Религии в сирии

«Братья-христиане» карают Донбасс

Члены «Братства» мечтают о христианской революции, аналогичной исламской в Иране.

«Если кто-то из нас погибнет в бою, то в Вальхалле нас ждут наши предки!» – кричит высокий мужчина, одетый во все черное, стоя перед выстроившимися перед ним в шеренгу бойцами. Это не кадр из фильма про викингов и не сценка со сбора реконструкторов Средневековья. На Софийской площади в центре Киева принимает присягу новая очередь батальона специального назначения «Азов», и ораторствует перед добровольцами командир этой части – Андрей Билецкий, более известный среди своих соратников как «Белый вождь».

Перунова рать Запорожья

«Еще четыре месяца назад он сидел в харьковском СИЗО по обвинению в экстремизме и покушении на убийство, а теперь воюет против сепаратистов в Донецкой области», – так лаконично описала 17 июня с.г. Билецкого, вождя неонацистской Социал-национальной ассамблеи, «Украинская правда». Сам он поведал в интервью этому изданию, что, собственно, «Азов» вырос из присоединившихся к нему, Билецкому, после освобождения 24 февраля «активистов правых организаций и футбольных ультрас». В марте они вели бои на улицах Харькова с пророссийскими активистами, апогеем которых стала бойня на Рымарской улице: при штурме здания, где забаррикадировались ультраправые, они застрелили двух человек, после чего были задержаны милицией. Но вскоре оказались на свободе, а в первых числах мая, как утверждает Билецкий, ему удалось убедить и.о. министра внутренних дел Украины Арсена Авакова легализовать его бойцов и выдать им оружие.

8 мая батальон, состоявший тогда из 60 человек, был спешно переброшен в Мариуполь и принял участие в первой попытке штурма города, закончившейся гибелью десятков мирных жителей. 13 июня «Азов», разросшийся до 250 человек, участвовал во втором штурме Мариуполя, а затем перебазировался на рубежи самопровозглашенной Донецкой народной республики. При этом, отметил Билецкий, официально его батальона вроде бы и не существует: «У нас есть одна официальная рота, бойцы которой оформлены как сотрудники МВД. Остальные пока добровольцы, но даст бог, оформимся когда-то все официально».

На описанном выше смотре на Софийской площади добровольцы «Азова» горячо поддержали своего «Белого вождя», начав скандировать: «В Вальхаллу! В Вальхаллу!» Идеи язычества многим из них – по примеру западноевропейских неонацистов – явно близки, хотя родная славянская и германо-скандинавская мифология переплетаются до степени неразличения. Из групп Социал-национальной ассамблеи в соцсетях известно, что 22 июня бойцы ее отделения в Запорожье – в форме и со знаменами – приняли участие в праздновании Купалы на острове Хортица, проводимом языческим объединением «Русское православное коло» (неоязычники свободно прилагают к себе термин «православный», ибо так якобы называлась древнеславянская религия). На сайте и в аккаунтах этого языческого объединения идет сбор денег «на поддержку воинов-родноверов» в батальоне «Азов», причем эта часть именуется ими не иначе как «Перуновой ратью».

Девиз влившейся в «Азов» неонацистской группировки Misanthropic Division – «Убивать за Вотана» (нем. Toten fur Wotan). В поддержку батальона выступают и музыкальные группы неоязыческой ориентации: в прошедшем 13 июля в Харькове концерте для добровольцев «Восточное братство» принял участие целый ряд подобных коллективов, включая культовую для украинских неонацистов группу «Секира Перуна» (укр. «Сокира Перуна»). Некоторые из языческих групп в последние месяцы выпускают композиции в поддержку «Азова», украшенные символикой батальона (рунический символ «волчий крюк» на фоне «черного солнца») и изображением «черных человечков», как неформально именуют себя бойцы этой части в антитезу «зеленым человечкам», действовавшим в марте в Крыму в поддержку присоединения полуострова к России.

Праворадикалы из подобных группировок есть и в других батальонах на востоке Украины. Так, в батальоне «Айдар», действующем в Луганской области, целый взвод состоит из входящей в «Правый сектор» группировки «Белый молот». Символика этого возникшего в 2013 году в Киеве объединения апеллирует к неоязычеству, например, содержит изображение популярного среди поклонников скандинавской мифологии «молота Тора», увенчанного головой норманна в боевом шлеме. Уже на майдане в его ряды влились более мелкие неонацистские группировки, например отряд «Викинги». Опекает бойцов «Белого молота» руководитель языческой организации «Великий огонь» Геннадий Боценюк, который даже называет себя в интервью различным СМИ «духовником Правого сектора».

Партия Иисуса Христа на передовой

Как это ни удивительно, но плечом к плечу с этими радикальными неоязычниками воюют и ультрас из христианских группировок. Пятой ротой батальона значится «Сотня Иисуса Христа», насчитывающая около 60 человек (примерно четверть всего батальона), сформированная партией «Братство» Дмитрия Корчинского. «Слава Иисусу Христу!» – такое приветствие звучит на смотрах роты, свидетельствуют побывавшие в расположении «Азова» журналисты.

Корчинский – самый известный и эксцентричный экспериментатор на националистическом поле Украины. Став de facto в 1991 году у руля партии «Украинская национальная ассамблея» (de jure он был лишь одним из полевых командиров ее военизированного крыла – Украинской национальной самообороны), уже в 1993 году он сменил ее идеологию на радикальный микс из пропаганды «Красных бригад», «Сендеро луминосо» и прочих левацких движений, так как классический «бандеровский» национализм казался ему слишком мирным и добропорядочным. «Наша задача – превратить политическую ситуацию в военную, – призывал Корчинский. – Заговорщики и сектанты всегда боролись с государством с целью самим стать государством. Сегодня это противостояние составляет последний смысл истории». Однако его соратники по УНА-УНСО оказались не готовы к бесконечным радикальным переменам, и в 1997 году Корчинский покинул их, инициировав в 1999 году создание «Братства». Правда, зарегистрировал новую партию украинский Минюст только в августе 2005 года. «Мы живем в эпоху исламской революции, и мы знаем по прошлому опыту, что революции всегда побеждают, – презентовал в ноябре 2005 года идеологию своей партии Корчинский в интервью изданию Ukraine daily. – Наши дети будут ходить в мечети, если мы не поднимем революцию христианскую… Нам сейчас нужна православная «Хезболлах», православный джихад, нам нужно быть круче христианами, чем они мусульмане». В программных документах организация прямо уподоблялась ливанской «Партии Аллаха»: «Братство» – это партия Иисуса Христа».

