Пророчества Иоанна Кронштадтского

Источник: авторский блог Дмитрия Беляева

Сегодня день поминовения святого праведного Иоанна Кронштадтского. 2 января 1909 года (20 декабря 1908 г. по ст.ст.), ровно сто семь лет тому назад его не стало. На Руси издревле почитали два типа людей — богатырей-воинов и святых Русской Православной Церкви. Многие воины, такие, к примеру, как Александр Невский и Илья Муромец, в конце своей земной жизни принимали монашеский постриг и были прославлены в лике святых.

Многие из них также имели пророческий дар. Поэтому я решил познакомить читателей с пророчествами святого Иоанна.

К Иоанну Кронштадтскому в русском народе совершенно особое отношение.

Как известно, со времён Петра I институт патриаршества был упразднён. Формально главой Русской Православной Церкви являлся Царь, как Помазанник Божий.

Однако, на рубеже XIX-XXвв. совершенно феноменальную популярность в народе приобрел протоиерей Иоанн (Сергиев), настоятель Андреевского собора в г.Кронштадт.

С чем была связана столь широкая народная любовь?

На то было множество причин.

Кронштадт, чтобы вы понимали, на тот момент был крайне неблагополучным местом. Город-крепость в Финском заливе защищал столицу Российской Империи от поползновений с Севера.

К слову сказать, прадед моего деда генерал от артиллерии (маршал — по советской табели о рангах) Тимофей Михайлович Беляев был комендантом кронштадтской крепости в период с 1903 по 1907 гг.

Те же англичане и французы не раз ломали зубы о кронштадтские форты и доблестный Балтийский флот.

Чего стоит только эпизод т.н. «Крымской войны» (в реальности — Восточная война), когда англо-французские эскадры не смогли взять Кронштадт и были вынуждены с позором отступить.

Тем не менее, война получила название Крымской (преимущественно в тогдашних «мировых СМИ») именно потому, что навалившись скопом им удалось взять город-герой Севастополь.

Можно сказать, что в геостратегическом плане Кронштадт представляет не меньшую ценность, чем Севастополь.

Так вот, Кронштадт в те годы населяли в основном матросы и офицеры, а также в большом количестве «беднота». То есть бродяги, нищие, калеки и прочий люд, который туда отправляли из Санкт-Петербурга как в ближнюю ссылку («наводя порядок» в столице).

Разумеется, это были люди, перенесшие страдания, и они особенно сильно тянулись к духовнику, коим для многих и стал протоиерей Иоанн Кронштадтский.

Так вот здесь очень важно отметить одну вещь.

Церковь — это такая же часть народа, как и армия, как и государство в целом.

Поэтому когда весь народ поражают различные пороки, то в той или иной степени они затрагивают и такой социальный срез как духовенство.

Однако, здесь следует подчеркнуть, что пороки поражают лишь часть народа (наиболее слабую, восприимчивую). Точно также нельзя судить о всей Церкви (тем более, что земная Церковь — это лишь часть Церкви Небесной) по отдельным представителям духовенства.

Короче говоря, такие пороки как мздоимство и казнокрадство были всегда в той или иной мере.

И тогда, точно также как и сегодня, часть церковного духовенства (далеко не большая, кстати говоря), пользуясь своей безнаказанность, утопала в грехе.

Чего только стоит одно признание масонского Временного Правительства тогдашней верхушкой Русской Православной Церкви.

Несмотря на всё это, были и достойные священнослужители, которых почитали в народе.

Самый известный из них — батюшка Иоанн. Это действительно достойный пример не только для сегодняшнего духовенства, но и для всех людей, которые связаны так или иначе с общественной деятельностью.

И вот почему:

  • Через его руки в год проходило порядка 1 млн рублей (приблизительно — несколько млрд по текущим меркам). При этом ни одной копейке он не оставлял себе. За 53 года служения он жил в одной и той же крохотной квартире, которая сегодня является музеем и доступна для посещения каждому гостю г.Кронштадт.
  • Он был на связи со всей страной — поэтому так близок к народу.
    • Во-первых, он сам часто путешествовал по России. Открывал новые храмы и монастыри.
    • Во-вторых, к нему в Кронштадт со всей России ехали сотни тысяч людей. В неделю около нескольких тысяч гостей со всей России посещали Андреевский собор.
    • В-третьих, он беспрестанно получал письма, в том числе с прошениями, и ни одного не оставлял без ответа.
  • Он был вхож в любые слои общества. Именно Иоанн Кронштадтский в Ливадии причащал императора Александра III в 1894 году. При этом он всегда оставался простым и понятным для народа.

Интересный факт. Наверное, это единственный случай за всю историю Русской Православной Церкви. Святейший Синод разрешил отцу Иоанну проводить массовую исповедь, потому что народу было так много на каждой его службе, что физически исповедовать всех просто не было возможности (см. вторую иллюстрацию выше по тексту).

Возвращаясь к Кронштадту. Отец Иоанн был не просто священником. Он занимался активно созданием домов трудолюбия. Таким образом он обеспечивал «бедняков» работой, а общество — предметами первой необходимости, которые и производились в домах трудолюбия.

Думаю, всего выше сказанного вполне достаточно, чтобы составить хотя бы поверхностное представление о человеке эпохи.

Давайте же вернёмся к заголовку публикации. Пророчества отца Иоанна Кронштадтского о России. Во многом он оказался прав.

Его слова звучат особенно актуально сейчас, когда Россия вновь сталкивается с перманентыми угрозами существования.

Вот, послушайте:

«Если соберем волю каждого
в одну волю — выстоим!
Если соберем совесть каждого,
в одну совесть — выстоим!
Если соберем любовь к России каждого;
в одну любовь — выстоим! »

Звучит как будто о сегодняшнем дне!

Нас дробят, атомзируют социум на хипстеров и креаклов, которым легко наболотить голову всякой дрянью.

Надо объединяться на почве исторической памяти, семьи и уважению к делу наших предков!

«Богоматерь спасала Россию много раз. Если Россия стояла до сих пор, то только благодаря Царице Небесной. А теперь какое тяжелое время мы переживаем! Теперь университеты наполнены евреями, поляками, а русским места нет! Как может помогать таким людям Царица Небесная? До чего мы дожили! Интеллигенция наша – просто глупа. Несмысленные, поглупевшие люди! Россия, в лице интеллигенции и части народа, сделалась неверною Господу, забыла все Его благодеяния, отпала от него, сделалась хуже всякой иноплеменной, даже языческой народности. Вы забыли Бога и оставили Его, и Он оставил вас Своим отеческим промыслом и отдал вас в руки необузданного, дикого произвола. Христиане, которые не веруют в Бога, которые с евреями действуют заодно, которым все равно, какая вера: с евреями они евреи, с поляками они поляки, – те не христиане, и погибнут, если не раскаются…»

Интеллигенция, как говорил Ленин, — … Не будем повторяться. Она гниет быстрее всего, т.к. находится на месте головы рыбы, если рыба — это общество.

Поэтому в начале 90-ых Россию заполонили разнообразные секты, главная цель которых — увести русского человека с его исконного пути. Завести в болото фантазии и бесовства, доведя до безумия и отчаяния. Посмотрите, сколько зла различные секты сделали на территории исторической России. В том числе и на Украине, где у власти находятся откровенные фанатики типа сайентолога Яценюка и «кровавого пастора» баптиста Турчинова, которые на пару развязали войну против провозглашенных народных республик Юго-Востока бывшей Украины.

«Правители-пастыри, что вы сделали из своего стада? Взыщет Господь овец Своих от рук Ваших!.. Он преимущественно надзирает за поведением архиереев и священников, за их деятельностью просветительною, священнодейственною, пастырскою… Нынешний страшный упадок веры и нравов весьма много зависит от холодности к своим паствам многих иерархов и вообще священнического чина».

