Жизнь за други своя

Видно, так было угодно Господу

Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя (Ин. 15, 13)… На Страстной, перед Распятием и плащаницей, эти слова звучат по-особенному. Много ли среди нас таких самоотверженных людей, готовых положить жизнь за другого — может быть, даже незнакомого — человека?..

В поселке Увек, на окраине Саратова, 9 марта 2018 года произошла история, о которой написали в рубрике «Происшествия» многие местные СМИ. Девятилетняя девочка, упавшая в открытый люк, была спасена местным жителем Алексеем Юрьевичем Мельничуком. Нашему корреспонденту удалось встретиться с этим человеком — прихожанином одного из храмов нашей епархии — и из первых уст узнать о том, что он чувствовал в тот момент, когда прыгнул за ребенком в коллектор, заполненный ледяной водой, глубиной около семи метров.

На интервью Алексей Мельничук приехал с двумя младшими детьми и супругой Любовью. Рассказал, что воспитывает троих детей, работает мастером в локомотивном депо «Саратов». В 2014 году он вступил в ряды казаков Особого саратовского казачьего округа «Всевеликое Войско Донское». Предки Алексея — настоящие запорожские казаки. А веру в Бога он, что называется, впитал с молоком матери.

— Мои родители — верующие, поэтому так сложилось, что в Церкви я пребываю с самого рождения, — предвосхищает он наш вопрос. — Считаю, что Господь устраивает для нас все так, как нам будет лучше. Все, что у меня сейчас есть в жизни, — это Божия воля и Его попечение.

В этой семье принято читать детям вслух православные книги, смотреть вместе передачи на телеканале «Союз», посещать богослужения в Вознесенско-Пантелеимоновском храме села Усть-Курдюм, где служит протоиерей Владимир Пархоменко. Мельничуки живут в Увеке, но на церковные службы привычно ездят через весь город к отцу Владимиру.

О том самом памятном происшествии Алексей рассказывает с волнением — видно, что еще не до конца оправился от переживаний. И кончиков пальцев на руках он тоже до сих пор не чувствует.

В тот день мужчина вышел из дома на улицу и вскоре услышал громкий крик. Вдалеке он увидел женщину. Она кричала: «Помогите, в колодец упал ребенок!».

— Я подбежал к месту происшествия, и первая моя мысль была: «Жив ли ребенок?» — вспоминает герой. — Крикнул: «Ты там?» — и услышал голос девочки: «Да!». Я попросил ее немного потерпеть и сказал, что сейчас прыгну к ней. Уже сейчас я понимаю, что это произошло как будто на автомате, других мыслей в этот момент у меня не было. Видно, так было угодно Господу, и я уверен, что это Господь управлял всей ситуацией и мной в том числе.

Затем мужчина прыгнул вниз и поплыл к девочке. Она все это время держалась за железную трубу, до которой ей пришлось проплыть около шести метров. Уже там, внизу, стало понятно, что это большой и глубокий подземный резервуар. По сообщениям прессы, люк сооружения, построенного для железнодорожных нужд, прежде закрывал сверху металлический лист, но его кто-то украл. И младшеклассница Алина, игравшая вместе с подружками на улице, внезапно угодила в черную дыру.

Подплыв к девочке, Алексей стал успокаивать ее, подбадривать. В это время к месту происшествия подоспели отец Алины и отец Алексея. Они принесли лестницу, опустили ее в люк. Мельничук подплыл с девочкой к лестнице и помог ей взобраться. Сам он, от перенапряжения и бессилия, уже не смог подняться наверх без посторонней помощи. Тогда отец девочки, Андрей Михайлович Дворецкий, спустился по лестнице в коллектор, прыгнул в воду и помог герою выбраться наружу.

То, что происходило дальше, Алексей помнит смутно. Родители девочки помогли ему дойти до дома, оказали первую медицинскую помощь.

— Алина вообще молодчина, — говорит наш собеседник. — Она мне потом рассказывала, что, оказавшись в воде и найдя опору, первым делом сняла с себя сапожки, чтобы они не тянули ее ко дну. Об этой мере предосторожности ей рассказывали в школе. В этом коллекторе у меня были такие ощущения, каких врагу не пожелаешь. Мне, взрослому мужчине, до сих пор страшно при одной мысли об этом колодце. А что можно говорить о ребенке? Но она не растерялась!

То, что девочка чудом осталась жива, Алексей считает Божиим Промыслом. Он видит в этом едва не обернувшемся трагедией случае много неслучайных деталей. К примеру, то, что у люка своевременно оказалась мама Алины, которая и кричала ему о помощи. Или то, что он, прыгая вниз, не разбился, хотя не представлял себе, куда прыгает, и вполне мог получить травму, несовместимую с жизнью.

В повседневной жизни мы, православные христиане, не всегда решаемся войти в святой источник, осознавая, насколько холодная в нем вода. Алексей провел в таких температурных условиях треть часа, а Алина — и того больше. При этом у мужчины еще до погружения в ледяную воду была высокая температура, организм был очень ослабленным. Но уже спустя совсем недолгое время он вновь живет обычной жизнью и беседует с нами — что это, если не чудо?..

— Спасибо Господу, что даровал мне силы вытащить ребенка из воды, — подводит герой итог нашему разговору. — У меня только одни мысли в голове были: лишь бы ее не выпустить, лишь бы ее спасти и не потерять. Уже когда помог ей взобраться на лестницу, начал отходить от этого состояния и задумался о себе. Вспомнил своих детей, супругу…

Коллектор после произошедшего заварили, но помимо него есть другие, в которые также может упасть любой человек. Вместе с местными жителями Алексей планирует исправить эту ситуацию в поселке. По его словам, подобные инциденты с открытыми люками необходимо предотвращать, не дожидаясь трагедий.

Все время, пока мы беседовали, младшие дети обнимали отца, держали за руку. Глава семейства говорит, что детей и так не отпускал от себя, а теперь вообще ни на шаг отпускать не хочется.

Семья Мельничук с семьей девочки до происшествия знакомы не были — живут на разных улицах, да и переехали родители Алины в поселок только в прошлом году. Но теперь они поддерживают дружеские взаимоотношения, пережитое их сблизило.

К сожалению, в наше время мы довольно часто встречаемся с людским безразличием. Ведь гораздо проще и удобней пройти мимо чужой беды, а современный мир тяготеет к тому, что просто и удобно. Но даже человек, живущий самой обычной жизнью, способен на самом деле на очень многое — на бескорыстность, на жертвенность, на то, чтобы забыть о себе ради спасения ближнего. Особенно если человек живет с Богом, если он стремится быть христианином, то есть в каждый день и час своей жизни поступать так, как заповедал Христос.

Не всем дано бывает рискнуть жизнью или отдать жизнь ради другого — это действительно Божий Промысл. Но иногда, чтобы совершить маленький подвиг ради другого человека, нужно потерпеть что-то гораздо меньшее. И такие возможности Господь каждому из нас дает. И человек, который испытывает трепетную, настоящую любовь ко Христу, для которого люди не подразделяются на «чужих» и «своих», непременно ими воспользуется. Ведь это и есть та настоящая любовь к ближнему, о которой говорит нам Евангелие.

Фото автора и из архива Андрея Дворецкого

Газета «Православная вера» № 07 (603)

«За други своя»

Нет больше той любви, если кто душу свою положит за други своя.

Ин. 15,13

Всех нас озаряет свыше небесный Полководец…

Н.В. Гоголь

Промыслом Божиим нам уготовано жить в удивительное и трудное время — время болезненных перемен в общественно — политической жизни страны, время мучительных поисков идеологических ориентиров, время утверждения утраченного в значительной мере национального самосознания.

Обращение к нашим духовным корням поможет нам сегодня обрести почву под ногами, восстановить нравственный стержень нашего народа, поможет нам вернуться на свою стезю на путях истории. В этом контексте необычайно важен для нас духовный потенциал русской классической литературы и особенно творческое наследие Николая Васильевича Гоголя.

Гениальный художник, изумительный мастер слова, он был и христианским мыслителем, и учителем нравственности, «пророком православной культуры», как называет его протоиерей В. Зеньковский.

Гоголь долгое время оставался «неизвестным», не открытым в полной мере не только широкому кругу читателей, но и многочисленным исследователям его творчества, которые в силу идеологических ограничений печально известных времен просто не способны были осмыслить ни судьбу писателя, ни его зрелую прозу. Оценить значение Гоголя для России и для каждого русского человека может только глубокий знаток как творчества писателя, так и святоотеческой литературы — и непременно находящийся в лоне Православной церкви, так как сам Николай Васильевич «всегда, с детства, был православен, обращен к Богу настолько, насколько вмещала душа его Господа, насколько это вообще было возможно в миру…»(2,3)

Художественное наследие Гоголя уникально по своему масштабу, многогранности, жанровому разнообразию. «Тарас Бульба» — одно из самых удивительных произведений не только отечественной, но и мировой литературы, не случайно современник писателя К.С. Аксаков ставил имя Гоголя в один ряд с именами Гомера и Шекспира, отмечая присущую ему «всесторонность, истину и …полноту жизни»(3,129), отраженную в его творениях. Сам Николай Васильевич, всегда строго оценивающий все, что выходило из-под его пера, считал этот труд одной из вершин своего творчества.

Эта книга пользовалась большой популярностью не только в России, но и за рубежом: в начале прошлого столетия её увлеченно читали дети в школах Франции, предпочитая её таким шедеврам, как «Айвенго», «Робинзон Крузо», «Дон-Кихот». В настоящее время повесть включена в обязательный перечень книг для изучения в школах Министерством образования Испании. В России в начале XX века устраивались публичные чтения «Тараса Бульбы» в сопровождении духовных бесед священников Православной Церкви…

Что же так привлекает в этом произведении заботящихся о достойном воспитании юных граждан своей страны и чем объяснить столь высокую популярность «Тараса Бульбы» во всем мире?

1. Духовные основы подвига в повести «Тарас Бульба»

1.1. «За други своя». Понятие о духовном родстве.

Несомненно, это произведение несет в себе великую национальную идею защиты своего Отечества, жертвенного служения своему долгу, незабываемый колорит изображаемой эпохи, мастерски выписанные характеры защитников своей Веры, истинных богатырей духа — истинные признаки народной эпопеи.

Десять лет упорной, тщательной работы над повестью, начатой в 1833 году, с изучением исторических источников, летописей Запорожской Сечи, народных преданий, дум, песен, увенчались необычайным творческим успехом. Гоголю удалось воссоздать, по выражению В.Г. Белинского, «духовный образ» эпохи.

«Тарас Бульба» — это гимн любви к Богу, к ближнему, к Отечеству. Жертвенный подвиг Запорожского братства определяется исполнением заповеди Спасителя о любви к братьям: «Больше сия любве никто же имать, да кто душу свою положит за други своя» (Ин 15,13). «Много ли самоотверженных людей, которые … осуществляют эти … слова? Такие люди редкими … единицами стоят в истории человечества… А между тем, запорожцы целыми тысячами осуществляли … слова Божественного Учителя», — писал К.С. Хоцянов в своей работе «Опыт разбора повести «Тарас Бульба», опубликованной в 1883 году .

Кто были эти люди, которые так самоотверженно шли за Христом, исполняя Его волю? «Дикий горец, ограбленный россиянин, убежавший от деспотизма панов польский холоп, даже беглец исламизма — татарин …положили начало этому огромному обществу… уже в начале имевшему одну главную цель — воевать с неверными и сохранять чистоту религии своей», — писал Гоголь в статье «Взгляд на составление Малороссии» в 1834 году .

И.А. Виноградов в работу «Узы небесного братства» пишет, что рассуждения Гоголя о возникновении «казацкого братства» несут в себе «…несомненные ветхозаветные реминисценции — от истории царя Давида: И собрались к нему все притесненные, и все должники, и все огорченные душой, и сделался он начальником; и было с ним около четырехсот человек» (1 Цар. 22,2) — до истории Маккавеев: «Тогда снидоша мнози ищуще суда и правды в пустыню» (1 Мак. 2,29) .

Для запорожцев, породнившихся «по душе, а не по крови», Сечь — духовная родина, здесь они получают то духовное утешение, ту святую радость, которые и составляют суть их бытия и служения. Эта радость не исчезает, не умирает, «ибо проистекает у запорожцев непосредственно из принятого ими на себя подвига» . Такое состояние души христолюбивых воинов объясняет на страницах своих сочинения архиепископ Херсонский Иннокентий: «Ибо о чем же человеку более радоваться на земле, как не о том, что к нему близко небо, что в нем и его жизни исполняются требования Евангелия, что он идет тем драгоценным путем, который, по уверению Спасителя, ведет прямо к царствию» .

