Церковь на сенной площади

Про Церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы, которая до 2 февраля 1961 года стояла на Площади Мира в Ленинграде, написано уже очень много раз. Существует огромное количество рисунков, литографий и фотографий с ней. Однако, авторство этого храма есть вопрос тёмный. Внешним видом храм несколько напоминал стиль Растрелли, поэтому предположительное авторство Растрелли отмечается многими исследователями, однако, автором проекта храма называется и Андрей Квасов.

1960, храм ещё с куполами, но забор уже стоит – демонтаж начался.
Не буду вдаваться в подробности её постройки в 1753 году , перестройки и расширения в 1813 по проекту Луиджи Руска и 1836 по проекту А. И. Мельникова. Отмечу лишь, что крайняя перестройка и надстройка по проекту петербургского епархиального архитектора Г. И. Карпова 1867–1871 годов была последней, после нее храм больше не перестраивался, сохраняя свой облик вплоть до 1960-х годов. Вот про крайние годы существования и снос мы и поговорим, пожалуй. Ибо 50 — 60-е годы XX века — моё любимое время, как всем хорошо известно.
Борьба со всем церковным в этой стране после 1917 года не обошла храм стороной. Из него дважды изымались церковные ценности. В 1923 году храм возвели в ранг собора. С 25 января 1932 года до своего закрытия в апреле 1938 года храм являлся Кафедральным Обновленческим собором. И да, про «обновленчество» чуть-чуть. Обновленчество (оно же — Православная Российская Церковь; позднее — Православная Церковь в СССР) — раскольническое движение в русском христианстве, возникшее официально после Февральской революции 1917 года. Декларировало цель «обновления Церкви»: демократизацию управления и модернизацию богослужения. С 1922 по 1926 год движение было единственной официально признаваемой государственными властями РСФСР православной церковной организацией.
В 1933 году одиннадцать его колоколов общим весом более 1200 пудов (почти 20 тонн) были сданы в Госфонд и, видимо, пошли в переплавку. Храмовые иконы в 1936–1938 передали в Спасо-Преображенский собор и в городские музеи. В апреле 1938 храм закрыли. Уцелевший в годы блокады, не смотря на то, что храм был указан в качестве ориентира для немецкой артиллерии, он не пережил хрущевской «оттепели» и новой волны антирелигиозной политики государства.

9 мая 1945 года. С самолета По-2 разбрасываются листовки с сообщением об окончании войны. Внизу Спас-на-Сенной.
Основным оправданием необходимости сноса церкви являлась необходимость постройки наклонного хода и выхода станции «Площадь Мира» второй очереди второй линии Ленинградского метрополитена. Первым сигналом к предстоящей антирелигиозной акции стала статья в сентябрьском номере 1960 года газеты «Вечерний Ленинград», где корреспондент ставил в известность читателей о том, что скоро «позорное пятно на облике площади Мира» — бездействующий с 1913 года, разрушающийся Спасо-Сенновский храм — будет снесено и на его месте возникнет надземный павильон станции метрополитена «из стекла и бетона».

Однако, проектировщики института «Ленметропроект» передали на рассмотрение инспекции три варианта размещения новой станции на дуге строящегося подземного путевого тоннеля между станциями «Невский проспект» и «Технологический институт». Наиболее предпочтительным им представлялось место в западном углу площади, где расположен так называемый дом Денежкина (угловой дом с тремя адресами: Садовая ул., 39 — наб. кан. Грибоедова, 56 — Сенная пл. ). Ещё предлагался вариант полуподземного решения вестибюля станции, без надземного павильона, как это практически реализовано сейчас для «Садовой» («Площадь Мира −3» в девичестве), и, наконец, снос церкви на Сенной.
Последнее по ряду обстоятельств показалось наиболее подходящим. Во-первых, церковь действительно находилась в весьма плачевном состоянии, так как еще в 1913 году в ней начались работы по устройству центрального отопления взамен печного, так и не завершенные из-за начавшейся Первой мировой войны. Во-вторых, храм уже в апреле 1938 года был лишен статуса памятника архитектуры и охранных привилегий, не представляя с точки зрения искусствоведения стилистически цельного образца архитектуры середины XVIII столетия, что явилось следствием перманентных перестроек, исказивших первоначальный барочный облик церкви, да еще при полной неразберихе с атрибуцией имен авторов не только первоначального замысла, но и последующих многочисленных реконструкций.

Справа виден портик храма, 1956 год.


1966 год, Видны остатки ограды храма. Автомобиль принадлежит финну, путешествовавшему по Ленинграду и области в 1966 году.