Похоже на день сегодняшний? Как ценятся в народе священнослужители от Бога, а не «от кошелька».

История повторяется по спирали.

Некоторые невоцерковлённые, но крещёные люди, увидев пару раз какую-то несправедливость в лице некоторых священнослужителей «от кошелька», начинают неосознанно экстраполировать увиденное на всю Церковь. Смею заверить, что это не так. Каждый воцерковлённый человек может подтвердить мои слова.

Если вам не нравится какой-то «поп» (иногда бывает трудно некоторых церковников назвать священнослужителями), вы просто можете выбрать другой храм и приход.

Как говорят в народе — каков поп, таков и приход. А это значит, что у хорошего священника всегда будет много духовных чад, а у худого духом — мало.

«Как люди измельчали, принизились, развратились, утратив совершенно дух христианский, и стали язычниками, а иногда и хуже их по животному образу жизни. К такому состоянию нравов привела нашу интеллигенцию и отчасти простой народ разнузданная печать, особенно подпольная. Долго она домогалась полной свободы и наконец достучалась. Так или иначе, но этот серп пожнет нас. Страшный Суд ждет человечество».

Без комментариев.

«Нынешние беспокойные и непризнанные политики питают вожделения конституционного или республиканского правления и в России, но они не понимают истории и характера русского народа, который не может быть без Царя самодержавного, который живет им и на него одного, после Бога и Царицы Небесной, возлагает свои надежды. Итак будем благоговеть перед Царем, как данным от Бога самодержцем для блага России».

Удивительно. Прошло сто лет. Трижды сменился строй (республиканская Россия — Советский Союз — Российская Федерация), а как Россию ни называй, все равно народ в своём коллективном бессознательном хочет видеть Царя в той или иной форме.

Про эфемерную «свободу», о которой и поныне мечтают представители либеральной интеллигенции:

«Ни одна страна в мире никогда в таких широких размерах не испытывала такого огульного, всеобщего вреда от безвластия и неповиновения властям, не несла таких материальных, политических и нравственных убытков и застоя в торговле, промышленности и образовании, как Россия… Когда вследствие общего неповиновения властям и бездействия подчиненных членов общества, и при этом бездействии властей, деятельность прекращается, словно в органическом теле прекращается кровообращение, — тогда все в обществе замирает, падает, разрушается, общественная безопасность исчезает и члены общества идут одни против других, дозволяются полный разгул воровства, хищений, вражды, убийства. Так было на днях в России, когда всюду перестали работать учебные заведения, мастерские с рабочими, железные дороги, почты, телеграфы… Подлинно Россия пришла в состояние хаоса».

«Всеми теперь овладела горячка и жажда свободы. Но свобода большинством понимается неправильно, не по Божьему разуму, а по человеческому, слепому, понимается, как повод к угождению плоти, в которой не живет доброе. «Ибо все, что в мире, есть похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего», она вражда против Бога.

Возьмем для примера свободу печати, представители которой в шутку или всерьез называют её шестой великой державой… Всеми силами они добивались от правительства этой свободы и — добились! Но что же это за свобода? Свобода иных скорописцев писать и печатать все, что ни попало на глаза, что только пришло на ум, или то, чем бы можно напакостить ненавидимому человеку или обществу, и — свобода обливать литературной грязью свою же пишущую братию, братию добросовестную, верующую, разумную, искреннюю, патриотическую, — истинно соль, цвет литературы. Что же это за свобода? Это чернильный поход против истинной свободы, попытка уничтожить в печати все, что есть истинного, прекрасного, разумного, идеального, твердого в вере, политике, общежитии, в семье, в воспитании, в домашних и общественных работах, в государственном управлении; отвратительно читать в некоторых мелких газетах, а иногда и крупных, ругательные выходки против газет серьезных…

Возьмем ещё свободу политическую. Печать дождалась от правительства и этой свободы. Что же вышло? Все газеты и журналы заговорили о политике — на сотни ладов, кто во что горазд и кто чем, каким складом мысли богат. Все высшие, даже иные и средние учебные заведения ринулись в политику, до понятия которой не доросли, и, задавшись политикой, забыли, что они воспитанники, забыли свои книги, свои специальности, критикуют и дразнят своих профессоров, потребовали себе автономии, как мужи зрелого возраста, устранили начальство и провозгласили безначалие. И в Государственную думу они залезть не прочь. А там что будут делать? Нетрудно догадаться… А что, если и простой народ от сохи и косы пойдет заниматься только политикой? Кто будет пахать и сеять?

А что такое свобода в вере, которая допущена даже правительством? Свобода исповедовать веру, какую кто хочет; при этом даже православным не возбраняется оставлять свою веру и идти хоть бы в магометанство и идолопоклонство; свобода в вере по-нынешнему допускает хулить всячески — кто только захочет — и свою веру православную, потому что исповедники других вер уважают и хвалят свою веру или иноверие. Писатели неблагонамеренные, по крещению православные, действительно свободно, без зазрения совести дурно отзываются о православной вере и о ее Церкви, о пастырстве ее… Это ли свобода, чтобы вконец убить веру и надежду народа? Грешили наши предки, но грех грехом называли, а нынешние либералы, согрешая, стараются грех оправдать, как бы законное дело. Грехи похоти плотской, по их учению, не только простые слабости человеческой природы, но и законы природы, её требования. Находятся между ними такие, которые боготворят и самую страсть плотскую, как в древности поклонники Артемиды, устраивающие оргии с беззаконными смешениями. И вся эта мерзость печатается, и ее читают, и о ней рассуждают без омерзения, без отвращения, как будто о достойном внимания! Это ли свобода? Нет, это не свобода, а ужасное рабство греху и страстям, имеющее последствием страшную казнь Божию, истребление рода и муку вечную».

Как говорится, за что боролись — на то и напоролись.

«Я предвижу восстановление мощной России, ещё более сильной и могучей. На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая — по старому образцу, крепкая своей верою во Христа Бога и Святую Троицу — и будет по завету князя Владимира, — как единая Церковь».

Прямо в точку.

Россия воспрянет, как только поймёт — что она не двадцати лет отроду РФ, а тысячелетняя Святая Русь!

Этот процесс уже идёт полным ходом. На славу нам, на зло врагам.

«Русский человек должен понять, что Россия – это подножие Престола Господнего, и благодарить Бога за то, что он русский! «

Россия — наследница Византийской империи, как Византия была — наследницей Римской империи.

Именно Россия сегодня является ковчегом исконной Православной веры.

И как оплот Православия и подножие Престола Господня наша страна исполняет свою историческую миссию — борьбу со злом.

Больше не буду утомлять ваше внимание.

Ищущий — всегда найдёт.

Кому интересно — вот полное житие отца Иоанна.

В качестве заключения

Последнее, что хотелось бы отметить.

106 лет, как святого Иоанна Кронштадтского нет с нами. Но дело его живёт.

Сегодня более чем в 20 странах мира существует 240 различных храмов, библиотек, приютов, гимназий, больниц, домов трудолюбия имени св.прав.Иоанна Кронштадтского.

Все они объединены в единую Иоанновскую семью.

Хочу также обратить ваше внимание на следующий фильм:

Что нам сегодня даёт знание об Иоанне Кронштадтском?

Безотносительно того, верующий вы человек или нет, это наглядный пример того, как один русский человек может изменить целый мир.

Читая об Иоанне Кронштадтском, изучая его жизнь, можно многое понять — как творить благо для миллионов страждущих, за какие заслуги приходит народная любовь.

Мы русские — никогда не забывайте об этом.

