: «Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5:22-23). Плоды, которые проявляются во взаимоотношениях человека с Богом, человека с человеком, человека с самим собой.
— Вы сказали, что если в сердце человека будет жить молитва, то духовная жизнь будет развиваться правильно. А что значит «молитве жить в сердце»? Имеется в виду непрестанная молитва Иисусова или молитва перед каждым делом или еще что-то?
— Молитва — это общение с Богом, разговор с Богом. Причем не монолог, а все-таки всегда диалог. Вершина молитвенного делания – это молитва Иисусова: пять слов, которые мы лучше будем творить умом, чем заниматься многоглаголанием, как говорит апостол Павел. Также молитва может быть вопросительная: «Господи, благослови старушку через дорогу перевести». Это тоже молитва, потому что это живое общение с Богом. И сразу слышишь в сердце ответ: «Конечно, любимое чадо, благословляю тебя на доброе дело».
Или спрашиваешь: «Господи, благослови меня покурить», и сразу слышишь ответ: «Что-то не то ты просишь у Меня». И так во всем. Молитвенное общение с Богом – это живое общение, когда ты непрестанно ощущаешь, что Он стоит рядом, от Него зависит моя жизнь на следующее мгновение. Это и есть молитва, это и есть хождение пред Богом.
— Что собой должно представлять молитвенное правило семейного, работающего человека? Допустима ли молитва в метро и Серафимово правило?
— Если семья вся воцерковленная, то обязательно должно быть общее молитвенное правило как утром, так и вечером. Если есть еще традиция совместно читать Евангелие, то, мне кажется, это самое лучшее семейное правило. Я помню из детства, как мы всей семьей читали вечерние молитвы, утром меня будили под начало чтения утренних молитв. Я вскакивал, несмотря на то, что меня сложно было растолкать, но когда папа становился рядом и начинал читать молитвы, у меня просыпалась совесть, и я вставал.
— А у вас не было протеста: вот, мол, «изверги», мучают меня?
— Нет-нет, не было. У меня был, я не могу сказать, что страх, но благоговение перед Богом. Это было воспитано с детства и для меня это было естественно и нормально. Вообще слова «изверги» и «мучают» я узнал гораздо позже, наверное, когда сам стал «мучить» своих детей. По поводу родителей у меня никогда таких мыслей не возникало.
Однажды я был в многодетной семье, в которой и своих и приемных детей всего тринадцать, и увидел такую традицию. Во время завтрака кто-то рассказывает главу Евангелия, и все дети, от мала до велика, ее обсуждают. Взрослые, конечно, их поправляют, папа в этой семье очень хорошо знает Евангелие. Таким образом, получив правильный заряд на весь день, они идут в школу.
— Просто жизнь на Марсе.
— Да, я с этим согласен. Но эти «марсианские» традиции не сами собой у людей образовались, над ними очень много работали. Когда мы заходим в дом и видим идеальный порядок, все сверкает и блестит, везде развешаны красивые рюшечки, мы прекрасно понимаем, что за всей этой красотой стоит многочасовой труд хозяйки или всей семьи. Только там, где человек трудится, есть красота и бытовая, и духовная, и молитвенная. Надо трудиться.
Но это что касается семьи воцерковленной. Если же в семье только один человек тянется к Богу, его положение, наверное, сходно с положением монашествующего. Он должен затвориться в клети души своей и там внутри тихо стоять на молитве, чтобы своим православием не смирять всех окружающих. Как сейчас говорят: наши неверующие ближние первые войдут в Царствие Небесное, так как православные смиряют настолько, что наши родственники уже готовы быть равноангельными.
В этой ситуации, конечно, все по-другому. Здесь уместно и читать в метро Серафимово правило, здесь может быть и ночное домашнее бдение. Когда все ложатся спать, ты тихонечко встаешь на молитву. Бывает и такая практика. Если у человека есть потребность молиться, он всегда найдет способ.
Говоря о правиле, можно провести аналогию со спортивными тренировками. Как спортсмен тренирует свое тело, готовясь к состязаниям, так и православный человек должен тренировать свою душу, готовясь к Царствию Небесному.
Иногда надо себя понуждать встать утром на 15 минут раньше. Эквивалент этим 15 минутам — 1/8 любого фильма, и на те же 15 минут позже лечь спать. Это не сравнимо с тем, сколько времени мы проводим перед телевизором или за компьютером, если это, конечно, не работа.
