Церковь на туговой горе

Церковь Параскевы Пятницы на Туговой горе

В 1257 году на Руси по приказу великого хана Мункэ, была организована перепись населения для более эффективного рекрутирования воинов и сбора налогов. Жители Ярославля под предводительством князя Константина Всеволодовича взялись за оружие и на правом берегу реки Которосль вступили в битву с ордынцами. Ярославцы были разбиты, понеся большие потери, погиб и князь. Ярославль был жестоко разорен.

На месте битвы в 1692 году была построена Церковь Параскевы Пятницы, где по погибшим ежегодно служатся панихиды, на Туговогорском кладбище в память о сражении воздвигнут крест. Церковь Параскевы Пятницы — характерный пример ярославского провинциального зодчества конца XVII в. Бесстолпный одноглавый четверик с трапезной и шатровой колокольней.

Закрыта в 1937, сломана колокольня, в церкви устроен склад. Открыта в 1991, отреставрирована.

Ярославль. Церковь Параскевы Пятницы на Туговой горе (ул. Базарная, 56) Каменная церковь Параскевы Пятницы на Туговой горе была построена в 1691 году. В Ярославле было три храма, посвященных великомученице Параскеве Пятнице; в обиходном названии каждого закрепилось название места, где он располагался. Пятницко-Туговская церковь получила свое наименование от небольшой возвышенности ? Туговой горы, с которой связано одно из местных преданий о древнейших временах истории Ярославля, о битве его жителей с татарами в 1257 году. В этой битве погибло множество ярославцев, был убит и князь Константин. «Звук мечей и военных труб, ? говорит предание, ? заменился стонами и воплями безутешной скорби осиротевших, и долго, долго после того сходились ярославцы на место сражения плакать и тужить по убитым». От слова «туг?» (печаль, скорбь) и пошло название места ? Тугова гора. По преданию, в древние времена предполагаемое место гибели князя Константина было отмечено сначала возведением часовни, потом строительством деревянной церкви. Первые документальные сведения о деревянных туговских храмах содержатся в Списке с писцовой и межевой книги Ямской слободы 1628 года. С основным занятием ее жителей связано и посвящение придела того деревянного Пятницкого храма – в честь Флора и Лавра, покровителей лошадей. В сведениях о церквах Ярославля, изданных в 1908 году, сообщается, что этим святым в приходе даже была построена в 1662 году деревянная церковь, но других сведений о ней не обнаружено. Эти две церкви и сменил каменный храм Параскевы Пятницы с теплым приделом Благовещения Богоматери, устроенным в трапезе. В Ярославле считалось, что алтарь Пятницкой церкви среди всех городских храмов «с большей верностью» ориентирован на восток. В XIX веке храм был украшен росписями. В 1836 году для Благовещенского придела на средства прихожан исполнен новый одноярусный иконостас, в 1869 — весь храм переоборудован в теплый. На Туговой горе с древнейших времен находилось кладбище, в 1772 году, наряду с Леонтьевским и Владимирским, оно осталось «среди разрешенных властями в городе»; здесь захоронены многие известные ярославцы, а у самого входа в храм — могила Аполлинария Платоновича Крылова. Близ Пятницкой церкви частично сохранилось также «Данилковское» старообрядческое кладбище. В Пятницком приходе имелись попечительство, церковная школа, основанная в 1891 году, и богадельня для десяти лиц духовного ведомства Ярославской епархии, устроенная в 1880 году в память архиепископа Херсонского и Одесского Иоанникия его братом Г. С. Горским на завещанный владыкой капитал. В начале ХХ века число прихожан церкви Пятницы на Туговой горе превысило 1000 человек. Интересно, что территория Туговой горы не входила в городскую черту (была включена только в Советское время). Церковь Параскевы Пятницы была закрыта в 1937 году, незадолго до этого с нее сняли главу, позднее разобрали колокольню. В 1991 году храм передали в ведение епархии и уже в престольный праздник, 28 октября/10 ноября, состоялось, насколько можно торжественно в условиях неустроенности, празднование 300-летия церкви. Первые две зимы здание приходилось отапливать буржуйками, сделанными из 200-литровых бочек, но трудом возрождавшегося прихода храм постепенно обустраивался: в 1993 году архиепископ Ярославский и Ростовский Платон освятил главный, Пятницкий престол (к этому времени поставили иконостас), к 1996 восстановили Благовещенский придел – его освятил владыка Михей. К 750-летию легендарного сражения на Туговой горе Пятницкому храму был возвращен его прежний вид: по старым фотографиям восстановлена колокольня, снесенная в 1938 году (архитектор – протоиерей Михаил Смирнов, настоятель строящегося храма Святителя Тихона в Брагино). Вот уже второе десятилетие ежегодно 3/16 июля (память благоверных князей) празднуется День Туговой горы, он отмечается, в частности, проведением крестного хода из Пятницкой церкви. В это шествие поднимаются чтимые иконы обновленного храма. При храме пятнадцать лет назад была открыта воскресная школа, которая стала тогда «в какой-то степени плацдармом для организации в Ярославле и катехизических курсов, и духовного училища». И сегодня в обустроенный дом на Базарной улице с радостью приходит до сотни ребят, где их встречает матушка Галина Григоревна, с первых морозных дней 1991 года разделявшая заботы своего супруга, настоятеля Пятницкой церкви, ныне уже протоиерея, Димитрия Денисова. Благодаря их стараниям, сплачивающим прихожан, обновленный храм ныне живет полноценной жизнью.

Батя с Туговой горы

Церковь часто упрекают в том, что люди в ней не святые. А они действительно не святые, и священники в том числе. Но наши священники со всеми своими слабостями идут ко Христу – и ведут туда нас. И даже как-то умудряются сделать для своей паствы «лихие 1990-е» – годами духовного увеселения. К этой категории относился и архимандрит Адриан (Денисов) из Ярославля, до монашеского пострига – отец Димитрий. 13 апреля исполняется 40 дней с его кончины.

Архимандрит Адриан (Денисов)

Звонит матушка Галина Денисова с Параскевы Пятницы на Туговой горе. Год эдак 1996-й, Рождественские праздники, Ярославль:

– Елизавета, мы едем с воскресной школой в Рыбинск. Батюшка сказал, что хорошо бы снять для архива нашу поездку. Можешь помочь?

Видеокамеры еще невидаль. Я хоть и работаю на телевидении, но вот так запросто послать оператора не могу. А у моих друзей есть маленькая видеокамера SONY. В наших совместных путешествиях обычно снимаю я, и руку уже набила.

– Матушка, да я и сама сниму с радостью.

– Отец Димитрий так и сказал, что обязательно кто-то найдется, да еще и рад будет.

Ярославль, Церковь Параскевы Пятницы на Туговой Горе Едем на приход к брату отца Димитрия – отцу Василию Денисову. Полный автобус детей, их мамы и папы. Балобаново с его Успенской церковью находится на окраине Рыбинска. Обстановка вполне деревенская. После концерта, когда пастухи и волхвы уже пришли за Рождественской звездой в Вифлеемскую пещеру, дети убегают кататься на санках, а взрослые остаются за столом. Рядом со мной сидит довольно молодой мужчина. Он работает в милиции. Делится, что решил уйти со службы. Ему 42 года, и у него трое детей. Мы их все знаем. Вася, Ваня и Женя ходят в воскресную школу церкви Параскевы Пятницы на Туговой горе, которой заведует матушка Галина Денисова. Зовут мужчину Владимир Мозяков. Я высказываю сомнение: а найдет ли он работу? Мы еще живем советскими мерками, когда человек всю жизнь трудился на одном месте.