Далее была череда заседаний, споров, совещаний, писем в различные министерства и ведомства. До крайнего момента снос не подтверждали из Москвы, и в Ленинграде никто не брал на себя ответственность за это. Тем не менее, начался демонтаж куполов, оставшегося внутреннего убранства. И, позднее, закладка взрывных устройств. Одновременно с этим в Москве была создана экспертная группа, которая собиралась вникать в очередной Генеральный План развития Ленинграда (будет утверждён Советом министров СССР 15 июля 1966 года ), а заодно и посмотреть, что там да как на Сенной площади. Было решено, что независимо от решения экспертной группы, храм должен быть обследован и обмерен, а обмерные чертежи переданы в архив Государственной инспекции по охране памятников архитектуры Ленинграда.
Фотография Денисова и Смирнова незадолго до сноса.
Обмерами и фотографированием храма занимались несколько человек с новейшей по тем временам аппаратурой. Организовал работы исполняющий обязанности декана архитектурного факультета ЛИСИ (СПбГАСУ с июня 1993) Владимир Иванович Пилявский, он привлёк к этому своего аспиранта Юрия Денисова. А руководил работами доцент кафедры геодезии Павел Иванович Поляков, который привлёк к этому тоже своего аспиранта Виктора Смирнова.
Фотография во время обмеров здания.
Тогда впервые в Ленинграде был использован стереофотограмметрический (с использованием стереофототеодолита) метод обмера архитектурного памятника, наравне с использованием обычных геодезических приборов. Метод этот применяется в случаях, когда объекты труднодоступны для выполнения ручных обмеров. Мне этот метод не знаком, есть кто-то, кто смог бы на пальцах объяснить принцип работы?
Смирнов и Денисов вели и подробное фотографирование церкви при обмерах, во время сноса и при расчистке завалов. Часть фотографий в этой статье принадлежит как раз им. Напомню, это был уже январь 1961 года. Почему нельзя было обмер произвести заранее? Решение-то о строительстве метро было принято как минимум в 1959. Как всегда, «ай, потом сделаем, время ещё есть».
Демонтаж и вывоз сохранившейся утвари.
Одновременно с началом работ по обмеру начались и работы по разбору церкви силами «Ленметростроя». Стало ясно, что столь быстрый процесс разрушения церкви вряд ли оставит необходимое время даже для стереофотограмметрических методов фиксации. А методы эти, как оказалось, тоже достаточно трудоемкие и, главное, не всегда успешные, учитывая полное отсутствие опыта в проведении подобных работ и краткость светового дня сумеречных январских суток ленинградской мокрой зимы. Поэтому было принято решение проводить одновременно со стереофотограмметрией в максимальном объёме ручной обмер церкви, насколько это позволит отсутствие лесов или каких-либо иных подмостов и, главное, нехватка рабочих рук. Специалисты чуть ли не вдвоём работали.
Вспоминает Смирнов: «В конце января прораб запретил пускать нас в церковь — стали готовить взрыв. Мы торопливо делали последние фотоснимки и искали пробелы на грязных и мятых кроках обмеров. Взрыв был назначен на ночь с 1 на 2 февраля 1961 г. Но как ни спешили метростроевцы, они все же опоздали. В ГлавАПУ за сутки до взрыва пришло письмо <Министра культуры СССР> Екатерины Алексеевны Фурцевой с запретом разрушать храм Успения Пресвятой Богородицы, имеющий уникальное историко-архитектурное значение крупного культового сооружения середины XVIII в. Письмо там прочли, снова запечатали и направили нарочным в Управление Ленметростроя, где письмо не рискнули вскрывать и вернули назад в ГлавАПУ в субботу 1 февраля, в нерабочий день.
А ночью мы с Юрием Михайловичем <Денисовым> стали свидетелями разрушения церкви, стоя на углу Садовой ул. и ул. П. Алексеева (Спасский пер.), то есть напротив церкви, рядом с угловым магазином игрушек, чьи витрины, укрытые мешками с песком, напоминали годы блокады. Ассоциации стали почти галлюцинациями, когда при глухом ударе земля дрогнула, а церковь как-то медленно осела, став огромной кучей строительного мусора. Колокольня же сперва наклонилась вправо, а затем почти целиком легла перед нами. Несмотря на окрики охраны, мы бросились обмерять третий ярус и венчающий шатер колокольни. Желание завершить работу заслонило на время горечь непоправимости произошедшего: глубочайший провал вместо церкви обнажил какие-то неприглядные постройки, мрачные задние дворы, облезлые брандмауэры флигелей. «
Очевидцы рассказывали, что перед взрывом церкви Успения Божией Матери по домам ходили люди и, ничего не объясняя, настойчиво рекомендовали жителям заклеить стекла в окнах как во время войны. Но все и так знали, что должно произойти. Многие накануне не ложились спать.