На самом деле ничего сложного в этом нет. Начни молиться и все у тебя получится. Замечательный совет есть по этому поводу у Антония Сурожского. Он говорит, что если ты не можешь молиться длинными правилами, начни молиться по часам. Поставь иконку, рядом будильник, и помолись пять минут, не больше.
Через некоторое время ты увидишь, что молитва тебе понравится, и ты с удовольствием будешь читать и большие, длинные правила.
— Молитва в метро и Серафимово правило — реальность для работающего человека?
— Я не против молитвы в метро. Я считаю, что лучше помолиться в метро, чем совсем не молиться или чем в давке метро отвечать на толчки в спину. Мне кажется, лучше в метро почитать святых отцов или даже Евангелие, хотя, казалось бы, не место в суете читать слово Божие. Но это всяко лучше, чем смотреть и осуждать пьяные физиономии твоих попутчиков или разглядывать рекламу, которая является совершенно непристойной. Каждый, как мне кажется, должен сам для себя понять, может ли он молиться в метро, а не перед иконой.
Относительно Серафимова правила я думаю, что оно допустимо, но только не в той редакции, в какой оно сейчас принято, а именно в той редакции, в которой его дал Серафим Саровский.
— Три раза «Отче наш», три раза «Богородице Дево радуйся» и один раз «Верую»?
— И еще помянник о здравии и об упокоении. Если почитать житие преподобного Серафима, то мы увидим, что эта составляющая везде присутствует. Такое Серафимово правило приемлемо, а вот в современной редакции, без помянника, я считаю, недопустимо.
— Надо ли что-то менять в современном правиле и отношении к нему?
— Отношение к правилу, я считаю, ни в коем случае менять не надо. Правило и должно оставаться правилом. Господь нас не будет судить, если мы не выполним все правило. Все-таки правило существует для нас, а не мы для правила. Но, скажем так, должны присутствовать некоторые угрызения нашей совести относительно того, что я что-то не доделал, не доработал, может быть, доработаю в следующий раз, когда будет свободное время, будет другой настрой, тогда я может быть, более полно прочитаю.
Молитвы святых людей, которые есть в молитвослове, это камертон настройки нашей беседы с Богом. Мы ведь можем менять и дополнять молитву. Есть очень интересное изменение в вечернем молитвенном правиле в самой последней молитве, в которой перечисляются грехи. Многие вместо перечня этих грехов исповедуют свои грехи за день. Их можно даже записывать. Я считаю, что это очень правильное изменение. Таких вариаций достаточно много.
Некоторые вместо молитвы ангелу-хранителю читают молитву своему небесному покровителю, например благоверному князю Игорю или мученице Наталье.
Я помню, когда был маленький, лет в десять, пришел таким важным молитвенником к батюшке Алексею Зотову, который сейчас уже старенький служит на Павелецкой в храме Фрола и Лавра, и говорю: «Батюшка, как мне совершать молитвенное правило, благословите?» Он спрашивает: «А как ты молишься?» Я говорю, что читаю предначинательные молитвы, а потом каждый день по одной новой молитве еще добавляю, которые идут под номерами.
Первый день читаю первую молитву, потом «Достойно есть» и т. д. То есть такой сокращенный детский вариант. Я помню, что тогда он оценил мое усердие, а я про себя думаю: «Нет, наверное, он меня осуждает, надо наверное все-таки все читать».
Сейчас, когда я уже стал священником, я понимаю, что на самом деле он правильно оценил, скажем так, мой подвиг, и я очень рад, когда вдруг случайно вижу моих детей молящимися, не всем правилом конечно, но какие-то кратенькие молитвы в их жизни присутствуют.
— Если грехи мешают молиться, то надо все равно себя заставить встать на правило?
— Мы помним, что в молитвослове есть такое примечание: перед тем, как читать молитвы, постой немного в тишине, пусть твои чувства улягутся, и тогда рцы*: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа».
Вообще, перед тем как начать молиться, желательно испросить прощения у всех, кого ты обидел, с кем ты поругался, на кого ты прогневался. Мысленно попросить, примириться сначала в своем сердце, а потом уже будет возможность примириться и по-настоящему. И потом уже рцы.