– В милиции не спасешься, – вздыхает он.

Сегодня, в 2019-м году, отца Владимира знает вся Ярославская область. Так же, как и его троих сыновей. Все стали священниками. Именно Мозяков-старший отпевал хоккейную команду «Локомотив», потому что злосчастный самолет рухнул как раз неподалеку от церкви, которую он восстановил и в которой служит.

Из прихожан отца Димитрия Денисова вышло немало священников и диаконов

Из прихожан отца Димитрия Денисова вышло немало священников и диаконов. Обычно дело происходило так. Если прихожане были молодые и семейные, то вместе с детьми они начинали ходить в воскресную школу. И там прикипали. Так получилось с Мозяковыми. У кого дети были взрослые, те сами начинали учиться в той же воскресной школе. Из числа таких – отец Стефан и матушка Людмила Болгар. До прихода в церковь отец Стефан работал в секретке областного ФСБ.

Возвращаемся в Ярославль поздно вечером и всем автобусом едем к владыке Михею, правящему архиерею Ярославской епархии. Отец Димитрий заходит первым. Как оказалось, загодя он заказал на электровозоремонтном заводе несколько десятков подсвечников, чтоб владыке Михею было что каждому подарить. С деньгами тогда было, мягко говоря, туговато. Благодаря батюшке владыка встретил нас с мешком подарков. Каждого одарил, каждому сказал ласковое слово. Вот и мне достался такой подсвечничек, выточенный на токарном станке добрыми железнодорожниками. Сейчас пишу и смотрю на него.

Потом, уже в темноте, мы пошли на могилу митрополита Иоанна (Вендланда), похороненного по соседству с архиерейским домом, в ограде Феодровского собора. Светила луна, на могиле горела лампадка, искрился снег, дети пели рождественский тропарь, и всех накрывала волна радости.

Церковь Параскевы Пятницы на Туговой горе отец Димитрий Денисов получил в 1991-м году. Кто не знал, и предположить не мог, что это неказистое здание у кладбища, по окна заросшее в отходы человеческой жизнедеятельности, и есть церковь. Место было бандитское, соваться сюда даже днем было опасно. Люди увидели «движуху», стали приходить, предлагать свои услуги. Первые службы, первые субботники. Кроме церкви, надо было реанимировать кладбище. Всем этим и занялся батюшка с матушкой и прихожане. Мусор с Туговой вывозили КАМАЗами. Сегодня это прекрасный белый храм с куполами и колокольней.

Мусор с Туговой вывозили КАМАЗами

На приходе было много маленьких детей. Двухэтажное деревянное здание, которое городская власть отдала церкви под воскресную школу, гудело как улей. Рядом, в таком же доме, поселилась семья Денисовых. У них детей семеро, трое из которых родились в туговский период. Потом приходу отдали здание вытрезвителя. Государство именно в это время очень удачно начало закрывать эти дома скорби.

И потянулись в приход многодетные: Жуки, Фадеевы, Дудины, Соколовы. Всех не перечислишь… Кто из бизнеса, кто с Северной железной дороги, кто из медицины, кто из художественной мастерской.

Каждую весну батюшка возил приход за город сажать картошку, а осенью – ее убирать. Квасили капусту на всех. После литургии в воскресной школе кормили до ста человек и больше. Престол на Параскеву Пятницу и День ангела тогда еще отца Димитрия выливались в народные праздники. Батюшка как-то всегда хорошо дружил с главами района, где находится Туговая гора. По народному Туговка. Было их за 28 лет несколько. И все уважали его и, чем могли, помогали.

На Рождество устраивали елку для детей всего района в Доме культуры. Идя навстречу пожеланиям трудящихся в лице матушки Галины, я посылала съемочную группу нашего телеканала отразить это мероприятие. Когда возвращались, неизменно спрашивала:

– Что, опять Ярослава снимали?

Ярослав – бойкий черноглазый мальчик из первой волны туговской воскресной школы. Он со знанием дела рассказывал библейские истории, жития святых. На рождественской фотографии он в костюме волхва стоит прямо над архиепископом Михеем. В свои 8–10 лет он был уже даже не детская, а вполне взрослая энциклопедия. Сегодня иеромонах Андроник (Пантак) – один из главных экспертов по религиозным вопросам на телеканале «Спас», где его можно видеть в самых разных передачах. Он такой же веселый и заинтересованный, каким был в детстве. Только с бородой и усами. На сайте Сретенской духовной семинарии о нем сообщают: «внимательно относится к своей духовной жизни, благоговейно несет служение, защитил магистерскую диссертацию по профилю ‟пастырское богословие” на тему: ‟Послание святого апостола Павла к Филиппийцам”». А начиналось все в воскресной школе на Туговой горе, при церкви Параскевы Пятницы в Ярославле. У отца Дмитрия Денисова и матушки Галины.

Владыка Михей в окружении детей воскресной школы. Рождество, 2004 г.

Как-то отец Димитрий, узнав, что я собралась на Рождество в Москву, дал мне задание:

– Купишь икру, красную рыбку и навестишь отца Наума. Он лежит в больнице, на Пироговке. Пойдешь утром, пока все отсыпаются после ночной службы, а то потом не протолкнешься, будут стоять на лестнице до выхода.

Я четко поняла, что с Рождественской службой пролетаю. Для неофитов большую печаль трудно придумать. Моя духовная наставница монахиня Елизавета, личный врач тогда уже почившего митрополита Иоанна (Вендланда), строго сказала в ответ на мои терзания:

– Послушание выше всего. Сказал батюшка, надо идти.

И действительно, у архимандрита Наума (Байбородина), в его палате в больнице на Пирогова, неподалеку от Ново-Девичьего монастыря, никого не было. А может быть, так получилось по молитвам отца Димитрия. О знаменитом старце я тогда ничего не знала. Не знала, что ездит к нему пол-православной России. Как не знала и о том, что множество священнических, и не только священнических, семей Ярославской епархии находились под его духовным руководством и жили по его благословению. В том числе и семья Денисовых, где три брата были священниками, одна сестра – матушка, замужем за протоиереем Николаем Лихомановым. Сегодня оба они монахи: епископ Вениамин и игумения Иоанна. Еще одна сестра отца Димитрия со своей семьей – тоже при храме. Это новое явление, жизнь по благословению старца, мне еще предстояло постичь, в том числе и благодаря тому заданию, которое мне дал отец Димитрий Денисов.

Сама я переживала в это время такой период, когда, отправляясь в Москву, брала с собой сумку книг с трудами митрополита Иоанна (Вендланда). Их мы издавали с Елизаветой Александровной Александриной, монахиней Елизаветой. Я ходила по Москве и буквально раздавала их батюшкам, даже совершенно мне незнакомым.

Вот и к отцу Науму я взяла целую стопку изданных нами книг. Он меня поблагодарил и внимательно рассмотрел каждую, сказал, что знал митрополита Иоанна. И действительно, в архиве владыки я потом нашла теплые поздравительные открытки от отца Наума. Палата, куда я прошла без всякого труда, была рассчитана на четверых. Но располагался там один отец Наум со своим келейником. Все пустые кровати, все полочки, тумбочки, подоконники, выступы и уступы были заставлены иконами.