В августе 2005 года Корчинский, лично руководивший боевиками УНА-УНСО, захватывавшими в начале 1990-х годов храмы для Киевского Патриархата, перешел в Московский Патриархат. По его словам, «сейчас наиболее правильно политически настроены епископы в Московском Патриархате, а в Киевском и во всех иных альтернативах сидят епископы, которые ориентированы на заигрывание и союз с прозападными силами». Легализация при ставшем президентом Викторе Ющенко в «мягком» варианте национализма антисистемщику Корчинскому («Я неспособен реализоваться в нормальных условиях», – как-то признался он) была неприятна. Он разошелся с наследниками ОУН (вроде официального правопреемника этой организации – Конгресса украинских националистов), вошедшими к тому времени в ряды президентского блока «Наша Украина». С другой стороны, вождь «Братства» мог питать надежды на помощь Москвы в противостоянии с победившими оранжевыми. Вспомним, что 19 июля того же года он провел мастер-класс в лагере прокремлевского молодежного движения «Наши» на Селигере – на тему «противодействия уличным беспорядкам». В чем в чем, а в этом Корчинский знал толк – 18 июля 1995 года его бойцы дали полноценный бой киевскому «Беркуту» на Софийской площади в Киеве во время похорон главы Киевского Патриархата митрополита Владимира (Романюка). За его ценный опыт можно было простить бывшему вождю УНА-УНСО и отряд «Викинг» в Чечне в 1994–1995 годах, и штурм Киево-Печерской лавры 19 июня 1992 года.

Бойцы Корчинского напоминают не то новых
крестоносцев, не то нацболов.
Фото со страницы «Сотни Иисуса Христа»
в социальной сети Facebook

Кроме того, «Братство» после победы первого майдана пережило резкий всплеск численности, умело привлекая в свои ряды борцов с оранжевыми, которым антимайданные партии не могли предложить каких-то вариантов уличной радикальной политики. Мощное отделение «Братства» появилось тогда в Донецкой области (как в областном центре, так и в иных населенных пунктах), менее многочисленное – в Луганске, а также в Харькове, Днепропетровске, Запорожье, Крыму, Николаеве, Одессе и т.д. В ряде городов под этот бренд переходили ранее возникшие антимайданные организации – такие, например, как «Славянская гвардия» в Запорожье. В рядах партии, по данным «НГР», состояло тогда по всей Украине не менее трехсот хорошо подготовленных, мотивированных и готовых к «прямому действию» активистов.

Впрочем, такой уровень «Братству» удержать надолго не удалось. В последующие годы оно численно «обвалилось» на порядок, удержав в своих рядах лишь актив в Киеве и еще ряде городов. Дело в том, что «тараканы в голове» у Корчинского остались прежними, что проецировалось на его религиозные взгляды. «Детки должны знать, что посох у доброго дедушки Мороза (он же святой Николай) для того, чтобы разбивать головы еретикам, – писал он в январе 2006 года на сайте своей партии. – Он… сидел во время гонений императора Диоклетиана на христиан. Тогда практически не было не сидевших и не претерпевших пыток епископов. Поэтому среди них встречалось много выдающихся людей. Достойно таскал колодки – достойно будешь носить панагию». (Вспоминается его же сочинение «Война в толпе» (1998): «Когда тебе скажут, «это философ», спроси, по какой статье он сидел? Когда скажут – «это поэт», спроси, где он воевал?»)

Явно ожидаемые им плюсы от сотрудничества с Московским Патриархатом быстро получить не удалось – и Корчинский начал искать новую Церковь, причем, что немаловажно, каноническую. Рассматривались разные варианты, вплоть до Антиохийского Патриархата, но все это было далеко, и в итоге в августе 2006 года Корчинский объявил о переходе партии под духовное руководство Русской Православной Церкви Заграницей (напомним, подписание Акта о каноническом общении РПЦЗ и РПЦ состоится лишь 17 мая 2007 года). Как заявил он интернет-изданию «Высокий вал», это стало идеальным вариантом для преодоления разделения симпатий его партийцев между Киевским и Московским Патриархатами: «Мне надоело мирить наших братьев, и я сказал: вот есть «зарубежники», каноничнее не бывает». Тем более, по словам Корчинского, сам он с частью «братьев» является членом киевского прихода этой Церкви, который за неимением культового здания… базировался непосредственно в офисе «Братства».

«Членов «Братства» массово отправляли в одесскую семинарию РПЦЗ, чтобы они получили там богословское образование и далее стали священниками, – рассказал «НГР» источник в РПЦЗ. – Большинство из них, конечно, обучения не выдержали и сбежали или были отчислены, но несколько в итоге получили хиротонию». По его словам, из Киева в региональные отделения партии даже «спускали разнарядку» на посещение богослужений, и «братьям» приходилось искать хоть каких-то священников и просить их формально записаться в РПЦЗ. Конечно, возникавшие таким образом «приходы» имели мало общего с тем, что обычно подразумевают под церковными общинами. Это скорее был некий аналог авторитарной партии в формате религиозной секты.

Однако в мае 2007 года представлявший РПЦЗ в Украине митрополит Одесский и Таврический Агафангел (Пашковский) был запрещен в служении в связи с публичным оспариванием подписания Акта о каноническом общении с РПЦ, на что ответил созданием собственной версии РПЦЗ. «Братство» вместе с ним снова оказалось вне канонического по церковным понятиям мира.

