Православные народы кавказа

Взаимоотношение христианства и ислама на Северном Кавказе в дореволюционный период: к постановке проблемы.

Сегодня одной из актуальных проблем современности является борьба с религиозным экстремизмом, громко заявляющим о себе очередными террористическими актами.

Создается впечатление, что чья-то невидимая рука пытается искусственно раздуть религиозное противостояние на Кавказе. В этом смысле представляется целесообразным обратиться к истории взаимоотношения христианства и ислама в данном регионе.

В многочисленной исторической литературе, посвященной данной проблематике, до сих пор нет однозначного мнения о времени проникновения ислама на Кавказ, самая ранняя дата относится к VII в. самая поздняя ХVIIIв.

С нашей точки зрения, говоря о распространение ислама на Северном Кавказе, можно выделить три волны его проникновения.

1) VII в. – появление первых приверженцев данной религии на Северном Кавказе. В это время, как правило, носителями ислама были выходцы с Ближнего Востока, их контингент был не значителен, в связи с чем, ни о какой миссионерской политики не могло быть и речи.

2) ХIII – ХV вв. – первые попытки исламизации северокавказских народов. Активизация миссионерской деятельности среди исламских проповедников в это время была обусловлена тремя факторами.

А) принятие ислама в Золотой орде, власть которой распространялась и на многие народы Северного Кавказа.

Б) Падение Византийской империи, под покровительством которой долгое время находилось христианское население Кавказа.

В) Складывание Османской империи и усиление ее геополитических интересов на Кавказе.

3) ср. ХVIII в. – массовая исламизация народов Северного Кавказа турецкими миссионерами. Главной причиной активизации миссионерской деятельности мусульманских проповедников на С. Кавказе стало усиление российских позиций в этот регион.

Таким образом, несмотря на первое проникновения ислама на Кавказ еще в VII в., о его массовом распространение среди северокавказских народов можно говорить лишь с ср. ХVIII в. Все эти замечания особенно важно учитывать при рассмотрение межконфессиональных отношений в данном регионе.

На взаимодействие ислама и христианства на Северном Кавказе заметное влияние оказало три фактора:

1) Исторический.

Христианство существовало на Кавказе задолго до проникновения сюда ислама. Таким образом, исламизации народов Северного Кавказа предшествовала их христианизация. Уже к VI в., за четыри столетия до крещения Руси, основная часть местного населения стала исповедовать христианство. В это время на Кавказе существовали такие христианские епархии как Зихская, Фанагорийская, Никопсиская. Примерно в это же время в адыгском языке появляются новые термины шогень-священник, епископ – шехник…

Массовая исламизация Северного Кавказа в средине ХVIII в. нередко встречала сопротивление среди местного населения, сохраняя память о своих христианских предках, горцы отказывались принимать мусульманство, заявляя, что поклонение распятию древнее ислама. Таким образом, историческая память большинства кавказских народов, сохраняя представления о христианских верованиях их предков, не позволяла развитию в этом регионе религиозного экстремизма.

2) Политический

Основной мотивацией принятия новой веры являлся не духовный фактор, а геополитические интересы, соседних держав. Именно близлежащие государства выступали инициаторами распространения на Кавказе их государственной конфессии. Таким образом, изначально в данном регионе, религии выступала орудием в руках мировых политиков, радеющих за укрепление собственных позиций, а духовенство являлось главным адептом и проводником интересов соседних держав.

Все это создавало благодатную почву для процветания национальных верований под эгидой мировых религий, каноническая суть которых для большинства северокавказских народов сводилась исключительно к обрядовой стороне. Даже в начале ХХ века мало кто из горцев готов был погибнуть за веру, а вот отдать жизнь, защищая память предков, вековые традиции и обычаи, готов был каждый.