С наступающим Рождеством Христовым!

Теперь мои статьи можно прочитать и на Яндекс.Дзен-канале.

Подпишитесь на рассылку

Один раз в день Вам на почту будут приходить материалы Николая Старикова, достойные внимания. Можно отписаться в любой момент.

Отправляя форму, Вы даёте согласие на обработку и хранениe персональных данных (адреса электронной почты) в полном соответствии с №152-ФЗ «О персональных данных».

>Преставился св. прав. Иоанн Кронштадтский

20.12.1908 (2.01). — Преставился св. прав. Иоанн Кронштадтский

Иоанн Кронштадтский – молитвенник земли Русской
Св. Иоанн Кронштадтский, Союз Руского Народа и еврейский вопрос

Св. прав. Иоанн Кронштадтский († 20 дек. 1908) уже при жизни почитался православным народом как Всероссийский Пастырь, как «святой батюшка».

Будучи еще студентом Петербургской духовной академии, Иван Сергиев видел, что люди в столице, просвещенные ранее светом Христовым, забыли Бога и сделались дикарями. И тогда в 1855 г. он выбрал священнический путь среди городских неоязычников из христиан и понес людям слово любви и свои святые молитвы.

Свой долг пастыря отец Иоанн видел в духовно-нравственном врачевании погибающих людей. Он сурово обличал неверие, богоборчество, сектанство, предвидя грядущие скорбные испытания для России и русского народа. «Держись же, Россия, твердо веры твоей, и Церкви, и Царя Православного, если хочешь быть непоколеблемой людьми неверия, безначалия и не хочешь лишиться царства и Царя Православного. А если отпадешь от своей веры, как уже отпали от нее многие интеллигенты, то не будешь уже Россией или Русью святой, а сбродом всяких иноверцев, стремящихся истребить друг друга. И если не будет покаяния у русского народа, – конец міра близок. Бог отнимет у него благочестивого Царя и пошлет бич в лице нечестивых, жестоких, самозваных правителей, которые зальют всю землю кровью и слезами», – пророчествовал о. Иоанн.

В годы так называемой «первой революции» отец Иоанн стал для нее могучей духовной преградой. Он четко видел в стане революционеров и наиболее активное ядро из представителей самого антихристианского народа, не раз называя его своим именем. Но и о русских либералах высказывался откровенно:
«Христиане, которые не веруют в Бога, которые с евреями действуют заодно, которым все равно, какая вера: с евреями они евреи, с поляками они поляки, — те не христиане, они только званые, и погибнут, если не раскаются» (2.10.1908). («Моя жизнь во Христе»).

Всероссийский батюшка активно поддержал простых русских людей, стихийно выступивших в смутные годы «первой революции» на защиту православной государственности. Он благословил создание Союза Русского Народа и вступил в него рядовым членом (членский билет № 200787). При вступлении в СРН он собственноручно подписал такое заявление: «Желая вступить в число членов Союза, стремящегося к содействию всеми законными средствами правильному развитию начал Русской государственности и русского народного хозяйства на основах Православия, Неограниченного Самодержавия и Русской Народности, — прошу зачислить меня как единомышленника».

26 ноября 1906 г. в Юрьев день памяти св. Георгия Победоносца, небесного покровителя Союза, о. Иоанн лично присутствовал на обряде торжественного освящения хоругви и знамени СРН в Михайловском Манеже. Отец Иоанн с благоговением поцеловал знамя и вручил его преклонившему колена главе Союза А.И. Дубровину. В адрес участников III Всероссийского Съезда Русских Людей в Киеве в октябре 1906 г. он прислал приветственную телеграмму: «Восторженно слежу за речами и деяниями съезда и благодарю от всего сердца Господа, смилостившегося над Россией и собравшего около колыбели русского христианства верных чад Своих для единодушной защиты Веры, Царя и Отечества». В октябре 1907 г. решением Главного Совета Союза о. Иоанн был избран пожизненным почетным членом. «Алкая и жаждая духовной близости к тебе и единения с тобою, Добрый Пастырь, Главный Совет Союза Русского Народа избрал тебя единогласно в свои почетные члены», — говорилось в решении Главного Совета. Отец Иоанн Кронштадтский и материально поддерживал Союз, он передал в виде взноса большую по тем временам сумму в 10 тысяч рублей.

Отец Иоанн призывал народ вести борьбу против революционеров по-христиански и осуждал безсмысленное насилие, какими выглядели еврейские погромы. Однако погромы часто провоцировались намеренно теми, кто хотел использовать их в своих политических и революционных целях – и в этом о. Иоанн тоже честно разобрался. Строго осудив поначалу, под воздействием еврейской печати, русско-молдавских участников Кишиневского погрома в 1903 г., позже он опубликовал заявление: «Взываю къ христiанамъ кишиневскимъ: простите исключительно только къ вамъ обращенную мною укоризну въ совершившихся безобразiяхъ. Теперь я убежденъ изъ писемъ очевидцевъ, что нельзя обвинять однихъ христiанъ, вызванныхъ на безпорядки евреями, и что въ погроме виноваты преимущественно сами евреи… Я достоверно убедился, что евреи сами были причиною того буйства, увечiй, которыя ознаменовали 6-е и 7-е числа апреля. Уверился я, что христiане въ конце-концовъ остались обиженными, а евреи за понесенные убытки и увечья сугубо награжденными отъ своихъ и чужихъ собратiй» (журнал ”Наблюдатель”, 1903г., №6, стр.48, 49).

Богословские суждения о. Иоанна в вопросе иудаизма были также точно выверены и далеки от царившей в обществе и даже среди духовенства «филосемитской повинности»: «Весь Израиль спасется (Рим. 11:26), весь Израиль, то есть истинные израильтяне, как Нафанаил, о котором Господь сказал: Се воистинну израильтянин, в немже льсти несть (Иоан. 1, 47). Вот какие израильтяне спасутся. Евреи в большинстве за свое лукавство и безчисленные злодеяния, в коих не покаялись, погибнут» («Последний дневник»).

Вся жизнь о. Иоанна – образец православного христианина, священника Божия, который не покорился «бедным и немощным началам» материальным, как и духу міра сего в образованных слоях, а жил в Боге и для Бога как народный молитвенник и праведник, как монах в міру, в тяжкий период обострения духовной брани столь дивно спасавший душу свою и тысяч людей вокруг себя.

Страдальцы православные говорили себе: труден путь нашего спасения… Но все же этот путь, и при нынешних условиях нашей жизни, проходим. Жизнь дорогого батюшки Кронштадтского подтверждает это: он не в затворе спасался; не удален был от міра, а жил, работал в самом центре его, в обычных наших «мірских» условиях, подвергаясь непрерывным нападкам врагов Православия… На это бежала посмотреть толпа народная, со всей России бежала — алчущая правды, плачущая о грехах. Она, видя немощи свои, хотела хоть чуточку духовно обогреться около того, вся жизнь которого была «во Христе», который для русского народа более полусотни самых тяжких предреволюционных лет, когда враги Христовы пошли в наступление на Русь Святую, был своего рода духовным «костром», к которому стремились перезябшие в греховной суете люди.

По молитвам о. Иоанна совершались чудесные исцеления тысяч людей. И к нему шли за благодатным врачеванием не только православные, но и иноверцы, и магометане, и даже порою отчаявшиеся иудеи.

Его святость видел и Государь Александр III. Именно отца Иоанна Царь пригласил в Ливадию в октябре 1894 г., предчувствуя свою кончину. Отец Иоанн писал позже, что он «оставался в Высочайшем присутствии до самой блаженной кончины Государя… Государь Император выразил желание, чтобы я возложил мои руки на главу его, и когда я держал, Его Величество сказал мне: «Вас любит народ». — «Да, — сказал я, — Ваше Величество, Ваш народ любит меня». Тогда он изволил сказать: «Да, потому что он знает, кто вы и что вы» (точные его слова)».