Ультрас в своей стихии

А вот что касается войны – это подлинная стихия Корчинского. Вместе с несколькими своими старыми соратниками по УНСО, воевавшими с ним в Приднестровье, Абхазии и Чечне, он превратил свою малочисленную партию (ее численность в последние годы не поднималась выше 30 человек) в некий элитный боевой отряд, обученный как военному делу, так и рукопашному и ножевому бою. Свои боевые качества «братья» показали 12 апреля 2007 года, когда 30–40 членов националистических организаций (Молодежный националистический конгресс, «Украинская альтернатива», «Патриот Украины» и т.д.) попытались сорвать лекцию Корчинского в офисе «Братства». Всего три «братчика», используя ножи и прочие подручные средства, в течение нескольких минут выкинули провокаторов из помещения, нанеся пятерым из них тяжелые ранения. Что интересно, избит был в тот день в числе провокаторов и Владимир Шпара – один из нынешних ротных «Азова». Сейчас, правда, это никак не мешает их боевому содружеству с созданной Корчинским «Сотней Иисуса Христа», равно как и уже описанные выше симпатии социал-националистов к язычеству.

Их сближение логично произошло на основе общей мобилизации праворадикалов с началом Майдана, в котором они увидели предвестие давно ожидаемой «национальной революции». 1 декабря 2013 года, когда толпы ультраправых прорывались через кордоны внутренних войск к администрации президента Украины, там были и Корчинский, и идеолог социал-националистов Олег Однороженко, а ряд штурмовиков даже щеголяли повязками с символикой партии Билецкого. Либеральная аудитория протеста вместе с системными националистами сразу же окрестила участников боев на Банковой «провокаторами», но и для Корчинского, и для социал-националистов это не впервой. В начавшейся стихии насилия они быстро нашли себя, оттеснив с передовой умеренные силы протеста. В ряды «Азова» и Социал-национальная ассамблея, и «Братство» мобилизовали и свой актив, и сторонников, появившихся у этих движений начиная с нулевых годов. Это и футбольные фанаты, и студенты, и участники вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве 90-х годов.

Командует «Сотней Иисуса Христа» батальона «Азов» 26-летний Дмитрий Линько, руководитель одесского отделения «Братства». В организацию, по его словам, он вошел еще в 17 лет. В 2008 году он был одним из организаторов первого марша УПА в Одессе – вместе с представителями УНА-УНСО и вошедшей затем в Социал-национальную ассамблею ультраправой группировки «Слава и честь». После озвученных в 2009 году заявлений о скором начале революции Линько скрывался за рубежом и, как сообщил в июле с.г. интернет-изданию Vocativ, «помогал революциям в других странах: принимал участие в протестах в Москве, был в Каире в январе 2011 года (во время революции пирамид. – «НГР») и в Стамбуле в мае-июне 2013 года, когда были протесты на площади Таксим». «В Стамбуле несколько дней я участвовал в боях против турецкой полиции», – добавляет он. Сегодня он и подобные ему национал-революционеры разных мастей надеются построить с автоматом в руках новую страну – по своим собственным идеологическим лекалам.

Тема: Братьям-христианам

Братья-христиане! Да, именно братья, потому как согласно Корану, христиане и иудеи для мусульман – «Ахл-ул-Китаб», смысловой перевод которого можно передать как «Единокнижники», то есть, иными словами, христиане и иудеи – религиозное сообщество, у которых с мусульманами общие священные Писания – Тора, Евангелие, Псалтырь, Библия.
Написать данное обращение заставила моя совесть, потому как, листая религиозные форумы, я многократно встречал воззрения так называемых «истинных мусульман», бесстыдно поносящих Библию, называя ее самыми непристойными словами, отрицая ее Божественное происхождение, что категорически противоречит Исламу. Истинный Ислам далек от того, каким его представляет себе современный мир, а «мусульмане», позволяющие себе отрицать Священные Писания или кого-либо из библейских пророков, не имеют представления ни об Исламе, ни о христианстве. Я приношу свои искренние извинения за этих заблудших, которые подобными грехами не только необоснованно оскорбляют Вас, но и берут на себя Великий Грех, за который им еще предстоит ответить перед Богом, Единым Богом Торы, Библии и Корана.
Обязан донести, что Ислам не отдельная обособленная религия с другим Богом, с другими пророками и с другими законами; слово «Аллах» в переводе с арабского – «Единый Бог». Пророки Ислама – все библейские пророки, слово «ислам» означает «покорность».
Согласно Исламу, Тора и Библия – Божественные Писания, служившие человечеству путеводителями, однако с течением времени они были искажены (то есть были добавлены стихи человеческого происхождения). В связи с этим появились разные варианты Писаний, люди начали впадать в заблуждение, единое монотеистическое сообщество начало делиться на различные течения и секты; у многих из этих течений сложились неверные представления о Боге и истинной монотеистической вере. Тогда Бог пожелал послать еще одного, последнего посланника, миссия которого заключалась в передаче человечеству Божественного Писания, защищенного от искажения. Книга эта – Священный Коран, содержание которого есть содержание предыдущих священных писаний, но уже без искажений, внесенных людьми в ходе истории.
К сожалению, человеческий разум несовершенен, и некоторые мусульмане, хотя и не изменили содержание Корана (он был, есть и останется до Судного Дня в той форме, в которой был ниспослан и защищается от искажений самим Богом), все же начали неправильно понимать суть Корана; Ислам также разделился на течения и секты: появились сунниты и шииты, суфии и ваххабиты и так далее. Многие из этих течений пропагандируют и совершают террористические действия, убийства, призывают к ненависти к другим религиям. Истинный Ислам никогда не призывал к подобным злодеяниям. Я приведу лишь две главные заповеди Ислама, отрицающие вышеупомянутые злодеяния, а обладающий разумом должен понять суть этой религии. Пророк Мухаммад (мир Ему) говорил: «Убийство одного невинного равносильно убийству человечества». В Коране сказано: «Зови на путь Господний мудростью и наставлением, и с ними спор добрейшим образом веди» (Коран, 16:125); «Скажи: «Истина – от вашего Господа. Кто хочет, пусть верует, а кто не хочет, пусть не верует» (Коран, 18:29).
Если кто-либо из мусульман не следует этим заповедям, они – неверные, даже если считают себя мусульманами. Ибо они не следуют Писанию. И отрицающие Писания отрицают и Бога. Не обижайтесь на этих заблудших и имейте правильное представление об Исламе. Мир Вам, братья, и да поможет нам Бог в познании Его Истины!
Равшан Сафаров, Таджикистан, liro-88@bk.ru

