В трех ипостасях

Используемый в основном в философии и христианском богословии термин «ипостась» известен с античных времен. Многие поколения древних греков применяли это слово совсем в других значениях, нежели сейчас. Известные мыслители пробовали слово на вкус и применяли для толкования глобальных вопросов бытия. Оно входит в устоявшееся выражение «три ипостаси Бога», которое известно каждому современному человеку.

Происхождения термина, его основные значения, их эволюция и применение рассматриваются в этой статье.

Что такое ипостась

Этот термин не имеет единого однозначного значения. Для понимания его семантики рассмотрим происхождение и применение в разрезе истории.

Происхождение слова

Теологический энциклопедический словарь дает следующие объяснения о корнях слова. Это транслитерация греческого hypostasis — «субстанция», «сущность», «природа», которое берет начало от древнегреческого hyphistasthai — «находиться под чем-либо»: hypo — приставка «под», histamai — «делать устойчивым».

Значение в религии

Под понятием понимают обычно два значения. Рассматриваемое в общем смысле, оно означает бытие вообще и приравнивается к существованию, ко всему сущему, природе. В узком смысле — это индивид, какой-то уникальный из всей численности. Последнее значение слова используется в христианстве для объяснения сущности Божественного бытия, его тройственности, единства и различий его лиц.

Определение философии

В философии это понятие используется для определения какого-либо субстрата, т.е. того, что лежит в основании рассматриваемого явления, состояния или объекта и является неизменной и важной частью. Понятие противопоставляется атрибутам, относящимся к рассматриваемому объекту и имеющим тенденцию меняться.

Также можно встретить употребление в качестве определения какого-то личностного начала наподобие «личности» у персоналистов.

История термина

Как и большинство слов, уходящих корнями в века, оттенки значения менялись с течением времени.

Первое применение

В античной литературе термин впервые упоминается в медицинских трудах IV века до н. э., обозначая разные виды осадка в жидкостях или отек.

В работах Аристотеля в этот же период понятие употребляется в качестве обозначения опоры, как какое-то основание где-то внизу под ногами или фундамент дома, так и основа или сопротивление нематериального — опора власти или отпор врагу.

В дальнейшем Hypostasis стали называть отправную точку для неких событий. Такое ключевое событие или общее состояние дел, которое являлось опорным, т. е. обязательно необходимым для появления дальнейших фактов.

Развитие и распространение

Дальнейшие изменения в восприятии слова произошли после того, как его начали вводить в философии.

Ранние стоики применяли только глагольную форму «гипостазируется» в отношении к процессу, при котором из невоспринимаемой органами чувств и неопределенной субстанции получается конкретная воспринимаемая материя, как бы проявляясь, получая при этом определенные свойства изначального.

В первом веке до нашей эры Посидоний использовал уже отглагольное Hypostasis в значении первоначальной материи, подразумевая, что она является основой для сущности вещей, и тем самым служит «носителем для их качеств».

Наравне со стоиками, последователи Аристотеля полагали, что в ипостасности вещей неопределенное получает возможность проявиться. Но в отличие от школы стоицизма, перипатетики считали, что «иметь ипостась» — значит быть материей с определенной формой, и одно от другого не отделимо.

У платоников ипостасными в значении «самобытными» чаще стали называть не материальные объекты, а абстрактные понятия. Так, Алкиной писал, что «душа по ипостаси неизменна, умопостигаема, незрима и единовидна», и выше нее и ума находится «ипостась первичного Бога», который является их первопричиной.

Филон же вообще считал, что ипостасным началом обладает только Бог, потому что только он утвержден в бытие, а все после него только кажется существующим. Но ученики Платона в своем понимании бытия приходят к рассуждениям об иерархичности сущностей, ипостасное начало которых также имеет структуру, подчиненную прародителям. Например, бытие души более истинно, чем тела, а ума — чем души. Так рассматривались не только душевные свойства и другие ипостасные состояния, но также время и пространство, действия.

Глубже всех развил эти идеи Плотин. Он является основателем неоплатонизма и Учения о трех ипостасях.

Он выделял три ипостасные категории: Единое, Ум и Душа. Единое он считал прародителем для двух других. Хотя к Единому его отношение было неоднозначным, так как оно не могло являться первопричиной самого себя. Поэтому он подразумевал проявление гипостазирования энергии Единого на нижестоящие уровни, рожденные от него, и ее присутствия в этом сущем одновременно с собственной энергией.

Несмотря на такие глубокие рассуждения, рассматриваемый термин в этот период также продолжал использоваться и как синоним для слов сущность, природа, т. е. в своем общем значении.

Современный статус

Свое нынешнее значение термин приобрел с приходом его в богословие. Он применяется в христианстве для определения особенностей бытия Божьей сущности, триединства Отца, Сына и Святого Духа.

Кроме того, в быту часто можно слышать это слово в значении «роль».

Три Ипостаси Бога

Триединство — основа христианского вероучения. Понять его и объяснить суть пытались разные философы и христианские теологи, основываясь на Священных Писаниях.

Учение о Святой Троице рассматривает такие вопросы:

  • в чем единая составляющая божественных воплощений;
  • кто первичен;
  • как выражается уникальность каждого лица.

История выражения

Понятие ипостасности появилось в текстах христианских авторов в период арианских споров. В 315-320 годы в Александрии арианцы отрицали единобожие, основывая свои умозаключения на том, что Бог Отец и Бог сын — разные сущности. Для того, чтобы противостоять этой ереси, церковники прибегли к следующему объяснению. Они взяли как основу пару понятий «общая сущность» и «частная сущность». Чтобы избежать сложностей восприятия и тавтологии, для первого было выбрано слово «сущность», а для второго — «ипостась».

Таким образом, ипостасность указывала на различия между лицами Святой Троицы. Понимая под бытием Троицы их общую сущность, ипостаси указывают на отличительные особенности каждого лица Бога.

Сегодня существуют различные подходы в объяснении одновременной тройственности и единства Бога, но в большинстве из них главную роль имеет понятие «ипостась».

Значение и описание

Во многих руководствах церковникам дается наставление, что когда церковь учит человека веровать в троичность Божества, то она указывает прежде всего на необходимость иметь уверенность в бытии трех Лиц в Боге. Это обозначает, что рассматривать Бога в разных ипостасях — значит принимать, что Отец, Сын и Святой Дух — это не три свойства или силы, или явления, или действия одного и того же Божественного Лица, а три между собой различные Лица Божества.

Один и тот же Бог есть три по ипостасям и един по единости существа и естества. Признавая каждого из Троицы не за имя или образ, или проявление одного и того же Бога, а за три самостоятельных Лица. Поскольку каждое из них, обладая единым Божеским умом, волей и прочими свойствами, имеет свое особенное, личное свойство.