Отец Иоанн скончался 20 декабря 1908 г. и был погребен в основанном им Ивановском монастыре, близ реки Карповки в Санкт-Петербурге.

Император Николай II скорбел, что «угас великий светильник Церкви Христовой и молитвенник земли Русской, всенародно чтимый пастырь и праведник», и через 3 недели после кончины о. Иоанна издал Высочайший Рескрипт, в котором выразил пожелание ежегодно ознаменовывать день кончины отца Иоанна молитвенным поминовением, положив этим основу для его причисления к лику святых.

Прославление его состоялось в Русской Православной Церкви за границей в 1964 г., в Московской Патриархии – в 1990 году.

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/25010204

ПРОРОЧЕСКОЕ ВИДЕНИЕ святого о.Иоанна Кронштадтского о судьбах России и мира. (ВИДЕО)

Видение Св. Праведного Иоанна Кронштадского (взято из фильма «Видения на Неве») о последних временах и конце света. «Вот — смотри, — указал старец рукою, -видишь?!» Вижу горы. — Нет, это гора трупов человеческих вся размокла в крови. Я перекрестился и спросил старца, что это значит? Что это за трупы? — Это иноки и инокини, странники…

Пророческое видение святого праведного о.Иоанна Кронштадтского
о судьбах России и мира

Господи, благослови! Я многогрешный раб Иоанн, иерей Кронштадтский, пишу сие видение. Мною писано и моею рукою то, что я видел, то и передал письменно.

В ночь на 1-е января 1908 года, после вечерней молитвы я сел немного отдохнуть у стола. В келье моей был полумрак, перед иконой Божией Матери горела лампада. Не прошло и получаса, я услышал легкий шум, кто-то легко коснулся моего правого плеча и тихий легкий ласковый голос сказал мне: «Встань, раб Божий Иван, пойдем со мною». Я быстро встал.

Вижу, передо мною стоит: дивный чудный старец, бледный, с сединами, в мантии, в левой руке четки. Посмотрел на меня сурово, но глаза были ласковые и добрые. Я тут же от страха чуть было не упал, но чудный старец поддержал меня — руки и ноги у меня дрожали, я хотел что-то сказать, но язык мой не повернулся. Старец меня перекрестил, и мне сделалось легко и радостно — я тоже перекрестился. Затем он посохом указал на западную сторону стены — там тем же посохом начертил: 1913, 1914, 1917, 1922, 1930, 1933, 1934 года. Вдруг стены не стало. Я иду со старцем по зеленому полю и вижу — масса крестов стоит: тысячи, миллионы, разные: малые и великие, деревянные, каменные, железные, медные, серебряные и золотые. Я проходил мимо крестов, перекрестился и осмелился спросить старца, что это за кресты? Он ласково ответил мне: это — те, которые за Христа и за Слово Божие пострадали.

Идем дальше и вижу: целые реки крови текут в море, и море красное от крови. Я от страха ужаснулся и опять спросил чудного старца: «А что это крови так много пролито?» Он опять взглянул и сказал мне: «Это христианская кровь».

Затем старец указал рукой на облака, и вижу массу горящих, ярко горящих светильников. Вот они стали падать на землю: один, два, три пять, десять, двадцать, Затем стали падать целыми сотнями, все больше и больше, и все горели. Я очень скорбел, почему они не горели ясно, а только падали и тухли, превращаясь в прах и пепел. Старец сказал: смотри, и я увидел на облаках только семь светильников и спросил старца, что это значит? Он, склонивши голову, сказал: «Светильники, которые ты видишь, падающие, что значит Церкви упадут в ересь, а семь светильников горящих осталось — семь Церквей Апостольских соборных останутся при кончине мира».

Затем старец указал мне, смотри, и вот я вижу и слышу чудное видение: Ангелы пели: «Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф». И шла большая масса народу со свечами в руках, с радостными сияющими лицами; здесь были цари, князья, патриархи, митрополиты, епископы, архимандриты, игумены, схимники, иереи, диаконы. послушники, странники Христа ради, миряне, юноши, отроки, младенцы; херувимы и серафимы сопровождали их в райскую небесную обитель.

Я спросил старца: «Что это за люди?» Старец, как будто зная мою мысль, сказал: «Это все рабы Христовы, пострадавшие за святую Христову Соборную и Апостольскую Церковь». Я опять осмелился спросить, могу ли я присоединиться к ним. Старец сказал: нет, еще рано тебе, потерпи (обожди). Я опять спросил: «Скажи, отче, а младенцы как?» Старец сказал: это младенцы тоже пострадали за Христа от царя Ирода (14 тысяч), а также и те младенцы получили венцы от Царя Небесного, которые истреблены в чреве матери своей, и безымянные. Я перекрестился: «Какой грех великий и страшный матери будет — непростительный».

Идем дальше — заходим в большой храм. Я хотел перекреститься, но старец мне сказал: «Здесь мерзость и запустение». Вот вижу очень мрачный и темный храм, мрачный и темный престол. Посреди церкви иконостаса нет. Вместо икон какие-то странные портреты со звериными лицами и острыми колпаками, а на престоле не крест, а большая звезда и Евангелие со звездой, и свечи горят смоляные, — трещат, как дрова, и чаша стоит, а из чаши сильное зловоние идет, и оттуда всякие гады, жабы, скорпионы, пауки ползают, страшно смотреть на все это. Просфоры тоже со звездою; перед престолом стоит священник в ярко красной ризе и по ризе ползают зеленые жабы и пауки; лицо у него страшное и черное, как уголь, глаза красные, а изо рта дым идет и пальцы черные, как будто в золе.

Ух, Господи, как страшно — затем на престол прыгнула какая-то мерзкая, гадкая, безобразная черная женщина, вся в красном со звездою на лбу и завертелась на престоле, затем крикнула как ночная сова на весь храм страшным голосом: «Свобода» — и стала, а люди, как безумные, стали бегать вокруг престола, чему-то радуясь, и кричали, и свистели, и хлопали в ладоши. Затем стали петь какую-то песню, — сперва тихо, затем громче, как псы, потом превратилось все это в звериное рычание, дальше в рев. Вдруг сверкнула яркая молния и ударил сильный гром, задрожала земля и храм рухнул и провалился сквозь землю.

Престол, священник, красная женщина все смешалось и загремело в бездну. Господи, спаси. Ух, как страшно. Я перекрестился. Холодный пот выступил на лбу у меня. Оглянулся я. Старец улыбнулся мне: «Видел? — сказал он. — Видел, Отче. Скажи мне, что это было? Страшно и ужасно». Старец ответил мне: «Храм, священники и люди, — это еретики, отступники, безбожники, которые отстали от веры Христовой и от Св. Соборной и Апостольской Церкви и признали еретическую живообновленную церковь, которая не имеет Благодати Божией. В ней нельзя ни говеть, ни исповедоваться, ни приобщаться, ни принимать миропомазания». «Господи, спаси меня, грешного, пошли мне покаяние — смерть христианскую», — прошептал я, но старец успокоил меня: «Не скорби, — сказал, — молись Богу».

Мы пошли дальше. Смотрю — идет масса людей, страшно измученных, на лбу у каждого звезда. Они, увидев нас, зарычали: «Молитесь за нас, святые отцы, Богу, очень нам тяжело, а сами мы не можем. Отцы и матери нас не учили Закону Божьему и даже имени христианского у нас нет. Мы не получили печати дара Духа Святого (а красного знамени)».