Сирия: что происходит

Название “Сирия”, как и имя ее столицы, Дамаска, хорошо знакомо любому читателю Библии. Дамаск упоминается уже в книге Бытия, и это понятно — по убеждению археологов, это древнейший на земле непрерывно обитаемый город. Одно из ключевых событий христианской истории — и истории мира вообще — обращение Святого апостола Павла, происходит именно на пути в Дамаск. Именно в Дамаске начинается миссионерское служение Апостола — хотя мы знаем, что христиане там были уже до него.

Сирия — это земля, где христианство существует непрерывно со времен Христа и Апостолов. Христиане жили здесь и во времена Восточной Римской (Византийской) империи, и после исламского завоевания, и под властью Османской империи — и, надо сказать, что долгие века мусульманам и христианам вполне удавалось уживаться мирно. Отношение турецких властей было в целом благожелательным, и регион, как правило, мог служить примером гармоничного сосуществования последователей разных религий.

После распада Османской империи регион оказался под контролем Франции, а после Второй Мировой Войны возникло независимое сирийское государство. Оно было не особенно стабильным — и его послевоенная история полна переворотов, пока, наконец, в 1966 году власть не перешла к движению Баас — арабским националистам, которые были склонны подчеркивать величие арабской культуры и стремиться к ее возрождению. В результате внутреннего конфликта в движении власть сосредоточилась в руках Хафеса Аль-Асада, отца нынешнего президента Башара Асада.

Диктатуре Хафеса Аль-Асада удалось стабилизировать политическую ситуацию и положить конец серии переворотов, которые сотрясали страну до этого. Правление Аль-Асада было суровым — что проявилось, в частности, в таком событии как “резня в Хаме” — когда в феврале 1982 армия Сирии подвергла бомбардировке, а затем взяла штурмом город Хама с целью подавить восстание исламистского движения «Братьев-мусульман». По разным оценкам, погибло от 17 000 до 40 000 человек.

После того, как Хафес Асад скончался от сердечного приступа в 2000 году, бразды правления принял его сын,Башар.

Сирия — весьма пестрая в этническом и конфессиональном отношении страна. Крупнейшие этнические группы — арабы, курды и сирийские туркмены; большинство населения исповедует ислам суннитского толка, есть алавиты и исмаилиты. В отношении семьи Асадов следует отметить, что они являются алавитами — членами религиозного меньшинства, представляющего неортодоксальное течение в исламе. Алавитов обвиняли в исповедании взглядов, решительно несовместимых с исламом, однако последние десятилетия они были склонны подчеркивать, что являются добропорядочными мусульманами.

Гражданское противостояние в Сирии, таким образом, имеет четкую этноконфессиональную окраску — суннитское большинство недовольно правлением алавитской верхушки. Не случайно одним из лозунгов оппозиции является “Алавитов — в могилы, христиан — в Ливан”.

Христиане в этом суннитско-алавитском противостоянии часто пытались сохранить нейтралитет, однако логика событий вынуждает их поддерживать Асада. Дело в том, что режим Асада, при всей его несомненной авторитарности, является светским — в то время, как оппозиция, по мере развития войны, приобретает все более исламистский характер.

При режиме Асада по закону президентом страны мог быть только мусульманин, однако никакая религия не устанавливалась в качестве государственной, и Христиане могли вполне свободно исповедовать свою веру.

Оппозиция предоставляет собой весьма пеструю коалицию различных групп, не все из которых являются исламистскими — так что западные политики могут говорить о поддержке неких “демократических сил” в Сирии — однако наиболее влиятельными и боеспособными группами являются именно исламисты, так что будущее Сирии в случае победы оппозиции будет исламистским — и то, что происходит уже сейчас, побуждает христиан смотреть в это будущее с глубокой тревогой.

Христиане уже сталкиваются с широкомасштабными гонениями. В своем интервью средствам массовой информации иерарх Антиохийской Православной Церкви епископ Сейднайский Лука рассказал, что из своих домов были изгнаны 138 000 христиан, параллельно идет систематическое разрушение христианских храмов. «Они убивают людей. Человеческая жизнь для них не представляет никакой ценности».

В интервью «Голосу России» иерарх Антиохийской Православной Церкви митрополит Афамийский Исхак рассказал, что христиане Сирии “поддерживают законную власть, так как видят, что после прихода боевиков «творится немыслимое»: разрушения храмов, похищения священников, насильственное выселение христиан из домов, акты террора”.

Со своей стороны, на Западе сильно восприятие происходящего в мифологеме “борьбы демократии и авторитаризма”, “выступления народа против жестокого диктатора”, так что многие политики и СМИ склонны поддерживать оппозицию, более менее игнорируя преступления, совершаемые повстанцами — в частности, против христиан.

Несомненно, Башар Асад — правитель авторитарный и жестокий, и найти правителей демократичных и кротких в этом регионе было бы проблемой. Но те, кто противостоят ему — гораздо дальше от любых представлений о правах и свободах, чем он сам. Состояние дел в арабском мире таково, что обеспечивать хотя бы минимальный уровень свободы вероисповедания (да и просто безопасности) могут только авторитарные лидеры. Попытки насадить демократию кончаются так, как они кончились в Ираке и Ливии — бесконечной войной всех против всех, войной, первыми жертвами которой становятся этнические и религиозные меньшинства.

Поэтому действия западных лидеров, которые, теоретически, мотивируются заботой о правах человека, приводят только к резкому ухудшению положения с этими правами — обратим внимание хотя бы на то, что Ирак после “освобождения” потерял большую часть своего христианского населения.