1.2. О святости долга и жертвенной любви к ближнему.

Главная цель казачества — защита Веры христианской от всякого врага и супостата: «Поднялась вся нация, ибо переполнилось терпение народа. Поднялась отомстить за посмеяние прав своих, за позорное унижение своих нравов, за оскорбление веры предков и святого обычая, за посрамление церквей, за бесчинство чужеземных панов…» .

Исследователь творчества Гоголя В.А. Воропаев, тщательно изучая черновые работы Гоголя, включая выписки разного рода, в том числе церковные, писал: «В отношении «Тараса Бульбы» выписки позволяют проследить за мыслью Гоголя о важном вопросе: разрешает ли церковь убивать людей на поле брани. Среди них есть такая: «Не позволительно убивать, но убивать врагов на поле брани и законно, и похвалы достойно»» .

Позднее в одной из статей «Выбранных мест из переписки с друзьями», адресованной графу А.П. Толстому, Гоголь пишет: «Вспомните, что когда приходила беда …тогда из монастырей выходили монахи и становились в одни ряды с другими… Чернецы Ослябя и Пересвет, с благословения самого настоятеля (преподобного Сергия Радонежского), взяли в руки меч, противный христианину, и легли на кровавом поле битвы…».

Все события повести, определяющие её сюжетные линии, продиктованы чувством долга. «Долг — Святыня, — замечал позднее Гоголь в отдельном наброске. — Человек счастлив, когда исполняет долг». В своей знаменитой речи о товариществе Тарас Бульба, напоминая казакам об их долге, прямо призывает их положить за друзей своих души: «Пусть же знают … что такое значит в Русской земле товарищество. Уж если на то пошло, чтобы умирать, — так никому ж не доведётся так умирать!» .

Такие исследователи, как И.А. Есаулов, М.М. Дунаев, видят в «товариществе» аналогию с категорией соборности — «совпадение сверхличного долга и свободного самоопределения героев, осознание каждой личности включенности в это единство, осознание, что без каждой личности такое единство будет в чем-то неполноценным. И значит, каждый сугубо ответственен за это единство. Скрепа же тому единству — любовь… В любви же и может полнее всего осуществить себя свобода человека».

Объединенные «духовными узами», христолюбивые воины готовы всегда пострадать, пройти любые лишения, принести любую жертву, с радостью голову сложить за ближнего своего, и для них это наслаждение. «Все наслаждения наши заключаются в пожертвованиях, — писал Н.В. Гоголь в 1844 году своему приятелю по Нежинской гимназии А.С. Данилевскому. — Счастье на земле начинается только тогда для человека, когда он, позабыв о себе, начинает жить для других…».

Какая беспокойная жизнь! Сколько лишений, тяжестей походной жизни переживают казаки, идущие на защиту гонимых христиан и на выручку пленных товарищей! И, кажется, что нет предела их героическим деяниям!

«Нет таких трудов и подвигов, на которые бы не согласился Христов человек, только бы они вели к цели: всечеловеческому братству», — пишет преподобный Иустин (Попович) в книге «Достоевский о Европе и славянстве».

Как трогательны и величественны строки, запечатлевшие восхождение душ воинов, погибших за Веру и «други своя»: «Повёл Кукубенко вокруг себя очами и проговорил: «Благодарю Бога, что довелось мне умереть при глазах ваших, товарищи! Пусть же после нас живут лучше, чем мы, и красуется вечно любимая Христом Русская земля!». И вылетела молодая душа. Подняли её ангелы под руки и понесли к небесам. Хорошо будет ему там. «Садись, Кукубенко, одесную Меня! — скажет ему Христос, — ты не изменил товариществу, бесчестного дела не сделал, не выдал в беде человека, хранил и сберегал Мою Церковь» .

Духовное родство и удовлетворение от осознания исполненного долга дает великое утешение душе воина перед смертью и вечностью. «Узы этого братства, — писал Гоголь о казаке в статье «О малороссийских песнях», — для него (казака) выше всего… Умирающий казак лежит среди …девственной природы и собирает все силы, чтобы не умереть, не взглянув еще раз на своих товарищей…. Увидевши их, он насыщается и умирает».

Так же и Остап перед смертью хочет увидеть перед смертью самого близкого человека — отца: «… когда подымали его к последним смертным мукам, казалось, будто стала подаваться его сила… Он не хотел слышать рыданий … матери или … супруги … хотел бы он теперь увидеть твердого мужа, который бы разумным словом осветил его и утешил при кончине. И упал он силою и воскликнул в душевной немощи: «Батько! Где ты? Слышишь ли ты всё это?» — «Слышу», — раздалось среди всеобщей тишины…» . Гоголь, говоря о предстоящих муках Остапа, упоминает о «тяжелой чаше», которую ему первому приходилось выпить. И.А. Виноградов, обращая особое внимание на этот отрывок, говорит, что это упоминание о «чаше» прямо обращает к словам Спасителя: » Чашу мою будете пить, и крещением, которым я крещусь, будете креститься» (Мф. 20,23) .

Упование на вечное утешение дает силы вытерпеть все муки и победить всякий страх не только Остапу, но и самому Тарасу, пострадавшим подобно древним христианским мученикам: «Да разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая бы пересилила русскую силу!» .

1.3. Духовная сила христолюбивого воинства. О значении поста в борьбе со страстями.

Не только истоки блаженной христианской кончины интересуют Гоголя, автор исследует и повседневную жизнь казаков, ибо и она требует незаурядного мужества. Тарас, имеющий за плечами огромный опыт боевых походов и сражений, изрекает глубокую истину: «Не тот еще добрый воин, кто не потерял духа в важном деле, а тот добрый воин, кто и на безделье не соскучит, все вытерпит…» .

«Воин христианский силен …не одним мужеством и храбростью, не одним благодушным перенесением нужд и трудностей, а еще верой, молитвой и упованием на Бога», — читаем в сочинениях архиепископа Херсонского Иннокентия . «Вся Сечь молилась в одной церкви и готова была защищать её до последней капли крови, хотя и слышать не хотела о посте и воздержании» , — этим и объясняется та атмосфера вольной Сечи, с её разгулом, бражничеством, шумными забавами, описанная Гоголем при выезде в неё Тараса с двумя сыновьями. К этим «потехам» и возвращаются казаки во время продолжительной осады у стен Дубно, скучая и ища себе «утешений», что полностью противоречит рыцарскому духу защитников Православной Веры.

Иоанн Златоуст, рассуждая о значение поста, называет его «оружием», необходимым для «войны со страстями» , от которого добровольно отказываются казаки, предпочитая воздержанию бражничество и шумные гуляния, вошедшие у них в злую привычку. Гоголь особенно подчеркивает пагубность такого нравственного состояния, при котором человек лишается благодати Божией и терпит поражение в битве и с внутренними врагами <греховными страстями>, и с внешними: вследствие чрезмерного винопития казаки Переславского куреня попадают в плен, тем самым осложняя благополучный исход событий своего похода.

Само стремление казаков погулять, «разжиться в походах деньгами…», являясь принадлежностью запорожского общества, не составляет «его главного формообразующего принципа, но, напротив, при возрастании действует разрушительно» . Поражения, которые терпят казаки, есть результат их отказа от норм благочестия, от исполнения важнейших заповедей Божьих, которые повелевают человеку «убегать от невоздержания, срамословия, лжи, буйства и притеснения» .

Автор героической эпопеи приходит к основополагающим выводам: «Чтобы отразить врагов своего Отечества видимых, необходимо научиться отражать и врагов … невидимых, кои суть наши злые пожелания и страсти» .

Великий русский философ И.А. Ильин в статье «О силе, мече и праведности» пишет, что душа, сопротивляющаяся силой и мечом должна «освободить себя … от возмущения страстей, от соблазна, замешательства, неуравновешенных и преждевременных взрывов, и всяческого пристрастия, и всяческих немудрых душевных движений» .

Можно по праву сказать, что в своей повести Гоголь изобразил две битвы: одну — внешнюю — с «ляхами», другую — внутреннюю — «со страстями и демонами» , так называемую святыми отцами «невидимую брань».

М.М. Дунаев видит причину ослабления казацкого духа в «отсутствии глубинной религиозности, выразившейся в полном отсутствии поста (без которой вера лишается внутренней укрепляющей основы), которое «расшатывает самодисциплину, питает своеволие и возможное вследствие этого предательство веры» .

2. Измена Андрия: причины и следствия.

Действительно, пост не только уберегает человека от пьянства и чревоугодия, но и сообщает душе силу для борьбы с греховными помыслами. Так в душе Андрия не находят никакого сопротивления его страстные мечты и думы о прекрасной полячке, увиденной им однажды в старом Киеве. И сама эта встреча не была случайной в жизни младшего сына Тараса, ибо «потребность любви вспыхнула в нем живо, когда он перешел за восемнадцать лет» .

Женский образ занимал его мысли, и все, что не представляло его живое воображение, «дышало каким-то невыразимым сладострастием» . Впечатление, которое оставила красавица после нескольких мимолетных встреч, уже не исчезало из сердца Андрия, хотя он «тщательно скрывал … эти движения страстной юношеской души, потому что в тогдашний век было стыдно и бесчестно думать казаку о женщине и любви, не отведав битвы » .

Несмотря на внешнее подчинение законам братства, в душе Андрий не сопротивляется воспылавшей в нем плотской страсти, и вскоре она начинает господствовать над ним, парализует его волю и делает его своим узником.

Иоанн Златоуст, рассуждая о «худых страстях», пишет: «Надлежит всячески отражать их и возбранять им вход. Ибо как только они займут душу и ею возобладают, то, как огонь, падающий на сухие дрова, возжигает в ней страшный пламень» . Авторитетное мнение святителя Вселенской Церкви поддерживает русский философ И.А. Ильин: «Владеть силой и мечом может лишь тот, кто владеет собой, т.е. своими страстями и своим видением …Вот почему очищение души есть основное условие победы со злом» .

Н.В. Гоголь, неустанно заботившийся о чистоте своей души и внимательно изучавший творения святых отцов, с гениальной точностью прослеживает процесс зарождения блудной страсти в душе своего героя, началом которой служит греховный помысел, продолжением — представление греха в воображении. В дальнейшем всё зависит от самого человека: от его соглашения с воображаемым или неприятием сих соблазнительных видений. Андрий уже достаточное время жил с внутренним согласием на эту страсть, он был похож на порох, который вспыхивает при первой искре. И появление в казачьем стане горничной польской панночки сразу же определяет дальнейшие поступки героя. «…Плотская чувственная любовь… — писал Гоголь в «Правиле жития в мире», — не может поступать разумно, потому что очи её слепы» .

«Отсутствием веры прежде всего объясняет Гоголь предательство Андрия», — пишет И.А. Виноградов. Цитируя восклицания героя в момент объяснения в любви к панночке («Кто сказал, что моя отчизна Украйна? Кто дал мне её в отчизны?») исследователь подчеркивая «богоборческий» характер этого вопроса, пишет: «Ибо подразумеваемый ответ на него очевиден. Только Бог указывает каждому место его рождения, и поэтому Андрий отрекается здесь не только от родины, но и от Божьего установления».

Некоторые дореволюционные исследователи творчества Н.В. Гоголя, пытаясь объяснить измену Андрия, ссылаются на «роковую заданность личных черт, присущих обоим им изначально, от рождения» . Но И.А. Виноградов не соглашается с их точкой зрения, он приводит мнение К.С. Хоцянова, который утверждает, что своей пылкой натурой Андрий проявляет себя «как сын своей матери», тем самым рассматривая условия формирования характеров братьев: «Встречей Тараса с сыновьями Гоголь и подчеркивает роль семейного воспитания (материнского по преимуществу в отношении к Андрию и отцовскому — Остапу)» . Но основную причину предательства Андрия И.А. Виноградов видит в том, что «идея религиозного долга, служения ближнему не владычествует в сердце Андрия, не наполняет его жизни, и потому душа его становится жертвой других «утешений» и «очарований»» .

И если условием подвига является не столько мужество, сколько чистота души, то законы плотской страсти всегда требуют нарушения нравственных устоев, когда «зов красоты и любви оказывается сильнее чести, Родины, Веры, тогда происходит падение человека, созданного по образу Божию» .