Я заплакал и пошел вслед за старцем. «Вот — смотри, — указал старец рукою, -видишь?!» Вижу горы. — Нет, это гора трупов человеческих вся размокла в крови. Я перекрестился и спросил старца, что это значит? Что это за трупы? — Это иноки и инокини, странники, странницы, за Святую Соборную и Апостольскую Церковь убиенные, не пожелавшие принять антихристовой печати, а пожелали принять мученический венец и умереть за Христа. Я молился: «Спаси, Господи, и помилуй рабов Божиих и всех христиан». Но вдруг старец оборотился к северной стороне и указал рукой: «Смотри».

Я взглянул и вижу: Царский дворец, а кругом бегают разной породы животные и разной величины звери, гады, драконы, шипят, ревут и лезут во дворец, и уже полезли на трон Помазанника Николая II, — лицо бледное, но мужественное, — читает он Иисусову молитву. Вдруг трон пошатнулся, и пала корона, покатилась. Звери ревели, бились, давили Помазанника. Разорвали, и растоптали, как бесы в аду, и все исчезло.

Ах, Господи, как страшно, спаси и помилуй от всякого зла, врага и супостата. Я горько заплакал, вдруг старец взял меня за плечо, — не плачь, так Господу угодно, и указал: «Смотри» — вижу показалось бледное сияние. Сперва я не мог различить, но потом стало ясно — предстал Помазанник невольный, на голове у него из зеленых листьев венец. Лицо бледное, окровавленное, с золотым крестиком на шее. Он тихо шептал молитву.

Затем сказал мне со слезами: «Помолись обо мне, отец Иван, и скажи всем православным христианам, что я умер, как мученик; твердо и мужественно за Веру Православную и за Святую Соборную и Апостольскую Церковь, и пострадал за всех христиан; и скажи всем православным Апостольским пастырям, чтобы они служили общую братскую панихиду за всех убиенных воинов на поле брани: в огне сгоревших, в море утонувших и за меня, грешного, пострадавших. Могилы моей не ищите, — ее трудно найти. Прошу еще: молись обо мне, отец Иван, и прости меня, добрый пастырь». Затем все это скрылось туманом. Я перекрестился: «Упокой, Господи, душу усопшего раба Божия Николая, вечная ему память». Господи, как страшно. Руки и ноги у меня дрожали, я плакал.

Старец опять сказал мне: «Не плачь, так Богу угодно, молись Богу. Смотри еще». Вот вижу я массу людей, валяющихся, умирающих с голода, которые ели траву, землю ели друг друга, а псы подбирали трупы, везде страшное зловоние, кощунство. Господи, спаси нас и в святой Христовой вере укрепи, мы немощны и слабы без веры. Вот старец опять мне говорит: «Смотри там». И вот вижу я целая гора из разных книг, малых и больших. Между этими книгами ползают смрадные черви, копошатся и распространяют страшное зловоние. Я спросил: «Что это за книги. Отче?» Он ответил: «Безбожные, еретические, которые заражают всех людей всего света мирским богохульным учением». Старец прикоснулся концом посоха к этим книгам, и все это обратилось в огонь, и все сгорело дотла, и ветер развеял пепел.

Затем я вижу церковь, а кругом нее лежит масса поминальцев и грамоток. Я нагнулся и хотел поднять одну, прочитать, но старец сказал, что это те поминальницы и грамоты, которые лежат при церкви много лет, а священники их забыли и не читают никогда, а усопшие души просят помолиться, а читать некому и поминать некому. Я спросил: «А кто же будет?» «Ангелы», — сказал старец. Я перекрестился. Помяни, Господи, души усопших рабов Твоих во царствии Твоем.

Мы пошли дальше. Старец быстро шел, так что я едва успевал за ним. Вдруг оборотился и сказал: «Смотри». Вот идет толпа людей, гонимая страшными бесами, которые немилосердно били и кололи людей длинными пиками, вилами и крючками. «Что это за люди?», — спросил я старца. «Это те, — ответил старец, — которые отпали от Веры и Святой Апостольской Соборной Церкви и приняли еретическую живообновленческую». Здесь были: епископы, священники, диаконы, миряне, монахи, монахини, которые приняли брак и стали жить развратно. Здесь были безбожники, чародеи, блудники, пьяницы, сребролюбцы, еретики, отступники Церкви, сектанты и прочие. Они имеют страшный и ужасный вид: лица черные, изо рта шла пена и зловоние, и страшно кричали, но бесы били их немилосердно и гнали их в глубокую пропасть. Оттуда шли смрад, дым, огонь и зловоние. Я перекрестился: «Избави, Господи, и помилуй, страшно все это виденное».

Затем я вижу: масса народа идет; старых и малых, и все в красных одеждах и несли громадную красную звезду, пятиголовую и на каждом углу по 12 бесов сидело, а в середине сидел сам сатана со страшными рогами и крокодиловыми глазами, со львиной гривой и страшной пастью, с большими зубами и из пасти извергал зловонную пену. Весь народ кричал: «Вставай, проклятьем заклейменный». Появилась масса бесов, все красные, и клеймили народ, прикладывая каждому печать на лбу и на руку в виде звезды. Старец сказал, что это есть печать антихриста. Я сильно испугался, перекрестился и прочитал молитву: «Да воскреснет Бог». После этого все исчезло, как дым.

Я торопился и едва успевал идти за старцем, вот старец остановился, указал мне рукою на восток и говорит: «Смотри». И увидел я массу народа с радостными лицами, а в руках кресты, хоругви и свечи, а посреди, между толпой стоит высокий престол на воздухе, золотая царская корона и на ней написано золотыми буквами: «На малое время». Вокруг престола стоят патриархи, епископы, священники, монахи, пустынники и миряне. Все поют: «Слава в вышних Богу и на земле мир». Я перекрестился и поблагодарил Бога.

Вдруг Старец взмахнул в воздухе три раза крестообразно. И вот я вижу массу трупов и реки крови. Ангелы летали над телами убиенных и едва успевали подносить души христианские к Престолу Божию, и пели «аллилуиа». Страшно было смотреть на все это. Я горько плакал и молился. Старец взял меня за руку и сказан «Не плачь. Так нужно Господу Богу за наше маловерие и окаянство, сему надлежит так быть, Спаситель наш Иисус Христос тоже пострадал и пролил Свою пречистую кровь на кресте. Итак, будет еще много мучеников за Христа, и это те, которые не примут антихристовой печати, прольют кровь и получат мученический венец».

Затем старец помолился, три раза перекрестился на восток и сказал: «Вот исполнилось пророчество Даниила. Мерзость запустения окончательная». Я увидел Иерусалимский храм, а на куполе звезда. Вокруг храма толпятся миллионы народа и стараются войти внутрь храма. Я хотел было перекреститься, но старец задержал мою руку и опять сказал: «Здесь мерзость запустения».

Мы вошли в храм, где было много народа. И вот вижу престол посреди храма. кругом престола в три ряда свечи смоляные горят, а на престоле сидит в ярко красной порфире всемирный правитель-царь, а на голове золотая с бриллиантами корона, со звездою. Я спросил старца: «Кто это?» Он сказал: «Это есть антихрист». Росту высокого, глаза, как уголь, черные, борода черная клином, лицо свирепое, хитрое и лукавое — звероподобное, нос орлиный. Вдруг антихрист встал на престол, выпрямился во весь рост свой, поднял высоко голову и правую руку протянул у народу — на пальцах были когти, как у тигра, и зарычал своим звериным голосом: «Я ваш бог, царь и правитель. Кто не примет моей печати — смерть им тут». Все пали на колени и поклонились и приняли печать на лоб. Но некоторые смело подошли к нему и громко разом воскликнули: «Мы христиане, веруем в Господа нашего Иисуса Христа».