Видео об ипостасности Божественных лиц

Мнение об особенностях восприятия Святой Троицы и понимания ипостасности Божественных лиц в видео ниже.

Образ Троицы в разделении человечества на ипостаси. Часть 1

И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку

АДАМ, ЕВА И ИХ СЫН

Уже в самом творении человека видится тайна Триипостасного Божества, в разделении первобытного человеческого рода на три единосущные ипостаси (Адам, Ева и их сын) преп. Анастасий видит образ Пресвятой Троицы: Бог привел в бытие Адама беспричинно и нерожденно, сына же — второго человека — соделал рожденным; Еву же не рожденно и не беспричинно, но по восприятию и исхождению, Он неизреченным образом привел в бытие от сущности беспричинного Адама. И не являются ли эти три лица пращуров всего человечества, или единосущные ипостаси, отпечатлительно созданными, как это представляется Мефодию, по некоему образу Святой и единосущной Троицы:

беспричинный и нерожденный Адам есть образ и изображение беспричинного Бога и Отца — Вседержителя и Причины всяческих, рожденный сын Адама есть образ предначертанный рожденного Сына и Слово Божие, а исшедшая Ева обозначает исшедшую Ипостась Святого Духа (I, 1, 5).

Преп. Анастасий ссылается здесь на мысль сщмч. Мефодия Патарского. Переводчик «Слов об устроении человека» А.И. Сидоров так комментирует эту ссылку: «Среди фрагментов из неизвестных сочинений святителя Мефодия есть один, гласящий» и далее приводит текст из русского издания 1905 г. произведений сщмч. Мефодия Патарского: «Может быть, три прародительские главы всего человечества, эти единосущные лица, были, как думает и Мефодий, прообразовательно некоторым подобием Святой и единосущной Троицы, именно: не имеющий (земного) виновника своего бытия и нерожденный Адам представлял образ и подобие безначального Виновника всего, Вседержителя Бога и Отца, рожденный же сын его — представлял образ рожденного Сына и Слова Божия, а происшедшая (от него) Ева означала исходящее лице Святого Духа».

Однако в примечаниях к данному изданию творений святого Мефодия сказано, что этот фрагмент сохранился лишь в пересказе именно преп. Анастасия Синаита и помещен в собрание произведений святого Мефодия именно из исследуемого нами произведения св. Анастасия. Скорее всего, преп. Анастасий почерпнул свою аналогию из несохранившегося Толкования святого Мефодия на книгу Бытия, о котором упоминает блж. Иероним. В сохранившемся же произведении Мефодия «Пир десяти дев, или О девстве», в гл. VIII речи Фалии есть похожий образ. Адам есть прообраз Христа, а Ева — Церкви, которая происходит из духовного ребра Нового Адама — Духа Святого. Заметим, что и в произведении преп. Анастасия данная, часто встречающаяся у святых отцов, аналогия (Адам — Христос, Ева — Церковь) присутствует. Так, в одной из схолий, (которые, скорее всего, принадлежат самому св. Анастасию сказано:

Экзегет, толкуя это, не остается в неведении относительно того, что Адам и Ева постигаются Христа и Церкви.

Еще раз приведем слова преподобного отца, характеризующие ипостаси первобытного человечества:

1. Адам — образ Отца: без (вещественной, тварной) причины, не рожден;

2. Сын Адама и Евы — образ Сына Божия: рожден;

3. Ева — образ Святого Духа: не рождена и не беспричинна, а по восприятию, по исхождению неизреченным образом приведена в бытие от сущности беспричинного Адама.

Заметим сразу, что некоторые смыслы образа Божия в человеке раскрывается не сразу, а постепенно и даже после грехопадения прародителей. Об этом мы будем рассуждать еще неоднократно.

Архимандрит Киприан (Керн) утверждает, что мысль о прикровенном начертании в трех ипостасях первобытного человечества образа Триипостасного Божества преп. Анастасий почерпнул у свт. Григория Нисского, и приводит в доказательство слова, в удивительной точности совпадающие с русским переводом преп. Анастасия: «Адам, не имеющий тварной причины и нерожденный, есть пример и образ не имеющего причины Бога Отца, Вседержителя и Причины всего; рожденный сын Адама предначертывает образ рожденного Сына и Слова Божия; а происшедшая от Адама (но не рожденная от него) Ева, знаменует исходящую Ипостась Святого Духа». Данное, явно ошибочное утверждение отца Киприана основано на неправильной атрибуции первого «Слова» Нисскому святителю.

Кстати, мысль преп. Анастасия исключает всякий намек на возможность учения об исхождении Святого Духа и от Сына (учения о «Filioque»). Ева получает свое бытие только от Адама, а их сына, который соотнесен с Сыном Божиим, еще не было на момент ее появления.

Образ Святого Духа в Еве св. Анастасий видит и в том, что ей, в отличие от Адама, не было вдунуто Богом дыхание жизни:

Поэтому Бог и не вдунул в Еву дыхание жизни (см. Быт. 2, 7), поскольку она есть изображение Святого Духа — дыхания и жизни… (I, 1, 5)

Это не значит, что в Еве не было души и образа Божия (в других смыслах, о чем речь пойдет позже). Душу с запечатленным в ней образом Божиим Ева получила, так как произошла от сущности Адама. Также и сын Адама и весь остальной человеческий род имеют образ и подобие Божие, так как единосущны Адаму.