«И погиб казак! Пропал для всего казацкого рыцарства! Не видать ему больше ни Запорожья, ни отцовских хуторов своих, ни церкви Божьей! Украйне не видать тоже храбрейшего из своих детей, взявшихся защищать её. Вырвет старый Тарас седой клок из своей чуприны и проклянет и день и час, в который породил на позор себе такого сына» , — в этих проникновенных строках — скорбь Гоголя о погибшей душе христианской, отрекшейся от своих святынь.

Гоголь, открывая на страницах своего произведения всю силу зла, направленную на уничтожение человека, верит в конечное торжество добра.

Писатель вновь идет в бой с каждым новым поколением, открывающим для себя художественный мир «Тараса Бульбы»: «Мы вышли на битву, и нечего тут выбирать, где поменьше опасностей; как добрый воин, должен бросаться из нас всякий туда, где пожарче битва. Всех нас озаряет свыше небесный Полководец…» .

Н.В. Гоголь, принадлежавший как по отцу, так и по матери к потомственным казацким родам, отличался своими «бойцовскими» душевными качествами: на протяжении всей своей жизни он верно и преданно служил России своим словом, своим творчеством, призывая к реальной помощи государству, обществу, каждому человеку и своих соотечественников.

Обращение писателя к героической эпохе борьбы Украины за свою независимость была дорога Гоголю «как ключ к настоящему, — не сама по себе в своей фактичности и неповторимости, а в её смысле, если угодно — в её уроках» .

В своей исторической эпопее Гоголь размышляет о судьбе России в её настоящем и будущем, «уроки» прошлого обращены к нам, «потомкам православных». Эстафета Духа продолжается, наше пристальное внимание к творчеству Н.В. Гоголя и внимательное изучение его наследования должны принести свои достойные плоды в служении на благо любимой Родины.

Гениальный писатель, христианский мыслитель, великий учитель нравственности, Гоголь и сегодня обращается к нам с призывом: Нужно любить Россию. И это чувство любви к своему православному Отечеству должно быть настоящим, живым, действенным: «Тому, кто пожелает истинно честно служить России, нужно иметь очень много любви к ней, которая бы поглотила уже все другие чувства, — нужно иметь много любви к человеку вообще и сделаться истинным христианином во всем смысле этого слова».

Щелкунова Светлана Александровна ,учитель русского языка и литературы средней общеобразовательной школы №22 (г.Сергиев Посад)

Литература

Священное Писание Ветхого и Нового Завета.

Архиепископ Иннокентий Херсонский. Сочинения. В сб.: «Христолюбивое воинство». М.- 2006.

Алексеев В. «Ко Христу взыскующее сердце». В сб.: «Н.В. Гоголь и Православие», М.- 2004.

Аксаков К.С. Несколько слов о поэме Гоголя: Похождение Чичикова или Мертвые души.

Русская литературная критика. Саратов.- 2003.

Воропаев В.А. Малоизвестная часть творческого наследия Н.В. Гоголя. В сб.: Евангельский текст в русской литературе XVIII — XX веков. Петрозаводск.-2001.

Гоголь Н.В. «Тарас Бульба». М.- 1966.

Гоголь Н.В. Взгляд на составление Малороссии. Собрание сочинений в 2-х томах. Том 2. Москва — Киев — Париж.- 2002.

Гоголь Н.В. О малороссийских песнях. Собрание сочинений в 2-х томах. Том 2. Москва — Киев — Париж.- 2002.

Гоголь Н.В. Духовная проза. М., 2001.

Горбунов А., священник. За всех и вся. М.- 2006.

Дунаев М.М. Православие и русская литература. Часть 2. М.- 1996.

Ильин И.А. О силе, мече и праведности. В сб.: Христолюбивое воинство. М.- 2006.

Могульский К. Духовный путь Гоголя. В сб.: Н.В. Гоголь и Православие. М.- 2004.

Православная энциклопедия. Том 11. М.- 2006.

Преподобный Иустин (Попович). Достоевский о Европе и славянстве. Минск.- 2007.

Простые беседы о страстях. Свято-Троицкий Ново-Голутвин монастырь, 2001.

Святитель Иоанн Златоуст. В сб.: Алфавит духовный. М.- 2005.

«Нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15: 13)

23 февраля наш русский народ празднует день защитника Отечества. Хотя, казалось бы, это праздник светский, но можно сказать, что это престольный праздник нашего скита. На иконографии нашего храма изображается этот праздник, это торжество, это почитание подвига, Богом установленного, к которому призван всякий христианин и любой сознательный гражданин общества, страны, народа. Сей подвиг, сей долг назван святым, потому что он берет свое начало от Евангельского Слова Христа «Нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15: 13). Испокон веков сотни, тысячи, миллионы воинов шли и исполняли свой долг. Как говорят, в окопах неверующих нет. Свидетельством тому есть одно дивное письмо простого солдата, который был на передовой на фронте Второй мировой войны, чудом сохранившееся. Оно было адресовано его матери. Он пишет покаянное обращение к ней: «Прости меня, мама, что я смеялся над твоей верой. Но вот завтра наш батальон идет в атаку, мы в окружении, не знаю, выживу ли я в этом сражении, наверное, немногие из нас вернутся из этого боя домой. Но для меня теперь есть цель и есть счастье: я гляжу на звездное небо, лежа в окопе, и верю, что есть Тот, который меня создал из небытия в бытие и Кто опять примет меня. И с этой верой мне не страшно».
Этот великий подвиг Церковь приравнивает подвигу мученическому. И несмотря на то, что в армии нравы мужицкие, солдатские (как говорят, что в армии матом не ругаются, а разговаривают, и всякая нежность и чуткость называется фамильярностью, там нужно говорить кратко и четко, без лишних слов исполнять то, что приказывают). Но там всегда есть Евангельская жертвенная Любовь Христова. Сам я родился и вырос в военных гарнизонах и знаю настоящих офицеров, служил в армии, будучи иноком, жил в отдаленных военных частях, которые лишены всякого светского развлечения, наслаждения и обычных человеческих благ. В тот период 90-х годов по полгода не платили зарплату, но военные все равно шли, иногда и ночью, и исполняли свой долг. И видно было, что ими движет нечто большее, чем то, что движет многими людьми современного общества. Я также видел подвиг их жен и матерей. В то время самолеты были ненадежные и часто разбивались. Они летали над домом. И когда отец дежурил в ночное время, мы, будучи детьми, засыпали, но видели, что мама на кухне сидит и может ждать до утра. Вот этот подвиг сейчас мы, дорогие, почтим. Потому что не только живые, но уже и многие отдавшие свою жизнь, исполняя свой долг, отошли в иной мир.
То, что я хотел сказать, я написал сегодня праздничным утром в стихах:
Этот долг Святым называется
Оттого, что только Святою Любовью
В этом мире все созидается!
Оттого, что Заповедь эту
Сам Господь на сердцах написал:
Нет любви святее и больше,
Да кто жизнь свою за други отдал.
Только те этот долг до конца исполняли,
Кто за Родину-Мать свои жизни отдали.
Кто в любую минуту, и в стужу, и в зной
Был за правое дело готов идти в смертный бой,
Жизнь отдать, кровь пролить,
Чтоб потомки чрез это продолжили жить.
За плечами страна, впереди цель одна —
Защитить ту, которая нам от Бога дана —
Беззащитная жизнь миллионов детей,
Слезы хрупких, но верных в любви матерей,
Сохранить свою веру, отцовскую землю и честь дочерей,
Свой великий, могучий язык и святыню церквей.
Так почтим же минутой молчания тех,
О которых достойно сказать нам не хватит и слов всех,
И молитвенно их помянем имена
Пред Престолом Того, к Кому жизнь их вознесена.
В воскресенье вечером мы служили молебен о мире во всем мире, и на каждый день на Божественной литургии Церковь молится об этом. Но что есть мир? Истинный мир, которого так не хватает каждому из нас и всему миру – это не просто любым путем, лишь бы только было тихо и спокойно. Нет мира между Христом и велиаром, не может быть компромисса и с грехом. Но истинный мир есть Сам Христос, Который сказал: «Аз есмь мир». Именно поэтому Церковь, когда обращается к предстоящему народу через священника и посылает «Мир всем», то она предлагает принять в свое сердце Христа Духом Святым, «смерть Христа возвещает и Воскресение Его исповедует» (1Кор. 11:26).
Поэтому перед чтением Святого Евангелия звучит этот возглас: «Мир всем!». Ибо невозможно услышать сердцем, уразуметь умом Евангельское Откровение, если не имеешь мира со своей совестью и мира со Христом и ближним. И поэтому в самый кульминационный момент Божественной литургии, в Евхаристическом каноне, мы даем святое лобзание (целование) друг другу. Сейчас это происходит несколько духовно. Но возглас остался тот же древний, первохристианский: «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы Отца, и Сына, и Святого Духа». В славянском языке в Сербии, в Черногории целование означает любовь: «поцеловать икону» – значит возлюбить икону.
Вот именно в этот момент Голгофский, Гефсиманский, опять нам не хватает этого мира. И, быть может, сейчас весь мир наполнен динамикой обоюдной ненависти, зависти, недоверия, братоненавидения именно потому что, может быть и в Церкви нам с вами так не хватает этого мира со Христом, со своей совестью. Все это – трещина в общем здании человечества. Об этом должен помнить каждый из нас.
Не все были призваны в число двенадцати и семидесяти апостолов, но, как сказано, много учеников шло за Христом и множество жен служили Ему от имений своих и таким образом стали участниками проповеди апостольской. Точно так же и в этом святом подвиге всем не обязательно носить фуражки и погоны, но все мы призваны к этому подвигу святому – положить душу свою за други и недруги свои. Поэтому нужно готовиться уже сейчас, каждый день, для того, чтобы в день оный, в нужный момент быть готовыми сделать этот шаг, принять правильное решение.
Мы знаем, что множество наших валаамских иноков, более трехсот человек, в Первую мировую войну пошли с готовностью положить свою душу за други своя. Множество святых воинов было на Руси, среди них и монашествующие. Как мы знаем, преподобный Сергий, благословляя на священную освободительную войну великого князя Дмитрия Донского, как благословение преподал ему не только свое старческое слово, не только Божие благословение, но и как вещественное доказательство своей жертвенности, подобно Отцу Небесному, пожертвовавшему Своего Возлюбленного Сына, своих двух близких монахов Александра Пересвета и Андрея Ослябю, предварительно совершив их постриг в великую схиму и отправив в последний бой.
Как мы знаем, Пересвет взял на себя великую ответственность, историческую, когда на Куликовом поле настал действительно переломный момент для истории всего нашего народа, который долгие годы, столетья был под тяжелым игом татаро-монгольским, не дававшим нам поднять главы и объединиться в единый народ русский. Это были разрозненные княжества, вынужденные жалко выживать, отдавая дань своему оккупанту. Но преподобный Сергий, преподав свое благословение через своих двух схимонахов, молился об этом народе. И вот, на этом поле, когда собралось целое море воинства (кто видел известную картину Куликова поля – до горизонта было видно вражеское воинство, приступившее к земле Русской, и от этого вида только уже становилось страшно и понятно, что человеческими усилиями невозможно его остановить), по древнему обычаю, впереди всех выходит на битву один на один непобедимый огромного роста Челубей, который был изощрен во многих войнах и сражениях, имел огромный опыт брани. Он гордо, подобно когда-то Голиафу, смеявшемуся над народом израильским, стоял и смеялся, говоря: «Кто посмеет выйти на меня?». Все знали ответственность этой первой схватки, потому что если проиграет наш избранник этот бой, то дух всего воинства падет, и оно будет обречено на поражение. Долго он стоял, насмехаясь как Голиаф, и никто не решался взять на себя эту ответственность. И вот схимонах Александр Пересвет вышел вперед и сказал: «Я пойду». Ему, подобно царственному Давиду, вынесли оружие, латы, кольчугу. Но он отказался от всего, сказав, что достаточно будет ему его Схимы. И сев на коня, с копьем выскочил навстречу Челубею. Как говорит один летописец, описывающий это событие, они на полном скаку пронзили друг друга. Но огромный Челубей тут же пал с коня и остался лежать на поле, а Пересвет, будучи укрепленный Божией благодатью, победно вернулся к русскому войску в седле, показав, что с нами Бог и наше дело правое, мы победим. Это было благословение Божие, благословение преподобного Сергия. Будем, дорогие братья, и мы стараться достойными быть своих отцов и дедов наших, и каждый день себя готовить к этому святому подвигу.