Американский сенатор Рэнд Пол по этому поводу с горечью заметил, что “Идет война против христианства, не только со стороны либеральных элит дома, но и по всему миру… И правительство — или, точнее, вы, налогоплательщики, финансируете ее”

Поэтому сирийские христианине выступают против военного вмешательства Запада — например, Григорий III, греко-католический Патриарх Антиохии, заявил, что такая атака была бы “преступным актом”, который привела бы только к умножению числа погибших. Против планируемой атаки выступает и ряд других христианских и общественных деятелей, в том числе, и в самих США. Например, Епископ Ричард Пэйтс, глава католической организации «Комитет американских епископов за международный мир и справедливость”, сказал: “я надеюсь, мы хоть чему-то научились на опыте Ирака”.

Картина, которую рисуют сторонники военного вмешательства — “диктатор Башар Асад ведет жестокую войну против собственного народа, применяет химическое оружие, его следует наказать за его гнусные злодеяния и дать урок всем, кто захочет их повторить” — вызывает нарастающие сомнения, в том числе, и у общественности западных стран. С каким народом ведут жестокую войну боевики? С каким-нибудь другим?

Невозможно сказать наверняка, кто там применил химическое оружие — может быть, Башар Асад сошел с ума. Возможно, он решил оказать своим врагам наибольшую услугу, которую он только может, втянуть США и их союзников в войну на стороне повстанцев. Возможно, он специально выбрал для этого ровно тот момент, когда они в этом острее всего нуждаются — потому что война складывается не в их пользу. Невозможно исключать такой вариант. Но гораздо более правдоподобным выглядит другой — химическую атаку организовали именно те, кому она выгодна, кто в ней отчаянно нуждается, чей единственный шанс — военное вмешательство Запада на их стороне.

Тут еще приходится вспомнить, что правительства, желающие развязать войну, обычно считают ложь вполне допустимой — и американское или британское правительство тут никоим образом не являются исключением. Вспомним, например, химическое оружие Саддама (так и не найденное) и виагру, которую Каддафи раздавал солдатам, чтобы они насиловали женщин (сообщение, вызвавшее бурное негодование во всем мире, и особенно у Хиллари Клинтон, но потомоказавшееся ложным). Ложь, в том числе на высшем уровне, ни для кого не является проблемой — ни для правительств, ни для СМИ.

Возможно, было бы преувеличением говорить о том, что президент Обама, сенатор Маккейн или другие сторонники вторжения ставят себе целью уничтожение ближневосточного христианства как таковое. Они просто знают, что побочным эффектом их действий будет именно это — и это их не заботит.

В такой ситуации позиция России, твердо выступающей против военного вмешательства Запада в Сирии, выглядит гораздо более обоснованной. И гораздо более благоприятной для сирийских Христиан.

Нам же остается молиться к Богу о наших гонимых собратьях и быть благодарными за то, что мы можем строить храмы, молиться, проповедовать слово Божие в условиях безопасности и свободы. И помнить о том, что гражданский мир стоит того, чтобы его поддерживать.

Религия и государство, роль религии в политике

Сирия / Религия и государство, роль религии в политике

Конституция Сирии не прописывает, что какая-либо религия может считаться официальной государственной, гарантирует свободу вероисповедания и прав всех религий, кроме тех религий или направлений, которые нарушают права человека — являются преступными.

Первоначально на территории Сирии было распространено семитское язычество с характерными для него культами местных божеств плодородия. Имена божеств («баал», господин) сохранились в топонимах по всему Ближнему Востоку, в том числе и в Сирии. В начале 1-го тысячелетия нашей эры к власти в Римской империи пришла династия Северов, представители которой имели сирийские корни и распространяли мистерии сирийского происхождения. Основной миф этих мистерий — адаптация древнего мифа об Изиде (Хатхор, Астарте, Иштар, Атаргатис). Последней, в частности, посвящён трактат Лукиана «О Сирийской богине», откуда происходит её греко-римское именование «Сирийская богиня», использовавшееся при посвящениях.

Сирия исторически являлась одним из мировых центров христианства. В эпоху Вселенских соборов происходит догматическое оформление православия и возникают различные ереси — несторианство, арианство, докетизм и многие другие. Секты, отпавшие от православной церкви из-за христологических споров, оказали сильное влияние на становление и распространение ислама в VII–VIII веках.

Сегодня более 90 % населения Сирии являются мусульманами. В рамках сирийского ислама существует большое количество разнородных групп — сунниты, шииты-иснаашариты, различные шиитские секты (исмаилиты, алавиты, друзы). 10 % населения — христиане (православные, католики, протестанты), среди христиан выделяется армянская община. Евреи практически полностью переселились из Сирии в Израиль и США, в основном из-за антиизраильской внешней политики страны.

Сунниты. В целом, общественно-политическая жизнь Сирии в последнее десятилетие характеризуется ростом влияния суннитского ислама, однако не радикальных, а умеренных течений. Еще при Хафезе Асаде таким группам, как радикальное крыло организации «Братья-мусульмане» и спонсируемым Саудовской Аравией общинам ваххабитов в Дамаске и Алеппо, было оказано серьёзное противодействие. Башар Асад в начале своего правления попытался продолжить политику своего отца, направленную на поддержание межконфессионального мира и согласия не только военными, но и мирными средствами. Например, в 2001 году Башар Асад женился на бывшей сотруднице банка JP Morgan, которая происходила из обеспеченной суннитской семьи.

Сунниты составляют до 75 % всех мусульман Сирии. В настоящее время конфликт между суннитским большинством и алавитской правящей группой носит скрытый характер, но в начале 80-х годов XX века это противостояние чуть не поставило страну на грань гражданской войны. Сторонники организации «Братья-мусульмане», Партия исламского освобождения и ряд крупных суфийских тарикатов выступили за создание исламского государства на территории Сирии и введение шариата в качестве единственного закона страны. Антибааситские выступления были жестоко подавлены правительством Асада. Всего от действий властей тогда пострадали более 30 000 человек (по неофициальным данным).