Тогда в один миг сверкнул меч антихриста, и головы христианских юношей скатились и пролилась кровь за веру Христову. Вот ведут отроковиц, женщин и малых детей. Здесь он еще хуже рассвирепел и закричал по звериному: «Смерть им. Эти христиане мои враги — смерть им». Тут же и последовала моментальная смерть. Головы скатились на пол и разлилась кровь православная по всему храму.

Затем ведут к антихристу десятилетнего отрока на поклонение и говорят: «Падай на колени», — но отрок смело подошел к престолу антихриста; «Я христианин и верую в Господа нашего Иисуса Христа, а ты — исчадие ада, слуга сатаны, ты антихрист». «Смерть», — страшным диким ревом заревел им. Все пали перед антихристом на колени. Вдруг тысячи громов прогремели и тысячи молний небесных стрелами огненными летали и поражали слуг антихриста. Вдруг самая большая стрела, огненная, крестообразная, слетела с неба и ударила антихриста в голову. Он взмахнул рукой и упал, корона слетела с головы и рассыпалась в прах, и миллионы птиц летали и клевали трупы нечестивых слуг антихриста.

Вот я почувствовал, что старец взял меня за плечо и сказал: «Идем дальше в путь». Вот я вижу опять масса крови, по колени, по пояс, ox, как много пролито Христианской крови. Тут я вспомнил слово, которое сказано в Откровении Иоанна Богослова: «И будет крови по узды конские». Ax, Боже, спаси меня грешного. На меня напал страх великий. Я был ни жив, ни мертв. Вот вижу ангелы много летают и поют: «Свят, Свят, Свят Господь». Я оглянулся — старец стоял на коленях и молился. Потом он встал и ласково сказал: «Не скорби. Скоро, скоро конец миру, молись Господу, Он милостив к рабам Своим. Уже не годы остались, но часы, и скоро, скоро конец».

Затем старец благословил меня и указал рукой на восток, сказал: «Я иду вот туда». Я пал на колени, поклонился ему и вижу, что быстро отчаливает он от земли. тут я спросил: «Как же имя твое, чудный старче?» Потом я громче воскликнул. «Святый Отче, скажи, как твое святое имя?» — «Серафим, — тихо и мягко сказал он мне, — а что ты видел — напиши и не забудь все это ради Христа».

Вдруг как бы над моей головой ударил звон большого колокола. Я проснулся, открыл глаза. На лбу у меня выступил холодный пот, в висках стучало, сердце сильно билось, ноги дрожали. Я сотворил молитву: «Да воскреснет Бог». Господи, прости меня грешного и недостойного раба твоего Иоанна. Богу нашему Слава. Аминь.

Пророчества Иоанна Кронштадтского

Перечитывая творения, дневники, воззвания св. прав. Иоанна Кронштадтского (1829–1908), протоиерей Владимир Вигилянский сделал заметку в Фейсбуке о том, что тревожное предчувствие кровавого будущего России мучило святого, который постоянно искал истоки будущих бедствий русского народа и краха государственности; в его рассуждениях и пророчествах доставалось очень многим: властям, думцам, либералам, интеллигенции, журналистам, а главное — духовенству. Обличительные речи батюшки всегда сочетались с высочайшей требовательностью и беспощадностью к самому себе — отсюда возникает доверие к его словам.

«Россия забыла Бога спасающего; утратила веру в Него; оставила закон Божий, поработила себя всяким страстям, обоготворила слепой разум человеческий; вместо воли Божией премудрой, святой, праведной — поставила призрак свободы греховной, широко распахнула двери всякому произволу, и от того неизмеримо бедствует, терпит посрамление всего света, — достойное возмездие за свою гордость, — за свою спячку, бездействие, продажность, холодность к Церкви Божией. — Бог карает нас за грехи; Владычица не посылает нам руку помощи. Россию можно назвать царством Господним. Это, впрочем, только с одной стороны. С другой же — по причине безбожия и нечестия многих русских, так называемых интеллигентов, сбившихся с пути, отпавших от веры и поносящих ее всячески, поправших все заповеди Евангелия и допускающих в жизни своей всякий разврат, — русское царство есть не Господне царство, а широкое и раздольное царство сатаны…

Правители-пастыри, что вы сделали из своего стада? Взыщет Господь овец Своих от рук Ваших!.. Господь преимущественно назирает за поведением архиереев и священников, за их деятельностью просветительною, священнодейственною, пастырскою… Нынешний страшный упадок веры и нравов весьма много зависит от холодности к своим паствам многих иерархов и вообще священнического чина.

Грешили наши предки, но грех грехом и называли, а нынешние либералы, согрешая, стараются грех оправдать, будто бы он законное дело. Возьмите вы грехи похоти плотской — все это, по их учению, не только простые слабости человеческой природы, но и законы природы, ее требования.

Россия мятется, страдает, мучается от кровавой внутренней борьбы, от неурожая земли и голода, от страшной во всем дороговизны, от безбожия, от крайнего упадка нравов. Злые времена — люди обратились в зверей, даже в злых духов. Ослабела власть. Она сама ложно поняла свободу, которую дала народу. Сама помрачилась умом и народу не дала ясного понимания свободы. Зло усилилось в России до чудовищных размеров и поправить его почти что невозможно.

Когда вследствие общего неповиновения властям и бездействия подчиненных членов общества, и при этом бездействии, властей деятельность прекращается, словно в органическом теле прекращается кровообращение, — тогда все в обществе замирает, падает, разрушается, общественная безопасность исчезает и члены общества идут одни против других, дозволяются полный разгул воровства, хищений, вражды, убийства».

А вот еще несколько высказываний святого:

«Какого только еще не сделали зла русские люди и в России живущие? Какими еще не растлили себя грехами? Все, все сделали и сделают, что подвигает на нас праведный гнев Божий: и явное безверие, и богохульство, отвержение всяких истинных начал веры, разврат, пьянство, всякие увеселения вместо того, чтобы облечься в траур общественного покаяния печали о грехах, прогневляющих Бога, неповиновение начальству. … В бесовском царстве есть порядок и подчинение одних злых духов другим, низших — высшим, менее сильных — более сильным, а в христианском государстве исчезли всякое подчинение, всякая власть: дети не признают власти родителей, подчиненные — власти начальства, воспитанники — власти воспитателей… богослужение пренебрегается, проповедь бессильна, нравственность христианская более и более падает, анархия растет…».

В воспоминаниях современников о праведном Иоанне находим два характерных случая — и для святого Иоанна, и для духовного состояния студенчества времен революции еще 1905 г., которую застал батюшка и которая стала грозной предвестницей «России страшного года», 1917-го.

Полковник М.Д. Тимофеев вспоминал, как он с друзьями решил разоблачить мнимую святость знаменитого священника. Один из них притворился больным, а товарищи позвали отца Иоанна, чтобы помолился о выздоровлении. Приехав на квартиру, батюшка увидел притворщика в кровати и сказал:

— Теперь я тебе не нужен, но скоро понадоблюсь.

Помолился, денег не взял и уехал.

Участник розыгрыша вспоминал: «Мнимый больной хочет встать с кровати, но не может. Его приковала к ней неведомая сила. Сначала мы не поверили, думали, что притворяется, шутит, а потом и сами струхнули не на шутку».

Поехали студенты опять к отцу Иоанну и стали со слезами на глазах каяться в своем проступке. Святой их утешил, сказал, что их приятель здоров и отпустил с миром. Когда они вернулись, оказалось, что он, действительно, выздоровел. «Этот урок на всю мою жизнь сделал из меня человека религиозного, верующего», — заключил «шутник».