Провела я в этой палате часа три. Келейник в это время бегал по соседним храмам в поисках какого-нибудь свободного священника. Дело в том, что отец Наум объявил на своем этаже в больнице сбор некрещеных и назначил время Крещения – 7 января, утро. Кто-то из московских батюшек, который должен был по договоренности крестить, почему-то не пришел. А люди уже настроились. Вот отец Наум и послал найти хоть кого-нибудь. Келейник периодически прибегал с отчаянным выражением лица, отчитывался, в каких храмах побывал: все отдыхают после ночной службы. И старец посылал его на новые поиски, сказав, чтоб без священника не возвращался.

Запомнилось, что отец Наум меня подробно расспрашивал о жизни в нашей епархии. А этот что? А там что? А почему так, а не эдак. Что я могла рассказать? Да ничего. Но ему почему-то надо было знать мнение и такого неосведомленного человека. Он говорил, что люди стали безответственные. Вот и батюшка: обещал и не пришел.

Когда я простилась, передав все приветы и гостинцы от семьи Денисовых, и пошла в сторону Ново-Девичьего монастыря, мне опять встретился раскрасневшийся келейник. Дела его были плохи. Увидев меня, он виновато развел руками и побежал в сторону больницы.

Архимандрит Адриан

Что я еще могу сказать об отце Димитрии? Те три раза, что моя бедная, прожившая советскую жизнь мамочка причастилась, причащал ее именно отец Димитрий Денисов. Я рассказала ему, что детство мамы прошло в детском доме, потому что раскулаченные родители умерли в коллективизацию. Что советская пропаганда свое дело сделала: мама к церкви и «попам» относилась, мягко говоря, без доверия. Но для наших священников призыва 1990-х это не было препятствием. Про нашу советскую жизнь они все знали.

Один раз отец Димитрий причастил маму в церкви, второй раз – у меня дома, когда мама слегла, и третий раз – в больнице, за несколько часов до смерти.

Те три раза, что моя мамочка причастилась, причащал ее именно отец Димитрий Денисов

Маму вместе с ее собакой колли я привезла в Ярославль с Украины. Деть Алису было некуда, и, конечно, она жила у нас в квартире. Перед приходом отца Димитрия я сильно переживала, как он к этому отнесется, потому что где-то слышала, что иконы в доме и присутствие собаки несовместимы. Батюшка ласково потрепал нашу добродушную собачину, ни слова не сказал осуждающего, понимая обстоятельства нашей жизни. А потом каждый раз спрашивал о ней: как там твое хозяйство?.. Отец Димитрий до рукоположения был ветеринаром.

…Батюшка служил литургию, когда тяжело больная раком матушка Галина начала умирать.

– Идите, попрощайтесь, – сказал он нам, когда мы подошли ко кресту. – Больше не увидите.

Был конец августа, вся Туговка была в цветах. Заканчивалась эпоха нашего церковного детства, мы выходили во взрослую жизнь.

А десять лет спустя умер и отец Адриан, так нашего отца Димитрия назвали в монашеском постриге. 13 апреля исполняется 40 дней с его кончины. После Нового года узнал он о своей болезни.

– Леонидовна, сильно спина болит, – сказал он, когда после литургии мы подошли ко кресту.

На Сретение неожиданно приехал владыка Феодор, митрополит Волгоградский и Камышинский. Его недавно с Переславской кафедры перевели в Волгоград. И все гадали, почему он так неожиданно приехал. Оказалось, попрощаться с отцом Адрианом. С амвона владыка Феодор сказал, что батюшка очень болен и, скорее всего, скоро уйдет. И то, о чем вслух не говорили, стало явным.

После бессмысленной поездки в Москву, на обратном пути в Ярославль, отца Адриана завезли в лавру. До Свято-Троицкого собора его везли на колясочке, а последние шаги к мощам преподобного Сергия он сделал самостоятельно.

…Сколько прекрасных воспоминаний подарила нам наша Церковь. Но одно из самых памятных и радостных – первая Пасха в церкви Параскевы Пятницы на Туговой горе в 1991-м году. Людей было битком. Пришли и цыгане из соседней слободки. Разговлялись в трапезной. В пять минут исчезли со столы кружочки вареной колбасы.

А потом мы пешком шли домой на Суздалку и пели песни.