Взрыв в ночь с 1 на 2 февраля 1961 года.
В ночь с 1 на 2 февраля 1961 года церковь Спаса на Сенной была взорвана по разработанному еще в 1930-е годы методу накладных зарядов с миллисекундным замедлением для безопасного сноса крупных зданий. Заряды накладывались на несущие конструкции внутри здания и срабатывали по очереди — сначала обрушивались столбы, падали крыша и купола, потом стены. Таким образом, осколки не разлетались в стороны, а разрушенное здание оседало вовнутрь своих стен, падавших последними. Упавшую почти целиком колокольню Ю. М. Денисов и В. В. Смирнов обмеряли уже на земле. За забором, окружавшим церковь, образовалась гигантская груда битого кирпича.
Говорят, что над площадью в течение нескольких дней висела пыль. Хотя по фотографиям это не заметно. Кстати, про фотографии: на них отчётливо видно практически полное отсутствие снега, а ведь это январь-февраль. Выходит, что и полвека назад зимы в Ленинграде были разные, в том числе и бесснежные?
После сноса все действующие лица, организовавшие «акцию протеста», подверглись показательному разносу. Так, В. И. Пилявский не стал деканом архитектурного факультета ЛИСИ, Ю. М. Денисов не защитил диссертацию.
Площадь Мира после открытия одноимённой станции, 1965.
Через два года метро достроили. Станция метро была открыта 1 июля 1963 года в составе участка «Технологический институт» — »Петроградская». Наименование получила из-за расположения на одноимённой площади. До 1 июля 1992 года носила название «Площадь Мира».
Уже несколько лет идут исследования и археологические раскопки на месте церкви. Существует несколько планов восстановления храма. Поживём — увидим.
Художник М. Конеев «Ленинград, 1960»
При подготовке этого текста использованы различные источники. Авторская позиция может не совпадать с позициями авторов использованных материалов.
https://lib.rus.ec/b/375320/read
http://magazines.russ.ru/neva/2004/3/smir19.html
http://www.citywalls.ru/house2400.html
http://www.flickr.com/photos/vaakkuri/6124761765/in/set-72157627494658817/
https://lib.rus.ec/b/459808/read
https://vk.com/albums-6075723?z=photo-6075723_121040076%2Fphotos-6075723
Спасибо Паше upsya за одну-единственную картинку в своём посте ретро-фотографий, которая и натолкнула меня на мысль написать этот сумбурный пост. Спасибо Игорю id77 за увлекательную экскурсию и рассказ про историю строительства храма. Спасибо Але karibskaya за редактуру и ценные замечания. Спасибо вам, что вы дочитали до этого места. И, традиционно, спасибо Цою.