Иеромонах Давид (Легейда),
Валаам, Смоленский скит, 23 февраля 2016 г.

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм Господи, Спаси и Сохрани † — https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ . В сообществе больше 58 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывание святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях… Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Вспомним, что было в Луганске… И почтим память священника-мученика!

«Православный священник-луганчанин отец Владимир, будучи смертельно ранен осколками авиабомбы, стоя на коленях до последнего читал молитву, чтобы остальные кассетные бомбы, спускающиеся на парашютах, не разорвались.

Кто-то назовет это случайностью, в которые верующие люди не верят, но бомбы плавно вошли в землю так и не разорвавшись.

В результате обстрела Луганска украинской армией по-христиански героически погиб клирик Георгиевского храма протоиерей Владимир Креслянский. У него осталось пятеро детей.

Одна из жительниц Луганска рассказала, что отец Владимир за 15 минут до очередного взрыва заходил к ней домой. Священник дал женщине пояс «Живый помощи» (90 псалом) и сказал:

«Молитесь! Наденьте крест нательный!»

Вот что пишет священник Петр Пахомов о событиях, развивавшихся дальше:

ВСЕМ МУЖИКАМ ЧИТАТЬ: Письмо человека, прожившего 30 лет в браке. Парусник беспомощно замирает без ветра в парусах. Автомобиль глохнет без бензина. И даже у сильных женщин кончаются силы. Мир в семье — несравненно лучше …ИСТОРИЯ, КОТОРУЮ НУЖНО ПРОЧЕСТЬ КАЖДОМУ! ИСТОРИЯ ОДНОЙ ДЕВУШКИ В МЕТРО В прошлую среду я ехала в университет. Как обычно, опаздывая, как обычно, заткнув уши очередной бодрящей музыкой и размышляя о грядущих гос. экзаменах и стоя в переполненном вагоне, ритмично подергивая одной конечностью …ЧУДО ВЕРЫ Саша был в чеченском плену — 5 лет; два года его – не кормили; испытывали на нем приемы рукопашного боя; его несколько раз — расстреливали, стреляли почти в упор, но так и …Да будет на всё Господи Твоя воля! Не так, как я хочу, как Ты дашь!!! Ехал в карете богатый человек… Увидел крестьянина, сидящего на мостовой. Мужик плакал: — Не как ты хочешь, а как Бог даст! Не как ты хочешь, а как…ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА (прочтите — не пожалеете, время чтения 15 минут) Мне двадцать три. Старшему из моих учеников шестнадцать. Я его боюсь. Я боюсь их всех. Светлана Комарова уже много лет живет в Москве. Успешный бизнес-тренер, хедхантер, карьерный консультант. А в 90-х она восемь лет работала …ОНА ВЕДЬ КУРИТ! О том, как курящая старушка оказалась иподиаконом Два года назад меня пригласили поисповедовать и причастить старушку, которая готовилась умереть. Когда мы уже подходили к дому, где она жила, сопровождающие меня родственники как-то замялись и робко сказали …

Брать и сестры во Христе. Ведем свое сообщество во Вконтакте https://vk.com/molitvuikonu называется Молитвы на каждый день, где стараемся выкладывать праволсавные молитвы и новости. Если у вас есть своя страничка в вк, подписывайтесь на нас.

«У меня из Луганска вернулся товарищ и рассказал такое чудо. На Луганск были сброшены на парашютах 5 (пять) авиационных 500 кг кассетных бомб!
Священник отец Владимир шёл после службы из храма и в этот момент первая авиабомба взорвалась и часть осколков попала ему в грудь и в руку, но священник нашёл в себе силы стать на колени и молился пока спускались на парашютах другие бомбы, которые как нож в масло вошли в асфальт и в землю и не взорвались.
К сожалению священник потом умер от потери крови прямо так же на коленях».

Но это не просто чудо, а чудо знаковое.

В центре Луганска стоит храм иконы Божией Матери «Умиление». 31 июля в 19.30 после вечерней службы именно из этого храма о. Владимир вышел на улицу и направился домой. Был канун праздника одного из самых почитаемых в России святых преподобного Серафима Саровского: 1 августа празднуется обретение его мощей, случившееся в 1903. Церковный день начинается накануне с 17 часов, то есть вечером 31 июля свой молитвенный подвиг о. Владимир совершил в сам праздник Саровского чудотворца.

Подходя к улице Чапаева, он вдруг увидел в небе бомбардировщик, который сбросил восемь 500-килограммовых кассетных бомб на парашютах. Эти бомбы взрываются при подлете к земле, когда срабатывает соответствующий датчик. Так увеличивается их поражающий эффект.

Вокруг густонаселенный район, много жилых домов. Время, когда на улице много прохожих. Обычно стреляют и бомбардируют либо ночью, либо рано утром.
После взрыва первых двух бомб батюшка получил тяжелое ранение в грудь и левую руку. Зажимая рану в груди о. Владимир вышел из прохода между домами на ул. Чапаева. Встал на колени и начал молиться, крестясь здоровой правой рукой.
Остальные шесть кассетных бомб, падавшие на жилой район, не взорвались.

Так о. Владимир сподобился кончины в день памяти преподобного Серафима Саровского и почил, стоя на коленях, так же, как много лет до этого великий святой. В 1833 году о. Серафим умер во время молитвы, стоя на коленях перед иконой Божьей Матери «Умиление» (!), положив руки на подставку и опустив на них голову.

Нет больше той любви… Ин. 15 13

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих», – так учил нас любить Господь. Как же правильно понимать это наставление Спасителя?
Для начала, разберемся в смысле словосочетания «положить душу». Под словом «душа» Иисус, вероятней всего, имел в виду дух, то есть жизнь. Положить же свою душу за друга – значит спасти его жизнь, отдав свою.
Таким образом, на более понятном нам языке это евангельское учение выглядит так: «Нет больше той любви, как если кто отдаст за друга своего жизнь свою». Но это не значит, что для высшего проявления любви надо обязательно умирать. Спаситель говорит о готовности, в случае угрозы смерти другому, отдать, если это понадобиться, свою жизнь за его спасение. Это и есть высшая любовь и не составляет труда найти проявление её в современном мире.
Нравоучение Спасителя распространяется на все сферы жизни. Мы должны уметь жертвовать чем-либо ценным для себя, для помощи окружающим. Главное, при этом не задумываться о выгоде, а делать это от чистого сердца. Наставление учит нас любить других людей и ничего для них не жалеть. Ведь часто нелегко отдать что-то дорогое для себя, так сказать, оторвать от души. Здесь и скрыт еще один смысл слов «положить душу». Для понимания его достаточно нередкого примера из жизни, когда вещи, служившие нам многие годы, становятся родными, как бы частью души, и очень трудно с ними расставаться: отдать нуждающемуся. А вот отдать что-то очень ценное для души и есть одно из проявлений той любви, о которой говорил Спаситель.
Примеров проявлений высшей любви масса. Общество, построенное на этом принципе, несокрушимо. Одним из примеров такого общества является товарищество. Именно то товарищество, о котором говорил Тарас Бульба в одноименном произведении, обращаясь к казакам: «…. Отец любит свое дитя, мать любит свое дитя, дитя любит отца и мать; но это не то, братцы: любит и зверь свое дитя! но породниться родством по душе, а не по крови, может один только человек. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей. Вам случалось не одному помногу пропадать на чужбине; видишь — и там люди! также Божий человек, и разговоришься с ним, как со своим; а как дойдет до того, чтобы поведать сердечное слово, — видишь: нет! умные люди, да не те; такие же люди, да не те! нет, братцы; так любить, как русская душа, любить не то чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал Бог, что ни есть в тебе.…Нет, так любить никто не может…». Мы можем очень тепло общаться со своим другом, но как дойдет до того, чтобы раскрыть душу…нет, никак. Когда же человек перед другим готов раскрыть все тайное, все сокровенное, это также та любовь и то проявление товарищества, о котором говорил Тарас Бульба. Отсюда вытекает еще одно значение слов «положить душу»: открыть, будто положить душу перед ближним. Это и имел ввиду казак .
Примеры прямой интерпретации нравоучения о любви часто встречаются на войне. Каждый готов умереть за каждого. И умирают, часто прикрывая товарища. Если вспомнить Великую Отечественную Войну, то вся страна, не смотря на атеизм, сплотилась в одно большое товарищество, построенное на той высшей любви, как и учил Господь. Каждый отдавал все, что есть за каждого. И только так эту войну можно было победить.
Однако для победы солдатам приходилось убивать других людей, хоть и врагов. Считается ли это нарушением заповеди «Не убий!»? Разберемся, что же значит эта заповедь? Убийство – это акт насилия над человеком из ненависти, личной выгоды, гнева, заблуждения, ошибки…, это уничтожение Божьего творения, или его части. Мы убиваем в какой-либо степени, оскорбляя другого, ибо мы провоцируем его на злые мысли, то есть, очерняем душу. Вот один из законов об убийстве: Числа 35:30 «Если кто убьет человека, то убийцу должно убить, по словам свидетелей, но одного свидетеля не достаточно». Спаситель говорил, проповедуя: «Всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду… Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца, не имеет жизни вечной, в нем пребывающей». Если же убийство происходит без злых намерений, например, для защиты Отечества, то оно не так осуждается, ибо это убийство против зла, против нелюбви. Если человек не получает от убийства удовольствия, а убивает потому, что защищает от убийства своих ближних, то грех не в такой мере ложиться на него. Больший грех несет на себе воин, когда его нападет на более слабую страну с целью отобрать земли, ресурсы. Это уже убийство с целью выгоды, и наибольшая тяжесть греха ложится на руководство. Убийство, в общем, без цели защиты себя, или ближнего греховно. Также греховно и обеим сторонам убивать безоружных, сдавшихся. Однако, стоит отметить, что солдаты подчиняются приказу. Поэтому на них ложиться только часть греха, а основной груз на приказавшего. В этом и есть тяжесть ноши командира.
Нередко для защиты людям приходится убивать. Если это сделано без злости, без злорадства, а только по вынужденным обстоятельствам, то это не осуждается столь строго, в других случаях грех ложиться на человека в той, или иной степени.
Итак, Спаситель учит нас любить ближних, любить по-настоящему. Настоящая любовь к ближнему – это готовность отдать за него все самое ценное, вплоть до своей жизни, это готовность раскрыть перед ним свою душу, открыть самые сокровенные тайны. Общество, построенное на настоящей любви, несокрушимо, ведь кто делает добро другому, тому оно и вернется.
03.2010

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» Ин. 15:13.

Как эту фразу понимают наши современники?

Сергей Дудка, 39 лет, аудитор:

— Речь идет о том, что жертвенность лучше самолюбия, эгоизма. Евангельская весть не так проста для человеческого понимания. Отдавая — приобретаешь, унижаясь — возвысишься, плачешь — утешишься. И в этом случае так же: пожалеешь себя — погибнешь, пожалеешь других и отдашь все, что есть у тебя, и даже душу свою — спасен будешь. Человек не мог придумать такое. И это служит еще одним доказательством Богооткровенности Евангелия, т.к. человеческая логика бессильна против его истин.

Юлия Сухарева, 28 лет, мама:

— Любая жертва, будь это свободное время, деньги, здоровье, принесённая ради ближнего, очень ценна перед Богом. Редко — когда приходится человеку жертвовать жизнью ради другого, а всё чаще — своим комфортом.