АНГЕЛ СМЕРТИ Явился как-то к Лейкиной Ангел Смерти. Она бы, может, и не догадалась, что это он – на вид ангел как ангел, светозарный такой, с нимбом и крыльями. Но он сразу ей представился: — Ангел Смерти, очень приятно познакомиться! — Еще чего, приятно… — заморгала Лейкина, уронив мышку от компьютера. – Что за глюк такой странный? — Я не глюк, а посланец. Оттуда, — и Ангел для наглядности ткнул пальцем в вверх. — За мной, что ли? – обмирая, охнула Лейкина. — Нет-нет, я не за тобой, а совсем по другому поводу. В Небесной Канцелярии мониторинг провели, на предмет борьбы за мир. Так вот, ты – в первой шеренге самых активных борцов. — Ой, да что вы! – зарделась-застеснялась Лейкина. – В первой шеренге, скажете тоже… Что я там могу? Я ж не политик, не воин, не общественный деятель – так, скромный рядовой невидимой битвы. Петиции подписываю, комментарии оставляю… — Ну-ну, не надо скромничать! – говорит Ангел. – Твоя интернет-активность по актуальным политическим и социально значимым вопросам чрезвычайно высока – за последний год ты высказалась прямо и нелицеприятно по всем сколько-нибудь значимым инфоповодам. Можно сказать, борешься, не покладая рук! Вернее, мышки. С этим Лейкина была совершенно согласна. Она считала себя социально активным человеком и неутомимым борцом за мир. Сейчас, слава Богу, имеется такая удобная штука, как интернет: благодаря ему каждый может не только быть в курсе последних событий, но и высказать свое мнение об этом. Ведь как ты можешь замыкаться в своем маленьком благоустроенном уютном мирке, когда в большом мире столько зла: воруют, воюют, обманывают, угнетают, убивают? А Лейкина всей душой радела за мир во всем мире, вот и вносила посильный вклад. — А тебя не напрягает – все время в борьбе? Устаешь же, наверное? – спросил Ангел. — Некогда уставать, — бодро заявила Лейкина. – Надо мир спасать. Если не мы, то кто же? — Но ты в свои комменты столько энергии вкладываешь, что просто удивительно – откуда она берется? — Так из ненависти и берется! — пояснила Лейкина. – Ненавижу насилие во всех его проявлениях. И равнодушие ненавижу. Если мы все будем молчать, тогда мир вообще погибнет! Потому и высказываюсь. Действую исключительно из любви к человечеству. — Понятно. Тогда есть приятная новость: в качестве вознаграждения за твои неустанные труды по установлению мира во всем мире Небесная Канцелярия решила материализовать твой вклад в дело мира. Так сказать, поощрения для и наглядности ради! — Правда? – задохнулась от восторга Лейкина. – Что, прямо вот сейчас? И установится мир во всем мире? — Ну, это вряд ли, — с сомнением сказал Ангел. – Впрочем, к чему слова – давайте приступим! Ребята, заноси! Мгновенно комната наполнилась другими ангелами, которые стали молча и деловито заносить длинные черные пластиковые мешки. — Что это? – опешила Лейкина. — Плоды твоей борьбы за мир. В материальном эквиваленте. Коллеги, складируйте компактнее, в штабеля. Сначала вдоль стен, и поплотнее, а то места не хватит. В комнате странно и неприятно запахло. Лейкина принюхалась: пластик, хвоя, гвоздики, земля, тлен… неприятные ассоциации вызывал этот запах. — Что это? Пахнет, как на кладбище, — с неудовольствием поежилась она. — Так это и есть кладбище, — пожал плечами Ангел Смерти. – Твое личное Кладбище Любви к Человечеству. — Что? – растерянно спросила Лейкина. – Какое такое «кладбище любви к человечеству»? Это о чем? — Да все просто. Давай-ка по твоим комментариям пройдемся. Вот, здесь у меня записано: «Ворье, жулики, хапуги! Как их только земля носит? Всех их нужно к стенке, без суда и следствия!». Писала такое? — Писала! Но ведь они этого заслужили?! — Заслужили-заслужили. Вот они, заслуженные, возле батареи сложены. Теперь дальше: «На их совести гибель детей и стариков. Таких, как они, надо отдавать на растерзание диким псам!». Твой комментарий? — Да, но… — Нет-нет, все в порядке, никаких «но». Это мешки вон там, у шкафа. Открывать осторожно – псы были очень дикие и к тому же голодные. Продолжим: «Своими руками бы этого подонка задушила». Ну, пусть не твоими руками, но исполнено. Под стол положили. Тут Ангел Смерти на минутку оторвался от чтения – его сотоварищи как раз заносили целую груду небольших мешков, в руках по два-три помещались. — Коллеги, детей складывайте вон туда. — Ка…каких детей? – в ужасе выпучила глаза Лейкина. — А вы разве не помните? Вот, зачитываю: «Из-за этих уродов каждый день гибнут дети. Пусть то же самое случится с их собственными детьми, тогда они, возможно, что-то поймут». — А… — Выполнено, можете сами убедиться. Я вам даже помогу мешочек расстегнуть – посмотрите, убедитесь. — Неееет!!!! – завопила Лейкина, отпрыгивая к стенке. – Это полный бред! Прекратите надо мной издеваться! — Ну что вы, как можно! – искренне огорчился Ангел Смерти. – У нас и в мыслях не было вас как-то обижать. Напротив, все ваши пожелания исполнены, причем буквально. Мы думали, вы обрадуетесь. — В-вы… вы что??? – Лейкина даже зажмурилась от возмущения. – Я вам что, людоед или маньяк какой-нибудь кровавый? Да для меня жизнь человеческая – абсолютная ценность! Я любое насилие по определению ненавижу! Да я, если что, за эту идею готова биться до последней капли крови… ой! С ближайшего мешка гулко шлепнулась крупная тяжелая капля, и Лейкиной даже страшно было представить, что это такое. — Вот именно – «ой»! – мрачно подтвердил Ангел. Вся его приветливость-услужливость куда-то улетучилась, и теперь он выглядел суровым и печальным. – Вот они, твои «абсолютные ценности», штабелями сложены. Ты смотри, смотри, не закрывай глаза-то! — Зачем вы все это ко мне притащили? – пролепетала Лейкина. – Я же никого не убивала! — Зачитываю, — неумолимо поднял к глазам листок Ангел Смерти. – «Жаль, что мысль нематериальна, а то я бы быстро навела на земле порядок и вычистила всю шваль, которая грабит народ и развязывает войны». Вот, пожалуйста, теперь твоя мысль материальна, и вся, так сказать, «шваль» зачищена. — Но я же не то имела в виду! – в изнеможении простонала Лейкина. – Я же образно говорила, просто чтобы выразить свое отношение… — Так ты и выразила, — и Ангел широко повел рукой, указывая на зловещие мешки. – Ненавидишь насилие, говоришь? Верю. Вон сколько ненависти – складывать уже некуда. Весь твой внутренний мир, как вот эта комната, наполнен смердящими мешками с ненавистью. — Мммм… — простонала Лейкина, в отчаянии озираясь по сторонам. Кладбищенский запах становился невыносимым. — А мысль, к сожалению, все-таки материальна, — продолжал Ангел. – Если ты транслируешь в мир ненависть (неважно, к чему или к кому!), как ты думаешь, куда она девается? — Я не знаю… — Она остается в мире. Ты ее выпустила – она уже существует. Носится в воздухе, отравляет атмосферу… соединяется с чужой ненавистью… Копится, создает напряжение, и рано или поздно провоцирует какой-нибудь конфликт. И если бы ты одна была такая активная… А ты не представляешь, сколько людей сейчас посылают в мир энергию ненависти, и у каждого своя правда и свои враги. Если бы ваши мысли действовали мгновенно, вся планета давно была бы ледяной пустыней. Под предлогом «борьбы за мир» вы уничтожаете друг друга своей ненавистью, и ты – в первой шеренге. — Но не я же придумала войны… это же не я! Это происходит во всем мире, повсюду! Если кто-то решил развязать конфликт, я же не могу повлиять! — Но на свои мысли-то ты повлиять можешь? – спросил Ангел. – Ты вот гневно клеймишь агрессоров, а сама такая же, как они. Ты точно так же жаждешь их крови, как и они твоей. Они хотят «почистить планету», и ты тоже. У вас мышление одинаковое. Чем же ты лучше? Лейкина подавленно молчала. Хотелось бы, конечно, возразить, но эти мешки… Трудно что-то говорить, когда твои мысли становятся вещественными доказательствами. — Помнишь, ты говорила, что черпаешь энергию в ненависти? Так ты еще и войнам энергию поставляешь, через свои весьма агрессивные комментарии! Говоришь, мира хочешь, а сама каждый день воюешь. Лучше бы носки вязала, что ли… Или цветы разводила… В общем, переключила бы свою энергию в мирное русло! Ангел Смерти безнадежно махнул рукой и сел на пол, прислонившись к стене. Лицо его вдруг стало очень человеческим. — Если бы ты знала, как я устал, — пожаловался он. – Почему никто не хочет понять, что «борьба за мир» – это нонсенс? Тут уж или борьба, или мир. А вы, люди, за мир готовы друг друга укокошить. И все ведь «из любви к человечеству»! Готовы заполнить все пространство этими жуткими мешками с ненавистью, похоронить все то, что не вписывается в вашу концепцию мира. А концепция, между прочим, у каждого своя, и в нее всегда кто-нибудь, да не вписывается. — Но мы же должны как-то стараться изменить мир к лучшему, — робко возразила Лейкина. — Не таким способом, — покачал головой Ангел Смерти. — Если хочешь что-то изменить, начинать всегда нужно с себя. Только так, и никак иначе. — И что, мне теперь со всем этим жить? – спросила Лейкина, удрученно озирая заполнившие комнату мешки. – Или я должна теперь всех их похоронить? Всех, кому желала смерти? Лейкина в полном смятении чувств уставилась на мешки. Такой груз ненависти казался ей совершенно неподъемным, и как со всем этим быть, она не представляла. — Да ладно, не мучайся, — сказал Ангел. – На самом деле нет там никаких трупов. Просто мешки, набитые всякой бесполезной трухой. Для наглядности. Чтобы было понятно, каковы масштабы бедствия. Ангел щелкнул пальцами, и мешки пропали – как и не бывало. Лейкина шумно выдохнула и бессильно сползла по стене. — Господи, благодарю… Ой, как хорошо в доме-то стало… чисто, светло, просторно! — Ясное дело, просторно! Любовь проистекает через душу свободно, а ненависть оседает тяжким грузом. Хочешь, чтобы «светло и просторно» – расставайся с этим всем, освобождай место для жизни. — Хочу! Очень хочу! И что мне делать? — Чистить мир, — посоветовал Ангел. – Только не большой мир, а для начала свой внутренний. Избавиться от этого «груза 200». От ненависти избавиться. Не желать зла ближнему. Я уж не говорю «возлюбить» — для начала хотя бы перестать желать зла. Энергию можно брать не только из ненависти, поверь мне. Из любви ее брать гораздо приятнее! — Но разве можно любить тех, кто сеет зло? — Можешь не любить. Но хоть сама-то зло не сей! Это же ты можешь? — Это – могу, — подумав, сказала Лейкина. — Вы не беспокойтесь, я понятливая. Особенно когда вот так, наглядно. Мне вот этой похоронной конторы в душе не надо. Буду чистить. — Я рад. Могу отправляться назад с легкой душой, — кивнул Ангел. – Пожалуйста, впредь следи за мыслями и не делай ничего такого, чтобы к тебе прилетал Ангел Смерти. — Да, а можно вопрос? Не по теме, но мне хочется знать… — Задавай. — Мне странно… Вы ведь Ангел Смерти, а почему тогда агитируете за жизнь? — Предпочитаю забирать людей планово, в срок, определенный свыше. Не надо его искусственно укорачивать. Слышите, люди? Я, Ангел Смерти, прошу: не надо мне помогать! Ни делом, ни мыслями… И Ангел пропал, улетучился, как и не было. А Лейкина вздрогнула и очнулась. Оказывается, задремала прямо у компьютера. Ффу-хх, что только не приснится, если в долго в соцсетях зависать! Глянула на экран – все как обычно, открыто окно Фейсбука на статье с выразительным названием «Не простим!». Лейкина подумала и закрыла окно. А потом и вовсе выключила компьютер. Очень уж ей захотелось прямо немедленно уборку сделать. А то запах какой-то стоял странный, неприятный, едва уловимый такой… И пошла Лейкина бороться за чистоту в своем родном, маленьком, отдельно взятом мире. Ведь если хочешь что-то изменить, начинать всегда нужно с себя. Только так, и никак иначе. Эльфика (Ирина Семина)