Хотя преп. Анастасий и говорит о неизреченном способе происхождения Евы, но ясно, что он не аллегорически, а буквально понимает слова Писания о создании ее из ребра Адама (см. Быт. 2, 21–24). Ева произошла от сущности Адама, но не как сын, не путем рождения, а тем способом, который и описан Моисеем (по словам самого преподобного отца из «Путеводителя»: pleurogonneton — дословно, рожденная из ребра или из бока). Для нас этот способ кажется неизреченным, так как такое появление нового человека сейчас не происходит, в отличие от рождения. Касаясь жизни внутри Троицы, для нас непостижимы и неизреченны как исхождение Святого Духа, так и рождение Сына от Отца, хотя последнее и обозначается привычным термином. Известно только, что два эти способа — рождение и исхождение — различны. «Что есть исхождение? — вопрошает свт. Григорий Богослов в Слове 31 «О богословии пятое, О Святом Духе» и отвечает апофатически — Объясни ты мне нерожденность Отца, тогда и я отважусь естествословить о рождении Сына и об исхождении Духа, тогда, проникнув в тайны Божии, оба мы придем в изумление, — мы, которые не могут видеть у себя под ногами и исчислить песок морей и капли дождя и дни вечности (Сир. 1, 2), не только что вдаваться в глубины Божии и судить о естестве столь невысказанном и необъяснимом. Ты говоришь: Чего не достает Духу, чтоб быть Сыном. — Мы не говорим, чтоб чего-нибудь недоставало. Ибо в Боге нет недостатка. Но разность (скажу так) проявления или взаимного соотношения производит разность и их наименований … Это самое — быть нерожденным, рождаться и исходить, дает наименования, первое — Отцу, второе — Сыну, третье — Святому Духу».И в Слове 20 «О поставлении епископов и о догмате Святой Троицы» «Ты слышишь о рождении: не допытывайся знать, каков образ рождения. Слышишь, что Дух исходит от Отца: не любопытствуй знать, как исходит.Подобно Григорию Богослову свт. Григорий Нисский в творении «Против Евномия» замолкает пред таинством Троицы: «Дух соединен с Отцем в том отношении, что оба не созданы, отличается от Него тем, что не есть Отец, как Он; соединен с Сыноми в том же отношении, что оба имеют причину бытия от Бога всяческих; отличается же от Сына тем, что произошел от Отца иначе, нежели Единородный и чрез Сына явился».

…и поскольку ей надлежало, посредством Святого Духа воспринять Бога — подлинно сущее Дыхание и Жизнь всяческих. (I, 1, 5)

Здесь преподобный отец употребляет общераспространенный в святоотеческой письменности прообраз Пресвятой Богородицы, коим является Ева (параллельно Адаму — прообразу Христа). Именно Богородица подразумевается, когда говорится о том, что Еве надлежит в будущем принять, посредством Святого Духа, Бога.

Вследствие чего следует знать (и удивляться этому), что нерожденный Адам (а, равным образом, и исшедшая Ева) не имеет среди людей подобного нерожденного и беспричинного другого , поскольку они суть истинные изображения нерожденного Отца и Святого Духа (I, 1, 6).

Хотя люди единосущны друг другу, но по своим ипостасным свойствам Адам и Ева отличаются от всех остальных людей (об этом чуть ниже).

А рожденный сын имеет подобными ему братьями всех людей, также рожденных сынов, поскольку он есть по образу и по отпечатлительному подобию Христа, рожденного Сына, Который был Человеком «первородным между многими братиями» (Рим. 8, 29), не от семени . (I, 1, 7)

Здесь преп. Анастасий лишь касается той темы, которую будет раскрывать во второй части своего сочинения: человек как образ воплотившегося Слова, образ Христа. Хотя в контексте первого смысла — три единосущные ипостаси первобытного человечества есть образ единосущной Троицы — касаться воплощения Второго Лица Святой Троицы кажется излишним, несколько запутывающим смысл (что иногда характерно для св. Анастасия), но преподобный отец все же неожиданно предвосхищает тему своего второго Слова уже сейчас, в самом начале первого.

Все остальное человечество имеет одинаковое ипостасное свойство с сыном Адама и Евы — рожденность, все мы появляемся на свет посредством рождения от отца и матери. В этом мы все суть образы Сына Божия, Бога Слова. Но и не только, а образ воплотившегося Слова Божия, образ Христа. Таким образом, святой отец намекает на некую причину воплощения именно Второго Лица Троицы. Именно Бог Слово воплотился, и стал первородным между многими братиями (Рим. 8, 29), потому что все, начиная с сына Адама и Евы, — изображение именно Сына Божия, а не Отца или Святого Духа. Как Он рожден превечно от Отца, так и мы имеем эту ипостасную характеристику — рожденность.

Еще до воплощения Сын Божий имеет сродство с человечеством как Прообраз каждого рождающегося человека. Тем более Сын Божий стал родственен людям по воплощении. Преподобный отец говорит о цели воплощения: образовать семью (Церковь), в которой Христос как первородный Сын занимает первое место среди братьев — членов Церкви. Став братьями Христа Спасителя в более тесном смысле (после Его воплощения и своего вхождения в Церковь), христиане получают освящение, восстанавливают поврежденный образ и подобие Божие. Без воплощения, без того, чтобы Сын стал нашим братом, невозможно наше спасение. (Ср. Евр. 2, 11–18: Ибо и освящающий и освящаемые, все — от Единого; поэтому Он не стыдится называть их братиями… Посему Он должен был во всем уподобиться братиям, чтобы быть милостивым и верным первосвященником пред Богом, для умилостивления за грехи народа. Ибо как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь). Если же «по образу» следует толковать не так, то почему не произошли четыре, или две, или более ипостасей пращуров, обладающих взаимозаменяемыми ипостасными свойствами своими (я имею в виду — нерожденностью, рожденностью и исхождением), но их было три и они суть едины? (I, 1, 8)Таким образом, преподобный Анастасий делит все человечество на три (неравные) части. Все человечество (в том числе Адам и Ева) имеют единую сущность и поэтому составляют единый вид. Каждый человек — это отдельная ипостась. Но Адам и Ева имеют каждый свои ипостасные свойства — нерожденности, беспричинности (для Адама) и исходимости (для Евы), а третья часть составляет все остальное человечество — по единой ипостасной характеристике — рожденности. Стало быть, теперь ты разумеешь, что «по образу и по отпечатлительному подобию» как Троицу в Единице, в трех Ипостасях (I, 1, 8).

Итак, образ единосущной Троицы преп. Анастасий видит в создании трех единосущных людей, трех ипостасях первобытного человечества. Да и все остальное человечество есть образ Второй Ипостаси Троицы — Сына Божия, образ, ставший более близким и родственным Прообразу благодаря Его воплощению, рождению от Девы без мужеского семени.