Башар Асад после прихода к власти отправил в отставку многих влиятельных суннитов из окружения своего отца, что позволило некоторым исследователям даже говорить об «алавитизации» правящей элиты Сирии. В рамках структуры «Высший алавитский совет» решаются все вопросы реальной политической жизни государства, что не может не вызывать недовольства у суннитского большинства. Потенциальный конфликт усугубляется неблагоприятными социально-экономическими тенденциями в стране. Этно-конфессиональный конфликт может стать одним из каналов протеста для простых и малообеспеченных суннитов, которые проявляют известное недовольство снижающимся уровнем жизни.

Одной из тенденций последнего времени (после войны в Ливане) стал переход части суннитов в шиизм по политическим соображениям. Несколько лет тому назад немалое число жителей городка Ат-Тель, находящегося в пяти часах езды от Дамаска, стали шиитами. Такого рода переходы были немыслимы ещё несколько лет назад, но после усугубления конфликта между Израилем и Хезболлой многие сунниты увидели в шиитских боевиках реальную политическую силу и стали поддерживать их.

Шииты. В отличие от суннитов, шииты не признают линию халифов, берущую начало от Абу Бакра, и считают последнего незаконным узурпатором. Истинный преемник Мухаммеда, по мнению шиитов, — его зять Али, который в крайних шиитских сектах почитается как воплощение божества. Исторически лидеры шиитов — это прямые потомки Али и дочери Мухаммеда Фатимы. Все шииты стремятся к восстановлению единоличной духовной и светской власти имама (потомка Али), однако среди различных групп шиитов с течением времени возникли споры о том, какая из линий преемственности считается правильной.

Иснаашариты, большая часть шиитской общины, считают правильной линию передачи из 12 имамов, последний из которых, Махди, находится в сокрытом состоянии и вернётся в конце времён, чтобы установить шиизм по всему миру. Вынужденные веками противостоять ортодоксальному исламу и подвергаться гонениям властей, шииты разработали целую систему тайных организаций, которые были широко распространены в истории халифата. Численность иснаашаритов в Сирии долгое время была незначительной по сравнению с суннитским большинством, но из-за начала войны в Ираке многие иракские представители общины «двунадесятников» мигрировали в Сирию.

С политической точки зрения в конце XX в. закрепилось сотрудничество между Ираном и Сирией, причём обе стороны поддерживали шиитскую военизированную организацию Хезболла, хотя в религиозном отношении различия между шиитами-иснаашаритами, которые пришли к власти в ИРИ, и алавитами, правящими в Сирии, являются существенными. Так, лидер иранской революции аятолла Хомейни даже издал фетву (богословско-правовое заключение), в соответствии с которой алавиты, несмотря на все нововведения, являются мусульманами.

Алавиты. Со времён распада Османской империи французская колониальная политика была направлена на использование алавитов (мутаалии, алеви, нусайриты) в качестве форпоста влияния метрополии. Религиозные меньшинства, такие как алавиты, должны были расколоть национально-освободительное движение. Для этого в их среде распространялось учение об изначально христианских корнях крайнего шиизма, в результате чего алавиты должны были противопоставить себя суннитскому большинству. В начале XX века французы с переменным успехом применяли эту тактику. С 1922 по 1936 годы даже существовала алавитская автономия, которая в итоге, несмотря на протесты ряда алавитских шейхов, была включена в состав Сирии.

В дальнейшем алавиты потеряли своё влияние и стали достаточно маргинальной группой в сирийском обществе. Этому способствовали низкий образовательный уровень большинства населения, высокие показатели детской смертности и подчинённое положение по отношению к суннитскому большинству. После утраты государственной самостоятельности у алавитской общины возникла потребность каким-то образом согласовать нусайризм с суннитской акыдой (вероучением и практикой ахль сунна валь джамаа). В результате реформ было зафиксировано утверждение, что всякий алавит является мусульманином, если признает Коран и пророческую миссию Мухаммеда. В области фикха (мусульманского правоведения) алавиты придерживались джафаритского мазхаба, который традиционно используется шиитами. Все эзотерические доктрины алавитов и их передача сохранялись в полном объёме, поэтому многие суннитские авторитеты, в отличие от Хомейни, так и не признали алавитов ортодоксальными мусульманами.

Современная наука располагает фрагментарными сведениями о сущности учения алавитов. Предполагается, что основной сакральный текст общины «Китаб аль-Маджмуа» является подражанием Корану, состоит из 16 айятов (стихов) и заключает в себе основные положения вероучения, которые и отличают алавитов от других мусульманских сект. Алавиты обожествляют триаду из Али (Смысл (ма’на), Мухаммеда (Имя (исм) и Сальмана Перса (Врата (баб), используя фигуры этих людей для описания эзотерических понятий (аль-батын). Из-за того, что в алавитском ритуале большую роль играют элементы христианства, французы неоднократно выдвигали версии о том, что алавиты являются потомками какой-то христианской общины или крестоносцев. В тайном учении этой секты распространены также элементы астролатрии, характерного для многих ближневосточных учений (разделение на поклонников солнца и луны), маздеизма и других древних учений. Вся община верующих алавитов делится на посвящённых (отец и мать которых должны быть из алавитов) и мирян. Стоит отметить, что лидер страны Башар Асад не является посвящённым («хасса»).

На протяжении 1940–1950-х годов алавитские шейхи предпринимали усилия по сближению с иснаашаритским духовенством, которые не увенчались успехом; сейчас эта линия (на сближение с шиитскими шейхами) продолжается. Несмотря на положение меньшинства, в ходе национально-освободительной борьбы алавиты выдвинули тезисы модернизации, светского общества и интеграции в современный мир. В первой половине 1960-х годов они делали карьеру и занимали ведущие позиции в армейской среде и левобаасистском движении. Все эти факторы способствовали политическому успеху общины алавитов, несмотря на антиалавитские настроения в широких народных массах: и Хафез Асад, и Башар Асад — выходцы именно из алавитской среды. На сегодняшний день численность алавитов составляет более 11 % населения. Вместе алавиты и друзы составляют до четверти всего мусульманского населения Сирии.