А не поломать ли мне еще одну монашескую карьерку?

В Уржум приехал новый епископ (бывший московский викарий). Понятно, он сейчас приглядывется к местному духовенству в поисках «верных помощников».
А на вверенной ему охотничьей территории есть уже готовый и еще молодой архимандрит Адриан Громович
тут он второй слева

http://urzhum-eparhiya.ru/content/arxipastyr-vozglavil-passiyu/#prettyPhoto/9/
Он прячет свои таланты в женском монастыре в Вятских Полянах (Христорождественский Богородичный монастырь). Целомудрию монахинь он не угрожает.
«У него, как бы это правильно описать, обнаруживаются такие манеры, привычки, интонации, которые и отличают внешне гомосексуалов. Другие батюшки, встретившись с ним впервые на соборной службе, были потрясены. Он привечает мальчиков-алтарников, причем, только тех, кто имеет пухленькую, светлую наружность. Он подолгу задерживает их наедине с собой в алтаре, и не пускает, тем самым на уроки к другим педагогам воскресной школы, одаривает их дорогими подарками. Девочкам он такого внимания не уделяет. Не переносит женщин, семейные пары. Андриан пришел к нам в конце февраля, а до Вятки служил в Сарапуле и был оттуда выдворен. Матушке игуменье он сказал, что там, якобы , семейный клан и его туда не пустили. Мне очень жалко хороших батюшек, которые уже очень настрадались от заезжих непорядочных архиереев и их приспешников. И теперь страшно представить, что будет, если Андриан пойдет по головам наверх к власти. А у него есть твердое намерение занять место епископа.
Я поделилась своими соображениями с монахом из *** монастыря, на что он сказал, что взрослые еще переживут, а дети — нет. сказал, что сейчас сильное голубое лобби в патриархии посоветовал обратиться к Вам, как действенному борцу против этой»плесени», которая разъедает РПЦ».
Оказывается, об этом персонаже я уже писал в далеком 2011 году.
http://diak-kuraev.livejournal.com/167208.html
и в 2015-м описывал события 2009-го года:
https://diak-kuraev.livejournal.com/803721.html
«в ночь на четверг от воров пострадал 30-летний управляющий делами чрезвычайного полномочного представителя Черногорской православной церкви в России Валерий Грамович.
Он и еще двое священнослужителей около 23 часов на Садовой-Сухаревской улице в Мосвке поймали серебристую «девятку», чтобы добраться домой в Печатники. За рулем сидел 34-летний азербайджанец Альдамис Акберов. Он довез пассажиров. Когда пришло время платить за поездку, священники вышли из машины. Грамович, поставив свою барсетку на заднее сиденье, принялся искать в ней нужную сумму. Акберов смотрел на священника в зеркало заднего вида. Он видел, как из барсетки сначала выпала тысячная купюра, а потом доллары… Такого Альдамис перенести не смог. Он ударил по педали газа, священник отлетел от машины, дверца захлопнулась, а барсетка осталась на заднем сиденье. Вместе с 12 000 долларов, паспортом Грамовича и другими документами».
https://www.orel.kp.ru/daily/24235/435562/
(архим. Адриан родился в г. Дзержинске Минской области 20 октября 1979 г., то есть ему в 2009 году было именно 30)
Чей-чей представитель Грамович? Черногорской православной церкви? Это означает, что он входил в группу откровенных проходимцев-самозванцев. См. http://www.hierarchy.religare.ru/h-orthod-bio-moiseenko.html
Возможно, там и принял «монашество» и «сан». Весной 2012 он уже архимандрит, и на Пасху служит в кафедральном соборе Минска.

Так кто, когда и за сколько его признал таковым в РПЦ МП? Его дружба с приближенным митрополита Варсонофия Шкредем подводит к печальному ответу…

(Шкредь с Адрианом в Мордовии в 2015-м)
Надеюсь, епископ Уржумский сможет провести критическое исследование досье своего псевдо-клирика. А то ведь получается по Лескову — «некрещеный поп».
***
Пишут, что:
«Так ведь этот Адриан еще юнцом принял постриг и рукоположение у епископа Гурия Житомирского. Да, да… того самого, что на кожаной флейте так умело наигрывал озорные песенки… И был Адриан 20-летним архимандритом при Гурии. Келейничал, так сказать. Тогда вся Украинская Православная Церковь знала про велию дружбу Адриана и кожаных флейт дудельщика Гурия… Крепко они дружили. Глубокие и взаимопроникновенные были отношения. А потом Гурий отдудел свою очередную сольную партию, был записан на телефон и нещадно слит в Ютуб. Погнали Гурия драной метлой, а вслед за ним погнали и Адриана. И вот он как меченый атом блуждает по просторам земли русской. Как скворец перелетный садится на гостеприимные жердочки».
и с другого ай-пи адреса:
«Адриан известный голубой из компашки минетчика Гурия с Житомира. Его друзья Саша Глоба служит в кафедральном соборе в Москве, Сима Шкредь в Питербурге, Филарет Осипов — в Нарве. Все хорошо пристроились. А Адриану видимо не повезло. «

Фото: Церковь Параскевы Пятницы на Туговой горе

Фото и описание

В 1691 году в пределах Ярославля была выстроена церковь на Туговой горе, которую освятили во имя Параскевы Пятницы. В это время храм уже был каменным.