Анализ многочисленных источников периода Кавказской войны наглядно показывает, что именно политический, а не религиозный фактор лежал в ее основе. Религия же была средством объединения разрозненных, воюющих друг с другом племен, единственной общностью которых являлась совместная вера. Примечательно, что умелое использование такой национальной черты как мистицизм (вера в сверхъестественное), а также главного принципа адата – кровомщения, привили к искусственному созданию движения мюридизма, активно поддерживаемого Оттоманской Турцией, мечтавшей любой ценной, вернуть свое влияние на Кавказе. Не случайно, прекращение финансирования участников газавата постепенно привело к угасанию религиозного пыла.

3) Религиозно-культурный.

Христианизация, как и исламизация Кавказа тесно переплеталась с сохранением языческих традиций. Не случайно на Северном Кавказе, несмотря на раннее проникновение, христианство так и не смогло стать элементом массового сознания. Низкий уровень религиозного образования, способствовал складыванию двойственной ситуации, с одной стороны население принимало новую веру, с другой стороны, не было знакомо со всей ее атрибутикой. Христианская обрядность, как позже и мусульманская тесно переплетались с языческими традициями. Не удивительно, что мусульманский Кавказ, в отличие от исламского Ближнего Востока сохранил приверженность адату, а законы шариата всегда ему были чужды. Все это создавало благодатную почву для синкретизма христианства, язычества и ислама. Неслучайно, даже в ср. ХIХ в. на Кавказе можно было наблюдать как горцы, свершали намаз под сенью священных деревьев с привязанными к ним крестами и тут же зажигали свечи и клали поклоны по христианским обычаям .

Таким образом, рассматривая взаимоотношения христианства и ислама на Северном Кавказе, можно выделить следующую специфику.

1) Историческое своеобразие распространения этих конфессий на Кавказе способствовало их мирному существованию. Войдя в состав России и приняв русское подданство, кавказские народы, защищали империю, бок о бок сражаясь с православными. Нередко были случаи взаимовыручки и помощи во время боя. Долгие годы весьма мирно уживались чеченцы и терские казаки и не только перенимали обычаи друг друга, но и часто заключали межэтнические браки. Естественно при наличии религиозного противостояния, такая ситуация была бы невозможной.

2) Религиозная толерантность, чему в не малой степени способствовало как исторические условия, так и продуманная конфессиональная политика царской России. Просвещая горские народы, вместе с тем монархическая власть, трепетно оберегала их религиозные представления. Не случайно, в отличие от других регионов России на Кавказе главным объектом православных миссионеров были не представители иных конфессий, а прежде всего староверы и сектанты. В ответ северокавказские народы вполне лояльно относились к христианам. Так православный епископ, совершая объезд своей епархии, спокойно мог посетить горский аул, жители которого оказывали ему достойный прием .

3) Родственность образа жизни казаков и горцев способствовала их взаимовлиянию и относительно мирному существованию на религиозной почве. Все военные конфликты носили сугубо бытовой характер. Примечательно, что в годы Кавказской войны, развивая идею газавата авторы мюридизма основной акцент делали не на борьбе ислама и христианства, а на противостояние горцев и русских. Именно тогда впервые понятие христианин стало синонимом термина русский. Весьма показателен в этом плане одна из историй из жизни имама Шамиля, яростный противник христианства, он позволил в одном из древних Дагестанских православных храмов поселиться 4 инокам, когда двое из них были ограблены и убиты, Шамиль лично занялся следствием и жестоко наказал виновных . Не случайно вплоть до конца ХХ века Кавказ не знал такого явления как шахидство, и жил по законам адата, а не шариата.

В целом же, подводя итог исследованию, можно заключить: обращение к истории, с одной стороны наглядно демонстрирует толерантное отношения ислама и христианства, с другой, показывает опасность искусственного разжигания религиозного противостояния и активного вмешательства соседних держав во внутренние дела с целью усиления собственных позиций в данном регионе.

Библиографические ссылки:

1. Исторический обзор Терека, Ставрополья и Кубани. СПб. 1851. С.304.