Анастасий Синаит, преп. Избранные творения. (См.: прим. 1 на с. 39.) Святый Мефодий епископ и мученик, отец Церкви III-го века. Полное собрание его творений. / Пер. с греч. под ред. проф. СПбДА Евграфа Ловягина. Изд. 2-е. — СПб.: Издание книготорговца И.Л. Тузова, 1905. — С. 287. Святый Мефодий епископ и мученик, отец Церкви III-го века. Полное собрание его творений. (См.: прим. 2 на с. 285.) См.: Ловягин Е. Сведения о жизни и творениях святого священномученика Мефодия. // Святой Мефодий епископ и мученик, отец Церкви III-го века. Полное собрание его творений.— СПб.: Издание книготорговца И.Л. Тузова, 1905. — С. 20. Святый Мефодий епископ и мученик, отец Церкви III-го века. Полное собрание его творений. — С. 51–52. Киприан (Керн), архимандрит. Антропология св. Григория Паламы. / Предисловие А.И. Сидорова. — М.: Паломник, 1996. — С. 208. Киприан (Керн), архимандрит. Антропология св. Григория Паламы. — С. 157. Anastasii Sinaitae. Viae dux. — P. 272. Григорий Богослов, свт. Собрание творений: В 2 т. Т. . — Минск: Харвест, М.: АСТ, 2000. — С. 544. — (Классическая философская мысль) Григорий Богослов, свт. Собрание творений: В 2 т. Т. I. — С. 369. Цит. по: Макарий (Булгаков), митр. Московский и Коломенский. Православно-догматическое богословие: В 2 т. Т. I. / Репринт с изд. 1883 г. — М.: Паломник, 1999. — С. 315. Ср.: Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святаго. Иосиф же муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее. Но когда он помыслил это, — се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго; (Мф. 1, 18–20); Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим. (Лк. 1, 35)

Не три бога, а три самосознания в одном Боге

«Приступите ко Мне, слушайте это: Я и сначала говорил не тайно; с того времени, как это происходит, Я был там; и ныне послал Меня Господь Бог и Дух Его…» Исаия 48:16
Одним из столпов христианства является учение о Святой Троице.
Господь Бог открывает Себя людям, как Божественная Семья из Трёх Личностей. Бог учит о Себе, что Он один, и нет иного Бога, кроме Всевышнего. И в то же время Священное Писание учит об Отце Небесном, Сыне Божьем и Духе Святом.
Именно семья более всего отражает смысл Троицы Божества. Бог сотворил одного-единственного человека, Адама. Из плоти Адама произошла жена и его потомки. И в этом одно из основных подобий человека Богу. Весь род человеческий умещается в одном человеке – Адаме. Так и Бог. Все три личности Бога сочетаются в одну Божественную семью, являющуюся одним Богом. Признаками семьи являются семейные отношения: общение и любовь, семейная иерархия, родственность происхождения. Божественная Семья – это общение и любовь, коммуникация всех Трёх личностей между Собой.
Говоря о личности человека, мы подразумеваем наличие самоопределения и самовыражения человека в собственном бытии. Те же самые качества личности принадлежат духовным существам – ангелам и бесам. И, конечно же, качества личности относятся к Господу Богу. В отличие от сотворенных духовных существ, от человека, имеющего одну личность, в Боге их три. Каждая ипостась Бога имеет признаки личности. Признаками личности является самоопределение, самосознание, мышление, чувства, эмоции, действия, а, также, коммуникация с другими личностями.
Божественный Тандем открывается полным образом человечеству в историческом разрезе. Мы знаем из Ветхого Завета, что Бог открывался евреям, как Бог Отец, обещавший приход Сына – Христа, в Новом Завете мы видим исполнение обещания – приход Сына Божьего в мир, а после вознесения Христа мир получает сошествие Святого Духа, посланного после ухода Христа.
Каждая личность Троицы выполняет Свою роль в служении человечеству. Отец даёт обетование. Сын приходит исполнить обетование Отца и показать людям Отца, а после Пятидесятницы начавшаяся Эра Святого Духа служит созиданию церкви Христовой на Земле, в то время, как Сам Иисус Христос пребывает на Небесах, ожидая возвращения Духа Святого с набранной церковью в назначенный момент времени, названный Восхищением церкви и окончанием Благодати.
Образ Троицы, также, мы видим в крещении Иисуса Христа, названном Богоявлением. Отец говорил с Небес, указывая на Единородного Сына и на знамение Святого Духа, сходящего на Сына.
Троица.
Этого термина нет в Библии, но под ним подразумевается понятие единства трёх. Это: Мысль Бога, Слово Бога и Дух Бога. Бог Отец – это Разум Божий, Бог Сын – это Слово, выражающее мысль Бога, и Бог Дух Святой — это дыхание Бога, сопровождающее Слово. Разум первичен, Слово вторично и является выражением Разума, оно следует за Мыслью, и Дух сопровождает сказанное Слово, исполняя Его. Таким образом мы понимаем библейскую информацию, Бог Отец назван Безначальным, Сын Божий – от Начала Сущим, и Дух Божий посылается от Отца и через Сына, являясь Духом и Отца, и Сына. Таким образом, мы понимаем Иисуса, когда Он говорит, что Отец Его больше Него, и что Сын един с Отцом, и что Сын полностью подчинён воле Отца.
В этом разрезе мы понимаем, что означает, что Слово Божье творило мир по воле Отца в тандеме со Святым Духом. В книге Бытие говорится о сотворении мира, Бог говорит о Себе «Мы», употребляя множественное число. Творение человека: Бытие 1 глава 26-27 ст. «Сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему…И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божьему сотворил его».
В крещении Святым Духом к человеку приходит и творит в нём обитель Святая Троица: «и Мы придём к нему и обитель у него сотворим» Иоанна 14:23; «научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» Матф. 28:19.
Чем опасно отрицание Троицы.
Отрицание Святой Троицы, одной или двух личностей Божества, не допускает человека обратиться к Иисусу Христу, как к Спасителю души, и не допускает к Святому Духу соответственно, так как, Святой Дух подаётся Сыном. И тот, кто не приходит с поклонением к Сыну, не может получить от Него Духа, залога спасения души. Таким образом, человек не допускается до спасения души. Это промысел сатаны. Поэтому, идеи об отрицании Троицы в том или ином варианте – это всегда ереси, вдохновлённые бесовским миром.
Также, отрицание Божественных лиц Троицы не допускает человека и к Их прославлению. Такой человек не воздаёт и не может воздавать славу Богу, уподобляясь сатане. Бесовский князь и его легион ненавидят Бога и не воздают Ему славу!
«Слава Отцу, Сыну и Святому Духу!».
Святой Троице нужно воздавать славу, и делать это нужно обязательно и вслух. Прославляя Бога в Его Трёх Личностях, человек открывает на себя благословение Божье, тем самым, обретая благо своей душе. Место, на котором воздаётся слава Богу, всем трём личностям Бога, имени Иисуса Христа, через Которого мы имеем доступ к Богу, становится святым. Бесы не могут находиться в таком месте и немедленно его покидают. Для них невыносима хвала Богу. Поэтому, для того, чтобы освобождать территорию от духов злобы, нужно как можно чаще воздавать Богу славу и благодарность.
1 Паралип.23:30 «и чтобы становились каждое утро благодарить и славословить Господа, также и вечером»

Бог-Троица в трёх Ипостасях? Это не многобожие?