Согласно сохранившимся до наших дней летописным сведениям, первые сведения о церкви относятся к 1628 году и указываются в межевой книге Ямской слободы. Известно также, что один из приделов Пятницкого храма был посвящен Флору и Лавру – покровителям лошадей. Храм имел теплый придел, освященный в честь Благовещения Богоматери, который был обустроен в трапезной комнате. В 1869 году церковь перестроили в теплую, а незадолго до этого был сделан одноярусный иконостас. Роспись храма состоялась только в 19 веке.

Еще с древних времен на территории Туговой горы располагалось кладбище, но в 1772 году городские власти приказали его уничтожить, как и Владимирское и Леонтьевское кладбища, — после чего от него остались только руины. Есть сведения, что в зоне расположения этого кладбища имеются захоронения известных жителей города, а возле входа в церковь есть могила Крылова Аполлинария Платоновича. Рядом с Пятницкой церковью в некотором роде сохранилось еще одно старинное старообрядческое кладбище, носившее название «Даниловское».

В приходе при храме Параскевы Пятницы находилось попечительство, а также церковная школа, которая была основана в 1891 году. Также существовала и богадельня, предназначенная для десяти лиц при духовном ведомстве Ярославской епархии, которую устроили в 1880 году в честь Одесского и Херсонского архиепископа Иоанникия при поддержке его брата Горского Г.С. на завещанную после смерти денежную сумму.

В первые десятилетия 20 столетия количество прихожан храма значительно повысилось и составило тысячу человек. Важным является факт, что область расположения Туговой горы не являлась частью города Ярославля, при этом включили ее в городскую черту только в советское время. Пятницкая церковь была закрыта в 1937 году, но этого стоило ожидать, ведь до этого уже была снята главка. Спустя некоторое время, существующая при церкви колокольня была разобрана. В конце 1991 года церковь передали под власть епархии, при этом 28 октября – в престольный праздник – состоялось празднование в честь 300-летия со дня основание храма.

На протяжении первых двух зим здание храма приходилось отапливать специальными буржуйками, которые были сделаны из 200-литровых бочек, но с течением времени церковь постепенно обустраивалась и приводилась в порядок. В 1993 году Ростовский и Ярославский архиепископ Платон провел процесс освящения главного Пятницкого престола, причем к этому времени уже был оборудован иконостас. В конце 1996 года был восстановлен Благовещенский придел, который освятил архиепископ Михей.

К дате 750-летия со дня победоносного сражения на Туговой горе Пятницкой церкви был возвращен ее первоначальный вид. Восстановление храма проводилось согласно старинным снимкам – также восстанавливалась и звонница, которую снесли в 1938 году. До нас дошли сведения, что архитектором колокольни был Смирнов Михаил, который в свое время являлся настоятелем церкви Святителя Тихона в селении Брагино.

Каждый год 3 июля празднуется так называемый День Туговой горы, что связано с данью памяти благоверным князьям. Праздник отмечается в виде крестного хода, который берет начало от Пятницкой церкви. В период шествия возвышаются высокочтимые иконы в большей мере обновленного храма.

При Пятницкой церкви пятнадцать лет назад состоялось образование воскресной школы, ставшей в то время «плацдармом для городской организации катехизических курсов, а также духовного училища». На сегодняшний день на Базарной площади Ярославля обустроен специальный дом, который посещает большое количество ребят. Учителем в школе является матушка Галина Григорьевна, которая работает в школе с 1991 года и полностью разделяет заботы своего мужа – настоятеля Пятницкого храма, а сегодня уже протоиерея Димитрия Денисова. Только благодаря этим двум людям обновленный храм до сих пор процветает.

1918. Расстрелянный Ярославль. Часть 2

1918. Расстрелянный Ярославль. Часть 1
Затем красные переместились на Тугову гору и всё-таки раздобыли прицел. Именно отсюда они расстреляли Демидовский лицей, Успенский собор, Спасский монастырь и штаб белых, который, напомним, располагался в здании нынешнего Главпочтамта. Также отсюда были обстреляны мукомольная мельница Вахрамеева (мукомольный завод), Никольские казармы (на Которосльной набережной, здесь сейчас финансовая академия), Ярославская семинария (ныне корпус ЯГПУ).
Отряды Перхурова же, напротив, артиллерию использовали слабо из-за «плотной городской застройки». Из пушек они успели сделать лишь 500 выстрелов в первые дни восстания, затем у них снаряды закончились вовсе. Красные же беспорядочную стрельбу лишь усиливали, в общей сложности выпустив 75 тысяч снарядов! Белые же в дальнейшем стреляли в основном из пулемётов, которые, кстати, зачастую водружали на колокольни храмов, увеличивая угол и дальность обстрела и повышая точность стрельбы.
В ночь на 9 июля полковник Перхуров предъявил большевикам ультиматум. Он потребовал прекратить обстрел города. В противном случае пригрозил расстреливать пленных из советских войск (по факту потом никаких расстрелов не последовало). В ответ же красные написали ультиматум, содержащий в основном нецензурную брань. И лишь усилили огонь, желая побыстрее расправиться с белыми. Били всё активнее по куполам храмов и колокольням, где были оборудованы пулемётные площадки.
Естественно, непрекращающаяся артиллерийская стрельба наносила непоправимый урон городу, уничтожая его на глазах. Начались пожары, тушить которые из-за недостатка воды было очень сложно. Например, очевидцы вспоминали, как Московское шоссе освещалось заревом пожаров в ночь с 6 на 7 июля. Горел Спасский монастырь и дома вдоль улицы…