2. Ставропольские епархиальные ведомости. 1888. февраль. С. 720

3. Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, бытовом описании. Кавказ. Т. IX. СПб. 1898. С. 254

Христианство на Северном Кавказе: путь через тысячелетия

Один из зеленчукских храмов до реставрации

Древние соборы Киева, Москвы, Пскова, Суздаля, крещение Руси при князе Владимире, жизнь и труды древних святых… ― всё это христианские древности и факты, с которыми традиционно ассоциируется наша история. Но великие сокровища хранит и земля Северного Кавказа: Алания приняла христианство раньше Руси, а древнейшие храмы России находятся в Карачаево-Черкесии.

Христианская древность Северного Кавказа

Когда генерал-майор Алексей Яковлевич Потёмкин в 1802 году посетил ущелье реки Большой Зеленчук, ему открылось удивительное зрелище: трудно угадываемые руины древнего города, наполовину ушедшего в землю, с несколькими каменными храмами в греческом стиле, обросшими деревьями и кустами…

Ныне это место в Карачаево-Черкесии называется Нижне-Архызским городищем. А храмы, пережившие века забвения, частично восстановлены и известны как Северный храм (предположительно — Никольский), Средний храм (возможно, Преображенский) и Южный Ильинский — древнейшая действующая церковь в России. По оценкам учёных, культовые сооружения были построены в X веке во время утверждения в христианстве алан — предков осетин. К той же эпохе относятся Сентинский и Шоанинский храмы Карачаево-Черкесии, живописно расположенные на вершинах небольших горных хребтов (их могут видеть путешественники, направляющиеся на курорты Архыза и Домбая).

Ильинский храм в Архызе — возможно, древнейший действующий храм в России.

При патриархе Константинопольском Николае Мистике (управлял Церковью в 901—907 и 912—925 гг.) отношения Ромейского царства (Византии) и Алании стремительно развивались. Аланы к тому времени уже много веков соседствовали с христианскими народами: греками, грузинами, армянами. Культурное и религиозное влияние вкупе с политической мощью Византии привели к тому, что аланская знать решилась на заключение стратегического союза с Царством Ромеев. Тогда–то (в промежутке между 916 и 925 годом) и произошло событие, известное как великое крещение Алании. Была образована епархия, центром которой как раз стало нынешнее Нижне-Архызское городище (там располагалась резиденция архиепископа). Примерно к той же эпохе относится создание аланской письменности на основе греческого алфавита (известна так называемая Зеленчукская надпись на надгробном кресте XI века).

Средний Зеленчукский храм

Впрочем, история христианства на Северном Кавказе уходит в ещё более древние времена. Согласно церковному преданию, на кавказском побережье Чёрного моря проповедовали святые апостолы Андрей и Симон Кананит. После принятия православия в Грузии и Армении в начале IV века соседние северокавказские народы узнали о христианстве. Интересно, что святой Григорис — внук равноапостольного Григория Просветителя — принял мученичество в IV веке неподалёку от дагестанского Дербента (в 1916 году в память об этом был возведён армянский храм).

Северный Зеленчукский храм

На VI век пришёлся очередной всплеск миссионерской активности византийцев, когда при императоре Юстиниане Великом христианство приняли многие народы адыгской группы. Как писал кабардинский учёный и поэт Шора Ногмов (1794—1844), «… под влиянием союза с Юстинианом греческое духовенство, проникши в Кавказские горы, внесло к нам миролюбивое занятие искусством и просвещением. (…) Христианская вера процветала в Кавказских горах, будучи поддерживаема греческим духовенством». Спустя более чем тысячу лет после Юстиниана немецкий учёный Петер Симон Паллас, посетивший Северный Кавказ (в частности, Кабарду) в 1793—1794 годах, встретил множество следов древнего христианства адыгов. Он писал: «По множеству обнаруживаемых здесь старых развалин можно судить о том, что эти чегемы были ранее более многочисленны, когда придерживались христианской религии. Действительно, у них до сих пор есть церкви, из которых одна находится на берегу Чегема и весьма примечательна (…). В этой церкви до сих пор ещё сохраняются фрагменты книг, несколько страниц которых я добыл, отправив одного человека в это опасное предприятие. Один из листов содержит часть Евангелия на древнегреческом языке; другие оказались разрозненными частями книг, используемых в греческой литургии».