Другие шиитские секты — исмаилиты и друзы. Исмаилиты и друзы вместе составляют около 3 % населения страны. Исмаилиты берут своё название от Исмаила — старший сын шестого имама (прямого потомка Али), Джафара ас-Садыка. По ряду причин старший сын не смог наследовать имамат, но исмаилиты, в отличие от иснаашаритов («двунадесятников»), не признали седьмого и последующего имамов и считают седьмым, скрытым имамом Махди именно Исмаила.

С 1963 года эти группы выступают в качестве основных, но младших партнёров алавитов в политической жизни Сирии. Все эти группы традиционно были широко представлены в высшем военном руководстве страны, в результате чего возникли предпосылки для захвата и удержания власти религиозным меньшинством. Исмаилиты пользуются широкой международной поддержкой со стороны своего влиятельного лидера — миллиардера Ага-хана IV, который является духовным лидером этой общины. Ага-хан IV имеет широкие связи с западными элитами и спонсирует гуманитарно-просветительские проекты в странах, где проживают исмаилиты, таким образом расширяя влияние этой секты. Известно, что исмаилиты, как и алавиты, отрицают некоторые положения шариата, широко используют аллегорические интерпретации Корана и элементы античной философии, а также являются сторонниками идеи имамата, то есть придерживаются концепции передачи духовного влияния от Али ибн Аби Талиба, сподвижника Мухаммеда. В эзотерической системе исмаилитов есть семь степеней посвящения, на каждой из которых посвящаемый получает более глубокую интерпретацию священных текстов.

О религиозных представлениях друзов известно очень мало из-за того, что эта община является чрезвычайно закрытой, несмотря на то, что многие западные исследователи занимались вопросом сравнительной значимости религиозных текстов друзов (например, текста «Расаиль аль Хукма»). Можно сказать, что друзы являются крайними «батинистами» (сторонниками посвятительной эзотерической доктрины), в которой собственно ислам является только одним из источников. Вопрос о других компонентах вероучения друзов (гностицизм, христианство) остаётся спорным. Предположительно, друзы верят в реинкарнацию и последовательное воплощение божества в святых людях и пророках. Ритуалы друзов до сих пор остаются скрытыми от непосвящённых и иностранцев благодаря широко распространённой в их среде общешиитской практике «такыйя» (араб, сокрытие веры, букв, осторожность, осмотрительность), которая предусматривает возможность исповедания веры только мысленно, а не на словах. Из-за доктрины переселения душ приём новых членов в общину не допускается.

Современные суннитские учёные расходятся во мнении относительно того, можно ли считать друзов мусульманами. Большинство считает, что, несмотря на формальное признание друзами шахады, практикуемые ими ритуалы не являются исламскими. В политике друзы ещё с середины XIX века ориентировались на Великобританию.

Общей тенденцией в развитии ислама в современной Сирии является заметный рост исламских настроений в сирийском обществе, который отмечается в последние 5–7 лет. Это зримо проявляется в повседневной жизни Сирии. Растёт численность новых мечетей и медресе, все больше молодых девушек и женщин предпочитают покрывать голову платком или носить хиджабы, увеличивается количество так называемых женских ассамблей, салонов и клубов, где, наряду с обучением нехитрым приёмам домоводства, идёт активная пропаганда исламских идей, жёстче, нежели в прежние годы, соблюдаются нормы исламской морали и правила поведения, особенно во время религиозных праздников, и тому подобного. Среди основных причин исламизации сирийского общества следует отметить определённое разочарование рядовых сирийцев в социально-экономической политике властей, деятельность которых, базировавшаяся на идеологии арабского национализма с сильной светской компонентой, не способствовала серьёзному росту благосостояния большинства населения. На внешней арене власти не удалось одержать победу над Израилем, вернуть оккупированные территории и обеспечить длительный мир.

Христиане. Антиохийская православная церковь, резиденция которой расположена в старом районе Дамаска, была основана в 37 году нашей эры святыми апостолами Петром и Павлом. Распространение христианства на Ближнем Востоке началось с Сирии; на территории страны расположены многие памятники архитектуры и сакральные объекты, относящиеся к самым ранним периодам христианской истории.

Христиане в Сирии (10 %) принадлежат к целому ряду церквей. Большинство сирийских христиан — сторонники православной греко-византийской церкви. Следующие по численности — армяно-григориане, католики — униаты, которые являются прихожанами 3 церквей: грекокатолической, армяно-католической и сиро-католической. Кроме них в Сирии проживают и последователи местных, ближневосточных христианских церквей.

Численность христиан в Сирии имеет тенденцию к сокращению. Это не в последнюю очередь обусловлено дискриминационной политикой руководства страны, которая направлена на поиск легитимности в глазах суннитского большинства: лидером государства может быть только мусульманин, женитьба христианина на мусульманке запрещена (для мусульман таких запретов нет), в христианских школах ученики в обязательном порядке изучают исламскую культуру и историю. Вместе с тем, по сравнению с другими странами Ближнего Востока, положение христиан в Сирии остаётся достаточно защищённым. Большую роль в этом играют традиции веротерпимости и мирного сосуществования, которые неизбежно развиваются в таких крупных торговых центрах, как Дамаск и Алеппо. Христиане в основном заняты в сфере торговли, среди них больше городских жителей и людей с высшим образованием. Со времён французского владычества христианские семьи сотрудничали с европейцами в политической и культурной сферах. Группы протестантов в Сирии немногочисленны и не обособляют себя от остальных христиан. В целом можно отметить, что долгое существование в поликонфессиональной среде сплотило христиан всех церквей.

Кроме христиан в Сирии есть небольшая община курдов, которые традиционно исповедуют йезидизм — национальное верование, сочетающее элементы зороастризма, несторианства и суфизма.