И другой случай, не менее известный, рассказанный А.А. Анкировой: «Когда мы стали разговаривать с о. Иоанном, он говорит мне:

— Говори громче, потому что я плохо слышу с тех пор, как меня студент ударил в Андреевском соборе по щеке.

Продолжая речь, о. Иоанн рассказал мне подробности этого случая так:

— Однажды, когда я служил обедню в Андреевском соборе и вышел из царских врат с чашей, то увидел студента, который закуривал папиросу от лампады перед иконой Спасителя. Я сказал ему: “Что ты делаешь?” Студент, не отвечая, ударил меня по щеке, да так сильно, что Дары расплескались на каменный помост. Я перекрестился, подставил ему другую щеку и сказал: “Ударь еще раз”. Но народ схватил студента. Камни с помоста были потом вынуты и брошены в море».

Становится понятной одна из записей в дневниках праведного Иоанна Кронштадтского, относящаяся к тем временам: «Господи, вразуми студентов; вразуми власти; дай им правду Твою и силу Твою, державу Твою. Господи, да воспрянет спящий царь, переставший действовать властью своею; дай ему мужество, мудрость, дальновидность. Господи, мир в смятении; диавол торжествует, правда поругана. Восстань, Господи, в помощь Церкви Святой. Аминь».

В Свято-Ильинском издании 1980-го года, во втором томе книги И.К. Сурского «Отецъ Iоаннъ Кронштадтскій», читаем: «В одно изъ воскресений осени 1916 г. в Петербургскомъ Иоанновскомъ монастыре, где собирались почитатели о. Иоанна, литургию совершалъ Московский митрополитъ Макарий. После обеда в покоях настоятелыницы монастыря, игумении Ангелины, собрались несколько духовных лиц, а также и военных. Митрополит Макарий прочел собравшимся одно место из дневника о. Иоанна Кронштадтского, в котором были описаны его видения и предсказания, касавшиеся России…

Оказывается, что о. Иоанн за много лет до мировой войны совершенно точно занес в свой дневник и участников войны и ее исход. Военную неудачу царской России и связанную с ними революцию о. Иоанн также предсказал.

Он указал на продолжительность господства революционных идей, на бесчисленные жертвы революции, на потоки крови, на горе и на несчастия всего населения».

Св. прав. Иоанн воистину — не предвидел, а знал, был носителем опытного знания, от Духа Святого. «При жизни преподобного Серафима, за молитвы его, Господь хранил Россию; после него был другой столп, достигавший от земли до неба, отец Иоанн Кронштадтский», — говорил преп. Силуан Афонский.