Исторические источники достоверно свидетельствуют о том, что в VII столетии существовали общины алан ― христиан и даже аланский правитель по имени Григорий. Кстати, именно тогда на Кавказе оказался в ссылке православный святой — преподобный Максим Исповедник (по одной из версий, он посетил район нынешнего аула Хумара в Карачаево-Черкесии).

В IX веке Северный Кавказ по пути в Хазарию посетили знаменитые солунские братья — святые Кирилл и Мефодий.

Сентинский храм

Христианское просвещение Северного Кавказа не ограничивалось только Аланией и землями адыгов, оно затронуло также вайнахов и народы Дагестана. Здесь, на Восточном Кавказе, в основном трудились грузинские миссионеры. По некоторым сведениям, христианство среди вайнахов (предки чеченцев и ингушей) распространялось с VII столетия (к слову, в Грузии до сих пор живёт группа православных вайнахов — бацбийцев). Памятники той деятельности — строгие и суровые по своей архитектуре храмы Алби-Ерды (VII—X век) и Тхаба-Ерды (VIII—XII столетие) в Ингушетии. Тхаба-Ерды даже в исламское время оставался народным культовым центром.

Тхаба-Ерды

В горном Дагестане в X—XIII веках существовало христианское государственное образование — Серир. Сохранился Датунский храм (X—XI век), множество каменных крестов и памятников древнегрузинской письменности.

Однако в XIII веке после нашествия монголов и Тамерлана в XIV веке, а также падения Константинополя в 1453 году под ударами турок ― османов христианство на Северном Кавказе пришло в упадок. Русь ещё только набирала силы, Византия прекратила существование, а Грузия изнемогала в борьбе за своё выживание. Казалось, что христианство на Северном Кавказе угасло навсегда.

Датунский храм

Восстановление христианства на Северном Кавказе

В XVI столетии началось продвижение России на Кавказ. На Тереке был основан острог (крепость) Терки̓ . В 1586 году правитель грузинской Кахетии Александр обратился за покровительством к русскому царю Фёдору Ивановичу. А в 1650 году царь Имеретии Александр признал над собой власть московского государя.

На протяжении XVII—XIX веков происходило длительное, трудное, полное противоречий, но всё же необратимое и благотворное утверждение России на Северном Кавказе, имевшее задачами соединение с единоверной Грузией, умиротворение границ и вытеснение тогдашнего главного противника — Турции. Неотъемлемой составляющей этого великого процесса было возрождение христианства, следы его к тому времени сохранились только у осетин, знатные представители которых, поступая на службу России, как правило, принимали православие. В 1787 году был крещён Курман Кубатиев, его восприемницей (крёстной матерью) была сама государыня императрица Екатерина II.

Армянский храм св. Григориса в Дагестане

Важной вехой стало основание в 1860 году Общества восстановления православного христианства на Кавказе, которое возглавил наместник Кавказа князь Александр Иванович Барятинский, а затем великий князь Михаил Николаевич Романов. В соответствующем императорском указе говорилось, что в древние времена православная вера преобладала на Кавказе, а «в горах до сих пор сохранились многие остатки бывшего, но не угасшего ещё света Христианства». Схожим образом выразился один из первых осетинских просветителей — священник Аксо Колиев: «Всё религиозное, доселе встреченное мною в Осетии, преисполнило меня сострадания, я всюду видел остатки правоверного исповедания. Но, увы, искажённого!».