ИСТОРИЯ ОБРЕТЕНИЯ ОБРАЗА СПАСА ВСЕМИЛОСТИВОГО (ОБЫДЕННОГО), ОСОБЕННО ПОЧИТАЕМОГО В ХРАМЕ СПАС НА СЕННОЙ ДО РЕВОЛЮЦИИ
август-сентябрь 2016
Как и многие другие святыни храма Спас на Сенной, этот образ был утрачен, а точнее, изъят при советской власти во времена страшных гонений на церковь, скорее всего в музейные фонды.
Но вот год назад летом во время работы в архивных фондах на Псковской улице с дореволюционными денежно-приходскими книгами нашего храма мы натолкнулись на любопытный факт. Среди однообразных скучных и крайне скупых на подробности записей о снятых кружках, выплатах, проданных свечах – в этих книгах ежегодно 18 октября несколько листов уделялось так называемой Вологодской Литургии и особых молебнах перед образом Христа Спасителя (Обыденного). Каллиграфическим почерком, подробно описывалось – кто сослужил за этой Литургией, кто из архиереев приезжал, какие пели хоры, что происходило, кто выходил накануне вечером на Всенощной на Литию. Ни о каких других подобных событиях не было таких подробных отчетов, хотя согласно историко-статистическим данным в храме существовали традиционные молебны, касающихся и других особо почитаемых образов.
Чем же был так примечателен Образ Христа Спасителя и почему служилась в Спасе на Сенной в Санкт-Петербурге Вологодская Литургия? В историко-статистических данных о святынях храма на Сенной написано следующее:
«Образ Христа Спасителя, в серебряной, вызолоченной ризе, вставленный в особом иконостасе на южной стороне большой церкви, на местах для женщин. Он замечателен не столько дороговизной, сколько тем, что устроен вологодскими гражданами, в благодарение Господу Богу за избавление Вологды от моровой язвы в 1655 году. Вологодские граждане, временно или постоянно в Санкт-Петербурге проживающие, ежегодно собираются в здешнюю церковь 18 октября к литургии, а накануне торжественно совершается пред иконой всенощное бдение с акафистом Христу Спасителю, икона нарочно вынимается из иконостаса и возлагается среди храма на аналое».
Занимаясь поисками в Интернете информации о событиях в Вологде, которые положили начало многовековой традиции, существовавшей в нашем храме, мы неожиданно натолкнулись на статью в вологодской газете «Премьер» от 24 мая 2016 года. Статья называлась «Вернуть реликвию». 22 августа 2016 года поздно ночью мы отправили ссылку на эту статью о. Михаилу Малюшину. Она произвела на него такое же неизгладимое впечатление, как и на нас. В ней сотрудник отдела по древнерусскому искусству Третьяковской галереи Левон Нарсесян писал, что обнаружил в антикварной галерее семьи Орлер в Венеции ни больше, ни меньше как список с чудотворного вологодского Спаса Обыденного с пространной надписью, рассказывающей о чуде 1655 года, который выставлен на продажу за четыре с половиной тысячи евро.
По словам Габриэля Орлера, скорее всего, икона пришла в их семейную коллекцию от польских поставщиков и, возможно, была вывезена из России в революционное время. На сайте галереи икона была датирована XIX веком, но Левон Вазгенович, как специалист предположил, что на самом деле она исполнена в середине – второй половине XVIII века: «Думаю, что ее могли заказать к юбилею чуда, и причем, скорее всего, икона была исполнена в самой Вологде. На ней удивительным образом сохранился отпечаток какого-то очень личного отношения, живые следы бытования, хотя антикварный рынок всегда стирает все индивидуальные черты с вещи! И хотя я известен тем, что обычно выступаю за полный контроль за произведениями древнерусского искусства со стороны музейных сотрудников, в данном случае икону можно было бы отдать в действующий храм. И если найдутся желающие, я готов оказать содействие: встретить, познакомить с владельцами, помочь провести переговоры».
В статье также приводились слова представителей пресс-службы областного краеведческого музея в Вологде и информационного отдела Вологодской епархии, которые сожалели о том, что, несмотря на большой интерес к этой иконе – финансовых средств для приобретения и возвращения списка на Родину у них нет.
У Прихода тоже не было таких средств, но о. Михаил очень вдохновился мыслью о возможности возращения образа в наш храм. Прочитав все это той же ночью, он сразу же дал распоряжение своей помощнице Анастасии Жуковой узнать, какова юридическая процедура ввоза подобных культурных ценностей через границу, какие нужны будут экспертизы. Он попросил также связаться с Вологодским краеведческим музеем, чтобы проверить факты, указанные в газете «Премьер», а я через своих знакомых наводила на следующей день справки про сотрудника Третьяковской галереи Левона Нарсесяна. Батюшка так попросил и нашего старинного друга и историка Михаила Талалая, долгие годы живущего в Италии, созвониться с антикварной лавкой Орлера, в Венеции, чтобы узнать – а не купили ли уже эту икону.
Утром после Литургии о. Михаил рассказал тем немногочисленным прихожанам, которые собрались в часовню, и о Вологодской Литургии, и о почитаемом образе и о том, что в Венеции найден список, который непременно должен вернуться на Родину. Он так искренне сожалел, что образ томится в какой-то заграничной антикварной лавке, что после его пламенной проповеди к нему подошла хрупкая маленькая женщина по имени Валентина и сказала: «Батюшка! Пожалуйста, верните Спасителя к нам на Родину. Я дам необходимую сумму на то, чтобы Вы выкупили икону и оплачу Ваш проезд – но, пожалуйста, сделайте это, как можно скорее».