— А можно заменить утренние и вечерние молитвы Иисусовой молитвой из тех соображений, что такое обращение к Богу некоторым более близко, чем слова святых, которые не соответствуют их духовному уровню? Например, пятьдесят молитв произносить?
— Ну, почему пятьдесят молитв? Существует определенное количество, которое изложено в правиле. Вообще это правило для неграмотных — заменять утренние и вечерние молитвы и правило ко Святому Причащению Иисусовой молитвой. Я думаю, что такая замена возможна, если согласовать это со своим духовником. Он свободно благословит.
— А обязательно согласовывать?
— Все-таки Церковь — это союз людей верующих во Христа. Мы единым сердцем исповедуем Бога и предстоим ему. Это и замечательно, что ты не считаешь себя одиноким. Некоторые изменения, безусловно, допустимы, но совет духовника нужен для того, чтобы самому не заблудиться. Первые десять изменений ты сделаешь правильно, а на одиннадцатом, возможно, ошибешься. Лучше посоветоваться с третейским судьей, который со стороны на тебя посмотрит и скажет: «Знаешь, тебе лучше не Иисусову молитву творить, а «Богородице Дево радуйся».
— Как сегодня постятся и должны поститься православные? Отмечают, что пост — это самое острое время — все ругаются, в интернете не стихают самые страшные и сокрушительные дискуссии…
— Предваряя разговор о посте, хочу рассказать такой случай. Один преподаватель Троице-Сергиевой Лавры выходил из своей квартиры, тогда еще в Загорске, к нему подошел его сосед и спросил: «У вас неделю назад пост начался?» Тот говорит: «Да, а откуда Вы знаете, вы же, в общем-то, неверующий?» А сосед отвечает, что под ним живут две верующие бабушки, два Божиих одуванчика, но как только начинается пост, они сразу начинают ругаться. Так он время поста и определяет.
Пост нужен для того, чтобы мы научились сдерживать свои чувства — и физические, и душевные. Однако когда пост начинается, обнажаются очень негативные стороны нашей души. Я знаю людей, у которых с началом поста открывается жуткая блудная страсть, казалось бы, наоборот, должно быть, а они себя еле-еле держат в руках. Некоторые начинают ругаться, гневаться.
Мудрый человек за это должен бы ухватиться, чтобы осознать живущие в себе страсти, выяснить, что по этому вопросу говорит Священное Писание, святые отцы, как это можно излечить. Многие же зачастую просто делают вывод, что «все вокруг козлы». Мне кажется, пост — уникальное и необходимое время, когда и молитва более в душе отзывается.
— Можно ли ослабить пост?
— Я считаю, можно, но это надо делать тоже с благословения духовника. Все-таки на ослабление поста должны быть какие-то причины. Должно быть и покаянное чувство из-за того, что ты не соблюдаешь пост вместе со всей Церковью так, как положено. Но полностью себя отстранять от Церкви, которая постится, мне кажется, можно только больным и беременным. Есть люди, которые ищут причины, а есть люди, которые ищут средства. То есть одни ищут причины, чтобы «законно» нарушить пост, другие ищут средства, чтобы даже в тех моментах, когда можно сделать себе послабления, хранить пост.
— Как обуздать свою раздражительность и гневливость в начале поста, когда все страдают, в том числе сам согрешающий в первых рядах?
— Если гневливость — постоянный недуг души, то, может быть, стоит положить в карман записку: «Я гневный человек». Возможно, что такой способ будет немножечко останавливать. Но на самом деле молитва, исповедь и причащение полностью искореняют из человека эти грехи. Можно также противопоставлять подобным поступкам соответствующие добродетели. Из одного источника не может течь и горькая, и сладкая вода. Если источник заполнить сладкой водой, то, может быть, и горечи такой не будет.
— Что такое послушание, каково его место в духовной жизни?
— Под послушанием понимается выполнение требований начальника, родителей, духовника, учителя.
В Священном Писании есть интересное замечание по этому поводу, когда Господь говорит про фарисеев: «всё, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте» (Мф 23:3).
Мы очень часто бываем не согласны с властями предержащими, со своим начальством. Они дают задания, которые нам кажутся тупыми, бессмысленными, глупыми, показывающими духовное развитие наших начальников. Но, вы знаете, мы подчиненные, и мы действительно должны проявить в этом послушание и выполнить свои обязательства, если, конечно, требования начальства не противоречат догматике.