Памятник священнику Аксо Колиеву во Владикавказе

В середине XIX века выдвинулась плеяда выдающихся просветителей: помимо Колиева это были епископ Владикавказский Иосиф (Чепиговский), священники Михаил Сухиев, Алексий Гатуев и др. Важнейшим просветительским центром стала Осетинская церковь Владикавказа. В результате было восстановлено множество древних поруганных храмов и построены новые. Основаны десятки школ,в которых обучались и мальчики, и девочки.Последнее было новаторством в условиях того времени и с учётом кавказской специфики. К 1880 году действовали семь женских школ, где обучались около двухсот девочек, многие из которых впоследствии стали учительницами и несли грамотность новым поколениям осетин.

Памятная доска «апостолу Осетии» епископу Иосифу в Новоспасском монастыре Москвы

Большой вклад был внесён в развитие осетинской культуры. Аксо Колиев стал основоположником современной осетинской поэзии, а епископ Иосиф вместе со священниками ― осетинами составил осетинский алфавит (на основе русского) и издал множество книг на осетинском языке.

И это лишь небольшая часть огромной просветительской работы, которая была осуществлена в Осетии и других регионах. Результатом её стало то, что древние корни христианской цивилизации на Северном Кавказе дали новые всходы.

Кафедральный собор Пятигорской и Черкесской епархии в Пятигорске

После череды конфликтов был найден путь мирного сосуществования разных культур и религиозных традиций. В X веке арабский путешественник Ибн Хаукаль так описывал положение в Дагестане: «… народ Серира — христиане. Между жителями Серира и мусульманами мир».

Хотелось бы, чтобы мир между христианами и мусульманами укреплялся и в наше время.

Проект храма св. Александра Невского в Северной Осетии

Северный Кавказ — сакральное место России

Несомненно, Северный Кавказ — один из сакральных центров России. Причём не только для христиан. Достаточно упомянуть, что в Дербенте действует одна из древнейших мечетей мира, построенная в VIII столетии.

Как сказал архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт: «Кавказ — это древняя христианская земля, крещённая задолго до Руси. Это благословенная земля, где Бог дал нам всё необходимое для жизни с избытком. (…) Кавказский дом строился тысячелетиями, и всегда в нём жили разные этносы, исповедовали разные веры, что не мешало никому».

Монументальное изображение Господа нашего Иисуса Христа в Ессентуках

14 октября 2017 года президент Владимир Путин подписал указ о праздновании в 2022 году 1100-летия крещения Алании.

Как и в крымском Херсонесе, современная Россия на Кавказе узнаёт свои сакральные корни, чтобы, сохранив государственное единство и вековые традиции, пронести их через очередное столетие нашей многотрудной истории…

Общественно-политический журнал «Мужская работа».

Православный Кавказ — утопия или перспектива?

Автор Михаил Гуманов 24.03.2011 16:30

Фото: AP

На этой неделе Священный Синод Русской Православной Церкви принял решение о разделении Ставропольской епархии на три новых. Открыта новая страница в истории православия на Северном Кавказе. Но эта история длится уже много веков, она началась задолго до крещения Руси. Этнические и политические границы Северного Кавказа не раз менялись, но светильник православной веры не угасал здесь со времен апостолов.

В Ι веке от Рождества Христова, когда апостолы разошлись по разным концам Земли с Благой Вестью, Кавказ был ареной соперничества Рима и Парфии. Конечно, влияние империй распространялось в основном на Закавказье, но и земли к северу от Кавказских гор не оставались в стороне от событий мировой истории. По преданиям, со стороны Черного моря на Кавказ могли приходить апостолы Андрей Первозванный и Симон Кананит, а со стороны Каспия — Варфоломей. Существует легенда, что апостол Варфоломей встретил мученическую смерть в окрестностях ныне дагестанского города Дербент. В IV веке христианство укоренилось в Грузии, Армении и Кавказской Албании (государстве на территории современного Азербайджана). Тогда же появляются первые, полулегендарные сведения о монастырях в Алании. Важной вехой в истории христианства на Северном Кавказе стали миссии византийского императора Юстиниана на черноморском побережье в середине VI века среди абхазо-адыгских народов. По-видимому, тогда сеть православных епархий, подчиненных Константинополю, охватила территории от моря до нынешней Северной Осетии.