И вот особенный Божий промысел о возвращении Спаса Всемилостивого (Обыденного) на Сенную площадь! Деньги нашлись сразу же. Икона ждала нас в Венеции, никто ее не выкупил, несмотря на то, что информация была опубликована в мае, а статья была прочитана нами лишь в конце августа. Михаилу Талалаю на его запрос об иконе владелец галереи Габриэль Орлер ответил вопросам: «Так Вам ее отложить?» И Михаил ответил: «Да!», еще не зная, что финансовый вопрос решен.
Дата покупки была назначена на 7 сентября, в разгар Венецианского кинофестиваля – ни билетов на самолет, ни свободных мест в отелях… Матушка Елена в отчаянии искала самые разные варианты – и в итоге ей чудом удалось, и забронировать места в гостинице, и выкупить неожиданно образовавшиеся места в самолете. Выяснилось также, что именно 7 сентября, на один день в Венецию приедут хорошие знакомые о.Михаила – Светлана и Стефано, являющийся сотрудником городского муниципалитета Венеции, и помогут о. Михаилу, который не говорит на итальянском, вести переговоры.
Но самое удивительное ждало нас впереди. Изучая фотографию иконы, с которой специально сняли для нас редкой работы фалежный оклад – мы обнаружили по позему дополнительную надпись, которая заставила сердца стучать в десять раз сильнее, чем обычно. Ни на одном из вологодских списков Спаса Всемилостивого (Обыденного), которые хранятся в Вологодском краеведческом музее, такой надписи нет: «Истинное изображение с достоверного образа во граде Вологде что у Спаса на Сенной площади». Вряд ли такую надпись стали бы делать для вологодских храмов… И потом, ни разу нигде не встречалось нам, чтобы Всеградский собор в Вологде называли «Спас на Сенной», хотя он и стоял у них тоже на Сенной площади. «Спас на Сенной» – это обиходное название нашего петербургского храма: скорее всего, икона писалась для петербуржцев или по заказу петербуржцев. Полпервого ночи звонили мне о. Михаил и матушка Елена, которые под лупой рассматривали эту надпись и радовались, как дети.
Но радость от того, что так все удачно и молниеносно складывается, была бы неполной, если бы не начались искушения. Для признания иконы культурной ценностью требовалась особая экспертиза. Для этого галерея должна была прислать фотографии образа не только с лицевой, но и с обратной стороны. Сроки приближались, о. Михаил должен был вылетать, имея в руках готовую экспертизу – а к телефону в галерее никто не подходит, по электронной почте пишут: сейчас пришлем фотографию, но никто ничего не присылает. Выяснилось, что Габриэль Орлер в отъезде, администратор, который назначил дату покупки на 7 сентября, ушел в отпуск, а тот, кто его замещает – вообще не в курсе, что на это число назначены какие-то переговоры. Такая вот итальянская безалаберщина…
Напряжение достигло своего апогея. Мы читали акафист Иисусу Сладчайшему, молились, кто как мог, но о. Михаил улетел, не имея никаких четких подтверждений, что все состоится и его ждут. 7 сентября утром мы собрались в часовне и снова читали все вместе Акафист Иисусу Сладчайшему. Как потом оказалось, с нами пела и эта замечательная хрупкая женщина, которая пожертвовала деньги на икону. И вот 7 сентября днем о. Михаил прислал короткую SMS – «Слава Богу!», а вечером уже звонил и просил подготовиться к торжественной встрече, купить цветы, заказать гирлянду, оповестить людей, сшить бархатный чехол на киот… Как в фильме «Формула любви» — Е-Д-У-Т!!!!! Были присланы и необходимые фотографии для экспертизы. Ее срочно заказали, и в аэропорту Пулково 10 сентября вечером Анастасия была уже со всем необходимым пакетом документов. Впрочем, никто их на таможне так и не посмотрел…
11 сентября утром о. Михаил приехал в часовню пораньше, чтобы подготовить встречу иконы Всемилостивого Спаса (Обыденного). На площади у закладного каменного креста на том месте, где все мы чаем возрождения варварски разрушенного Собора Успения Пресвятой Богородицы (Спас на Сенной) собрался народ. Мы с Настей и Виталием Михайловичем должны были торжественно привезти икону на Сенную. О. Михаил торопил, звонил… Когда машина вырулила на площадь, он устремился навстречу и, не дожидаясь, когда мы донесем ее до аналоя – встал перед Спасителем на колени… Дождь мелкий, буквально водяная взвесь… Господь одождил в тот момент свою Благодать на людей, собравшихся ради этого чудесного события. Икону внесли в алтарь, и началась Литургия, по окончании которой на площади был отслужен акафист Иисусу Сладчайшему, и яркое солнце прорвалось сквозь серые петербургские небеса на Сенную площадь. Все, кто хотел, смогли пройти под иконой и приложиться в Всемилостивому Лику, еще не понимая до конца, какое историческое событие произошло 11 сентября 2016 года.
В двух словах – поскриптум. С возвращением святыни многое пошло совсем по-иному. На Сенной площади через неделю снесли все ларьки, и она стала выглядеть как нормальная петербургская площадь, а не Вавилон. Через месяц, 13 октября 2016 года мы получили выстраданное разрешение на реконструкцию часовни и меньше чем через год возвели стены и водрузили на них новый купол и новый крест.
Узнав о возвращении Образа Всемилостивого Спаса (Обыденного), митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий благословил по окончании строительства освятить часовню в честь Спаса Всемилостивого и приписал от себя на этом прошении: «Очень рад возвращению иконы!». А 31 (18) октября 2016 года впервые со времени закрытия Спаса на Сенной была отслужена Вологодская Литургия, продолжившая традиции, которые завещали нам наши предки.
Коротко описала эту историю В.Писаревская, администратор духовно-просветительского центра «Спасский». Очень благодарю за поддержку, поправки и редакцию текста – Елену Ивановну Якубовскую и Анастасию Жукову!