Если тебе говорят убить кого-то, то, естественно, ты должен отказаться, если ты не солдат. Воин, защищающий Родину, просто обязан держать в руках оружие и им пользоваться, но и он вполне может отказаться от исполнения своего долга, если речь идет о захватнических войнах. Я считаю, что здесь человек может сложить с себя всякие обязательства, то есть уйти из армии.
— А зачем нужно послушание, ведь человек может не без основания полагать, что он умнее своих наставников?
— Человек должен иметь послушание, потому что все, к чему призывают родители или духовник, направлено на твое спасение. Например, есть такая «заповедь»: не суй два пальца в розетку. Ведь с этим все согласны, и никто не требует, что бы ему подвели под это требование научное обоснование о том, что ток по межклеточной жидкости пройдет к мозгу и т.д. Здесь все готовы быть послушными безоговорочно, просто все святые.
Но если речь идет о таком требовании как «не завидуй», то начинаются вопросы и сомнения: «А почему мне запрещено завидовать? Ну и что, помечтаю немножко, позавидую кому-нибудь». Но это точно такая же «заповедь», как и с розеткой, только она направлена на твое духовное состояние, а не физическое.
Когда ты еще являешься учеником в духовной ли жизни или за школьной партой, то ты многое еще не понимаешь, и не обязательно учителю объяснять ученику, зачем ему учить то или иное правило. Ученик должен просто выучить: «жи», «ши» пиши через «и».
Необходимость послушания Церкви, кажется, понятна. А говоря о послушании родителям, надо сказать, что любящий родитель никогда не пожелает своему ребенку плохого. Только надо эту любовь понять.
Ребенку тяжело осознать, что родитель его любит, когда заставляет учиться, чистить зубы и заправлять постель. «Кошмар — думает чадо – это не любовь, а какое-то издевательство». А потом вырастает, хватает родителей за грудки и начинает упрекать: «Почему ты меня не заставлял учиться? Почему ты меня не заставлял английский учить? Почему ты мне позволял валяться на диване и играть на гитаре? Надо было бить меня как сидорову козу, чтобы во мне ума было побольше». Сейчас многие дети предъявляют претензии своим родителям о том, что они не дали им образования. Да ты же сам не захотел его получить.
Послушание – это, наверное, акт любви друг перед другом. У монашествующих существует безоговорочное послушание, в миру такого нет. В миру есть ответственность взрослых перед детьми, супругов друг перед другом, перед родителями, и послушание должно соизмеряться с твоими обязанностями.
— Что такое вообще духовная жизнь?
— Это жизнь со Христом. Это такая жизнь, когда у тебя на лице есть отблеск Славы Божией. Это такая жизнь, когда любой человек хочет спросить именно у тебя, сколько сейчас времени, лишь бы с тобой поговорить, потому что приветливых людей сейчас становится мало.
Духовная жизнь — это ни в коем случае не длинные юбки, черные платочки и длинные бороды. Это не духовная жизнь. Духовная жизнь – это когда в твоем сердце есть любовь, как к президенту, так и к какому-нибудь бомжику, так и к «благодетелю-кассиру», который выдает тебе зарплату. Одинаковое отношение ко всем.
— Это же 30-ая ступень лествицы, которой у нас, по определению, нет и быть не может!
— Может быть, и есть. И любовь есть, и люди такие есть. Золото всегда тонет в житейском море, и его не видно. На поверхности любого моря — и житейского, и природного, известно, что плавает, вот это видно всем и всегда. А золото, оно всегда тонет, но оно есть.
— В чем главная проблема современного православного человека?
— Наверное, главная проблема в том, что каждый православный человек считает, что он самый православный человек на свете. Ощущение того, что ты делаешь все правильно, мне кажется, самая главная проблема в человеке. Теперь редко можно встретить смирение, послушание, и вообще любовь.
— Какие грехи сегодня самые трудные и распространенные?
— Мне кажется, это самооправдание и, не буду оригинальным и скажу, что это блуд. Это самые страшные грехи. Так же, я считаю, что один из самых ужасных грехов — лень.
— Если с блудом и ленью понятно, что делать, то, как искоренить самооправдание? Оно какое-то невидимое, и вычленить его в своих поступках сложно, хотя чувствуешь, что оно вроде бы есть?