Александр Вознесенский, 34 года, фотограф:

— Некоторые ошибочно думают, что Христос поставил высший идеал христианства — положить жизнь за своих друзей. Но чтобы правильно понять, о чем же здесь идет речь, нужно прочесть эту цитату в контексте. Так что же происходит в контексте? Христос готовит апостолов к тому моменту, когда им придется идти и проповедовать слово Божие по всему миру. При этом Он открывает им основы, без которых всякое учение христианское невозможно: «Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет» (Ин. 15, 6). Т.е. он их как бы предупреждает, что не нужно к учению Христа примешивать что-то чуждое, потому что Он и есть Истина. Однако, учение без любви к ближнему — пустое сотрясание воздуха. Христос говорит: «Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас» (Ин. 15, 12). Далее Христос предвидит и трудности, о которых и говорит ученикам: «Изгонят вас из синагог; даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу» (Ин. 16, 2). Можно было б подумать, что Христос их изрядно запугал. Вот, я вас посылаю, вас будут бить, изгонять, ненавидеть. Но Христос говорит «Сие сказал Я вам, чтобы вы не соблазнились» (Ин. 16, 1). Что же сказал такое Христос ученикам, что должно в их понимании не дать им соблазниться таким тяжелым путем? Во-первых, как говорится, предупрежден — вооружен. Но все же в тяжелых испытаниях это может наоборот привести в отчаяние, когда знаешь, что все тебя будут ненавидеть, отвернутся, будут избивать и проч. Так чем же утешил Христос учеников, что должно было защитить их от соблазна отступиться от Истины? Ответ на это — в той фразе, которую мы все сегодня обсуждаем, и в ее продолжении. Христос им говорит понятную для всех фразу, что если у тебя есть друг, то наибольшую любовь ты к нему можешь выказать, отдав ради него свою жизнь. Этот образ всем понятен и разъяснений не требует. Такие случаи известны были истории и до Христа. Далее же Христос говорит именно о великом утешении для учеников Своих: «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями» (Ин. 15, 14-15). Что это означает и почему это должно было утешить учеников? Разве может быть что-то большим, чем стать другом Бога? Т.е. Христос говорит, что возвеличит их за их труд, страдания и терпение тем, о чем человек даже мечтать не мог — он уже не будет рабом, но ДРУГОМ Бога. Что же касательно любви к другу из упомянутой цитаты, то Христос не делал это идеалом, т.к. он в виде идеала поставил любовь к врагам. О любви же к друзьям Он сказал: «И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят» (Лк. 6, 23)

Сергей Сухарев, 32 года, регент:

— Эти слова — проявление того, насколько Господь самоотреченно пришёл спасти человека. Поэтому для человека ставится настолько высокий идеал любви.

Дмитрий Авсинеев, 42 года, частный предприниматель:

— Мне кажется, что речь здесь о жертве. Под словом душа, я понимаю жизнь. Жертва своей жизнью, не только и не столько в прямом смысле, например, на войне или при других похожих обстоятельствах, а больше всего, когда это выражается всей своей жизнью, поступками! Когда человек ради другого человека жертвует тем, что для него является дороже всего! Например: своим комфортом, своим временем, своими физическими и духовными силами и т.д. Конечно, не исключая и отдачи своей жизни в прямом смысле слова! Но это всё же больше исключение, чем правило, особенно в наше время. Поэтому я понимаю отдать душу свою — как пожертвовать всем тем дорогим для меня, что наполняет мою повседневную жизнь.

Толкование Церкви:

Евфимий Зигабен

Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя…

больше той любви, которая настолько велика, что любящий жертвует душой своей за друзей, как Я делаю теперь. Итак, не вследствие бессилия, а из любви к вам Я умираю и согласно Божественному Домостроительству удаляюсь от вас; поэтому не печальтесь. Назвав учеников Своими друзьями, далее Иисус Христос говорит, что требуется от них это для того, чтобы быть Его друзьями.