БОГ — Един, но существует в Трёх Ипостасях: БОГЕ-Отце, БОГЕ-Сыне и Святом ДУХЕ. Как это понять?
1. Попробуем найти аналогии Ипостасийности в человеке.
Итак, под Ипостасью понимается Лицо, Имя, Личностные Грани Целого, действующие по-разному, но имеющие одну природу и сущность.
Вот, смотрите, Вы – сын своего отца, но в то же время — отец своих детей, чей-то брат, муж (это родовые ипостаси), гражданин, потребитель, налогоплательщик, автор прозы и стихов (это — энергетийные, ролевые ипостаси).
Всё перечисленное — Ваши ипостаси, грани Вашей личности, и Вы проявляете лично себя и действуете в каждой своей ипостаси по-разному.
Вы – многоипостасны, но при этом не распались на множество людей, Ваши ипостаси – едины по своей природе, поскольку присущи одному и тому же человеку — Вам.
Аналогично рассмотрим БОГА – ТРОИЦУ, как родовые и сущностные Ипостаси: БОГ- Отец, Сын и Святой Дух.
В трактате «Против Евномия» Василий Великий определяет три ипостаси Бога как три разных «тропоса существования» (др.-греч.), то есть три разных «способа существования». Природа и сущность их одна – БОГ, а проявляют себя разные Ипостаси по-разному, но природа Их неизменна.
Они вместе — БОГ и каждая из Них – всё тот же БОГ, хотя Они отличаются и в способе существования в Троице, и в Своём проявлении в Тварном мире.
В то же время, ни одна Ипостась неотделима от других, и все взаимосвязаны, взаимопроникают друг в друга и всегда пребывают друг в друге.
Как Сын в Отце, а Отец в Сыне, так и Святой Дух – в Них, а Они – в Нём. (Ин.10,38). Ипостаси различны, но все Они по своей природе и сущности Одно – БОГ. (Ин.10,30).
Существуют и другие грани БОГА – Вседержитель, Творец, Любовь, Судья, Истина, Свет и др. В отличие от сущностных, родовых Ипостасей Троицы: Отец, Сын, Святой Дух, другие ипостаси – энергетийные, и проявляют себя только по отношению к Тварному миру.
Исключение – Любовь, она пребывает в БОГЕ, в Троице, но также изливается на Божественное Творение. Энергетийная ипостась «Божественная Любовь» является родовой, но не является сущностной и в Троицу, как сущность не входит.
Итак, Три сущностные Ипостаси – проявления Единого БОГА, Три Личности, разные по способу проявления и действия, но по природе и сущности Одно – БОГ.
БОГ Един, и нет иных Богов!
2. Троица. Тайна Троицы (митрополит Иларион (Алфеев) (В сокращении)
«Христиане веруют в Бога Троицу – Отца, Сына и Святого Духа. Троица – это не три бога, но один Бог в трех Испостасях, то есть в трех самостоятельных персональных (личностных) существованиях. Христианин приобщается к тайне Троицы не через рассудочное познание, а через покаяние, то есть всецелое изменение и обновление ума, сердца, чувств и всего нашего существа (греческое слово «покаяние» – metanoia – буквально означает «перемена ума»). Невозможно приобщиться к Троице, пока ум не сделается просветленным и преображенным.
Учение о Троице не является изобретением богословов – это богооткровенная истина. В момент Крещения Иисуса Христа Бог впервые со всей ясностью являет Себя миру как Единство в трех Лицах: «Когда же крестился весь народ, и Иисус, крестившись, молился – отверзлось небо, и Дух Святой сошел на Него в телесном виде, как голубь, и был голос с небес, говорящий: Ты Сын Мой возлюбленный, в Тебе Мое благоволение» (Лк.;3:21–22). Голос Отца слышен с небес, Сын стоит в водах Иордана, Дух сходит на Сына. Иисус Христос многократно говорил о Своем единстве с Отцом, о том, что Он послан в мир Отцом, называл Себя Сыном Его (Ин.;6–8). Он также обещал ученикам послать Духа Утешителя, Который от Отца исходит (Ин.;14:16–17;;15:26). Посылая учеников на проповедь, Он говорит им: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф.;28:19). Также и в писаниях апостолов говорится о Боге Троице: «Три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святой Дух, и сии Три Суть Едино» (1Ин.;5:7).
Только после пришествия Христа Бог открылся людям как Троица. Древние евреи свято хранили веру в единого Бога, и они были бы не способны понять идею троичности Божества, потому что такая идея воспринималась бы ими однозначно как троебожие. В эпоху, когда в мире безраздельно господствовал политеизм, тайна Троицы была сокрыта от человеческих взоров, она была как бы спрятана в самой глубинной сердцевине истины о единстве Божества.
Однако уже в Ветхом Завете мы встречаем некие намеки на множественность Лиц в Боге. Первый стих Библии – «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт.;1:1) – в еврейском тексте содержит слово «Бог» во множественном числе (Eloghim – букв. «Боги»), тогда как глагол «сотворил» стоит в единственном числе. Перед сотворением человека Бог говорит, как бы советуясь с кем-то: «Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему» (Быт.;1:26). С кем может Он советоваться, если не с Самим Собой? С ангелами? Но человек создан не по образу ангелов, а «по образу Божию» (Быт.;1:27). Древнехристианские толкователи утверждали, что здесь речь идет о совещании между Собою Лиц Святой Троицы. Точно так же, когда Адам вкусил от древа познания добра и зла, Бог говорит Сам с Собой: «Вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло» (Быт.;3:22). И в момент сооружения вавилонской башни Господь говорит: «Сойдем и смешаем язык их, так чтобы один не понимал речи другого» (Быт.;11:7).
Некоторые эпизоды Ветхого Завета рассматриваются в христианской традиции как символизирующие троичность Божества. Аврааму является Господь у дубравы Мамре. «Он возвел очи свои и взглянул, и вот три мужа стоят против него. Увидев, он побежал навстречу им от входа в шатер и поклонился до земли, и сказал: Владыка! Если я обрел благоволение перед очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего… а я принесу хлеба, и вы подкрепите сердца ваши, потом пойдите, так как вы идете мимо раба вашего… И сказали ему: где Сарра, жена твоя? Он отвечал: здесь, в шатре. И сказал один из них: Я опять буду у тебя в это же время, и будет сын у Сарры» (Быт.;18:2–3,;5,;9–10). Авраам встречает Трех, а поклоняется Одному. Ты ­­ Вы, пройди ­­ идите, сказал ­­ сказали, 1 ­­ 3…
Пророк Исаия описывает свое видение Господа, вокруг Которого стояли Серафимы, взывая «Свят, свят, свят Господь Саваоф». Господь говорит: «Кого Мне послать? И кто пойдет для Нас?» На что пророк отвечает: «Вот я, пошли меня» (Ис.;6:1–8). Опять равенство между «Мне» и «Нас». В Ветхом Завете, кроме того, много пророчеств, говорящих о равенстве Сына Мессии и Бога Отца, например: «Господь сказал Мне: Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя» (Пс.;2:7) или «Сказал Господь Господу моему: сиди одесную Меня… Из чрева прежде денницы родил Тебя» (Пс.;109:1,;3).