— Если у человека присутствует самооправдание, у него обязательно присутствует другой грех – осуждения ближнего. Осуждение ближнего можно победить только оправданием всех. Противоположная добродетель греху самооправдания – это оправдание своих ближних.
— Какой из грехов самый труднопреодолимый?
— Те грехи, которые вошли в твою привычку, без которых ты не можешь жить, которые стали твоим сокровищем. Как говорит Господь: «где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф 6:21).
Если мы привыкли к телевизору, и он уже является фоном нашей жизни, то тогда это самое труднопреодолимое, потому что выключить его очень трудно. Трудно ездить в машине и не слушать радио. Если ты понимаешь, что уже не можешь не слушать радио, ты зависишь от него – это плохо. «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор 6:12) – говорит апостол Павел.
То же самое можно сказать про кофе и сигареты. У Клайва Стейплза Льюиса в «Расторжении брака» один из персонажей приехал в рай с ящеркой. Вот эта ящерка и символизирует греховную привычку, от которой человек боится избавиться: «Ой, мне будет больно, я чего-то лишусь в жизни» и т.д. Так что грех, который становится привычкой, самый труднопреодолимый.

— Как строить общение с другими, в том числе неверующими?
— Если не с позиции снизу вверх смотреть, то хотя бы на равных. Строить общение с другими людьми, исходя из того, что это тоже образ и подобие Божие, ничем не хуже тебя. А если мы себя еще и декларируем православными христианами, то мы вообще должны быть скромными и поставить себя в очередь в Царство Небесное самыми последними. Из этого и должно вытекать наше с вами построение общения с другими людьми.
— Но если мы здраво рассуждаем, то мы понимаем, что Богу милее не убийцы, чем убийцы, верующие, чем неверующие. А если мы это понимаем, то как же тогда нам не превозноситься над неверующими?
— Во-первых, кто первым вошел в рай?
— Может быть, благоразумный разбойник был просто первым умершим, после того как Христос открыл двери рая.
— Нет, дорогие мои. Когда мы придем в Царствие Небесное, мы начнем Господу перечислять: «Господи, я не убил, я не украл, я не прелюбодействовал, я не завидовал, и т.д. Я выполнил твои заповеди?» Господь однозначно скажет: «Нет. Потому что Моя заповедь не «Не делай», Моя заповедь «Люби»».
А чтобы не превозноситься над другим человеком, надо осознавать, что если тебя поставить в условия, в которых был этот убийца, то ты бы поступил еще хуже. И это однозначно.
— Что такое этика семейного общения? Что должно быть главное в семейной жизни?
— Я считаю, что это строгая иерархичность, когда муж берет ответственность за семью на себя. Когда жена берет ответственность за чад на себя. И когда дети находятся в послушании своим родителям.
— Самостоятельным, современным женщинам особенно тяжело поставить себя в подчиненное положение, но раз такой тип женщины исторически уже сложился, то как сейчас решить эту ситуацию?
— Нельзя выхватывать из руки молоток, который должен быть не в твоей руке. Сейчас женщины прибегают и жалуются, что муж такой-сякой ничего не делает. Начнешь разбираться и оказывается, что она сама все у него захватила, причем захватила невольно. А теперь говорит, что он такой-сякой. Так с какой же стати он будет другим? Или прибегает муж и говорит: «У меня жена загуляла». «Давай разбираться, почему она у тебя загуляла. Может быть, ты к ней относишься потребительски? Может быть, ты в ней не видишь женщину?» Как часто жены говорят: «А ты сам додумайся, почему я загуляла», намекая на то, что муж больше не замечает в ней женственности. Нельзя выхватывать инициативу у мужчин и забирать ее себе.
— Что должно быть главным в семейной жизни?
— Любовь с большой буквы и Бог.
— Разве любовь можно контролировать, ведь она сама приходит и уходит?
— Можно. Любовь — это внутреннее философское понятие, а не охи-вздохи под луной, как ее многие понимают. Любовь — это умение с радостью и благодарностью воспринять все, что происходит с тобой. Когда в семье есть радость и благодарность, эта семья счастлива. В такой семье жена может восхищаться мужем, который вовремя не принес зарплату или принес маленькую зарплату. А муж благодарен жене за то, что ужин готов, и ничего, что котлеты не прожарены. Он понимает, что жена старалась. Что важнее в данной ситуации: то, что она старалась или то, что котлеты не прожарены? Если важнее то, что котлеты не прожарены, то это самолюбие у мужа, а если то, что жена старалась, то это любовь к ней.
Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР Ежедневное интернет-СМИ

Протоиерей Игорь ФОМИН: статьи

Протоиерей Игорь ФОМИН (род. 1970) — настоятель храма Александра Невского при МГИМО: Видео | Интервью | Статьи | Аудио | Фотогалерея.
ОРЕЧЕНИЕ ПЕТРА – К ЧЕМУ ПРИВОДИТ ЛОЖЬ ВО БЛАГО?
Вечером, в Великий четверг на утрене Великой пятницы мы будем читать Страстные Евангелия. И будем вспоминать, в том числе те события, когда Господа уже забрали в преториум, когда Петр, желая быть рядом со своим Божественным Учителем, любыми способами пытается пройти во двор, туда, куда отвели Христа.
Сидя у разложенного огня, на вопрос, не он ли был с Арестованным, Петр начинает лгать: ему необходимо находиться рядом со Спасителем. Когда в третий раз Петру задается тот же вопрос, он и в третий раз говорит неправду, причем из благих намерений: желание не уйти от Христа он ставит выше, чем внутреннее состояние истины.
Но потом, вспоминая пророчество Спасителя — «Истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня» (Мф. 26: 33-34), – раскаивается и убегает со двора, горько плача.
Святитель Иоанн Златоуст говорил, что каждое утро апостол Петр встречал с мокрыми глазами, потому что оплакивал то свое отречение. Которое не было предательством, а являлось просто банальной ложью, хитростью. Апостол шел на уступки со своей совестью ради, как ему казалось, благой цели. Но потом все-таки раскаялся.
В нашей семье есть история, связана она с храмом Всех Святых на Соколе. Моя двоюродная прабабушка была сестрой милосердия у Елизаветы Федоровны в Марфо-Мариинской обители, другая двоюродная бабушка – монахиней в женском монастыре под Воронежем.
После революции Марфо-Мариинская обитель была закрыта и монастырь разорен. Двоюродные прабабушки вернулись в родной дом на Соколе, недалеко от храма Всех Святых, куда и начали активно ходить в двадцатые – тридцатые годы. Они помогали в храме, в том числе в алтаре и за свечным ящиком, мыли полы.
В контексте богоборческого времени встал вопрос о закрытии храма. К тому времени у нас в доме, где жили двоюродные прабабушки, собиралась московская интеллигенция: художники, писатели, композиторы: Корин, Голованов, Нежданова, Федосеев, Ланге и так далее. Большинство из них были воспитанниками туберкулезного детского приюта при Марфо-Мариинской обители, который возглавляла сестра милосердия Ольга, моя двоюродная прабабушка. На одной из таких встреч встал вопрос, как сделать так, чтобы храм на Соколе не был закрыт. Было несколько попыток именитых людей к властьимущим, от которых зависело закрыть или не закрыть храм. Но все было тщетно, храм неминуемо должен был быть закрыт.
Тогда было решено обратиться к обновлеченскому епископу Введенскому. Он был любим и почитаем советской властью. Он приехал, посмотрел храм и через какое-то время храм на Соколе отошел к обновленцам.
Но после того, как, казалось бы по-человечески, храм был спасен, многие верующие перестали в него ходить. В том числе, — и мои двоюродные прабабушки.
Они тяжело переживали за человеческую оплошность и за, как некогда им казалось, благое дело.

А храм на Соколе все равно закрыли незадолго до войны. А открылся он на Пасху 1948 года.
Но до конца своих дней сестра милосердия Марфо-Мариинской обители Ольга горько оплакивала свой поступок. Потому что именно она была его инициатором.
В своей жизни мы очень часто совершаем, казалось бы, безвинную ложь. Чтобы побывать в храме или не уронить образ Христа в глазах другого человека. Мы говорим сослуживцам, что опоздаем, так как идем утром в поликлинику или у нас кто-то заболел, а сами отправляемся в храм. Задумаемся, принесет нам такой поход в храм, даже причастие благо, если мы ради этого обманули кого-то, пусть нам кажется и невинно.
Источник: ПРАВОСЛАВИЕ И МИР Ежедневное интернет-СМИ