LiveInternetLiveInternet

Пророчества (предсказания) праведного Иоанна Кронштадтского
Великий прозорливец и пророк святой Иоанн грозно пророчествовал незадолго до своей блаженной кончины о будущих судьбах России.В то время большая часть русской интеллигенции отошла от веры и от православной церкви, стараясь потянуть за собой весь русский народ. «Кайтесь, кайтесь, — взывал он с амвона, — приближается ужасное время, столь опасное, что вы и представить себе не можете». Он говорил, что в противном случае Господь отнимет у России царя и даст ей жестоких правителей, которые всю землю Русскую зальют кровью.
Признание Иоанна Кронштадтского:
«Господи, благослови!
Я, многогрешный Иоанн Кронштадтский, пишу видение мною виденное, передаю вам сию истину, все, что я видел и слышал в ночном видении января 1901 года.
Я прихожу в тихий трепет, что будет с грешным миром. Гнев Божий постигнет скоро нежданно за наше окаянство. Я пишу, и руки мои дрожат, и слезы покрывают мое лицо.
Господи, дай мне крепость и силу, истину и воли Твоея с начала и до конца описать все мною виденное
Так было это видение. После вечерней молитвы я лег немного отдохнуть от усталости моей, в келье был полумрак. Перед иконой Божией Матери горела лампада. Не прошло получаса, слышу легкий шорох, кто-то коснулся моего левого плеча, тихий голос ласково сказал мне: «Встань, раб Божий Иоанн, пойди волею Божией!» Я встал и вижу около меня дивного старца, убеленного сединой, в черной мантии, с посохом в руке: ласково посмотрел на меня, и я от великого страха едва не упал; руки и ноги задрожали, и я что-то хотел сказать, но язык мой не повиновался. Старец перекрестил меня, и мне стало легко и радостно. Потом уже я сам перекрестился. Затем он тем же посохом указал на западную сторону стены, чтобы я смотрел на то место. Старец начертал на стене следующие цифры: 1913, 1914, 1917, 1924, 1934. Потом вдруг стены не стало, я пошел за старцем по зеленому полю и вижу массу крестов деревянных, тысячи стоят на могилах: большие деревянные, и глиняные, и золотые. Я спросил старца: «Что это за кресты?» Он ласково ответил мне: «Это те, которые за веру Христову пострадали и, за слово Божие убитые, оказались мучениками!» И вот идем дальше. Вдруг я вижу целую реку крови, и спросил я старца: «Что это за кровь? Как много пролито?» Старец оглянулся и сказал: «Это кровь истинных христиан!» Затем старец указал на облако, и я вижу массу белых светильников горящих, вижу, они стали падать на землю, один за другим, десятками и сотнями. Все они при падении тускли и превращались в прах. Потом старец сказал мне: «Смотри!» И я вижу на облаках семь горящих светильников. Я спросил: «Что это за светильники падающие?» — «Это падут церкви Божий в ереси, и семь светильников на облаках, эти семь церквей Апостольских, Соборных, останутся до конца мира!» Затем старец показал ввысь, и вот я вижу и слышу пение ангелов, они поют: «Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф!» Шла большая толпа народа со свечами в руках, с радостными, сияющими лицами. Здесь были архиереи, монахи, монахини, масса мирян, молодые, даже юноши и дети. Я спросил чудного старца: «Что это за люди?» — «Это все пострадавшие за святую Соборную, Апостольскую Церковь, за святые иконы от губителей!» Я спросил великого старца, могу ли я присоединиться к ним. Старец сказал: «Рано еще тебе, потерпи, нет благословения Божия!»
И опять я вижу собор младенцев, пострадавших за Христа от царя Ирода, и получили венцы они от Царя Небесного. И вот идем дальше и «заходим в большой храм. Я хотел перекреститься, но старец сказал мне: «Не надо! Здесь мерзость запустения!» Церковь была очень мрачна. На престоле — звезда со звездою, свечи горят смоляные и трещат, как дрова; чаша стоит залита сильным зловонием; просфоры со звездой; перед престолом стоит священник, лицо как смола, а под престолом — женщина, вся красная, со звездой во лбу, во весь храм кричала: «Я свободна!» Господи, страшно! Люди как безумцы стали бегать вокруг престола, кричать, свистеть, в ладоши хлопать и ртом стали петь блудные песни. Вдруг сверкнула молния, загремел ужасный гром, задрожала земля и храм рухнул, провалились женщина, люди и священник и все — в бездну. Господи, как страшно, спаси нас! Я оглянулся. Старец что-то видел, и я вижу. «Отче, скажи мне, что это за страшный храм?» — «Это вселенские люди, еретики, которые оставили святую Соборную Церковь и признали новообновленную, в которой нет благодати Божией: в ней нельзя говеть и приобщаться!» Я испугался и сказал: «Господи, горе нам окаянным — смерть!» Старец успокаивал меня, сказал: «Не скорби, а только молись!» И вот я вижу массу людей, они идут страшно измученные жаждою, во лбу звезды. Они увидели нас и громко кричали: «Святые отцы, помолитесь за нас. Очень тяжело нам, а мы сами не можем. Отцы и матери не учили нас закону Божию. Даже имени Христова нет у нас, мы не получили мира, Духа Святого и отвергли крестное знамение!» И заплакали. Я пошел вслед за старцем. «Смотри!» — и указал мне рукой. Вижу — гора трупов человеческих, замаранных в крови. Я очень испугался, спросил старца: «Что это за трупы?» — «Это монашествующие отвергли и не приняли печати антихристовой, пострадали за веру Христову, Апостольскую Церковь и приняли мученическую кончину и умерли за Христа. Помолись за рабов Божиих!»
Вдруг старец обратился к северной стороне и указал рукой. Смотрю — царский дворец. Вокруг него бегают псы, ярые звери и скорпионы, ревут, лезут, грызут зубами. А на троне, вижу, сидит Царь. Лицо бледное, мужественное, читает Иисусову молитву. Вдруг упал как труп. Корона спала. Помазанника звери потоптали. Я испугался и горько плакал. Старец взял меня за правое плечо: я вижу, в белом саване — Николай Второй. На голове венец из зеленых листьев, лицо бледное, окровавленное, на шее золотой крест. Он тихо шептал молитву, а затем сказал мне со слезами: «Помолись о мне, отец Иоанн. Скажи всем православным христианам, что я умер как Царь-мученик мужественно за веру Христову и Православную Церковь. Скажи Апостольским пастырям, чтобы отслужили братскую панихиду за меня грешного. Могилы моей не ищите!»
А затем все скрылось в тумане. Я горько плакал, молился за Царя-мученика. От страха у меня дрожали руки и ноги. Старец сказал: «Так угодно Богу! Помолись и скажи, чтобы все молились!.. Смотри!» И вот я вижу: такая масса умерших от голода валяется, иные едят траву и зелень. А трупы одних пожирают псы, и страшное зловоние. Господи, у людей нет веры! Из уст извергают богохульства и за это — гнев Божий! И вот вижу целую гору книг, и между теми книгами ползают черви, которые распространяют страшное зловоние. Я спросил старца: «Что это за книги?» — «Безбожные, богохульные, которые будут заражать всех христиан богохульным учением!» И вот старец прикоснулся посохом к книгам, они загорелись, и пепел разнес ветер.
Дальше вижу я церковь, вокруг лежит масса поминальников. Я наклонился и хотел прочитать их, но старец сказал: «Это поминовения, которые много лет лежат, и священники их забыли: не читают, некогда, а усопшие просят молиться!» Я спросил: «Когда же их будут поминать?» И старец сказал: «Ангелы за них молятся!»
И вот пошли дальше, а старец так быстро шагал, что я едва поспевал за ним. «Смотри!» — сказал старец. Вижу, идет большая толпа народа, гонимая страшными бесами, которые били их кольями, вилами и крюками. Я спросил старца: «Что это за люди?» Старец ответил: «Это которые отреклись от святой веры и от Соборной, Апостольской Церкви и приняли новообновленческую». Это были священники, монахи и монахини, миряне, которые отвергли и брак, пьяницы, богохульники клеветники. У всех у них страшные лица, изо рта — зловоние. Бесы били их, гнали в страшную пропасть, оттуда выходил смрадный огонь. Я страшно испугался, перекрестился: «Избави, Господи, от такой участи!»
Вот вижу массу людей, старые и молодые, все в страшном одеянии, вывесили пятиконечную звезду огромную; на каждом углу по двенадцати бесов; на середине — сам сатана со страшными рогами, соломенной головой, испускал он зловредную пену на народ, выраженную в словах: «Вставай, проклятьем заклейменный…» Вдруг появилось множество бесов с клеймами и на весь народ прикладывали печати: на лбы и выше локтя, на руках правых. Я спросил старца: «Что это такое?» — «Это — печать Антихриста!» Я перекрестился и последовал за старцем. Он вдруг остановился и показал на восток рукой. Я вижу большой собор людей с радостными лигами, в руках кресты, вокруг свечи; посреди стоял высокий престол белый, как снег, на престоле — Крест с Евангелием, над престолом, на воздухах золотая царская корона: на ней написано золотыми буквами: «На малое время». Вокруг престола стоят патриархи, епископы, священники, монахи, монахини, миряне. Все пели: «Слава в вышних Богу и на земле мир!..» Я от радости перекрестился, поблагодарил Бога. Вдруг старец взмахнул вверх крестам три раза, вижу массу трупов в крови человеческой, и над ними летали ангелы: берут души убиенных за слово Божие. Ангелы пели при том: «Аллилуйя!» Я смотрел и громко плакал. Старец взял меня за руку и не велел плакать: «Так угодно Богу. Господь наш Иисус Христос пострадал, пролил пречистую кровь Свою за нас. Так будут мучениками те, которые не примут печать антихристову, все прольют свою кровь, получат венец Небесный!»
Затем старец помолился за рабов Божиих и указал на восток. Сбылися слова пророка Даниила: «мерзость запустения».
Вот окончательно вижу Иерусалимскую купальню. Над купальней звезда. Внутри храма толпятся миллионы народа и еще стараются войти внутрь. Я хотел перекреститься, а старец удержал мою руку и сказал: «Здесь мерзость запустения!» Вошли и мы в храм. Там было полно народу: я вижу престол, там горят свечи сальные; на престоле — царь в красной, яркой порфире; на голове золотая корона со звездой. Я спросил старца: «Кто это?» Он сказал: «Антихрист!» Высокого роста, глаза как огонь, черные брови, борода клином, лицо свирепое, хитрое, лукавое, страшное. Он сам на престоле, а руки протянул к народу. На руках когти, как у тигра, и кричал: «Я — царь, и БОГ, и правитель. Кто не примет моей печати, тому — смерть!» Все люди пали и поклонились ему; он стал накладывать печать на лбы и на руки, чтобы получить хлеб, не умереть с голоду и жажды. Вдруг слуги Антихриста привели несколько человек со связанными руками, чтобы они поклонились ему. Они сказали: «Мы христиане, мы все веруем в Господа нашего Иисуса Христа!» Антихрист в один миг снял головы с них: полилась христианская кровь. Затем принесли юношу к престолу Антихриста, чтобы он поклонился, но юноша громко сказал: «Я христианин, верую в Господа нашего Иисуса Христа, а ты посланник, слуга сатаны!» — «Смерть ему!» — закричал Антихрист. Принявшие печать падали и поклонялись ему. Вдруг загремел гром, засверкали тысячи молний, стрелы поражали слуг Антихристовых. Вдруг блеснула большая стрела, с пламенным огнем упала на голову Антихриста, он взмахнул рукой, корона упала, разбилась в прах: летали миллионы птиц и клевали слуг Антихриста. Я почувствовал, как старец взял меня за руку. Идем дальше, и я вижу опять много крови христианской. Тут я вспомнил слова Иоанна Богослова в Откровении: будет кровь… «даже до узд конских». «Ох, Боже мой, спаси меня!» Вижу ангелов, летающих и поющих: «Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф!»
Cmapeц оглянулся и пошел: «Не скорби, скоро, скоро конец миру! Молись Господу, Бог милостив к рабам Своим!» Приблизилось время к концу. Он указал рукой на восток, наконец упал на колени и молился: с ним молился и я. Cтарец, стал отделяться быстро от земли на высоту. Тут я вспомнил: как же имя этого старца? Я громко воскликнул: «Отче, как твое имя?» — «Серафим Саровский! — ответил ласково старец. — Что видел, напиши православным христианам!»
Вдруг как будто бы ударил над моей головой большой колокол, и я услышал звон и проснулся. «Господи, благослови, помоги молитвами великого старца! Ты открыл мне, грешному рабу Иоанну, Кронштадтскому иерею». :