Церковь Спаса на Сенной

У этого термина существуют и другие значения, см. Успенская церковь.

Православная церковь
Спас-на-Сенной
Собор Успения Пресвятой Богородицы
Сенная площадь в начале XX века,
Успенская церковь, корпуса Сенного рынка
Страна Россия
Город Санкт-Петербург
Конфессия православие
Епархия Санкт-Петербургская и Ладожская
Тип здания Собор
Архитектурный стиль барокко
Автор проекта А. В. Квасов (при возможном участии Ф. Б. Растрелли)
Первое упоминание 1743 год
Строительство 1753 год—1765 год
Дата упразднения 1938 год; взорван в 1961 году
Приделы Главный — Успения Пресвятой Богородицы (ранее — Сретения Господня); северные — Собора трёх святителей, архистратига Михаила; южные — преподобного Саввы Сторожевского, Всемилостивого Спаса.
Статус утрачена
Состояние не существует, установлена памятная часовня
Спас-на-Сенной на Викискладе

Координаты: 59°55′38.14″ с. ш. 30°19′14.44″ в. д. / 59.927261° с. ш. 30.320678° в. д. (G) (O) (Я)

Це́рковь Спа́са-на-Сенно́й; церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы — утраченная церковь, которая находилась на Сенной площади в Санкт-Петербурге. С 1923 года — собор. Храм являлся памятником позднего барокко. Величественный и просторный храм увенчивали пять куполов, стоявших на многогранных барабанах. В городе церковь была известна под именем Спаса-на-Сенной.

Строительство

Купцы с Сенной площади настойчиво обращались к городским властям с просьбой о постройке церкви с 1743 года, и получили разрешение на её строительство через 8 лет. На Выборгской стороне была куплена готовая деревянная церковь Спаса Происхождения Честных Древ и, после переноса она была освящена 18 июля 1753 года на новом месте.

Вид со стороны колокольни

Каменная церковь была заложена 20 июля 1753 года архиепископом Сильвестром. Церковь строилась на средства богатого откупщика С. Я. Яковлева (Собакина). Архитектором в старину считался Ф. Б. Растрелли, в настоящее время более вероятным автором проекта признаётся А. В. Квасов, хотя некоторые авторы не исключают участия Растрелли на основании характерных плана и пропорции сооружения и изящества постановки главного купола. Храм впоследствии был расширен пристройкою двух приделов, во имя Спаса и Архангела Михаила на средства К. И. Новикова. Кроме того, Растрелли возводил неподалёку особняк Яковлева (не сохранился).

Церковь планировалось разделить на тёплую половину с двумя приделами и однопрестольную холодную. В 1758 году храм был готов, но не был освящён: комиссия архитекторов предложила переделать своды. В итоге освящение первого, Трёхсвятительского придела (левого) произошло только 20 июня 1761 года. Под этим приделом был устроен склеп, в который с Сампсониевского кладбища Яковлев перенёс останки своих родителей. Внешне церковь была завершена строительством к 1762 году, и 2 октября 1764 года произошло освящение правого придела во имя преподобного Саввы, имя которого носил храмоздатель. 5 декабря 1765 года состоялось освящение главного, холодного придела, освящённого во имя Сретения Господня (позже он был переосвящён во имя Успения Божией Матери). Образа в этом приделе исполнил известный живописец М. Л. Колокольников.

В итоге, величественное и просторное здание церкви увенчивали пять куполов, расположенных на многогранных барабанах. Величественная трёхъярусная колокольня была увенчана слегка удлинённым куполом, к ней примыкала высокая трапезная.

Архитектура храма была выдержана в смешанном стиле. Высокий позолоченный иконостас храма считался одним из лучших в Петербурге. Примечательны были также живопись греческого письма и серебряный престол весом в 6 пуд. 38 ф..

Дореволюционная история

В течение XIX века здание церкви претерпело ряд изменений.

Вскоре после постройки неравномерная осадка здания привела к повреждению колокольни. В 1816—1817 годах архитектор Л. Руска создал поект частичной переделки здания, соединив вместе тёплую и холодную церкви. К тому же вход в церковь украсил многоколонный портик с фронтоном, повторяющий очертания портика гауптвахты, возвёденной тем же зодчим. Портик находился в северном углу площади, напротив церкви, через Садовую улицу.

В начале XX века. Ответные портики церкви и гауптвахты, построенные Л. Руска, обновлённая форма колокольни

Архитектор А. И. Мельников на южной стороне от главного алтаря построил придел во имя Всемилостивого Спаса. Придел освящён 14 января 1822 года, и после этого ему были поручены работы по ремонту. В 1833 — 1835 годах по проекту Мельникова были переделаны купола и своды церкви. 14 февраля 1835 года освящён северный придел во имя Архангела Михаила, построенный П. Ф. Воцким.