А один из самых сильных случился 8 июля. Около полудня загорелась Козья Слободка (ныне участок улицы Рыбинской за цирком). Вспыхнул один деревянный дом, через несколько минут – второй, третий… Огонь перекидывался с дома на дом, и уже вскоре полыхали все кварталы Никитской, Пошехонской, Мышкинской, Владимирской улиц (Салтыкова-Щедрина, Володарского, Лисицына, Рыбинской соответственно). В этот же день почти полностью выгорела Сенная площадь (площадь Труда), большая часть Рождественской (Большой Октябрьской) и Петровской (проспект Толбухина) улиц – кварталы, где проживали в основном рабочие слои населения. Сгорели почти все дома и на Большой и Малой Угличских улицах (ныне Свободы и Угличской). Не стоит забывать и о том, что выбранная красными тактика стрельбы приводила и к многочисленным человеческим жертвам.
7 июля снаряды влетели в Вознесенские казармы, церковь Вознесения Господня (храм рядом с нынешним ТЦ «Аура»), трамвайное депо и электростанцию.
Также именно 7-8 июля оказался полностью уничтожен Демидовский юридический лицей – уникальное учебное заведение царской России. В разное время здесь работали известные учёные и профессора, в том числе Константин Ушинский и Михаил Владимирский-Буданов. Выпускниками его были не менее известные личности, например, поэт Максим Богданович. Кроме того, в здании находилась редчайшая библиотека. Всё оказалось уничтожено. Здание восстановлению не подлежало.
По злой иронии судьбы, однажды во время обстрела снаряд попал в дом большевика Александра Громова на Пошехонской улице (Володарского) – приказы, кстати, отдавал сам Громов. В доме большевика вспыхнул пожар. В этот же момент у беременной супруги Громова начались роды. Её перенесли в соседний дом, но и это жилище вспыхнуло. Сын родиться успел, однако начался обвал дома. Акушерка и мать жены выбежали, успела покинуть помещение и сама жена Громова. А новорожденный, к несчастью, остался внутри пылающего дома. Свидетели видели, как маленькое тельце, лёжа на столе, горит заживо…
В общей сложности, полностью оказалась уничтожена одна треть города. Из 7618 строений сгорело или было разрушено 2147. Остальные дома имели разного рода повреждения.
Народ, находящийся в эпицентре этого кошмара, начал бежать из города. Кому уже нечего было терять, двигались на переправу через Волгу в Тверицы. Далее они находили пристанище в окрестных деревнях или просто на берегу Волги. Кто-то прибывал на станцию Всполье. Правда, тут был развёрнут «фильтрационный пункт». Красные проверяли буквально каждого. «Ненадёжных» отправляли в концлагерь, но по дороге всех, у кого руки «не похожи на рабочие», расстреливали…
Отдельно стоит сказать о том, с какой жестокостью и цинизмом расправлялись красные со своими пленными. Зачастую они расстреливали их буквально без суда и следствия. А особо жестоко убивали большевики священнослужителей. Доподлинно известно, что во времена мятежа сразу несколько пулемётов на колокольнях обслуживались именно священниками или монахами. Так было в Богоявленском, Владимирском, Никитском, Покровском, Николо-Мокринском храмах, Успенском соборе. В красном лагере даже появилась поговорка «Каждый попик – пулемётчик». Историкам известно как минимум о двух фактах расстрела священнослужителей. Первым от рук красных погиб настоятель Владимирской церкви (храм на нынешней улице Лисицына), вторым – настоятель церкви Параскевы Пятницы на Туговой горе отец Николай. Большевики притащили на колокольню храма на Туговой горе артиллерийские орудия. Священник возмутился действиями красных и вскоре за это поплатился. По воспоминаниям прихожан-очевидцев, отца Николая схватили прямо во время службы и решили расстрелять. Его заставили рыть себе могилу, затем выстрелили ему в грудь, бросили в яму, закопали живьём, сверху на могилу бросили мёртвую собаку и помочились… Правда, позднее священнослужителя всё-таки перезахоронили священным чином, однако место захоронения сейчас неизвестно, так как, по некоторым свидетельствам, могильную плиту впоследствии использовали при реконструкции Московского вокзала.

Но всё в ходе боёв кардинально изменилось, когда разгром ярославского мятежа поручили архангельскому окружному военному комиссару Геккеру. Приказ был подписан 11 июля. Свой штаб Геккер развернул в Данилове, затем двинулся на Ярославль. Соединив свои полки и отряды с ярославскими, Геккер уже 12 июля взял железнодорожный мост через Волгу, 14 июля – станцию Филино.
17 июля Перхуров пробрался на Толгу и попытался продолжить сопротивление в заволжской части города. Когда его план провалился, Перхуров покинул Ярославль и примкнул к армии Колчака (в 1922 году, после её разгрома, был расстрелян и похоронен в Ярославле).источник

Китайские бойцы на руинах спичечной фабрики Дунаева

Переговоры Юрия Гузарского и лейтенанта Балка. Штаб Ярославского фронта на станции Всполье. 21 июля 1918

Дом купца Иванова рядом с храмом Николы Мокрого

Здание почтово-телеграфной конторы после обстрела

Колокольня Успенского собора после восстания

Повреждённые артиллерией Успенский собор и колокольня

Мельница Вахрамеева

Место разрушенного южного крыла торговых рядов
Трехдюймовое орудие на боевой позиции. Июль 1918
Семёновская площадь
Сенная площадь
Угол улиц Любимской и Зарядье
Улица Власьевская
Храм Николы Рубленого после артиллерийского обстрела
Церковь Дмитрия Солунского после артиллерийского обстрела
Церковь Покрова Богородицы после подавления восстания
Ярославль после подавления восстания. Сретенский переулок
Проволочные заграждения у церкви Спаса на Городу
Разрушенные и сгоревшие жилые дома
Проход красных отрядов по улицам Ярославля. Июль 1918
Сбор оружия после подавления восстания в Ярославле. Июль 1918
Участники подавления Ярославского восстания
Последствия обстрелов города частями Красной армии
Германские военнопленные с оружием повстанцев у служебного входа в городской театр. Июль 1918
Жители Ярославля, оставшиеся без крова. Июль 1918
Жители Ярославля, оставшиеся без крова. Июль 1918
Похороны Михаила Лютова и Павла Зелинченко. 22 августа 1918
Похороны Михаила Лютова и Павла Зелинченко. 22 августа 1918
Команда бронепоезда №6 «Путиловцы». В машине, справа от шофера – командир Авраамий Шмай. После июля 1918
Служащие Губкомгособора на огородах, разбитых на месте разрушенных кварталов. 1920
Разборка здания Демидовского юридического лицея. 1920-е
Выездная сессия Верховного трибунала ВЦИК в городском театре Ярославля. 1922
Полковник Перхуров на суде. Городской театр в Ярославле. Июль 1922

Гор (бог)

У этого термина существуют и другие значения, см. Гор. У этого термина существуют и другие значения, см. Хор (значения).

Гор



Гор

Бог неба, царственности и солнца, покровитель фараонов

Мифология

Древний Египет

Толкование имени

«высота», «небо»

Греческое написание

Ὧρος

Латинское написание

Пол

мужской

Отец

Осирис

Мать

Исида

Брат

Анубис

Супруга

Хатхор или Селкет

Дети

Хапи, Дуамутеф, Амсет, Квебехсенуф

Культовый центр

Нехен, Эдфу

Животное

сокол

Медиафайлы на Викискладе

Гор (устар. Горус), Хор (егип. ḥr — «высота», «небо» или егип. ḥr.w () — «недостижимый», «тот, кто высоко») — бог неба и солнца в облике сокола; человека с головой сокола или крылатого солнца.

> Изображение

Изображался в виде сокола или человеком с головой сокола в обычном одеянии и головном уборе фараона.

Происхождение

Гор родился чудесным образом от Исиды и Осириса. Убитый дядей Сетом отец явился к Гору с требованием вступить в борьбу за престол, что Гор постарался исполнить. Сводным братом Гора был бог мумификации Анубис, по одной версии, рождённый его тёткой Нефтидой от Осириса. Опасаясь гнева своего мужа Сета, Нефтида бросила младенца Анубиса в камышовых зарослях, где его с помощью собак нашла Исида и вырастила.

Разные ипостаси Хора считались по происхождению от разных богов и богинь: Гор был сыном Ра, Хор Хекенский — Нефертума и Баст.

Супруга Гора — Хатхор. В некоторых мифах богиня-скорпион по имени Селкет выступает как жена бога Гора.

У Гора есть четыре сына, которые являются защитниками Осириса, столпами Шу и одними из звёзд созвездия Большая Медведица.

Мифология

Гелиопольский миф об Осирисе включает историю зачатия и рождения Гора.