В VII веке византийцы отступили с Кавказа под ударами зороастрийской Персии. Разрушительная война между императором Ираклием и шахом Хосровом опустошила земли от Черного моря до Персидского залива, и вскоре на обезлюдевших землях воцарилась третья сила — ислам. В эти годы северо-кавказские епархии временно переподчинились патриарху Грузии. В Х веке возникает формально подчиненная Константинополю Аланская митрополия, окормлявшая так или иначе народы от Черного моря до Каспия. Ее центр, по данным археологов, находился в долине реки Зеленчук в нынешней Карачаево-Черкессии. В Χ-ΧΙ веках большинство современных народов Северного Кавказа, от адыгов до дагестанцев, были крещены… Так называемое «великое крещение алан» относят к 916 году. Но в это же время с юга начал распространяться ислам, тюрки-мусульмане заселяют Азербайдажан.

Фото: AP

Аланское государство было сокрушено монгольскими ордами в ΧΙΙΙ веке. В ΧΙV веке по предгорьям прокатилось нашествие Тамерлана. Цивилизация пришла в упадок, от многих цветущих городов не осталось даже руин. Аланы (предки осетин) и адыги (предки адыгейцев, кабардинцев и черкесов) уходят с равнин в горы, часть аланов переселяется в Закавказье. В предгорья отступает также часть половецких кочевых племен — будущие карачаевцы и балкарцы. Наиболее сильно пострадал Дагестан, где через Дербентские ворота постоянно проходили орды кочевников. Там православие уступает исламу уже в XIV-XV веках.

: На Северном Кавказе образованы новые епархии

На Северном Кавказе возникает проблема, которая будет тяготеть над здешним христианством еще долгие века. Дело в том, что христианская церковь очень уязвима. Таинства, в том числе и главное из них — Евхаристию, — может совершать только священник. Священник может быть рукоположен только епископом, а епископ — другими епископами, ведущими свою преемственность от Христа и апостолов. Поэтому физическое уничтожение или географическое удаление епископата оставляет народ без пастырей. Когда войны захлестнули Кавказ и прервались прежние связи, христианство начало медленно угасать. Многие племена возвращались к языческим верованиям, в которых христианские святые причудливо смешивались с древними богами. В это время ситуацией пытаются воспользоваться католики, из генуэзских колоний Крыма отправляются миссионеры-францисканцы. Несмотря на конечный провал этой миссии, они сыграли не последнюю роль в поддержке гаснущей веры.

Все-таки, в Осетии и частично в Кабарде — наиболее развитых княжествах Северного Кавказа — православие сумело пережить темные времена. Оставались православными и многие роды Адыгеи, Черкессии и Чечни. Сохранялись эпизодические связи с Грузией, с греческим государством в Трапезунде. А с начала XVΙ века устанавливаются первые контакты с Россией. В 1561 году русский царь Иван Грозный женился на кабардинской княжне Марии-Кученей. Памятник Марии Кабардинской и сейчас украшает центральную площадь Нальчика. Однако, судя по всему, до приезда в Россию Мария была язычницей, а крещение приняла уже в Москве.

В 1602 году была основана Астраханская епархия, в территорию которой входили и земли дружественных России народов Кавказа. Однако дальнейшее продвижение русских было на продолжительное время остановлено войнами с Крымским ханством и Турцией (на западе) и с Персией (на востоке). В XVII веке начинается широкое проникновение на Кавказ ислама.

Фото: AP

В 1744 году Синод Русской Православной Церкви, ввиду невозможности постоянного окормления Кабарды и Осетии, решает о временной передаче этих земель под омофор Грузинской Церкви. В 1759 году происходит исход православных кабардинцев на северо-восток, они принимают русское подданство и основывают город Моздок (ныне в Северной Осетии). В 1774 году, по мирному договору с Турцией, вся Осетия и Кабарда окончательно входят в состав России.