Блондинка

Отец Виталий отчаянно сигналил вот уже минут 10. Ему нужно было срочно уезжать на собрание благочиния, а какой-то громадный черный джипище надежно «запер» его «шкоду» на парковочке около дома. «Ну что за люди?! — мысленно возмущался отец Виталий – Придут, машину бросят, где попало, о людях совсем не думают! Ну что за бестолочи?!» В мыслях он рисовал себе сугубо мужской разговор с владельцем джипа, которого представлял себе как такого же огромного обритого дядьку в черной кожаной куртке. «Ну, выйдет сейчас! Ну, я ему скажу!» — кипел отец Виталий, безнадежно оглядывая двери подъездов – ни в одном из них не было ни намека на хоть какие-то признаки жизни. Тут наконец-то одна дверь звякнула пружиной и начала открываться. Отец Виталий вышел из машины, намереваясь высказать недоумку все, что о нем думает. Дверь открылась и на крыльцо вышла … блондинка. Типичная представительница легкомысленных дурочек в обтягивающих стройненькие ножки черных джинисках, в красной укороченной курточке с меховым воротником и меховыми же манжетами, деловито цокающая сапожками на шпильке.
— Ну чё ты орешь, мужик? – с интонацией Верки Сердючки спросила она, покручивая на пальчике увесистый брелок. Накрашенные и явно нарощенные реснищщи взметнулись вверх как два павлиньих хвоста над какими-то неестественно зелеными кошачье-хищными глазками. Шиньон в виде длинного конского хвоста дерзко качнулся от плеча до плеча. — Ну ты чё, подождать не можешь? Видишь, люди заняты!
— Знаете ли, я тоже занят и тороплюсь по очень важным делам! – изо всех сил стараясь сдерживать эмоции, ответил отец Виталий блондинке, прошествовавшей мимо него весьма интересной походкой. Блондинка открыла машину («Интересно, как она только управляется с такой громадиной?» – подумал отец Виталий) и стала рыться в салоне, выставив к собеседнику обтянутый джинсами тыл.
— Торопится он… – продолжила монолог девушка — Чё те делать, мужик? – тут она, наконец, повернулась к отцу Виталию лицом. Несколько мгновений она смотрела на него, приоткрыв пухлые губки и хлопая своими гигантскими ресницами. – О, — наконец, сказала она – Поп, что ли? Ну все, день насмарку! – как-то достаточно равнодушно, больше для отца Виталия, чем для себя, сказала она и взобралась в свой автомобиль, на фоне которого смотрелась еще более хрупкой. Ручка с длинными малиновыми коготками захлопнула тяжелую дверь, через пару секунд заурчал мотор. Стекло водительской двери опустилось вниз и девушка весело крикнула:
— Поп, ты бы отошел бы, что ли, а то ведь переду и не замечу!
Отец Виталий, кипя духом, сел в свою машину. Джип тяжело развернулся и медленно, но уверенно покатил к дороге. Отцу Виталию надо было ехать в ту же сторону. Но чтобы не плестись униженно за обидчицей, он дал небольшой крюк и выехал на дорогу с другой стороны.
Отец Виталий за четыре года своего служения повидал уже много всяких-разных людей, верующих и не верующих, культурных и невоспитанных, интеллигентных и хамов. Но, пожалуй, никто из них не вводил его в состояние такой внутренней беспомощности и такого неудовлетворенного кипения, как эта блондинка. Не то что весь день – вся неделя пошла наперекосяк. Чем бы батюшка не занимался, у него из головы не выходила эта меховая блондинка на шпильках. Ей танково-спокойное хамство напрочь выбило его из того благодушно-благочестивого состояния, в котором он пребывал уже достаточно долгое время. И, если сказать откровенно, отец Виталий уже давно думал, что никто и ничто не выведет его из этого блаженного пребывания во вседовольстве. А тут – на тебе. Унизила какая-то крашеная пустышка, да так, что батюшка никак не мог найти себе место. Был бы мужик – было бы проще. В конце-концов, с мужиком можно и парой тумаков обменяться, а потом, выяснив суть да дело, похлопать друг друга по плечу и на этом конфликт был бы исчерпан. А тут – девчонка. По-мужски с ней никак не разобраться, а у той, получается, все руки развязаны. И не ответишь, как хотелось бы – сразу крик пойдет, что поп, а беззащитных девушек оскорбляет.
Матушка заметила нелады с душевным спокойствием мужа. Батюшка от всей души нажаловался ей на блондинку.
— Да ладно тебе на таких-то внимание обращать, — ответила матушка – Неверующая, что с неё взять? Ни ума, ни совести.
— Это точно, — согласился отец Виталий – была бы умная, так себя бы не вела.
Отец Виталий начал было успокаиваться, как жизнь преподнесла ему еще один сюрприз. Как нарочно, он стал теперь постоянно сталкиваться с блондинкой во дворе. Та как будто специально поджидала его. И как нарочно старалась досадить батюшке. Если они встречались в дверях подъезда, то блондинка первая делала шаг навстречу, и отцу Виталию приходилось сторониться, чтобы пропустить её, да еще и дверь придерживать, пока эта красавица не продефилирует мимо, поводя высоким бюстом и цокая своими вечными шпильками. Если отец Виталий ставил под окном машину, то непременно тут же, словно ниоткуда, появлялся большой черный джип и так притирался к его «шкоде», что батюшке приходилось проявлять чудеса маневрирования, чтобы не задеть дорогого «соседа» и не попасть на деньги за царапины на бампере или капоте. Жизнь отца Виталия превратилась в одну сплошную мысленную войну с блондинкой. Даже тематика его проповедей изменилась. Если раньше батюшка больше говорил о терпении и смирении, то теперь на проповедях он клеймил позором бесстыдных женщин, покрывающих лицо слоями штукатурки и носящих искусственные волосы, чтобы уловлять в свои сети богатых мужчин и обеспечивать себе безбедную жизнь своим бесстыдным поведением. Он и сам понимал, что так просто изливает свою бессильную злобу на блондинку. Но ничего не мог с собой поделать. Даже поехав на исповедь к духовнику, он пожаловался на такие смутительные обстоятельства жизни, чего прежде никогда не делал.
— А что бы ты сказал, если бы к тебе на исповедь пришел бы твой прихожанин и пожаловался на такую ситуацию? – спросил духовник. Отец Виталий вздохнул. Что бы он сказал? Понятно, что – терпи, смиряйся, молись… Впервые в жизни он понял, как порой нелегко, да что там – откровенно тяжело исполнять заповеди и не то что любить – хотя бы не ненавидеть ближнего.
— Я бы сказал, что надо терпеть, — ответил отец Виталий. Духовник развел руками.
— Я такой же священник, как и ты. Заповеди у нас у всех одни и те же. Что я могу тебе сказать? Ты сам все знаешь.
«Знать-то знаю, — думал отец Виталий по дороге домой – Да что мне делать с этим знанием? Как исповедовать, так совесть мучает. Людей учу, а сам врага своего простить не могу. И ненавижу его. В отпуск, что ли, попроситься? Уехать на недельку в деревню к отцу Сергию. Отвлечься. Рыбку половить, помолиться в тишине…»
Но уехать в деревню ему не пришлось. Отец Сергий, его однокашник по семинарии, позвонил буквально на следующий день и сообщил, что приедет с матушкой на пару деньков повидаться.
Отец Виталий был несказанно рад. Он взбодрился и даже почувствовал какое-то превосходство над блондинкой, по-прежнему занимавшей его ум, и по-прежнему отравлявшей ему жизнь. В первый же вечер матушки оставили мужей одних на кухне, чтобы те могли расслабиться и поговорить «о своем, о мужском», а сами уединились в комнате, где принялись обсуждать сугубо свои женские заботы.
«За рюмочкой чайку» беседа текла сама собою, дошло дело и до жалоб отца Виталия на блондинку, будь она неладна.
— С женщинами не связывайся! – нравоучительно сказал отец Сергий – Она тебя потом со свету сживет. Ты ей слово – она тебе двадцать пять. И каждое из этих двадцати пяти будет пропитано таким ядом, что мухи на лету будут дохнуть.
— Да вот, стараюсь не обращать внимания, а не получается, — сетовал отец Виталий.
— Забудь ты про неё! Еще мозги свои на неё тратить. Таких, знаешь, сколько на белом свете? Из-за каждой переживать – себя не хватит. Забудь и расслабься! Ты мне лучше расскажи, как там отец диакон перед Владыкой опарафинился. А то слухи какие-то ходят, я толком ничего и не знаю.
И отец Виталий стал рассказывать другу смешной до неприличия случай, произошедший на архиерейской службе пару недель назад, из-за которого теперь бедный отец диакон боится даже в храм заходить.
Утром отец Виталий проснулся бодрым и отдохнувшим. Все было прекрасно и сама жизнь была прекрасной. Горизонт был светел и чист и никакие блондинки не портили его своим присутствием. Отец Сергий потащил его вместе с матушками погулять в городской парк, а потом был замечательный обед и опять милые, ни к чему не обязывающие разговоры. Ближе к вечеру гости собрались в обратный путь. Отец Виталий с матушкой и двухлетним сынком Феденькой вышли их проводить.
— Отца Георгия давно видел? – спросил отец Виталий.
— Давно, месяца три, наверное. Как на Пасху повидались, так и все. Звонил он тут как-то, приглашал.
— Поедешь? – спросил отец Виталий.
— Да вот на всенощную, наверное, поеду, — ответил отец Сергий. И собеседники разом замолчали, потому что в разговор вклинился странный, угрожающий рев, которого здесь никак не должно было быть. Несколько мгновений они смотрели друг на друга, словно надеялись, что тот, второй, объяснит, в чем дело. За их спинами медленно проехал большой черный джип, но звук этот исходил не от него. И тут в тихий двор ворвалась смерть. Она неслась на людей в образе огромного многотонного грузовика, невесть откуда взявшегося здесь, в тихом провинциальном дворе. Священники молча смотрели на стремительно приближающийся КАМАЗ. Отлетела в сторону урна, выдранная из земли скамейка подлетела вверх метра на два. «Зацепит или нет?» — успел подумать отец Виталий, мысленно прикидывая возможную траекторию движения машины. И тут что-то светленькое мелькнуло на дорожке. Феденька выбежал на асфальт за укатившимся мячиком. Ни отец Сергий, ни отец Виталий, ни обе матушки не успели даже понять и сообразить, что надо сделать, чтобы спасти ребенка, да, наверное, и не успели бы ничего сделать. Их опередил тот самый джип, который секунду назад проехал мимо. Они увидели, что машина, взревев мотором, резко рванула вперед прямо в лоб КАМАЗу.
Оглушительный грохот, страшный, рвущий нервы скрежет металла, звук лопающихся стекол – все это свершилось мгновенно. Обломки попадали на землю. Асфальт был покрыт слоем осколков от фар. Куски бампера, решетки, еще чего-то усеяли все вокруг. А затем наступила звенящая тишина, которую не смогла нарушить даже стая голубей, испуганно вспорхнувшая с крыши и тут же усевшаяся на другую крышу. И посреди всего этого хаоса стоял Феденька и ковырял пальцем в носу. С недоумением смотрел она груду металла, в которую превратился джип, а потом оглянулся на родителей, словно спрашивая, что же такое тут произошло? Первой очнулась матушка отца Сергия. Она бросилась к мальчику и на руках вынесла его из кучи осколков. Матушка отца Виталия лежала в обмороке. К машинам бежали картежники – выручать людей. КАМАЗ открыли сразу и вытащили на асфальт мертвое тело водителя. Судя по вмятине на лобовом стекле, он погиб от удара головой об него. А двери джипа, смятые и вдавленные, открыть не удавалось. За темными стеклами не было возможно ничего разглядеть. Джип «ушел» в грузовик по самое лобовое стекло. Кто-то из местных автомобилистов поливал джип из огнетушителя – на всякий случай.
Спасатели и две «скорых» подъехали через 20 минут. Джип пришлось резать, чтобы извлечь из него водителя. Подъехали гаишники, стали опрашивать свидетелей. Мало кто чего мог сказать, все сходились в одном – во двор влетел неуправляемый КАМАЗ и врезался в джип.
— Да, ему тут и деваться-то некуда, — согласился один из гаишников, оглядев двор.
— Не так все было, — вдруг раздался голос старика Михалыча. Он подошел к гаишникам, дымя своей вечной цигаркой. – Я все видел, я вон тама сидел, – показал он рукой на свою голубятню.
— Что Вы видели? – спросил гаишник, покосившись на смрадный окурок.
— Да джип-то энтот, он ехал просто так, когда КАМАЗ-то выскочил. Он, может, и свернул бы куда, а вон сюда, хотя бы, — дед Михалыч кивнул на проулочек – Ведь когда КАМАЗ-то выехал, джип-то вот здесь как раз и был. Да тут вон какое дело-то… Ребятенок ихний на дорогу выскочил. И джип-то, он вперед-то и рванул, чтобы, значит, ребятенка-то спасти. А иначе – как его остановишь-то, махину такую?
— То есть, водитель джипа пошел на лобовое столкновение, чтобы спасти ребенка? – чуть помолчав, спросил гаишник.
— Так и есть, — кивнул дед – С чего бы ему иначе голову-то свою подставлять? Время у него было, мог он отъехать, да вот, дите пожалел. А себя, значицца, парень подставил.
Люди молчали. Дед Михей открыл всем такую простую и страшную правду о том, кого сейчас болгарками вырезали из смятого автомобиля.
— Открывай, открывай! – раздались команды со стороны спасателей – Держи, держи! Толя, прими сюда! Руку, руку осторожней!
Из прорезанной дыры в боку джипа трое мужчин вытаскивали тело водителя. Отец Виталий подбежал к спасателям:
— Как он?
— Не он — она! – ответил спасатель. Отец Виталий никак не мог увидеть лица водительницы – на носилках все было красным и имело вид чего угодно, только не человеческого тела. «Кто же это сделал такое? – лихорадочно думал отец Виталий – Она же Федьку моего спасла… Надо хоть имя узнать, за кого молиться…» Вдруг под ноги ему упало что-то странное. Он посмотрел вниз. На асфальте лежал хорошо знакомый ему блондинистый конский хвост. Только теперь он не сверкал на солнце своим синтетическим блеском, а валялся грязный, в кровавых пятнах, похожий на мертвое лохматое животное.
Оставив на попечение тещи спящую после инъекции успокоительного матушку и так ничего и не понявшего Федю, отец Виталий вечером поехал в больницу.
— К вам сегодня привозили девушку после ДТП? – спросил он у медсестры.
— Карпова, что ли?
— Да я и не знаю, — ответил отец Виталий. Медсестра подозрительно посмотрела на него:
— А Вы ей кто?
Отец Виталий смутился. Кто он ей? Никто. Еще меньше, чем никто. Он ей враг.
— Мы посторонним информацию не даем! – металлическим голосом отрезала медсестра и уткнулась в какую-то книгу. Отец Виталий пошел по коридору к выходу, обдумывая, как бы разведать о состоянии этой Карповой, в один миг ставшей для него такой близкой и родной. Вдруг прямо на него из какой-то двери выскочил молодой мужчина в медицинском халате. «Хирург-травмотолог» — успел прочитать на бейдже отец Виталий.
— Извините, Вы не могли бы сказать, как состояние девушки, которая после ДТП? Карпова.
— Карпова? Она прооперирована, сейчас без сознания в реанимации. Звоните по телефону, Вам скажут, если она очнется, — оттараторил хирург и умчался куда-то вниз.
Всю следующую неделю отец Виталий ходил в больницу. Карпова так и не приходила в себя. По нескольку раз на дню батюшка молился о здравии рабы Божией, имя же которой Господь знает. Он упрямо вынимал частицы за неё, возносил сугубую молитву и продолжал звонить в больницу, каждый раз надеясь, что Карпова пришла в себя. Отец Виталий хотел сказать ей что-то очень-очень важное, что рвалось у него из сердца. Наконец, в среду вечером, ему сказали, что Карпова пришла в себя. Бросив все дела, отец Виталий, прихватив требный чемоданчик, помчался в больницу. Едва поднявшись на второй этаж, он столкнулся с тем же хирургом, которого видел здесь в первый день.
— Извините, Вы могли бы мне сказать, как состояние Карповой? – спросил батюшка.
— Понимаете, мы даем информацию только родственникам, — ответил хирург.
— Мне очень нужно, — попросил отец Виталий – Понимаете, она моего ребенка спасла.
— А, слышал что-то… Пошла в лобовое, чтобы грузовик остановить… Понятно теперь… К сожалению, ничего утешительного сказать Вам не могу. Мы ведь её буквально по кускам собрали. Одних переломов семь, и все тяжелые. С такими травмами обычно не живут. А если и выживают – до конца жизни прикованы к постели. Молодая, может, выкарабкается.
— А можно мне увидеть её?
Врач окинул священника взглядом.
— Ну, вон халат висит – возьмите, — со вздохом сказал он — Я Вас провожу. И никому ни слова.
Отец Виталий вошел в палату. На кровати лежало нечто, все в бинтах и на растяжках. Краем глаза он заметил на спинке кровати картонку: Карпова Анна Алексеевна, 1985 г.р. Батюшка подставил стул к кровати, сел на него и наклонился над девушкой. Лицо её было страшное, багрово-синее, распухшее. Девушка приоткрыла глаза. Глаза у неё были обычные, серые. Не было в них ни наглости, ни хищности. Обычные девчачьи глаза.
— Это Вы? – тихо спросила она.
— Да. Я хочу поблагодарить Вас. Если я могу как-то помочь Вам, скажите.
— Как Ваш малыш? – спросила Аня.
— С ним все в порядке. Он ничего не понял. Если бы не Вы…
— Ничего, — ответила Аня. Наступила тишина, в которой попискивал какой-то прибор.
— Вы, правда, священник? – спросила Аня.
— Да, я священник.
— Вы можете отпустить мне грехи? А то мне страшно.
— Не бойтесь. Вы хотите исповедоваться?
— Да, наверное. Я не знаю, как это называется.
— Это называется исповедь, — отец Виталий спешно набросил епитрахиль – Говорите мне все, что хотите сказать. Я Вас слушаю очень внимательно.
— Я меняла очень много мужчин, — сказала Аня после секундной паузы – Я знаю, что это плохо, — она чуть помолчала – Еще я курила.
Отец Виталий внимательно слушал исповедь Ани. Она называла свои грехи спокойно, без слезливых истерик, без оправданий, без желания хоть как-то выгородить себя. Если бы батюшка не знал, кто она, то мог бы подумать, что перед ним глубоко верующий, церковный, опытный в исповеди человек. Такие исповеди нечасто приходилось принимать ему на приходе – его бабушки и тетушки обычно начинали покаяние с жалоб на ближних, на здоровье, с рассуждений, кто «правее»… Либо это было непробиваемое «живу, как все».
Аня замолчала. Отец Виталий посмотрел на неё – она лежала с закрытыми глазами. Батюшка хотел уже было позвать сестру, но девушка опять открыла глаза. Было видно, что она очень утомлена.
— Все? – спросил отец Виталий.
— Я не знаю, что еще сказать, — ответила Аня. Священник набросил ей на голову епитрахиль и прочитал разрешительную. Некоторое время они оба молчали. Потом Аня с беспокойством спросила:
— Как Вы думаете – Бог простит меня?
— Конечно, простит, — ответил батюшка – Он не отвергает идущих к Нему.
Тут Аня улыбнулась вымученной страдальческой улыбкой.
— Мне стало лучше, — тихо сказала она и закрыла глаза. Тишина палаты разрушилась от резкого звонка. В палату вбежала медсестра, потом двое врачей, началась суматоха, отчаянные крики «Адреналин!». Отец Виталий вышел из палаты и сел в коридоре на стул. Он думал о Вечности, о смысле жизни, о людях. От мыслей его заставила очнуться вдруг наступившая тишина. Двери палаты широко раскрыли и на каталке в коридор вывезли что-то, закрытое простыней. Отец Виталий встал, провожая взглядом каталку. «Я же не попросил у неё прощения!» — с отчаянием вспомнил он.
Через два года у отца Виталия родилась дочка. Девочку назвали Аней.

Глава XV

Ин.15:1. Я есмь истинная виноградная лоза,…

Аз есмь лоза истинная,…

превосходная, неиспорченная, духовная. В таких значениях часто употребляется слово – «истинный» (ἀληθινός). Или иначе: «лоза истинная», т.е. приносящая вместо плода истину. Итак, Иисус Христос называет Себя виноградной лозой, потому что Он сообщает приятное и веселящее сердца людей учение, которое в Священном Писании называется также вином, и потому что Он служит как бы корнем для учеников. Учеников Он называет ветвями, потому что они как бы выросли из Него, из Его учения и Им питаются для того, чтобы принести зрелые виноградные кисти, т.е. добродетели, и для других доставлять вино учения.

Ин.15:1. …а Отец Мой – виноградарь.

…и Отец Мой делатель есть,

заботящийся не только о виноградной лозе, но и о ветвях. И действительно это – превосходная виноградная лоза, так как она нуждается в уходе только за ветвями. Уход за ними Иисус Христос приписывает Отцу, как Богу, показывая этим, что Бог содействует приносящим плод, а не приносящих плода – наказывает.

Ин.15:2. Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает;…

Всяку розгу о Мне не творящую плода, измет ю;…

Всякую ветвь, которая выросла на Мне и соединена со Мною посредством веры, но не приносит плода, Отец отсекает, как бесполезную и годную только для огня. Так и всякий христианин, не приносящий плода, отсекается от Иисуса Христа и, хотя по видимому соединен с Ним через веру, но только сохраняется для вечного огня.

Ин.15:2. …и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода.

…и всяку творящую плод, отребит ю, да множайший плод принесет.