Приведенные библейские тексты, однако, лишь предуказывают тайну Троицы, но не говорят о ней прямо. Эта тайна остается под покрывалом, которое, по апостолу Павлу, снимается только Христом (ср. 2Кор.;3:15–16).
Христиане с первых дней существования Церкви верили в Отца, Сына и Святого Духа, основываясь на словах Христа и свидетельствах Писания. Однако понадобилось несколько столетий, чтобы учение о Троице было облечено в точные богословские формулировки. Выработать соответствующую терминологию было необходимо, во-первых, для того, чтобы опровергать возникавшие ереси, и, во-вторых, чтобы о Троице можно было говорить людям, воспитанным на традициях античной философии».
3. Учение о Божественных Ипостасях БОГА-ТРОИЦЫ в Православии.
«Ипоста;сь – (от греч. (ипостасис) ипостась) – 1) богословский термин, обозначающий конкретное лицо, индивидуум, предмет, в котором действительным и конкретным образом осуществляется сущность; 2) основа, осуществление (Евр.11:1).
Понятие «ипостась» в обиходном языке означало просто существование. Попадая в философию, оно стало принимать значение индивидуального бытия. Смысл этого понятия был преобразован православным богословием Великих Каппадокийцев: св. Василия Великого, св. Григория Богослова и св. Григория Нисского.
Прежде всего, Великие Каппадокийцы последовательно разграничили смысл понятий «сущность» (природа, естество) и «ипостась». Следуя их пониманию, различие между сущностью и ипостасью есть различие между общим и особенным (частным).
«Во Св. Троице иное есть общее, а иное особенное: общее приписывается существу, а ипостась означает особенность каждого Лица», – учит св. Василий Великий. «Первое, – говорит также св. Григорий Богослов, – означает природу Божества, а последнее – личные свойства Трех». Св. Григорий Нисский разъяснял, что три Ипостаси относятся к отличному в Боге, а Бог есть имя единой и неразличимой сущности.
Отождествив Лицо и Ипостась, Великие Каппадокийцы ввели новое понятие – «личность», которого не знал языческий мир. Следуя их мысли, личность не является частью сущности или природы, не сводится к природному бытию, не мыслится в природных категориях.
Божественные Лица, по словам ученика Великих Каппадокийцев свт. Амфилохия Иконийского, есть способ бытия Божественной природы. Это значит, что единый Бог христианства не является безличной сущностью философских спекуляций, не есть абстракция, лишенная живого личного отношения к человеку. Он имеет конкретное Личное (Ипостасное) существование, Его природа существует лично, она – живое личное бытие. При этом личное существование создавшего мир Бога превышает человеческий разум. Человеческий разум тварен, а создавший его Бог бесконечно превосходит тварное естество, раскрываясь человеку в непостижимом единстве нераздельных Божественных Лиц Троицы, Которая есть Начало всего, Творец мира.» (https://azbyka.ru/ipostas)
4. Но, как и чем, какими проявлениями отличаются Божественные Ипостаси?
«Все три Лица Пресвятой Троицы отличаются личными (ипостасными) свойствами, которые несообщимы Друг Другу, принадлежат исключительно Божественному Лицу Отца, Сына или Святого Духа.
Свойство Ипостаси Отца – нерожденность. Свойство Ипостаси Сына – рожденность. Свойство Ипостаси Святого Духа – исхождение.
«Нерождаемость, рождение и исхождение – только этими ипостасными свойствами и различаются между собой три Святые Ипостаси, нераздельно различаемые не по сущности, а по отличительному свойству каждой ипостаси», – говорит св. Иоанн Дамаскин.
В порядке Божественных Лиц Ипостась Отца занимает первое место (Мф. 28:19), поскольку Он является единением и связью для Лиц Пресвятой Троицы, рождает Сына (Ин. 5:26, Пс.2:7, Пс.109:3) и производит Святого Духа (Ин. 15:26, 1Кор. 2:12).
«Естество в Трех, единое – учит св. Григорий Богослов, – Бог, единение же – Отец, из которого Другие, и к которому Они возводятся, не сливаясь, а сопребывая с Ним». Такое учение получило в Церкви наименование монархии (единоначалия) Ипостаси Отца.
Возводя Сына и Святого Духа к единому Виновнику, православное богословие учит, что Ипостась Отца как совершенное Начало рождает и производит столь же совершенную Божественную реальность, равночестные с Собой Следствия (В. Н. Лосский). Рождая Сына и изводя Святого Духа, Отец сообщает Им Свою единую природу (сущность) в равной степени, но чрез разные формы рождения и исхождения.
«Все, что имеет Отец, имеет и Сын, и Дух, кроме нерожденности, которая означает не различие по сущности, или в достоинстве, а образ бытия», – учит св. Иоанн Дамаскин. Отец рождает Сына и изводит Святого Духа от вечности, совершенно духовно и непостижимо для тварного бытия.
Рождаясь от Ипостаси Отца, Сын рождается из Его существа, по слову св. Иоанна Дамаскина, из сущности рождаемого. Ни Божественная Ипостась единородного Сына Божьего (Ин. 3:16, 18; 1:14), ни Божественная Ипостась Отца не умаляются рождением Сына: «Совершен Родивший, совершенно Рожденное. Родивший Бог, Бог и Рожденный» (св. Кирилл Иерусалимский). Рождение Сына есть рождение вечное и неразлучное. Оно никогда не начиналось и не заканчивалось, не означает отделения Сына от Отца. Нераздельно и неразлучно рожденный Сын всегда существует (Ин. 1:18) и пребывает в Отце (Ин. 10:38).
Исхождение Святого Духа от Отца (Ин. 15:26) есть вечное и ипостасное исхождение. В изведении Святого Духа Отец «сопривнес от Себя все силы, какие в Нем» (св. Василий Великий). Исходя от Отца, Святой Дух, по слову св. Василия Великого, во всем неотлучен и неотделим от Него. Посредством исхождения от Отца Святой Дух является «собственным» Духом Сына. Он собственен Ему по существу, единосущен Ему через Ипостась Отчую. Ипостасные отношения Сына и Духа явлены опосредованно, чрез Ипостась Отца. Ипостаси Сына и Духа не имеют непосредственного ипостасного отношения.
«Отец – Родитель и Изводитель, рождающий и изводящий бесстрастно, вне времени, и безтелесно; Сын – рожденное; Дух – изведенное, – учит св. Григорий Богослов. – Не выходя из данных нам пределов, вводим Нерожденного, Рожденного и от Отца Исходящего, как говорит в одном месте сам Бог – Слово» (Ин. 15:26)». (https://azbyka.ru/ipostasnye-svojstva )
Читателю могут быть интересны статьи разных богословов о Троице и Ипостасях на сайте «Азбука веры». Успехов в познании Истины!