Россия утвердилась на Северном Кавказе, а вскоре начала продвижение на юг от кавказского хребта. Но адыги на западе и чеченцы на востоке оказали сопротивление централизаторской политике. Началась Кавказская война, важную роль на первом этапе которой сыграл чеченец шейх Мансур, предшественник знаменитого Шамиля. Он объявил России священную войну — джихад, и многие недовольные Россией, но колеблющиеся в религиозном отношении вожди Чечни, Кабарды и Адыгеи приняли ислам. В борьбе с протурецкими мусульманами шейха Мансура правительство императрицы Екатерины решило опереться на лояльных Петербургу мусульман Поволжья. Эта политика продолжилась и при ее преемниках.

В 1840 году секретарь Кабардинского временного суда просил командующего русскими войсками генерала Грабе прислать на Кавказ «просвещенных и благонамеренных мулл», преимущественно уроженцев Казани и Бухары, «дабы на месте и открыто в мечетях могли они уличить Шамиля и его последователей в лживом толковании Алкорана». Начали создаваться духовные управления мусульман, причем в мусульман часто записывали и те роды, где еще сохранялись густо перемешанные с язычеством и исламом православные традиции. В конце ΧVΙΙ — начале ΧΙΧ века христианство окончательно исчезает в Чечне, православными остаются лишь Осетия и отчасти Кабарда.

В 1880 году при содействии Священного Синода было основано Общество восстановления православного христианства на Северном Кавказе. В 1885 году организована Владикавказская епархия (до 1894 года — в составе Грузинского экзархата).

Когда Российская Империя распалась, на территории Северного Кавказа делались попытки организовать Горскую республику (1917-1918 годы). Флаг Горской республики, элементы которого сейчас можно увидеть на государственном флаге Абхазии, состоял из чередующихся трех белых и четырех зеленых полос. Три белые полосы — это православные Абхазия, Кабарда и Осетия, а четыре зеленых — мусульманские Адыгея, Карачаево-Балкария, Чечня и Дагестан. Как видим, сто лет назад, хотя большинство кабардинцев в то время исповедовали ислам, самими горцами-сепаратистами Кабарда воспринималась как страна православной традиции.

Сейчас, за исключением Осетии, православие в российских республиках Северного Кавказа остается преимущественно религией русского меньшинства. Однако растущий интерес к истории предков может подтолкнуть к новым духовным поискам и кого-нибудь из тех северокавказцев, которые пока не выбрали свою веру.

Читайте самое интересное в рубрике «Религия»

Древние соборы Киева, Москвы, Пскова, Суздаля, крещение Руси при князе Владимире, жизнь и труды древних святых… ― всё это христианские древности и факты, с которыми традиционно ассоциируется наша история. Но великие сокровища хранит и земля Северного Кавказа: Алания приняла христианство раньше Руси, а древнейшие храмы России находятся в Карачаево-Черкесии.

Восстановление христианства на Северном Кавказе

В XVI столетии началось продвижение России на Кавказ. На Тереке был основан острог (крепость) Терки̓ . В 1586 году правитель грузинской Кахетии Александр обратился за покровительством к русскому Царю Фёдору Ивановичу. А в 1650 году царь Имеретии Александр признал над собой власть московского государя.

На протяжении XVII—XIX веков происходило длительное, трудное, полное противоречий, но всё же необратимое и благотворное утверждение России на Северном Кавказе, имевшее задачами соединение с единоверной Грузией, умиротворение границ и вытеснение тогдашнего главного противника — Турции. Неотъемлемой составляющей этого великого процесса было возрождение христианства, следы его к тому времени сохранились только у осетин, знатные представители которых, поступая на службу России, как правило, принимали православие. В 1787 году был крещён Курман Кубатиев, его восприемницей (крёстной матерью) была сама государыня Императрица Екатерина II.