Очищает такую ветвь посредством различных испытаний и допускает эти испытания, потому что они все вредное уничтожают, а сообщают крепость и способствуют к умножению добродетелей. Но чтобы ученики не подумали, что и некоторые из них бесплодны, и чтобы опять они не беспокоились за себя, Иисус Христос предупреждает такое смущение их, говоря:

Ин.15:3. Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам.

Уже вы чисти есте за слово, еже глаголах вам.

Вы очищены уже словом Моего учения. Обрати внимание на то, что Иисус Христос, будучи виноградной лозой, вместе с тем есть и делатель виноградника, потому что это делание общее у Бога Отца и Сына, как и многие другие. А чтобы ученики вследствие большего страха не отпали от веры и не потеряли связи с виноградной лозой, Иисус Христос укрепляет ослабевшие их души и связывает с Собою, говоря:

Ин.15:4. Пребудьте во Мне, и Я в вас.

Будите во Мне, и Аз в вас.

Пребудьте во Мне, крепко соединенные со Мною посредством твердой веры и неразрывной связи, и Я пребуду в вас, вселившись в вас силой Своей, буду обнимать и поддерживать вас, как виноградная лоза ветви, и буду помогать вам приносить плоды.

Ин.15:4. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне.

Якоже розга не может плода сотворити о себе, аще не будет на лозе, тако и вы, аще во Мне не пребудете,

так и вы не будете в состоянии принести плода, если отторгнетесь от связи со Мною.

Ин.15:5. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода;

Аз есмь лоза, вы рождие: иже будет во Мне, и Аз в нем, той сотворит плод мног;…

Иисус Христос объясняет теперь притчу, и обрати внимание, что Он говорит: «иже будет во Мне, и Аз в нем, той сотворит плод мног». Часто пребывает кто-либо во Христе, соединяясь с Ним посредством веры, но Христос не пребывает в нем, отвращается от него, потому что он проводит недостойную жизнь. Такой человек приносит плоды, но весьма малые, совершив одно какое-либо или два добрых дела. И в виноградниках мы видим такие ветви, которые не особенно радуют виноградаря, принося какие-либо жалкие кисточки.

Ин.15:5. …ибо без Меня не можете делать ничего.

…яко без Мене не можете творити ничесоже,

подобно ветвям, которые не заимствуют силы от корня. Сказав прежде: вы не можете приносить плода, если не пребудете во Мне, теперь Иисус Христос предсказывает и опасность для того, кто не пребудет в Нем.

Ин.15:6. Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь,…

Аще кто во Мне не пребудет, извержется вон, якоже розга,…

как бесплодная ветвь.

Ин.15:6. …и засохнет;…

…и изсышет;…

И потеряет влагу благодати, которую он имел от корня.

Ин.15:6. …а такие ветви собирают…

…и собирают ю…

И соберут такого рода ветви Ангелы во время Страшного Суда.

Ин.15:6. …и бросают в огонь,…

…и во огнь влагают,…

и бросят в огонь геенны.

Ин.15:6. …и они сгорают.

…и сгарает,

будут гореть, но не сгорать. Иисус Христос под непребывающими в Нем разумеет здесь не только отлученных или отделившихся от Него, но и тех, которые некрепко соединены с Ним.

Ин.15:7. Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, проси́те, и будет вам.

Аще пребудете во Мне и глаголы Мои в вас пребудут, егоже аще хощете, просите, и будет вам.

Конечно, тот, кто живет по заповедям Божиим, не попросит ничего недостойного. Смотри, что пребывание слов Иисуса Христа в учениках, или соблюдение, исполнение их, значит здесь то же, что пребывание Самого Иисуса Христа в учениках.

Ин.15:8. Тем прославится Отец Мой, если вы принесете много плода…

О сем прославися Отец Мой, да плод мног сотворите,…

«Прославися» здесь поставлено вместо: «прославится»; «да плод мног сотворите» сказано вместо: «аще сотворите». Таких идиоматизмов много в Священном Писании.

Ин.15:8. …и будете Моими учениками.

…и будете Мои ученицы,

сделаетесь совершенными. Значит тот, кто приносит много плода, делается совершенным учеником Иисуса Христа. Итак, Иисус Христос сказал, что Отец прославляется, или радуется многоплодности и совершенству учеников, желая побудить их к такому делу, которое действительно угодно Богу.

Ин.15:9. Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас;…

Якоже возлюби Мя Отец, и Аз волюбих вас;…

Как Отец возлюбил Меня за то, что Я исполняю волю Его, так и Я возлюбил вас за то, что вы исполняете волю Мою. Выше у нас уже было пояснено, что слово – «якоже» и другие подобные, когда употребляются в отношении к Богу Отцу и к Сыну, или к Святому Духу, означают равенство, а когда они употребляются в отношении к Богу и к человеку, то указывают только на подобие, и притом не вполне совершенное.

Ин.15:9. …пребудьте в любви Моей.

…будите в любви Моей.

Опять Иисус Христос указывает на средство теснее соединиться с Ним.

Ин.15:10. Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви.

Аще заповеди Моя соблюдете, пребудете в любви Моей, якоже Аз заповеди Отца Моего соблюдох и пребываю в Его любви.

Но почему же Ты умираешь, как беспомощный человек? Потому что этого желает и Отец и Я для спасения людей, потому что самое это дело Я считаю славой для Себя. Как Я, возлюбленный Отцом Своим, умираю за вас, так и вы, возлюбленные Мною, умрете, однако, за Меня. Это – смерть по любви, а не вследствие беспомощности или слабости.

Ин.15:11. Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет…

Сия глаголах вам, да радость Моя в вас будет…

Эти утешительные слова Я сказал вам, опечаленным Моею смертью, для того, чтобы радость о Мне, которою вы радовались до наступления этих печальных событий, не изчезала, но пребывала в вас, так как вы знаете, что Я не оставлю вас сиротами, но опять приду к вам.

Ин.15:11. …и радость ваша будет совершенна.

…и радость ваша исполнится,

и чтобы радость ваша о Мне исполнилась, именно так, как вы ожидали в начале этой радости, надеясь жить со Мною.

Ин.15:12. Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас.

Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, якоже возлюбих вы,

чтобы вы друг друга любили так сильно, чтобы готовы были умереть друг за друга, потому что и Я возлюбил вас так, что далее умираю за вас. Часто Иисус Христос повторяет это, желая неизгладимыми буквами запечатлеть в сердцах учеников любовь. Обрати внимание также на удивительную связь мыслей. Выше было показано, что пребывание во Христе происходит из любви к Нему, а любовь к Нему – из соблюдения заповедей Его; заповедь же Его состоит в том, чтобы мы любили друг друга; следовательно, любить друг друга значит то же, что пребывать во Христе, что любить Бога; отсюда также следует, что любовь к Богу и любовь друг к другу имеют между собою тесную связь. Словами – «якоже Аз возлюбих вы» Иисус Христос показал, что Он добровольно умирает из любви к ним.

Ин.15:13. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.

Болши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя,

больше той любви, которая настолько велика, что любящий жертвует душой своей за друзей, как Я делаю теперь. Итак, не вследствие бессилия, а из любви к вам Я умираю и согласно Божественному Домостроительству удаляюсь от вас; поэтому не печальтесь. Назвав учеников Своими друзьями, далее Иисус Христос говорит, что требуется от них для того, чтобы быть Его друзьями.

Ин.15:14. Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам.

Вы друзи Мои есте, аще творите, елика Аз заповедаю вам.

Вот беспримерное человеколюбие! Едва ли кто-либо из нас сделает когда-либо честного раба своим другом, а Иисус Христос мало того, что делает это, но делает его даже братом: «возвестите, – говорит Он, – братии Моей, да идут в Галилею» (Мф.28:10), – усыновляет его Отцу и делает его сонаследником Царства Небесного.

Ин.15:15. Я уже не называю вас рабами,…

Не ктому вас глаголю рабы,…

Но когда же Иисус Христос назвал их рабами? Когда, раскрывая учение о силе Своего Божества, Он сказал: «вы глашаете Мя Учителя и Господа, и добре глаголете, есмь бо» (Ин.13:13).

Ин.15:15. …ибо раб не знает, что делает господин его;…

…яко раб не весть, что творит господь его;…

что он делает тайно.

Ин.15:15. …но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего.

…вас же рекох други, яко вся, яже слышах от Отца Моего, сказах вам.

Я сказал вам как друзьям все, что только вы могли вместить, все, что только вам можно было слышать. А всякий, конечно, другу, а не рабу поверяет свои тайны. Сказав прежде: «вы друзи Мои есте (ἐστε), аще творите, елика Аз заповедаю вам» (Ин.15:14), Иисус Христос показал, что ученики еще не друзья Ему, а только будут ими тогда, когда исполнят заповеди Его; каким же образом Он говорит теперь: «вас же рекох други, яко вся, яже слышах от Отца Моего, сказах вам?» Слово «есте» поставлено вместо «пребываете», и место это нужно понимать так: будучи уже Моими друзьями, вы и пребудете такими, если будете исполнять то, что Я заповедую вам. Затем Иисус Христос высказывает и другое доказательство того, что ученики – друзья Его.

Ин.15:16. Не вы Меня избрали, а Я вас избрал…

Не вы Мене избрасте, но Аз избрах вас…

В такой отрицательной форме Иисус Христос выразил ту мысль, что – Я избрал вас друзьями, Я прибег к вашей дружбе.

Ин.15:16. …и поставил вас,…

…и положих вас,…

и насадил вас в любви Моей, в вере в Меня.

Ин.15:16. …чтобы вы шли…

…да вы идете…,

чтобы вы, возрастая, все более и более распространяли свою деятельность.

Ин.15:16. …и приносили плод,

…и плод принесете,…

так, как уже выше было об этом сказано. Или под плодом можно разуметь здесь духовные дарования, или множество людей, которые спасутся, благодаря усердию учеников.

Ин.15:16. …и чтобы плод ваш пребывал,…

…и плод ваш пребудет,…

и чтобы плод ваш не погибал, не прекращался.

Ин.15:16. …дабы, чего ни попросите от Отца во имя Мое, Он дал вам.

…да, егоже аще просите от Отца во имя Мое, даст вам.

«Во имя Мое», т.е. как Мои, как христиане, или же это значит: призвав имя Мое, как это и выше было сказано при объяснении слов Иисуса Христа: «и еже аще что просите во имя Мое, то сотворю» (Ин.14:13); а также: » аще чесо просите во имя Мое, Аз сотворю» (Ин.14:14), – в которых высказывается равенство силы Бога Отца и Сына.

Ин.15:17. Сие заповедаю вам, да любите друг друга.

Сия заповедаю вам, да любите друг друга.

Я говорю вам это, т.е. что Я умираю за вас, что Я прибег к вашей любви – не с тем, чтобы порицать вас, но чтобы побудить вас к взаимной любви между собой. А так как ученики были смущены той мыслью, что их ненавидят уже все иудеи, то Иисус Христос далее утешает их и в этом отношении.

Ин.15:18. Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел.

Аще мир вас ненавидит, ведите, яко Мене прежде вас возненавиде.

Под миром разумеет здесь Иисус Христос враждебных Ему иудеев. Пусть будет, говорит Он, утешением для вас то, что прежде вас возненавидели Меня; радуйтесь тому, что вместе со Мною и вас ненавидят злые. Затем Иисус Христос высказывает и другое утешение ученикам, именно – что злые любили бы их, если бы они сами были из числа злых.

Ин.15:19. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое;…

Аще от мира бысте были, мир убо свое любил бы;…

подобное, так как подобное подобному радуется.

Ин.15:19. …а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир.

…якоже от мира несте, но Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир.

Итак, то, что злые ненавидят вас, служит доказательством вашей добродетели, подобно тому как служило бы доказательством вашей злобы то, если бы вас любили такие люди. Ободрив несколько упавший дух учеников, Иисус Христос опять утешает их в том, что должно случиться с Ним Самим.

Ин.15:20. Помните слово, которое Я сказал вам:…

Поминайте слово, еже Аз Рех вам:…

А что это за слово, слушай далее:

Ин.15:20. …раб не больше господина своего.

…несть раб болий господа своего.

Эти слова Иисус Христос несколько прежде сказал ученикам, и не один раз, а несколько. Итак, Он говорит: вы не лучше Меня.

Ин.15:20. Если Меня гнали, будут гнать и вас;…

Аще Мене изгнаша, и вас изженут;…

Это следует из того, что вы Мои ученики. Поэтому, с радостью переносите равное с Учителем и следуйте по стопам Моим.