Святая Троица в Православной Церкви

Святая Троица — богословский термин, отражающий христианское учение о Триипостасности Бога. Это одно из важнейших понятий православия.

Аналогии Пресвятой Троицы в мире

Святые отцы, для того, чтобы как-то приблизить учение о Пресвятой Троице к восприятию человека, пользовались различного рода аналогиями, заимствованными из мира тварного.
Например, солнце и исходящие от него свет и тепло. Источник воды, происходящий из него ключ, и, собственно, поток или река. Некоторые усматривают аналогию в устроении человеческого ума (святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты): «Наш ум, слово и дух, по единовременности своего начала и по своим взаимным отношениям, служат образом Отца, Сына и Святого Духа».
Однако все эти аналогии являются весьма несовершенными. Если возьмем первую аналогию – солнце, исходящие лучи и тепло, – то эта аналогия предполагает некоторый временный процесс. Если мы возьмем вторую аналогию – источник воды, ключ и поток, то они различаются лишь в нашем представлении, а в действительности это единая водная стихия. Что касается аналогии, связанной со способностями человеческого ума, то она может быть аналогией лишь образа Откровения Пресвятой Троицы в мире, но никак не внутритроичного бытия. К тому же все эти аналогии ставят единство выше троичности.
Святитель Василий Великий самой совершенной из аналогий, заимствованных из тварного мира, считал радугу, потому что «один и тот же свет и непрерывен в самом себе и многоцветен». «И в многоцветности открывается единый лик – нет середины и перехода между цветами. Не видно, где разграничиваются лучи. Ясно видим различие, но не можем измерить расстояний. И в совокупности многоцветные лучи образуют единый белый. Единая сущность открывается во многоцветном сиянии».
Недостатком этой аналогии является то, что цвета спектра не есть самостоятельные личности. В целом для святоотеческого богословия характерно весьма настороженное отношение к аналогиям.
Примером такого отношения может служить 31-е Слово святителя Григория Богослова: «Наконец, заключил я, что всего лучше отступиться от всех образов и теней, как обманчивых и далеко не достигающих до истины, держаться же образа мыслей более благочестивого, остановившись на немногих речениях».
Иначе говоря, нет образов для представления в нашем уме этого догмата; все образы, заимствованные из тварного мира, являются весьма несовершенными.

В то, что Бог есть един по существу, но троичен в лицах, христиане верили всегда, но само догматическое учение о Пресвятой Троице создавалось постепенно, обычно в связи с возникновением различного рода еретических заблуждений. Учение о Троице в христианстве всегда было связано с учением о Христе, с учением о Боговоплощении. Тринитарные ереси, тринитарные споры имели под собой христологическое основание.

В самом деле, учение о Троице стало возможным благодаря Боговоплощению. Как говорится в тропаре Богоявления, во Христе «Троическое явися поклонение». Учение о Христе «для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие» (1 Кор. 1, 23). Также и учение о Троице есть камень преткновения и для «строгого» иудейского монотеизма и для эллинского политеизма. Поэтому все попытки рассудочно осмыслить тайну Пресвятой Троицы приводили к заблуждениям либо иудейского, либо эллинского характера. Первые растворяли Лица Троицы в единой природе, например, савеллиане, а другие сводили Троицу к трем неравным существам (ариане).
Осуждение арианства произошло в 325 году на Первом Вселенском Соборе с Никее. Основным деянием этого Собора было составление Никейского Символа Веры, в который были внесены небиблейские термины, среди которых особую роль в тринитарных спорах IV столетия сыграл термин «омоусиос» — «единосущный».
Чтобы раскрыть подлинный смысл термина «омоусиос» понадобились огромные усилия великих Каппадокийцев: Василия Великого, Григория Богослова и Григория Нисского.
Великие Каппадокийцы, в первую очередь, Василий Великий, строго разграничили понятия «сущности» и «ипостаси». Василий Великий определил различие между «сущностью» и, «ипостасью» как между общим и частным.
Согласно учению Каппадокийцев сущность Божества и отличительные ее свойства, т. е. неначинаемость бытия и Божеское достоинство принадлежат одинаково всем трем ипостасям. Отец, Сын и Святой Дух суть проявления ее в Лицах, из которых каждое обладает всей полнотой божественной сущности и находится в неразрывном единстве с ней. Отличаются же Ипостаси между собой только личными (ипостасными) свойствами.
Кроме того, Каппадокийцы фактически отождествили (прежде всего два Григория: Назианзин и Нисский) понятие «ипостась» и «лицо». «Лицо» в богословии и философии того времени являлось термином, принадлежавшим не к онтологическому, а к описательному плану, т. е. лицом могли называть маску актера или юридическую роль, которую выполнял человек.
Отождествив «лицо» и «ипостась» в троичном богословии, Каппадокийцы тем самым перенесли этот термин из плана описательного в план онтологический. Следствием этого отождествления явилось, по существу, возникновение нового понятия, которого не знал античный мир: этот термин — «личность». Каппадокийцам удалось примирить абстрактность греческой философской мысли с библейской идеей личного Божества.
Главное в этом учении то, что личность не является частью природы и не может мыслиться в категориях природы. Каппадокийцы и их непосредственный ученик свт. Амфилохий Ико- нийский называли Божественные ипостаси «способами бытия» Божественной природы. Согласно их учению, личность есть ипостась бытия, которая свободно ипостазирует свою природу. Таким образом, личностное существо в своих конкретных проявлениях не предопределено сущностью, которая придана ему извне, поэтому Бог не есть сущность, которая предшествовала бы Лицам. Когда мы называем Бога абсолютной Личностью, мы тем самым хотим выразить ту мысль, что Бог не определяется никакой ни внешней, ни внутренней необходимостью, что Он абсолютно свободен по отношению к Своему собственному бытию, всегда является таким, каким желает быть и всегда действует так, как того хочет, т. е. свободно ипостазирует Свою триединую природу.