С помощью Анубиса или Тота Исида собрала воедино разрубленное Сетом тело супруга Осириса, а Анубис забальзамировал его, сотворив первую мумию. Согласно одной версии, Гор рождён или зачат до смерти своего отца; по другой — Исида забеременела от плода древа судьбы (обычно виноградной лозы). Превалировала теория, что Исида забеременела чудесным образом от воскрешённого ненадолго Осириса. Превратившись в самку коршуна — птицу Хат, Исида распластала крылья по мумии Осириса, произнесла волшебные слова и забеременела. От этого действа родился слабый второй сын Гарпократ (по незнанию Плутарх форму Гора выделил в отдельное божество).

Исида бежала из заточения в болота Нижнего Египта и в виде коровы спряталась от преследователей Сета на плавучем острове Хеммис (егип. Akh-bity «папирусовые заросли фараона Нижнего Египта»), где родила Гора. Согласно грекам, это место лежит неподалёку от Буто, хотя для египтян расположение его не считалось важным и понималось как некое священное уединение. Чтобы уберечь сына от гнева Сета, Исида положила младенца в корзину или сундук и пустила по водам Нила. Божественная няня Рененутет заботилась о нём, пока он не открыл себя миру, «надев свой пояс в густых зарослях» (то есть возмужал). Побуждаемый духом Осириса, Гор решил стать «мстителем за своего отца».

Уаджет — глаз Гора

Гор и зачат, и рождён для того, чтобы выступить естественным мстителем за смерть отца. В то же время он считает себя и единственным законным наследником Осириса. Гор идёт, «обутый в белые сандалии», на поединок с Сетом, требуя перед судом богов осуждения обидчика и возвращения наследства Осириса ему, — единственному сыну умершего царя. После длительной тяжбы, продолжавшейся 80 лет (по одному из вариантов мифа), Гор признаётся правомочным (по-египетски — «правогласным») наследником Осириса и получает царство; бог Тот записывает решение суда богов.

Победив Сета, Гор воскрешает отца, дав ему проглотить своё око уаджет (wɟt). Однако Осирис не возвращается на землю и остаётся править царством мёртвых — Аменти, предоставляя Гору править царством живых.

Культ

Статуя Гора эпохи Птолемеев, Лувр

Гор считался покровителем царского дома и фараона. Имя Гора входило в царскую титулатуру. Живого древнеегипетского фараона представляли воплощением бога Гора.

Гора почитали в Летополисе, недалёко от Мемфиса, и в Эдфу. Гора Двух Глаз почитали в Шедену (Восточная Дельта).

Образ Гора имел несколько ипостасей:

  • Харвер (греч. Хароерис: «Хор Старший» или «Хор Великий») — слияние культа Хора-сокола с культом Вера; бог, от которого произошли все прочие разновидности Хора;
  • Гарпехрути (егип. hr-p3’´hrd «Младенец Гор»; греч. Гарпократ);
  • Хоремахет, также Гармахис («Хор на небосклоне») — бог неба, царственности и солнца;
  • Хорахти («Хор небосклонный»).

Хармахис и Хорахти отождествлялись с Хепри, а к концу Древнего царства считались ипостасями Ра. К концу Среднего царства с культом Хора сливается культ Херишефа.

В античности

Гор упоминается рядом греческих авторов как сын Осириса, египетское божество. Геродот отождествлял его с Аполлоном. Созвездие Гора греки называли Орионом.

Гор в русле религиозного синкретизма также сопоставлялся с Ра — в форме Ра-Горахти. Это сопоставление было достаточно распространено.

В позднейшие времена Гор также отождествлялся с Аресом и тем самым с Марсом.

Образ в культуре

Мифологическая история мщения сына за отца прослеживается в древнеегипетском литературном произведении «Правда и Кривда» (ок. 1292—1191 годы до н. э.).

  • 2004 — фантастический фильм «Бессмертные: Война миров». В роли Гора — Томас Поллард. Франция
  • 2016 — фильм «Боги Египта»; в роли Гора — Николай Костер-Вальдау. США

> См. также

  • Шед
  • Хемен
  • Ра-Хорахте

Примечания

  1. 1 2 3 4 Гор / Рубинштейн Р. И. // Мифы народов мира : Энцикл. в 2 т. / гл. ред. С. А. Токарев. — 2-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1987. — Т. 1 : А—К. — С. 310—311.
  2. Б. А. Тураев. История Древнего Востока / В. В. Струве. — Л.: ЛЕНСОЦЭКГИЗ, 1935. — С. 181. — 309 с.
  3. 1 2 3 М. Э. Матье. Древнеегипетские мифы. — Рипол Классик, 2013. — С. 53. — 207 с. — ISBN 9785458423854.
  4. М. Корш. Краткий словарь мифологии и древностей. — СПб.: издание А. С. Суворина, 1894.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 Иван Рак. Мифы и легенды Древнего Египта. — Стрекоза, 2013. — С. 101, 254, 257.
  6. Meltzer, Edmund S. Horus / D. B. Redford (Ed.). — The ancient gods speak: A guide to Egyptian religion. — New York: Oxford University Press, 2002. — С. 164.
  7. Freeman, Charles. The Legacy of Ancient Egypt. — New York: Facts on File, 1997. — С. 91. — 224 с. — ISBN 081603656X.
  8. Храм Гора — Четыре Сына Гора. horus.ucoz.ru. Дата обращения 2 июня 2019.
  9. Pinch, Geraldine. Egyptian Mythology: A Guide to the Gods, Goddesses, and Traditions of Ancient Egypt. — Oxford: Oxford University Press, 2004. — С. 78–80, 159–160, 178–179. — 257 с. — ISBN 978-0-19-517024-5.
  10. 1 2 3 Макс Мюллер. Египетская мифология. — М.: Центрполиграф, 2019. — 489 с.
  11. 1 2 John Gwyn Griffiths. Plutarch’s de Iside Et Osiride. — University of Wales Press, 1970. — С. 137–147, 313–322, 337–343. — 648 с.
  12. Hart, George. The Routledge Dictionary of Egyptian Gods and Goddesses. — 2nd ed.. — Routledge, 2005. — С. 80–81. — ISBN 978-0-203-02362-4.
  13. Jan Assmann. The Search for God in Ancient Egypt / Translated by David Lorton. — Cornell University Press, 2001 (1984). — С. 133. — 292 с. — ISBN 978-0-8014-3786-1.
  14. Любкер Ф. Реальный словарь классических древностей. М., 2001. В 3 т. Т. 2. С. 152
  15. Геродот. История II 144, 156
  16. Плутарх. Об Исиде и Осирисе 21
  17. Юрий Павлович Францев, Юрий Павлович Францев. У истоков религии и свободомыслия. — Издательство Академии наук СССР, 1959. — С. 328. — 594 с.
  18. John Gwyn Griffiths. The conflict of Horus and Seth from Egyptian and classical sources: a study in ancient mythology. — Liverpool University Press, 1960. — С. 83. — 204 с.

Литература

  • Тураев Б. А. Гор, в мифологии // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Гор / Рубинштейн Р. И. // Мифы народов мира : Энцикл. в 2 т. / гл. ред. С. А. Токарев. — 2-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1987. — Т. 1 : А—К. — С. 310.

Тематические сайты

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

GND: 118707205 · LCCN: no2015152881 · VIAF: 69724039 · WorldCat VIAF: 69724039