В 1867-1873 годах были проведены работы по капитальной переделке верха храма и колокольни: деревянные конструкции были заменены кирпичными, одновременно была несколько изменена форма глав и переделаны портики. Автором проекта был архитектор Г. И. Карпов. Работы начались с обновления главной церкви, после её освящения были продолжены в малой. Новое освящение каждого престола было полным, так как все пять престолов были сняты со своих мест. 1 октября 1870 года состоялось освящение перестроенного храма, но работы не были завершены и продолжались до 1873 года.

В результате этого комплекса переделок, по мнению некоторых современников, к началу XX века архитектура здания утратила стилистическое единство.

В 1897—1898 годах под руководством В. В. Виндельбандта были пристроены бетонные тамбуры, а купола были покрыты золочёной медью.

В 1902—1903 годах по проекту И. И. Яковлева были произведены работы по удлинению боковых приделов храма, а также произведён ремонт и реставрация образов.

Ежегодно, 1 августа, в воспоминание избавления от холеры, традиционно совершался крестный ход.

Ценности церкви

Церковь была огромна и посещаема, само расположение и привязка к местным топонимическим объектам явилось предпосылкой появления у храма уникальных ценностей.

Материальные сокровища

Церковь украшал высокий вызолоченный иконостас, выполненный в стиле барокко с иконами середины XVIII века, который считался одним из лучших в столице. В церкви был установлен стоял престол с золочёной ротондой, украшенной серебряными барельефами, отличавшийся совершенством художественной чеканки. Весивший более 100 килограммов уникальный престол был пожертвован в 1786 году создателем храма. Храмоздатель С. Я. Яковлев также преподнёс храму плащаницу малинового бархата, шитую серебром, золотом и жемчугом. Для этой плащаницы в 1856 году была изготовлена новая гробница из серебра весом около 115 кг. Её изготовил известный ювелир Ф. А. Верховцев и по образцу этой гробницы позже была исполнена гробница для Исаакиевского собора.

Из образов более всего в храме почитались:

  • Местный образ Успения, обрамлённый в золочёную серебряную раму с осыпанной жемчугами ризой,
  • список Тихвинской Божией Матери из часовни. Он выставлялся на паперти который 27 июня для поклонения.
  • Образ Христа Спасителя. Перед ним вологодское землячество молилось 18 октября в память избавления в 1605 году их города от чумы.

Кроме того, художественной ценностью обладали большие иконы «Погребение Спасителя» и «Прп. Андрей, епископ Критский» кисти В. М. Пешехонова, а также картины художника Г. Г. Мясоедова.

Кроме того, выдающейся ценностью храма были колокола. Среди пятнадцати колоколов храма были лучшие образчики произведений отечественного художественного литья. Самый большой из них был отлит в Москве на заводе Ясона Струговщикова и весил 8 900 кг.

Окормление паствы

Спасо-Сенновская церковь была мощным социально-культурным центром Петербурга:

  • В 1820-х годах при церкви существовало приходское духовное училище.
  • Церковь считалась особым приютом для сирот, в дома церкви помещали вдов и сирот духовного звания.
  • При церкви в декабре 1871 года было учреждено Благотворительное общество для вспоможения бедным прихожанам (начало действовать 16 декабря 1873 года). При Обществе существовали богадельня для старых женщин и приют для детей.

В 1903 году причт церкви просил возвести храм в ранг собора, этот ранг был получен в 1923 году.

Советское и постсоветское время

В 1920-е годы все ценности из этой церкви были изъяты.

С 1932 года до закрытия храм выполнял функции кафедрального собора «обновленческой» Ленинградской епархии.

С апреля 1938 года храм был закрыт и снят с охраны.

Взорван 1 февраля 1961 года по причине строительства вестибюля станции метрополитена «Площадь Мира».

Рядом с местом, на котором был расположен храм, построена станция метро «Площадь Мира» (переименованная 1 июля 1992 года вслед за площадью в «Сенную площадь»). Она была открыта 1 июля 1963 года рядом с фундаментом храма: на него заходит лишь левый край ступеней.

С 1970-х годов архитектор-реставратор Д. А. Бутырин занимался вопросами восстановления храма. Он создал проект воссоздания и добивался его реализации. В случае, если полное восстановление церкви было бы невозможным, Бутырин предлагал воссоздать хотя бы колокольню, дабы вернуть Сенной площади утраченную доминанту.