Ин.15:20. …если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше.

…аще слово Мое соблюдоша, и ваше соблюдут.

И не падайте духом, если вас будут преследовать и отвергать учение ваше. Что делали по отношению ко Мне, то же будут делать и в отношении к вам, и «довлеет ученику, да будет яко учитель его, и раб яко господь его» (Мф.10:25).

Ин.15:21. Но все то сделают вам за имя Мое,…

Но сия вся творят вам за имя Мое,…

т.е. преследуют вас и не исполняют ваших слов. Поэтому, если вы любите Меня, то, конечно, будете радоваться тому, что вы терпите все это за Меня, как Я – за вас; притом же, вы страдаете за Владыку, а Я за рабов. Далее присоединяет и другое утешение.

Ин.15:21. …потому что не знают Пославшего Меня.

…яко не ведят Пославшаго Мя,

так как они отвергают Пославшего Меня, т.е. оскорбляют и Бога Отца. Радуйтесь же, когда вас оскорбляют вместе с Нами. Затем Иисус Христос говорит, что иудеи не могут иметь никакого извинения в том, что они с намерением поступают худо и причиняют все эти оскорбления.

Ин.15:22. Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем.

Аще не бых пришел и глаголал им, греха не Быша имели; ныне же вины (извинения) не имут о гресе своем.

Если бы Я не учил иудеев, то конечно, они не имели бы греха в том, что преследуют и оскорбляют и Меня, и вас как Моих, как будто Я не говорю им Кто Я, и не доказываю этого Священным Писанием.

Ин.15:23. Ненавидящий Меня ненавидит и Отца Моего.:

Ненавидяй Мене, и Отца Моего ненавидит.

Иисус Христос объясняет и показывает все величие греха иудеев, говоря, что оскорбление Сына есть оскорбление и Отца. Сказав о Своем учении, далее говорит Он о чудесах Своих.

Ин.15:24. Если бы Я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха;…

Аще дел не бых сотворил в них, ихже ин никтоже сотвори, греха не Быша имели;…

И действительно, сами же они свидетельствовали о делах Иисуса Христа, говоря: «николиже явися тако во Израили» (Мф.9:33).

Ин.15:24. …а теперь и видели,…

…ныне же и видеша,…

такие дела Мои…

Ин.15:24. …и возненавидели и Меня и Отца Моего.:

…и возненавидеша Мене и Отца Моего.

Несколько раньше Иисус Христос сказал: «ненавидяй Мене, и Отца Моего ненавидит» (Ин.15:23), и в другое время: «иже не чтит Сына, не чтит Отца пославшаго Его» (Ин.5:23).

Ин.15:25. Но да сбудется слово, написанное в законе их: возненавидели Меня напрасно. (Пс.68:5)

Но да сбудется слово, писанное в законе их, яко возненавидеша Мя туне.

И здесь выражение с союзом ἵνα (да) означает не причину, а только указывает на то, что должно случиться, именно – что должно исполниться это изречение закона. Законом здесь называется книга псалмов, в которой написано: «и словесы ненавистными обыдоша мя, и брашася со мною туне» (Пс.108:3). Значит, иудеи ненавидели Иисуса Христа напрасно, без всякого основания, по своему только лукавству. Но апостолы могли сказать Иисусу Христу: если иудеи Тебя преследовали и не исполнили Твоих слов; если им не принесло никакой пользы то, что они слышали такое учение и видели такие чудеса; если они возненавидели Тебя и Отца Твоего; если они подобным же образом будут поступать и с нами, то зачем же Ты посылаешь нас к таким людям? Поэтому Иисус Христос утешает их, говоря, что им будет содействовать Дух Святой.

Ин.15:26. Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне;…

Егда же приидет Утешитель, егоже Аз послю вам от Отца, Дух истины, иже от Отца исходит, Той свидетелствует о Мне;…

о Моем Божестве. Если Отец различными способами свидетельствовал о Мне, то, конечно, и Дух Святой различными способами будет свидетельствовать о Мне. Свидетельствовать же Он будет тем, что просветит души ваши для более совершенного знания и будет творить чудеса во имя Мое. Обрати внимание, что посылает Духа Святого и Сын, как равночестный Богу Отцу, но посылает от Отца, потому что Дух Святой от Отца исходит; а от Отца исходит Он, потому что происходит из существа Его. Поэтому и Дух Святой, подобно Сыну, знает все, что знает Отец. Если же кто-либо спросит, почему же и Дух Святой не называется Сыном, если Он происходит от одного и того же Отца, то мы скажем: потому что Он не рождается так, как Сын, но исходит из Него другим образом; а рожденному прилично имя Сын, исходящему же – Дух. А если он все-таки будет продолжать спрашивать: что это за исхождение, то мы в ответ ему скажем то, что говорил Григорий Богослов, несколько изменив его слова: скажи нам, что такое рождение Сына и мы объясним тебе, что значит исхождение Духа Святого, – и, как сумасшедшие, вместе попытаемся вторгнуться в тайны Божии. Почему же Сын и Дух Святой не называются братьями, если Они имеют одного и того же Отца? Потому что Они не одинаковым образом происходят из Него: Сын рождается, а Дух Святой исходит.

Ин.15:27. …а также и вы будете свидетельствовать, потому что вы сначала со Мною.:

…и вы же свидетелствуете, яко искони со Мною есте.

И вы сами, говорит Иисус Христос ученикам, достоверные свидетели Моего учения, Моих чудес и Моей Божественной силы, потому что вы находитесь со Мною от начала Моей проповеди и совершения Мною чудес, и конечно, многих вы приведете к вере, потому что не все же одинаково лукавы.

inok_arkadiy

Продолжение беседы с доктором филологических наук Татьяны МИРОНОВОЙ. И коснемся важнейших понятий русского языка и национального самосознания: кто для нас ближний? Кто такой свой? И кто — свободный?..
КТО ДЛЯ НАС БЛИЖНИЙ?
Две главные христианские заповеди даны нам для благочестивой жизни и спасения души. Первая — возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею мыслию твоею. Вторая — возлюби искреннего твоего как самого себя. Так написано в Евангелии от Матфея. То же читаем в Евангелии от Луки: возлюби ближнего твоего как самого себя. А еще в Евангелии от Иоанна: «Нет любви больше той, если кто душу свою положит за други своя».
Искренний, ближний, друг — таковы в русском православии имена тех, кого мы должны любить и за кого должны быть готовы на самопожертвование. Как же размыты и извращены сегодня значения этих слов!
Ближним именуется любой человек, оказавшийся рядом. Другом мы называем просто хорошего знакомого, а слово «искренний» и вовсе вызывает удивление. Сегодня оно означает — откровенный, неложный.
Вот и получается, что христианский призыв возлюбить искреннего, ближнего, возлюбить друга своего понимается нами неправильно. Ибо эти слова в русском языке резко изменили свое значение. Обратимся к их исконному смыслу, чтобы увидеть, кого же наши предки почитали своим другом и ближним.
«ИСКРЕННИЙ» — ИЗ ОДНОГО КОРНЯ
Слово «искренний» в славянском языке родственно понятиям «искра» и «корень». Оно означало «высеченный из общего кресала, духовно и кровно родной человек, ветвь одного со мною корня». Христианство всегда мыслилось единым духовным кресалом для всех, кто, взяв крест, шел за Господом. Поэтому понятие «искренний мой» именует только православного христианина. И более никого!
Христианское выражение «ближний мой» имеет еще более узкий смысл. Человеку, раненному разбойниками, ближним был тот, что не прошел мимо, а оказал помощь.
Ближний — тот, кто откликается на зов о помощи, кто всегда готов быть близ тебя. На Руси только родного человека называли «близок». Вот и духовно родной, православный христианин именуется нами ближним.
«ДРУЗИ МОИ»
И совсем строго понималось искони славянское слово «друг», означавшее «соратник». Разумело оно, что рядом с тобой всегда есть такой же надежный, преданный воин, как ты. Други-воины на Руси составляли дружины — то, что сегодня назвали бы «мое второе я». И слово это изначально родилось как обозначение ратников на поле боя, дружинников, плечом к плечу стоявших за свою свободу и веру.
Так кто же христианину друг? Его соратник, единомысленник, воин, вместе с ним идущий в наступление. И более никто! Вот за кого призывает Господь в заповеди «положить душу свою». И при этом властно отделяет нас, христиан, от всех прочих, называя «друзи мои».
Но сегодня в друзья и ближние нам записывают всех иноверцев, что подрывает основы веры, выставляемой в виде непотребной женщины, готовой всякого заключить в свои объятия.
КЛЮЧЕВОЕ СЛОВО РУССКОГО САМОСОЗНАНИЯ
Почему еще русская душа так отзывчива на евангельскую заповедь «положи душу свою за други своя»? Понятие «други своя» для нее врожденное. Оно входит в нас с русским языком. Само слово «свой» было и есть коренное, ключевое для русского самосознания. Это открытие сделано академиком ТРУБАЧЕВЫМ, когда он реконструировал древнейшие понятия русской культуры, на которых наши предки строили дом, семью, а главное, веру. Эти понятия живы в нас и по сей день — они суть идеалы, образцы, установки жизни русского человека.
Идея своего как лучшего, доброго, правильного пронизывает всю русскую жизнь. А сегодня нам старательно внушают обратное: что русская-де натура широка, всеохватна и всечеловечна. И мы должны мыслить себя в образе недалекого простеца, распахивающего двери и свой хлебосольный дом любому инородцу, открывающего свою душу любому иноверцу и усердно прислуживающему им во всем.
Но язык наш — первый свидетель того, что русские никогда не были настежь распахнуты для чужаков. Они честно и нелицемерно разделяли мир на своих и чужих. Своими первоначально, еще до принятия христианства, были для русских люди одного рода. Одной крови.
Древний корень «сво» означал «рождать». Следовательно, свой — это «родной, единокровный». Такое понимание выражено в формулах народной мудрости: свой своему поневоле брат; всякая сосна своему бору шумит. Из такого смысла родства вырастало и понимание своего как всего Богом установленного, Богу угодного, правильного. И вот вам законы русской жизни: как Бог положил, так и живи; всяк жив своим умом да своим горбом; всякому зерну своя борозда; всякая избушка своей крышей крыта. И коли «свой» изначально несло в себе мысль о богоустановленности всего, чем богат русский человек в этой жизни (здоровье, имение, родня, доля), то и убежден был русский, что «свое» — это подходящее именно для него. Хорошее, доброе, благое…
Так рождались правила русской жизни, где всякому свое любо-дорого. Всякая птица свое гнездо вьет. Свой уголок других краше. И даже свой сухарь лучше чужих пирогов.
И поскольку свое — это родное и Богом данное, то русские понимали, что Родина, Отчизна тоже своя. Потому и сохранилось в русском языке понятие «восвояси» — «к себе домой, в свои пределы». Исстари не глянулась нам чужбина. Не садись-де под чужой забор! Лучше в крапиву, да в свой…
«СВОБОДНЫЙ» — ЭТО САМ СВОЙ
Именно с пониманием своего как родного и правильного связано у русских представление о свободе. Корень этого слова тот же, что и в слове «свой». Свободный — это «сам свой, принадлежащий себе». Вспомним, например, что в нашем языке есть выражение «сам не свой», то есть подчинившийся чему-то чуждому: человеку ли, идее, болезни — не суть.
Все «свое» говорит русскому о его свободе. Своя рука — владыка. Не князь, не дворянин, а в своем дому господин. Со своим уставом в чужой монастырь не ходи. В своем гнезде и голубь коршуну глаз выклюет.
Неволя, плен, тягота, несчастье, связывающее свободу человека, именуется по-русски «не свой брат». И голод — не свой брат, и палка — не свой брат. Зато своя — волюшка-раздолюшка! Свое — широко полюшко. Своя — краса-березонька. Свой вкуснее — хлебушко…
Заметим, что слово «свой», пронизавшее все русское сознание, могло рождать и такие единичные уродства, как «моя хата с краю». Это когда взгляд человека дальше своего забора ничего не видывал, выше своей избы не возлетывал. Ох, сколько нынче таких уродов развелось на нашей земле…
…Но будем помнить самое главное. Русские из рода в род берегли коренной, древний смысл слова: свое — это вера и Родина. Други своя — единокровные и единоверные братья. Свое — это свобода жить по законам отцов.