Ключевой особенностью, определяющей характер взаимоотношения власти с исламом и роль исламской религии в политике, служит ряд обстоятельств. С одной стороны, важной составляющей легитимации власти внутри страны и обеспечения внешней поддержки САР, особенно в нынешних условиях, служит ислам и особый характер взаимоотношений с региональными движениями политического ислама, типа Хезболлы, «Хамас». С другой — власти настороженно относятся к собственным оппозиционным исламским движениям и жёстко контролируют их деятельность.

← | Религия и государство, роль религии в политике | Вперёд →

90 % населения Сирии составляют мусульмане, 10% христиане. Мусульмане преимущественно сунниты ( 74 % ). Остальное население составляют представители различных исламских направлений, главным образом алавиты ( составляют 10% общей численности населения ) и друзы ( 6% ), однако в стране также присутствуют общины шиитов-исмаилитов, которые резко увеличились из-за притока иракских беженцев с 2005 г.

Ислам:

Ислам, третья Монотеистическая религия, которая была основана Пророком Мухаммедом, потомком длинной линии пророков, включая Иисуса, Моисея, Авраама, и Давида (Мир им).

Пророк Мухаммед получил откровение от Архангела Гавриила ( В исламе – Джебраила ), который продиктовал ему Коран. Слово «Аллах» с арабского переводится – «Бог». После широкого распространения, ислам стал главной религией Сирии.

Христианство:

Христиане в Сирии составляют приблизительно 8 – 10 % сирийского населения.

Но христианство в Сирии не является монолитным, а представлено разными церквями, в их числе Католические церкви, Православные церкви и Протестантские церкви.

В свою очередь представителями Католических церквей являются – грекокатолики, сиро-католики, армяно-григориане, марониты, халдеи и католики латинского обряда. У всех есть собственный Патриарх, хотя самое высокое положение занимает Папа Римский в Ватикане.

Православные церкви также разделены на – греко-ортодоксальные, сиро-ортодоксальные и армяно-ортодоксальные. У этих церквей есть свои собственные Патриархи, а армянская ортодоксальная Церковь находится под руководством Патриарха в Армении.

Протестантов в Сирии немного и находятся под руководством Thinodus (Уровень Духовенства).

Их представительство в научной и экономической жизни страны намного превышает процент их населения.

Христианство в Сирии признано, поэтому Национальные праздники включают Рождество, Новый Год и Пасху.

Армянская Православная Церковь празднует Рождество 6 Января.

Пасха празднуется в две разные даты, по общепринятой Западом дате (празднуется Католическими Церквями, Протестантскими Цекрвями и Армянской Православной Церковью) и по другой дате, принятой сиро и греко-ортодоксами.

Иудаизм:

Есть также совсем небольшое сирийское еврейское сообщество, которое ограничено, главным образом, Дамаском; остатки прежде 40 000 сплоченных сообществ. После принятого ООН в 1947 году плана Разделения Палестины, были многочисленные выступления против евреев в Дамаске и Алеппо. Еврейская собственность была конфискована или сожжена и после учреждения государства Израиль, многие сбежали в Израиль, и только 5000 евреев остались в Сирии. Из них, 4000 осталось после соглашения с Соединенными Штатами в 1990-х. С 2006 г. насчитывается только несколько сотен евреев, оставшихся в Сирии.

Религиозные памятники :

Мечеть Омейядов :

Расположена в одном из самых священных мест в старом городе Дамаска, в конце Suq al-Hamidiyeh. Мечеть Омейядов построил арабский халиф Валид бен Абдель-Малик в 705 г., когда Дамаск был столицей арабской исламской Империи.

Место, где сейчас стоит мечеть, в арамейскую эру было занято Храмом Хадада (арамейского бога древних сирийцев 3 000 лет назад). Позже, в римскую эпоху, на этом месте располагался Храм Юпитера. Затем, в византийское время, ( в 4 столетии, когда распространялось христианство) христианская церковь, посвящённая Иоанну Крестителю.

Первоначально арабское завоевание Дамаска в 635 году не затронуло церковь, как сооружение, почитаемое как мусульманскими, так и христианскими прихожанами. Это сохранило церковь и богослужения, хотя мусульмане построили пристройку напротив южной стены храма и там выполняли свои обряды.

Когда Халиф Валид решил установить величайшую мечеть, подходящую своим великолепием арабскому миру, мечеть, подобно которой «никогда не было» и «никогда не будет»,он провел переговоры с христианскими общинами Дамаска и обязался построить новую Церковь ( Церковь Св. Иоанна ) для них, а также выделить несколько участков земли для других церквей, если они откажутся от своего права на их часть Мечети.Они согласились.

Для строительства потребовалось десять лет и одиннадцать миллионов золотых динаров, так же большое число масонов, художников, строителей, плотников и живописцев. Эта Мечеть стала архитектурной моделью для сотен мечетей всюду по исламскому миру.

У Большой мечети три минарета, которые были возведены в разные эпохи и в разных стилях. Минареты, которые можно видеть и сегодня, представляют собой подлинные минареты и лишь частично были реставрированы в периоды Айюбидов, Мамлюков и Османов.

Мечеть представляет собой огромный комплекс: собственно мечеть с просторным молитвенным залом и большой двор, окруженный колоннадой. Фасадная часть внутреннего двора и окружающие колоннады облицованы цветным мрамором, декорированы мозаичной плиткой и покрыты позолотой.

Внутри мечети находится захоронение Иоанна Крестителя ( в Исламе — Пророка Яхьи ) и, возможно, части его тела. Святыня почитается как христианами, так и мусульманами.

Часовня Св. Павла

Создана в память о Св. Павле. Его именем было Савл, он не входил в число Двенадцати апостолов и участвовавал в юности в преследовании христиан.

Однажды, на пути в Дамаск он неожиданным образом услышал неведомый голос «Савл! Савл! Что ты гонишь меня?» и на три дня ослеп. Это было видением веры. Приведенный в Дамаск, он был исцелен христианином Ананием и крестился. После чего стал одним из самых верных защитников Христианства.