C 1990-х годов, после распада СССР деятельность по воссозданию церкви активизировалась, был проведён сбор подписей в поддержку осуществления проекта. Идея пользовалась поддержкой горожан, было собрано около 15 тысяч подписей, которые передали администрации Санкт-Петербурга.

В начале 2000-х годов проект был подписан главным архитектором Санкт-Петербурга Олегом Харченко, было получено разрешение Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников и благословение митрополита Владимира. Были собраны все необходимые для реализации проекта подписи. Проект пока не реализован, но в память о взорванной церкви на Сенной площади в 2003 году построена часовня.

В 2011 году началось активное развитие проекта восстановления Храма Успения Пресвятой Богородицы на Сенной площади.

В том же году начались работы по восстановлению храма. Перед строителями стояла задача вскрыть асфальт и рассчитать примерное расположение собора. Оказалось, что старый фундамент не был разрушен. Особенный восторг архитекторов вызвала святая святых собора — алтарная основа. Недалеко от алтарной плиты найден запечатанный вход в крипту Спаса — засыпанный вход в подвалы церкви. Обычно в крипте хоронили священников и знатных прихожан. Скорее всего, Спас на Сенной восстановят на старом фундаменте.

Топонимика

Название церкви сохранилось в названии Спасского острова. Восстановлено название Спасского переулка. Кроме того, этот административный район Петербурга до 1917 года назывался «Спасская часть».

> Литература

  • Кан П. Я. Прогулки по Петербургу. — СПб.: «Палитра», 1994. — 412 с. — ISBN 5-289-01813-1

Примечания

  1. Кан П. Я. Прогулки по Петербургу. — СПб.: «Палитра», 1994. — 412 с. — ISBN 5-289-01813-1
  2. 1 2 3 ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО С.-ПЕТЕРБУРГУ СП «ИКАР», 1991 Репринтное воспроизведение издания 1903 года. ISBN 5-85902-065-1, стр. 182
  3. А. П. Павлов //тут должна бы быть нормальная ссылка
  4. Семь пудов
  5. 542 пуда 18 фунтов
  6. Анатолий Левитин, Вадим Шавров. Закат обновленчества. // Очерки по истории русской церквоной смуты.]
  7. 1 2 Фундамент храма Спаса на Сенной обнаружен в Петербурге : Православие и мир
  8. Петербургский метрополитен. Линия 2, Станции и тоннели на сайте Санкт-Петербургская интернет-газета
  9. Катрунова Е. И. Проект реконструкции церкви Успения Богородицы на Сенной площади архитектора Д. А. Бутырина // Актуальные проблемы теории и истории искусства. СПб., 2012. С. 413
  10. Борис Вишневский Храм в наследство. Памяти архитектора Дмитрия Бутырина // Новая Газета СПб : Газета. — СПб., 2010. — В. 22 (29 марта).
  11. Дмитрий Бутырин: «Я уверен, что Митюрева водят за нос» // А. Д. Степанов Русская линия : Электронное СМИ. — 2009. — В. 24 апреля.

Ссылки

  • Официальный сайт прихода Спаса на Сенной
  • Уничтоженные храмы середины XVIII века сайта «Петербург и окрестности»

Советское время

В 1920-е годы все ценности из этой церкви были изъяты.

В конце 1920-х — 1930-е годы храм выполнял функции кафедрального собора «обновленческой» Ленинградской епархии.

С апреля 1938 года храм был закрыт и снят с охраны. Взорван в январе 1961 года по причине строительства станции метрополитена «Площадь Мира». Рядом с местом, на котором был расположен храм, построена станция метро «Площадь Мира» (переименованная 1 июля 1992 года вслед за площадью в «Сенную площадь»). Она была открыта 1 июля 1963 года рядом с фундаментом храма: на него заходит лишь левый край ступеней. В память о взорванной церкви на Сенной площади в 2003 году построена часовня.
Название церкви сохранилось в названии Спасского острова. Кроме этого, этот административный район Петербурга до 1917 года назывался «Спасская часть».

> Литература

  • Кан П. Я. Прогулки по Петербургу. — СПб.: «Палитра», 1994. — 412 с. — ISBN 5-289-01813-1
  1. Кан П. Я. Прогулки по Петербургу. — СПб.: «Палитра», 1994. — 412 с. — ISBN 5-289-01813-1
  2. А. П. Павлов //тут должна бы быть нормальная ссылка
  3. Семь пудов
  4. 542 пуда 18 фунтов
  5. Анатолий Левитин, Вадим Шавров. Закат обновленчества. // Очерки по истории русской церквоной смуты.]
  6. Петербургский метрополитен. Линия 2, Станции и тоннели на сайте Санкт-Петербургская интернет-газета

> Ссылки

Уничтоженные храмы середины XVIII века сайта Петербург и окрестности