Армянский храм св. Григориса в Дагестане

Важной вехой стало основание в 1860 году Общества восстановления православного христианства на Кавказе, которое возглавил наместник Кавказа князь Александр Иванович Барятинский, а затем Великий князь Михаил Николаевич Романов. В соответствующем императорском указе говорилось, что в древние времена православная вера преобладала на Кавказе, а «в горах до сих пор сохранились многие остатки бывшего, но не угасшего ещё света Христианства». Схожим образом выразился один из первых осетинских просветителей — священник Аксо Колиев: «Всё религиозное, доселе встреченное мною в Осетии, преисполнило меня сострадания, я всюду видел остатки правоверного исповедания. Но, увы, искажённого!».

Памятник священнику Аксо Колиеву во Владикавказе

В середине XIX века выдвинулась плеяда выдающихся просветителей: помимо Колиева это были епископ Владикавказский Иосиф (Чепиговский), священники Михаил Сухиев, Алексий Гатуев и др. Важнейшим просветительским центром стала Осетинская церковь Владикавказа. В результате было восстановлено множество древних поруганных храмов и построены новые. Основаны десятки школ, в которых обучались и мальчики, и девочки. Последнее было новаторством в условиях того времени и с учётом кавказской специфики. К 1880 году действовали семь женских школ, где обучались около двухсот девочек, многие из которых впоследствии стали учительницами и несли грамотность новым поколениям осетин.

Памятная доска «апостолу Осетии» епископу Иосифу в Новоспасском монастыре Москвы

Большой вклад был внесён в развитие осетинской культуры. Аксо Колиев стал основоположником современной осетинской поэзии, а епископ Иосиф вместе со священниками-осетинами составил осетинский алфавит (на основе русского) и издал множество книг на осетинском языке.

И это лишь небольшая часть огромной просветительской работы, которая была осуществлена в Осетии и других регионах. Результатом её стало то, что древние корни христианской цивилизации на Северном Кавказе дали новые всходы.

Кафедральный собор Пятигорской и Черкесской епархии в Пятигорске

После череды конфликтов был найден путь мирного сосуществования разных культур и религиозных традиций. В X веке арабский путешественник Ибн Хаукаль так описывал положение в Дагестане: «…народ Серира — христиане. Между жителями Серира и мусульманами мир».

Хотелось бы, чтобы мир между христианами и мусульманами укреплялся и в наше время.

Проект храма св. Александра Невского в Северной Осетии

Северный Кавказ — сакральное место России

Несомненно, Северный Кавказ — один из сакральных центров России. Причём не только для христиан. Достаточно упомянуть, что в Дербенте действует одна из древнейших мечетей мира, построенная в VIII столетии.

Как сказал архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт: «Кавказ — это древняя христианская земля, крещённая задолго до Руси. Это благословенная земля, где Бог дал нам всё необходимое для жизни с избытком. (…) Кавказский дом строился тысячелетиями, и всегда в нём жили разные этносы, исповедовали разные веры, что не мешало никому».

Монументальное изображение Господа нашего Иисуса Христа в Ессентуках

14 октября 2017 года президент Владимир Путин подписал указ о праздновании в 2022 году 1100-летия крещения Алании.

Как и в крымском Херсонесе, современная Россия на Кавказе узнаёт свои сакральные корни, чтобы, сохранив государственное единство и вековые традиции, пронести их через очередное столетие нашей многотрудной истории…

Евгений Олегович Иванов
01.10.2019

Источник: общественно-политический журнал «Мужская работа».
https://stbasil.center/2019/10/01/christianity-in-north-caucasus/

В Карачаево-Черкесии на склоне горы Мицешта, напротив Нижне-Архызского городища, неподалёку от зеленчукской обсерватории в конце 1990-х годов был обнаружен наскальный лик Иисуса Христа древнего происхождения.