Указания на троичность (множественность) Лиц в Боге в Ветхом и Новом Завете

В Ветхом Завете имеется достаточное количество указаний на троичность Лиц, а также прикровенные указания на множественность лиц в Боге без указания конкретного числа.
Об этой множественности говорится уже в первом стихе Библии (Быт. 1, 1): «Вначале сотворил Бог небо и землю». Глагол «бара» (сотворил) стоит в единственном числе, а существительное «элогим» – во множественном, что буквально означает «боги».
Быт. 1, 26: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему». Слово «сотворим» стоит во множественном числе. То же самое Быт. 3, 22: «И сказал Бог: вот Адам стал как один из Нас, зная добро и зло». «Из Нас» – тоже множественное число.
Быт. 11, 6 – 7, где речь о Вавилонском столпотворении: «И сказал Господь: …сойдем же и смешаем там язык их», слово «сойдем» – во множественном числе. Святитель Василий Великий в Шестодневе (Беседа 9), следующим образом комментирует эти слова: «Подлинно странное пустословие – утверждать, что кто-нибудь сидит и сам себе, приказывает, сам над собою надзирает, сам себя понуждает властительно и настоятельно. Второе – это указание собственно на три Лица, но без наименования лиц и без их различения».
XVIII глава книги «Бытия», явление трех Ангелов Аврааму. В начале главы говорится, что Аврааму явился Бог, в еврейском тексте стоит «Иегова». Авраам, вышедши навстречу трем странникам, кланяется Им и обращается к Ним со словом «Адонаи», буквально «Господь», в единственном числе.
В святоотеческой эгзегезе встречается два толкования этого места. Первое: явился Сын Божий, Второе Лицо Пресвятой Троицы, в сопровождении двух ангелов. Такое толкование мы встречаем у мч. Иустина Философа, у святителя Илария Пиктавийского, у святителя Иоанна Златоустого, у блаженного Феодорита Киррского.
Однако большинство отцов – святители Афанасий Александрийский, Василий Великий, Амвросий Медиоланский, блаженный Августин, – считают, что это явление Пресвятой Троицы, первое откровение человеку о Триединстве Божества.
Именно второе мнение было принято православным Преданием и нашло свое воплощение, во-первых, в гимнографии, где говорится об этом событии именно как о явлении Триединого Бога, и в иконографии (известная икона «Троица ветхозаветная»).
Блаженный Августин («О граде Божием», кн. 26) пишет: «Авраам встречает трех, поклоняется единому. Узрев трех он уразумел таинство Троицы, а поклонившись как бы единому – исповедал Единого Бога в Трех лицах».
Указание на троичность Бога в Новом Завете — это прежде всего Крещение Господа Иисуса Христа в Иордане от Иоанна, которое получило в Церковном Предании наименование Богоявления. Это событие явилось первым явным Откровением человечеству о Троичности Божества.
Далее, заповедь о крещении, которую дает Господь Своим ученикам по Воскресении (Мф. 28, 19): «Идите и научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа». Здесь слово «имя» стоит в единственном числе, хотя относится оно не только к Отцу, но и к Отцу, и Сыну, и Святому Духу вместе. Святитель Амвросий Медиоланский следующим образом комментирует этот стих: «Сказал Господь «во имя», а не «во имена», потому что один Бог, не многие имена, потому что не два Бога и не три Бога».
2 Кор. 13, 13: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святого Духа со всеми вами». Этим выражением апостол Павел подчеркивает личностность Сына и Духа, которые подают дарования наравне с Отцом.
1, Ин. 5, 7: «Три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино». Это место из послания апостола и евангелиста Иоанна является спорным, поскольку в древнегреческих рукописях этот стих отсутствует.
Пролог Евангелия от Иоанна (Ин. 1, 1): «Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Под Богом здесь понимается Отец, а Словом именуется Сын, т. е. Сын был вечно с Отцом и вечно был Богом.
Преображение Господне есть также Откровение о Пресвятой Троице. Вот как комментирует это событие евангельской истории В.Н.Лосский: «Поэтому и празднуется так торжественно Богоявление и Преображение. Мы празднуем Откровение Пресвятой Троицы, ибо слышен был голос Отца и присутствовал Святый Дух. В первом случае под видом голубя, во втором – как сияющее облако, осенившее апостолов».

Согласно церковному учению, Ипостаси суть Личности, а не безличные силы. При этом Ипостаси обладают единой природой. Естественно встает вопрос, каким образом их различать?
Все божественные свойства относятся к общей природе, они свойственны всем трем Ипостасям и поэтому сами по себе различия Божественных Лиц выразить не могут. Невозможно дать абсолютное определение каждой Ипостаси, воспользовавшись одним из Божественных имен.
Одна из особенностей личностного бытия состоит в том, что личность уникальна и неповторима, а следовательно, она не поддается определению, ее нельзя подвести под некое понятие, поскольку понятие всегда обобщает; невозможно привести к общему знаменателю. Поэтому личность может быть воспринята только через свое отношение к другим личностям.
Именно это мы видим в Священном Писании, где представление о Божественных Лицах основано на отношениях, которые между ними существуют.
Примерно начиная с конца IV века можно говорить об общепринятой терминологии, согласно которой ипостасные свойства выражаются следующими терминами: у Отца – нерожденность, у Сына – рожденность (от Отца), и исхождение (от Отца) у Святого Духа. Личные свойства суть свойства несообщимые, вечно остающиеся неизменными, исключительно принадлежащие тому или другому из Божественных Лиц. Благодаря этим свойствам Лица различаются друг от друга, и мы познаем их как особые Ипостаси.
При этом, различая в Боге три Ипостаси, мы исповедуем Троицу единосущной и нераздельной. Единосущие означает, что Отец, Сын и Святой Дух суть три самостоятельных Божественных Лица, обладающие всеми божественными совершенствами, но это не три особые отдельные существа, не три Бога, а Единый Бог. Они имеют единое и нераздельное Божеское естество. Каждое из Лиц Троицы обладает божественным естеством в совершенстве и всецело.

Вы прочитали статью Святая Троица — учение Православной Церкви, обратите внимание на другие материалы:

Владимирская икона Божией Матери

Казанская икона Божией Матери

Икона Богоматери «О тебе радуется»

Иерусалимская икона Божией Матери

Тихвинская икона Божией Матери

Икона Божьей Матери «Нечаянная радость»

Иверская икона Божией Матери

Икона Божией Матери «Неопалимая купина»

Что такое молитва?

Молитвы от пьянства и наркомании

Молитвы от сглаза и порчи: существуют ли они?

Молитвы к Богородице

Акафист преподобному Серафиму Саровскому

Молитва Спиридону Тримифунтскому

Словарь Правмира — Святая Троица